3 книги в месяц за 299 

Вспять. ПовестьТекст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Сергей Семенов, 2017

ISBN 978-5-4485-2717-3

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Часть первая
Юркина жизнь.

Крым, г. Севастополь, 1985 г.

Был вечер. Автомобиль «Жигули» заехал на бензозаправочную станцию и остановился рядом с одной из колонок. Станислав заглушил мотор и вышел из машины, а его семилетний сын Юра прильнул к окошку и стал наблюдать, как его отец вытаскивает шланг из колонки и засовывает в бензобак «Жигулей». Юра смотрел на действия отца очень внимательно, словно, беспокоился, что по какой-то причине заправить машину не получится. Юра неспроста беспокоился на этот счет, а все потому, что завтра он вместе с родителями, со Станиславом и своей мамой Ириной, едет на выходные дни на Азовское море. Станислав вместе со своей женой всегда, почти каждые выходные ездил туда отдыхать. Эта традиция у них завелась очень давно, еще до рождения Юры, когда у Стаса вместо «Жигулей» был мотоцикл и когда они еще не были официально мужем и женой и на этом мотоцикле, будучи еще совсем молодыми, они исколесили весь Крым, заглядывая и посещая каждый его уголок и именно Азовское море им больше всего понравилось своей природой и тем, что в этих местах было не очень много отдыхающих и выбрать место, чтоб разбить палатку, было совсем не сложно. Но, Юру больше всего радовал не этот факт, что завтра он впервые поедет с родителями отдыхать на Азовское море, а то, что завтра вместе с ними поедет мамина сестра Людмила вместе со своей дочкой Леной, которая приходилась Юре двоюродной сестрой. С Леной Юра виделся крайне редко и поэтому, если и случались у них встречи, для него это был настоящий праздник. Заправив машину и расплатившись с заправщиком, Стас вернулся в машину и повернувшись к Юре, сказал:

– Ну, что, поехали домой, сейчас поужинаешь и спать.

– Но, еще слишком рано – начал протестовать Юра, на что Стас посмотрел на него сердито, хотя, эта сердитость была фальшивой, после чего, произнес:

– Не забывай, в четыре утра поднимаемся, чтоб к девяти там уже быть, иначе, проспишь и дома останешься.

– Нет, не хочу дома оставаться – тут-же согласился Юра и откинувшись на заднем сидении, закрыл глаза и похоже, уже сейчас был готов уснуть. Стас одарил его легкой улыбкой и заведя мотор, покинул бензозаправочную станцию.

Ирина заканчивала готовить ужин, когда Стас с Юрой вернулся домой.

– Ну, все нормально, заправились? – спросила она, встречая их в коридоре.

– Да, заправился – произнес Стас и направился в ванную. Ирина взглянула на Юру и произнесла:

– Давай, Юр, умойся, поужинай и ложись отдыхать, завтра вставать рано.

– Хорошо – вздохнув, согласился он, снимая свои ботинки.

После ужина, Ирина зашла с Юрой в его комнату и когда он залез в кровать, она накрыла его пледом и произнесла:

– Спокойной ночи, спи.

– Ага – произнес он и выходя из комнаты сына, Ирина потушила в ней свет и прикрыла за собой дверь. Однако, сразу засыпать Юра не собирался, у него сложилась своя традиция, которой он не изменил и на этот раз. Всякий раз, перед сном, он любил незаметно вставать с кровати и подходя к двери, наблюдать за родителями, которые сидели на кухне и ужинали. Кухня хорошо просматривалась из его спальни и он стоял и наблюдал, как мама о чем-то беседует с его отцом. Говорили они тихо и поэтому их разговоры не долетали до него, лишь слышались обрывки фраз, смысл которых был Юре непонятен. Но, несмотря на это, он все-равно стоял под своей полуоткрытой дверью и смотрел на них, словно, желая убедиться, что родители дома и никуда не денутся от него. Наконец, он закрыл плотно дверь, оставшись в полной темноте и вернулся в постель, накрывшись пледом. В этом году Юра закончил ходить в детский сад и в сентябре его ждала школа и он знал, что родители решили взять его с собой на Азовское море, чтоб отметить это событие. Его детский сад располагался в соседнем дворе и свой последний день в нем Юра запомнил хорошо. Так получилось, что именно в эти дни Юра болел и когда в детский сад пригласили фотографа, чтоб он сделал памятный снимок подготовительной группы, воспитательница Жанна Михайловна позвонила Ирине и очень просила, чтоб она привела Юру для памятного снимка. Температура у Юры как раз спала и Ирина смогла его привести, правда, вид его все-равно сохранялся болезненный и именно с таким невеселым и мрачным видом он запечатлелся на этом снимке, который лежит теперь в его тумбочке, вклеенный в серую папку с надписью «Детский сад №47, подготовительная группа».

Две недели назад.

На кровати, в Юриной комнате стоял катушечный магнитофон «Маяк». Раньше, еще до рождения Юры, этот магнитофон принадлежал Ирине, но, затем, она стала все реже и реже им пользоваться и наконец, в один прекрасный день отдала его своему сыну в качестве игрушки, так как Ирина со Стасом приобрели кассетный магнитофон и с тех пор старенький «Маяк» стал действительно любимой игрушкой Юры. Когда к нему приезжала Лена, они сразу находили применение этому «Маяку» и брали микрофон, подсоединяли его к гнезду магнитофона и записывали на старые пленки свои какие-нибудь истории, которые придумывали буквально на ходу. Лишь, одну пленку Юре запрещалось использовать по своему назначению. Это была небольших размеров бобина, переклеенная вдоль и поперек склейками, так как время пленку не пощадило, а записаны на этой пленке были песни эстрадного певца Петра Лещенко. Эту бобину в свое время привез еще отец Ирины, когда был в командировке в Риге. Именно там были особенно широко распространены записи этого исполнителя. Затем, после смерти отца, Ирина взяла эту бобину и хранила ее отдельно в своем шкафу, где эта пленка была прикрыта различной одеждой, а Юра брал ее только для того, чтоб прослушать, после чего, возвращал обратно. В это утро Юра сидел на кухне и доедал свой завтрак, который Ирина каждое утро ему делала. Это было печенье, которое она крошила ему в тарелку и заливала горячим молоком. Наконец, покончив с завтраком, Юра зашел в свою комнату и увидев, что магнитофон уже стоит на его кровати, настроение у него сразу улучшилось. В это время в прихожей на тумбочке зазвонил телефон, Ирина подошла и взяла трубку:

– Слушаю, да, здравствуйте, Жанна Михайловна – услышав имя своей воспитательницы из детского сада, Юра замер и стал прислушиваться к разговору: – ах, вон, оно что, хорошо, я приведу Юру, у него как раз сегодня нет температуры – после разговора Ирина заглянула в комнату к Юре и произнесла: – Юр, сейчас позвонила Жанна Михайловна, просила, чтоб мы с тобой пришли в сад.

– Зачем? – упавшим голосом спросил он. По его виду было заметно, что он не в восторге от этого, Ирина догадалась, что Юра сейчас думает, что останется в саду на целый день и поэтому поспешила его успокоить:

– Мы ненадолго, просто, к вам в сад пришел фотограф, чтоб сфотографировать вас на выпускную фотографию и Жанна Михайловна просила, чтоб ты тоже пришел сфотографироваться – вздохнув, Юра медленно поковылял в прихожую. Ирина, помогая ему одеваться, промолвила:

– Угораздило-же тебя заболеть под самый выпуск… – Юра в ответ ничего не говорил, лишь, молча продолжал слушать причитания матери.

Детский сад находился в соседнем дворе. Этот двор был расположен в так называемом спальном районе и здание детского сада было обнесено большим, железным забором, в котором была калитка для входа. Юра сразу увидел своих товарищей из группы, когда вместе с матерью зашел на территорию детского сада. Воспитательница Жанна Михайловна вывела ребят во двор и стала их распределять, кто с кем будет стоять. Заметив Ирину, она подошла к ней и произнесла:

– Здравствуйте, спасибо, что пришли.

– Ну, что вы, не стоит – улыбнувшись ей, ответила Ирина. Жанна Михайловна перевела взгляд на Юру и спросила тихим, заботливым голосом:

– Ну, как себя чувствуешь, Юра?

– Хорошо – еле заметно улыбаясь, произнес он. Заметив, что детвора стала шуметь, Жанна Михайловна повысила голос так, что у Юры зазвенело в ушах:

– Так, это что за шум?, ану-ка, все успокоились! – затем, повернувшись к Юре, вновь прежним, заботливым тоном добавила: – иди, Юра, к ребятам, сейчас подойдет фотограф – и Ирина направила его в сторону группы детей.

****

Юра проснулся оттого, что услышал, как в спальне родителей сработал будильник. Ирина заглянула к нему в комнату и убедившись, что он проснулся, произнесла:

– Поторопись, Юр, живо умываться и завтракать – Юра прежде не вставал никогда в такую рань, как четыре часа утра и ему понадобилось несколько минут, чтоб собрать себя «в кучу». Когда он сидел на кухне, Станислав произнес:

– О, твоя сестра идет – сказал он Ирине, глядя в окно, за которым еще было темно.

– А Лена? – тут-же поинтересовался Юра.

– И Лена, как и договаривались – ответила ему Ирина и пошла встречать Людмилу с ее дочкой Леной. Когда Люда с Леной пришли, Ирина сразу предложила Лене:

– Бутербродик съешь? – и указала в сторону Юры, который доедал свой бутерброд. Лена кивнула и присоединилась к Юре и они тут-же стали о чем-то о своем общаться. Станислав собрал все необходимые вещи и стал спускать их вниз, где стояла его машина.

– Ира, мы, наверно, в машине вас подождем? – произнесла Люда.

– Конечно, спускайтесь, Стас уже там, а мы с Юрой тоже сейчас спустимся – согласилась Ирина и проводила Люду с Леной вниз. Затем, глядя на Юру, произнесла:

– Сейчас я подушусь и мы пойдем, да? – и она достала свой одеколон, который находился в оригинальном, синего цвета пузырьке, а пузырек был сделан в виде автомобиля. Именно поэтому он так нравился Юре и он с нетерпением ждал, когда мама использует свой одеколон, чтоб он мог забрать пузырек.

– Мам, уже скоро? – спросил ее Юра и она прекрасно поняла, что он имеет в виду и ответила:

– Скоро, скоро – и словно, в доказательство своих слов, потрясла пузырьком, показывая, что содержимого в нем немного осталось. Юра улыбнулся и проводил одеколон глазами, где он скрылся в сумке Ирины.

 

Когда Стас выезжал со двора, он взглянул на Люду и спросил:

– Люд, так, что сказал Петя, подъедет он к нам или, нет? – Петр – муж Люды и когда Люда выезжала с Леной, он ей сказал, что если до двенадцати часов не появится, значит, он передумал.

– Он сказал, что посмотрит, если к полудню не приедет, значит, передумал – ответила Люда.

– Ясно, ну, будем надеется, что не передумает – произнес Стас и автомобиль «Жигули» скрылся в сумерках, которые на горизонте уже плавно превращались в рассвет.

К девяти часам утра они прибыли на место и Юра с Леной прильнул к окошку, изучая берег, на котором виднелись несколько палаток с отдыхающими.

– Пожалуй, вот здесь и остановимся – предложил Стас, выбрав подходящее место.

– Да, очень даже, ничего и Петя сразу увидит, если все-же надумает подъехать – произнесла Люда.

– Юр, скорее вылазь – попросила его Лена. Ей не терпелось поскорее выбраться из машины и оказаться на воздухе, впрочем, как и Юре и они первыми вышли из «Жигулей». Они остановились на выступе, на котором кругом росла трава, так-же, с этого выступа был спуск к морю в виде тропинки и Юра первым делом решил разведать обстановку и побежал по тропинке к морю, Лена последовала за ним.

– Дети, далеко не убегайте! – крикнула им Ирина.

– Ага! – не оборачиваясь, крикнул Юра, после чего, они с Леной оказались на песчаном пляже, где слабо плескались волны, омывая песок и Юра с Леной, сняв сандалии, подошли поближе к волнам и с интересом стали наблюдать, как волны моря ласкают их щиколотки. Затем, через несколько минут они вновь поднялись на холм, где Станислав вбивал в землю колышки, чтоб установить палатку. Вскоре Ирина спросила свою сестру:

– Ну, что, Люд, пойдем, окунемся?

– Да, пошли – согласилась она и повернувшись к Лене и Юре, спросила у них: – вы с нами пойдете, или, тут будете? – Юра с Леной переглянулся и ответил:

– Мы тут побудем – и они остались со Стасом, который занимался установлением палатки. На самом деле, Юра с Леной неспроста решил остаться здесь. Ему, впрочем, как и Лене, очень хотелось посидеть в палатке, тем более, что это был их первый поход. Наконец, когда Стас установил ее, он отдернул молнию, которая служила «дверью» и шутя произнес, обратившись к детям:

– Ну, осваивайте – и они с радостными лицами забрались в палатку. Это была небольших размеров палатка желтого цвета, правда, взрослый человек не мог стоять в ней в полный рост, а Юра и Лена, как раз помещались в ней. В палатке было небольшое сетчатое окошечко и именно из него Лена увидела, как к ним по дороге приближается мотоцикл с коляской и когда он подъехал ближе, Лена, просияв, закричала:

– О, папа приехал! – и она выбралась из палатки и поспешила сообщить маме о том, что приехал отец.

Петр, отец Лены, был среднего роста мужчина, с усами, которые он никогда не сбривал, во всяком случае, Юра, который так-же хорошо его знал, ни разу не видел его без усов, если не считать старых, семейных фотографий, на которых Юра его видел еще молодым и когда они с Людой еще не были официально женаты. Так-же, Юре всегда нравился характер дяди Пети, он всегда был человеком добродушным и жизнерадостным, поэтому, Юра тоже вместе с Леной выскочил из палатки, чтоб встретить его.

– Здравствуйте, молодые люди – шутя поздоровался он с детьми, после чего, пожал Юре руку, сохраняя при этом вполне серьезный вид, словно, здоровался со своим товарищем по работе, а не с ребенком.

– Значит, решил все-таки приехать? – произнесла Люда.

– Ну, а как-же?, я подумал, вам впятером будет тесновато в одной палатке – с улыбкой произнес Петр, снимая свой шлем, после чего, он расстегнул коляску, в которой у него была упакованная синяя палатка.

– Ну, я думаю, рядышком с вашей поставим ее? – предложила Люда, взглянув на Ирину.

– Да, ставьте прямо здесь – согласилась Ирина.

– Кстати, на въезде сюда встретил одного занятного мужичка, предлагал дровишки для костра, он поселился недалеко отсюда – произнес Петр.

– Отлично, вечером сходим к нему – ответил Стас и когда Петр установил свою палатку, которая по размерам была гораздо больше, чем у Стаса и Ирины, он взглянул в сторону моря и негромко, все с той-же присущей ему улыбкой, произнес:

– Ну, что, Стас, погнали – он указал кивком головы на море и они направились купаться.

В воскресенье, когда время перевалило далеко за полдень, они стали не спеша собираться домой. Петр сказал своей жене:

– Люд, садись с Леной в машину к Стасу, я за вами поеду, Стас, возле своего дома высадишь их, а там мы уже своим ходом – взглянув на Стаса, предложил Петр.

– Ну, о чем разговор?, довезу вас, как положено, до вашего дома, нам-же не трудно? – в свою очередь произнес Стас и взглянул на Ирину, та согласно кивнула Люде и Петру. После этого, примерно, минут через десять они уже покидали свое место отдыха, которое по прежнему выглядело пустынным, если не считать двух палаток с оставшимися отдыхающими.

****

Юра не заметил, как это лето подходило к концу. Мысли о 1-ом сентября его не то, что-бы пугали, но, заставляли волноваться. Он не раз слышал поговорку «в первый раз в первый класс», но и она целиком не прогоняла в нем ту тревогу и волнение. Во всяком случае, в свои семь лет он понимал одно, школа – это не сад и там, явно, будет все по другому. Накануне первого числа, Юра с интересом изучал свою новую, школьную форму, которую Ирина ему подготовила и в этой нарядной, белой рубашке ему завтра предстоит идти в школу. Успокаивало его только то, что завтра с утра он пойдет не один, а со своим приятелем, который жил на пятом этаже и которого зовут Дима. С ним Юра давно подружился, а когда к Диме приезжала в гости двоюродная сестра Женя, они все вместе играли, эти встречи были еще веселее, если к ним присоединялась Лена, когда приезжала к Юре.

На следующее утро в средней школе проходила торжественная линейка. Первоклашки, среди которых был Юра, стояли в ряд и у всех через плечо была повязана белая лента с надписью «Первоклассник». Наконец, директор школы предоставил слово учительнице начальных классов. Это была молодая, с черными волосами женщина, которая подошла к микрофону и произнесла:

– Дорогие ребята, сердечно поздравляю вас с началом нового учебного года и желаю вам всего самого доброго, успехов в учебе и чтоб вам всегда сопутствовала удача и успех в ваших делах и в вашей учебе, с праздником! – все учащиеся дружно стали аплодировать, после чего, Юра вместе с другими своими школьными товарищами направился к своей первой учительнице, чтоб вручить ей букет цветов.

Три месяца спустя.

Стояла середина декабря. Юра проснулся оттого, что услышал, как в его комнату вошла мама и подойдя к его кровати, произнесла:

– Юр, ты не спишь? – он замотал головой, приветствуя ее своей сонной улыбкой: – посмотри в окно – произнесла с какой-то загадочной улыбкой Ирина. Юра тут-же оживился, так как слова матери его заинтриговали и соскочив с кровати, подошел к окну. Картина, царящая за окном, его действительно обрадовала. Так как любимым временем года для Юры была зима, снег, который выпал, его порадовал и повернувшись к матери, он произнес:

– Я после завтрака зайду за Андреем, пойдем с ним кататься!

– Хорошо, а пока иди и умойся – произнесла Ирина и Юра поспешил в ванную.

Андрей, приятель Юры, жил в соседнем доме. Его родители так-же хорошо знали Ирину и Стаса, а отец Андрея в свое время был свидетелем на свадьбе у Стаса и Ирины. В прихожей Юра увидел свой снегокат, который назывался «Чук и Гек» и который собрал утром Стас, пока Юра еще спал. Снегокат напоминал своим видом велосипед, только вместо колес были лыжи и из всей детворы он был только у Юры, благодаря отцу, который привез ему этот снегокат из командировки ко дню рождения, когда Юре исполнилось пять лет. Юра смутно помнил тот момент, когда его отец Стас вместе с отцом Андрея, которого звали Виктор, пошел испытывать его и взяв снегокат, они спустились в балку, где был отличный спуск вниз. Правда, скатиться с горы удачно не получилось. Не вписавшись в поворот, Стас с Виктором налетели на кусты, которые росли сплошь и рядом и перевернулись, извалявшись в снегу. В результате, они вернулись домой все исцарапанные. Как и в тот раз, эта зима выдалась снежной и Юра решил, что в балку они с Андреем не пойдут, а отправятся в соседний двор, где был так-же отличный склон без всяких кустов и деревьев.

Чтоб не оставлять снегокат у подъезда, Юра затащил его на второй этаж, где жил Андрей, после чего, подошел к двери и позвонил, с трудом дотягиваясь до звонка, так как он слишком высоко был расположен. Андрей открыл и произнес:

– О, Юр, я сейчас, только соберусь – и с этими словами скрылся за дверью.

Они пришли в соседний двор, где на спуске с горы было полно детворы с санками и увидев снегокат, некоторые мальчишки перешептываясь, стали расступаться, уступая Юре с Андреем дорогу.

– Я за руль сяду, ты не против? – спросил Андрей и Юра в знак согласия кивнул. Сев на снегокат, они покатились с горы и остановились в самом низу, прямо напротив магазина «Электроника», что был расположен рядом с этим склоном. Юра бросил взгляд на этот магазин, он любил в нем бывать, так как в нем продавалось все, что было нужно любителю музыки. Когда отец брал его с собой в этот магазин, Юра часами готов был смотреть на различные кассетные магнитофоны и проигрыватели, что стояли на витрине. Дверь магазина открылась и Юра увидел отца, который выходил из этого магазина и увидев его, он крикнул:

– Пап! – Стас махнул рукой им в знак приветствия и подойдя, произнес:

– Ну, что, катайтесь?

– Ага, а что ты покупал там? – поинтересовался Юра и Стас с улыбкой вынул из внутреннего кармана куртки пару чистых кассет и показал Юре: – а в сумке что? – продолжал допытываться Юра.

– А вот, придешь домой, увидишь – не вдаваясь в подробности, ответил Стас и все с той-же улыбкой, промолвил: – какой любопытный.

– Ладно, я скоро – пообещал Юра и они с Андреем потащили снегокат вновь на верх. Юра почувствовал, как его начинает тянуть домой, так как ему очень хотелось узнать, что еще купил отец в его любимом магазине «Электроника». Поэтому, как только они поднялись на гору, Юра произнес:

– Ладно, Андрюх, я домой пойду.

– Но, почему, давай еще разочек скатимся? – уговаривающим тоном промолвил Андрей, но, Юра стоял на своем:

– Нет, Андрюх, в следующий раз.

– Но, в следующий раз снег может растаять, давай еще немного – Юра заметил давно, что почти каждый раз их встречи заканчивались тем, что Андрей начинал его уговаривать погулять еще немного, так как Юра был не очень большой любитель долго гулять. Поэтому, в этот раз он решил предложить Андрею:

– Ладно, я оставлю тебе снегокат, а ты потом занесешь мне его, ладно?

– Хорошо, договорились, я недолго! – просиял Андрей и попрощавшись с ним, Юра пошел домой.

Когда он пришел домой, первый вопрос, который ему задала мама, был таким:

– О, а снегокат где?

– Андрей попросил покататься, он потом занесет – поспешил успокоить мать Юра.

– Понятно, погоди, я отряхну тебя – произнесла Ирина и взяв из туалета веник, подошла к Юре и смела с его ботинок снег.

В очередной раз поднявшись на гору и развернув снегокат, Андрей сел на него и негромко произнес, обращаясь к себе:

– Ладно, еще разочек, нет, два – поправил он себя и покатился с горы. Спуск к этому времени был свободный, так как большинство детей уже разошлись и Андрей на полном ходу попытался объехать трамплин, в результате чего, его занесло и перевернувшись, Андрей угодил в сугроб. Поднимаясь на ноги и отряхиваясь от снега, он вдруг увидел перед собой двух парней. Один из них улыбался какой-то недоброй улыбкой и произнес, наступив при этом Андрею на ногу:

– Ну, что, «фраерок», накатался?

– Теперь мы покатаемся – произнес второй и оба заржали противным, злорадным смехом.

Стас заметил, что Юра давно уже проявляет интерес к сумке и поэтому, чтоб не томить его, произнес:

– Ну, гляди, какого «зверя» я приобрел – и с этими словами он вытащил из сумки небольших размеров коробку, а из нее такого-же размера механическую обезьянку, которая работала от батареек, отсек батарейный размещался на спине у нее.

– Ух, ты – с улыбкой произнес Юра, но, в следующую минуту улыбка погасла у него, так как раздался очень длинный, непрерывный звонок в дверь.

– Господи, там что, пожар? – недовольным тоном произнесла Ирина и поспешила открыть дверь. На пороге они увидели Андрея. Тот стоял весь в снегу и было видно, что он старается сдержать слезы.

– Андрей, что случилось? – с тревогой спросила Ирина, пропуская его в коридор.

– Там снегокат… – промолвил сбивчивым тоном Андрей.

 

– Что, «снегокат»? – всполошился Юра.

– Мальчишки большие отняли, папа пошел их искать.

– Господи, где это произошло? – спросила Ирина.

– На горке в соседнем дворе – тяжело переводя дух, вымолвил Андрей. Ирина взглянула на мужа, в ее взгляде несложно было прочитать, что она предлагает ему пойти и присоединиться к поискам хулиганов. Но, Стас одарил ее виноватым взглядом, показывая, что у него работа, он как раз начал заниматься установкой вытяжки на кухне.

Юра находился в своей комнате и лежал на кровати, уткнувшись в подушку. Выходить к родителям ему совсем не хотелось, так как настроения не было никакого. Наконец, дверь приоткрылась и к нему заглянул Стас и позвал его:

– Юр – он никак не отреагировал. Тогда Стас подошел к нему и присев на кровать, произнес:

– Ну, не расстраивайся ты, будет у тебя новый снегокат, еще лучше этого, настоящий купим, мужской! – бодро произнес он, пытаясь успокоить сына. Но, Юра по прежнему ничего не отвечал. Тогда Стас наклонился к нему и потрепав за плечо, произнес:

– Пойдем, я тебе кое-что покажу.

– Не хочу – пробубнил Юра глухим тоном, так как по прежнему продолжал прятать лицо в подушку.

– Пойдем, пойдем, не пожалеешь – настаивал на своем Стас и оторвал его от подушки. Юра ненадолго задержался, после чего, наконец, согласился пойти с отцом. Стас подвел его к серванту и произнес, указывая на дверцу в серванте:

– Открой – попросил его Стас с какой-то загадочной улыбкой. Та-же улыбка была и на лице Ирины. Юра удивленно взглянул на родителей, он знал, что этот отдел в серванте родители назвали громким словом «бар», хотя, почти никогда не хранили в нем никаких напитков. Пожав плечами, Юра сделал так, как просил отец и открыл дверцу бара. И как только он ее открыл, в баре сразу сработала механическая обезьяна, которая начала «кричать» своим моторчиком и махать лапами. Содрогнувшись от неожиданности, Юра отскочил от бара, что вызвало веселый смех у родителей.

– А как это? – непонимающим тоном спросил Юра, взглянув на отца.

– Здесь такой механизм, который реагирует на движения – пояснил с улыбкой Стас и оба продолжили смотреть на машущую лапами обезьянку в открытом баре серванта.

– А завтра сходим к Лене в гости, ты не против? – с улыбкой проговорила Ирина, хотя, прекрасно понимала, что Юра никогда не будет против лишний раз повидаться с двоюродной сестрой. По его внешнему виду было заметно, что горе от потери снегоката отошло на второй план у него.

Четыре года спустя.

День выдался солнечный и погода, которая царила на улице, совсем не сочеталась с тем настроением, которое было у Ирины и у Стаса. Они стояли у парадного входа здания суда, который занимался бракоразводными процессами. Вид и у Ирины и у Стаса был какой-то отрешенный и со стороны могло показаться, что они вовсе не знакомы друг с другом, так как стоят молча и стараются лишний раз не встречаться друг с другом глазами. Во всяком случае, это старалась делать Ирина, она вообще чувствовала себя почему-то неловко, словно, Стас застал ее с любовником. И хотя, о том, что у Ирины появился другой, Стас узнал раньше, она все-равно пыталась побороть в себе это состояние, из-за которого она чувствовала себя виноватой перед ним. Единственное оправдание, которое она себе находила, это то, что она пыталась объяснить Стасу, что это жизнь, что все люди женятся, разводятся и никуда от этого не денешься. Стас это понял и решил отпустить ее с миром, не устраивая скандалы и сцены. Но, все-равно, это непонятное чувство продолжало сохраняться в душе Ирины, словно, она была виновата перед Стасом и поэтому, старалась избегать его глаз. Хотя, это было совсем несложно, так как Стас стоял на ступеньках крыльца и молча курил, отвернувшись от нее в другую сторону. Они продолжали стоять и ждать свою очередь. Наконец, выбросив свой окурок, Стас произнес, повернувшись к ней:

– Я все-таки, не понимаю, почему раньше мы это не сделали?, давно были-бы свободными, как птицы.

– Ты-же понимаешь, что мне нужно было время, что такие дела не делаются впопыхах – ответила Ирина, взглянув на него.

– «Впопыхах» – еле слышно повторил Стас ее последнее слово и невесело усмехнулся.

– И потом, надо было, чтоб Юра тоже к этому подготовился и воспринял наше решение развестись, как должное – добавила Ирина и услышав, что речь зашла о Юре, его вид сразу стал серьезным и он произнес:

– Учти, по выходным я буду видеться со своим сыном.

– Пожалуйста, кто тебе не дает? – промолвила Ирина, давая понять всем своим видом, что она не возражает, чтоб Стас виделся с Юрой. Однако, в следующую минуту она произнесла:

– Летом только мы улетаем в Мурманск до сентября.

– Кто это, «мы» и кто так решил? – возмутился Стас, словно, забыл, что теперь у его бывшей жены другой человек. А когда через минуту вспомнил, сразу поутих и уже более спокойно спросил:

– А Юра, вы спросили, хочет-ли он с вами ехать?

– Он дождаться не может, ты-же знаешь, он всегда любил зиму, правда, сейчас лето на подходе, но, все-равно, не такая жара, как здесь.

– А что там, в Мурманске? – спросил Стас и Ирина уловила в его голосе, что он спросил об этом без всякого интереса, но, все-равно ответила ему:

– У Олега там командировка – Стас на это ничего не стал говорить. Между тем, Ирина решила спросить:

– Как там дела у твоей старшей сестры? – она неслучайно об этом спросила, так как знала, что после того, как их отношениям пришел конец, Стас перебрался к своей старшей сестре, которую зовут Светлана и которая в своей трехкомнатной квартире выделила ему комнату.

– Нормально – не вдаваясь в подробности, ответил Стас. Затем, они оба посмотрели на парадную дверь здания суда и в этот момент оба подумали одно и тоже, когда-же их, наконец, пригласят?

Когда они выходили из здания суда, Стас подходя к своей машине, предложил:

– Тебя подбросить?

– Зачем?, тут идти одну остановку – произнесла Ирина и попыталась построить на лице улыбку.

– Ну, пока тогда – с натянутой улыбкой произнес он и сел за руль. Трогаться с места он не спешил, а провожал глазами Ирину, пока та не скрылась за углом дома. После этого, он перевел взгляд на свой брелок, к которому был привязан ключ зажигания. Брелок в виде змейки, Стас не случайно его приобрел, так как на дворе стоял 1989 год, год змеи.

****

Как только в жизни Юры появился отчим, которого зовут Олег, Юра сразу сумел разглядеть в нем, что он человек, который по натуре был серьезным и даже, иногда суровым. Юра хорошо помнил тот вечер, когда впервые его увидел. Тогда он был в гостях у Лены, у своей двоюродной сестры. Они сидели в комнате Лены и слушали кассетный магнитофон «Весна», когда дверь открылась и к ним в комнату заглянула мама Юры и с улыбкой произнесла:

«Дети, это дядя Олег, прошу любить и жаловать», затем, Олег заглянул к ним в комнату и с улыбкой произнес:

«Здравствуйте, дети», это была одна из немногих его улыбок, которую Юра запомнил. С тех пор он стал относиться к Олегу, если можно было так выразиться, осторожно. Конечно, Олег любил и пошутить с ним, бывало, но, эти шутки были до поры, до времени. Однажды, когда он повел Юру на местный аттракцион, где они собирались прокатиться на электромашинах, Юра катаясь, врезался в стенку ограждения и никак не мог вырулить и когда Олег видел, что у него не получалось, он закричал:

«Поверни руль вправо, бестолочь!», Юра, с испуганными глазами повернул и дальше интерес к аттракциону у него пропал.

Стояли последние школьные дни перед началом летних каникул. Ирина, провожая Юру в школу, сказала ему:

– После занятий зайди на «Малашку», купи в «Огурчике» штук шесть маринованных огурцов – и она протянула ему деньги. «Малашкой» местные жители называли Малахов Курган, а «Огурчик», так назывался овощной магазин, что находился на Малаховом Кургане.

Уроки в школе закончились в час дня и когда Юра выходил из школы, его окликнул его приятель, которого звали Максим и который учился на один класс старше Юры.

– Юр, привет! – поприветствовал Максим его.

– Привет – произнес Юра, одевая на спину свой портфель.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»