3 книги в месяц за 299 

Родное зло. ПовестьТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Сергей Семенов, 2021

ISBN 978-5-0053-6407-4

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Родное зло. Крым, 1990 г.

Радость оттого, что родители вернулись с работы, у Сережи быстро прошла, так как он узнал, что его мама собирается отправиться к своей подруге. Ирина заметила его упавшее настроение и произнесла, попытавшись его утешить:

– Ну, не расстраивайся, Сереж, я скоро приду, посижу немного и приду.

– Если хочешь, мы тоже с тобой куда-нибудь сходим прогуляться, пока наша мама у подруги будет – с улыбкой предложил Сереже его отец, Станислав.

– Ладно – нехотя согласился Сережа.

– А что за событие у твоей Нины? – поинтересовался Стас у жены: – почему нельзя было на выходных встретиться?

– У нее брат приехал с Севера, всего на три дня, ну, вот она и пригласила меня на ужин – пояснила Ирина. Стас взглянул на своего сына, Сережу и сказал:

– Ну, что-ж, мы тоже сейчас поужинаем и пойдем гулять, я даже придумал, куда.

– Куда? – оживился Сережа, проявляя интерес. Стас с улыбкой пояснил:

– Ты слышал, что к нам на железнодорожный вокзал поставили поезд – музей, посвященный войне? – Сережа отрицательно замотал головой. Тогда Станислав продолжил:

– Несколько товарных вагонов, внутри которых поставлены фигуры раненых солдат, которые едут в госпиталь, представляешь, как там интересно?

– Ага – согласился Сережа.

– Тогда быстро иди ужинать и пойдем, пока не поздно – произнес Стас и Сережа поспешил на кухню. Затем, Станислав взглянул на Ирину и попросил:

– Ты там особо не задерживайся.

– Хорошо, вы тоже долго не ходите по этому вокзалу – в свою очередь произнесла она и направилась в прихожую.

Со своей подругой, Ниной, Ирина была знакома еще с юности. Раньше Нина жила в соседнем доме со своей семьей и лишь, год назад получила новую квартиру в центре города. С тех пор Ирина редко с ней виделась и лишь, по большим праздникам они собирались вместе. Вот и сейчас Нина устроила у себя дома застолье в честь приезда своего брата, Юрия, который к ней приехал из Мурманска. Когда Ирина пришла, у Нины уже все были за столом.

– Привет, Нинель, я, похоже, опоздала? – произнесла Ирина, когда подруга встретила ее в коридоре.

– Ничего страшного, мы только сели, проходи, Ириша! – с улыбкой проговорила Нина и Ирина присоединилась к праздничному столу, за которым сидели муж Нины, Денис, ее племянница, Лена и брат Нины, Юрий.

Прибыв на железнодорожный вокзал, Стас с Сережей направился к третьей платформе, которая уходила в самый конец вокзала и заканчивалась тупиком. Именно там, в тупике стоял товарный состав, переоборудованный в музей. Увидев эти вагоны, Сережа насторожился. Ему показалось странным, что рядом с ними не было людей и он подумал, что музей закрыт. Сережа взглянул озабоченно на отца и произнес:

– Пап, пошли скорее, вдруг, опоздаем!

– Не волнуйся, еще полчаса до закрытия – успокоил его Станислав и прибавил шаг, чтоб догнать сына. Быстро идти и уж, тем более, бежать Стас не мог, так как ему не позволяла перенесенная в детстве болезнь – полиомиелит, именно из-за этого заболевания, которое в свое время поразило мышцы, его левая нога была худой и выглядела меньше правой.

– Не спеши! – попросил Стас и Сережа остановился перед самым входом в товарный вагон и стал терпеливо поджидать отца. В этот момент дверь вагона распахнулась и из него, словно, обрадованные школьники из класса, высыпала компания молодых цыган, которые тоже решили посетить данный музей. Заметив Сережу, молодая, смуглая цыганка с банданой на голове и в ярко красном платье, подошла к нему и произнесла с лучезарной улыбкой:

– Привет, братишка, хочешь, погадаю, что ждет, расскажу! – Станислав, которому это, явно, не понравилось, крикнул:

– Эй, отойдите от моего сына, слышите?! – и насколько хватало сил, прибавил шаг. Цыганка, словно, не замечала приближающегося Стаса и продолжала говорить с Сережей, у которого вид был слегка испуганный:

– Не надо бояться, братишка, я только хорошее вижу, дай свою ладошку – попросила она и не дожидаясь ответа, сама взяла его ладонь в свою руку. Однако, в следующий момент его рука исчезла из рук цыганки и та подняла свои черные глаза на Стаса, который отдернул сына к себе.

– Не смей трогать моего мальчика, это понятно? – со всей строгостью, на которую был только способен, произнес Стас.

– О, дорогой, давай и тебе погадаю, всю правду скажу, сам увидишь! – как ни в чем не бывало, предложила цыганка и уже хотела взять Стаса за руку.

– Не трогайте ни меня, ни моего сына своими руками! – протестующе проговорил Стас и оттолкнул от себя цыганку. Затем, развернул перепуганного Сережу в обратную сторону и поспешил прочь. Остальные цыгане хотели заступиться за свою молодую цыганку и уже хотели направиться вслед за Стасом, но, она задержала их со словами:

– Оставьте их, пусть идут – и уже на повышенном тоне, продолжила, глядя вслед Стасу: – только знай, от тебя твой сын отвернется, семья твоя разобьется, все отвернуться, таково будет тебе наказание от меня! – словно, змея, прошипела разгневанная цыганка, продолжая сверлить Стаса своим острым, черным взглядом.

– Господи, куда смотрит милиция? – недовольно проворчал Стас и заметив идущего мимо милиционера, сказал ему: – почему не уберете этот «мусор» с вокзала?! – и указал на группу цыган, что продолжали стоять у поезда – музея. Милиционер посмотрел на Стаса таким взглядом, как родители смотрят на ребенка, когда тот просит у них что-то невозможное.

Праздничный вечер у Нины продолжался. Она вместе с Ириной вышла на балкон перекурить и когда достала из пачки сигарету, одарила Ирину каким-то игривым взглядом и негромко произнесла:

– Ир, а ты заметила, как мой брат на тебя поглядывает?

– Нет – удивленно промолвила Ирина. Ответ у нее получился не очень убедительным, но, Нина не показала своего недоверия, а вместо этого, сказала:

– Та стерва бросила его и сбежала вместе с ребенком, второй год пошел, как сбежала.

– А кем трудится твой брат? – поинтересовалась Ирина. Нина снова широко улыбнулась и ответила:

– На Камазе работает, дальнобойщик, так что, обеспечить семью сможет всегда – Ирина взглянула на свою подругу, у нее сложилось такое впечатление, что Нина просто сватает к ней своего брата. Она уже хотела напомнить подруге, что у нее есть муж, Станислав, однако, Нина снова заговорила, перебив ее:

– А я заметила сразу, как он смотрит на тебя, как кот на сметану!

– Ой, перестань, ради Бога… – с улыбкой произнесла Ирина и сквозь балконное окно заглянула в комнату, где за столом продолжал сидеть Юрий, брат Нины.

– Ладно, я пошла, докуривай и возвращайся – все с той-же игривой улыбкой произнесла Нина и вышла с балкона. Вспомнив про свою сигарету, Ирина сделала затяжку и снова прильнула к окну, чтоб понаблюдать за Юрием. Судя по его поведению, он характером ничем не отличался от своей сестры, такой-же улыбчивый, с чувством юмора, как и его сестра. Сквозь оконное стекло Ирина заметила, как Нина, вернувшись за стол, что-то шепнула своему брату и тот посмотрел в сторону балкона. Как только он это сделал, Ирина резко отпрянула от окна, словно, вор, который не хочет, чтоб его заметили. Больше всего Ирине не хотелось сталкиваться с Юрием, но, случилось, как раз, наоборот. Он встал и направился на балкон, вынимая из кармана сигареты, словно, тем-самым хотел показать Ирине, что направляется вовсе не к ней, а просто перекурить.

Когда Стас с Сережей вернулся домой, его встретила Рита, теща Стаса и он удивленно спросил ее:

– А разве Ира еще не вернулась?

– Нет, Слава, но, я думаю, вот – вот, должна прийти, время-то уже не детское – немного извиняющимся тоном ответила Рита и вернулась на кухню, где заканчивала мыть посуду. В комнате, перед телевизором сидел их сосед по лестничной площадке, Владимир и слушал последние известия. Владимир давно был в хороших отношениях, как с Ритой, так и со Стасом. Пожалуй, он был единственным человеком из всего дома, если не из всего двора, у которого дома не было телевизора и по вечерам он приходил ненадолго к Рите, чтоб посмотреть вечерние новости. Владимир служил местным участковым и днем его невозможно было застать дома, так как на своей службе он всегда задерживался допоздна и иногда даже не успевал заглянуть к соседям, чтоб узнать из новостей, что-же творится в мире. Сережа зашел в комнату и Владимир поприветствовал его:

– Здравствуй, Сереж.

– Здравствуйте, дядя Вова – слегка улыбаясь, ответил Сережа и направился в свою комнату. Затем, в комнату вошел Стас и тоже поприветствовал Владимира, после чего, присел с ним рядом и о чем-то непринужденно начал с ним беседовать. Когда вечерние новости закончились, Владимир встал и начал прощаться со Стасом.

– Сейчас «прожектор» еще будет, может, задержишься? – предложил Стас Владимиру, имея в виду телепередачу «Прожектор перестройки», что выходила сразу после девятичасовых новостей.

– Нет, Стас, благодарю, но, пора к себе, да и поздно уже – с улыбкой отказался Владимир и Стас пошел проводить его. Закрыв за ним дверь, Станислав задержался в прихожей, о чем-то глубоко задумавшись, затем, повторил еле слышно фразу, которую сказал Владимир:

– Поздно уже – вымолвил он и вновь подумал о том, почему его жена настолько поздно сегодня задерживается.

Ирина с Юрием сидела на берегу бухты, в волнах которой отражался кривой свет от уличных фонарей. Подняв взгляд к звездному небу, она призналась Юрию:

– А я всегда, если честно, мечтала побывать на Севере, я слышала рассказы от своих сослуживцев, которые там были в командировке, говорят, видели Северное сияние, красота, говорят, невероятная, а ты его видел? – спросила она и взглянула на Юрия.

– Видел, я как раз из рейса возвращался и прямо над головой оно висело – с улыбкой проговорил Юрий.

 

– Завидую – пряча улыбку, произнесла Ирина и Юрий, взглянув на нее, уже без улыбки предложил:

– Ну, хочешь, я заберу тебя?, вот, уеду и тебя с собой возьму.

– Ты с ума сошел, а как-же моя семья, моя работа? – опешила Ирина от такого предложения.

– Решайся – просто ответил Юрий и Ирина сама не заметила, как коснулась его плеча головой и он нежно обнял ее и вновь ей захотелось задержаться с этим человеком, словно, она была одна и ее дома никто не ждал.

Стас открыл глаза, так как услышал, что в замочной скважине заерзал ключ. Дверь открылась и Ирина, не зажигая свет в прихожей, тихо вошла, прикрывая дверь за собой. Свет включил Стас, когда вышел в коридор и первым делом, спросил, не скрывая своего недовольства:

– Ну и где ты была, можно узнать?

– У Нинель, я-же сказала – растерянно пожав плечами, произнесла Ирина. Стас медленно подошел к ней и принюхавшись, все тем-же недовольным тоном проговорил:

– От тебя несет бензином, словно, ты кувыркалась с дальнобойщиком!

– Следи за своим языком! – тоже, встав в позу, произнесла Ирина и Стас почувствовал, как его терпение лопнуло и он влепил Ирине звонкую пощечину и как только он это сделал, то сразу резко схватился за голову, словно, его мучила жуткая мигрень и в этот момент в своей голове он ясно услышал злобные слова той цыганки, которая прошипела ему вслед, когда он уходил с вокзала:

«Семья твоя разобьется!», эту фразу он расслышал так четко, что даже оглянулся, ему показалось, что злая вокзальная цыганка каким-то мистическим образом появилась у него в прихожей. Но, в коридоре они были одни, Рита и Сережа продолжали мирно спать.

– Ну, ты и мерзавец – проговорила тихо Ирина, массируя свою щеку, раньше она и представить себе не могла, что ее добродушный Стас способен на рукоприкладство. И в этот момент перед ее мысленным взором снова встал Юрий, с которым она провела этот вечер.

Три года спустя.

На автовокзале было ветрено. Рейсовый автобус до Симферополя стоял на первой платформе. Ирина держала в руках дорожные сумки, которые у нее были наполнены под завязку и похоже, даже не замечала их тяжести. Она смотрела на Стаса, который вместе с Сережей пришел ее провожать. Он так-же внимательно смотрел на нее и в его взгляде полностью отсутствовали какие-либо эмоции. Это был взгляд человека, который, похоже, еще не осознал до конца, что его бросили. Лишь, Сережа прекрасно понимал, что его мать сейчас уедет очень далеко и что увидит он ее теперь не скоро, поэтому, на его лице читалась одна только грусть. Он старался не дать волю слезам, так как не хотел, чтоб кто-то заметил, что он, парень, плачет. Но, сдержаться у него не получилось и пряча слезы, он уткнулся в плечо матери.

– Ну, не надо расстраиваться, Сереж, иначе, мне тоже будет тяжело – попросила Ирина, поглаживая сына по волосам: – пиши мне, я тоже буду писать и звонить – произнесла она, надеясь, что ее слова утешат Сережу.

– Отдаю тебе должное – произнес Стас первую за это время фразу. Ирина взглянула на него, лицо Стаса по прежнему было отрешенным. Он продолжил:

– Это надо уметь, за три года разрушить пятнадцать лет совместной жизни – холодно произнес он.

– Ты сам меня подтолкнул к этому – с таким-же холодком в голосе ответила ему Ирина. Свои дорожные сумки она по прежнему держала на весу, вид ее сделался таким, что если бы ее руки были сейчас свободны, то на этот раз она влепила бы ему пощечину. Наконец, пассажиры стали заходить в рейсовый «Икарус» и понимая, что мама сейчас уедет, Сережа снова тихо стал плакать.

– Сынок, я как устроюсь, тебя заберу, вот увидишь – на прощание произнесла Ирина и скрылась в салоне автобуса. Стас решил, что задерживаться на автовокзале смысла не было никакого, только Сережу расстраивать и поэтому, он проговорил, обратившись к сыну:

– Пойдем, сынок, не нужно переживать, нам с тобой тоже будет хорошо, хочешь, по выходным будем ездить с тобой на природу? – предложил Стас, стараясь отвлечь его от грустных мыслей: – съездим в Белогорск, посетим знаменитую белую скалу, а то ты ее только на картинках и видел, а там здорово, вот, увидишь – заверил его Стас, покидая вместе с Сережей пределы автовокзала. Сережа молчал, у Стаса создалось впечатление, что сын его слов даже не услышал.

Когда они подходили к своему двору, Стас вдруг сказал:

– Вот что, Сереж, ты иди домой, а я скоро приду.

– А ты куда? – удивленно спросил Сережа.

– Зайду к своему товарищу, скажи бабушке, что скоро буду – ответил Стас и взглядом проводил Сережу, который вскоре скрылся в пределах своего двора. Стас постоял на месте пару минут и очень тихо промолвил, комментируя собственные слова:

– Не дай Бог никому таких товарищей – произнес он и направился к дому, в котором проживала Нина. Поднявшись на второй этаж, Стас подошел и позвонил в дверь. За дверью раздавались звуки музыки и веселые женские голоса. Из-за громкой музыки, которая раздавалась из работающего проигрывателя, Нина не сразу услышала звонок в дверь. Она в большой комнате танцевала вместе со своей племянницей, Леной и мужем, Денисом, который периодически отрывался от танца, чтоб подойти к столу и на ходу перекусить.

– Тетя Нина, звонят! – проговорила Лена, указывая Нине на коридор. Та, пританцовывая, пошла открывать дверь. Увидев на пороге Стаса, Нина расплылась в улыбке и произнесла:

– О, Стасик, проходи, у меня как раз племянница в гостях!

– Я пришел не в гости – с мрачным видом напомнил Стас. Видя, что он не разделяет радости, Нина перестала улыбаться и удивленно спросила:

– А что происходит?

– Семью мою разрушила ты, вот, что произошло! – сорвался на крик Стас и обрушил свой кулак на входную дверь. Нина, отпрянув, заговорила:

– Ты что, спятил?

– Эй, в чем дело? – спросил Денис, заглянув в коридор.

– Денис, просьба к тебе большая, держи свою жену подальше от моей семьи, она ее разрушила, подложив своего братца под мою жену и я бы не хотел, чтоб она и дальше свои длани совала к нам! – прокричал Стас, обращаясь к мужу Нины, Денису. Тот стоял с немного растерянным видом, он знал Стаса ни первый год и никогда раньше не видел его в таком состоянии.

– Стас, ты это… – запинаясь, проговорил Денис, ты не очень тут…

– Вы же только рушить способны все, вот и сейчас веселитесь! – чуть не плача, проговорил Стас: – что, празднуете то, что семью мою разбили?!

– Никто твою семью не разрушал, Ирина, взрослый человек и сама решила, с кем ей лучше! – сорвавшись на крик, ответила ему Нина.

– А ты лучше замолкни, ненавижу тебя! – прокричал Стас и повторно ударил кулаком об входную дверь. После чего, развернулся и стал спускаться вниз.

Когда Стас вернулся домой, Рита встретила его в прихожей и тихим, миролюбивым тоном произнесла:

– Проходи на кухню, Слав, ужин как раз готов – Стас в ответ лишь, кивнул головой, медленно разуваясь. Забыв что-то сказать, Рита вернулась к нему и произнесла:

– А я позвонила Володе, чтоб позвать его посмотреть последние известия, а он не может сегодня, сказал, много работы.

– Понятно – еле слышно промолвил Стас и направился в ванную. Подойдя к двери ванной комнаты, Рита вновь заговорила и спросила:

– Может, ужин подогреть, Слав? – но, ответа она не услышала, лишь, звук воды донесся до нее, когда Стас открыл горячую воду. Стоя под душем, Стас все-же ответил на ее вопрос, но, ответ прозвучал, скорее, для него самого, чем для Риты, так как, обладай она даже самым лучшим слухом, то все-равно не услышала бы его слова, которые он произнес, еле шевеля губами:

– Не надо – ответил тихо он, продолжая неподвижно стоять под напором воды. Рита тоже произнесла реплику, которую Стас из ванной комнаты не услышал. Выключив в прихожей свет, она тихо запричитала, адресуя свои слова дочери:

– Ах, Ирка, Ирка, что ты наделала… – и после этого, ушла к себе в комнату. Стас ужинать не стал. Вместо этого, он, включив в коридоре свет, закрыл дверь в комнату и сел к телефону, что стоял в углу на маленьком столике. Он набрал номер своей сестры, которая жила на другом конце города.

Людмила несколько лет назад развелась со своим мужем и с тех пор проживала со своим сыном, Ильей, но, осенью прошлого года Илью призвали в армию и Людмила осталась одна. Она привыкла к тому, что в ее доме теперь царила тишина, которая раньше часто нарушалась звонками и в дверь и по телефону, звонили в основном, ее сыну, но, когда Илья отправился служить в армию, эти звонки его друзей прекратились. И вот, теперь Людмила была даже удивлена, услышав в такое вечернее время телефонный звонок. Сняв трубку, она услышала голос брата и не скрывая своего удивления, произнесла:

– Стас, ты?

– Да, привет, Люда – ответил он.

– Что-то случилось? – спросила она.

– Я бы подъехал к тебе завтра во второй половине дня, ты дома будешь? – поинтересовался Стас и судя по его голосу, Людмила догадалась, что что-то у брата произошло и похоже, произошло что-то серьезное, так как раньше о своих визитах он сообщал сестре другим тоном и другими словами.

На следующее утро Рита с растерянным видом наблюдала, как Стас собирает в большую сумку свои вещи. Она хотела ему что-то сказать, но, как на зло, ничего конкретного ей в голову не приходило. Наконец, она сказала:

– Слава, чем тебе здесь-то плохо?

– Здесь не смогу, тетя Рита, а там, все-таки, родной человек, у Люды комната сына пустует, Илья ее сейчас в армии, а когда вернется, я к тому времени что-нибудь придумаю – ответил Стас и застегнул молнию на сумке. Из комнаты вышел Сережа и Стас, заметив его, проговорил:

– Ты вовремя, поможешь мне после завтрака вещи в машину погрузить?

– Ты переезжаешь? – с хмурым видом спросил Сережа.

– Да, к тете Люде, сестре своей, ты же помнишь ее? – Сережа, действительно, хорошо помнил свою тетю, особенно, он любил вспоминать то время, когда он вместе с ее сыном Ильей запускал во дворе фейерверки, когда приезжал к тете Люде на Новый год.

– Но, ты же говорил, мы будем ездить с тобой на природу, на белую скалу – с расстроенным видом промолвил Сережа.

– Мы и будем, все остается в силе – заверил его Стас и добавил: – я же просто переезжаю к сестре, это не значит, что мы перестанем видеться – объяснил Стас, внимательно глядя на сына. В этот момент Сереже казалось, что теперь и отец его бросает и слова Стаса, похоже, не очень его успокоили. Сережа развернулся и поспешил скрыться в своей комнате. Там он плюхнулся на свою кровать лицом вниз и начал тихо лить слезы в подушку. Рита взглянула на Стаса измученным взглядом и произнесла, махнув рукой в сторону входной двери:

– Езжай уже, Слав… – тот понимающе кивнул головой и взяв в обе руки свои большие сумки, направился к выходу. Выходя из подъезда, Стас встретился со своим соседом, Володей, который в это время выходил на службу.

– Здравствуй, Слав, я сегодня зайду новости вечером посмотреть, ты не против?

– С этим вопросом теперь не ко мне, а к Рите – слегка улыбнувшись, ответил Стас, поднося вещи к своей желтой «копейке».

– Куда-то уезжаешь? – поинтересовался Володя.

– Да, у сестры поживу первое время – пояснил Стас, закрывая багажник машины. Владимир подробностей не знал, но, слышал, что Стас расстался со своей женой и поэтому, больше ничего не стал у него расспрашивать, лишь, на прощание произнес:

– Ну, удачи тебе, Слав! – Стас еле заметно кивнул и открыв дверцу, сел за руль. Заведя мотор, он еще постоял пару минут, затем, не спеша выехал со двора.

Пять лет спустя.

Выпускной вечер в средней школе проходил в кабинете ритмики. Этот зал не случайно был выбран для этого мероприятия, так как места здесь хватало предостаточно свободного и весь 11 – а класс разместился тут без труда. Под потолком была вывешена надпись и красочные буквы гласили: «В добрый путь, выпускники!». Сергей сидел во втором ряду, а его бабушка, Рита, которая тоже пришла посетить это торжественное мероприятие, находилась на последнем ряду вместе с остальными родителями Сережиных одноклассников. Директор школы, который всегда казался Сергею строгим и хмурым, впрочем, как и любому другому ученику, сегодня был в совершенно другом расположении духа, много улыбался и даже шутил, когда говорил напутственные, добрые слова выпускникам. Все присутствующие в зале тоже с улыбкой принимали его слова и вообще, в воздухе царила атмосфера радости и веселья. И только Сергей сидел с хмурым, невеселым видом. Он до последнего надеялся, что его отец тоже придет на его выпускной вечер, но, этого не произошло. Все, кто пришел сегодня поддержать Сергея, это его бабушка и его сосед по лестничной площадке, участковый Володя, у которого сегодня не было дежурства и он охотно согласился посетить это мероприятие и побывать на выпускном вечере своего знакомого, Сергея, к которому всегда хорошо относился. После окончания торжественной части вечера, заиграла музыка, которая раздалась из внушительных колонок, установленных на небольшой сцене. Сергей не видел того, кто стоял за проигрывателем и ставил пластинки, впрочем, это было и не так интересно ему. Его немногочисленные одноклассники, с которыми он смог сдружиться за эти школьные годы, сегодня тоже отсутствовали, а присоединяться к тем, кто сегодня был здесь, Сергею не хотелось. Еще вчера эти его товарищи подтрунивали над ним, высмеивали за то, что он привязан к своей бабушке и только она всегда ходила на родительские собрания. Сергей никогда не вдавался в подробности и не объяснял, что его родители в разводе и не живут вместе, он вообще, старался игнорировать своих злых одноклассников. Но, зато теперь, на этом праздничном вечере вся злость их прошла и даже некоторые пожелали Сергею всех благ и успехов в новой, взрослой жизни. Он сделал вид, что ему приятно это слышать, но, не более. Все повставали с мест и принялись танцевать под ритмичную музыку и только Сергей направился к выходу.

 

– Сереж, а ты чего не присоединяешься к ребятам? – удивленно спросила его Рита.

– Не хочу – признался Сергей. К нему подошел Володя и с улыбкой произнес, пожимая ему руку:

– Поздравляю, Сереж, успехов!

– Спасибо! – громко проговорил Сергей, стараясь перекричать музыку.

– Не решил, куда пойдешь дальше? – поинтересовался Володя.

– Еще не решил – признался Сергей.

– Ну, у тебя есть еще время на это! – ответил Володя и добавил: – а я тебе праздничный ужин приготовил, передал его твоей бабушке, правда, не знаю, как тебе моя стряпня понравится, но, надеюсь, оценишь!

– Спасибо большое! – с улыбкой проговорил Сергей и направился из зала ритмики в коридор, так как захотел ненадолго побыть в тишине.

Днем ранее.

Стасу снился сон и в этом сне он почувствовал себя не очень комфортно. Он вышел на лоджию и открыв окно, присел на табуретку и достал из пачки сигарету. Его сестра уже ушла на работу, оставив на плите ему завтрак. Лоджия его сестры была спаренной с соседским балконом и Стас услышал, как на соседском балконе появились звуки. Похоже, соседка вышла, чтоб повесить свое белье. Стас быстро потушил недокуренную сигарету, так как не хотел, чтоб соседка почувствовала запах дыма. Он встал и уже хотел покинуть лоджию, но, остановился и прислушался. Судя по звукам, соседка поставила на табурет таз с бельем и открыла окно и поскольку, балконы были спаренными, Стас заметил, как бельевые веревки на его лоджии тоже пришли в движение и вещи Люды, его сестры, так-же задергались, словно, их трепал ветер. Затем, он вдруг заметил, что одежда его сестры стала отъезжать к соседской лоджии. Похоже, его соседка потянула не свою, а Людину веревку. В результате, висящая на веревках Людина кофта вместе с джинсами перекочевала на соседний балкон. Стас открыл окно и вцепился за влажную, невысохшую штанину джинсов и протестующе крикнул, обращаясь к соседке:

«Эй, это же наше белье, что вы делаете?», с соседней лоджии, наконец, высунулась соседка и увидев ее, Стас отпрянул, отпустив висевшие джинсы. Он быстро узнал эту женщину, которая пронзила его своим острым, неприятным взглядом. Это была та самая цыганка, которую он однажды встретил на вокзале, когда вместе с сыном хотел посетить стоящий там поезд – музей.

«Опять вы?», в недоумении проговорил Стас: «какого черта вы тут делаете?», цыганка в ответ слабо ухмыльнулась ему и ответила, продолжая сверлить его своими черными глазами:

«Я здесь, чтоб предупредить тебя, что сегодня у тебя будет встреча, очень важная встреча, на которую не советую тебе опаздывать».

«Сегодня я иду на выпускной вечер своего сына», начал, было, Стас, но, цыганка его перебила, шикнув на него, как змея:

«Забудь о вечере, у тебя будут дела поважнее сегодня», каким-то загадочным и немного угрожающим, как показалось Стасу, голосом произнесла цыганка. Затем, несмотря на то, что они находились на пятом этаже, цыганка с неприсущей ей ловкостью, взобралась на перила своей лоджии и стала ползти к Стасу на балкон, со словами:

«Отметим это дело, касатик!», с улыбкой произнесла она и когда ее рука уже легла на перила его лоджии, Стас вдруг почувствовал одновременно и страх и омерзение и столкнул цыганку вниз со словами:

«Пошла вон отсюда!», падая с пятого этажа, она прокричала ему напоследок:

«Семя злости в тебе уже посеяно, точно так-же ты оттолкнешь от себя и сына!», на лету прокричала она и залилась злым смехом.

****

Стас резко содрогнулся всем телом и открыл глаза. Он по прежнему лежал на раскладном кресле – кровати в комнате сына своей сестры.

– Черт возьми… – проворчал он и протер сонное лицо ладонями, словно, продолжал отгонять от себя дурной сон, который приснился ему только что. Когда он вышел из комнаты и направился в ванную, Люда, что была на кухне, поприветствовала его и спросила:

– Ты сегодня во сколько пойдешь на выпускной Сережи?

– Я не пойду, у меня не получается – ответил Стас, закрывая дверь в ванную комнату. Улыбка на лице Люды тут-же померкла и подойдя к двери ванной комнаты, она растерянным тоном произнесла:

– Но, это-же выпускной твоего сына, что за дела такие могут быть важнее этого? – Стас приоткрыл дверь и высунув голову, ответил:

– Дела у меня связанные с поиском работы, или, мне и дальше сидеть на твоей шее? – проговорил Стас и вновь закрылся в ванной.

– Господи, успеешь ты свою работу еще найти, можно подумать, тебя кто-то куда-то торопит, живи, сколько потребуется, у меня, я тоже никуда не гоню тебя! – попыталась объяснить ему Люда. Стас снова приоткрыл дверь и вынимая изо рта зубную щетку, снова ответил:

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»