В ловушке двух мировТекст

3
Отзывы
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Мои слова и действия были всего лишь шуткой. Я хотел проучить ее, посмотреть в ее глаза и наконец, увидеть страх. Как во всех тех, кто пытался мне дерзить и поплатился за это, как те женщины, с которыми я делил постель, и которые не смели поднять на меня взгляда. Но ситуация вышла из под контроля. Может, во всем виноват алкоголь и стресс, но начав все в шутку, я захотел большего. И неожиданно для себя ни внешность, ни возраст этой мышки стали не важны. Если бы она не отстранилась, если бы не вырвалась из рук, я не мог отвечать за то, что могло случиться.

Я ранил ее, перевернул все в шутку, но отрицать себе не мог – ту волну мурашек, что одними лишь мимолетными объятиями создала в нем ведьма, были не поддельны. Когда я почувствовал ее сзади, когда маленькие ладони скользнули по торсу, все тело напряглось. Стало нарастать желание, которое до сих пор заставляет все внизу пульсировать и вспоминать эти теплые прикосновения.

– – -

Выпечка с чаем все же была съедена. Как и сказала ведьма, Правитель должен заботиться о себе, иначе не сможет позаботиться о народе. А сейчас была именно та ситуация, когда нужно было принимать решительные меры, защищать жителей, искать союзников и убийцу.

Голова была все еще затуманена. Боль внизу живота не проходила, не смотря на прошедшие пятнадцать минут. То и дело в сознании вспыхивал образ миниатюрной фигурки, робко и неумело отвечающей на его жадные поцелуи, на его проникающий все глубже и глубже язык. От одних только мыслей по телу снова загоралась волна жара. Так продолжаться не могло. «Видимо я просто давно не был с женщиной, раз стал кидаться на все, что пререкается и движется».

По взмаху руки открылся портал, что перенес меня в одно уютное местечко, в которое я по закрытию не редко приходил выпить или провести время с женщиной.

Стоило переступить порог, как на моей шее повисла Сицилия – брюнетка с пышными формами и вечным азартом в глазах. Она была послушной, и в ней мне нравилось то, что она не задавала лишних вопросов и тоже любила секс без всяких обязательств. Вот уже на протяжении нескольких лет она прекрасно знала, что начинать с кем-то отношения или жениться в мои планы не входило. Стоит только дать женщине волю, как она сядет тебе на шею, и ножки свесит. Начнет постоянно сворачивать кровь и устраивать истерики по каждой не ровно лежащей рядом со мной бабе.

Да, верностью я не отличался, и вообще ни разу не возникало желания быть только с одной. Сецилия прекрасно об этом знала, и никогда не выказывала по этому поводу ни ревности, ни возмущений. И вот сейчас, она виснет на мне и ластится, словно кошка по весне.

– Вас так давно не было, мой Повелитель. Может быть, вы чего-то хотите выпить? – она прошагала до барной стойки задорно вихляя задом.

И это не осталось незамеченным. Я быстрым шагом подошел к ней сзади и провел рукой по округлым ягодицам. Девушка замерла, явно ожидая дальнейших действий. Я обнял ее за талию и переместил нас в портал, в комнату в которой обычно мы проводили время. Ждать больше не было сил. Хотелось как можно скорее получить желанную разрядку.

Селети

Магистр чудовище! Как он мог так со мной поступить? Он ведь явно дал понять, что я для него «серая мышка», одним словом «непривлекательная, уродливая, бесцветная и нежеланная». Тогда почему…почему он так жадно целовал меня? Неужели это все было из-за алкоголя? Или потому, что он так сильно хотел вызвать мое отвращение? Может, это была не страсть и не желание, а стремление держать меня от себя как можно дальше… Но так или иначе, этот способ был очень жесток. Ведь теперь, ощутив его так близко, только при одном воспоминании сердце выпрыгивало из груди, а в животе разгорался ураган невиданных ранее чувств. Сила этого мужчины, его настойчивость, порыв. Тот, с кем все это время старалась не сталкиваться в коридорах и с кем вместо разговора постоянно выходили ссоры, с кем хотелось держать дистанции, теперь наоборот хотелось ее сократить. Я понимала, что этого никогда не случится. Подошла к зеркалу, сняла очки и распустила волосы. Те черными струящимися волнами спускались до поясницы. В зеркало смотрела другая я, щеки которой раскраснелись от смущения, глаза которой искрились от желания. Такая, «я» может и смогла бы обратить на себя его внимание, но у «Серого мышонка» нет будущего. И пока не полюбят такую невзрачную, слабую меня, я никогда не доверю кому-то свое сердце.

Глава 7

Сразу после разрядки магистр покинул любовницу и вернулся во дворец. В его привычку не входило оставаться с женщинами до утра. Все еще опьянелый и уставший он буквально ввалился в покои и рухнул на кровать, так и уснув в наспех застегнутой рубашке и с расстегнутым ремнем.

Сон был беспокойным, хотя мужчина уже совсем забыл, когда сон приносил ему радость и удовлетворение. Звук опустившегося на тумбу подноса был тихим, но достаточным для того, чтобы нарушить покой магистра и заставить приоткрыть глаза. Невольно поморщившись, он увидел Кайсиль, стоявшую у изголовья кровати.

– Что, уже пора? – пробурчал тот недовольным голосом, словно маленький ребенок, которого заставляют рано утром вставать в школу.

– Да, Повелитель. В гостиной вас ожидает важный гость. Говорит, что дело срочное.

– Понял. – кратко отрезал тот и медленно поднялся с кровати, направляясь в ванную.

Послушная слуга тут же растворилась среди теней. Ей не нужны были лишние слова, чтобы понять, когда стоит удалиться или вовсе не появляться. Магистр же словно и не почувствовал ночь. Будто закрыл глаза на мгновение, и уже приходилось встречать следующий, не менее тяжелый день. Медленно, по мере пробуждения и приведения себя в порядок, он вспоминал события прошлой ночи, и свои ошибки, совершенные, то ли по прихоти, то ли не от большого ума. Он не знал, как будет смотреть в глаза мышонку, но понимал, их встреча неизбежна. И, пожалуй, для нее же будет лучше, если он сделает вид, что под действием алкоголя напрочь все забыл. Как только привел себя в порядок, он провел по стене рукой и шагнул в открывшийся портал.

Посреди просторного зала у окна, занавешенного плотными шторами, стояла знакомая высокая фигура в черном мундире стражей. Мужчине на вид было лет тридцать. У него было худощавое телосложение, черные как смоль волосы, собранные в хвост, и заметная усталость в чертах лица, которая выражалась темной синевой под глазами. Он подошел к правителю и чуть заметно ссутулился:

– Доброго утра, Повелитель.

– Да брось, Кирт, мы с тобой тут одни, выкинь формальности. – буркнул тот и, ввалившись кресло, приказал невидимому слуге принести что-нибудь покрепче. – Садись, рассказывай, какая нелегкая привела тебя сюда в такую рань.

Знакомый долго не мялся; расправил плечи и уже более свободно сел в кресло напротив:

– Если позволишь, мне пусть тоже принесут. Сегодня была не самая простая смена, не то в глотке, не то в голове свербит. – магистр только ухмыльнулся и приказал удвоить заказ. – Даже не знаю с чего начать. Тебе с леденца или с горчинки? – по-простому обратился он к другу.

– Все у тебя с горчинкой. Хоть бы раз принес мне корзину цветов и конфет.

– Если у меня нет женщины, это не значит, что я буду забрасывать цветами такого невоспитанного бабника. – поддел тот магистра и принял летающую в воздухе кружку с крепким морсом.

При виде безалкогольного сладкого напитка правитель поморщился. Видно Тамари не позволила слугам принести ему что-то покрепче, а с ней спорить бесполезно. Она словно мать, следит за такими мелочами. Напиток на удивление был сладким и приятным на вкус. Хотя удивляло это только гостя, потому как магистр уже давно привык к готовке кухарки, и более того был знаком с каждой ее причудой. Но все ушло на дальний план, как только гость начал свой рассказ, вначале которого владыка даже отложил бокал в сторону.

– Сегодня ночью кто-то попытался проникнуть на нижний этаж городской библиотеки. В те самые комнаты, где хранятся недоступные для окружающих материалы. Вторженца заметили не сразу. Каким-то образом он смог пройти защитный барьер на верхних уровнях, и был замечен защитными артефактами у самого входа. Правда, дверь все же открыть смог. Когда мы прибыли страж уже был обездвижен, превратившись в камень. Думаю, что это заклятие артефакта Горгоны.

– Но этот артефакт был давно утерян, а многие вовсе считают его выдумкой. Думаешь, что кто-то разыскал такую редкую вещицу?

– Если быть честным, нельзя сказать с ходу. Но при внешнем осмотре было ясно, что тело не просто покрыто каменной крошкой снаружи. Оно обратилось полностью. И аура остаточной магии не похожа на обычное магическое заклятие. Как будто на человека не накладывали печати, а при помощи чего-то сделали таким. На лице жертвы отображается не страх, а адская мука и невыносимая боль. Даже представить страшно, что это были за ощущения, и как быстро заклятие достигло самого сердца.

Магистр лишь задумчиво посмотрел в бокал и сделал глоток:

– Вот разыщем этого чудо-творца, и я лично с большим пристрастием выясню, какие еще изощренные виды убийства он любит. И выберу для него одно такое, на свой вкус. – его глаза засверкали скрытым гневом. От этого взгляда у главы стражи сжалось все нутро. – Что еще известно? Говори быстро и по делу.

– В библиотеке… – замялся информатор. Казалось, что в горле резко застрял ком. Настолько атмосфера в комнате стала тяжелой. – … все осмотрели. Как я и говорил, ничего не пропало. То ли похититель не успел закончить начатое, потому что стража слишком быстро среагировала, то ли он просто не нашел то, что искал и поспешил удалиться даже не заметая следы. Ему это было и не нужно, мы успели увидеть лишь его тень, которая скрылась в коридоре. А когда пытались догнать, портал закрылся прямо перед нашим носом. – на этом моменте, голова говорящего сжалась в самые плечи. Потому что тот понимал, упустить такого страшного преступника, и остаться не наказанным было бы самым большим чудом.

 

Повелитель встал и всей своей широкой возвышенной фигурой навис над собеседником, вселяя не то страх, не то ужас. Не смотря на то, что он был в подчинении правителя долгие годы, и они мирно могли попивать вино в дружеской компании, сейчас была огромная угроза оказаться в немилости. Статный сильный маг, который назначен начальником тайного расследовательского отдела не смог поймать преступника и сейчас сидит-вжимается в спинку кресла – со стороны это было занимательным зрелищем. Владыку в гневе боялись все, от мала до велика.

– Отправь весь свой отряд, и напрягай все свои извилины, чтобы найти причину его проникновения, и чтобы не дать такому повториться еще раз. Статую я заберу себе во дворец, и сам займусь поиском нарушителя.

«Мало мне проблем, так еще и это» – сокрушался не выспавшийся уставший магистр. На том быстро закончил разговор и порталом удалился прочь.

Тамари нервно ходила по кухне и разводила руками. Она была обеспокоена тем, что Правитель совсем загоняет себя делами и почти ничего не ест. Даже сегодняшним утром он вместо еды потребовал алкоголь. Естественно, как только она увидела, как из кухонного шкафчика верх по воздуху поплыла бутылка, она огрела невидимого прислугу скалкой и после тщательной мозго-промывательной лекции всучила тому бокал с свеже-сваренным морсом. Однако настроение это ей не подняло совсем. После вчерашнего заявления Селестии о том, что она докажет свою правоту, женщина отчаянно желала знать чем все закончилось. Ведь она чувствовала, что права, что ее правитель ведет себя странно, что воздух в самом дворце и атмосфера стали чище с самого ее появления. Как будто вокруг что-то изменилось. Это давало надежду, что все станет иначе, что душа темного лорда оттает и он, наконец, обретет то человеческое, что присуще каждому мужчине: то тепло, и ту ласку, которую они готовы получать и искренне отдавать в ответ. С рассветом она отворила дверцу кабинета. Хоть войти внутрь барьер и не позволил бы, но издали посмотреть и убедиться в своей правоте она смогла. Тарелка была пуста. Нигде: ни на полу, ни на столе не было разбросано ни крошки. Это несказанно грело душу, но то, что магистр не ночевал в покоях и что сегодня снова взялся за старое, еще сильнее прежнего злило ее. Но отнести еду вновь ведьмочка на отрез отказалась. Что-то теперь как будто отгораживало ее от Владыки, и это подливало масло в огонь негодования и расстройства.

– Я вчера убедилась в его ко мне отношении, и что лучше нам не иметь ничего общего. – ответила возмущенная Селетти и уткнулась лицом в очередную книгу, которая стала здесь единственным постоянным развлечением. Раз нельзя покинуть этот мир, значит пока стоит скоротать время и перечитать всю библиотеку. К тому же читать она очень любила, и история Нижнего мира вместе со всеми особенностями его мистических жителей очень увлекала.

По всему дворцу ощущался запах чего-то нового. Это был запах пороха и сильной магической энергии, скрываемой артефактом. Видно это было нужно для того, чтобы ближние слабые обитатели не чувствовали себя плохо, находясь рядом с таким сильным человеком. Сейчас и ведьма тоже могла ощущать легкое головокружение, находясь почти при всей своей запечатанной силе.

По словам кухарки, нервно снующей по кухне в попытке состряпать что-то для слуг, в замок наведался начальник тайного отдела, а значит, у Его Темного Высочества будет полно работы. Оно и к лучшему, не будет возможности случайно пересечься. Не больно то и хотелось видеть его ухмыляющиеся надменные глаза. А тут еще Тамари, с ее просьбой об очередной роли посыльной. «Ну, уж дудки. Мне хватило».

Иногда мимо в темной дымке виднелась Кайсиль. Она явно наблюдала за гостьей и докладывала своему господину. Но это больше не раздражало. Пускай делает, что хочет. Во дворце то и возможности нет раскрыть свою силу, тут можно обойтись и самыми простыми заклинаниями. Прислушиваться к каждому шороху она тоже перестала. Если раньше все казалось подозрительным и опасным, то теперь в этой тьме без возможности на нормальное существование, даже самый опасный мрачный угол с мерещащимися монстрами казался безобидным.

Маленький пушистенький зверек был жутким непоседой и постоянно куда-то пропадал. Пару раз его даже приходилось откапывать из груды книг, когда те завалили его по самую макушку. Но стоило приятному аромату еды вылиться из кухни, как он тут как тут вилял своим пушистым задом на плече хозяйки, и вопил привычное «пии».

– Уже уходишь? – поинтересовалась женщина, стоило ведьме встать из-за стола.

– Да. Книга дочитана. Надо бы поставить на место.

– Вы на удивление быстро читаете. – восхитилась та, не отрываясь от приготовления румяных оладий. – В наше время не каждый так сильно тяготится к знаниям. Большинство хочет поскорее выйти замуж и воспитывать детишек.

– И не лезть в мужи дела. Знаю-знаю, Тамари. Прошу не начинайте эту песню. – Селети снисходительно посмотрела на кухарку и поторопилась покинуть помещение. «В ее обществе вряд ли удастся все позабыть» – в памяти магистр все еще так отчетливо прижимал ее к себе и ласкал губами. Даже при одной мимолетной мысли начинало бросать в жар.

«Может, стоило стереть воспоминания?»

– – -

Кирт был прав. Мужчина, плененный в камне, выглядел не естественно. Его лицо искажала гримаса боли, а тело застыло в очень не удобной выламывающей позе. Это был Томас Уельрик – один из гениальных новичков, поступивших не так давно на службу. Видно, у того было столько рвения поскорее заслужить повышение, что ринулся в объятия самой смерти. Как оказалось, совсем напрасно. Ведь теперь некому будет обеспечить достойное воспитание его маленькому пятилетнему сыну и молодой жене домохозяйке. Хотя магистр знал, что уж об этом позаботиться он сможет. Отдаст пару приказов, да драгоценных побрякушек, что им на всю жизнь хватит.

За каменной крошкой правитель не сразу заметил, что в сжатом кулаке юноши что-то есть. Это был лоскут черной ткани в какой-то блестящей пыли. Рука потянулась в куску, но раздавшийся оклик, отвлек повелителя.

– Мастер, вам не стоит к нему прикасаться! – это был бегущий на встречу юный страж. Его костюм был измят и голова растрепана. Явно никаких манер, он думал, что правитель не справится с какой-то мелочью вроде заклятия окаменения. – Тут замешана магия артефакта, и пока не будет выяснено, каким образом он стал камнем, прошу вас не прикасаться к нему.

– Ты что моя мамка? – рявкнул тот недовольно. – Ты хоть знаешь, кто сейчас стоит перед тобой, юнец?!

Второй подоспевший паренек стал услужливо кланяться и влепил первому оплеуху в голову.

– Простите нас, Ваше Превосходительство! Мы новенькие, и в лицо не знаем высших лордов!

– Тогда откуда меня знаешь ты?

– Я, Нил Боваль, видел вас на одном балу, в честь рождения дочери лорда Рональда. Тогда я был еще совсем мал, но лицо Повелителя помню хорошо.

Магистр был польщен, а потому сменил гнев на милость. Не сказал больше ни слова, взмахнул рукой и перенесся вместе со статуей во дворец.

«Тут будет гораздо спокойнее»

Нулевые этажи замка были защищены магическими печатями, которые смогли бы уберечь весь дворец от атаки сотни сильнейших магов. Потому магистр счел это место самым надежным. Этот просторный пыльный зал находился под библиотекой за скрытыми дверями. Даже самый заядлый воришка не смог бы сюда проникнуть. Его бы сразу засекли магические артефакты и рунные печати, и не прошло бы пары минут, как нерадивый умник стал бы мишенью для самой Бездны. Сейчас же тьма клубилась вокруг правителя, оберегая и окутывая его своей паутиной. Каменная глыба стояла посредине и освещалась тусклым светом дальнего факела.

Владыка хотел считать остаточную память умершего, но заклинания оказались бессильными. Застыло все, до самого сознания. Кусок с трудом поддался и вырвался из рук. Стоило показать материю придворному портному. Он наверняка что-то знает.

Лестница, ведущая наверх, привела к тайному входу в библиотеку. Там среди стеллажей раздавались шуршания страниц. Селестия старательно крутилась возле шкафов в поисках новой книги. Хранитель раскачивался на подоле ее юбки и мешал ступить шаг. Та бурчала на него и старалась поймать неугодного, и в попытке налетела на магистра. Встреча оказалась неожиданной для них обоих. Несколько секунд он удерживал ее за плечи, помогая избежать падения, а после неловкое молчание прервал его манерный смешок:

– Тебе стоит выучить дворцовый этикет. Не стоит падать в ноги высшим господам, даже если это потешит их самолюбие.

– Если бы не считала вас Высочеством-самозванцем, непременно бы поприветствовала как надо. – парировала та, чем вызвала явное желание высказаться в ответ.

Приступ раздражения подступил к горлу обоих. По подбородку вновь скользнула знакомая рука, и ведьма замерла. По телу прошлась волна мурашек.

– Ты ничему не учишься. – прохрипел повелитель. Голос стал будто посаженным, а глаза запестрели огоньками. Ему явно хотелось изменить выражение на лице этой мышки. Заставить ее повиноваться его величию, может даже бояться.

Но она медленно убрала его ладонь и грозно посмотрела в лицо:

– Мы это уже проходили, и выяснили, что из вас не получится хороший учитель.

Магистр одернул руку и убрал в карман. Нахождение рядом с ведьмой, то ли от раздражения, то ли от чего-то еще путало его мысли. Поэтому он постарался как можно скорее удалиться в очередном портале.

Но Селети сейчас волновал не магистр, а то, что вызвало такую бурю мурашек по всему телу. С самого его прикосновения она ощутила до боли знакомый ей запах смерти, за которым она следовала той ночью, который привел ее в тот мрачный переулок и подарил ужас лицезреть ожившее умертвие, жаждущее отмщения и крови. Этот сладковатый запах женских духов вперемешку с гниющей плотью. И хоть он был совсем легким, сейчас она вновь чувствовала дорожку, ведущую куда-то вглубь библиотеки.

Глава 8

Портал привел магистра в швейную мастерскую, где то там, то тут сновали работники. Седовласый мужчина с заостренными ушами в синем костюме дворцового портного легкими движениями порхал вокруг манекена, создавая очередной наряд для правителя. Завидя Темную высокую фигуру, он сразу склонил голову.

– Приветствую Ваше превосходительство в нашей мастерской. – поклонился услужливо старик. – Что привело вас сюда?

– Мне нужны твои знания – магистр протянул ему кусок, и тот сразу взял его в руки. – Что ты знаешь об этом материале? Видел его прежде?

– О-о, он выглядит очень не обычно. В нашем городе нет такого!

– Уверен? – магистр скептически повел бровью, но в знаниях самого опытного знатока сомневаться бы не стал.

– Да. Ткань кажется обычной, если не считать блестящей пыли. Думаю именно она делает ее такой мягкой и шелковистой. – он с нажимом потянул за края ткани. – Но при этом она довольно прочная. Думаю, ее делал превосходный мастер. Но точно сказать вам ничего не могу. – он преподнёс ее к носу. – и пахнет она тоже не обычно. Если бы вы могли мне дать немного времени, я бы порылся в старых книгах и постарался найти что-то.

– Так и поступим. – отрезал владыка и вышел из комнаты.

Не стоило терять времени. Нужно было вернуться на место преступления и еще раз все лично осмотреть.

– – -

На тот момент двери нижнего этажа уже были закрыты. Но печать, которая накладывалась сами правителем, легко спала перед ним, и тот свободно вошел внутрь. По щелчку пальцев по всему периметру зажглись мелкие огоньки. В просторном зале, наполненном книгами и всякими диковинками, стало светло. Хоть магистру и не нужен был свет, чтобы ориентироваться, все же не стоило упускать ни единой мелочи, которая случайно могла проблеснуть. Он шел вперед, осматривая все вокруг. Все вещи казались не тронутыми. Пыль, что покрывала большинство поверхности, указывала на полную неприкосновенность. Все, кроме некоторых вещей, показавшихся очень странными. В месте, имевшем привычное название «нижний этаж городской библиотеки» находились как книги, так и различные запретные и редкие артефакты, которые могли причинить вред или подвергнуть смертельной опасности своего владельца. Помещение было разделено на несколько секторов, в каждом из которых лежали вещи, относящиеся к определенной категории. Как например, артефакты, продлевающие жизнь и которые грозились полным бессмертием, а в обмен либо высасывали жизнь ближних, либо дарили несчастье и вечную печаль. Или те, что позволяли менять облик носителя и оказывали на него пагубное воздействие, вызывая жажду убийства.

Но на одной из книг лежало два золотых браслета. Человек, проникший сюда в спешке, явно не имел возможности в этом разобраться. Повелитель подошел ближе и внешне осмотрел артефакты. Они не казались знакомыми. Неужели кто-то пришел не взять, а поместить сюда что-то? Или кто-то из работников при осмотре забыл что-то из своих вещей? Хотя это было не возможно, ведь вещь казалась очень дорогой. Брать ее голыми руками не стоило, потому владыка наколдовал маленький шар-барьер и поднял артефакты в воздух, собираясь вновь шагнуть через портал.

 

– – -

Десять минут хождения перед голой стеной не дало никаких результатов. Любопытство не позволяло оставить все как есть, поэтому ведьма пошла по дорожке знакомого запаха, который и привел ее в тупик. «Неужели Повелитель переместился сюда порталом? Нет, не мог. Тут аромат становится сильнее». Селети подковырнула маленькую трещинку в стене.

– А что если здесь все так же, как и при зажигании освещения? – она начала судорожно искать маленькое отверстие, в которое нужно направить магию, но не нашла.

В очередном прощупывании стены, палец наткнулся на что-то колкое, и палец обдала еле заметная боль. Пошла кровь. «Ой, вот только стены пачкать не стоит» – подумала Селестия и встала с пола. Внимание под ногами привлек узор. На плитах был изображен большой цветок с множеством острых лепестков, в середине которого был знак кошачьей лапы. «Как не обычно», подумалось сразу. Но стоило наклониться и присмотреться, как способ нанесения рисунка сразу привлек внимание. Он был не нарисован, а вырезан в полу так, что внутрь уходило углубление.

– Так отверстие не в стене… – замешкалась ведьма и приложила руку к цветку, окропляя его капелькой крови и силы.

Дверь отворилась. Ведь недаром магистр говорил, что она по какой-то причине может проходить все его защитные барьеры. Может быть это от того, что они не считают ее угрозой для безопасности и носителем сильной магии.

Лепестки один за другим начали разъезжаться в стороны, расступаясь перед девушкой. Ступеньки вели глубоко во тьму, но это ужасало не так как то, насколько сильным стал запах смерти. От него хотелось бежать, по горлу будто ложечкой скребли, но она смела сделала шаг, и еще один, в самую тьму.

С обостренным слухом было идти легко. Можно было определить все настолько точно, что Селети закрыла глаза и шла, ориентируясь только на ощущения. Опасно было зажигать магический огонь, ведь никто не знает, есть ли здесь магические ловушки. Рука резко отскочила от стены, когда наткнулась на что-то теплое и липкое. Сразу подумалось, что магистр проводит тут страшные пытки, и окропляет стены кровью, но сердце успокоилось, стоило только понять, что это был сырой влажный мох. Видно растение здешнего мира, не шибко приятно пахнущее и липкое.

Ступеньки закончились, и дальше открылось несколько коридоров. Сетия свернула направо и спустя уже несколько минут вышла в большой мрачный зал.

«Ну конечно. Чего же еще ожидать во дворце? Маленьких и узких комнат?»

Убедившись, что вокруг нет опасности, она щелкнула пальцами и пустила в пляс несколько ярких огоньков. Те пролили свет на комнату, посредине которой стояла каменная статуя искорёженного от боли мужчины. Картина заставила сердце замереть, а дурманящий мертвый запах не дал горлу сделать вдох. Она медленно подошла ближе, и с каждым шагом на глаза наворачивались слезы. Селети понимала, что это не просто статуя. Магическая сила, исходящая от мужчины давала четко понять, что внутри кроется реальный человек. Он заколдован, но она не знала, чем могла ему помочь. Но запах исходил не от него, а от его выставленной вперед руки, зажатой в кулак. Но в ней ничего не было.

«Чем может быть так особенна эта рука?» – задумалась ведьма и стала тщательно ее осматривать.

Не страшась каменного проклятья, она провела по нему своей рукой, и от испуга отпрянула с рваным криком, когда рука начала медленно открываться. Когда статуя прекратила движение, ведьма посмотрела на свою руку, на которой была блестящая переливистая пыль. Старые шрамы на спине вдруг пронзила острая боль. Как будто десять мечей прошлись по ней своими острыми лезвиями. Девушка прикусила губу и, превозмогая боль, сделала смелый шаг к мужчине. Все, что в нем изменилось – это рука, которая теперь была открыта ладонью вверх и показывала миру находку. На ней была пуговица! Еще одна, точно такая же пуговица! Только у нее был отколот крючок, за который ее пришивают. Но узор на ней и вид материала были точно такими же. Силой левитации она запечатала неприятный ей запах и положила находку в карман платья. Отойдя от легкого ступора, ведьма обратила внимание на окружающее ее пространство и оторопела второй раз. В зале стояли странные столы с кандалами и стулья с шипами, какие-то пугающие приспособления, явно созданные для пыток, а на стене висели разного рода орудия от колющих до режущих и удушающих. Значений всем предметам она не знала, и ее стала пугать только сама мысль о том, каким страшным человеком может оказаться на самом деле правитель. Каким жестоким могут оказаться те руки, что прижимали ее к себе. Находиться здесь и смотреть на все орудия, и каменное ледяное тело было не выносимо. Поэтому девушка поторопилась выбраться наружу. Надо бы отыскать пушистого дружка, который в очередной раз оставил свою хозяйку на произвол судьбы.

– – -

Тем временем на территории городской библиотеки.

– Чем вы тут вообще занимаетесь?! – вопил разъярённый мужской голос, который готов был разорвать всех только одной своей громкой вибрацией. – Вы хоть понимаете, что могло произойти, не примени я немедленные меры? Почему вы показываете только свою безответственность и бесполезность?! – сокрушался магистр, ходя туда-сюда по тайной комнате и наседая на стражников и хранителей артефактов.

– Простите, мы… – попытался что-то возразить один из стражников, но был тут же остановлен свирепым взглядом.

– Разве ни один из вас не заметил новый артефакт убийства, который лежал среди старых пыльных книг? Вы, правда, думаете, что именно так свою работу должны выполнять стражи тайного подразделения? Если вы даже книжки защитить от взломщика не можете и позволяете всякому встречному совершать безнаказанные набеги на мои владения и оставлять вот такие подарочки. – он помахал в руках наполовину сломанным браслетом, который оказался мощным артефактом убийства. Ныне конечно, не пригодным.

– Правитель, понимаю, нам нет прощения… – неуверенно сказал, вышедший из двери Кирт. – Никто не мог предугадать, что этот артефакт будет настроен так, что взрывается при малейшем магическом воздействии. Прямо… как… бомба. – с каждым его словом, слова становились все не увереннее, потому как навстречу тяжелыми шагами шел разгневанный владыка.

Магистр схватил того за ворот мундира и с силой впечатал в стену. Друг издал невнятные кашляющие звуки.

– Никто не мог знать, говоришь? Разве тебе не ясно было сказано, что ты должен держать глаза открытыми и проверить все? Это твои обязанности… – магистр еще раз надавил на горло стражника. – … и твои обязательства! – процедил он сквозь зубы и разжал руку.

Кирт медленно сполз по стенке и стал откашливаться. Никто не посмел ступить и шагу, пока магистр стоял над ним и смотрел на сломанную безделушку, которую швырнул бедолаге под ноги.

– Еще раз все проверишь. Не будешь спать и есть пока все как следует не узнаешь.

– Понял. – хрипло ответил стражник и поднял половину браслета.

Магистр подошел к двери и наложил на нее еще более мощное заклинание, для создания которого пришлось нарисовать кровью рунические знаки.

– Теперь любой, кто хоть как-то попытается открыть дверь, немедленно умрет.

– – -

После того, как Селестия побывала в подземелье, ее обуревало множество мыслей. Что это за странный запах смерти, ведь от живых людей так пахнуть не может. «Этот запах исходит только от мертвых не упокоенных тел. Тогда получается, что внутри камня находится умертвие?» Одни вопросы порождали другие, и в итоге девушка стала искать книги, которые могли бы дать ответы. Но книги об оживших мертвецах не несли в себе ничего нового, а все, что ведьма знала итак, было бесполезным.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»