Мои книги

0

Базальтовая Венеция

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Базальтовая Венеция
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© ООО Издательство «Питер», 2020

© Серия «Вы и ваш ребёнок», 2020

© Саша Кругосветов, текст, 2020

© Вера Казаку, иллюстрации, 2020

* * *

Как я тебе уже рассказывал, после поступления в университет великаны Дол и Зюл больше не участвовали в экспедициях капитана Александра. Вернее, участвовали, но довольно редко. В тех случаях, когда маршрут «Быстрых парусов» проходил мимо островов франков и бриттов, где они жили и учились, когда это совпадало с их каникулами, а также если предстоящее плавание не предполагалось слишком долгим и молодые великаны успевали вернуться к началу занятий. Если все эти «если» и «когда» совпадали, капитан Александр соглашался, чтобы Дол и Зюл снова могли на время побыть моряками на «Быстрых парусах».

Острова Терпеливой тайны

Скоро ты узнаешь об одном из таких путешествий с участием Дола и Зюла, о плавании на острова Терпеливой тайны, расположенные очень далеко от всех материков, почти в самом центре Тихого океана. Открывали их много раз – вначале испанцы, потом русские, англичане и снова испанцы. Долгое время после посещения их знаменитым русским мореплавателем Фёдором Литке на барке[1] «Сенявин» острова назывались Сенявинскими. Их неоднократно покупали, продавали и перепродавали. А они продолжали жить своей жизнью и хранить неразгаданную тайну.

Острова Терпеливой тайны являются центрами зарождения тайфунов, возникающих здесь более двадцати раз в году и распространяющихся по всей акватории Тихого океана. Именно на этих островах выпадает наибольшее количество осадков в Океании. Острова архипелага представляют собой вершины базальтовых гор, поднимающихся со дна океана на высоту до девятисот метров над уровнем моря. Склоны этих вершин отличаются необыкновенным плодородием. Они покрыты зарослями бамбука, древовидным папоротником, вечнозелёными тропическими лесами из панданусов, которые иногда ещё называют винтовыми пальмами. Вокруг островов разбросаны коралловые атоллы, поросшие тем же панданусом (их более шестисот видов), кокосовыми пальмами, бананами, мангровыми деревьями.

С давних пор здесь проживали микронезийские[2] индейские племена. Они вели очень примитивный образ жизни: ютились в соломенных хижинах и не имели даже глиняной посуды.

Когда-то острова были объединены и включены в состав огромной империи. Её центром был, видимо, остров Яп. Чуть восточнее находится Оле-ан, на котором сохранились памятники древнейшей системы письменности, напоминающей остатки иероглифического письма острова Пасхи (кохау ронго-ронго), возникшего ещё до фонетических[3] языков. В этой системе в нечётных строках иероглифы писались слева направо, а в чётных – справа налево с зеркальным изображением письменных знаков. Подобным способом записи пользовались многие народы в разных концах света – критяне, греки, южноаравийские племена, индейцы кечуа, жившие на берегах озера Титикака Южной Америки. Восточнее Олеана расположен самый большой остров империи – Пон-Пай. Вот к этому острову и взял курс корабль капитана Александра.

Цивилизованный мир узнал о Пон-Пайе из книги ирландского моряка Джеймса О’Коннолли, который попал на острова Терпеливой тайны в восемнадцатилетнем возрасте и пробыл там долгие семь лет. В конце концов ему удалось покинуть этот архипелаг на английском судне и, пересаживаясь с корабля на корабль, в течение двух лет добраться до Америки. Там он выпустил книгу «Жизнь и приключения Джеймса О’Коннолли, татуированного человека». Из неё Старый и Новый Свет узнали не только о похождениях белого человека в краю кровожадных туземцев, но и о существовании неких суровых, мрачных исполинских сооружений, созданных неведомыми гигантами. Развалины этих сооружений, видимо, хранят какую-то загадочную Терпеливую тайну. Что за тайна? Почему она Терпеливая?

Известны нам и записки русского моряка Фёдора Литке, посетившего эти острова на барке «Сенявин».

Он описывает, что на островах было около двадцати кланов, часть из которых считались благородными, остальные – простонародными. Пять из этих кланов образовали пять округов, царств, возглавляемых вождями.

Свой род туземцы издревле вели по женской линии. Мать в семье была важнее отца, и от неё тянулись все родственные и социальные связи. Благодаря этому, например, брат матери для её детей более важен, чем родной отец.

В княжествах глубоко укоренился способ управления с участием двух вождей. Княжества возглавляли Нанмарки и Нанкины, отношения которых укреплялись браками между их семьями. При вступлении на пост вождей короновали. Церемонию проводили ночью при свете множества факелов с участием посвящённых. Новоиспечённые вожди поднимались на специальную платформу, чтобы быть выше других людей. Простые смертные в их присутствии сгибались в три погибели. Если кому-то, взрослым и детям, необходимо было залезть на пальму, требовалось получить для этого специальное разрешение. Так описывал жизнь местного населения капитан Фёдор Литке. Удивительно, что, находясь долгое время на Пон-Пае, русский мореплаватель так ничего и не узнал об исполинских сооружениях, обнаруженных примерно в то же самое время ирландским моряком Джеймсом О’Коннолли на соседних островках. К развалинам этих сооружений и направлял свой корабль капитан Александр.

По предварительной договорённости с Его Преподобием, преподавателем Дола и Зюла, капитан Александр взял их на летние каникулы в путешествие, чтобы вместе посетить острова Терпеливой тайны.

Когда Дол и Зюл поднялись на корабль, их с восторгом встретила вся команда: «Как вы повзрослели и возмужали!» Каждый хотел поговорить с великанами, вспомнить о прежних походах, поделиться впечатлениями о новых приключениях, сказать доброе слово, расспросить об их жизни. Воспоминания, шутки, смех…

– Подождите, друзья мои, – прервал общий разговор капитан Александр. – Я хочу познакомить маленьких великанов с пассажиром нашего корабля.

Все повернулись на ют[4]. На выходе из каюты стоял невысокий, довольно плотный джентльмен и с изумлением смотрел на новых гостей. Хотя тому и рассказывали, что на островах в проливе Ла-Манш «Быстрые паруса» возьмут на борт двух друзей команды – Дола и Зюла, которые раньше были матросами этого корабля; хотя ему и объясняли, что они гиганты шестиметрового роста, потомки народа великанов с острова Бробдингнег, описанного Лемюэлем Гулливером… Но одно дело – знать, другое – увидеть самому. И без того очень большие, немного выпученные глаза этого пассажира, казалось, вот-вот вылезут из орбит. Его удивлению не было конца.

Моложавый ирландец

Ненадолго прерву своё повествование, чтобы описать этого человека. Ему было около пятидесяти. Однако гость выглядел гораздо моложе своего возраста. На нём была ирландская курточка, вышитая национальным орнаментом, короткие, до колен, штанишки с широким поясом, обтягивающим талию, гольфы и лёгкие кожаные танцевальные туфли на невысоком каблуке. Лицо этого господина на первый взгляд могло показаться непривлекательным: слишком крупная голова, маленький рот с тонкими губами и узенькой полоской усов, длинный приплюснутый нос, выступающий подбородок, огромные угольно-чёрные глаза над провалившимися щеками, широкий лоб и не очень длинные рыжеватые волосы. Но было в этом человеке нечто настолько задорное, озорное и весёлое – одного взгляда на него было достаточно, чтобы мгновенно забыть о некрасивых чертах его лица.

– Познакомьтесь, Дол и Зюл, это Джеймс О’Коннолли, ирландец, знаменитый «татуированный человек» собственной персоной.

– Дорогой капитан! За время учёбы мы стали совершеннейшими затворниками. Известия о жизни остального мира проникают в стены университета с большим запозданием. Расскажи нам, чем знаменит этот симпатичный джентльмен?


Познакомьтесь, Дол и Зюл, это Джеймс О’Коннолли, ирландец, знаменитый «татуированный человек» собственной персоной


– Он был ещё совсем молод, когда на одном из самых удалённых островов Тихого океана его захватили в плен индейцы-людоеды. Джеймс чудом уцелел и семь лет прожил в неволе. Потом ему удалось бежать. Два года он скитался по островам Микронезии и в конце концов вернулся в Америку. Написал книгу о своих приключениях. Джеймс знает острова Терпеливой тайны и особенно Пон-Пай как свои пять пальцев. Он любезно согласился отправиться с нами к этому архипелагу и быть нашим проводником.

 

– Вы действительно «татуированный человек»?

– Да, это так. Руки, ноги, а также часть спины и груди покрыты у меня индейской татуировкой. Посмотрите, когда я поднимаю рукава, на теле видны дикарские рисунки.

– Это удивительно! Мы никогда прежде не встречали белого татуированного человека. Как же мы рады, что вам удалось убежать от людоедов! Расскажите, дорогой Джеймс, как вы попали на эти неизвестные острова и как удалось спастись?

Ирландец немного пришёл в себя от неожиданной встречи и начал рассказ о том, как он оказался на Пон-Пае.

– Мои родители работали в английском цирке. Мать была наездницей, отец умел делать всё: он был и силачом, и клоуном, и музыкантом. Цирк восхищал меня – великолепием здания, ярким светом, блеском украшений и мишуры, трюками клоунов и сверхчеловеческими подвигами силачей, борцов и гимнастов. Глядя на свою мать, всю в искрящейся одежде и в драгоценностях, самое замечательное существо, которое мне доводилось когда-либо встречать, я думал о том, что никогда не променял бы свою цирковую семью и жизнь артиста на судьбу обычного человека. Я, тогда ещё ребёнок, тоже выступал, был уже и цирковым актёром, и акробатом. Крутил сальто. А самое главное – танцевал джигу.

– Джига? Что это такое? – удивились Дол и Зюл.

– Это старинный ирландский танец. Очень быстрый. Назван по имени небольшой скрипки giga, специально предназначенной для исполнения танцевальной музыки. Мы ведь ирландцы. Наши предки – галлы, гаэлы – в давние времена создали огромное государство. К третьему веку после Рождества Христова они добрались до Ирландии. Потом Святой Патрик крестил ирландцев. И во все времена мы, гаэлы, любили танцевать. Церковь осуждала народные танцы, считала их «безумными» и «приносящими несчастья». Может, по этой причине, может, по какой-то другой, исполнители джиги сдерживали себя, оставляли руки неподвижными и вытянутыми вдоль туловища. До недавнего времени джиги в Ирландии оставались ещё под запретом, но ирландцы не хотели отказываться от них. В деревнях и маленьких посёлках, когда не было никого чужих, жители собирались, играли на музыкальных инструментах и танцевали. По стране бродили учителя танцев. Селяне почитали за честь пригласить такого преподавателя. Его нанимали всей деревней на месяц. В наш просвещённый век культура ирландского танца стала развиваться уже открыто. В сёлах начали проводить соревнования. Призом для танцоров обычно служил большой торт, стоявший посреди сцены. Сольные ирландские джиги, рилы (от reel – колесо прялки) и обрядовые танцы хорнпайпы… Это имитация плетения нити жизни. Танцы состоят из шагов, прыжков, поворотов, ударов ногами. Вытянутые колени и ступни, высокий подъём ноги на полупальцах и носках (на «копытцах») словно повторяют движения оленя. Мягкие быстрые прыжки, махи ног, выстукивание ритма носком и полупальцами обуви, реже – каблуком. Иногда танцоры выстраиваются в линию или круг, будто во время охоты. Они проникаются воинским духом. Это самый быстрый танец, стремительная чечётка, которая исполняется в мягкой обуви. Более медленные джиги танцуют в жёстких ботинках. Прыжки, повороты, пируэты, махи, раскачивание с носка на пятку… Когда ирландцы возвращались домой после войны с Наполеоном, стали популярны групповые танцы, напоминающие французскую кадриль с ускоренным темпом. Ну что, хватит о джиге? Так я до своего рассказа никогда не доберусь.

– Нет-нет, Джеймс, дорогой, расскажи ещё про танцы. Как одеваются танцоры? Как устроены ваши туфли?

– Одеваются как все ирландцы: шляпы или суконные береты, длинные сюртуки. Иногда вместо сюртука – жилет поверх рубашки без ворота. Верхняя одежда может быть украшена золотой и серебряной вышивкой. Узкие бриджи до колен, белые гольфы, косой плащ – хвост поверх пиджака. Вокруг талии – широкий пояс с кистью. Чёрные ботинки с серебряными пряжками, мягкие или жёсткие. Для танцев, чтобы громче отбивать ритм, носок обуви утяжеляют. Каблук усовершенствован таким образом, чтобы он мог щёлкать.

– Ну покажи, покажи!

Джеймс встал. Его живое лицо внезапно стало непроницаемым и строгим. Руки вытянулись вдоль туловища, ноги тихо цокнули по деревянному настилу палубы. Несколько мягких тихих прыжков. И вот он взлетел, словно лань. И принялся отбивать «копытцами» быструю дробь. Всё быстрее, быстрее ритм танца, всё строже выражение лица, всё выше взлетают колени; шаги, заступы, пируэты, махи… плетут и плетут ноги сложный узор жизни. И раз! Всё остановилось. Браво, Джеймс! Браво!

Джеймс сиял. Дол и Зюл, капитан Александр и вся команда были в восторге и оглушительно аплодировали ирландцу.

– Какое счастье, что мне удалось доставить удовольствие таким сиятельным юношам, о блистательные Дол и Зюл.

– Мы много потеряли, капитан Александр, оттого что до сих пор не побывали в Ирландии, – сказал Дол.

– Тем более что это совсем недалеко от островов Франков и Бриттов, – добавил Зюл.

К разговору подключился капитан:

– Да, жаль, что вы раньше не были знакомы с гаэлами. Один знаменитый писатель так говорил об ирландцах: «Из всех народов они самые весёлые и самые грустные, самые беспокойные и самые послушные, самые талантливые и самые непродуктивные, самые практичные и самые мечтательные, самые набожные и самые что ни на есть язычники. Эти невероятные противоречия постоянно воюют в их крови». Ирландцы – очень мягкие и одновременно непредсказуемые. Таков и наш друг О’Коннолли. Его жизнь, полную самых невероятных, самых фантастических приключений, невозможно даже сравнивать с жизнью обычных людей.

Услышав эти слова, Джеймс загрустил.

– Как давно я не был на древней земле Эйре[5], овеянной легендами, окроплённой кровью героической борьбы простых ирландцев за свою свободу. Новые неожиданные повороты, сюрпризы своенравной судьбы – вот жизненный путь Ирландии и гаэлов, её народа. Мой великий соотечественник Д. П. Маххари сказал: «Ирландия – это страна, где неизбежное никогда не произойдёт, зато часто случается неожиданное». Ирландия – страна Гулливера и Свифта. Неслучайно именно Гулливер – единственный из всего многомиллионного населения Старого Света сумел побывать на острове Бробдингнег, на родине вашего народа, дорогие Дол и Зюл, и оставить подробное описание этого путешествия.

Джеймс долго рассказывал захватывающие истории о героях Ирландии. Друзья говорили также о Гулливере, обсуждали, правильно ли тот описал жизнь народа великанов. Дол и Зюл, которые, конечно, читали о его приключениях, объяснили, что не могут судить знаменитого путешественника. Ведь они прибыли из этой страны совсем недавно, а Гулливер побывал там двести с лишним лет назад. И естественно, жизнь в Бробдингнеге за это время существенно изменилась. Кроме того, молодые великаны плохо помнят, как там была устроена эта самая жизнь, поскольку были тогда ещё совсем маленькими.

1Барк (нидерл. bark) – большое парусное судно с прямыми парусами на всех мачтах, кроме кормовой (бизань-мачты), несущей косое парусное вооружение.
2Микронезия – часть Океании. Включает острова: Марианские, Маршалловы, Гилберта, Науру и архипелаг островов Терпеливой тайны, ныне Каролинские острова.
3Фонетические языки основаны на письменности, в котором каждый графический знак (графема) привязан к определённому звучанию.
4Ют (от нидерл. hut) – кормовая надстройка судна или кормовая часть верхней палубы.
5Эйре – ирландское название государства Ирландия.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»