Свадьба лучшей подругиТекст

Читать 33 стр. бесплатно
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

– Дамы и господа, добро пожаловать на Сицилию. Пожалуйста, не отсегивайте ремни до полной остановки самолета.

остановки самолета.

Взгляд Лорел был прикован к странице книги, лежащей у нее на коленях. Она еще не была готова посмотреть в иллюминатор. Слишком много воспоминаний ждут ее за ним. Воспоминаний, от которых она два года тщетно пыталась избавиться.

Маленький мальчик, сидящий за ней, заплакал и принялся бить ножками по спинке ее кресла, но из-за нервного напряжения она почти не замечала этого. Обычно чтение успокаивало ее. Сейчас ее глаза видели буквы, но мозг отказывался обрабатывать информацию. Она жалела, что взяла именно эту книгу, но в глубине души знала, что с любой другой дело обстояло бы так же.

Кто-то легонько коснулся ее руки.

– Можете расстегнуть ремень, – произнес женский голос рядом с ней. – Моя сестра тоже боится летать.

Лорел медленно повернула голову и посмотрела на свою соседку:

– Боится летать?

– В этом нет ничего постыдного. Однажды по пути в Чикаго у нее случился приступ паники. Персоналу пришлось дать ей успокоительное. Вы вцепились в края сиденья еще в Хитроу. Я сказала своему Биллу: «Эта девочка даже не знает, что мы сидим рядом с ней, и ни разу не перевернула страницу книги». Успокойтесь. Мы уже приземлились. Все закончилось.

Осознав, что она действительно не прочитала ни одной страницы, Лорел кивнула. Пожилая женщина с добрыми карими глазами смотрела на нее по-матерински.

«По-матерински?»

Лорел удивилась собственным мыслям. Она никогда не видела подобного взгляда, по крайней мере обращенного на нее. Она не могла помнить, как мать, которой она оказалась не нужна, оставила ее в холодном парке, завернутую в пакеты из супермаркета. Зато воспоминания о годах, последовавших за этим событием, врезались в ее память.

Она понятия не имела, почему ей внезапно захотелось признаться незнакомому человеку, что она боится не летать, а оказаться на Сицилии.

– Мы благополучно приземлились, – снова заверила ее соседка. – Можете перестать нервничать. – Наклонившись в сторону Лорел, она посмотрела в иллюминатор: – Вы только взгляните на это лазурное небо. Я впервые на Сицилии, а вы?

– А я нет. – За свою доброту женщина заслужила вознаграждение, и Лорел постаралась изобразить на лице улыбку. – Я была здесь по делам несколько лет назад.

«Ошибка номер один», – подумала она.

Женщина посмотрела на ее облегающие джинсы:

– А сейчас?

– Моя лучшая подруга пригласила меня на свою свадьбу.

– Настоящая сицилийская свадьба? Боже мой, как это романтично! Я видела ее в «Крестном отце». Много родственников и друзей, и все танцуют. Итальянцы так любят детей. – Она неодобрительно посмотрела на пассажирку, сидящую за ней, которая всю дорогу читала, игнорируя своего капризного сына. – Семья для них самое главное.

Убрав книгу в сумочку, Лорел расстегнула ремень безопасности. Внезапно ей захотелось положить конец этому разговору.

– Вы так добры. Простите, что я оказалась такой скучной спутницей. А теперь, если позволите, я пойду.

– Нет, дорогая, вы пока не можете покинуть ваше место. Разве вы не слышали объявление? В самолете летит кто-то важный. Очевидно, он должен выйти раньше остальных. – Женщина снова бросила взгляд в иллюминатор и восторженно вздохнула: – Вы только посмотрите! Целых три машины с тонированными стеклами. Ой, эти мужчины похожи на телохранителей. Прямо как в кино. Из одной машины только что вышел самый красивый мужчина, которого я когда-либо видела. Он высокий, где-то метр девяносто.

«Красивый мужчина под метр девяносто?»

Лорел никого не ждала. Чтобы избежать ненужного внимания, она никому не сообщила, каким рейсом прилетит.

У нее сдавило грудь, и она пожалела, что оставила свой ингалятор в сумке на полке для ручной клади.

Какая-то невидимая сила заставила ее повернуть голову и посмотреть в иллюминатор.

Он стоял на бетонированной площадке лицом к самолету. Глаза его были скрыты за темными очками. Тот факт, что его пустили на взлетно-посадочную полосу, говорил о его влиятельности. Обычного человека туда ни за что бы не пропустили. Но этот мужчина не обычный человек. Он Феррара. Представитель одного из самых могущественных старинных родов Сицилии.

«Как это на него похоже, – подумала Лорел. – Когда он тебе нужен, его нигде нет, а когда не нужен…»

Ее общительная соседка вытянула шею, чтобы получше рассмотреть мужчину.

– Как вы думаете, кто он? Можно было бы предположить, что он член королевской семьи, но в Италии нет монархии. Должно быть, он очень важная персона, раз ему позволили приехать на автомобиле на взлетно-посадочную полосу. У него столько телохранителей. Интересно, кого он встречает?

– Меня. – Лорел поднялась на ноги, чувствуя себя как осужденный, готовящийся идти на виселицу. – Его зовут Кристиано Доменико Феррара. Он мой муж.

«Ошибка номер два», – подумала Лорел.

Ей недолго осталось быть женой Кристиано. Она приехала, чтобы убить одним выстрелом двух зайцев – посетить свадьбу подруги и развестись.

– Надеюсь, вы хорошо отдохнете на Сицилии. Обязательно попробуйте граниту[1]. Это лучший из местных десертов. – Проигнорировав изумленный взгляд женщины, Лорел достала из багажного отделения над головой свой багаж и направилась в переднюю часть самолета. Она была рада, что надела туфли на высоком каблуке. В трудных ситуациях каблуки придают уверенность. Сейчас как раз такая ситуация.

Пассажиры таращились на нее и перешептывались, но Лорел едва это замечала. Все ее мысли были о том, как ей продержаться следующие несколько дней. Это будет самое сложное испытание в ее жизни. У нее такое чувство, что ей понадобится намного больше, нежели туфли на каблуке, чтобы его выдержать.

Зачем он приехал ее встречать? Этот упрямый, самодовольный, помешанный на контроле… Решил наказать ее или самого себя?

Лорел увидела пилота, стоящего наверху металлической лестницы. Его лоб блестел от пота.

– Синьора Феррара, мы не знали о вашем присутствии на борту, – произнес он извиняющимся тоном. – Для нас это большая честь… – Он бросил нервный взгляд в сторону группы мужчин на взлет но-посадочной полосе. – Вам следовало дать о себе знать.

– Я не хотела, чтобы кто-то узнал о моем присутствии.

– Надеюсь, вы получили удовольствие от полета.

Как глупо было с ее стороны полагать, что ей удастся прибыть на Сицилию незаметно. Кристиано, должно быть, получил доступ к спискам пассажиров во всех аэропортах.

Когда они были вместе, она постоянно удивлялась степени его влияния. В своей работе она привыкла иметь дело с богатыми и знаменитыми, но мир Феррара был особенным.

В течение короткого времени она жила в этом мире, пользуясь его привилегиями. Это было все равно что спать на мягкой постели после того, как всю жизнь проспала на бетонном полу.

При виде Кристиано, стоящего у подножия трапа, у Лорел задрожали колени. Она не видела его с того ужасного дня, при воспоминании о котором кровь стыла в ее жилах.

Когда Лорел обещала Даниэле, что станет подружкой невесты на ее свадьбе, она думала, что сможет пойти на все ради подруги, но затем поняла, что ошиблась. К несчастью, это произошло слишком поздно.

Открыв сумочку, Лорел достала оттуда солнцезащитные очки и надела их. Если Кристиано играет в эту игру, она тоже будет.

Под пристальными взглядами пассажиров и членов экипажа она вышла в открытую дверь.

После холодного лондонского тумана сицилийская жара показалась ей особенно жестокой. Солнце обжигало ей кожу, когда она спускалась, ритмично стуча каблуками, по ступеням трапа. Это было все равно что спускаться в ад. Кристиано, окруженный мрачными охранниками в темных костюмах, выглядел пугающе.

Этот ее приезд так отличается от первого визита сюда. Тогда ее переполняло приятное волнение, предвкушение чего-то нового и интересного. Она влюбилась в остров и в живущих на нем людей.

Особенно в одного мужчину.

В мужчину, которого она сейчас видит перед собой.

Она не видит его глаз, но ей это и не нужно для того, чтобы узнать, о чем он сейчас думает. Она чувствует исходящее от него напряжение, знает, что он так же, как и она, в мыслях перенесся в прошлое.

– Кристиано, – произнесла она с притворным спокойствием, – не было необходимости бросать все дела и ехать встречать меня. Слишком много чести для меня.

Уголки его красиво очерченного рта дрогнули.

– Как я мог не встретить свою дорогую женушку?

После двух лет разлуки встреча с ним лицом к лицу ошеломила ее. Но еще более сильное потрясение она испытала, когда внутри ее вспыхнул огонь сексуального желания, которое, как ей казалось, умерло два года назад.

Ее охватило отчаяние, потому что она посчитала это предательством по отношению к самой себе.

Она не хочет желать этого мужчину! Кристиано Феррара – холодный бессердечный мерзавец, который больше не заслуживает быть частью ее жизни.

«Нет, он не холодный», – машинально поправила себя Лорел. В этом она не может его обвинять. Будь он холодным, ей было бы гораздо проще иметь с ним дело. Ей, такой осторожной в проявлении своих чувств, его бурный темперамент поначалу казался очаровательным. Он пленил ее своей харизматичностью, мужественностью, своим нежеланием позволять ей от него прятаться. С ним она была так откровенна, как не была ни с кем до него.

Хорошо, что она надела темные очки. Она всегда была скрытной. Это ее способ самозащиты. Ей понадобилась большая смелость, чтобы довериться ему, поэтому его предательство стало для нее таким сильным ударом.

 

Он сделал знак рукой, одна из машин подъехала к ней, и задняя дверца открылась.

– Садись в машину, Лорел, – произнес Кристиано ледяным тоном, но она не сдвинулась с места.

Она должна была подчиниться его приказу. Так поступали все остальные. В мире богатства и власти, о котором большинство людей не имеет никаких представлений, распоряжаются такие, как он.

Ошибка номер три: она зря сюда приехала.

Гнев, который она сдерживала два года, разъедал ее душу как кислота.

Она не хочет оказаться в тесном замкнутом пространстве с этим человеком.

– Мне нехорошо после самолета. Я немного погуляю по Палермо, а потом поеду в отель.

Она забронировала номер в скромном маленьком отеле, о существовании которого Феррара вряд ли известно. Там она сможет подготовиться морально к предстоящему мероприятию.

– Забирайся в машину, или я запихну тебя туда сам, – процедил Кристиано сквозь зубы. – Если ты снова поставишь меня в неловкое положение, ты об этом пожалеешь.

Снова.

Однажды она уже это сделала. Больно уязвила его мужское самолюбие, уйдя от него без объяснений. Он ей этого не простил.

Ее это устраивало, поскольку она его тоже не простила.

И никогда не простит за то, что он ее бросил, когда она больше всего в нем нуждалась.

Она не может ни простить ему этого, ни забыть событий того ужасного дня, но все это не имеет значения, поскольку у нее нет ни малейшего желания возобновлять с ним отношения. Она приехала сюда не к нему, а к его сестре. К своей лучшей подруге.

С этой мыслью Лорел наклонилась и забралась в машину. Хорошо, что стекла в ней тонированные и за ними можно спрятаться от любопытных взглядов пассажиров самолета.

Кристиано присоединился к ней. Щелчок, с которым заблокировались дверцы, напомнил ей о том, что любой член такой богатой семьи, как Феррара, – потенциальная жертва злоумышленников.

Наклонившись вперед, Кристиано заговорил по-итальянски с шофером. Имея международный бизнес, он предпочитал классический итальянский язык сицилийскому диалекту, на который при необходимости легко переключался. Помнится, ей нравилось, когда он говорил с ней по-итальянски.

Машина пришла в движение, оставляя позади себя самолет. Сейчас из него наконец начнут выходить другие пассажиры.

Лорел завидовала их свободе.

– Как ты узнал, что я прилечу этим рейсом? – спросила она Кристиано.

– Что за странный вопрос?

Действительно странный. Если Феррара чего-то не знают, значит, это их просто не интересует.

– Я не ожидала, что ты приедешь меня встречать. Я собиралась вызвать такси.

– Почему? Ты хотела узнать, заплачу ли я выкуп, если тебя похитят?

Кристиано так сексуален, что она едва может соображать в его присутствии. Она немного отодвинулась, чтобы увеличить расстояние между ними.

– Думаю, ты был бы рад избавиться от своей непокорной бывшей жены.

– До тех пор, пока не подписаны документы о разводе, ты все еще Феррара, поэтому веди себя подобающим образом.

Лорел откинула назад голову.

Лорел Феррара. Звучит хорошо. Реальность гораздо хуже.

Семья Феррара – это огромная могущественная группа людей, связанных друг с другом не только кровными узами, но также общими ценностями и традициями. Даже сестра Кристиано, Даниэла, несмотря на ее бунтарский дух и образование, полученное в английском колледже, собирается выйти замуж за сицилийца из хорошей семьи. Ее будущее предопределено. Примерно через год после свадьбы она родит ребенка, затем еще одного. Так делают все Феррара – производят на свет новых Феррара для продолжения династии.

У Лорел сдавило горло, и она уставилась перед собой, радуясь, что очки скрывают ее глаза.

Они с Кристиано не виделись больше двух лет, и за это время она научилась не искать в Интернете его фотографии. Единственным способом пережить их разрыв было попытаться выбросить его из головы. Но оказалось, что в отношении этого мужчины принцип «с глаз долой – из сердца вон» не работает.

Стоит увидеть его один раз, и ты никогда уже его не забудешь. Кристиано Феррара так хорош собой, что, куда бы он ни пошел, взгляды всех женщин устремляются на него. Это всегда сводило ее с ума, хотя он ничего не делал для того, чтобы привлечь их внимание.

Желание оказалось сильнее, чем сила воли, и Лорел посмотрела на него. Даже в черных джинсах и рубашке-поло Кристиано выглядел потрясающе. Ее бросило в жар.

– Почему Дани не приехала вместе с тобой в аэропорт?

– Моя сестра верит в счастливый финал.

Что это значит? Неужели Даниэла думает, что, если позволит им немного побыть наедине, они бросятся друг другу в объятия и от разделяющей их пропасти размером с Большой каньон ничего не останется?

Лорел вспомнила, как ее подруга сводничала в колледже.

– Дани всегда верила в сказки. Она неисправимый романтик. Именно поэтому она выходит замуж, несмотря на… – Лорел сделала паузу, чтобы подобрать подходящие слова.

– Несмотря на то, что она была свидетелем того, как развалился наш брак? Учитывая твое не слишком серьезное отношение к брачным клятвам, меня удивило твое согласие стать подружкой невесты. В этом решении есть доля лицемерия, не считаешь?

Он сваливает всю вину на нее, освобождая себя от ответственности. Лорел не стала с ним спорить, потому что не видела в этом необходимости. Если он ее ненавидит, ее это устраивает. Его враждебность помогает ей бороться с опасными чувствами, которые все еще живут в глубине ее сердца.

Она нашла тысячу причин, чтобы отказаться от почетной роли подружки невесты, но, разговаривая по телефону с Дани, не смогла озвучить ни одной из них.

Это ошибка номер четыре. Не многовато ошибок?

– Я преданная подруга.

– Преданная? – Медленно сняв очки, Кристиано посмотрел на нее своими темными глазами, обрамленными густыми ресницами. – И ты еще смеешь говорить о преданности? Очевидно, у нас с тобой разное понимание этого слова.

В отличие от нее, он никогда не скрывал своих эмоций. Напротив, он выплескивал их на нее.

Чувствуя всю силу его презрения, Лорел вжалась в спинку сиденья. Она могла бы бросить ему в лицо свои обвинения, но это вернуло бы их в прошлое, а ей хотелось двигаться дальше. Ее ладони были влажными и слегка дрожали. Чтобы успокоиться, она начала медленно дышать.

– Если ты собираешься устроить свой очередной эмоциональный взрыв, подожди, пока мы не останемся наедине, – сказала она. – Это всего лишь свадьба. Мы можем ее пережить, не поубивав друг друга.

– Всего лишь свадьба? Значит, по-твоему, свадьба – не важное событие, Лорел?

– Давай не будем выяснять отношения, Кристиано.

Он не способен понять, что мог ошибаться. Он не умеет извиняться. Она всегда знала, что в его лексиконе нет слова «прости» ни на одном из языков, которыми он владеет.

– Почему? Потому что тебя пугают эмоции? Признайся, ты боишься того, что чувствуешь, когда находишься со мной. Всегда боялась.

– Прошу тебя…

– Ты боялась, потому и уехала, – произнес он обманчиво мягким тоном.

– Ты думаешь, я уехала, потому что меня напугало то, как сильно я тебя любила? – яростно бросила она в ответ. – Ты слишком самодоволен.

– Если я так тебе безразличен, почему ты не вернулась сюда раньше?

– У меня не было причин возвращаться.

Лорел пыталась сохранять спокойствие и держать под контролем свои мысли. Это удавалось ей с трудом, потому что она чувствовала на себе пристальный взгляд Кристиано.

– Ты хорошо выглядишь. Снимаешь стресс с помощью упражнений?

– Фитнес – это моя работа. Я зарабатываю себе на жизнь, помогая людям обретать хорошую физическую форму. Я приехала ради твоей сестры, а не ради н… не ради тебя или себя.

– Ты даже не можешь это произнести. Нас, tesoro[2]. Слово, которое ты боишься произнести, – нас. Но тебе всегда было трудно быть частью нас. – Кристиано вальяжно развалился на сиденье. Он выглядел расслабленным и уверенным в себе. – Тебе лучше не употреблять слово «преданность» по отношению к себе. Это выводит меня из себя. Уверен, ты понимаешь.

Лорел чувствовала себя матадором, оказавшимся наедине с разъяренным быком, против которого у нее не было никакого оружия, кроме собственного гнева.

Ее злило, что Кристиано ведет себя так, будто не был виноват в их разрыве. Он даже не понял, какую боль ей причинил.

Одного искреннего «прости», возможно, было бы достаточно, чтобы исцелить ее душевную рану, но для того, чтобы перед ней извиниться, Кристиано нужно было бы сначала осознать свою вину.

Напомнив себе о своем решении не обсуждать прошлое, Лорел сменила тему:

– Как поживает Дани?

– Ждет с нетерпением, когда станет женой. В отличие от тебя, она не боится близких отношений.

– Если ты собираешься продолжать меня попрекать, мне лучше вернуться домой следующим рейсом.

– Я не позволю тебе так легко отделаться. В конце концов, ты наша почетная гостья.

От его тона, в котором слышались горечь и сожаление, ее передернуло.

Сразу после их разрыва Лорел спрашивала себя, была бы ее жизнь лучше, если бы она не встретила Кристиано. Ее жизнь всегда была слишком тяжелой, поэтому, когда в ней появился Кристиано, она подумала, что попала в волшебную сказку. Тогда она не знала, что по окончании сказки жизнь станет еще тяжелее.

– Совершенно очевидно, что приехать сюда было не лучшей моей идеей.

– Если бы не свадьба Дани, тебя никто бы не пустил на этот остров.

Лорел не стала говорить, что, если бы не свадьба ее подруги, ноги ее больше здесь не было бы. В двадцать первом веке оформить развод можно дистанционно.

Они примерно четверть часа ехали по улицам Палермо с готическими и барочными церквями и старинными дворцами. Где-то в центре находится палаццо Феррара, городской особняк Кристиано, который иногда используется для проведения торжественных мероприятий. Его великолепные мозаики и потолочные фрески привлекают исследователей и туристов со всех уголков земного шара. У Кристиано есть на острове другие дома, и в этом он редко живет.

Лорел была влюблена в палаццо Феррара. Ей не хотелось думать о маленькой часовне внутри особняка, в которой они обменялись брачными клятвами.

Она знала, что, несмотря на свое аристократическое происхождение и хорошее знание сицилийского искусства, Кристиано предпочитает современное жилище, оборудованное по последнему слову техники. Кристиано без доступа в Интернет – все равно что Микеланджело без кисти.

Посмотрев в окно, она обнаружила, что они покинули оживленные улицы Палермо и едут по прибрежному шоссе к «Феррара спа резорт» – одному из лучших отелей в мире.

Благодаря уединенному местоположению этот отель служит убежищем многим знаменитостям. Здесь им гарантирована полная безопасность. Причина не только в высокопрофессиональной охране, но и рельефе побережья. Братья Феррара построили эксклюзивный отель на длинной косе. Он состоит из отдельных роскошных вилл, утопающих в зелени, и окружен с трех сторон пляжами. Это настоящий средиземноморский рай. Каждая из вилл гарантирует гостям покой и уединение.

Боль, которая охватила Лорел с момента ее приезда, усилилась из-за воспоминаний, связанных с этим местом. Именно здесь, на вилле на краю скалистого мыса, они провели первые ночи своего медового месяца. Эту виллу Кристиано построил для собственного пользования.

Лорел напряглась. Нет, они не могут поселить ее здесь!

– Я уже забронировала номер в другом отеле.

– Я даже знаю в каком. Мои люди отменили твой предварительный заказ. Ты остановишься там, где я скажу, и будешь благодарна нам за наше сицилийское гостеприимство.

У нее засосало под ложечкой.

– Я планировала жить в городе и приехать к вам только на свадьбу.

– Даниэла хочет, чтобы ты присутствовала на мероприятиях, предшествующих свадьбе. Сегодня у нас торжественный прием. Ты подружка невесты, и мы все надеемся тебя на нем увидеть.

Лорел бросило в дрожь. Работающий кондиционер был здесь ни при чем.

– Я не собиралась присутствовать на всех этих мероприятиях. Я взяла с собой ноутбук. У меня полно работы.

– Мне все равно. Ты будешь присутствовать на этом приеме и мило улыбаться. Все должны думать, что мы расстались как цивилизованные люди.

Как цивилизованные люди? Это явно не про них. Страсть, которую они испытывали друг к другу, была обжигающей, безумной, выходящей из-под контроля и затуманивающей здравый смысл.

 

Перспектива встречи с семьей Кристиано была пугающей. Все Феррара, за исключением Дани, ее ненавидят. Их можно понять. Ведь для Феррара она всего лишь иностранка без роду и племени, которая порвала с одним из них, что было недопустимо. Сицилийцы осуждают разводы и закрывают глаза на супружеские измены.

Лорел понятия не имела, как местные правила предписывают вести себя в ситуации, в которой оказалась она. Как быть женщине, которая испытала потрясение, потеряв ребенка, если ее мужу, законченному эгоисту, на это наплевать?

Во всей этой неприятной истории ее утешало лишь то, что Дани, ее великодушная подруга, не стала ее судить. Только ради своей единственной подруги Лорел согласилась пройти через весь этот ад.

«Это спектакль», – сказала себе Лорел. Она будет соответствовать ожиданиям других. Если они захотят, чтобы она улыбалась, она будет улыбаться. Если они захотят, чтобы она танцевала, она будет танцевать. Не обязательно показывать другим, что у тебя внутри. Она еще в детстве научилась так глубоко прятать свои чувства, что их мало кому удавалось увидеть.

Но уверенность в том, что она справится с ситуацией, покинула ее в тот момент, когда водитель свернул на дорогу, ведущую к вилле Афродиты – убежищу главного владельца процветающей деловой империи.

Построив этот курорт, братья переместили сюда головной офис своей компании. Он находился в живописном месте на берегу, и Лорел никогда не переставала им восхищаться. Кристиано получил квалификацию инженера-строителя. Его талант в этой области нашел отражение в инновационных особенностях конструкции офисного здания. Стены его кабинета сделаны из стекла, и в этом нет ничего необычного. Необычно то, что пол в нем тоже стеклянный и простирается над водой, так что сквозь него можно наблюдать за косяками рыб. Для всех проектов Кристиано характерно сочетание эстетики и функциональности.

– Я не понимаю, почему офис должен представлять собой скучное серое здание в загазованном центре города, – сказал он ей, когда она изумленно разинула рот, впервые войдя в его кабинет. – Я люблю море. Здесь я могу его видеть, даже когда работаю.

Его компания достигла успеха во многом благодаря столь оригинальному подходу.

Когда Лорел впервые увидела виллу Афродиты, она пришла в восторг, но сейчас при мысли об этом месте у нее возникают совсем другие чувства.

– Почему мы туда едем? Я не буду там жить! – бросила она, теряя самообладание.

Она не сможет находиться в месте, полном воспоминаний о тех днях, когда она была счастлива и с оптимизмом смотрела в будущее.

– Не все ли тебе равно, где ты будешь спать? – холодно спросил он. – Если у нас была «всего лишь свадьба», тогда в этом месте мы провели «всего лишь медовый месяц», и оно ничего для тебя не значит.

Дыхание Лорел стало затрудненным. Она боялась, что у нее вот-вот начнется приступ астмы. В сумке у нее лежит ингалятор, но она воспользуется им в присутствии Кристиано, если только ей будет совсем невмоготу.

Она в ловушке. Признаться в том, какие чувства вызывает у нее это место, значит открыть ему то, чего она не хочет открывать. Сказать, что ей все равно, значит остаться на вилле Афродиты.

– Это лучшая из вилл. – Она знала, что время от времени Кристиано сдает ее известным певцам и актерам. – Ты мог бы кому-нибудь ее сдать за хорошие деньги.

– Это единственный свободный номер в отеле. Занимай его и будь благодарна.

Его тон был бесстрастным, и на мгновение она поверила в то, что для него эта вилла ничего не значит.

Для человека, который имеет пять домов и много путешествует, вилла Афродиты всего лишь пятьсот квадратных метров элитной жилплощади.

Он привез ее сюда, чтобы наказать?

– По крайней мере, там есть высокоскоростной Интернет, – сказала Лорел, по-прежнему глядя перед собой.

– К тебе здесь будут относиться как к почетной гостье, хотя мы оба знаем, что ты этого не заслуживаешь. Пойдем.

Не дав ей возможности продолжить спор, он открыл дверцу и, взяв ее сумку, вылез из машины с решимостью, которая была присущая всему, что он делал.

Кристиано не может свыкнуться с тем, что она его бросила. Он думает о своей уязвленной гордости, а не об их отношениях. Считает себя пострадавшей стороной.

У нее не было выбора, кроме как последовать за ним по дорожке к вилле. Она слышала, как машина развернулась и поехала в сторону главного здания гостиничного комплекса.

Кристиано открыл дверь виллы. Заходя внутрь, она запретила себе думать о том, как он переносил ее на руках через этот порог в день их свадьбы. О том, как они любили друг друга всю ночь напролет.

– Почему шофер тебя не подождал?

Он поставил ее сумку на пол:

– А ты как думаешь? Потому что я здесь живу.

Она вся похолодела. Этого не может быть!

– Пожалуйста, скажи мне, что это была шутка. – Ее голос прозвучал безжизненно. – Здесь всего одна спальня.

Одна огромная спальня с видом на бассейн и пляж, в которой они провели несколько знойных ночей.

Кристиано горько улыбнулся:

– Все претензии к Дани. Это была ее идея.

– Я не буду с тобой спать! Думаешь, я позволю тебе лечь со мной в постель после того, что ты сделал?

Ее сердце бешено колотилось, и она инстинктивно сделала шаг назад, хотя знала, что он никогда не причинит ей боль. По крайней мере, физическую.

– Я не могу остаться здесь с тобой. Это слишком…

– Слишком что?

В его взгляде было что-то такое, отчего ее сердце учащенно забилось. Он всегда умел читать ее мысли. Сейчас она не должна ему этого позволять.

Она не хочет открываться. Для этого слишком поздно. К счастью, за много лет она научилась прятать свои чувства.

– Это неудобно, – холодно ответила она. – Для нас обоих.

В течение нескольких секунд он пристально на нее смотрел, затем его губы сжались в тонкую линию.

– Я думаю, что «неудобство» – это меньшая из наших проблем. Не волнуйся, я буду спать на диване. Если тебя беспокоит, что я буду к тебе приставать, можешь расслабиться. Ты упустила свой шанс.

С оскорбительным равнодушием он ушел, но Лорел не смогла расслабиться, поскольку на вилле везде были следы его присутствия. На спинке дивана висит сшитый на заказ пиджак. На столе стоит стакан с остатками лимонада и открытый ноутбук с горящим индикатором батареи. Все это показалось ей таким знакомым, что она какое-то время стояла на месте, внезапно охваченная желанием повернуть время вспять.

Но разве все могло сложиться иначе? Их любовь была обречена с самого начала. Нет смысла спрашивать себя, что было бы, если бы она не ушла от него тогда.

1Гранита – сицилийский десерт, представляющий собой колотый фруктовый лед с сахаром.
2Сокровище (ит.).
С этой книгой читают:
Счастливый билет
Линн Грэхем
69,90
Невероятная помолвка
Андреа Лоренс
69,90
Люблю, но не женюсь
Эмили Роуз
69,90
Секреты оазиса
Эбби Грин
69,90
Нежданная гостья
Шантель Шоу
69,90
Развернуть
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»