Волчий билет, или Жена №2Текст

Из серии: Волчий билет #1
14
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Помню этот день, будто был вчера. Меня пронизывает ужас только от одних воспоминаний. С кровью по телу разливается бессилие… Но где-то отдаленно я чувствую ностальгию. Тогда я была другой: свободной, безмятежной, с плевыми проблемами. Тогда я жила…

Это был бар на окраине города. Дальняя родственница по знакомству устроила меня туда администратором на лето. Выручки от богатых постояльцев запросто могли покрыть расходы на весь предстоящий год, оплатить учебу сестре в школе, а также дать возможность мне поступить в университет. Всего требовалось быть услужливой до тошнотворности и улыбаться, пока челюсть не сведет.

– ВИП-столик на балконе обслуживаешь лично и отвечаешь головой, – сказала мне хозяйка заведения, встревожено поглядывая в проход в ожидании гостей. – Повторю, отвечаешь головой, поняла?!

– Конечно, – устало улыбнувшись женщине, я не понимала ее паники. В бар, где бутылка самого дешевого пива стоит больше ста долларов, ходили только высокопоставленные гости. Так уж повелось. Чего тогда переживать?

– Если им все понравится – получишь такие чаевые, как зарплата за три месяца, – продолжала удивлять меня она. – А если нет… Уволю с волчьим билетом. И позабочусь, чтобы никуда тебя больше не приняли!

– Я понимаю, мэм, – теперь паника передалась и мне, хотя на губах все еще сохранялась спокойная улыбка.

Затянув черные волосы в высокий хвост, я поправила бейдж и подошла к входной двери в конце коридора, который соединял главный вход и центральный зал. По ощущениям прошла целая вечность, хотя часы показывали, что прошло лишь десять минут, когда дверь наконец отворилась.

Сперва вошел охранник. Высоченный амбал, с ружьем, рацией и убийственным взглядом. За ним впорхнула милая блондинка, широко улыбаясь. Она казалась мне фарфоровой, нежной, невесомой… Но было в ее пепельных глазах нечто такое, от чего тело покрывалось мурашками.

Наибольшее впечатление произвел именно ее спутник. Первым бросился в глаза его животный оскал. Непроизвольно сделав шаг назад, я на мгновение прикрыла глаза. Но даже там, в пустоте, мне виделись два бездонных ярко-голубых озера. Они неестественно пылали. Будто два пламени.

Напомнив себе, что я на работе, выдохнула и распахнула веки, тут же глухо взвизгнув от страха… Незнакомец теперь стоял рядом. За мгновение он будто перелетел через огромный коридор и теперь смотрел прямо на меня. Так близко… Ведь это нереально!

Три охранника и его спутница замерли и настороженно пялились на меня, с опаской поглядывая на главного. Они будто ждали его вердикта, как верные псы.

– Простите, я просто… – нелепо пробормотала я, хотя сердце в груди барабанило, словно сумасшедшее. – Добро пожаловать! Лучший столик готов для вас и вашей жены, прошу проследовать…

Он не дал мне договорить, перебив. Его голос был леденящим кровь, словно выстрел из ружья прямо в сердце. Хотелось пасть перед подавляющей энергетикой, но я лишь зябко поерзала на месте.

– Имя.

– Руби Воттер, – нервно сглотнув, я по инерции указала на бейдж, но незнакомец так и не отвел взгляд. Он не моргал, не дышал и совершенно точно состоял из бетона. Его светлая кожа была гладкой, будто отшлифованной. И рельефное тело говорило о том, что мужчина более чем силен. – Позвольте все-таки проводить вас? Надеюсь, вы будете…

– Вот сколько заканчивается твоя смена? – холодно спросил он, словно больше ничего его не интересовало. Он точно знал, чего хочет. Привык получать свое.

Клянусь, в тот момент показалось, будто бы его зрачки то расширяются, то сужаются. Это вводило меня в некий транс: пульс стучал в висках, по телу прошла дрожь, а пространство вокруг стало двухмерным.

– В двенадцать ночи, сэр, – зачем-то ответила я, хотя совершенно точно не собиралась этого делать. Мне словно не оставили выбора, подавили мою волю.

– Слишком долго, – недовольно покачал головой он так медленно, что я могла в мельчайших подробностях рассмотреть его лицо. Видимо, главную роль в подобной внимательности сыграл страх. Волевой подбородок, четко прорисованные скулы, легкая черная борода, нахмуренные брови и глаза хищника.

Незнакомец просканировал помещение за моей спиной, будто высокотехнологичный рентген. Ни одна пылинка не смогла пролететь мимо его пылающего взгляда. Но почему-то внимание гостя привлекли именно те столики, где сидели мужчины. Крылья носа незнакомца затрепетали, будто он пытался разнюхать что-то… Как бы странно это ни звучало! А затем он бросил свой взгляд на меня.

– Не смей снимать, – сказал…

Нет! Именно приказал он, словно верной овчарке.

– Но… – я не понимала, о чем речь, а затем заметила, как на запястье оказался браслет из белого золота с каким-то странным лимонным камнем. В центре его было всевидящее око, а по бокам неизвестные мне руны. Уверена, именно это украшение носила «свита» незнакомца и он сам. Только вот мужчина предпочёл снять украшение именно со своей руки.

– Снимешь – будешь наказана, – ошарашил меня он.

Слова эхом отозвались в голове. И не только потому, что было в них столько угрозы и наглости, а потому, что где-то в глубине подсознания я верила: он не врет.

– Послушайте, вы, наверное, не поняли или с кем-то меня спутали, – спокойный вдох дался нелегко, но еще тяжелее оказалось улыбнуться и протянуть в полном спокойствии:

– Я простая официантка. И моя задача – сделать ваш вечер максимально комфортным. Так давайте же…

Он не дослушал, а просто… развернулся и ушел. Глядя в спину медленно удалявшегося гостя, я молила о том, чтобы больше никогда не встретить его. С каждым шагом мужчины в моей душе возрождалась жизнь, самообладание возвращалось, но… Где-то в глубине души нарастала тревога. Для нее не было причины, но побороть все равно не удавалось.

– И где же сэр Кроуфорд? – елейно шепнула мне на ухо управляющая, заставив очнуться. Я медленно повернулась к ней, совершенно не представляя, как ответить на этот вопрос. Видимо, женщина поняла все без слов… По ее лицу пошел багровый румянец, а в глазах полопались капилляры. Сжав края меню так, что тканевые вставки порвались, она пискляво провизжала: – Ты уволена! Чтобы духу твоего здесь не было, поняла? Даю три минуты!

Честно говоря, я обрадовалась подобному исходу событий. Местный контингент порой пугал меня до дрожи: старики с тугим кошельком всерьез думали, что могут позволить себе все в отношении обычной официантки. Но моей сестре было пятнадцать, а наши родители погибли, когда ей было семь. Бабушка оформила опеку, только вот содержать двух девочек не могла. Мне приходилось много работать, чтобы обеспечивать нашу семью. И хоть на колледж денег накопить не удалось, зато на школьные расходы Клары – более чем.

Помню, как выйдя на улицу, я в последний раз взглянула на бар. Дизайнеры постарались на славу, и любой прохожий мог понять, что вход только по «золотым билетам». Сперва я гордилась, что могла приходить сюда каждый день, но после встречи с сэром Кроуфордом не хотела бы даже случайно оказаться в этой части города.

Вышагивая вдоль Темзы, я медленно грызла давно засохшую булку, которую положила в свой рюкзак еще четыре дня назад, как вдруг на глаза попался тот самый подаренный браслет. Будучи растерянной и обескураженной, я забыла о нем, а сейчас он будто прожигал руку, не давая дышать. По ощущениям кожу сжимал не металл, а рука незнакомца…

– К дьяволу! – судорожно стянув украшение, я сперва хотела бросить его в реку, а затем увидела сидящего на мраморной лавочке бездомного и молча положила украшение рядом с ним. Возможно, он продаст его или обменяет на еду…

Позади резко остановила машина, послышался визг тормозов. По инерции я развернулась и увидела элитную иномарку, за рулем которой был человек в черном костюме. На улице было пасмурно, но он предпочел надеть очки… Это показалось мне еще более странным, чем мысль, что подобное авто делает в бедном районе.

– Руби! – послышался голос Клары, и я тут же забыла о чудаке, принявшись искать глазами сестру. Она стояла прямо за темным переходом и активно махала руками. В руках Клары был дневник, куда репетитор ставила ей оценки. Девочка наверняка получила высший балл и настолько хотела похвастаться успехами, что выбежала мне навстречу. – Давай быстрее, черепаха! В честь твоего увольнения бабушка испекла чизкейк, но я уже все съела.

– Давно ли ты получала по пятой точке? – одними губами прошептала я, переходя дорогу. Горел зеленый свет, поэтому по сторонам я не смотрела. – Давай-ка я напомню тебе…

Это произошло, словно вспышка, взрыв… Момент – и все вокруг меняется, становится черно-белым… Помню, как дверь машины рядом открылась, затем последовал настолько резкий укол в шею, что я не успела даже повернуть голову. Сознание тут же затуманилось, но ужас в глазах сестры навсегда отпечатался в моем сердце.

Она кричала, словно ненормальная, когда два здоровых амбала затаскивали мое онемевшее тело в машину. После, словно очнувшись, побежала вперед, буквально кидаясь на иномарку и что-то неразборчиво бормоча. Ее крохотные кулачки отчаянно стучали по бронированному, как потом оказалось, стеклу, и внутри звука почти не было слышно. Увы, кроме нее и бомжа, на улице никого не было.

– Валим малую? – услышала я отдаленно голос одного из похитителей. Они кинули меня на заднее сидение, даже не пытаясь связать. Знали, что теперь я не в силах даже моргать.

– Не-е-т… – мой голос был нечетким, рот будто онемел, но из глаз волной ринулись слезы. От одной мысли, что Клара может пострадать, не хотелось жить. Она была моим всем.

– Приказа такого не было, – задумчиво протянул второй. – Поехали. Не зли его.

– Так она на машине лежит, глянь! Ждать, пока кто-то еще выйдет на ее крик? Или пока полиция прибежит? – настаивал первый, будто ему не терпелось приступить к делу. Кровожадность этих людей поражала! – Надо решить проблему.

– Реши, – ошарашил второй после минутной паузы. Кажется, он тоже был не прочь «поразвлечься». – Только быстро и без трупов. Разукрась ее немного.

 

Навсегда я запомнила тот роковой щелчок, который в одно мгновение завел авто, запуская механизм. Тогда я уже знала, что произойдет. По телу разлился адреналин, откуда-то появились силы… Подорвавшись на месте, я глухо закричала, увидев, как рыжие локоны Клары взметнулись над машиной, а затем позади раздался шлепок. И тишина. Они просто сбили ее, как ненужный мусор. Как тканевую куклу!

– Черт, я ведь просил… – не особо расстроено пробормотал последний. – Перед альфой отчитываться будешь сам!

Мой взгляд замер, губы задрожали. Что-то больно пронзило грудь, словно выстрел в самое сердце. Обхватив руками голову, я сжала уши так сильно, как только могла. В голове снова и снова крутился этот мерзкий звук падающего на асфальт тела.

«А что, если… Клары больше нет?» – промелькнуло в голове.

Спину прошиб ледяной пот, застучало в ушах. А затем… Пустота.

Я потеряла сознание, так и не узнав о ее судьбе.

***

Очнувшись в пустой спальне на широкой кровати с балдахином, я подскочила на месте и тут же упала обратно. Голова ужасно гудела, тело все еще казалось онемевшим и не моим. А на правой руке оказалась капельница.

Пальцы дрожали, когда я резко оторвала катетер с иглой от руки. Каким-то чудом обошлось без последствий. Горло пересохло так сильно, что не вышло даже прошептать пару слов. Жутко тошнило, но при этом безумный голод заставлял живот бурчать снова и снова. По ощущениям я не ела целые сутки.

Вдруг глаза напоролись на стакан воды у изголовья кровати. Преодолевая боль в мышцах, жадно потянулась к жидкости. Пока пила, половина ее протекла, залив шею, волосы и… шелковую ночнушку?!

– Что за?.. – подскочив на месте, я с ужасом осмотрела себя: одежда чужая и даже белье не мое. От растерянности прорезался голос, но закричать не удалось. Просто не хватило сил.

Только в этот момент я проснулась достаточно, чтобы вдруг осознать: я не дома. Это была чужая спальня, не моя постель и совершенно не знакомый интерьер. Кроме того, не было окон, будто я находилась в подвальном помещении.

– Клара… – желчь подкатила к горлу, внутренности свернулись в тугой узел… Я вспомнила все: похищение и, что самое ужасное, хрупкое тело сестрички, растрепанные волосы на капоте… Крохотные звезды появились перед глазами, а колени подкосились. Нужно было срочно опорожнить желудок, и я выбрала для этого рядом стоявшую вазу.

К комнате было две двери: одна надежно заперта, как бы я ни пыталась достучаться до похитителей; за второй оказалась ванная. Удивительно, но на банном столике аккуратно были сложены мои вещи, вычищенные и отглаженные. Рядом находился банный халат, зубная щетка, целая гора косметики для лица, тела, ухода за волосами… Все это наталкивало на ужасные мысли: выпускать меня не собирались.

Именно тогда послышался щелчок дверного замка, резкий и без колебаний. Я замерла, насторожившись… Сердце ушло в пятки, а дыхание перехватило. На что вообще способны эти люди и для каких целей им я?

– Руби? Где ты? Выходи, нам нужно поговорить, – знакомый голос заставил каждый орган внутри меня сжаться. Хриплый, но в то же время резкий, спокойный, но почему-то от него сквозило арктическим льдом и титаническим безразличием.

Выбор свой я утратила еще тогда, когда переходила дорогу на том злосчастном светофоре. Теперь вокруг была коробка без окон и, смотря правде глаза, дверей. Прятаться негде, сбежать нет возможности, и оставалось только выйти к Кроуфорду и взглянуть своему похитителю в лицо. Да, это был именно он!

Около раковины стояла стеклянная подставка под зубные щетки, увесистая и громоздкая. Я тихонько подняла ее, спрятала за спиной и только после этого, наконец, вышла.

В комнате было темно, лишь один светильник у кровати освещал все пространство. Кроуфорд стоял около высокого шкафа, сцепив руки на талии. Его голова была слегка опущена, глаза скрывала тьма, а вот скулы четко прорисовывались за счет лучей света. Выглядело это, мягко говоря, жутко.

– Руб-б-би… – взглянув на меня, он сощурился и жадно втянул запах. Крылья носа затрепетали, а желваки заиграли. С этого момента его голос перешел на рык, тело будто стало больше, массивнее. – Добро пожаловать домой.

– Домой? Но мой дом не здесь… – дыхание было рваным, а находиться рядом с Кроуфордом было физически сложно. От него исходила сила, подавлявшая все вокруг. Такие, как он, могут все, и ничего им за это не будет.

– Теперь здесь, – только и сказал мужчина, пожав плечами. Я ожидала получить хоть какие-то объяснения, но вместо этого повисла гробовая тишина. – Как твое самочувствие? Мои люди слегка переборщили с самодеятельностью. Поверь, они уже наказаны.

– Переборщили?! – чаша терпения лопнула, и появилась откуда-то взявшаяся смелость. Сделав шаг вперед, я, минуя инстинкт самосохранения, прокричала: – Вы похитили меня, а Клара… Боги, что с ней?! Я должна быть рядом! Она ведь не могла… Звери! Моральные уроды! Отморозки!

– Тише, – приказал он, как отрезал. В голосе было столько предупреждения, что стало тошно. Кроуфорд смотрел на меня, как на соломинку, которую безумно хотел сломать.

– Вы покалечили ее или даже убили! – из глаз потекли слезы, желание увидеть целую и невредимую сестру сводило с ума. Я не могла спокойно дышать, зная, что с ней что-то не так. Просто не могла, ведь поклялась родителям! – Немедленно отведите меня к ней! Иначе…

Я не смогла договорить, потому что получила внезапный и очень болезненный удар по щеке. Меня отнесло к трюмо с высоким зеркалом, поэтому сразу удалось разглядеть разбитую губу и пальцы в крови.

Кроуфорд по-прежнему стоял на месте и даже бровью не повел, будто ничего не произошло. Мужчина тяжело дышал, сжимал и разжимал кулаки. Мне показалось, будто идеальный костюм натянулся на нем, а пуговки затрещали.

– Я предупреждал, – холодно отчеканил он, глядя на меня в упор. Сейчас он будто ощетинился, а лицо вытянулось, как у хищника на охоте. – В наказание за свою дерзость ты ничего не узнаешь о сестре и не увидишься с ней.

– ЧТО?! Вы не можете решать за меня! Кто вы вообще такой? – поднявшись на ноги, я слизнула с губ остатки крови. Вкус металла разлился во рту, как настоящая лава.

– Теперь я твой муж, Руби, – ошарашил меня он.

Глава 2

Сначала я решила, что это какая-то глупая шутка. Вроде тех, что отпускают похитители в дешевых боевиках, желая разрядить обстановку. Но нет. Он не засмеялся. Кроуфорд был лишком серьезен.

– Но у вас уже есть жена, – губы онемели, голос осел.

Мое почти бездыханное тело слабо упало на кресло, слово осенний лист. Спрятав лицо в ладони, я безумно хотела верить, что все это страшный сон. Безумие моего подсознания. Но никак не реальность! Нет!

– В наших культурах можно иметь две жены. Одну – как спутницу жизни. Другую – как самку для продолжения рода, истинную для волчьей натуры, – мужчина навис сверху, и теперь я видела только выпиравшую ширинку его строгих брюк. Затаив дыхание, я молилась, чтобы он не коснулся меня и пальцем. От одной мысли становилось жутко. – Ты – второе, Руби. Но сегодня я не трону тебя, дам время прийти в себя. Сегодня.

– Самка, волчья натура, вторая жена… – мысли путались, голова шла кругом, как вдруг из горла вырвался истерический смешок. – Точно, я сошла с ума!

– Нет, Руби, – Кроуфорд накрыл мой подбородок своей ладонью и сжал так сильно, что свело скулы. Он поднял лицо вверх, заставляя смотреть прямо в его пылающие глаза. Сейчас они горели от раздражения, когда он рычал: – Я – оборотень. Ты – моя самка. И тебе лучше побыстрее свыкнуться с этой мыслью, иначе…

– Убьете, как и мою сестру?

В ту секунду мне и вправду хотелось умереть. Я чувствовала себя закопанной в могиле. Там не было кислорода, но я продолжала жить, мучаясь каждое мгновение.

– Есть вещи куда страшнее смерти, дорогая, – хмыкнул он, а после… его глаза вдруг почернели. При мне радужная оболочка залилась чем-то вроде мазуты. Зрачки расширились, а из губ мужчины вырвался странный звук, похожий на тот, что издают рассерженные собаки или волки. Это был самый настоящий рык.

Я вжалась в кресло, пытаясь оторвать от себя руку Кроуфорда, но ничего не вышло. Она будто приросла к моему телу, сдавливая все сильнее и сильнее.

– Ты сняла браслет, хотя я предупреждал тебя о последствиях! – оскалился он, и я увидела клыки. Два огромных острых зуба буквально выросли в мгновение ока и теперь ложились на верхнюю губу. – Видимо, придется тебя проучить…

Медленно пальцы мужчины опустились ниже, сжав шею. Кроуфорд поднял меня вверх, как мешок с пухом, и бросил на кровать через всю комнату. Как только мое тело утонула в перинах, я наконец закричала что есть мочи и попыталась вскочить с места. Вдруг похититель забыл запереть за собой дверь? Надежда всегда умирает последней…

– Куда собралась? – он возник надо мной, словно призрак. Из ниоткуда! От страха я онемела, не в силах поверить в то, что вижу своими же глазами. Секундной заминки хватило Кроуфорду, чтобы сковать меня по рукам и ногам, а затем скрутить волосы в тугой узел, оттянуть их в сторону и оголить шею. – Не хочешь обычный браслет – получишь метку.

Нагнувшись, он чертовски медленно облизал кожу, словно пробуя ее на вкус. Его ноздри жадно впитывали запах, будто запах свежеиспеченной выпечки в лучшей Лондонской пекарне.

– Прошу, – из глаз хлынули слезы, ослепив меня. Тело тряслось, а прикосновения мужчины вызывали отвращение и дикий ужас. Меня касался монстр, какой-то странный гибрид. Возможно, жертва страшных экспериментов. И, что самое ужасное, Кроуфорд был психом! – Отпустите меня. Клянусь, я никому не скажу… Вы больше никогда не услышите обо мне. Мы семьей уедем из города… Или даже из страны. Навсегда! Умоляю…

– Очень в этом сомневаюсь, Руби, – низко прошептал он, а голосе слышалось дикое возбуждение, похожее на нечеловеческую жажду.

Мгновение – и что-то впилось в шею. Два острых штыря вонзились в кожу, словно ножи для стейка. Распахнув глаза, я глухо зашипела. Боль была настолько сильная, что конечности свело от острой ломоты.

А затем… Меня накрыла странная пелена, спрятавшая под собой весь негатив. Я ощущала себя пьяной или под каким-то мощным наркотиком. Удовольствие разлилось по каждой клеточке тела… Оно парило над кроватью в приступе блаженства, нега растекалась по венам. Все, чего хотелось в этот момент – лишь бы это не заканчивалось. Никогда. Ни за что.

Я ощутила, как Кроуфорд осторожно вынял клыки, и в голове поселилась тревога. Из горла вырвался стон, а дрожащие от избытка чувств губы прошептали:

– Прошу…– удивительно, но теперь в слова вкладывался совсем другой смысл. Абсолютно. – Умоляю…

Казалось, жалобные молитвы будто подстегнули мужчину действовать быстрее. Он резко отстранился и с высоты заглянул в мои глаза, прищурившись. В них было так много злорадства, что во рту ощущался привкус желчи.

Реальность обрушилась на голову, словно железный молот. Печаль, тоска, страхи, проблемы… Мир вдруг показался таким неуютный, чужим, страшным. Я ненавидела себя за то, что не могла противостоять странным чарам, но отдала бы все за еще один укус. Именно так Кроуфорд превратил меня в наркоманку.

– Теперь ты моя, – поставил точку мужчина. Облизнув палец, он коснулся новообразовавшейся раны, а затем надавил на нее. Пошла кровь, а тело свело от вспышки боли. – Помни об этом всегда, Руби.

– Я не могу быть вашей, – внимательно вглядываясь в глаза Кроуфорда, я не видела в них ничего человеческого. Он был бесчувственным зверем, не знавшим таких слов, как сострадание, сочувствие и жалость. – Так просто не бывает… Нет…

– Бывает, – равнодушно бросил он. Внезапно взгляд похитителя скользнул по израненной шее, повторяя путь капли крови, скользнувшей куда-то в декольте, задержался на моей груди, а я забыла, зачем предназначены легкие. – Знаешь, а мне достался не самый ужасный вариант.

Ладонь Кроуфорда резко накрыла мою грудь и сжала. Я попыталась оторвать его руку, но ничего не вышло. Мои пинки были ему безразличны, мольбы отпустить – мимо ушей. Монстр был на своей волне.

– Не трогайте меня, – стиснув зубы, я пыталась отбросить все чувства. Перестать ощущать мерзкие прикосновения, а лучше вообще отключиться.

– Знаешь, а я не вижу причины, зачем откладывать неизбежное, – хрипло проговорил он, жадно облизнув пересохшие губы. Его ладонь съехала к животу, будто ощупывая свое, сжала крохотную ночную рубашку и резко потянула на себя. Ткань порвалась так легко, будто это вата или бумага. – Это ведь и так произойдет.

На мне было черное гипюровое белье, закрывавшее интимные места вышитыми вручную розами. Я сказала бы, что это идеальны вариант для брачной ночи: оголяющий до невозможности и подчеркивающий достоинства. Но Кроуфорд не был моим женихом, и меньшее, чего бы мне хотелось сейчас, чтобы он пялился на мою голую кожу.

 

– Я не хочу… – тело покрылось мурашками и начало безумно дрожать. Так сильно, что Кроуфорду пришлось пригвоздить его своим, дабы внимательно осмотреть. – Прошу, мне нельзя…

Ощущая, как шершавая ладонь изучает мои изгибы, я была готова на все, лишь бы прекратить эту пытку. Мне не нравилось, как он смотрел на меня, как с его губ слетали странные рыки, а движения становились все более напористыми и свойскими.

– Я не ощущаю запаха крови, – ошарашил меня он. – У тебя нет женских дней.

– Но… – пытаясь придумать хоть одну причину, я выпалила первое, что пришло в голову: – Я девственница!

– Прекрасно, – довольно прорычал мужчина, расплывшись в пугающей улыбке. Два пальцы скользнули между бедрами, раздвигая складочки. Я резко дернулась, пытаясь вырваться, на что получила еще одну пощечину. – Чем быстрее я лишу тебя этой мелочи, тем быстрее мы сможем перейти к делу.

– Что?.. Какому делу?! – закрыв глаза, я старалась нырнуть в себя. Даже отвлечь Кроуфорда расспросами. Что угодно! Но зря…

Ему было плевать на мое возбуждение, похититель слушал и слышал только себя. Почувствовав сильное натяжение в районе груди, поняла, что лиф полетел к остаткам ночнушке. Спустя мгновение к ним присоединились и трусики.

Меня бросило в холодный пот, когда из его горла вырвался рычащий, полный убийственной горечи рев:

– Что за?!.. – с трудом заставив себя открыть глаза, я увидела разъяренного Кроуфорда. Он в бешенстве уставился на свою руку, а крылья его носа активно трепетали. Мужчина выглядел странно… Будто унюхавшее нечто ужасное собака. – Черт тебя дери… Ты ведь не девственница!

Подхватив рядом стоявший торшер, он запустил его в стену напротив, заставив громадное зеркало в пол рассыпаться на миллион мелких осколков.

– Сука! – голос его был как гром, разрушавший все вокруг. Я буквально физически ощущала силу энергии, опасности, и внутренний инстинкт кричал, что срочно нужно бежать, прятаться… Да куда угодно! Лишь бы не попасться под горячую руку. – Моя истинная – шлюха?!

Издав рваный гортанный звук, Кроуфорд резко оказался в другой части комнаты и, бросив на меня полный ненависти и презрения взгляд, вырвал часть деревянной кровати голыми руками. Мужчина с такой силой запустил ее в стену, что на меня посыпалась целая груда щепок. Пришлось судорожно спрятаться под одеяло.

– Я чую его запах. Гребаную вонь, от которой хочется опустошить и промыть желудок! – замерев на мгновение, похититель прикрыл глаза, затем внезапно распахнул их и в мгновение ока оказался у меня за спиной. Его рука лежала на моей шее. В ней был нож. Я знала, что, если выдохну или издам хоть звук, умру. И он знал. На это и был расчет. – Не повторяй прежних ошибок, Руби. Следующий раз все закончится очень печально. Поверь, есть вещи страшнее смерти. Например, вечные муки. Готова ли ты к ним, дорогая?

Не выдержав, я всхлипнула, позволяя идеально заточенному лезвию лишь слегка «погладить» кожу. Но не успел в моей голове поселиться ужас, как в комнате возник вихрь и сквозняк. Мгновение – и след Кроуфорда простыл, а дверь за ним захлопнулась.

С момента его ухода прошло не меньше часа, а я все не могла найти в силы подняться. Происходящее выбивало почву из-под ног. Я всегда была тем человеком, который может найти выход из любой ситуации. Но не здесь. В этом подвале правила игры диктовал Кроуфорд.

Когда замок двери щелкнул, на голову словно вылили ведро холодной воды. Но, к счастью, это была лишь уборщица. Женщина лет сорока пяти безумно быстро вынесла весь мусор, протерла полы и даже испорченную мною вазу захватила.

– Простите, а вы не подскажете, где мы находимся? – осторожно окликнула я ее, но та даже не шелохнулась, будто не слышала мой голос. – Вы знаете улицу, район?.. Хоть что-то?..

Я сделала вывод, что обслуживать меня в заточении будет глухонемая женщина. Но перед уходом она повернулась ко мне, бросив напоследок:

– Кровать заменят ближе к вечеру. Вам нужно что-то, миссис?

Хотелось просить ее выпустить меня из подвала, но вряд ли Кроуфорд так глуп, чтобы подсылать ко мне ненадежных людей.

– Больше теплых пижам, – прошептала, отвернувшись. Возможно, это мелочи, но закрытое белье могло спасти меня от нежелательных отношений.

***

Помню, как много лет назад я, Клара, бабушка и наши еще живые на тот момент родители ходили в музей интерьеров. Это было за неделю до злосчастной аварии. Наша семья казалась такой простой, обычно и… счастливой.

– И все-таки нет ничего лучше старого доброго английского стиля, – мечтательно протянула мама, которая выросла в типичной деревушке и пока еще не зарабатывала достаточно, чтобы обеспечить себе все «хочу». – Роскошная кровать с высоким, обитым балдахином изголовьем и красивой резьбой из натурального дерева темных пород – где еще вы увидите такую красоту? Шторы с драпировкой, покрывало, расшитое мелкими цветками, плед в клетку, множество подушек разного размера…

– Все будет, любимая, – шепнул ей на ухо отец, с любовью поцеловав в губы. Мать засмеялась и обняла его за талию, прижавшись так крепко, что должны были затрещать кости. – Теперь у меня новая работа. С таким заработком я куплю тебе все, на что ты посмотришь.

Тогда я еще не знала, что именно новая должность принесет горе в нашу семью и разрушит судьбы. По пути домой из ресторана, где родители отмечали продвижение отца по карьерной лестнице, он дал порулить маме на пустой дороге. Та была пьяна и не справилась с управлением, когда из-за поворота выскочил грузовик.

– Это комната твоей мечты, мамочка, – глухо прошептала я в пустоту, смахнув одинокую слезу со щеки. – Только тут нет штор из-за отсутствия окон.

Кровать заменили намного раньше, чем предупредила уборщица. Два качка вломились буквально через тридцать минут после происшествия и за считанные минуты сделали свою работу. К тому же установили громадную плазму.

Я не успела прийти в себя, как в дверь снова постучали. Это был первый раз, когда гость спрашивал моего разрешения войти. Я замерла в проходе, совершенно не представляя, что делать. Если пришел Кроуфорд, то мужчина просто играет со мной. Но если кто-то другой…

Стук повторился, а затем елейный голос прошептал:

– Могу ли я войти, Руби?

– Д-д-да, конечно, – заикаясь, я нервно сглотнула, упав на кушетку. В этом месте все казалось мне подозрительным и настораживало. На всякий случай сжав в руках рукоятку увесистой расчески, проследила, как дверь робко открылась и в нее просунулась белокурая головка.

– Милая, где ты?

Я узнала девушку сразу. Именно с ней Кроуфорд пожаловал в бар, именно она являлась его женой. Увидев меня, она расплылась в такой широкой и искренней улыбке, что мне стало жутко. В этом доме живут только больные на всю голову!

– О, вот ты где! Добро пожаловать в семью! Меня зовут Сьюки, вряд ли тебе кто-то сказал… – нервно заправив кудрявые волосы за ухо, она поставила громадный поднос с чем-то вкусно пахнущим на широкий стеклянный стол. – Как ты тут обустроилась? Все ли тебе нравится? Я сама выбирала дизайн комнаты. Все сделано по последнему писку моды! Только позабыла о телевизоре. Но уже исправила свою ошибку. Там множество фильмов…

– Сьюки, – резко перебив жену Кроуфорда, я уставилась на ее растерянное личико в полном недоумении. Девушка и вправду не понимала, что меня не устраивает. Пришлось отчеканить ей по слогам: – Вы держите меня тут насильно, а твой муж собирается меня насиловать. Поговорим о фильмах?

– О, это не так! – воскликнула она, покачав головой. – Любимый бывает жесток и не следит за тем, как ведет себя с дамами, но в целом добрее него не найти альфы. Как и сильнее. Тебе несказанно повезло!

– Он искалечил мою сестру! – воскликнула я, поднимаясь на ноги. Хотелось ущипнуть себя и убедиться, что не сплю. Чета Кроуфордов воспринимала все не так, как нормальные люди. То, что было омерзительным, аморальным, запрещенным законами всех страх, для них казалось привычной нормой!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»