«Советские немцы» и другие фольксдойче в войсках ССТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Введение

Накануне Второй мировой войны каждый третий немец проживал вне германских границ. Еще со времен Средневековья немецкие переселенцы переезжали в восточном направлении в поисках земли и средств существования. На новых местах поселенцы образовывали тесно связанные землячества, сохраняющие сильные родственные связи со своей родиной. Всего в мире к концу 30-х годов ХХ столетия насчитывалось около 100 миллионов немцев, из которых 20 миллионов жили в европейских странах, в основном в Центральной и Восточной Европе, и еще около 13 миллионов – на других континентах[1].

Эти проживающие за пределами Рейха немцы именовались фольксдойче (буквально – этнические немцы), в то время как немцы, жившие в Германии, назывались рейхсдойче (буквально – имперские немцы). Интересно, что автором термина «фольксдойче» считается сам фюрер и рейхсканцлер Адольф Гитлер, впервые он употребил его в 1938 году в меморандуме Рейхсканцелярии. Согласно этому документу, фольксдойче признавались немцы, родившиеся и проживающие за рубежом, люди, «чей язык и культура имеют германские корни», но которые не имеют немецкого гражданства[2].

Вопрос истории немецких этнических общин разных стран (как, впрочем, и не только немецких общин) является необычайно актуальным в наше время, когда границы между государствами стираются, расы и народы перемешиваются, а национальная идентичность все больше становится лишь главной составляющей этнических «фолькшоу» для туристов. Сейчас кажется почти невероятным, что в середине ХХ века европейцы мыслили совсем по-другому и в народном самосознании доминирующими были именно национальные категории. Пример фольксдойче в этом плане является наиболее показательным – немецкие общины, столетиями жившие вдали от родины, тем не менее сохраняли свою национальную идентичность и помнили, кто они и откуда пришли их предки. Кроме этого, работа нацистов с проживающими в других странах этническими немцами показывает, как государство должно поддерживать диаспору и использовать ее возможности – политические, экономические, культурные и военные. Последний аспект, по нашему мнению, является одним из самых главных. Использование Третьим рейхом мобилизационного потенциала фольксдойче в условиях тотальной войны является ярким примером того, как государство, строящееся на национальных принципах, стремится привлечь на военную службу людей своей национальности, проживающих в других странах. Этот опыт во многом может быть полезен и в современных условиях.

Целью работы является раскрытие особенностей службы этнических немцев в войсках СС, попытка определить их численность, выявление вклада фольксдойче в расширение и развитие войск СС. Сразу заметим, что под фольксдойче мы понимаем этнических немцев, которые на момент начала Второй мировой войны являлись гражданами других государств, а не немцев, рожденных за рубежом, а затем еще до войны переехавших в Германию и принявших гражданство. Хронологические рамки исследования – 1939–1945 годы.

Стоит заметить, что обычно исследователи не уделяют должного внимания обозначенной проблеме, в основном сосредоточиваясь на истории иностранных добровольцев в войсках СС, а об этнических немцах упоминая лишь вскользь, ограничиваясь констатацией общеизвестных фактов и не слишком внятной статистики. Мы же попытаемся комплексно восполнить этот пробел. Однако с учетом того, что информации по проблеме крайне мало, первоначально мы считаем целесообразным сделать краткий обзор источников и историографии по заявленной теме.

Документальную основу исследования составили архивные документы фондов трофейной немецкой документации, хранящиеся в Национальном архиве США и в Центральном государственном архиве высших органов власти и управления Украины в городе Киеве. Многие из этих уникальных документов впервые вводятся нами в научный оборот. Также в работе мы использовали уникальные документальные материалы из частных архивов автора, американского исследователя Д.П. Мура и российского историка К.К. Семенова.

Сама по себе история фольксдойче в войсках СС еще не становилась объектом специального исследования. Однако тема взаимоотношений фольксдойче с Третьим рейхом неоднократно поднималась в исторических работах. Наибольшей известностью в этом плане пользуется монография латвийского историка О. Луманса «Himmler’s Auxiliaries: The Volksdeutsche Mittelstelle and the German National Minorities of Europe, 1933–1945», в которой он рассматривает историю связей Третьего рейха с этническими немцами, приводит массу малоизвестного фактического материала и вводит в научный оборот множество редких документов. Автор детально анализирует деятельность «Фольксдойче Миттельштелле», подает историю взаимоотношений Рейха с немецкими общинами в разных странах. Некоторое внимание О. Луманс уделил и вопросу вербовки фольксдойче в войска СС, однако именно этот аспект в его книге освещен сравнительно коротко. Исходя из этой точки зрения, его работу никак нельзя назвать исчерпывающей.

Большое значение для изучения вопроса участия этнических немцев из восточноевропейских стран в войсках СС имеют исторические исследования, носящие региональный характер. В частности, о словацких фольксдойче пишут в своих работах историки М. Шварц и М. Аксворти, о сербских и хорватских – П. Касагранд и Д. Лепре. При этом если в книге Д. Лепре фольксдойче упоминаются лишь в общем контексте, то П. Касагранд в своей книге «Die Volksdeutsche SS-Division Prinz Eugen» уделил им основное внимание. Правда, его работа носит скорее характер не глубокого исторического исследования, а общий, но несмотря на это она представляет значительный интерес.

Что касается Венгрии, то здесь отдельно следует выделить фундаментальную монографию Р. Пенча, посвященную истории 31-й добровольческой гренадерской дивизии СС, которая как раз и была сформирована из венгерских фольксдойче. В этой очень серьезной и качественной работе приводится огромное количество малоизвестного фактического материала, ветеранских интервью и архивных документов.

Среди работ общего плана о войсках СС важный фактический материал был почерпнут нами из книг немецкого историка Р. Михаэлиса, посвященных различным частям войск СС – от кавалерийских до панцер-гренадерских и танковых. В основном его работы представляют собой сборник документов и воспоминаний ветеранов войск СС, плюс краткая общая и иногда статистическая информация без серьезного научного анализа. Однако в его книгах приводится очень хороший фактаж, что придает им определенную ценность для исторических разработок. Интересную информацию можно найти и в книгах, посвященных боевому пути той или иной дивизии или части войск СС, в которых проходили службу этнические немцы – это истории дивизий СС «Принц Евгений», «Хандшар», «Гетц фон Берлихинген», «Хорст Вессель», «Карстъягер», полка СС «Дер Фюрер» и других. Вопросы истории участия фольксдойче из разных стран в немецких военных усилиях в годы войны неоднократно поднимал в своем многотомном фундаментальном исследовании «Foreign Legions of Third Reich», посвященном участию иностранных граждан в военных усилиях Третьего рейха, известный британский историк Д. Литтлджон. Много внимания уделил этой проблеме и голландский историк Л. Де Йонг, чья книга «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне» была переведена на русский язык еще в 50-е годы.

Среди общих работ, посвященных истории СС, полезной была известная книга немецкого автора Х. Хене «Черный орден СС», где рассматривается история предвоенных взаимоотношений СС и фольксдойче и содержится несколько интересных фактов, а также работа Р. Лумсдена «Himmler’s Black Order. A history of the SS 1923–1945», где приводится статистическая информация касательно численности фольксдойче в войсках СС.

Важная информация была почерпнута нами в справочных изданиях. Прежде всего, здесь имеются в виду биографические и документальные справочники американского исследователя М. Йергера, содержащие огромное количество уникальнейшей информации. Также полезными были биографические справочники Ф. Бергера (посвящен кавалерам Рыцарского креста и Золотой пряжки за ближний бой), М. Миллера (посвящен высшему генералитету СС) и Ф. Маклина (посвящен офицерам СС, служившим в концентрационных лагерях). Отдельно хотелось бы выделить справочные работы американских авторов Р. Бендера и Х. Тейлора, посвященные истории и униформе войск СС, которые хотя и были опубликованы несколько десятилетий назад, однако до сих пор не потеряли своей актуальности. Что касается российских авторов, то немаловажное значение для изучения истории Третьего рейха имеют справочные издания К.А. Залесского.

На постсоветском пространстве тема фольксдойче также привлекает внимание исследователей. Среди работ украинских историков следует выделить статью М. Коваля и П. Медведка. Ну и, конечно же, нельзя забыть труды известного советского, а впоследствии и российского историка М.И. Семиряги, посвященные истории антифашистской борьбы, функционированию нацистского оккупационного режима в европейских странах, а также природе и типологии европейского коллаборационизма.

 

Полный список источников и литературы, использованных автором в работе над книгой, приводится в конце работы.

Исходя из историографического обзора, наша работа может претендовать на первое более или менее комплексное исследование истории этнических немцев в войсках СС, восполняя существующие пробелы в истории Второй мировой войны. Вместе с тем автор будет благодарен за любые замечания, дополнения, а также за корректировку представленной в книге информации.

Исследование выполнено в рамках организованного нами общественного исторического проекта «Судьбы России, Украины и Европы в первой половине ХХ века»[3].

Автор выражает глубокую благодарность за предоставленные ценные документы, материалы и оказанную поддержку во время работы над книгой Джону П. Муру (США), Бегляру Новрузову (Москва, Россия), Константину Семенову (Москва, Россия), Андрею Самцевичу (Владимир, Россия).

Глава 1
1937 год: фольксдойче входят в сферу влияния СС

Необходимость распространения влияния нацистской партии на немецкие общины за рубежом осознавалась нацистскими лидерами еще до прихода Гитлера к власти. К середине 30-х годов в Третьем рейхе уже существовал целый ряд структур и организаций, претендующих на влияние в среде фольксдойче, начиная с министерства иностранных дел, Зарубежной организации НСДАП[4] (на 1937 год – 51 000 членов) и Внешнеполитического ведомства Альфреда Розенберга (занималось иностранными студентами немецкого происхождения) и заканчивая частной Ассоциацией зарубежных немцев, имевшей контакты с немцами во всем мире. Формальное руководство всеми этими организациями было возложено на Рудольфа Гесса, заместителя фюрера по партии, который в 1936 году организовал особое бюро под руководством «старого бойца» Отто фон Курзелля («Бюро Курзелля»).

Вскоре Гесс и фон Курзелль заблудились в этих дебрях (что было нетрудно, учитывая порожденный всеми эти структурами хаос). Пытаясь упорядочить процесс воздействия Рейха на фольксдойче, Гесс обратился за помощью к рейхсфюреру СС Генриху Гиммлеру. Выбор был не случаен – Гесса привлекла четкая организация и строгая дисциплина в СС. Так что именно Гесс первым допустил Гиммлера к рычагам влияния на фольксдойче[5]. Тот не замедлил воспользоваться представившейся возможностью.

Сам рейхсфюрер СС видел в этнических немцах прежде всего возможность увеличить сократившееся население Германии. «Я действительно намерен взять немецкую кровь из любого места, где она окажется. Отнять и выкрасть ее, где я только смогу»[6], – заявил Гиммлер. С другой стороны, распространение влияния СС на немецкие общины в других странах предоставляло СС определенный выход на внешнеполитическую арену, что также не могло не заинтересовать рейхсфюрера СС.

Гиммлер энергично взялся за дело. Он хотел создать такую организацию, которая сможет координировать отношения Германии с этническими немцами во всем мире и исправить существующую неразбериху. 27 января 1937 года на базе бывшего «Бюро Курзелля» было создано Главное управление репатриации этнических немцев («Volksdeutsche Mittelstelle», сокращенно – VoMi (ВоМи)), курировавшее переселение фольксдойче в Германию. Во главе ВоМи был поставлен обергруппенфюрер СС Вернер Лоренц, весьма импозантная фигура, прусский националист, летчик Первой мировой войны и данцигский помещик. На эту должность он был отобран Рудольфом Гессом по рекомендации Гиммлера[7].

С объективной точки зрения Лоренц не имел ни малейшего понятия о делах немецких общин в разных странах, поэтому его заместителем был назначен куда более компетентный в этих вопросах оберфюрер СС доктор Германн Берендс, ветеран СД[8] и личный друг главы СД Райнхарда Гейдриха. Берендс взял на себя всю практическую работу[9]. Впрочем, Лоренц быстро вник в суть дела. Первый штат ВоМи состоял всего из 30 сотрудников при весьма ограниченных средствах. Несмотря на это, за короткое время Лоренцу и Берендсу удалось взять под свой контроль целый ряд союзов и организаций, среди которых были «Имперский союз фольксдойче» и «Союз немцев Востока». Вследствие их деятельности ВоМи стало играть ведущую роль в вопросах руководства и финансирования нацистской партией немецких землячеств в Восточной Европе.

Результаты активной деятельности СС в направлении распространения своего влияния на общины этнических немцев не замедлили сказаться. В руководстве многочисленных организаций культуры и обществ, имевших тесные связи со странами Юго-Восточной Европы, стали появляться эсэсовские представители. Например, оберфюрер СС Эвальд фон Массов стал президентом «Немецко-болгарского сообщества», а тот же Вернер Лоренц – президентом «Объединения межгосударственных союзов»[10]. Более того, благодаря деятельности ВоМи СД получила благоприятную возможность для внедрения в немецкие общины, создавая там плотную сеть так называемых опорных пунктов. ВоМи сыграла важную роль в Судетском кризисе 1938 года, результатом которого стало Мюнхенское соглашение и присоединение к Третьему рейху населенной немцами Судетской области, отторгнутой у Чехословакии.

Строго говоря, на этом этапе ВоМи формально не относилась к СС, будучи партийным органом. Однако именно СС контролировала деятельность этой организации, поскольку большинство ее сотрудников являлись членами СС либо чинами полиции (тоже подконтрольной Гиммлеру)[11]. То есть Гиммлер, формально не имея отношения к ВоМи, сумел распространить свое влияние на общины этнических немцев, оказывая его фактически закулисно – весьма ловкий ход.

Только через два года с момента основания ВоМи руководящая роль СС по отношению к фольксдойче была закреплена официально. 29 сентября 1939 года был учрежден штаб рейхскомиссара по укреплению германской народности (Reichskommisar für die Festigung Deutschen Volkstums – RKFDV (РКФДВ). Через несколько дней, 7 октября 1939 года Гитлер лично назначил на должность рейхскомиссара Гиммлера[12], а фактическим руководителем являлся начальник штаба обергруппенфюрер СС Ульрих Грайфельт. Задача рейхскомиссара заключалась в окончательном возвращении из-за рубежа в Рейх всех фольксдойче и рейхсдойче, а также, что немаловажно, устранение пагубного влияния на них враждебных Германии групп населения в других странах. Для этого Гиммлер получил от Гитлера все необходимые полномочия, полный карт-бланш: «В решении своих задач рейхсфюрер СС может опираться на поддержку властей и всех имеющихся учреждений Рейха, земель, общин, а также поселенческих товариществ и объединений»[13].

7 октября 1939 года на базе этого штаба было сформировано отдельное Центральное управление, состоявшее из шести отделов, а Грайфельт стал его руководителем (было известно как «Отдел Грайфельта»). 1 июля 1941 года это управление реорганизовали в Штабное управление имперского комиссара. В ведении Грайфельта находилась координация работы как Главного управления расы и поселений (РуСХА), так и ВоМи. Начальником штаба Грайфельта с ноября 1939 года был оберфюрер СС доктор Германн Берендс, специально отозванный для этого из ВоМи. 21 июня 1941 года Берендс вернулся в ВоМи, где был снова назначен начальником штаба, а его должность занял оберфюрер СС (произведен 9 ноября 1941 года) Рудольф Кройц[14].

Чтобы не создавать путаницы, Гиммлер распределил обязанности между новосозданной службой Грайфельта и ведомством Лоренца. Основной задачей Грайфельта было проведение мероприятий по переселению этнических немцев (как правило, на территорию польского Генерал-губернаторства), экспроприации еврейской и польской собственности для их нужд на оккупированных территориях и ее распределение. Вопреки распространенным утверждениям, действовало оно достаточно скромно – к середине 1941 года из 928 000 польских ферм в Генерал-губернаторстве лишь 47 000 (5 %) было передано в руки немецких переселенцев[15]. Центр Лоренца составлял списки возвращенцев и переселенцев, попутно сохраняя контроль над общинами фольксдойче в разных странах. Оба учреждения работали рука об руку. Что касается РуСХА, то оно проводило расовую проверку переселявшихся в Германию этнических немцев.

 

В декабре 1940 года Гесс окончательно передал Гиммлеру все полномочия касательно работы с фольксдойче[16], теперь это официально стало делом СС, а не партии. 15 июня 1941 года ВоМи получило статус главного управления в системе СС (Hauptamt Volksdeutsche Mittelstelle).

Таким образом, всего лишь за два года СС прочно захватило контроль над всем спектром работы с немецкими общинами в других странах, подмяв под себя либо оттеснив на второй план все остальные конкурирующие организации. Благодаря контролю над ВоМи и РКФДВ в руках СС оказался важный инструмент воздействия на внешнюю политику Третьего рейха. Однако не мог пройти мимо внимания руководства СС и вероятный мобилизационный потенциал этнических немцев, что впоследствии обусловило широкую вербовку фольксдойче в войска СС и добавило в список эсэсовских структур, занимающихся фольксдойче, Главное управление СС (в вопросах вербовки, комплектования и мировоззренческой подготовки), Главное оперативное управление СС (в вопросах боевой подготовки и обеспечения) и Главное управление кадров СС (конкретно – Управленческую группу «Ц»).

Глава 2
Войска СС и фольксдойче накануне и в начале Второй мировой войны

После успешного завершения Польской кампании 1939 года рейхсфюрер СС Гиммлер намеревался и далее расширять войска СС путем формирования новых подразделений. Однако на пути этого намерения стояло армейское руководство, отказывающее СС в выделении необходимых людских резервов. СС получало только 2 % от числа немецких призывников, то есть 12 000 человек. В то же время к 1940 году для поддержания постоянной численности войск СС в них ежегодно должны были приходить 18 000 новобранцев[17]. Понятно, что при нехватке 6000 человек ни о каком расширении войск СС не могло быть и речи – тут бы поддерживать на плаву уже существующие части. В этих условиях Готтлоб Бергер, начальник отдела комплектования войск СС, вскоре возглавивший Главное управление СС, предложил вербовать в войска СС фольксдойче, которые никак не были связаны с Вермахтом, поскольку являлись гражданами других государств. Если верить историку Р. Коэлю, то сначала Бергер смотрел в сторону немцев Эстонии, Северного Шлезвига, Румынии и Словакии[18].

В то время многие проживающие за границей этнические немцы с восторгом смотрели на Германию, особенно в 1938–1939 годах, когда поразительные внешнеполитические успехи Гитлера следовали один за другим. В их глазах Третий рейх выглядел сильным и эффективным государством, поднявшимся как феникс из пепла после поражения в Первой мировой войне и упадочной Веймарской республики. Стоит также добавить, что в то время почти в каждой европейской стране в среде фольксдойче существовали пронацистские политические движения различных масштабов, ставившие цель объединить местных немцев и воспитывать их в нацистском духе. Выступая в берлинском клубе для фольксдойче 8 декабря 1938 года, руководитель этнических немцев в странах Прибалтики Крегер следующим образом определил задачи немцев, проживающих в других странах: «Фольксдойче должны так формулировать свою политику, чтобы служить эффективным инструментом внешней политики Германии»[19].

Так что вполне естественно, что многие фольксдойче, особенно это касается молодых людей, так или иначе хотели быть причастными к успехам своей родины. В этой смысле четырехлетняя служба в элитных частях Гиммлера для многих молодых этнических немцев была особо притягательна, так как казалась благоприятной возможностью «внести свой вклад» и заложить неплохие основы будущей карьеры.

Благодатное поле для начала вербовки фольксдойче в войска СС появилось после того, как в середине 1939 года началось массовое переселение этнических немцев из некоторых европейских стран в Германию. Организовывая это переселение, нацисты имели первоначальной целью привлечение в Германию дополнительной рабочей силы, что главное – немецкого происхождения. Обергруппенфюрер СС Ульрих Грайфельт, в гражданской жизни успешный бизнесмен, а в данный момент – руководитель Департамента по четырехлетнему плану[20] в личном штабе рейхсфюрера СС, на январь 1939 года оценивал нехватку рабочей силы в Рейхе в 500 000 человек[21]. Однако последовавший вскоре армейский набор и возросшие нужды военной промышленности еще больше обострили проблему. Сюда же следует добавить и намерение Гиммлера увеличить людской потенциал Третьего рейха за счет этнических немцев. Задачи были обозначены, теперь осталось взяться за их решение. В «долгий ящик» нацисты дело откладывать не стали.

В этот период все взоры были обращены на входящий в состав Италии Южный Тироль, где численность немецкой общины достигала около 280 000 человек. Регион был проблемный, а лично для Адольфа Гитлера еще и очень болезненный, не зря он в своей книге уделил немалое место этому вопросу[22]. Вдобавок, с приходом к власти в Италии фашистского режима, тирольские немцы подвергались насильственной «итальянизации», поскольку, по мнению дуче Бенито Муссолини, представляли собой «не национальное меньшинство, а остатки этнических групп – напоминание о временах вторжений варварских племен»[23]. Однако к середине 30-х годов ситуация изменилась. Затем в июле 1939 года Гитлер и Муссолини достигли соглашения о репатриации в Германию южнотирольских фольксдойче, тем самым ликвидировав камень преткновения во взаимоотношениях между двумя странами.

Практическая организация переселения была возложена на Грайфельта, который в этот момент возглавлял германо-итальянский штаб по переселению немцев из итальянского Южного Тироля[24]. Грайфельт организовал переселение людей и перевозку их имущества, и в начале 1940 года репатриация начала успешно осуществляться и длилась несколько лет. Процесс переселения немцев Южного Тироля продолжался вплоть до падения режима Муссолини летом 1943 года. К концу 1942 года в Германию отсюда переселились 82 681 фольксдойче[25].

Успех Грайфельта в Тироле привел к его назначению начальником вскоре созданного штаба рейхскомиссара по укреплению германской народности. Имел он более важные последствия: 6 октября 1939 года Гитлер в Рейхстаге произнес известную речь, в которой выдвинул идею о переселении в Рейх всех зарубежных немцев[26]. После этого переселение фольксдойче «домой, в Рейх» стало государственной политикой. Так что вскоре опыт, полученный в Южном Тироле как в переговорной, так и в практической сферах, был использован в аналогичных же договорах с СССР о переселении в Германию 136 000 немцев, оказавшихся на захваченной Красной Армией польской территории, Прибалтийскими государствами, где проживало 120 000 немцев, Румынией[27] и снова с СССР[28] (в обоих последних случаях касательно репатриации бессарабских и буковинских немцев, которых там насчитывалось 130 000 человек).

Масштабы этих переселений наглядно показал в своем труде М.И. Семиряга. В частности, уже осенью 1939 года немецкие органы развернули интенсивную подготовку к переселению «домой, в Рейх» немцев из Прибалтийских республик. Правительства этих стран быстро пошли навстречу немецким предложениям, по некоторым данным из-за того, что прибалтийские немцы не пользовались в Прибалтике особым уважением, их скорее боялись. В течение 1939–1941 годов из трех Прибалтийских республик в Германию было переселено более 110 000 фольксдойче. Одним из них был будущий гауптштурмфюрер СС Берндт Любих фон Милован. Он родился в Риге 7 декабря 1913 года. В 1933–1934 годах служил в армии Латвии. 25 июня 1940 года вступил в СС (билет № 411 969). Практически всю войну фон Милован прослужил в дивизии СС «Тотенкопф», прославился как командир 1-й батареи 3-го дивизиона штурмовых орудий СС. 14 октября 1943 года был награжден Рыцарским крестом, 9 октября 1944 года – Германским крестом в золоте. С января 1945 года командир 2-го батальона 3-го танкового полка СС, а с апреля 1945 года – 1-го батальона 5-го панцер-гренадерского полка СС[29].

Что касается Бессарабии и Буковины, то отсюда за период с 23 сентября 1940 года (отправка первого эшелона) и до 14 ноября 1940 года (отправка последнего) было вывезено в Германию 88 472 человека. Сюда также можно добавить и данные касательно самой Румынии, откуда на протяжении 1940 года в Германию было переселено еще 77 000 фольксдойче. Общее количество немцев, переселенных в Германию из Италии, Прибалтики, Румынии, западных и юго-западных областей Советского Союза, в 1939 – первой половине 1941 годов достигает 485 000 человек[30].

Всего же благодаря деятельности РКФДВ и ВоМи в Третий рейх было переселено 1 200 000 этнических немцев[31]. В одних случаях, как в вышеприведенных эпизодах, это переселение основывалось на межгосударственных соглашениях, в других, когда это касалось оккупированных стран, таких как Польша, Чехословакия, Югославия, Франция и других, переселение основывалось на оккупационном праве. Общее руководство процессом переселения осуществлял Грайфельт, работая в тесном сотрудничестве с ВоМи. Нужно сказать, что переселение этнических немцев в Германию обычно проходило добровольно, без принуждения, хотя в некоторых случаях и приходилось применять силу, чтобы заставить тех или иных фольксдойче покинуть свои дома и хозяйство. Понятно, что восторгов такие методы в среде этнических немцев не вызывали. Забавно, что Гиммлер относился к этому положительно, считая, что «в самой природе немецкой крови сопротивляться»[32].

В результате к середине 1940 года несколько десятков тысяч немецких переселенцев из европейских стран переселились в Германию, и количество их постоянно росло. Курировали их ВоМи и штаб рейхскомиссара по укреплению германской народности (то есть СС). И хотя после переселения эти люди становились гражданами Германии, а следовательно, подлежали призыву в Вермахт, СС все же имело к ним первоочередной доступ, благодаря чему могло развернуть среди них вербовочную кампанию.

Примечательно, что, хотя Грайфельт и был типичным технократом, думающим лишь о промышленности и практической стороне дела и мало переживающим за идеологию, он все же уделял определенное внимание вопросу привлечения фольксдойче к военной службе. Например, в январе 1940 года, во время упомянутого процесса репатриации в Германию фольксдойче из Южного Тироля, Грайфельт приказал включить в отдельный список всех этнических немцев, пригодных к военной службе[33]. Со своей стороны Бергер также прилагал активные усилия, работая с переселенцами, иногда даже это приобретало забавные формы. В частности, группы эсэсовских рекрутеров были направлены в еще лишь строящиеся транзитные лагеря на Дунае с задачей не только ожидать прибытия немецких переселенцев из Бессарабии[34] (чтобы тут же начать вербовку), но и, не теряя времени, вербовать в войска СС тех местных фольксдойче, которые работали в строительных бригадах на сооружении этих лагерей[35].

Среди «румынских» репатриантов был Ханс Липински, родившийся в Черновцах 20 февраля 1916 года. Химик, доктор технических наук. С 1 ноября 1937 года по 1 ноября 1938 года служивший в армии Румынии. 4 сентября 1939 года Липински переехал в Германию, а 24 мая 1940 года вступил в СС. В 1941–1942 годах служил в зенитном дивизионе СС «Ост», в 1942 году окончил юнкерскую школу СС в Бад-Тёльце. С февраля 1943 года Липински служил в зенитном дивизионе дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер». С 14 февраля 1944 года – командир 2-й батареи 18-го зенитного дивизиона СС добровольческой дивизии СС «Хорст Вессель». 2 января 1945 года Ханс Липински был награжден Рыцарским крестом, 30 января 1945 года – произведен в гауптштурмфюреры СС резерва[36].

Однако главным полем работы с переселенцами-фольксдойче была все же территория Германии. Немецкие переселенцы размещались в лагерях, организованных ВоМи, чиновники которой работали в тесном сотрудничестве с вербовщиками из войск СС. В борьбе за людей эсэсовцы шли на разные ухищрения, например, представителям Вермахта запрещался доступ в лагеря переселенцев без санкции на то местного эсэсовского начальника. Если же переселенец изъявлял желание поступить на службу в Вермахт, а не в войска СС, то от него требовали немедленно покинуть лагерь на основании того, что мобилизация в армию лишала его права на место в лагере[37]. С учетом того, что жить большинству переселенцев было пока еще негде, такое требование сразу же ставило перед завербовавшимся в Вермахт фольксдойче целый ряд трудностей, которых можно было бы легко избежать, записавшись в войска СС. Можно даже сказать, что фактически уже в этот момент войска СС отошли от своего основополагающего принципа укомплектования личным составом – добровольности, прибегая пусть и к легким, но все же принудительным мерам и полумерам. Тем не менее полностью взять под контроль немцев-переселенцев войскам СС так и не удалось, так как после получения немецкого гражданства переселенцы автоматически попадали под призыв в вооруженные силы и многие из них в итоге и были призваны (или пошли добровольно) в Вермахт.

В то же время основные массы фольксдойче все еще оставались недосягаемыми для СС, и Готтлоб Бергер настойчиво искал пути решения проблемы и выходы непосредственно на другие страны. Первая пробная вербовка произошла в Словакии, где в январе 1940 года 109 карпатских фольксдойче изъявили желание стать солдатами войск СС. Однако в этот период еще действовали очень строгие критерии отбора, поэтому годными к службе из них были признаны лишь 58 человек[38] (подробнее смотрите в разделе, посвященном Словакии).

1Bender R., Taylor H. Uniforms, organization and history of the Waffen-SS. 1986. Vol. 3. Р. 8.
2Bergen D. The Nazi Concept of ‘Volksdeutsche’ and the Exacerbation of Anti-Semitism in Eastern Europe, 1939—45 / Journal of Contemporary History. Vol. 29. No. 4 (Oct., 1994). Р. 569.
3URL: http://obistproject.blogspot.com/
4Основной задачей данного ведомства было распространение влияния нацистских идей на граждан Германии, проживающих в других странах. Также оно охватывало и немецких моряков, посещающих другие страны. Подробнее смотрите в книге: Семиряга М.И. Коллаборационизм. С. 390–391.
5Хене Х. Черный орден СС. С. 249.
6СС Адольфа Гитлера. С. 100.
7Yerger M. Allgemaine-SS. Р. 94.
8СД – Служба безопасности, особое ведомство, осуществлявшее контроль над настроениями в обществе. Занималась «решением задач обеспечения безопасности Рейха в целом».
9См.: Де Йонг Л. Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне. С. 415.
10Хене Х. Черный орден СС. С. 250.
11Koehl R. The SS. A History 1919–1945. Р. 161.
12Yerger M. Allgemaine-SS. Р. 19.
13Хене Х. Черный орден СС. С. 276.
14Miller M. Leaders of the SS & German Police. Vol. 1. Р. 89.
15Ibid. Р. 474.
16Yerger M. Allgemaine-SS. Р. 19.
17Rieply T. Hitler’s Praetorian. Р. 85.
18Koehl R. The SS. A History 1919–1945. Р. 213.
19Семиряга М.И. Коллаборационизм. С. 391.
20Четырехлетний план – план переустройства экономической жизни Германии, направленный на стимулирование немецкой промышленности.
21СС Адольфа Гитлера. С. 113.
22См. в кн.: Гитлер А. Моя борьба. С. 636–639.
23Де Йонг Л. Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне. С. 400.
24В Третьем рейхе нередки были случаи, когда тот или иной человек одновременно занимал несколько важных постов. Так что не стоит удивляться тому, что Грайфельт «сидел сразу на нескольких стульях».
25Lumans O. Himmler’s Auxiliaries: The Volksdeutsche Mittelstelle and the German National Minorities of Europe, 1933–1945. Р. 156.
26Семиряга М.И. Коллаборационизм. С. 404.
27Miller M. Leaders of the SS & German Police. Vol. 1. Р. 474.
28Мюллер Р.-Д. На стороне Вермахта. Иностранные пособники Гитлера во время «Крестового похода против большевизма» 1941–1945. С. 64.
29Залесский К.А. Охранные отряды нацизма. С. 625.
30Семиряга М.И. Коллаборационизм. С. 54–55.
31СС Адольфа Гитлера. С. 100.
32Там же. С. 125.
33Lumans O. Himmler’s Auxiliaries: The Volksdeutsche Mittelstelle and the German National Minorities of Europe, 1933–1945. Р. 213–214.
34Согласно германо-советским договоренностям, после аннексии Советским Союзом Бессарабии местные немцы сразу же были отправлены «домой, в Рейх».
35Lumans O. Himmler’s Auxiliaries: The Volksdeutsche Mittelstelle and the German National Minorities of Europe, 1933–1945. Р. 214.
36Залесский К.А. Охранные отряды нацизма. С. 622.
37Lumans O. Himmler’s Auxiliaries: The Volksdeutsche Mittelstelle and the German National Minorities of Europe, 1933–1945. Р. 214.
38Семенов К. Иностранные граждане в войсках СС // Войска СС без грифа секретности. С. 191.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»