3 книги в месяц от 225 

ВторжениеТекст

Из серии: Астрал #2
4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Вторжение
Вторжение
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 298,90  239,12 
Вторжение
Вторжение
Вторжение
Аудиокнига
Читает Соболев Вячеслав
199 
Подробнее
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
210 
Подробнее
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
220 
Подробнее
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
230 
Подробнее
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
270 
Подробнее
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Вторжение | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
399 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Так, – сказал маг, – давай выбираться отсюда.

Он подхватил меня, как раненого, и потащил во двор. Вечернее солнце, оранжевое и косматое, ослепило меня. Я отвернулся от солнца и посмотрел на мага. Да, это был он – Евгений. Копна жидких русых волос, светлая бородка, глубоко запавшие глаза. Худощавый, да что там, попросту тощий. Как он меня только поднял?..

– Ну, – сказал он, прислоняя меня к стене. – Что у тебя за дела?

– Я из Москвы. – На этот раз говорить было легче, я почти пришел в себя. – Я приехал с предложением о сотрудничестве.

– С кем сотрудничать?

– С «Астралом-2», это такая организация, в которой собираются маги…

– Хватит, – оборвал меня Евгений. – Не здесь. Пошли ко мне.

Он подхватил меня под руку и потащил в лабиринт двориков. Я послушно перебирал ногами, но почти не видел, куда иду, – я еще не отошел от удара.

– Тебе повезло, – сказал Евгений минут через пять. – Я принял тебя за серого. Только в последний момент сообразил, что это не так.

– Серые? – подхватился я. – Это альвионцы.

– Тс-с, – прошептал маг.

Мы зашли в очередной двор, больше напоминавший каменный колодец.

– Ишь, уже нажрались, – донеслось сбоку, и Евгений буквально втащил меня в подъезд. Это был темный подъезд, очень широкий, с высокими потолками. Даже ступеньки на лестницах казались больше обычных.

Тут я пошел сам, цепляясь руками за перила, – немного пришел в себя. Я был еще очень слаб, но силы потихоньку возвращались. Тело еще плохо слушалось, но голова уже соображала.

На втором этаже Евгений остановился перед высокой деревянной дверью и достал из кармана ключи. Он открыл двери и крикнул в глубь квартиры:

– Это я! С гостем. Потом обернулся ко мне:

– Ну заходи.

Я отпустил перила и на подкашивающихся от слабости ногах вошел в коридор. Меня поразили потолки – высокие, просто огромные потолки! Да и сама прихожая больше напоминала большую комнату московской хрущобы…

– Сюда, – скомандовал хозяин. – На кухню. Сумку здесь оставь.

Я сбросил с плеч сумку и пристроил ее прямо на полу, у входа, а потом пошел за Евгением – на кухню.

Я уже почти полностью пришел в себя. Только по-прежнему во всем теле была дикая слабость, да голова немного кружилась. Моя внутренняя энергетика сейчас представляла собой путаный клубок энергетических каналов, с которым мне еще предстоит разбираться. Ладно, не впервой – такое бывает после болезни, например после гриппа.

Кухня оказалась не такой огромной, как прихожая, – просто большой. В потолок вместо люстры было вмонтировано несколько галогеновых светильников.

– Садись. – Маг кивнул на обшарпанный черный стул с мягким красным сиденьем. – Чай будешь?

Я кивнул и опустился на стул. Да, именно этого мне и не хватало. Я блаженно откинулся на спинку, вытянул вперед усталые ноги.

– Ну начинай, – сказал маг, зажигая конфорку. – Давай, я жду.

Честно говоря, я не знал, с чего начать. Что ему рассказать? Может, наоборот, потребовать объяснений?

Я представился, маг кивнул. Он подтянул к столу трехногий табурет и уселся на него, поставив локти на стол. Мне хорошо было видно его лицо – худое, мрачное. Бородка, закрывающая только подбородок и часть шеи, почему-то делала его моложе. Меня вот борода старит. А он вообще выглядел очень молодо – ну, студент, ну, последнего курса. Хотя я знал, что ему уже за тридцать. И только глаза, мрачные, глубоко запавшие, усталые глаза выдавали его возраст. Мальчишки так не смотрят. В глазах была печаль и отголоски старой боли.

– Ну, – сказал он. – Рассказывай, чего ты хотел?

И я стал рассказывать. Сначала про «Астрал-2», про цели и задачи. Потом я свернул на альвионцев с серыми метками и на необъявленную войну между реальностями.

Евгений молчал. Только кивал и иногда морщился. У меня сложилось впечатление, что ничего нового я ему не рассказал.

Когда закипел чайник, он встал, достал чашки и приготовил чай. Я продолжал рассказывать, Евгений поставил передо мной чашку. В нее он бросил пять кусков сахара – в принципе это должно было поддержать мои силы.

Я прервался, попробовал чай – он оказался слишком горяч. Тогда я продолжил рассказ, а питерский маг слушал меня, прихлебывая кипяток из чашки.

Дальше мой рассказ свернул на историю закрытия Астрала. Этой темой Евгений заинтересовался. Он выспрашивал меня о совете магов Альвиона, о подробностях закрытия Астрала. Постепенно мы перешли к моим личным приключениям. Я рассказал ему немного – меньше, чем Кириллу.

Евгений хмыкал, расспрашивал, и в определенный момент я понял, что он знает о других мирах не меньше меня. Он тоже путешествовал по иным реальностям, это было ясно. Я попытался расспросить его, но ничего не вышло – он уходил от ответов, сам норовил спросить что-нибудь да и вообще держался немного холодно и отстраненно. Не знаю, как это у него получалось, – но получалось. Я даже почувствовал себя прочитанной книгой. Такой, которую сейчас хорошенько рассмотрят напоследок и поставят на дальнюю пыльную полку, чтобы забыть навсегда.

Евгений уже одолел свою чашку и просто сидел за столом, задумчиво разминая пальцами хлебный мякиш.

Помня о задании, я рассказал Евгению о планах создания Питерского отделения и даже намекнул, что он будет начальником. Потом я иссяк – больше ничего в голову не приходило. Я устал, измучился, охрип. Очень хотелось курить.

– Это все? – спросил Евгений.

– Все, – сказал я, ставя чашку на стол. – Ну что, ты согласен работать с «Астралом-2»?

– Нет, – маг резко выпрямился и застыл на стуле. – Никогда.

– Погоди…

Я удивился, очень удивился. Евгений так заинтересованно меня слушал, и я подумал, что его участие в «Астрале-2» – дело решенное.

– Почему? – спросил я. – Разве ты не понял, что идет самая настоящая война.

– Война идет всегда, – перебил меня Евгений, – всегда. Что можешь знать о войне ты? Он скривился, словно от боли, и встал.

– Погоди. – Я растерялся. Я не ожидал от питерского мага такого поведения. – А как же альвионцы, они ж пытаются захватить наш мир. Ты хочешь сказать, что тебе на это наплевать?

Я разозлился, основательно разозлился. Елки-палки, этот мужик – крутейший маг, в Москве я таких не видел! Да он один стоит десятка московских оперативников! Я уже предвкушал, как здорово будет, когда он встанет на нашу сторону. Как интересно будет с ним поговорить, сравнить наши воспоминания.

– Я сказал: нет, – тихо повторил он и стал смотреть в окно, на питерский дворик, заросший чахлыми кустиками городской сирени. – Нет.

– Что «нет»? – Мне стало даже немного обидно. – Разве ты не хочешь, чтобы вернулся Астрал? Чтобы маги Земли снова могли путешествовать по другим мирам?

– Не хочу, – очень спокойно ответил маг и повернулся ко мне. – Послушай, – быстро сказал он, – послушай, только не перебивай! Ты мне понравился. Ты не такой, как все эти ребята из «Астрала-2». Просто ты молод, и жизнь тебя ничему еще не научила. Может, скоро все изменится и ты тогда поймешь меня.

Я насторожился. Честно говоря, мне такие намеки не понравились. Не люблю, когда меня называют молодым и глупым. С другой стороны, мне было очень интересно, что скажет питерский маг.

– Я жил в Москве, – продолжил Евгений – потому что родился там и вырос. Но это была ошибка. Мой город – Питер. Я всегда мечтал перебраться в него. Мне все время что-то мешало. То работа, то учеба. А потом – Астрал. Да, я был магом. Я путешествовал в иных мирах, и я вернулся. Я видел такие вещи, о которых никто на Земле даже не догадывается. Это было волшебно. Но я вернулся, потому что здесь мой дом. Вернулся и уехал в Питер. Потому что человек должен делать то, что ему хочется.

Маг замолчал. Я заметил, что он смотрит словно сквозь меня, вдаль. Наверное, видел там свое прошлое.

– Если ты столько знаешь об Астрале, почему же ты не хочешь помочь? – прошептал я, стараясь поймать его взгляд. – Ведь это твой дом и в нем непрошеные гости.

Евгений засмеялся. Смех вышел вовсе не радостным. Горьким и печальным.

– Встать на защиту, сплотить ряды, единым фронтом… Сколько раз я слышал эти слова! И здесь и там. Ты просто не понимаешь, не понимаешь! Война – она идет всегда, всегда найдется, за что воевать! За Астрал, за Землю, за город, за друзей, за врагов. Эта музыка будет вечной.

Он усмехнулся и плеснул себе в чашку воды из чайника. Я смотрел на него и честно пытался понять. У человека такая силища! Даже без Астрала, только своей внутренней энергий он мог управлять людьми. Почему же он не использует эту силу? Почему не пользуется на всю катушку тем, что дала ему природа?

– Жизнь – это борьба, – продолжил маг. – Но это не игра. Жизнь конечна. У людей нет столько времени, чтобы играть в войнушку. Надо не играть, а жить.

– Погоди, – я перебил его, – но почему, почему – нет? Ведь надо сражаться за мир, нужно отстоять его!

– Мир. – Евгений усмехнулся: – Этот мир дерьмо. Единственное, ради чего стоит жить, – это семья.

Он махнул рукой в сторону комнаты, и мне показалось, что я услышал плачь ребенка. Вот оно что.

– Ты боишься, да? – тихо спросил я. – Боишься за них, боишься, что, если ввяжешься в бой, они могут пострадать? Тебе угрожали?

– Мальчишка, – оборвал меня маг, – ты слишком много смотришь телевизор. Просто сражаться следует только за это – за семью, за наследника. Понимаешь, я уже добился всего, чего хотел. Мне уже не за что драться. Нет смысла влезать в очередную авантюру. Мне не нужны приключения. Мне нужен покой.

– Нет, не понимаю, – возразил я, – наш мир стоит перед неведомой угрозой. Это касается всех нас, и в том числе твоей семьи. Неужели ты не хочешь защитить их?

Чашка, мирно стоявшая на столе, сорвалась с места и бесшумно скользнула мимо моего носа. Я откинулся на спинку стула и успел увидеть, как она исчезла в мойке.

– Свою семью, – тихо сказал маг, – я защищу. Все остальное – ненужные ужимки и прыжки. Я не собираюсь рисковать жизнью из-за каких-то там идей, идеалов, лозунгов. И тем более ради чужих мне людей. Я нужен своей семье. Кто позаботится о ней, если меня не станет? А война… Она идет всегда. Только меняются действующие лица. Ты просто еще не понимаешь, тебя еще жареный петух в жопу не клевал. Думаешь, ты главный герой, да? Так вот, если ты завтра исчезнешь со сцены, ничего не изменится. Ну, пойдут дела немного другим маршрутом, вот и все. Так что «Астрал-2» может катиться ко всем чертям. Я больше не буду иметь дела ни с какими организациями.

 

Я наконец поймал его взгляд. Уверенный, твердый и при этом невыразимо печальный. В глубине глаз притаилась боль.

– Боже мой, – прошептал маг, – мне никогда не отмыться от этой крови. У меня руки по локоть в крови.

Я затаил дыхание. Тихо. Главное, его не сбивать. Быть может, он скажет что-то важное.

– Ты когда-нибудь убивал? – шепотом спросил меня маг.

Я медленно кивнул. Безумный маг, Савалет, те шестерки, что пытались мне помешать…

– Приходилось.

– А убивал своих лучших друзей? Просто посылая их на заведомо гиблое дело, зная, что они уже не вернутся. И также зная, что, кроме них, это никто не сделает. Немного предвидения, доли секунды. И, провожая друзей, ты жмешь им руки, улыбаешься, а видишь перед собой гробы, разверстые могилы и мертвые тела.

Я содрогнулся. Попытался оторвать свой взгляд от Евгения, но он не отпустил меня.

– Мне никогда не отмыться от этой крови, – сказал он, – и ты не поймешь этого, пока сам не испачкаешься в ней. Но тогда будет уже поздно. Ты не поймешь, что это такое – когда каждое твое действие, правильное или нет, оборачивается грудой трупов.

Я наконец вырвался из плена его глаз и встал, тяжело дыша. Нет, я не хотел бы пережить то, что пережил этот маг. Пожалуй, плата за его силу слишком велика.

Он по-прежнему сидел за столом, комкая пальцами хлебный мякиш.

– Извини, – хрипло пробормотал я, – извини.

Он не отозвался. Мне стало нехорошо. Нет, я не мог его понять, но я на секунду почувствовал его боль. Нет, сейчас с ним лучше не говорить.

– Я пойду.

В коридоре я поднял свою сумку и закинул ее на плечо. Потоптался у двери, разбираясь с замком. Когда наконец разобрался, позади меня послышался шорох. Я обернулся – из двери, ведущей в комнату, выглянула женщина. Миниатюрная, со стрижкой «под мальчика», она производила впечатление подростка.

– Извините, – шепотом сказал я и вышел.

Захлопнув за собой дверь, я обернулся, посмотрел номер квартиры и стал спускаться по лестнице.

Внутри меня все кипело. Чувства перемешались, словно варево в огромном котле. Я раздвоился. Одна моя часть все еще возмущалась позицией Евгения – как же так, почему он не хочет помочь? Ведь в опасности все маги, все, кто когда-либо выходил в Астрал. Да и обычные жители Земли тоже в опасности – неизвестно еще, что затевают альвионцы.

Но другая моя часть соглашалась с Евгением. Я почувствовал его боль, и это было в общем-то несложно. Он уже прошел свой путь и испытал такое, что мне бы, например, не хотелось испытать. Как его можно было винить за то, что он потом и кровью вырвал у судьбы спокойную гавань. Что он нашел свое счастье и пытался просто жить – так, как ему хотелось.

Я провалил свое задание. Это я понимал. Но ничего не мог поделать. Может быть, кто-то другой и смог бы убедить Евгения вмешаться, но не я.

Выйдя на улицу, я достал из кармана сигареты, и закурил. Куда идти? На вокзал? А где я, собственно, нахожусь и где метро? Я прошелся вдоль дома, посмотрел название улицы – оно ни о чем мне не говорило. Темнело. Оказывается, мы проболтали с магом почти четыре часа! Ночь постепенно вступала в свои права. Становилось прохладнее, и я порадовался, что взял с собой джинсовку.

Телефонный звонок заставил меня вздрогнуть. Я достал из кармана серебристую трубку, что мне дал Олег, она забавно тренькала, словно расстроенная гитара.

– Да?

– Игорь? – Это был Олег. – Ну, как у тебя дела? Ты нашел мага?

– Дела отвратительно, – признался я. – Мага нашел, но он отказался сотрудничать.

– Вот черт. Впрочем, я так и думал. Ладно, забей на это.

– Что мне сейчас делать?

– Немедленно приезжай, – отозвался Олег. – Похоже, у нас тут намечаются проблемы. Так что давай ноги в руки и сюда.

– Хорошо, – отозвался я, – прямо сейчас поеду на вокзал.

Мы распрощались, и я отключил телефон.

Что там у них случилось? Внезапно я почувствовал себя очень неуютно – стало холодно и сумрачно. В воздухе витало ощущение угрозы, уже знакомое мне по Москве. Настроение стремительно портилось, хотя минуту назад мне казалось, что дальше уже некуда. Да что за беда, в самом деле? Неужели что-то случилось?

Я оглянулся по сторонам – куда мне идти? Заметил прохожего, который брел по своим делам с бутылкой пива в руке. Он был крупный, даже толстоватый. Несмотря на жару, одет в черную кожаную куртку, черные джинсы и армейские шнурованные ботики. Он был коротко стрижен, но на отморозка похож не был. Так, белый и пушистый горожанин, которого ломает носить длинный хаер. Я скользнул взглядом по его ауре – нет ли серой метки? Нет. Тогда я догнал его и спросил дорогу к метро г. Тот весьма дружелюбно объяснил, как добраться до Василеостровской, и я поспешил в путь.

По дороге меня мучила одна мысль: как там с билетами? Сейчас лето, маршрут «Москва – Питер» весьма популярен.

До метро я добрался быстро – советы прохожего оказались точны. Уже в подземке обнаружил, что у меня кончились рубли и необходимо поменять доллары, иначе не на что будет купить билет. Я ругнулся про себя и стал припоминать, видел ли я на вокзале обменку. Кажется, не видел. Но должна же она там быть, черт возьми! Иначе что это за вокзал!

Добравшись до Московского вокзала, я бросился менять деньги. Обменка, к счастью, быстро нашлась, но, что самое удивительное, мне удалось сразу купить билет на московский поезд! Я отнесся к этому как к маленькому чуду. До поезда еще оставалось немного времени, и я провел его в кафешке, где утром пил кофе.

Забравшись в поезд, я почувствовал себя жутко усталым и больным. И в этом не было ничего удивительного – хорошо, что я вообще остался цел после того, что сотворил со мной питерский маг.

Я сразу залег на свою верхнюю полку и долго лежал в темноте, приводя в порядок свои энергетические каналы. Мне стало легче, и я незаметно уснул.

II

Пробуждение было ужасным. Я чувствовал себя больным и разбитым – вчерашняя схватка с Евгением не прошла бесследно. Лежа на полке, я пытался выпутаться из остатков липкого сна и прийти в себя.

Мне снился совершенно дурацкий сон. Снилось, что я бреду по странному коридору – длинному, плохо освещенному, с высоким потолком. Мне обязательно надо было дойти до конца, но что-то постоянно мешало – какие-то люди, отвлекающие меня разговорами, щупальца, хватающие за ноги, птицы с большими кожаными крыльями… Я не помнил, в чем было дело, куда я там шел и почему мне было так важно дойти. И такой вот эпизод – я вошел в маленькую комнатку, стены которой были выложены камнем. Сверху пробивался еле заметный свет. Я поднял голову и понял, что очутился на дне колодца – вверх уходили гладкие стены и в немыслимой вышине горела звезда. Я засмотрелся на нее, попытался прикинуть, сколько до нее, и вдруг почувствовал, как начал подниматься вверх. Это так напугало меня, что я в ужасе проснулся, купаясь в собственном поту.

Я заворочался на полке, пытаясь расслабиться. Черт. Сколько еще ехать? Я взглянул на часы – еще больше часа.

В вагоне, а я по привычке ехал в плацкартном, было душно, жарко и довольно шумно. Народ уже поднимался, видимо, не в силах спать в такой духоте. Я вытащил подушку из-под головы и устроился поудобнее, так чтобы лежать ровно и расслабленно. Настроившись, я занялся привычными упражнениями, собирая энергию и прогоняя ее по всем каналам, распрямляя их. Начал я с ног и постепенно добрался до головы. По ходу дела я расправлял каналы, скомканные и ослабленные питерским магом. Там, где он коснулся меня своей энергией, – в солнечном сплетении и груди царил настоящий хаос. С этим мне пришлось провозиться дольше всего. Но я развязал все узелки, убрал все изломы, и энергия стала свободно проходить по телу, омывая собой внутренние органы.

Пришлось зачерпнуть немного энергии и у самых активных пассажиров, затеявших гулянку в последнем купе. Теперь-то я знал, сколько можно брать и у кого, чтобы не нанести вред «донорам». И не оставить следов.

Когда поезд подошел к перрону, я чувствовал себя заново родившимся – получасовой сеанс энергетики принес мне больше сил, чем вся предыдущая ночь.

Выбравшись из вагона и купив сигарет, я отошел в сторонку и закурил. Хотелось набить трубочку, но решил подождать. Вот доберусь до офиса, тогда и получу удовольствие.

Дымя сыроватым «Вестом», произведенным явно в подвалах Польши, я достал телефон и набрал номер Олега, чтобы доложить о прибытии. Но Олег не ответил, хотя телефон его работал.

Я удивился и пошел к метро, побродил между палаток, выкурил пару сигарет. Начался новый день. Солнце палило вовсю и, казалось, занимало половину безоблачного, светло-голубого утреннего неба. День обещал быть просто отличным. Настроение улучшилось, и я стал даже напевать песенку, звучащую из палатки с дисками.

Насытившись никотином и насмотревшись на яркие безделушки в ларьках, я перезвонил Олегу. По-прежнему он не отвечал. Я решил, что он еще спит, и выругался про себя. Больше ничьих телефонов я не знал, поэтому поехал в офис.

Московское метро встретило меня духотой и толкотней. Меня тут же взяли в оборот, стиснули со всех сторон и буквально донесли до эскалатора. Вздохнув посвободнее только на платформе, я двинулся в путь. Ехать было не так далеко – до «Аэропорта».

Из метро я вылетел стрелой – глотнуть свежего воздуха и вытрясти из ушей вечный шум подземки.

На улице неожиданно оказалось мрачновато – из центра набежала небольшая темная тучка. Я прикинул, что успею до дождя добраться до офиса, и двинулся в путь.

Идти было недалеко – минут десять, и то, если не торопиться. А я торопился. Собирался дождик, туча набухала на глазах. Но было на удивление светло – маленькая тучка была не в силах полностью закрыть солнце.

И все же я опоздал. Когда подбежал к подъезду, придерживая рукой болтающуюся на плече сумку, хлынул дождь. Крупные прозрачные капли с шумом взрезали воздух, забарабанили по листве, застучали в окна домов. Голова моментом стала мокрая, джин-совка стала тяжелой. Я бросился к подвалу со знакомой вывеской, преодолевая последние метры прыжками. Чувствуя на щеках теплую воду, я с удивлением отметил, что солнце по-прежнему светило ярко и тепло. Кажется, такой дождь назывался грибным. Или слепым, не помню точно…

Я скатился в подвал по лесенке – под защиту крыши. Стряхивая с себя воду, я автоматически ухватился за ручку двери, дернул на себя. Она бесшумно отворилась, и я с радостным возгласом ввалился внутрь, в темноту коридора. Лишь секунду спустя в голове мелькнула мысль, что дверь должна быть закрыта.

Меня встретила полутьма, в лицо ударил затхлый воздух и сладковатый запах крови, который ни с чем нельзя было спутать. От неожиданности я вздрогнул, попятился и уперся спиною в дверь.

В коридоре было темно, лишь справа, в самом конце, горел свет – одинокая неонка. Передо мной стояли стол и кресло, в котором обычно сидел охранник. Но сейчас его не было на месте. Что случилось? Где Петр? Я сжал кулаки и подался вперед.

Я потянулся в пространство своими тоненькими энергетическими усиками… Был бы Астрал, я бы все помещение видел насквозь. Но сейчас я мог только улавливать ауры, излучение человеческих тел… Никого. Кажется, в офисе никого не было. Они что, переехали? Но тут пахнет кровью. Кровью, насилием и болью. Черт, что делать? В милицию звонить, в «скорую»? Дурак, еще в Мосгаз позвони.

Бросил сумку на пол и двинулся вперед по коридору. В этот момент глаза, привыкшие к полумраку, засекли ботинок, торчащий из-за кресла. Большой черный ботинок. Содрогаясь от ужаса, я заглянул за кресло и тотчас отпрянул. Это был Петр. Он лежал в неестественной позе – на спине, подвернув под себя руки. Под ним расползалось кровавое пятно. Он был мертв.

Я отступил к двери, стараясь сдержать тошноту. А остальные, что с остальными?! Я бросился по темному коридору, распахивая все попадающиеся на пути двери – никого, здесь тоже никого. Это было как дурной сон. Я шел по коридору, в темноте, распахивая двери и вздрагивая от шума, который сам же производил.

Я распахнул очередную дверь и попал в маленькую комнату без окон. Два стола, на одном лазерный принтер, на другом компьютер, за которым сидел Коля. Видимо, он работал, когда его убили. Сейчас он сидел в кресле, уткнувшись головой в клавиатуру. Над ним мягко светился экран. Его руки безвольно свисали вдоль тела, под креслом была огромная лужа крови.

 

Я попятился. Надо было бы подойти посмотреть, что с ним, но я не мог себя заставить. Мне стало страшно, очень страшно. Кровь. Снова кровь. Меня затошнило, и я выплеснул утренний чай прямо на ковровую дорожку коридора.

Прикрыв дверь, я на дрожащих ногах двинулся дальше, к той большой комнате, в которой мне довелось ночевать. Я открыл дверь и с облегчением отметил, что трупов внутри нет. Зато комната была перевернута вверх дном – диван был вспорот в нескольких местах, в центре валялись опрокинутые стулья. Дверцы шкафа, что стоял в углу, были распахнуты, и пол около него устилали белые листы бумаги. По всей комнате валялись разбитые цветочные горшки, пол был усеян грязными следами ботинок. Земля из горшков была разбросана по всему полу.

Здесь что-то искали. Искали второпях, переворачивая вещи, отбрасывая в стороны ненужное… Я подошел к столу, оперся о него руками, чувствуя, как на лбу выступает холодный пот. Что здесь произошло? Где остальные?

Послышался шум в коридоре, и я вскинулся. Черт! Они еще могли быть здесь! Вот дурак, что ж я так расслабился!

Я попытался обшарить Астрал, но, натолкнувшись на непреодолимую стену, лишь скрипнул зубами. Астрал закрыт. Тогда я попытался найти ауры живых, нащупать их сквозь камни, наугад.

Есть! В коридоре, почти у самой двери, живой человек, и в его ауре нет серых пятен. Я бросился к двери, но она вдруг распахнулась, ударив меня по лицу и по рукам. У меня перед глазами вспыхнул ворох искр, я отлетел назад, повалился на спину…

Тотчас в меня вцепились сильные руки, встряхнули, подняли в воздух, развернули и бросили животом на стол. Я ударился подбородком и вскрикнул. Моя правая рука словно сама по себе завернулась за спину. В волосы вцепилась пятерня и дернула, поднимая голову над столом.

– Кто? – раздался над ухом крик. – Кто это сделал?

Хоть мне было больно, из разбитого носа хлестала кровь, я все же попытался повернуть голову, чтобы разобрать, кто меня держит. Это был Стас.

– Стас! – закричал я. – Это же я, Стас! Он грубо дернул меня и повернул мою голову так, чтобы рассмотреть лицо.

– Игорь, – растерянно произнес он. – Откуда ты тут?

– Я только приехал из Питера! Я ничего не знаю, только зашел.

В ответ Стас выругался и отпустил меня. Я застонал и упал на колени, прижимаясь щекой к столу. Болело все – лицо, руки, живот. Я попытался подняться, ухватившись руками за стол, но вскрикнул от боли в локте. Держась левой рукой за стол, я встал и обернулся.

Стас стоял посреди комнаты – в джинсах, в белой футболке, заляпанной кровью. На нем была еще большая джинсовая куртка, явно больше на размер, чем нужно. Он сжимал и разжимал кулаки, хрустя суставами. Он был взъерошен, короткие волосы стояли дыбом, из глаз текли слезы.

– Кто? – шептал он. – Кто?.. Я сел на столешницу, чувствуя, что ноги отказываются меня держать.

– Стас, – тихо позвал я его, – Стас. Он встрепенулся, вздрогнул, словно просыпаясь, и глянул на меня.

– Ты что-нибудь видел? – резко спросил он.

– Нет, я только что приехал. Прямо с поезда сюда.

– Черт! – Стас сжал кулаки и пнул перевернутый стул. – Это они. Снова альвионцы. Они и сюда добрались.

– Олега и Леонида нет, – сказал я, – может, они уцелели.

– Вот, – Стас достал из кармана серебристый мобильник. – Это Олега, валялся в коридоре. Скорее всего, и Олег и Леонид были здесь, когда это случилось.

– Значит, они живы, – сказал я.

– Это хуже всего, – ответил Стас и нахмурился, – они забрали их живьем, и это хуже всего.

– Почему? – спросил я.

– Они будут их пытать. Такое уже случалось. И хуже всего то, что им есть что рассказать.

Стас повернулся и окинул взглядом комнату.

– Они что-то искали. Но что?

– Ноутбука нет. Они забрали ноут с моим отчетом!

– Нет. Олег отвез его в Центр вчера вечером. Хоть это хорошо.

Тем временем я обнаружил, что из разбитого носа все еще сочится кровь. Я вытер подбородок носовым платком и запрокинул голову.

– Извини, – сказал Стас, – я не знал, что это ты.

– Порядок, – глухо отозвался я. – Скажи лучше, что нам теперь делать?

– Убегать, – мрачно отозвался он, – альвионцы вряд ли вернутся, а вот милиция может нагрянуть в любой момент. И тогда мы с тобой влипнем.

Он прошелся по комнате, внимательно оглядывая углы, словно что-то искал. Я заметил, что его джин-совка странно топорщится – кажется, за поясом у Стаса был пистолет.

– Интересно, сколько времени прошло? Даже осмотреться толком не получится…

– Куда теперь? – спросил я. – В Центр? Кстати, им надо позвонить.

Стас резко нагнулся и поднял с пола кусок стекла. Кажется, это был осколок медицинской ампулы.

– Нет, – отозвался он, рассматривая свою находку. – Как связаться с Центром, знал только Олег. Он наш старший, только он знал, где Центр. Нам не положено.

– Что делать?

– Забьемся на хату, ляжем на дно, – сказал Стас, заворачивая осколок ампулы в носовой платок. – Думаю «Астрал-2» сам на нас выйдет. К тому же есть у меня одна идея.

Он спрятал платок с осколком в нагрудный карман.

– Все. Убираемся отсюда. Здесь больше нечего делать.

Он посмотрел на меня и нахмурился.

– Пойди умойся, – сказал он, – и будем уходить. В таком виде в метро не пустят.

– Может, ко мне поедем? – предложил я.

– Это куда? – осведомился Стас.

Я объяснил, но он отрицательно покачал головой:

– Нет, это слишком далеко от Центра. Да и квартира у тебя непроверенная. Придется ко мне. Не хотелось светить хату, но так будет лучше. Все. Поехали!

И он пошел в коридор. Я быстро умылся в туалетной комнате. Футболку, конечно, отмыть не удалось, но я просто застегнул джинсовку до самого горла. Глянув на себя в зеркало, увидел взъерошенного парня с распухшим носом. Ладно, сойдет.

Стас ждал меня на улице. Я закинул на плечо свою сумку, которую чуть не забыл в коридоре, – и мы двинулись к метро.

Уходя, Стас обернулся, и я увидел, как он снова сжал кулаки.

– Суки! – выдохнул он и пошел дальше.

Во дворе, у выезда на улицу, я увидел знакомую «шестерку» и дернул Стаса за рукав. Интересно, у него есть от нее ключи?

– Смотри, – сказал я. – Наша машина.

– Забудь, – посоветовал Стас, видимо угадав ход моих мыслей. – Она засвечена. Даже не смотри на нее, лучше поищи хвост.

– Это как? – не понял я.

– Просмотри ауры людей, ищи серые пятна. Я попытался сосредоточиться, но заниматься этим на ходу было не так просто.

– А ты, – шепнул я Стасу, – смотришь?

– Я их не вижу. Все, кончай трепаться, потом расскажу.

Мы шли быстро. Я посматривал по сторонам, изучая ауры окружающих. Серых меток вроде бы не было. Во всяком случае, ничего подозрительного я не заметил.

В метро народу было много, – утро рабочего дня. Стас шел впереди, раздвигая толпу, я двигался за ним, стараясь не отставать. Внутри меня все кипело, я чувствовал себя растерянным. Смерть, снова смерть. Когда я согласился работать с «Астралом-2», не думал об этом. Все происходящее казалось мне игрой. Конечно, предыдущие приключения научили меня, что жизнь это не компьютерная игра, что она жестока и непредсказуема, но такого я и представить себе не мог. Это просто не укладывалось в голове – альвионцы взяли штурмом офис. Когда Кирилл сказал, что идет война, я подумал, что он это для красного словца, в переносном смысле. Но оказалось все правдой.

Олег. Ведь там был Олег! Остальных я мало знал, просто видел несколько раз. Но Олег. Я закусил губу до крови. Проклятые альвионцы! Что им тут нужно? Разве им мало того, что они закрыли Астрал? Какого черта они убивают нас? Не готовят же они вторжение? Но зачем? Ведь не смогут они тут развернуться – магам будет неуютно, здесь у нас окраина, слишком мало энергии. Только сильнейшие маги могут эффективно работать в реальности. Причем самые простейшие штуки, вроде молнии и огненных шаров. Так какого черта им надо?

Я пришел в сильное возбуждение. Если бы сейчас заметил в толпе ауру с серой меткой, бросился бы на альвионца и разорвал его голыми руками. Ну, хотя бы попытался разорвать. Но серых меток в пределах видимости не наблюдалось.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»