3 книги в месяц за 299 

Стервятники звездных дорогТекст

11
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Стервятники звездных дорог
Стервятники звездных дорог
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 278,90  223,12 
Стервятники звездных дорог
Стервятники звездных дорог
Стервятники звездных дорог
Аудиокнига
Читает Олег Семилетов
199 
Подробнее
Стервятники звездных дорог | Афанасьев Роман Сергеевич
Стервятники звездных дорог | Афанасьев Роман Сергеевич
Стервятники звездных дорог | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
350 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Артур и Магда контролировали поставки грузов со склада Руперта. Как они обналичивали деньги в захудалом банке космопорта, старпом даже не желал вспоминать. Унизительная и тягостная процедура. Хорошо еще, что он смог поднять два пласталевых кейса, набитых крупными купюрами, – в какой-то момент Арту показалось, что им понадобится платформа-антиграв. Потом пришлось объясняться с Рупертом. Тот без возражений принял список товаров, выданный Розой, и пообещал достать все. Завтра. Он долго юлил, выбивая из клиентов деньги за срочность, и лишь благодаря стальной хватке Магды не смог обобрать старпома до нитки. Бухгалтер была неприступна, как орбитальная крепость, и после заключения сделки нужный груз в мгновенье ока появился из глубин ангара. Пришлось сделать два рейса. И вот наконец дело близится к завершению. Осталось доставить на борт сущие пустяки: рационы питания, пару новых ремонтных скафандров, запасные цепи для электронных комбайнов управления ремонтной сетью, медикаменты, ремонтные наборы и неисчислимые мелочи, что могут срочно понадобиться в тот самый момент, когда их нет под рукой. Фактически корабль готов к взлету. Осталось только доставить последний груз и свалить его в трюме. Рассовать все по местам можно будет в полете. Артур решил, что так будет лучше всего: шесть часов на ногах – это не шутка, даже для него. Нет, тело не устало, тут никаких проблем. Но голова просто раскалывалась – похмелье от адского зелья пробивалось даже сквозь медикаментозную блокаду. Отчаянно хотелось спать – до рези в глазах, до тошноты.

Отвернувшись от платформы, что медленно наполнялась ящиками, Артур взглянул на Магду. Бухгалтер сидела в удобном кресле около стола, за которым они рассчитывались с Рупертом. Выглядела она, как всегда, отлично – строгий деловой комбез, прямая спина, решительный взгляд. Ее не портил даже респиратор, прикрывавший нос и рот. Она зорко следила за погрузкой, готовясь в случае малейшего упущения вытрясти душу из торговца. Но Артур, прекрасно знавший Магду, видел, что ей не по себе. Нет, она и виду не подаст, что устала, – пока не скроется с глаз партнера по сделке. Но старпом знал – если уж ему пришлось несладко, то эта леди держится из последних сил. Нужно убираться отсюда, и поскорее.

Вот оно. Внезапно Артур понял, что сейчас это самое главное. Не отдых, не отлет, не сон, а – бегство. Он не столько устал, сколько хочет быстрее закончить дела. Слишком тревожно на душе. Им нужно убираться из этого ангара. И с Тумана. Старпом зашевелился и откашлялся, поглядывая на платформу. В груди появился знакомый холодок, предвещавший неприятности. Чего они так долго возятся? Да он бы уложил эти ящики голыми руками в два раза быстрее.

Он медленно слез со стола и размял руки. Может, и в самом деле помочь этому задохлику на погрузчике? На вид парень туповат, да и на работника склада не похож. Скорее обычная шестерка Руперта, что не успел отвертеться от тяжелой работы. Наверно, просто не умеет работать быстрее. Или не хочет. Артур собрался подбодрить его крепким словцом, но в этот момент из темного лабиринта ящиков выплыла грузная фигура хозяина ангара. Он остановился у стола, за которым сидела Магда, и тяжело оперся руками о блестящую столешницу. Бухгалтер вольных охотников бесстрастно встретила его взгляд и даже улыбнулась краешками бледных губ – вежливо, но неприветливо.

– Что, подруга, рассчитаемся? – спросил хозяин ангара.

Магда только кивнула, и Арт понял, что она на самом деле устала – иначе Руперт узнал бы, кого ему позволено называть подругой, а кого нет.

Этот торгаш сразу не понравился Магде. Низенький толстячок с длинными сальными волосами выглядел как оборванец с окраин порта. Грязная куртка, накинутая поверх рабочего комбеза, выглядела так, словно ею пользовались вместо полотенца. Пухлые щеки заросли клочьями щетины, в них запутались крошки сухого пайка. Крохотные свинячьи глазки сально блестели. Магда знала, что у Руперта есть деньги – хватило бы и на косметолога, и на отличный костюм. Он просто не следил за собой, и его наружность под стать нутру – грязная, сальная и отвратительная. Магду тошнило от таких типов. Но она снова улыбнулась уголками губ – сейчас им нужно как можно быстрее отделаться от этого мерзавца.

Она повернулась в кресле и приложила палец к замку пласталевого кейса, лежавшего на столе. Огромный ящик, похожий на чехол от армейского плазмотрона, мягко звякнул и распахнул свою пасть. Руперт приподнял крышку и окинул взором стройные ряды пачек из новеньких купюр, аккуратно уложенных в кейс.

– Пересчитаете? – осведомилась Магда.

– А как же, – откликнулся Руперт, вынимая одну из пачек. – Доверяй, но проверяй! Обязательно пересчитаю.

Бухгалтер «Стального Шипа» поджала губы – более страшного оскорбления, пожалуй, ей еще не доводилось слышать.

– А нельзя ли побыстрее? – крикнул Артур. – Мы торопимся.

– Хочешь быстрее – помогай таскать ящики. А меня не торопи, деньги, приятель, это святое.

Артур дернул плечом, но смолчал. Развернувшись, он пошел к погрузчику, что бестолково елозил около антиграв-платформы, пытаясь взгромоздить тюк с пищевыми рационами на пласталевый ящик с ремонтным скафандром. Чернявый парнишка, сидевший в кресле погрузчика, оскалился и махнул рукой – мол, помогай. Арт взял тюк с подставки погрузчика и перетащил его на ящик. От стены отлепился охранник Руперта – коренастый мужик, похожий на портового забияку, – и подошел к платформе. Он взялся за другой край тюка, помогая Арту пристроить его половчее. Старпом благодарно кивнул, потянул груз на себя и бросил взгляд на Магду. Она по-прежнему сидела в кресле у стола Руперта и с затаенной яростью наблюдала, как торгаш слюнявит короткие пальцы и мусолит новенькие купюры. Почувствовав взгляд старпома, она обернулась. И даже отсюда, с полсотни метров, Арт увидел, как расширились ее глаза.

Он обернулся вовремя – обрезок пласталевого стержня пошел вниз, грозя размозжить ему череп. Артур вскинул руку, подставляя ее под удар. Пласталевый штырь с размаху обрушился на предплечье и согнулся, едва не царапнув старпома по уху. Чернявый парень, управлявший погрузчиком и в долю секунды превратившийся в убийцу, выпучил глаза и сдавленно ухнул. Арт шагнул вперед и толкнул его раскрытой ладонью в грудь. Шестерка Руперта отлетел к воротам, ударился о стену и рухнул грудой тряпья на грязный бетон. Артур шагнул следом, и сильный тычок в спину застал его врасплох. Старпом покачнулся, сделал шаг и тут же развернулся, подхватив с платформы погнутый штырь.

Коренастый мужик стоял напротив, сжимая в руке длинный нож. Втянув голову в плечи, он исподлобья рассматривал Арта, которому полагалось упасть на пол, захлебываясь кровью.

– Киборг, – с отвращением бросил несостоявшийся убийца и попятился.

Артур сжал пласталевые пальцы, обтянутые искусственной плотью. Да. Облегченная пласталь вместо скелета, выращенные мышцы, армированные суставы, искусственные органы и бронированная грудная клетка. Только так можно встать на ноги после того, как тебя размазало тонким слоем по переборке разбитого корабля. Настоящими у него остались только мозг – чтобы терзаться воспоминаниями, и желудок – чтобы всасывать в искусственную кровь фальшивый алкоголь. В груди, рядом с механическим насосом, заменявшим сердце, таилась маленькая коробка процессора, запустившая в мозг миллионы серебристых волокон, чтобы принимать команды нейронов и переводить их в понятные управляющим узлам коды. Вот на что ушли все деньги директора по маркетингу, разом лишившегося и семьи, и работы, и жизни, и тела.

– Сука, – прошипел охранник Руперта и отступил еще на шаг. – Ничего, найдется и на тебя управа.

Старпом шагнул вперед со всей скоростью, на которую были способны его идеально сконструированные мышцы, и взмахнул обрезком штыря. Охранник завопил от боли и схватился за сломанную руку. Нож серебристой рыбкой запрыгал по бетонному полу.

– Эй, капитан, – гаркнул Руперт. – Стой!

Старпом развернулся на голос всем телом, сжимая в руке окровавленный штырь. Охранник, воспользовавшись моментом, шмыгнул в сторону и скрылся в лабиринте из ящиков.

Арт даже не взглянул ему вслед – все его внимание было приковано к Руперту: толстяк перегнулся через стол и приставил к голове Магды тупорылый игольник – оружие почти бесполезное на расстоянии, но смертельное вблизи. Очередь коротких игл способна превратить в фарш любую плоть, что встретится на пути.

– Что за дела, Руперт? – холодно осведомился Арт, подавляя желание запустить в торгаша штырем. – Что тут творится, черт возьми?

– Брось железяку, – велел торговец. – Брось, кому сказано, а то я твоей старухе башку разнесу!

Старпом разжал пальцы, и пласталь глухо звякнула о бетонный пол.

– Молодец, – похвалил Руперт. – Вот так и стой. И не вздумай дернуться.

– Сдается мне, – произнес Артур, сжимая кулаки, – ты наживаешь себе крупные неприятности, Руперт.

– Кто знает, – оскалился толстяк. – Может, и наоборот – избавляюсь от них.

– С клиентами так не обращаются, – отрезал старпом. – Неужели ты пошел на это, чтобы просто захапать пару лишних кредитов? Что дальше? Застрелишь покупателя, и больше к тебе ни один клиент не сунется.

– Просто стой спокойно, кэп, – ответил торговец. – И все образуется. Очень уважаемые люди попросили меня немножко тебя придержать. Чтобы они успели подойти и чуть-чуть с вами побеседовать. Сечешь?

– Секу, – сухо ответил Арт. – И потому твоя шантрапа пыталась разбить мне башку?

– Ну, погорячились малость ребята, – ухмыльнулся толстяк. – С кем не бывает? Ты, главное, стой спокойно, а то у меня палец может ненароком дернуться.

– Только попробуй, – пригрозил старпом. – Мне на твои иголочки насрать. Тронешь моего бухгалтера, и я твою башку тебе же в задницу засуну, сечешь?

– Потише, капитан, – прошипел Руперт. – У меня на складе есть и другие вещицы. И на твою железную задницу найдется болт.

– Я не капитан, – отрезал Артур. – Но мой кэп узнает об этом, и богом клянусь, Руперт, ни один вольный охотник больше не подойдет к твоему сраному логову.

 

– Ты о той рыжей шлюхе, что боится высунуть нос с корабля? – Толстяк ухмыльнулся. – Может, звякнешь ей, пусть к нам подойдет. Посмотрим хоть на это чудо, о котором столько треплются в кабаках. Железная Капитанша, да? Может, у нее и манда железная? Как у вас там с этим делом на борту, а, киборг? Машинной смазки хватает? А то могу по сниженной цене баночку подкинуть.

Артур сжал кулаки и собрался сделать шаг вперед, но поймал предупреждающий взгляд Магды и остановился. Да. Это лишь подначка. Торговец тянет время. Чего он ждет? Скорее всего ребят, у которых есть оружие, что сможет остановить даже киборга.

– Стой спокойно, говнюк, – прошипел Руперт. – Если ты только...

Магда, не изменившись в лице, чуть сдвинулась в кресле, уходя с линии выстрела, и вскинула руки. Ее пальцы вцепились в кисть толстяка и сильно дернули. Руперт шлепнулся пузом на столешницу и сдавленно булькнул. Сухонький локоток Магды с хрустом воткнулся в лицо торговца, и тот завопил от боли в сломанной переносице. Легким движением Магда выкрутила игольник из руки толстяка, поднялась и с размаха ударила мерзавца рукоятью по голове. Руперт жалобно всхлипнул и обмяк.

– Полагаю, – сухо произнесла Магда, захлопывая крышку кейса, – нашу сделку можно считать расторгнутой.

Она стащила тяжеленный чемодан со стола и пошла к застывшему Артуру. Старпом невольно попятился. В одной руке бывший преподаватель сжимала игольник, в другой – пять миллионов кредитов, а серые глаза пылали плазмой. Если бы сейчас ее увидели ученики старших классов, что пишут гадости на стенах мужского сортира, они бы обгадились от страха.

– Магда! – гаркнул Арт, обретая голос. – Сюда!

– Отвратительный тип, – пожаловалась бухгалтер, подтаскивая кейс к платформе. – Еще ни одна сволочь не осмелилась пересчитывать мои выплаты по счетам.

Артур краем глаза уловил движение в темном лабиринте и шагнул вперед. Он подхватил Магду обеими руками и повернулся, закрывая собой от темноты лабиринта. Пуля, предназначавшаяся Магде, глухо стукнула в его лопату.

– Дьявол! – успел буркнуть Арт, прежде чем началась пальба.

Действительно, на складе Руперта были пушки и посерьезнее игольников. Но, к счастью, его болваны успели добраться только до огнестрельного химического оружия, что использовалось в этой отсталой колонии на разборках с конкурентами. Тяжелая техника была хорошо упакована и припрятана подальше от любопытных глаз.

Под трели автоматных очередей он запихнул Магду между двумя пласталевыми ящиками, стоявшими на платформе, и прикрыл ее кейсом с деньгами.

– Держись крепче, – велел он. – Мы сваливаем из этой дыры.

– Поскорей бы, старпом, – откликнулась Магда, прижимаясь к ящикам.

Поймав спиной еще пару пуль, Арт добрался до погрузчика и развернул его в сторону лабиринта. Заклинив погнутым стержнем педаль газа, старпом нацелил свой снаряд в самую большую пирамиду из ящиков и отпустил его. Завывая движком, погрузчик пошел к цели, а старпом бросился к электрокару с антиграв-платформой.

Из темноты плеснул фонтан брани, и весь огонь сосредоточился на погрузчике, что шел к ящикам, как фотонная торпеда к орбитальному крейсеру. Арт, не обращая внимания на брань и стрельбу, плюхнулся за руль кара и выжал до отказа педаль оборотов. Двигатель завыл, и, словно отзываясь на его вопли, заголосил коммуникатор старпома.

– О черт, – буркнул старпом, – не сейчас.

– Арт! – раздался знакомый голос. – Немедленно возвращайся на корабль. У нас появилась проблема.

– Почему я не удивляюсь? – буркнул старпом себе под нос и отпустил тормоз.

Скрежеща армированными покрышками, электрокар сорвался с места, тупым носом распахнул ворота, смел сетку и запрыгал по обожженным силикатным буграм. Артуру оставалось только молиться, чтобы Магда держалась покрепче: он был полон решимости добраться до «Стального Шипа» самым коротким путем – напрямик через взлетное поле.

* * *

Сектор: Федерация, Сегмент Виктория.

Координаты: Система Виктория.

Колония Виктория, столица Федерации.

Грегор любил свой крошечный одноместный электрокар, похожий на каплю воды. Не самая презентабельная машина, но идеальная для детектива – серийная, не старая и не новая, юркая и незаметная. И проблем с парковкой почти нет. Вот и на этот раз он загнал его между двумя коробками на колесах легко и свободно, одним движением руки. Вылезать было неудобно, пришлось протискиваться между бортами, но искать другое место не было времени. Он и так слишком долго был в дороге.

Бросив кар, он поспешил к лифтовым площадкам подземного гаража. Здесь, в районе Технарей, эта старая стоэтажка была самым престижным офисным зданием – со своим гаражом, охраной, торговой системой и безумно высокой арендной платой. Именно тут располагался офис «Ветерана» – детективного агентства, куда бывший агент корпуса Бета попал в результате маленького чуда. Его подобрал Борисов – вытащил из больницы, заплатил адвокатам и забрал себе, как брошенного ребенка. «Ветеран» стал для Грегора семьей, первой настоящей семьей, в которую он сразу влюбился по уши, как может влюбиться только тот, кто с рождения видел лишь казенные стены, мундиры и полкового воспитателя в роли матери. Сейчас никто из семьи не отвечал на звонки, и Грегор испытывал то чувство, о котором раньше только слышал. Паника. Он не испытывал ее никогда. Даже когда в дамбарском посольстве взорвалась та бомба, он оставался спокоен настолько, насколько может быть спокойна машина для убийств, сведенная с ума боевым токсином. А вот сейчас ему было не по себе. Сердце колотилось в ребра так, словно он пробежал боевой маршрут с полной выкладкой. Это было новое ощущение – страшное, болезненное, непонятное и от этого еще более неприятное.

У дверей лифта дежурил один из охранников здания – плечистый Даг, бывший сержант полиции. Официально охрана здания оставалась совершенно самостоятельной структурой, но с детективным агентством они поддерживали самые теплые отношения, иногда помогая друг другу по мелочам.

– Привет, Даг, – бросил Нейман, останавливаясь у дверей скоростного лифта и нажимая кнопку вызова. – К нам кто-нибудь сегодня заходил?

– Салют, Грег, – отозвался бывший сержант.

Он покосился на камеру слежения и ткнул пальцем в сенсорный экран, открывая доступ к списку посетителей офисов. Формально эти сведения должны были оставаться тайной. Но ради сотрудников «Ветерана» бывшие полицейские были готовы закрыть глаза на некоторые нарушения режима.

– Трое, – едва слышно буркнул Даг. – Женщина и двое мужиков.

– Давно?

– Последний ушел час назад.

– Спасибо, Даг, – бросил детектив и вошел в распахнувшиеся двери.

Набрав цифровой код этажа, он прислонился к стене и сунул руку в карман пальто. На самом деле это только казалось карманом, внутри пряталась широкая прорезь, сквозь которую можно легко добраться до пояса. Сжав рукоять «Орла», Нейман почувствовал себя лучше. К нему вернулась уверенность, и он вспомнил тихий голос психолога. Позитивное мышление. Нет, ничего не случилось. Это все вздор. Просто сбой связи. Точно такой был в прошлом месяце, когда пришлось менять обособленную линию связи офиса. Полчаса назад в офисе все было в порядке. Ричард как раз отправил ему отчет. Последний посетитель ушел раньше, так что волноваться не стоит. И все же... Грегор не мог прогнать из памяти жуткую картину развороченной спины Эриха Дейнца: кровь и плоть, клочья материи... За плечом покойника маячил силуэт черного флаера, напоминавшего застывшую каплю черной крови. Безопасность Виктории? Нет. Они не могли так топорно работать. Только если очень сильно торопились. Тогда Борисов легко подцепит кончик этой ниточки. Если подцепит.

Когда лифт остановился, Грег уже был готов рычать от нетерпения – ему казалось, что на подъем ушел целый час. Выскочив в просторный холл с одинаковыми креслами, он подбежал к двери агентства.

На этаже, полностью выкупленном «Ветераном», была только одна дверь. Массивное чудовище из натурального дерева с золочеными старомодными буквами вывески. Нейман вытащил бластер из кармана. Как он будет выглядеть, когда ворвется в офис с пистолетом наперевес? Как тупой солдафон, которым его первый год считали другие сотрудники? Он только-только начал отходить от этого. Ведь стильное пальто и темный костюм – это идея шефа. А курсы этикета – затея Катерины, секретаря агентства. Они пытались сделать из него человека, содрать с него ошметки той боевой машины, что обезумела после токсичной атаки в дамбарском посольстве. Что они скажут, если он снова ворвется в офис, размахивая оружием, как в тот день, когда ему показалось, что у посетителя на поясе бомба?

Внезапно Нейман понял, что сейчас ему все равно – что скажут и что подумают. Лишь бы... Лишь бы все это оказалось его очередным глупым и смешным поступком. И только. Пусть будет так – и он согласится сносить насмешки до конца жизни. Пусть... Приложив руку с браслетом комма к электронному замку, Грегор взял пистолет на изготовку и потянул дверь на себя.

Огромная створка бесшумно распахнулась, и детектив скользнул в приемную. Шагнув в сторону, он взял на прицел длинный коридор и только потом осмотрелся. За длинной стойкой, где должна сидеть Катерина, было пусто. Лишь проекционный экран мягко сверкал над матовой поверхностью. Грегор сделал скользящий шаг и перегнулся через стойку, не выпуская из рук пистолета. Он увидел лишь пустое кресло и облегченно выдохнул – трупа нет.

Выпрямившись, детектив опустил оружие и снова осмотрел приемную. Никаких следов борьбы. Ничего такого, что могло бы свидетельствовать о вторжении чужаков. И все же... Грегор покачал головой и двинулся по коридору в глубь офиса. Пистолет по-прежнему держал наготове.

Мимо первой двери он прошел спокойно – Эдмунд уволился еще в прошлом месяце, но его кабинет все еще оставался свободен: Борисов никак не мог найти замену детективу. Вторая дверь вела в его собственный кабинет, и мимо нее Грегор тоже прошел. У следующей остановился, выдержал секундную паузу, а потом начал действовать.

Грегор присел, распахнул дверь настежь, ворвался в комнату, выпрямился, держа на прицеле письменный стол... Пустая столешница Ричарда сверкала полировкой – рабочий терминал отключен, документы спрятаны. Да, Ричард всегда наводил порядок на столе, перед тем как выйти из комнаты. Терминал – блокировать, бумажные документы – в сейф. Мания преследования в чистом виде. Но куда он мог выйти посреди дня? Разве что на совещание к шефу.

Нейман попятился и вышел, аккуратно прикрыв за собой дверь. Опустив пистолет, он бросил взгляд в самый конец коридора, на черную дверь, ведущую в кабинет Борисова. Если свернуть направо, то там будет проход к залу аналитиков, что должны орать и бегать по офису, пытаясь свалить на Ричарда прочесывание новостных каналов. Что происходит?

Чувствуя неприятную дрожь в руках, Грег сделал шаг вперед и прислушался. И облегченно вздохнул. В кабинете Борисова кто-то рассерженно заворчал, и ему ответил другой голос. Конечно, это совещание. Общий совет.

Чувствуя себя полным идиотом, Нейман сунул пистолет в карман. Вот болван. Чуть снова не попался. Грегор нахмурился, представляя, что его уши сейчас пылают, как стоп-сигналы. Курс психологической реабилитации, пройденный им полгода назад, помог ему, но, судя по всему, не до конца. Сдержанный агент теперь мог испытывать всю гамму обычных эмоций, что были такими привычными для обычных людей. Иногда его прошлый мир, мир бездумного выполнения приказов, мир выстрелов и бесшумных поединков, напоминал о себе. И все же лечение помогло. Для Неймана это выглядело так, словно он снял черные очки. Новый мир оказался полон цвета: и строгих тонов, и тонких оттенков... Грегор наслаждался ими, стараясь не сдерживать чувства, как и советовал ему ведущий курса. И даже сейчас он наслаждался тем, что может испытывать стыд. Улыбнувшись самому себе, он сделал шаг к двери шефа, и в тот же миг его шестое чувство завопило от ужаса.

Детектив успел наклонить голову, и удар пришелся вскользь. Перчатка с пласталевыми вставками лишь прошлась по волосам и ободрала ухо, вместо того чтобы разбить затылок. Тело Грегора откликнулось на чужое движение – локоть ударил назад, бедра развернулись, вторая рука ушла вниз, блокируя чужое колено... Посреди коридора возник бесшумный водоворот, захлестнувший два тела. Короткие и мощные движения: локти, колени, удары в корпус и голову, захват, замок... Все заняло не больше двух секунд – потом пальцы детектива добрались до чужой шеи и вырвали кадык. Фонтаном брызнула кровь, но, прежде чем горячие капли плеснули Грегору в лицо, он продолжил движение и размозжил переносицу врага ударом головы, нанес удар под сердце и лишь потом отпустил бьющееся в судорогах тело.

 

Окровавленный и ошеломленный, он стоял посреди коридора, не в силах отвести взгляд от изуродованного лица врага, что заливал кровью ковровую дорожку офиса. Белобрысый, с узким лицом, моложе его на добрый десяток лет. Ничем не примечательный тип в маскировочном комбезе, еще сохранявшем бежевый цвет стен офиса. Он умер, едва коснувшись пола, так и не издав ни звука.

Детектив машинально поднял руку и прижал к ноющим ребрам – один из ударов достиг цели. Профессионал. За ним пришел профи, что просто не рассчитывал встретить коллегу в офисе бывших полицейских. Грегор взглянул на окровавленные руки и нахмурился. Ему знаком этот вихревой натиск – короткие движения, несущие смерть. Победа любой ценой, битва инстинктов, а не умений. Не дуэль – а звериная схватка насмерть, когда работает не голова, а тело. И он выиграл ее, потому что его тело не успело забыть то, что вколачивалось в него десятилетиями тренировок.

Грегор поднял голову. Его ноздри раздувались, принюхиваясь к несуществующему ветру. Вернулись инстинкты и опыт, подсказавшие Грегору, что за спиной больше никого нет, а киллер-одиночка скрывался в его собственном кабинете. Наносная шелуха цивилизованного члена общества, которой он обзавелся за время работы в офисе, слетела с бывшего агента, как рваная сеть. Больше не думая и не рассуждая, он скинул пальто прямо в лужу крови. Следом отправился идеально черный пиджак, открыв белую рубашку и разгрузочные ремни с кобурой. Точным движением Нейман, агент корпуса Бета, выдернул из кобуры штатный «Орел» и бесшумно скользнул в сторону предполагаемого расположения противника – к огромной черной двери, ведущей в кабинет Борисова. Он больше не рассуждал, не предполагал и не думал. Он знал – база атакована, враг на территории. Следовало развернуть комплекс ответных действий – только и всего.

У двери он остановился и прислушался, пытаясь определить на слух расположение противника. В кабинете стало тихо. Враги затаились, ушли в глухую оборону. Скорее всего они уже знали, что произошло в коридоре – или у них есть сканер, или киллер находился на связи с остальными. Грегор положил руку на правое предплечье, на широкий и тонкий браслет цвета кожи. Он почти незаметен – так, легкая припухлость, оставшаяся после травмы. Детектив собрал его сам и гордился этим, хотя и знал – браслет жалкая пародия на те имплантаты, которых его лишили после увольнения со службы. Но врачи не смогли удалить биологически ускоренные нервные волокна, что дарили ему реакцию, в разы превосходящую реакцию человека. Не удалили бывшему агенту и мышцы, усиленные искусственными волокнами и способные выдержать ускоренное сокращение и нагрузку, что заставила бы порваться обычные природные волокна. Не лишили его и химически укрепленных костей. Всего этого у него отобрать не смогли, это убило бы бывшего агента, которого забрал к себе очень уважаемый человек – Николай Борисов.

Грегор сжал пальцы, и несколько капель боевого коктейля попали в его кровь. Пылающая волна огня прокатилась по всем жилам за один удар сердца. Дыхание детектива замедлилось, зрачки расширились. Его чувства обострились, превратились в остро отточенные инструменты, которыми его так долго учили пользоваться. Бег времени замедлился. Оно превратилось в тягучее варево, позволяя проскользнуть между секундами, как меж капель начинающего дождя.

Сдерживая движения, Грегор поднял пистолет и проверил заряд. Потом прислушался. В кабинете шефа стояла мертвая тишина. Но теперь детектив чувствовал врага – даже сквозь стены, выращенные из искусственного коралла. Он чувствовал биение их сердец. Их всего трое – великолепно обученных агентов. Но не военных. Это Грегор понял сразу – по их расположению и действиям. За дверью нет никого в активной броне, поэтому им пришлось искать укрытие. Враг просто затаился и ждал атаки, пытаясь просчитать ситуацию. Потеряв одного из команды, киллеры стали более осторожными. Сейчас Грегор мог отступить, бежать с поля боя, чтобы потом атаковать из более выгодной позиции. Но он не собирался этого делать – его база, вернее, его семья, подверглась нападению. И он собирался нанести ответный удар немедленно.

От удара ногой огромная дверь вылетела вместе с рамой, но прежде, чем она коснулась пола, детектив прыгнул вперед, бросаясь в атаку.

Три луча ударили в дверной проем: два на уровне корпуса и один в ноги – точно по учебнику. Но Грег оказался выше – прыжок усиленных мышц заставил тело воспарить под самый потолок, и ни один выстрел не задел его. В самой верхней точке прыжка, уже сориентировавшись и оценив обстановку, Нейман открыл ответный огонь.

Первый выстрел выжег аккуратную дырку во лбу агента, пытавшегося укрыться за огромным столом шефа «Ветерана». Второй пробил грудь человека с лазерным карабином, засевшего за креслами для гостей. А потом Грегор упал животом на стеклянный журнальный столик, расколотил его вдребезги и откатился в сторону.

Оставшийся в живых агент успел выстрелить еще несколько раз, но его пистолет – точная копия оружия детектива – был, к счастью, лишен автоматического режима. Нейман, не прекращая стрелять в сторону окна, где затаился враг, перекатился на другую сторону комнаты, за кресла для гостей. Рывком поднял мертвое тело агента с карабином, прикрылся им, как щитом, и бросился в атаку.

Два выстрела попали в мертвое тело, прожигая защитный комбез, но не смогли пройти насквозь. Нейман выстрелил наугад, заставив темную фигуру метнуться от окна к столу, а потом швырнул свой щит на стол. Труп смел со стола терминал, обрушился на живого агента, и тот не успел выстрелить в ответ. Лишь откатился в сторону, пытаясь выбраться из-под тела. Он держал оружие наготове, но выстрелить не успел – Нейман бросился на него с голыми руками.

Они сцепились на полу, и детектив сразу навалился на убийцу, пытаясь вывернуть пистолет из цепких рук. Это удалось ему не сразу – враг оказался лишь чуть слабее Грегора. Схватка вышла недолгой, но насыщенной: Неман получил несколько ударов в корпус, чуть не пропустил удар в висок и едва успел убрать предплечье с линии огня. И все же ему удалось сломать пальцы агента, выдрать из них пистолет и отбросить в сторону. При этом он получил удар головой в лицо, но даже не дрогнул – боевой коктейль лишил его чувствительности.

Вколотив киллера лицом в пол, детектив сломал ему обе руки в локтевых суставах, парализовал сильным тычком в нервный узел одну из ног и лишь потом сел на свою жертву верхом. Склонившись над человеком, что за время боя не издал ни звука, Грегор ухватил его за волосы и развернул голову так, чтобы видеть лицо. Шея киллера хрустнула, но выдержала натиск.

Нейман смотрел на окровавленный профиль врага, борясь с отчаянным желанием рвануть голову на себя и услышать треск шейных позвонков. Невыразительное лицо, бледное и спокойное. Высокие скулы, светлые глаза, узкий рот – таких на Виктории пруд пруди. Один из толпы. Грегор не знал этого человека и был этому рад – если бы на его месте оказался один из бывших сослуживцев, он бы не смог сделать того, что собирался.

– Назови себя, – тихо попросил детектив. – Имя, звание.

Пленник скосил на детектива глаз с лопнувшими сосудами и шумно вздохнул. Его тело напряглось, и Нейман чуть усилил нажим.

– Кто вас послал? – спросил он, осторожно касаясь пальцами разбитого лица агента. – Цель задания?

Агент не отвечал, и тогда пальцы Грегора прикоснулись к его глазу и осторожно надавили. Нет, боли пленник не боялся. Скорее всего он ее даже не испытывал – переломанные руки, судя по всему, не доставляли ему неприятных ощущений. Но когда у тебя из глазницы вынимают глаз голыми пальцами... Это страшнее, чем боль.

– Встретимся на той стороне, – выдавил пленник и вздрогнул.

Нейман вскочил на ноги, перевернул агента на спину и выругался в полный голос. На него смотрели закатившиеся глаза, а из разбитого рта стекала струйка крови, смешанная со слюной. Приложив ладонь к шее киллера, детектив не ощутил биения пульса. Все кончено – враг ушел туда, где его нельзя достать. Ампула или встроенный имплантат отправили пленника в лучший мир. Точно по инструкции.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»