3 книги в месяц за 299 

Механика Небесных ВратТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
209 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Значит, вы ищете Ланье… – привратник едва заметно вздохнул. – Увы. Сегодня магистр Ланье не появлялся в Магиструме. Возможно, его задержали личные дела.

Штайн был готов к подобному повороту событий и потому без лишних слов достал из кармана заранее заготовленный конверт.

– Тогда, быть может, вы не откажетесь передать ему это письмо? В нем адрес гостиницы, где я остановился, и просьба о встрече.

– Конечно, я обязательно передам, – ответил привратник и осторожно принял конверт из рук гостя.

– Тогда позвольте откланяться, – сказал Конрад, хоть и разочарованный первой неудачей, но не огорченный. В конце концов, он предполагал, что такое возможно.

– Господин Штайн, – внезапно позвал его привратник. – Подождите. Я бы посоветовал вам вновь заглянуть к нам через несколько часов. Возможно, после обеда. Надеюсь, что магистр Ланье к этому времени вернется. А ваше письмо я обязательно ему передам.

– Спасибо за совет, – отозвался Конрад, удивившись такой дружелюбности, – он и представить не мог, чтобы подобное сказали магистру, заявись он в канцелярию Военной Академии.

– Первый раз за долгое время службы получаю такой четкий и грамотный отчет посетителя, – сказал вдруг привратник и улыбнулся. – Мямлят обычно, как вареные. Надеюсь, вам повезет, и после обеда вы застанете Ридуса.

– Благодарю, – пробормотал Штайн, пораженный до глубины души.

Откланявшись, он начал спускаться по лестнице. «Неужели они так обращаются с любым просителем? Не заставив его стоять час в очереди к очередному мелкому чину за письменным столом? Чтобы потом оказалось, что не хватает нужной бумажки? Или это потому, что он сослался на магистра Ланье? Быть может, Ланье важная птица и к его гостям относятся более внимательно, чем к остальным. Но, кажется, он еще слишком молод».

Так и не разгадав эту загадку, удивленный механикус спустился под своды стеклянного купола. Обойдя стороной новую группу посетителей, спешащих к вратам Магиструма, Конрад медленно вышел на площадь и оглянулся. Башенные часы показывали половину часа дня. Конрад решил, что вернется ровно через два часа – этого времени магистру, будем надеяться, хватит для обеда. Но чем занять это время?

Возвращаться в гостиницу Штайну не хотелось. Внезапно он припомнил недавнее приключение на Кольцевой и провел пальцами по пустому карману. Вот и ответ, как провести время. Денег при себе у него нет, лишь мелочь, главная драгоценность осталась в гостинице. Пожалуй, можно навестить самую известную улицу континента и попытаться хоть немного понять этот город.

Улыбнувшись, Конрад направился в сторону знакомой улочки, насвистывая знакомую мелодию.

* * *

До Магиструма Ланье добрался быстро – шел ходко, не разбирая дороги, бормоча под нос примерный список дел. Прохожие, давно привыкшие к подобному поведению магистров, любезно уступали ему дорогу. Как знать, вдруг ученый на пороге очередного открытия, которое, если и не перевернет науку, то, быть может, наконец позволит провести в каждый дом дешевое освещение. Или личную канализацию. Или еще что-нибудь полезное. Даже Кольцевую, на которой в это время было не протолкнуться, Ланье пересек без труда – толпа почтительно расступилась перед ним и тут же сомкнулась за его спиной.

Ридус этого даже не заметил. Он вообще ничего не замечал – перед глазами у него стоял таинственный чертеж. Ланье с первого взгляда запомнил центральную часть, ту, где магистр ориентировался без труда, и сейчас, прямо на ходу, прикидывал, как можно справиться с поставленной задачей. Основную проблему составляла энергия – ее количество и потребление. В принципе, Ридус уже представлял, как получить нужные объемы на существующем оборудовании, но оно получалось слишком громоздким. Да и с выделением тепла было не все ладно, при таких объемах выбросы будут напоминать скорее взрыв.

И все же, прежде чем Ланье добрался до Магиструма, он успел набросать в голове примерную схему сильно уменьшенного генератора на глоубах и систему сброса тепла. Весьма примерную. Но уже – рабочую.

К зданию он подобрался со стороны улицы Горшечников. Главный вход находился на противоположной стороне, и Ридус решил не тратить времени зря и устремился к входу, через который в Магиструм доставляли продукты. Небольшие ворота охранялись стражами, внимательно досматривавшими всех входящих и выходящих торговцев. Это было необходимой мерой, шпионаж в последнее время достиг таких высот, что проблема воровства идей стала значительной проблемой. Для ее решения было даже создано специальное подразделение внутренней охраны, но Ридус, слава небесам, не забивал себе голову подобной ерундой. Ему было достаточно того, что стража узнавала его в лицо.

Миновав охранников, что приветствовали магистра поклонами, Ридус без промедления спустился на первый уровень подвала. Там он забрался в грузовой лифт, едва втиснувшись рядом с тачкой, до верха нагруженной кусками выделанной кожи, и тремя мастерами-кожевниками. Поднявшись до второго этажа, Ридус, как ошпаренный, выскочил из медлительного, но весьма грузоподъемного лифта, и устремился к центру здания. Пробежавшись по длинным коридорам вдоль ученических аудиторий, магистр пересел на обычный лифт, и тот, скрежеща механизмами, поднял его до восьмого уровня – к лабораториям магистров.

На этом этаже Ридус немного замешкался. Больше всего он хотел сейчас сесть за рабочий стол, разложить на нем чертеж и погрузиться в изучение проблем. Но при этом здравый смысл подсказывал ему, что даже если он решит те задачки, в которых успел разобраться, это не продвинет проект. Ведь оставались еще части, посвященные магии и механике. И если с механизмами Ланье худо-бедно мог разобраться, то высшие заклятия оставались для него темным лесом. А для того, чтобы успешно построить Врата, надо было разобраться во всем и до конца.

Ридус не раз начинал серьезные проекты и успешно доводил их до физического воплощения. И он прекрасно знал, что всякая серьезная идея должна начинаться со сбора информации. С наскоку бросаться в работу, решая проблемы мелкими кусками, – удел любителей, что не способны довести начатое до конца, и обычно бросавших дело разобравшись с мелкими деталями и завязнув на крупных. Нет, для успешной работы нужен был системный подход. Это означало, что Ридусу была нужна в первую очередь информация. Вся информация о Небесных Вратах, какую только можно получить. Только собрав ее и проанализировав, можно браться за изучение частностей.

В этом и заключалась основная проблема. Ридус не знал, где можно найти информацию о Небесных Вратах. Конечно, он помнил легенды и сказки, но сейчас его интересовали известные факты. Кто и где впервые упомянул о Вратах. Какие исследования проводились, если проводились, в этом направлении. Что удалось узнать, в конце концов? И пусть ничего не выяснили, отрицательный результат тоже результат, он отсекает ложные пути и заставляет искать настоящие.

Вздохнув, Ланье с сожалением погладил карман плаща, где лежал заветный цилиндр, и, развернувшись, отправился к центральной лестнице. Сначала он хотел зайти в главную библиотеку, где содержались исторические хроники, а потом в пятую – посвященную нереализованным идеям. Но сообразил, что раз за все время его пребывания в Магиструме тема Врат ни разу не всплыла в академических разговорах, значит, найти информацию в официальных библиотеках будет весьма сложно. Слухи и домыслы можно годами искать в бумажных залежах, – если они не каталогизированы и не значатся в плане обучения. Информацию о выдумках нужно получать у тех, кто их распространяет, – у людей.

Поэтому Ланье поднялся двумя уровнями выше и вышел к верхней столовой, где собирались на завтрак и обед все магистры, работающие в собственных лабораториях. Преподаватели питались в обширных столовых залах на первых уровнях, рядом со своими учениками. Старшие магистры обедали в личных апартаментах либо собирались в малом обеденном зале. Таким образом, верхняя столовая была отдана на откуп магистрам-исследователям и представляла собой некое подобие салона для встреч, разговоров, обмена мнениями и идеями. Небольшой островок вольнодумства, не скованный правилами приличия для учеников и трепетом перед старшими магистрами. Туда-то Ланье и направился.

Распахнув двери, он ворвался в комнату подобно метеору. Завтрак уже заканчивался, и прислуга Магиструма в традиционных синих робах убирала со стола пустые тарелки и остатки еды. Задержавшиеся магистры торопливо хватали с тарелок остатки яств, чтобы дожевать по дороге в лаборатории. Тем не менее в уголке, где квадратом стояли четыре дивана, было людно. Трое магистров неторопливо курили трубки, продлевая удовольствие от завтрака, а десяток знакомых толпились рядом, что-то бурно обсуждая.

Ланье взял себя в руки и глубоко вздохнул пару раз, стараясь выровнять дыхание. Потом повесил плащ на вешалку у входа, снял цилиндр и перчатки, поставил трость в ящик. И лишь тогда двинулся к беседующим.

Там собрались все ранние пташки – ребята из лаборатории элементальной энергии и лаборатории металлов. Был там и шутник Карагозис в своем невыносимом зеленом камзоле, который он называл пиджаком. По своему обыкновению он отпускал едкие замечания в адрес коллег, а двое его помощников радостно улыбались, делая вид, что им смешно. Ланье нахмурился и прошел к дальнему дивану, туда, где сидел толстяк Бруно, работавший над конденсаторами. Он курил, как всегда был растрепан и что-то строго выговаривал Ивену и Фаргу из параллельной лаборатории. Остальных Ланье знал хуже, был едва с ними знаком, поэтому первым делом направился к Бруно.

Ответив на приветственные возгласы компании небрежным кивком, Ридус подобрался поближе к Бруно и сел рядом на диван.

– Ланье! – воскликнул тот. – Приятель! Ты что, опять ночевал в лаборатории?

– Нет, – отозвался Ридус, пожимая протянутую руку Фарга; Ивен, воспользовавшись случаем, отошел в сторонку и ускользнул от нотаций Бруно.

– Есть разговор, – сказал Ланье, прожигая Фарга взглядом. – На пару слов.

 

– Прошу меня простить, – тут же отозвался понятливый Фарг, – надо разыскать Питера. Позвольте откланяться.

Ланье, тут же позабыв о нем, повернулся к Бруно. Тот, проводив удаляющегося Фарга взглядом, сложил руки на пухлом животе и уставился на приятеля. Маленькая трубочка с табаком магов, как всегда, болталась в уголке рта, распространяя едкое зловоние.

– Ну-с, – сказал он. – Что на этот раз? Зачем тебе понадобился старина Бруно? Уж не за тем ли, чтобы выразить благодарность за идею винтокрыла?

– За это тебя поблагодарят механикусы, когда разберутся, наконец, со своими аппаратами, что летают на теплом воздухе и газе, – буркнул Ланье, взмахом ладони отгоняя клуб вонючего дыма.

– Ретрограды, – бросил Бруно и затянулся трубкой. – Никак не могут воспринять идею о том, что летательный аппарат – это не обязательно тот, что легче воздуха.

– Послушай, – зашептал Ланье, наклоняясь ближе, – ты слышал что-нибудь о Небесных Вратах?

– А как же, – немедленно отозвался магистр, слышавший все и обо всем. – Тыщу раз. Этот слух периодически будоражит юных гениев с первых этажей.

– Я не о слухах, – Ланье нахмурился. – Ты не знаешь, когда-нибудь проводились серьезные исследования этой идеи?

– Дай-ка подумать, – Бруно картинно закатил маленькие глазки, делая вид, что пытается что-то вспомнить. – Пожалуй, что нет. Так же никогда не исследовали и принцип действия ковра-самолета. И горшочка, самостоятельно варящего кашу.

– Я серьезно, – прошептал Ридус. – Бруно, ты всегда в курсе последних событий. Припомни, что при тебе говорили о Вратах?

– Серьезно? – оживился толстяк и поерзал на диване. – А что, есть идея?

– Ну, так, – неопределенно отозвался Ланье. – Пока рано говорить, но…

– Понимаю, – бросил Бруно, впившись в приятеля жадным взглядом. – Очень хорошо понимаю. Принцип перемещения материи на дальние расстояния? Транспортировка грузов или живой материи? Ладно, ладно, не хмурься.

– Просто мне нужно знать, не занимался ли кто-то этой идеей всерьез, – сказал Ланье. – Быть может, остались какие-то записи или отчеты.

– Ну, знаешь, – Бруно затянулся едким дымом. – Попытки были. На моей памяти уже нет, но лет сто назад эта тема была модной. Но все они дальше рассуждений не шли. Как правило, этим занимались гении-одиночки, которые, в конце концов, переключались на что-то другое.

– То есть академических исследований не было? Ни на одной из кафедр?

– Нет, насколько я знаю, – Бруно нахмурился. – Темка довольно бредовая. Ты сам должен понимать.

– Понимаю, – признал Ланье. – Но одну бредовую идею можно растащить на много мелких дельных идей.

– Тут я с тобой согласен, – признал толстяк. – Но никакой толковой информации о своих Вратах ты не найдешь. И что-то мне подсказывает, что, промаявшись недельку, ты эту идею бросишь, как и все до тебя. Если, конечно, не свихнешься на ней, как Ризанос.

– Кто? – встрепенулся Ланье. – Знакомое имя.

– Да ты должен его помнить, – сказал Бруно. – Помнишь, на последних курсах прикладной философии был такой старший магистр. Старый хрыч, сумасшедший, как мартовский заяц. Все твердил о парадоксах и разветвлении времен.

– Да, в самом деле, припоминаю, – Ридус нахмурился. – Кажется, его звали Тьен.

– Точно, – Бруно с восторгом хлопнул в ладоши. – Так и есть.

– И что, он интересовался Вратами?

– Не то слово! – отозвался толстяк. – Он на них был повернут. Только и бормотал о них.

– Погоди, – сказал Ланье, – что-то я давно его не видел…

– Так его списали в тот же год, когда он окончательно выжил из ума, – добродушно откликнулся Бруно. – Я его запомнил только потому, что сам отвозил его домой в карете медиков. Старый хрыч окончательно двинулся, все бормотал о демонах, его преследовавших. Так что ему назначили пенсион и спровадили подальше от студентов.

– А ты не знаешь, он еще жив?

– Скажем так, я не слышал о том, что он умер. Может, и жив еще.

– Куда ты его отвозил? Адрес помнишь?

– Цветочная, двадцать пять. Дом, принадлежащий Магиструму. У бедняги не было родственников, так что его законопатили в приют. Ну, знаешь, эти съемные квартиры, для отставных.

– Да, да, я помню, где это, – Ланье, спохватившись, поднялся с дивана. – Спасибо, Бруно!

– Постой! – отозвался тот, схватив приятеля за полу плаща. – Пообещай мне две вещи.

– Какие? – удивился Ридус, пытаясь вытащить плащ из кулака толстяка.

– Первое – ты не двинешься на этой идее, как старина Ризанос, и не сойдешь с ума. Ты еще должен поработать над моей проблемой сечения медных проводов.

– Обещаю, – нетерпеливо бросил Ланье, – пусти же!

– Второе, – невозмутимо продолжал магистр, – если ты что-то раскопаешь, то на этот раз поделишься со старым добрым Бруно, что помог тебе.

– Да, да! – воскликнул Ланье. – Все тебе расскажу, все, что узнаю!

– Тогда лети, пташка, – с грустью вздохнул Бруно, разжимая кулак.

Ланье ринулся к дверям. Набросив на плечи плащ и схватив в охапку цилиндр, трость и перчатки, он бежал из столовой магистров.

Бруно, провожавший его взглядом, покачал головой.

– Вот бедняга, – сказал он. – Какая жалость. Боюсь, у нас появится второй Тьен Ризанос. А какой многообещающий ум. Был.

Бруно затянулся, выпустил в воздух очередной сизый клуб едкого дыма и печально вздохнул.

* * *

Чуть позже Альдер так и не смог объяснить себе, почему он это сделал. На Кольцевой он действовал по наитию, повинуясь нелепому предчувствию, отступив от собственных правил ведения дел. Одно из таких правил недвусмысленно гласило: не отвлекаться на то, что не ведет к выполнению задания. Поэтому Верден удивился, когда, отворачиваясь от Каро, он сотворил легкое заклятие слежения. Это был сильно упрощенный вариант снятия образа ауры, простейшее действие, давно ставшее для следопыта столь же естественным, как дыхание.

Повернувшись спиной к наемнику, Альдер замер, пытаясь понять, что подвигло его на такой, в общем-то, рисковый шаг. Теперь над головой Каро висело маленькое синее пятнышко, и если держать дистанцию, можно будет идти за ним. Но если удалиться на полсотни шагов, эта метка растает, – по мощности это заклинание не могло соперничать с полноценным отпечатком ауры.

Верден, прикрыв глаза, изучал появившуюся метку, пытаясь разобраться в клубке дурных предчувствий. По-хорошему, едва заметив Грача, ему нужно было быстро уйти, затеряться в толпе. Очень плохо, когда два охотника пересекают свои пути. Конечно, в Малефикуме такое бывало, и не раз. Но там существуют налаженные ритуалы и обычаи, там вполне можно договориться. Но на нейтральной территории, где каждый сам за себя, конфликт интересов, если таковой случится, может окончиться настоящей войной. Каро хороший убийца, но слабый маг. Тем не менее, если он ведет свою охоту, то мог позаботиться о магических побрякушках, помогающих в работе. Они могли засечь повышенное внимание неизвестного мага к его скромной персоне. Каро вполне мог насторожиться. Хорошо, если так. А ведь мог и попытаться разобраться с не вовремя подвернувшимся под руку любопытным магом. Конечно, Альдер его не боялся – ни самого Грача, ни его банду. Но разборки могли дурно повлиять на результат задания. Не хватало только устроить посреди города магическую войну, – стражи Магиструма тоже не лыком шиты. Да и у простых магистров много сюрпризов для нарушителей спокойствия. Остается лишь надеяться на то, что Каро не заметил слежку. Или решил не связываться.

Синяя точка поблекла – объект слежки начал удаляться. Верден сердито засопел, злясь на самого себя. Почему бы не забыть об этом? Почему бы не выкинуть из головы этих головорезов и не предоставить их собственной судьбе?

Поджав губы, Верден развернулся и медленно двинулся следом за главарем бандитов. Тот уже растворился в толпе, но синяя метка висела прямо перед глазами мага, показывая, куда идти. Альдер не мог противиться своему предчувствию. А оно подсказывало, что Грачи не случайно оказались в городе и также не случайно ошивались так близко от несчастного, которого поручили убить именно Вердену. Все это не просто так. Альдер чувствовал, что все происходящее связано между собой тонкими нитями, и злился от того, что никак не мог разобраться в их хитросплетении. Он должен узнать, что тут происходит. Что-то ему не сказали, что-то очень важное. Какого-то кусочка головоломки не хватает. И Верден собирался выяснить – какого именно.

Слежка за Каро оказалась простой задачей. Главарь, видимо, все же не почувствовал внимания к своей персоне и почти не таился. Он, конечно, путал свои следы, по привычке прячась от стражников, но не предпринимал никаких попыток защититься от слежки магической. Альдер без труда «вел» бандита, не попадаясь ему на глаза. Знакомая работа успокоила мага, заставила его взглянуть на ситуацию по-новому. Для себя он решил, что слежка за Грачами – часть нынешнего задания. Быть может, ему даже удастся выйти на свою цель, следуя за этими головорезами. Значит, все идет по плану. Метки на Кольцевой расставлены, они стерегут свою жертву. А их хозяин попробует подобраться к проблеме с другой стороны.

Постороннему показалось бы, что Каро бесцельно убивает время, прогуливаясь вдоль торговых рядов. Но Альдер прекрасно видел, что тот процеживает улицу мелким ситом, внимательно рассматривая прохожих и магазины. Каро что-то искал. И притом старался оставаться незамеченным. Верден был уверен, что остальная банда поступает так же – прочесывает выделенные им улицы в поисках чего-то, что им поручено найти. Или, скорее, кого-то. Значит, и у них мало информации. Но их больше.

Пару раз Грач заходил в таверны, но надолго там не задерживался – почти сразу выходил, но чаще всего через другой выход. Верден знал, что таким образом Каро пытается уйти от обычной слежки. И ему это бы удалось, если бы за ним следил не маг, а обычный страж порядка. С Альдером же такие шутки не проходили.

Каро блуждал по Кольцевой несколько часов кряду. Верден, запасшийся терпением, следовал за ним. Он даже успел на ходу перекусить, купив пару горячих пирожков у разносчика, прямо на улице. Наконец Каро утомился. Развернувшись, он резко сменил направление и устремился прочь от торговой улицы – в сторону окраины. Альдер, насторожившись, последовал за ним, стараясь держаться на расстоянии. Вскоре он понял, что бандит движется к Городу Мастеров, огромному кварталу, построенному чуть в стороне от города. Там располагались мастерские, что назывались в Магиструме фабриками. Собственно, раньше этот городишко был пригородом Магиструма, там работали с металлами, стеклом, деревом, химическими веществами – всем, что не очень-то хорошо сочеталось с городской жизнью. Этот городишко располагался ближе к горам, и именно туда завозили руду для выплавки металлов, там же располагались печи. Но постепенно Магиструм разросся, и теперь Город Мастеров стал его очередным кварталом, где работали сотни людей.

Когда они вышли к окраинам, Альдер немного отстал, – здесь было не так людно, как в центре, и Каро мог заметить преследователя. Маг дал бандиту скрыться из виду, но продолжал следить за его меткой. Так они миновали множество улиц и переулков, прошли сквозь жилые кварталы и углубились в хаотичное нагромождение мастерских, отчаянно дымящих трубами. По-видимому, банда Грачей обосновалась где-то здесь. Альдер, в принципе, одобрил их выбор. Среди мастерских можно было легко укрыться, а с порядком здесь было, как на любой окраине, неважно.

Вскоре синяя метка замерла на месте, и Альдер замедлил шаг. Кажется, Каро остановился. Стараясь оставаться незаметным, маг прокрался вдоль длинного деревянного забора и выглянул из-за угла. Здесь, на узкой улочке, что вилась между мастерскими, огороженными заборами, было тесно и темно. Приземистые здания мастерских стояли впритирку друг к другу. И все же между ними нашлось место для небольшого деревянного дома в три этажа. Когда-то, видимо, там жили строители или рабочие. Но теперь здание, судя по вывеске с кружкой, было превращено в кабак. Альдер был готов поклясться чем угодно, что на верхних этажах обосновался бордель или игорный дом. Такое злачное местечко вполне в духе этих мрачных окраин. И самое подходящее место для встречи банды негодяев.

На улице никого не было, а из призывно распахнутых дверей кабака доносились громкие голоса. Судя по метке, Каро находился внутри. Внезапно решившись, Альдер быстро зашагал к открытым дверям. Будь что будет. Он должен знать, что тут происходит.

Кабак не разочаровал мага. Едва войдя в двери, Верден с головой окунулся в полутьму большого зала, уставленного грубыми деревянными столами. Воздух пропитался клубами табачного дыма и запахом дешевого спиртного, шибавшего в нос не хуже медицинских препаратов. Прибытие нового посетителя прошло незамеченным, посетители, которых было довольно много, несмотря на то что рабочий день еще не кончился, были заняты своими делами. Они ругались, орали друг на друга, хлебали что-то из грязных стаканов и не обращали внимания на новоприбывшего, который быстро проскользнул в темный уголок и сел за пустой стол.

 

Собственно, столом это можно было назвать с большой натяжкой – это Верден обнаружил миг спустя. Перед ним возвышался огромный ящик из досок, видимо упаковка от какого-то механизма или партии товара. Сесть пришлось на такой же ящичек, только поменьше размером. Даже сквозь одежду Альдер чувствовал, какой он шершавый и занозистый. На таком лучше не елозить, а сидеть спокойно. Понятно, почему место свободно – на такое не много найдется охотников.

Сгорбившись, маг надвинул шапку на самые глаза и стал осторожно осматривать зал. Благодаря метке он быстро нашел Грача. Тот сидел в противоположном углу за длинным столом. Рядом с ним расположились трое крепких ребят, в которых маг без труда опознал остальных бандитов. Не хватало, правда, двоих. Одного вчера прикончил магистр. А еще один, видимо, не вернулся с дозора.

Грачи тихо переговаривались, нагибаясь над тарелками и кружками. Отсюда магу, конечно, ничего не было слышно, и он даже начал подумывать, не перебраться ли поближе. Но потом решил не торопиться. Судя по всему, бандиты ждали товарища, задержавшегося в городе. Вряд ли они сейчас обсуждают что-то важное. Опыт Вердена подсказывал ему, что Грачи вяло ругаются, выясняя, кто больше виноват в том, что ничего не удалось найти. Самое интересное начнется, когда вернется последний. Тогда, возможно, Каро выслушает их отчеты и даст им новое задание.

Маг опустил руку в карман и нашарил пару мелких монет, на тот случай, если прислуга в этом гадюшнике все же есть. Если к нему подойдут с вопросом, закажет выпивку и местную еду. Так будет лучше всего. Наверно, стоит говорить поменьше, – акцент сразу выдаст в нем иноземца. Четкая артикулированная речь магов, необходимая для точного произношения акустических заклинаний, давно стала предметом шуток.

Монетки закатились в глубь кармана, и Альдер нахмурился. Запустив пальцы поглубже, он нащупал их ребристые края, но достать не успел. В голове словно взорвалась колба с цветным зельем – так обостренные чувства слежения отреагировали на сигнал от метки с Кольцевой.

Невольно застонав, Верден откинулся, оперся спиной о стену и закрыл руками лицо, искаженное гримасой. Метка сработала! Маг немыслимой силы прошелся рядом со сторожевым заклинанием Вердена. Да так прошелся, что выжег напрочь саму метку. Альдер коснулся кончиками пальцев глаз. Надо подниматься. Надо бежать к Кольцевой, и плевать на Грачей. Маг такой силы – редкость в Магиструме. Это он, точно. Только он мог так ловко укрыть свою ауру от сильнейших заклинаний Вердена. И только он мог выжечь метку.

Верден замер, запоздало сообразив, что метки не горят сами по себе. Он даже успел понять, что сейчас произойдет, но не успел подготовиться.

Второй удар был не слабее первого, – когда вспыхнула вторая метка. Но в этот раз Альдер успел хоть немного закрыться от следящих заклинаний. Но потом вспыхнула третья метка, за ней четвертая… С ужасом Верден понял, что по Кольцевой катится волна магии, выжигая все его следящие заклинания. Никто не мог двигаться так быстро, даже самый сильный маг. Но он мог запустить по цепи слежения контрзаклинание, что мчалось сейчас по кругу, от метки к метке, выжигая их одну за другой.

Альдер попробовал подняться на ноги, но потом без сил опустился на ящик, вздрагивая под градом ударов. К счастью, его не атаковали. Он мог это вытерпеть, непосредственной угрозы не было. И все же это было очень больно, и Верден мечтал, чтобы разрушение скорее закончилось.

Оно и закончилось. Мгновенно. Последняя метка рассыпалась в прах, и Альдер потерял все контакты с ними – словно ослеп и оглох на мгновение. Трясущейся рукой он смахнул со лба выступивший пот и открыл глаза. Положив оба локтя на стол, маг глубоко вздохнул, глядя на доски прямо перед собой. Выдохнул. И лишь затем поднял глаза.

Банды Грачей больше не было. Стол, за которым они сидели, пустовал. Вскочив на ноги, Альдер выбранился, пнул ящик, опрокинул его на пол, засыпанный опилками. Потом, рыча от злости, выбежал из кабака на улицу.

Никого. Он полностью провалился. Теперь у него нет меток: его жертва, оказывается, маг из первой сотни, а банда Грачей, похоже, заметила слежку и теперь, наверное, уже далеко отсюда.

Альдер выпрямился, пытаясь успокоиться. Проклятое задание. Будь проклят тот день, когда он согласился на уговоры старого сморчка. Все с самого начала пошло не так. Надо было бросать это дело и бежать на первый же корабль, что уходил на острова. И плевать на все.

Вздохнув пару раз, Альдер успокоился. Что толку себя корить, надо действовать. Только так можно чего-то добиться. Гавань далеко, обещание дано, время уходит. И не стоит его тратить на нытье и брань.

Выпрямившись, маг расправил плечи и быстро зашагал обратно по улице в сторону центра. Никто и не обещал, что дело будет легким. Пусть так. Он справится. Он – Альдер Верден, лучший маг из тех, что не на службе. Будь все так просто, к нему и не обратились бы. Но он – сможет. Он поставит этот город на уши, но найдет этого мага. Возможно, чуть позже. А для начала он найдет Грачей и теперь без всяких церемоний вытрясет из них все, что они знают об этом деле.

* * *

Конрад проголодался примерно через час вынужденной прогулки. К этому времени, пробираясь сквозь плотную толпу на Кольцевой улице, он успешно миновал десяток лотков с забавными штуковинами. И отказался от без малого сотни карт, указывающих путь к древним кладам. Честно говоря, он не планировал ничего покупать, хотел только посмотреть на разнообразный товар легендарной улицы. Поэтому, решив не тратить время на разглядывание милых пустячков вроде брелоков и амулетиков, разложенных на прилавках, он направился в магазины, надеясь увидеть там что-то более интересное. В первой же лавке, в которую он вошел прямо с улицы, Конрад обнаружил те же амулеты, но более дорогие. Механик медленно прошелся вдоль полированных полок, рассматривая товар без особого интереса. Судя по бумажным биркам, покупателю предлагались магические артефакты на все случаи жизни: от хвори, от бедности, от разбоя и даже от дурной погоды. Штайн не разбирался в магических амулетах и не мог сказать, дельным товаром тут торгуют или дешевыми поделками для простаков. Лишь одна вещица вызвала его интерес – огромная золотая брошь, в центре которой сиял крохотный синий огонек. Конраду показалось, что это глоуб, и у него даже дух захватило от восторга – он и не предполагал, что магистры так далеко продвинулись в вопросах минитюаризации. Но восторг быстро сменился разочарованием. Едва взяв поделку в руки, механик обнаружил, что это крохотный кристалл, сияющий лишь благодаря заклятию мага. Просто красивая чепуха, что стоила, впрочем, гораздо дороже остальной мелочовки.

Смутившись, Конрад вернул артефакт на место и быстро покинул лавку. Перебравшись на другую сторону широкой улицы, он вошел в магазин с широкими стеклянными дверьми, надеясь, что в таком приличном заведении не торгуют ерундой. В принципе, он не ошибся. На изящных бронзовых столиках, расставленных по большой комнате, лежали сотни хронометров. От больших, настольных, до маленьких, карманных. Встречались даже совсем крохотные, что носили на пальце, как кольцо, или на лацкане, как брошку. Это было намного интереснее амулетов, но, увы, все это Штайн видел и в родном Механикуме. Он быстро прошелся по магазинчику, на ходу отмечая клейма знакомых мастеров, и не нашел ничего оригинального – большинство подобных механизмов он мог собрать и сам, причем с закрытыми глазами. И потому, несмотря на приветливую улыбку продавца, быстро покинул лавку и двинулся дальше.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»