3 книги в месяц за 299 

Механика Небесных ВратТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Механика небесных врат | Афанасьев Роман Сергеевич
Бумажная версия
209 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

День действительно не задался с самого утра. Сначала он никак не мог избавиться от назойливого посетителя в мастерской. Конечно, предложение было интересным и выгодным. Но тратить два часа на беседу с потенциальным заказчиком автоматического замка было не в обычаях Штайна – вся его мастерская состояла из него одного и, к великому сожалению, Конрад не мог перепоручить клиента подмастерью. Не мог и выгнать его, – глупо отказываться от заказа накануне выплат аренды. А конкуренция в столице была столь высока, что, пожалуй, следовало перед этим клиентом петь и плясать, лишь бы не ушел к соседям. К счастью, он не ушел, – имя Конрада Штайна было хорошо известно в городе. Служба, пусть и недолгая, в ремонтном батальоне канцлера создала молодому механику отличную репутацию среди многочисленных частных ремонтников. Как, впрочем, и его мелкие усовершенствования, регулярно представляемые им на ежегодных выставках. Крупными проектами Конрад не занимался. Вернее – не осуществлял их. Его дело было разработать идею, составить максимально подробные чертежи и сдать заказчику. Так он работал и на ремонтников канцлера, и на городскую службу, и даже на крупнейший концерн пароходов Вельда. Если хорошенько подумать, то даже в этом составе должны быть узлы, придуманные и доведенные до ума самим Штайном.

Но как ни крутился Конрад, пока его предпринимательская деятельность не давала особой прибыли. И неудивительно – заработать созданием механизмов в городе механиков было нелегко. Тут на каждом углу таких гениев десяток, а то и больше. И все же кое-что перепадало и Штайну, с каждым шагом приближая его к мечте. Окончательно поправить дела мог только по-настоящему крупный армейский заказ. Казна щедра, на военные разработки не жалеет денег. Но для начала нужно ее заинтересовать.

Конрад обернулся, бросил взгляд на уголок чемодана, высунувшийся из-под сиденья. Если все удастся, то его жизнь изменится. И, возможно, очень сильно. Из-за этого стоило рисковать. И терпеть неудобства.

Словно отзываясь на его мысли, вагон снова дрогнул и тронулся с места. Штайн поспешил вернуться на сиденье и, удобно устроившись у стола, нагнулся, осторожно засунув чемодан поглубже. Из-за этого потрепанного кожаного чудовища он тоже натерпелся неприятностей. Абсолютно нелегальная вещь – создание магов, снабженная схемой левитации. Незаменимая штука, если нужно перенести в одиночку что-то тяжелое: на вид обычный чемодан, но облегчает собственный груз чуть ли не втрое. И – запрещен к обороту на территории Механикуса. И если бы военный патруль на вокзале решил проверить его багаж…

Конрад закатил глаза. Невыносимый день. Из-за того клиента он не успел собрать вещи для путешествия. Хорошо хоть успел добежать до вокзала и отправить посылку в Магиструм, хотя изначально собирался доставить ее лично. Но обещания нужно выполнять, и Конрад решил, что отправится позже. Потом он долго собирался и, уже опаздывая, примчался на вокзал, где и наткнулся на патруль. После неприятной беседы, в расстроенных чувствах отправился на перрон, подозревая, что опоздал на вечерний рейс. Но там выяснилось, что пароход задерживается и он все-таки успевает на него. Радость оказалась преждевременной – рейс задержался до полуночи, и вот теперь состав еле-еле полз по границе между Пустошью и горами, останавливаясь на каждом шагу. Небеса разразились невиданной по силе грозой, потом начался ливень. В вагоне было душно, ужин единственному пассажиру никто и не подумал приготовить, Конрад мучился от бессонницы и пребывал в отвратительном настроении.

В раздражении он протянул руку, взял со стола стакан с водой, сделал глоток и замер. Только сейчас он осознал, что состав набирает ход, двигаясь все быстрее и быстрее. Похоже, неприятные рывки кончились.

Не мешкая, Конрад скинул френч и брюки, аккуратно повесил на вешалку, притаившуюся в углу, у раздвижных дверей в кабинет, и погасил лампу. Растянувшись на жестком сиденье, он подложил под голову подушку с глупой и жесткой вышивкой и накрылся клетчатым пледом. Закрыв глаза, он прислушался к далекому раскату грому. День, такой тяжелый и беспокойный, кажется, заканчивался. Быть может, он успеет урвать хоть немного сна. Завтра, перед важной встречей он должен быть свеж и представителен. От первой встречи всегда зависит очень многое, на первой встрече всегда закладываются те отношения, что определяют все дальнейшее сотрудничество. В этот раз все должно пройти гладко. Идеально. Иначе и не может быть. Так должно случиться, иначе жизнь кончена. Слишком многое он вложил в эту поездку, в эту идею, в этот проект. Собственно, он вложил все – как игрок, ставящий последние деньги на один-единственный номер рулетки. Все – или ничего.

Под раскаты грома и лязг вагона Конрад Штайн, измученный тяжелым днем, уснул мгновенно.

* * *

Все было почти готово, когда Ланье уронил медную нить. Сначала он даже не понял, что произошло, – казалось, моргнул, перед глазами вспыхнул яркий свет, и медная с золотым напылением пластина с уже выгравированными символами движения покрылась сажей. Выругавшись, Ридус резко выпрямился, едва не свалившись со стула, и сорвал с лица маску с увеличительными линзами. Труд последних часов пошел прахом – и все из-за того, что он на долю секунды уснул, не в силах справиться с усталостью. Бросив маску на стол, он потер пальцами слипающиеся глаза.

– Чтоб тебя, – буркнул магистр, поднимаясь со стула и разминая затекшую спину.

Он окинул взглядом длинный полированный стол, уставленный приборами для исследований. Химические реактивы в сосудах из толстого стекла, металлические салфетки, сплетенные наподобие кольчуги из тысяч тонких нитей, увеличительные стекла, обрывки бумаг и куски медных плат… Все это покрывало стол ровным слоем, за исключением крохотного свободного кусочка у стула. Там на изолирующей каучуковой подставке лежала миниатюрная плата движения – источник питания, что должен был привести в движение уже собранный механизм.

Ридус пытался сделать его похожим на паука. Шесть точек опоры отлично подходили для шагающего аппарата, но согласовать движение этих штук было намного сложнее, чем двух в предыдущей модели. Паук, похожий на большую железную коробку, стоял на столе и дожидался магической пластины с заклинанием движения. Заклинание магов, выгравированное смесью трех первичных кислот, заставляло плату выделять некоторое количество энергии, которое не имело никакого отношения к той энергии элементов, которой пользовались все маги и магистры. Ланье пытался усилить эффект, соединив часть рун медным волосом, проложив новую замкнутую цепь, создать таким образом второе заклинание внутри первого графического заклинания, но уронил волос и соединил совсем не те символы. Вся энергия пластинки высвободилась разом, символы в мгновение ока проели пластину насквозь, вместо того чтобы медленно ее плавить. И все из-за такой пустой мелочи, как усталость.

Ланье поджал губы. Осторожно подняв испорченную пластину с подставки, он отнес ее в другой угол комнаты, к шкафам, и аккуратно опустил в ящик использованных образцов. Потом открыл полированную дверцу шкафа и вытянул длинный деревянный ящик, обклеенный изнутри белым каучуком. Ящик был полон заготовок пластин. Все они стояли вертикально, каждая в своем гнездышке, и различались только размерами – от крупных, величиной с ладонь, до мелких – не больше ногтя большого пальца. Ридус выбрал самую мелкую, осторожно подцепил ее ногтями и извлек из гнезда. Аккуратно закрыв ящик, он поспешил обратно к столу.

Опустившись на стул, магистр положил пластинку на подставку и опустил над ней большую линзу, что держалась на медном кронштейне, вставленном в столешницу. Быстро осмотрев пластину и не найдя изъянов, магистр решительно придвинул поближе к себе инструмент для травления – большой стеклянный куб с тремя различными колбами, в которых содержался состав для травления. Он открыл смеситель, составы смешались, и крохотная мутная капелька появилась на золоченом жале инструмента, которое не в силах была растворить. Ланье поправил светильник – круглый глоуб на украшенной завитками ножке, горящий холодным белым светом энергетики элементов – и склонился над линзой.

Его тонкие пальцы, защищенные перчатками, ловко управлялись со стеклянной трубкой, из которой торчало золоченое жало. Магистр быстро покрывал пластину руническими символами заклинания, давно выученного наизусть. По мере появления новых символов, остальные начинали едва заметно светиться. Это означало, что все идет правильно – реакция химических элементов и магической графики развивается в нужном направлении.

На последнем символе, самом главном, замыкающем цепь заклинания, Ланье сделал ошибку. Онемевшие от долгой работы пальцы дрогнули, и жало прочертило полосу в металле, перечеркнув предпоследний символ. Остальные тотчас померкли, и заклинание умерло, так и не родившись.

На этот раз Ридус не стал ругаться. Он медленно отложил трубочку с жалом, откинулся на спинку стула и тяжело вздохнул. Он знал – бывают моменты, когда пора остановиться. Плоть слабее духа, и порой желания бегут впереди возможностей. Сегодня у него уже ничего не получится – это магистр знал наверняка. Нужно расслабиться. Дать отдых уставшим рукам и глазам. Выспаться, чтобы не клевать носом за столом, и, наверное, поесть, чтобы пустой желудок не отвлекал от высоких мыслей неподобающим урчанием.

Ланье аккуратно стащил с онемевших рук тонкие черные перчатки, положил их на край стола. Сжал пальцы в кулаки, быстро разжал, разгоняя по жилам кровь. Потом поднялся со стула и выключил светильник.

Теперь горели лишь газовые рожки на стенах, закрытых деревянными панелями. Окно, закрытое тяжелыми черными шторами плотной ткани, всегда оставалось темным – даже днем. Ланье моргнул, пытаясь избавиться от светлых пятен перед глазами, потом посмотрел на деревянный столик у входной двери. Там стояли большие круглые часы, равномерно щелкая безупречным механизмом. Еще три хронометра, размером поменьше, лежали рядом – ими магистр пользовался во время экспериментов. Черные узорные стрелки больших часов показывали четыре часа утра. Ридус вздохнул. Определенно, ему нужно хоть немного поспать.

 

Сняв фартук из черного шелка, магистр аккуратно сложил его, повесил на стул и одернул сюртук. Потом подошел к двери, снял с разлапистой вешалки, стоявшей в углу, плащ, накинул на плечи. И тут же почувствовал странную выпуклость во внутреннем кармане. Запустив руку в карман, Ридус вытащил на свет длинный цилиндр и нахмурился. Погрузившись с головой в работу, он совсем забыл о досадном происшествии у входа в Магиструм.

Жестяной тубус приятно холодил ладонь. Ланье взвесил его в руке, задумчиво посмотрел на винтовую крышечку, на которой виднелись остатки сургуча. Потом, решившись, быстро подошел к столу, взмахом руки сдвинул в сторону приборы. Вновь зажег светильник и быстро открутил крышку тубуса. Перевернул его над столом, потряс. И, вопреки его ожиданиям, из жестяного цилиндра на столешницу выпала не какая-нибудь гадость, подложенная глупым шутником Карагозисом, а плотный сверток из бумаги, перевязанный толстым шелковым шнуром черного цвета.

Ланье осторожно взял в руки свиток. Он оказался удивительно тяжелым – это была особая бумага, больше похожая на ткань, пропитанная специальным сохраняющим составом. Ридус уже встречался с такими свитками – в центральной библиотеке, где искал старые записи магов. Именно так старые малефиканты хранили свои записи, защитив их и от сырости и от гниения.

С некоторым сомнением магистр потер большим пальцем шершавую поверхность свертка. На ощупь бумага была настоящей. Нахмурившись, Ланье вытащил из кармана крохотный раскладной ножик, открыл самое большое лезвие и аккуратно перерезал шнур.

Свиток с глухим шорохом раскрылся, и длинное полотно раскинулось по всему столу. Взгляд Ланье упал на черные линии, покрывавшие свиток, и магистр затаил дыхание. Он почувствовал, как по спине пробежал холодок – словно капля дождя скатилась за воротник.

Чертеж был сложным. Невообразимо сложным. Несколько деталей, каждая в трех проекциях. Десяток рунных заклинаний на полях, неизвестные письмена в центре. Что-то большое, что собирается из нескольких частей. Магистр медленно выдохнул. Он еще никогда не видел такого сложного старого чертежа. Маги, презиравшие технологию, вообще чертили редко. Их простейшие механизмы, что служили им, были незамысловаты и откровенно примитивны. Обычно, если в том появлялась нужда, они грубо рисовали от руки, сопровождая рисунок многочисленными и путаными комментариями. Но этот чертеж был составлен по всем правилам, и если бы не надписи, Ланье решил бы, что это работа механикусов. Но рунные заклинания сразу опровергали это предположение – магия у инженеров под запретом.

Магистр осторожно развернул свиток пошире и резко вздохнул. Его взгляд наткнулся на формулу магистра Лидуса, описывающую быстротечную энергетическую реакцию эфира. Очень известная формула, открывшая новое направление в теории элементов. Ланье пользовался ей ежедневно – уже год. С того самого момента, как Лидус вывел ее и представил на ежемесячном симпозиуме. Вот только свитку было явно больше года.

Дрожащими пальцами Ридус развернул свиток полностью, расстелил на столе. При этом скинул на пол и линзу, и каучуковую подушечку, но даже не заметил этого. Формулы, заклинания, чертежи…

– Что это? – пробормотал магистр. – Проклятие…

Он понимал формулы и некоторые заклинания. Понимал чертежи энергетических соединений и схемы новейших пластин, на которых монтировались сложнейшие заклинания. Но остальное… Он никак не мог понять, что это значит.

Резко перевернув свиток, так что он расстелился от края до края стола, Ридус склонился над чертежами, зацепил рукавом плаща сосуд для травки, и тот рухнул со стола. Извернувшись, Ланье поймал его на лету, прежде чем хрупкие колбы разбились о паркет, но локтем смахнул со стола линзу. Та с треском сорвалась с кронштейна, вылетела из латунной оправы и с грохотом заскакала по полу. Ланье замер, не решаясь вздохнуть. Потом очень осторожно поставил сосуд с кислотами на пол и медленно выпрямился.

Медленно вдохнув, Ридус так же медленно выдохнул, пытаясь сосредоточиться. Хватит на сегодня. Больше никакой работы. Нужен отдых.

Стараясь не дышать, магистр очень осторожно свернул чертеж в плотный рулон, заправил его в жестяной тубус и осторожно закрутил крышечку. Лишь после этого вздохнул свободней и быстро пошел к двери. На полпути развернулся, вернулся к столу, погасил светильник и так же быстро вернулся к двери. Сунув тубус на прежнее место в кармане плаща, снял с вешалки цилиндр, взял со столика перчатки. Потом, на секунду задумавшись, бросил взгляд в дальний угол – на кушетку со скомканным пледом. Быть может…

Взмахнув рукой, Ланье надел цилиндр и распахнул дверь. Хватит. Ему нужно вымыться и привести себя в порядок. Выспаться на чистом белье и хотя бы раз нормально позавтракать. Тогда, быть может, он придет в себя настолько, что сможет разобраться в этом загадочном чертеже. Нет, сегодня он не будет ночевать в лаборатории. И не пойдет к родителям. Нет, он вернется в крохотную съемную комнату в пансионе леди Розалии, куда возвращался всякий раз, когда собирался спрятаться от всего мира хотя бы на одну ночь. Ну, или когда ему требовалось чистое белье и завтрак.

Натянув перчатки, Ланье поправил тубус под плащом, взял с подставки трость и распахнул дверь. Пришла пора отдохнуть.

* * *

Верден спал ровно два часа – именно столько он отвел себе на отдых. Ни минутой больше. Магическое забытье, которое лишь для удобства называли сном, позволило ему отдохнуть и вернуть потраченные на дорогу силы. Конечно, он не отказался бы поспать, просто по-человечески, еще пару часов. Но на дорогу и так ушло непозволительно много времени, и Верден чувствовал, что отстает от развития событий. Это неприятное чувство появилось у него еще во время путешествия сквозь ночной Магиструм.

Въехав в город, Альдер не стал останавливаться в придорожном ночном дворе, как делали все путешественники, застигнутые непогодой на окраине огромного города магистров. Нет, он двинулся в глубь города, к обжитым районам, туда, где не было мастерских и скотных дворов. Собственно, в самое сердце этого черного города. Он ехал шагом, уже не торопясь, зная, что теперь ему не придется ночевать на обочине. Но с каждым шагом ему становилось все хуже и хуже. Наблюдая за тем, как на улицах высокие каменные дома постепенно сменяют деревянные хижины, маг ощущал странное беспокойство, – как будто он забыл что-то дома и никак не мог вспомнить – что. Когда он добрался почти до центра, то был совершенно измучен, ему казалось, что огромные дома, уходящие вершинами в черную хмарь, нависают над ним стенами ущелья, грозя сомкнуться и раздавить наглеца в лепешку. За ажурными перилами балконов мерещились темные тени, а фигуры горгулий, украшавшие углы и бортики крыш, казалось, шевелятся в темноте.

Все это было глупостями, – маг прекрасно знал, что это лишь морок, что здесь даже и не пахнет магией или наведенными чарами. Но его чутье охотника подсказывало ему – что-то не так. И только подъехав к таверне с номерами, месту известному и проверенному, где он всегда ночевал, когда появлялся в Магиструме, Альдер понял, что его беспокоит. Это было неприятное чувство опоздания. Ему хотелось поторопиться. Он всей кожей ощущал, как уходит время – сочится сквозь него, как сквозь мелкое сито. И его не удержишь, не остановишь, каким бы могущественным магом ты ни был. Верден опаздывал, но не знал – куда.

Именно поэтому, сняв комнату и сдав скакуна на конюшню, он сразу поднялся наверх и, не разбирая вещей, упал на постель, едва успев стянуть дорожное платье. Ему нужно было хоть немного прийти в себя и перевести дух и только после этого отправиться на охоту. Иначе настойчивый червячок дурного предчувствия, шевелившийся в животе, не даст ему покоя, заставит излишне торопиться, совершать ошибки, действовать непродуманно. У всякой охоты есть свой ритм – это Альдер знал точно. Если следовать ему, то ты появляешься в нужное время в нужном месте, как раз тогда, когда это необходимо – не раньше и не позже. Главное поймать этот ритм, слиться с ним, двигаться внутри него, как внутри песни, следя за причудами музыкантов, исполняющих эту загадочную мелодию.

Едва поднявшись с постели, Альдер ощутил, что гармония восстановлена. Он больше не чувствовал беспокойства – проснулся именно тогда, когда нужно, и готов следовать за мелодией охоты. Осталось лишь немного приготовиться к первому выходу, но это было частью самой охоты и не могло его задержать.

Верден поднялся, зажег масляный фонарь, – в дешевой гостинице даже не пахло газовым освещением, не говоря уже о глоубах магистров. Из большого заплечного мешка он достал смену одежды и разложил ее на постели – в Магиструме он хотел выглядеть местным жителем, а не гостем. Тут, конечно, главное поведение, а не одежда, но и она многое способна исправить. Роба мага и тонкие сапоги с загнутыми носами, открывавшие многие двери в Малефикуме, тут, в городе магистров, могут эти двери захлопнуть.

Скинув широкую дорожную робу и грязную рубаху, Верден уселся за стол с фонарем. Перевернул поднос и, используя его как зеркало, осмотрел себя. Потом вытащил из ножен на поясе длинный узкий нож без гарды, на который полагался не меньше, чем на все боевые заклинания разом, и принялся укорачивать бороду. Вскоре густая борода мага превратилась в куцую бороденку крестьянина, которую и в кулаке не зажмешь. Голову Верден брил налысо, – назло городским магам Малефикума, обожавшим длинные лохмы, висящие из-под остроконечных шляп. И теперь, глядя в зеркало и видя широкие скулы, обрезанную бороду и мощную шею, он никак не мог узнать в себе мага. Скорее, лесного разбойника, явившегося из густых лесов Пустоши в город за припасами. Пусть так. Этих темных личностей на окраинах Магиструма предостаточно, к ним давно все привыкли. Тут и не сразу скажешь, разбойник это, или лесоруб, или охотник, работающий на благо города.

Удовлетворенно прищурившись, маг отложил поднос и вернулся к кровати. Облачаясь в тесную чистую рубаху, он едва не порвал ее, – сложён Верден был скорее как кузнец, чем как маг. Мощные плечи не раз вызывали насмешку других магов – в юности, когда Альдер еще не научился отвечать ударом на насмешку. А научившись работать кулаками у портовых грузчиков, ни разу об этом не пожалел – порой хороший удар был быстрее и надежнее вычурного заклинания.

Альдер надел прочные кожаные штаны, крепкие высокие сапоги, темно-зеленую куртку с множеством карманов и осмотрел себя. Да, пожалуй, в этом наряде он больше походил на охотника, только что сбывшего свою дичь и решившего немного покутить в городе. Не хватало только шляпы с пером, но Верден не терял надежды купить ее где-нибудь в городе. Чего у охотника не должно было быть, так это содержимого тайного мешочка магов. Осторожно, но быстро Альдер переложил свои инструменты в карманы одежды. Возбуждающие эликсиры, заряженные энергией амулеты, сферы нейтрализации, и, конечно, магический жезл для концентрации. Который, вопреки расхожему среди профанов мнению, был не длиннее обычной дубинки бармена и прекрасно помещался в рукав.

Добавив к набору пару личных мелочей, завалявшихся в карманах, Верден прислушался к дыханию ночи за окном. Пора было выходить. Самое время.

Завернувшись в плащ с капюшоном, что и не подумал высохнуть, Альдер вышел из номера, закрыл дверь ключом и тихо прошелся по коридору.

В таверне было темно и пусто, дело шло к утру, и сейчас постояльцам снились самые сладкие сны. Верхний этаж с номерами был даже не освещен. Спустившись по широкой лестнице в зал со столиками, Альдер услышал, как в задних комнатах, на кухне, кто-то гремит посудой. Пусть. Маг неслышно прошел по всему залу и выскользнул в ночь.

Улица встретила его мелкой холодной моросью и темнотой. Ливень кончился, но влага, казалось, повисла в воздухе тяжелым мокрым туманом. Верден оглянулся, рассматривая огромные каменные дома, сливавшиеся друг с другом и напоминавшие скалы на побережье. Ничего общего с отдельными домами магов и их рабочими башнями, где жители старались быть ближе к небу. И как только местные живут в этих муравейниках?

Альдер закрыл глаза и немного потоптался на месте, стараясь почувствовать подошвами камни мостовой, слиться с этим местом, стать своим. Конечно, настоящая работа начнется днем – придется много ходить, расспрашивать, проверять кабаки и бордели, все места, где могли видеть этого несчастного, которому Совет Магов вынес смертный приговор. Но сейчас, ночью, вернее, очень ранним утром, Вердену нужно было пройтись по городу. Почувствовать место охоты, слиться с ним, уловить его внутренний ритм и распорядок. И лучше всего это сделать сейчас, когда на улицах мало людей.

Не открывая глаз, маг зашагал в темноту. Он чувствовал, куда нужно поставить ногу, старался не спотыкаться, воспринимая свои и чужие движения на слух. Так же не открывая глаз, свернул к центру.

 

Пока он не решался прибегнуть к магии, хотя очень рассчитывал на заклинание поиска. Конечно, у него было описание жертвы, – это было обязательно. Но словесный портрет неточен, поэтому Альдер настоял, чтобы его снабдили крохотным портретом, набросанным художником. Это задержало его на несколько часов, но зато теперь Верден знал, какой образ держать в памяти, творя заклинание поиска. К тому же советник был настолько любезен, что даже передал магу магический отпечаток ауры – ощущения, которые испытывает маг, глядя на живое существо, своеобразную карту энергий. Именно поэтому Альдер был уверен, что его поиски не займут много времени. Ему достаточно почувствовать жертву издалека, приблизиться к ней, окончательно удостовериться в своей правоте и нанести удар. Внешность можно изменить, портрет может быть неточным, но отпечаток ауры не подводит никогда.

Все так же не открывая глаз, Верден припомнил отпечаток жертвы, стараясь уловить мельчайшие детали. И вздрогнул, как от удара, когда из темноты пришел слабый, едва различимый ответ.

Распахнув глаза, маг, не веря самому себе, повел в воздухе рукой. Пальцы окутало призрачное сияние – концентрация элементальной энергии, необходимая для заклинания, была небольшой.

Он там. В темноте. Здесь и сейчас – тот несчастный, что, наверное, и сам не подозревает, что перешел дорогу самым могущественным людям континента – Совету Магов Малефикума.

Ухмыльнувшись в куцую бороду, Верден ускорил шаг, стараясь двигаться быстро и бесшумно. Темный город распахнул перед ним свои секреты, достаточно было лишь немного прислушаться к его внутреннему кипению. Похоже, охота займет даже меньше времени, чем ему казалось сначала. Появиться вовремя, в нужное время, в нужном месте – в этом и был секрет Альдера Вердена.

Темнота распахнулась, принимая в объятия широкоплечую фигуру, закутанную в черный плащ, и сомкнулась за ее спиной, словно укрывая злодеяния от людских глаз.

* * *

Ланье шел медленно, отмечая каждый шаг взмахом трости. Он почти спал, – нервное напряжение тяжелого дня схлынуло, оставив после себя лишь усталость и сонливость. Погода давила на плечи тяжелым прессом грозовых туч, и то, что дождь прекратился, ничуть не делало ночь лучше. Ридус и рад бы был поторопиться, но не мог. Ноги стали словно ватные, глаза слипались. Он брел знакомой дорогой, почти не глядя по сторонам, полагаясь только на память ног, что сами несли его к теплу и уюту хоть и чужого, но все-таки знакомого дома.

Широкие улицы центра города вскоре остались позади. Мостовая, вымощенная у Магиструма плоскими брусками, давно закончилась. Под ногами вновь оказались круглые камни и доски, брошенные над бегущими ручьями воды. Ланье механически перешагивал через лужи, звонко цокая тростью о мокрые камни, и постепенно отходил все дальше от Магиструма. Два квартала, что он обычно проходил за пять минут, на этот раз он одолел за все пятнадцать.

Когда за спиной раздался гулкий звон часов на башне Магиструма, отбивавших половину часа, Ланье невольно вздрогнул. Он наступил в лужу, поскользнулся и чуть не повалился на камни. Замахав руками, он выпрямился и очнулся от сладкой дремоты. Опустил воротник плаща, поежился, поймав холодный ветер, и огляделся.

Он на крохотном, едва заметном перекрестке. Улица Булочников, сузившаяся, но все еще достаточно широкая, уходила дальше на юг. Но здесь можно было свернуть направо, в узкий переулок, названия которого Ланье не знал. Зато сам проход помнил превосходно – здесь он не раз сворачивал во дворы, срезая путь.

Взглянув в темное небо, что и не думало светлеть, Ланье надвинул цилиндр на самые глаза и решительно свернул в переулок. Теперь ему хотелось как можно скорее добраться до постели – пусть и не столь уютной, как в родном доме, но не менее желанной.

Шагая по узкому проулку, Ланье с сожалением думал, что на ужин, а вернее на ранний завтрак, рассчитывать не стоит. Прислуга давно спит, и, конечно, никто не будет вскакивать среди ночи, чтобы ублажить одного из постояльцев. Это, к удивлению Ридуса, немного его расстроило. Он ощущал жуткий голод и никак не мог вспомнить, когда он ел настоящий горячий обед из трех блюд. Одно хорошо – ночной привратник давно привык к поздним визитам молодого магистра и без вопросов откроет перед ним дверь. К научным изысканиям Ланье в пансионе относились с большим уважением и, как иногда казалось самому Ридусу, порой хвастались соседям, что у них квартирует самый настоящий магистр.

Ланье сглотнул набежавшую слюну и позволил себе понадеяться, что у ночного привратника найдется кусок пирога или хотя бы хлеба, которым он сможет поделиться с оголодавшим ночным странником. А завтра с утра магистр угостит привратника настоящим завтраком. Или оставит для него что-нибудь из обеденных блюд.

Разыгравшееся воображение подкинуло магистру соблазнительную картину – кусок холодного пирога с рубленым мясом. Огромный такой кусок, да еще и кувшин морса. Мысли о вине Ридус решительно отверг – после того загула, оставившего в памяти неприятные воспоминания, он старался не прикасаться к спиртному. Его запах напоминал о похоронах отца и о своем безобразном поведении.

Усилием воли вернувшись к мыслям о пироге, магистр ускорил шаг. Выскользнув из узкого прохода между глухих стен домов, он очутился в большом дворе между тремя домами. Здесь было темно, окна, выходящие во внутренний двор, не горели, а фонари для этих закоулков оставались непозволительной роскошью. И все же отблески света позволили Ридусу сориентироваться, и он поторопился к черному провалу следующего переулка, что виднелся на другой стороне двора.

Сжав зубы, он решительно зашагал вперед, стараясь не обращать внимания на плеск воды под ногами. Легкие и тонкие городские сапожки давно промокли насквозь, и теперь было поздно беспокоиться о сухости ног. Придерживая левой рукой распахнувшийся на груди плащ, Ридус быстрым шагом пересек двор, так ни разу и не опершись на свою тяжелую трость. И только когда черный проем переулка вырос перед ним, он замедлил шаг. Ступать в это черное пятно, где не было ни малейшего намека на освещение, было немного жутковато. Ланье чуть замешкался, ощутив внезапный приступ страха, но потом, укорив себя за иррациональность поведения, недостойную современного магистра, сделал шаг вперед. И тут же отшатнулся.

В темноте переулка, прямо перед ним, вспыхнула крохотная искорка, вспоров темноту не хуже острого ножа. Она повисла в самой середине тьмы и осветила каменные стены. И темную фигуру, что стояла за искоркой.

– Кто здесь? – воскликнул Ланье, отступая на шаг.

Фигура чуть шевельнулась, и магистр увидел, что голубая искорка горит на кончике маленького жезла, что сжимала в руке таинственная фигура. Кровь бросилась Ридусу в голову, – он сразу узнал это магическое оружие и понял, что никаких шуток с ножами и благородными грабителями подворотен тут не будет. Никто не будет ему угрожать, никто не будет уговаривать, просто это один из тех случаев, когда не остается никаких свидетелей…

Искорка вспыхнула ярче, и Ланье вскинул трость. В последнюю секунду он успел перехватить ее как надо и повернуть большим пальцем кольцо. Голубая искорка в темноте вспыхнула ослепительным светом, и с кончика жезла сорвалась стремительная и смертоносная молния. С треском она в долю секунды протянулась к фигуре магистра, собираясь прожечь насквозь хрупкую человеческую плоть. Но наткнулась на железный полый стержень и, не в силах противиться такому приглашению, скользнула по нему.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»