Теодосия и изумрудная скрижаль Текст

1
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава первая. Великий Ови Бубу

23 марта 1907 г.

Терпеть не могу, когда меня преследуют. Особенно ненавижу, когда за мной шпионит шайка лунатиков, считающих себя оккультистами. К сожалению, сегодня в погоню за мной Скорпионы из Черного Солнца вышли, похоже, в полном составе – первого из них я заметила еще на Хай-стрит, а пока шла к театру Альказар, обнаружила у себя на хвосте еще как минимум двоих.

Я взглянула на жидкую толпу перед входом в театр, и мое сердце упало, когда в ней не обнаружился Липучка Уилл. До сих пор не пришел? Не зная, что мне делать, я встала в короткую очередь за билетами и обернулась посмотреть, двинутся ли вслед за мной мои преследователи. Они не двинулись. Один из Скорпионов привалился спиной к стене дома напротив театра, другой примостился под уличным фонарем и прикинулся, что читает газету.

– Если вы не собираетесь покупать билет, отойдите и не задерживайте других, – сказал мне грубый голос.

Я оторвала взгляд от своих преследователей и перевела его на окошко кассы, из которого на меня смотрело женское лицо. Оказывается, пока я витала мыслями в облаках, подошла моя очередь.

– Простите, – пробормотала я и протянула в окошко свою монету.

Женщина сердито цапнула ее, сунула мне взамен зеленую бумажную полоску – билет, и крикнула:

– Следующий!

Я отошла от кассы, оглянулась, но Уилла по-прежнему не было видно. Присматривая краем глаза за своими Скорпионами – на случай какого-нибудь неожиданного хода с их стороны, – я пробежалась взглядом по афише, приклеенной к искрошившейся каменной стене театра.

Спешите видеть!

Великий Ови Бубу

Сеансы настоящей египетской магии!

Под этой надписью на афише был довольно уродливо изображен мужчина в традиционной египетской одежде. Глядя на зрителей перекошенным лицом, он воскрешал мумию.

Я практически не сомневалась в том, что Великий Ови Бубу на самом деле никакой не египетский маг. Скорее всего, просто шарлатан, решивший подзаработать на охватившем лондонцев интересе ко всему древнеегипетскому.

Что ж, признаюсь, я тоже приложила руку к этой вспышке интереса, но, поверьте, совершенно невольно. По большому счету, в том, что по всему Лондону бродили мумии, моей вины нет. Ну, откуда мне было знать, что существует такая штуковина, как жезл, воскрешающий мертвых? И что он случайно подвернется мне под руку в подвале Музея легенд и древностей? Такое с любым могло случиться, разве нет?

Уладить ситуацию с мумиями мне помогал Липучка Уилл, который по ходу дела сумел немного больше узнать о моих уникальных взаимоотношениях с артефактами в музее моего отца. Если вы спросите, я скажу, что даже слишком много он смог узнать, но тут уж ничего не поделаешь.

Нет, Уилл не знал, что только я одна способна чувствовать наложенные на артефакты древние проклятия и прилипшие к ним остатки темной магической силы. Не представлял он и того, как много мне известно о древних египетских ритуалах, с помощью которых я снимаю проклятия. Но, с другой стороны, несколько раз Уилл своими собственными глазами видел действие магии и сам сталкивался с бессовестными, жестокими людьми, желавшими заполучить магическую силу в свои жадные руки. После этого Уилл стал много времени проводить, прочесывая Лондон в поисках новых проявлений египетской магии, готовый доказать, что он готов, желает и способен одолеть окружающие нас темные силы.

Собственно говоря, именно поэтому я и стояла сейчас у входа в театр Альказар, сжимая в руке зеленый билет. Стояла одна – все остальные зрители уже вошли внутрь. Рыцари тайного Ордена Черного Солнца по-прежнему оставались на противоположной стороне улицы. Они называли себя Скорпионами в честь персонажей одного древнего египетского мифа.

Увидев, что толпа перед театром рассеялась, один из Скорпионов – Гертон, если я не ошибаюсь – решил сделать свой ход. Он отлепился от стены дома и не спеша направился через улицу.

Ладно, с Уиллом или без него, мне пора было внутрь. Повернувшись к двери театра, я услышала долетевшее из-за деревянной будки кассы громкое мокрое хлюпанье носом. Я сразу приободрилась, потому что знала только одного человека, визитной карточкой которого было шмыганье носом. Это Сопляк, кто же еще!

Я завернула за угол кассы и едва не врезалась в одного из младших братьев Уилла. На Сопляке был режущий глаз клетчатый пиджак. Он был настолько велик Сопляку, что его полы почти волочились по земле, а рукава несколько раз подвернуты. В довершение картины голову Сопляка украшала громадная шляпа-котелок, чудом державшаяся на его оттопыренных, как у летучей мыши, ушах.

– Опаздываешь, – сказал Сопляк.

– Я? Нет. Я здесь торчу уже целую вечность. Скажи лучше, где Уилл?

– Он давно уже внутри. Шестой ряд от сцены, крайнее место в центральном проходе. Просил поторопиться, говорит, шоу вот-вот начнется.

– А ты не идешь?

– Встретимся внутри, – сказал Сопляк и моментально исчез с глаз.

Я в последний раз взглянула в сторону приближающегося Гертона, нырнула в дверь, протянула контролеру свой билет и прошла внутрь.

В фойе было пусто, и я слышала долетавшую сюда назойливую мелодию, которую кто-то наяривал на расстроенном пианино. Я открыла дверь в зрительный зал и увидела, что газовые лампы уже притушены. Я немного подождала, пока мои глаза привыкнут к полумраку, а затем почти сразу же узнала сидящего в шестом ряду Уилла. Впрочем, его трудно было не заметить – он все время крутился по сторонам и оглядывался, словно сидел не в кресле, а на муравейнике.

Оглядывался он, без сомнения, в поисках меня.

Уилл увидел меня и приветственно махнул рукой. Я поспешила к Липучке Уиллу и уселась в пустое кресло рядом с ним.

– Почему так поздно? – спросил он.

– Целую вечность прождала тебя у входа, – ответила я. – А ты-то сам где был?

Прежде, чем он успел ответить, в проходе появился Сопляк и с ним еще какой-то мальчишка.

– Пропусти нас, – нетерпеливо сказал Сопляк, и я повернула свои коленки в сторону, давая ему возможность протиснуться мимо меня. Следом за Сопляком просочился второй мальчишка. Он снял свою пеструю кепку, и я узнала мелкие заостренные черты лица еще одного из братьев Уилла, Крысеныша. С Крысенышем мы виделись до этого только один раз, буквально мельком и при довольно напряженных обстоятельствах – это было на борту «Дредноута». Тем не менее Крысеныш узнал меня и приветственно кивнул.

– Как вы сюда пробрались? – шепотом спросила я у Сопляка.

Тот взглянул на Уилла, но Липучка демонстративно отвернулся в сторону.

– Через черный ход, – признался Сопляк. – А теперь тс-с-с… начинается.

Раздолбанное пианино забренчало громче, мотивчик стал еще более залихватским.

Занавес открылся. Я откинулась на спинку неудобного, набитого какими-то булыжниками театрального кресла и решительно приготовилась насладиться представлением.

На открывшейся сцене торчали две искусственные пыльные пальмы, грубо сделанная из папье-маше пирамида и полдюжины зажженных факелов. Посередине стоял саркофаг. Музыка резко оборвалась, и в зале стало так тихо, что было слышно шипение газа в привернутых лампах. Крышка саркофага начала медленно подниматься. Затем она с глухим стуком отвалилась в сторону, а из глубины саркофага поднялась белая фигура.

– Великий Ови Бубу, – раздался громкий голос из-за кулис, – продемонстрирует сейчас почтеннейшей публике чудеса египетской магии. Это очень древняя и опасная магия, поэтому мы просим всех зрителей точно выполнять все просьбы мага, чтобы не навлечь на себя неприятности, несчастья и гнев богов.

Маг оказался тощим морщинистым человеком – судя по его лицу, у него действительно могли быть египетские корни. На крючковатом носу мага красовались круглые очки в железной оправе, делавшие его похожим на очень старого птенца. Одет он был в белую полотняную тунику с ярко расшитым воротником – наряд мага действительно напоминал (особенно издали) одежду, которую носили древнеегипетские жрецы.

Ови Бубу подошел к стоящей впереди, возле самой рампы, плетеной корзинке, и Уилл шепнул, ткнув меня локтем под ребра:

– Теперь следи внимательно.

– Я слежу, – недовольно откликнулась я. Он что, думает, будто я пришла в театр, чтобы сидеть с закрытыми глазами?

Ови Бубу вытащил из складок своей туники какой-то похожий на флейту инструмент и принялся наигрывать странную, тревожную мелодию. Маг медленно опустился перед корзинкой и сел, скрестив ноги. Затем под звуки флейты начала подниматься крышка корзинки, она слегка качнулась, а затем свалилась в сторону.

– Просим соблюдать полную тишину, – раздался голос из-за кулис. – Любой неожиданный шум может привести к ужасным последствиям.

На краю корзинки появилась маленькая темная фигурка, помедлила немного и стрелой метнулась к магу. Следом появились новые фигурки – это были Скорпионы, целое полчище Скорпионов. Меня передернуло от отвращения, когда они облепили ноги Ови Бубу, полезли ему на грудь, по рукам, плечам. Один Скорпион даже забрался на лысину мага и устроился там наподобие жуткой шапочки. Все это время Ови Бубу ни разу не дрогнул ни единым мускулом, лишь продолжал играть на своей флейте.

Публика в зале затаила дыхание, но в тишине вдруг раздалась какая-то возня, и послышался голос:

– Эй! Сюда нельзя без билета!

Я вытянула шею и увидела, как по проходу идут двое закутанных в плащи мужчин, всматриваясь по дороге в лица сидящих в зале зрителей. Новые Скорпионы – правда, на этот раз в человеческом облике.

Я низко пригнулась, съежилась в своем кресле, выхватила у Сопляка его шляпу и надвинула себе на голову, стараясь не думать о том, что в этом котелке наверняка должны водиться вши. Затаив дыхание, я стала ждать, пока Гертон и Фелл пройдут мимо – надеясь, что не заметив меня.

В этот момент странная музыка вдруг резко оборвалась.

 

Одновременно с музыкой остановились в проходе и Скорпионы-мужчины. Сердитые капельдинеры настигли их и принялись выталкивать из театра. Ови Бубу открыл свои глаза и с неожиданной грацией поднялся на ноги. При этом маг по-прежнему был облеплен Скорпионами. Зрители ахнули.

– Ну и мерзость, – восторженно воскликнул сидевший рядом со мной Уилл.

– Это какой-то фокус, – шепнула я в ответ. – На самом деле Скорпионы ужасно ядовитые. Может, он заранее вырвал у них жало?

– Вы всегда стараетесь испортить другим все удовольствие, мисс? – сердито сверкнул на меня глазами Уилл.

Прежде, чем я успела ответить, меня ткнули под ребра с другой стороны.

– Шляпу отдай.

– Прости, – сказала я, возвращая Сопляку его котелок.

– Тсс! – шикнул на нас кто-то сзади.

Я собралась обернуться и ответить любезностью на любезность, но меня перебила вновь зазвучавшая музыка. На этот раз это были резкие короткие пассажи. Скорпионы принялись слезать с мага, но направлялись не назад, в корзинку, а к самому краю сцены. Сидевшая в первом ряду женщина испуганно вскрикнула, ее соседи вжались в спинки своих кресел.

– Тишина, – напомнил голос из-за кулис. – Соблюдайте тишину, если не хотите спровоцировать этих опасных насекомых.

Вся публика (включая меня саму) затаила дыхание, глядя на столпившихся у края сцены Скорпионов. Они постояли, покачались на месте, затем развернулись и вернулись в свою корзинку.

Маг принялся запирать корзинку, а зрители тем временем слегка расслабились – и, как оказалось, напрасно. Едва Ови Бубу успел запереть корзинку, как внутри пирамиды раздался громкий удар, потом еще два, затем бумажная стенка пирамиды лопнула, и на сцену вывалилась странная фигура. В зале дружно ахнули, узнав в этой фигуре мумию. Я покосилась на Уилла – его глаза сейчас были круглыми и большими как блюдца. Такими же стали глаза и у остальных зрителей – вот дурачки легковерные! Ведь на сцене просто какой-то завернутый в холсты мужчина, это ясно каждому, кто хоть раз в жизни видел настоящую мумию. А особенно, если кому довелось видеть двигающуюся ожившую мумию – как мне, например. Я подавила желание брезгливо передернуться.

– Жуть берет, верно, мисс? – прошептал Уилл, принявший мою брезгливость за ужас. Не желая еще раз испортить ему удовольствие, я просто ответила:

– Очаровательно.

«Очаровательно» – на редкость полезное слово, у него столько значений!

Тем временем «мумия» побродила немного по сцене под охи и ахи зрителей, потом замерла, сделав вид, что только что заметила сидящих в зале людей. Медленно, театрально изображавший мумию человек в бинтах принялся подкрадываться к краю сцены, прикидываясь, будто готовится спрыгнуть прямо на зрителей.

– Кажется, Ови Бубу потерял контроль над мумией, – напряженным голосом объявил из-за кулис ведущий. – Пожалуйста, поторопитесь и начните швырять в мумию монеты – это единственный способ остановить ее.

О, господи ты, боже мой, ну и жулики! Замелькали в воздухе, зазвенели, падая на сцену, брошенные монеты. Уголком глаза я заметила, что чем-то в мумию бросили и Уилл, и Крысеныш, и Сопляк. Заметила и очень разозлилась. Нет, ну какими же нужно быть мерзавцами, чтобы обманом отбирать последние деньги у таких бедняков, как Уилл и его братья? Которым, как и многим другим зрителям, не на что будет после этого купить сегодня хлеба на ужин?

Наконец, словно отброшенная монетами, «мумия» убралась назад в пирамиду. Зрители успокоились. Я удобнее устроилась в своем кресле.

Свет рампы притушили, и на сцене появились два ассистента мага, одетых под египетских рабов. Они принялись раскладывать на полу кирпичи, а Ови Бубу подошел тем временем к одной из фальшивых пальм и вытащил спрятанное за ней бронзовое блюдо.

– Для следующего магического опыта Ови Бубу потребуется доброволец из зрителей. Кто хочет им стать?

Уилл, Крысеныш и Сопляк словно подкинутые пружиной вскочили со своих мест, высоко поднимая руки вверх. Ови Бубу внимательно обвел глазами зал, потом поднял свою длинную сухую руку и пальцем указал на Крысеныша.

Крысеныш восторженно взвизгнул, а Уилл и Сопляк недовольно нахмурились. Рядом с нами появился капельдинер, подхватил Крысеныша под руку и повел на сцену. Здесь его встретил Ови Бубу – он приказал Крысенышу лечь животом на кирпичи, а затем поставил на пол перед его лицом бронзовое блюдо. Один из ассистентов-«рабов» зажег ароматическую палочку, а маг вытащил из-за пояса маленькую фляжку и вылил на блюдо несколько капель какой-то жидкости.

Тут меня словно молотком ударило – Великий Ови Бубу воспроизводил древний египетский ритуал ясновидения, причем именно в том же виде, что и Алоизий Троули, которому я «пророчествовала» несколько недель назад. Кем бы ни был этот маг, он, несомненно, имел некоторое представление о подлинных магических ритуалах древних египтян. Одним словом, с каждой минутой это театральное представление становилось для меня все интереснее.

– Отбрось все свои мысли, – низко, нараспев приказал Крысенышу маг. – Очисти свой мозг, чтобы он стал пуст и открыт для общения с богами, – затем Ови Бубу принялся читать заклинание. – Великий Гор, мы взываем к твоему могуществу и милости. Открой свою мудрость перед глазами этого дитя.

Я выпрямилась в своем кресле. То же самое – слово в слово – читал надо мной Троули. Быть может, Ови Бубу сам является членом Ордена Черного Солнца – тайного общества оккультистов, которое возглавляет Троули. Может быть, поэтому и другие люди Троули так нахально вламываются в этот театр без билетов?

Когда приторный аромат восточных благовоний постепенно победил в битве с пропитавшим весь театр застаревшим запахом джина, Ови Бубу спросил Крысеныша:

– Как тебя зовут?

– Крысеныш.

– Чем ты занимаешься?

– Ловлю крыс.

«Как хорошо, что маг не вызвал на сцену Уилла, – подумала я. – Иначе он при всех рассказал бы, что чистит карманы у прохожих».

– Где ты живешь?

– Ноттингем Корт, рядом с Друри-лейн.

После этого маг обернулся к зрителям.

– Кто из вас хочет сам задать вопрос оракулу?

Вверх взметнулся целый лес рук. Как люди могут быть такими легковерными, я не понимаю. Почему никто не встанет и не скажет, что все это просто надувательство? Но нет, никто, кажется, не замечал никакого подвоха, все тянули руки в воздух, и каждый надеялся, что Великий Ови Бубу укажет именно на него.

– Скоро ли вернется домой судно моего старика? – спросил юный клерк, сжимая в поднятой вверх руке свою шляпу.

– Нет. Он до конца года пробудет в долговой тюрьме, – бесцветным, лишенным интонаций голосом ответил Крысеныш.

– Мой сын поправится? – выкрикнула какая-то женщина, вскакивая на ноги.

– Непременно. Он будет в полном порядке к следующему четвергу.

Женщина облегченно прикрыла глаза.

– На какую лошадь мне поставить на скачках в субботу? – спросил краснолицый мужчина.

– На Утреннюю Радость, – ответил Крысеныш. Мужчина – а вместе с ним еще добрая половина зрителей – поспешно нацарапал имя лошади на обрывке бумаги.

– Будут ли в ближайшее время происходить новые чудеса, вроде оживших мумий? – спросил какой-то седой старик, и его вопрос заставил весь зал затаить дыхание.

Ненадолго повисла пауза, после которой Крысеныш ответил:

– Черное Солнце взойдет на красном небе перед тем, как упасть на Землю, где его проглотит огромная Змея.

Я ахнула. Именно эту ахинею, слово в слово, я несла совсем недавно Троули. Как эта чушь стала известна Крысенышу? Или Ови Бубу подсунул ему шпаргалку на блюде? Прошептал этот ответ на ухо? Нет, этот маг совершенно точно один из людей Троули!

– Пора возвращаться на Землю, мой мальчик, – негромко сказал Ови Бубу.

Крысеныш моргнул, затем поднялся на ноги и недоуменно посмотрел в зал.

– Когда же я начну колдовать? – спросил он, глупо улыбаясь.

– Ты уже сделал это, – мягко ответил Ови Бубу и поклонился зрителям. Публика зааплодировала, Крысеныш покраснел до ушей. Маг подошел к Крысенышу, и аплодисменты стали еще громче. Пока Крысеныш шел к рампе, Ови Бубу в последний раз поклонился, после чего опустился занавес.

Зрители начали вставать со своих мест и направляться к выходу, однако один человек оставался в проходе и, казалось, никуда не собирался уходить. Это был вновь пробравшийся мимо капельдинеров Гертон.

– Как ты думаешь, мы можем попасть за сцену? – спросила я, быстро повернувшись к Уиллу. – Мне хотелось бы повидаться с этим твоим магом.

– Конечно! – моментально расцвел Уилл. – Я уже говорил вам, мисс, что могу быть не только мальчиком на побегушках. Помните, как я помог вам в том деле с жезлом?

– Да, да, ты тогда очень здорово мне помог, – поспешно согласилась я. – Мы могли бы поторопиться?

Я снова исподтишка бросила взгляд на приближавшегося к нам Гертона.

– Не сомневаюсь, что Крысеныш сможет провести нас. Пойдемте спросим его.

Мы поспешили к сцене и подхватили там только что спрыгнувшего с нее в зал Крысеныша. Он все еще выглядел слегка обалдевшим.

– Я действительно колдовал? – потрясенно спросил он.

– Да, действительно, парень, ты наколдовал тут с три короба, – подтвердил Уилл, и Крысеныш зарделся от удовольствия. – А теперь скажи, ты мог бы провести нас за сцену? Знаешь туда дорогу?

– А то, – кивнул головой Крысеныш.

Уилл обернулся к Сопляку и коротко распорядился:

– А ты охраняй выход и проследи, чтобы его не заперли до тех пор, пока мы не вернемся.

Крысеныш быстро стрельнул глазами по сторонам и повел нас с Уиллом к маленькой неприметной дверце, расположенной слева от сцены. Я оглянулась через плечо. Гертон продолжал осматривать пустеющий зал в поисках меня.

Словно почувствовав мой взгляд, он резко поднял голову и посмотрел в нашу сторону.

Я быстро юркнула в дверцу, надеясь, что он меня не заметил.

Глава вторая. Все становится еще удивительнее

За дверцей было темно, тесно и пахло мышами. Сориентировавшись, Крысеныш повел нас по лабиринту извилистых переходов.

– Откуда он так хорошо знает дорогу? – спросила я Уилла.

– Он здесь работал раньше, мисс, – ответил Уилл. – Если ты ловишь крыс, волей-неволей узнаешь множество самых разных мест.

От слов Уилла я почувствовала себя довольно неуютно и даже оглянулась, опасаясь увидеть за своей спиной огромных крыс, но ничего не рассмотрела в окружающем сумраке.

Уилл вдруг резко остановился, и поскольку мое внимание было сосредоточено на том, что происходит у меня за спиной, я врезалась в его спину и ойкнула от неожиданности.

– Осторожнее, мисс. Люди поблизости.

Действительно, теперь я слышала чьи-то голоса и шаги.

Перед нами открылся узкий, резко сворачивавший направо коридор, вдоль которого прилепилось множество крохотных комнат и кладовок. Воздух здесь был пропитан запахом застаревшего пота и табачного дыма.

Крысеныш приложил к своим губам палец, а затем указал на слегка приоткрытую дверь.

– Сборы упали, – если я не ошиблась (а я редко в этом ошибаюсь), это был тот же голос, который говорил во время представления из-за кулис. Те же растянутые гласные, те же резкие интонации. Конферансье.

– В один день сборы больше, в другой меньше, обычное дело, разве нет? – ответил второй голос, более мягкий, с легким акцентом. Ови Бубу? Да, похоже, что это он. – И на дневных представлениях сборы всегда меньше, чем на вечерних, сами знаете.

– Возможно. Но все равно мало для зарубежного гастролера. Если не можете обеспечить хорошие сборы, мне придется заменить вас кем-нибудь другим.

– Перед этим в течение трех недель сборы были хорошими.

– Мне нужно, чтобы они были такими еще три недели. Если сборы не поднимутся, вылетите отсюда вместе со своей мумией.

– Нет, надеюсь, вы этого не сделаете.

Я приготовилась к тому, что фокусник сейчас начнет упрашивать, чтобы его не прогоняли, но вместо этого повисла долгая пауза, после которой вновь заговорил первый голос.

– Да, вы правы, я этого не сделаю. Пока. Но вы должны постараться, чтобы в дальнейшем сборы были выше, чем сегодня.

Дверь, возле которой мы подслушивали, резко распахнулась, из нее вылетел конферансье и врезался прямо в нас.

Мы растерянно переглянулись, я успела среагировать первой и спросила:

– Скажите, где мы можем увидеть Великого Ови Бубу? Как вы полагаете, нам удастся поговорить с ним?

И я сложила руки перед грудью, изображая из себя пылкую поклонницу мага.

Конферансье оторопело взглянул на нас, а затем ответил, пожав плечами:

– Попробуйте. Только чтобы через пять минут вас здесь не было.

Он прошел мимо нас и скрылся, а мы остались стоять перед дверью.

– Входи же, – подтолкнул меня Уилл. – Слышала, что сказал тот человек? У нас всего пять минут.

 

А я вдруг смутилась. О чем мне спросить этого мага? «Скажите, вы действительно владеете древней египетской магией? Скажите, а вы, часом, не член тайного Ордена Черного Солнца?»

– Входите же, что вы там толпитесь возле двери, – послышался из комнаты голос мага.

Мы на секунду замерли, а затем, словно маленькое стадо овец, просочились внутрь.

– Как вы узнали, что мы здесь, босс? – спросил Уилл, и от удивления его глаза снова сделались большими как блюдца.

– С помощью магии? – с надеждой добавил Крысеныш.

– Думаю, магия здесь ни при чем. Просто услышал ваш разговор с режиссером, – маг остановил свой взгляд на мне, пару раз моргнул и спросил: – Чем может вам служить недостойный Ови Бубу?

– Ой! – воскликнул Крысеныш, не обращая внимания на слова артиста и не сводя глаз со стоящей у стены задрапированной в белые холсты фигуры. – Это та самая мумия, которая была на сцене?

«Мумия» выглядела настолько фальшиво, настолько топорно, что я невольно хмыкнула. Ови Бубу склонил голову набок и внимательно посмотрел на меня.

– Вы не верите в мумий, мисс? – спросил он.

– Разумеется, верю, только в настоящих мумий, а не фальшивых, как эта, – ответила я и продолжила, обращаясь к Крысенышу: – Это подделка. Подойди и ткни в нее. С вашего позволения, естественно, – поспешно добавила я, глядя теперь на мага.

Ови Бубу кивнул, по-прежнему не сводя с меня своих блестящих темных глаз.

– Пожалуйста, – сказал он.

Уилл схватил Крысеныша за руку и оттащил назад.

– Не притрагивайся к этой штуковине, – предупредил он. – Ни в коем случае. Она наложит на тебя проклятие, – он обернулся ко мне и добавил: – Вам же это известно лучше, чем кому-либо другому, не так ли, мисс?

Я заметила, что взгляд Ови Бубу стал еще острее и пристальнее, чем прежде.

– Это не тот случай, Уилл, – ответила я. – Я много чего знаю о мумиях. Настоящих. А это подделка. Вот, смотри.

Я раздраженно вздохнула, шагнула к стене и ткнула в живот закутанную в холсты фигуру (как хотите, но назвать ее мумией я просто не могла).

«Мумия» недовольно заворчала, напугав этим Уилла и Крысеныша так, что они пискнули и попятились назад.

– В том-то и дело, – сказала я им. – Настоящие мумии не ворчат. И они не мягкие, как эта, а жесткие. Это не мумия, это просто завернутый в тряпки человек, как я вам и говорила.

– Позвольте представить вам моего помощника, Кимошири, – сказал Ови Бубу.

«Мумия» подняла руку и размотала покрывавшую ее голову тряпку. Из-под нее на нас взглянуло лицо с широкими скулами, обветренной кожей и узкими черными глазками.

– Очень приятно познакомиться, – сказала я Кимошири.

Он хмуро кивнул мне в ответ.

– Итак, наша Маленькая мисс не поверила в эту мумию, – сказал Ови Бубу. – Хотелось бы знать, откуда она так хорошо разбирается в мумиях.

Мне показалось, что в комнате неожиданно стало теплее, и на мгновение меня охватило желание рассказать магу все, что я знаю, о мумиях и египетской магии, но я сдержалась и вместо этого ответила:

– Любопытно, сэр. О том же самом я собиралась спросить вас. Некоторые из ваших трюков доподлинно воспроизводят древние египетские ритуалы. Мне тоже хотелось бы понять, откуда вам известны такие вещи.

– О, но я задал вопрос первым, не так ли? Может быть, поделимся друг с другом, если не возражаете?

– Хорошо, – согласилась я, решив, что по возможности расскажу ему как можно меньше. – Мои родители работают в музее, где есть отдел Древнего Египта. Я провожу там много времени, оттуда и почерпнула кое-какие знания. Теперь ваша очередь.

– Боюсь, у меня в жизни не было такого прекрасного источника знаний, как ваш музей. Я всего лишь изгнанник из своей родной страны, Египта, как вы совершенно правильно предположили. Когда я оказался на чужбине, без средств к существованию… сами понимаете, нужно чем-то зарабатывать себе на жизнь, – он многозначительно посмотрел на Крысеныша и Уилла, и я вдруг забеспокоилась, подумав о том, что магу каким-то образом стало известно, что Уилл промышляет – или промышлял – карманными кражами. Но потом убедила себя, что это глупое опасение. Скорее всего, он имел в виду занятие Крысеныша.

– Какой из моих трюков произвел на Маленькую мисс самое большое впечатление? – улыбнулся маг, блеснув своим золотым зубом. – Наверняка не фокус с мумией.

– Да уж, – не знаю почему, но мне не хотелось говорить о том, что на самом деле поразило меня больше всего, и я ответила: – Трюк с оракулом. Тот, в котором принимал участие Крысеныш.

– Ага.

Мне показалось, или лицо мага действительно стало чуть менее напряженным?

– Вообще-то я хотела спросить, не знакомы ли вы с Алоизием Троули? Я видела точно такой же трюк в его исполнении.

– Увы, я не знаю никакого мистера Троули и очень огорчен, узнав, что не я первый выступаю с таким фокусом в Лондоне. И все же мне очень любопытно, откуда Маленькая мисс так хорошо знакома с древнеегипетскими ритуалами?

Проклятье. Этот маг на самом деле намного хитрее, чем можно подумать на первый взгляд. Никак не отстанет от меня.

– Я уже сказала, что мои родители работают в музее.

– Да, но в музее, как правило, мало что можно узнать о настоящих ритуалах древних египетских жрецов.

Я решила увильнуть и перевести разговор на другую тему.

– То предсказание, которое сделал Крысеныш насчет черного Солнца и красного неба. Вы сами подсказываете ответы своим добровольным помощникам?

– Я подсказывал, что тебе говорить? – спросил Ови Бубу, обращаясь к Крысенышу.

Тот отрицательно покачал головой.

Маг широко развел руки в стороны и сказал:

– Я говорил только то, что слышали все зрители. Это предсказание что-то значит для вас?

– Нет, конечно, – солгала я. – Просто оно показалось мне каким-то странным.

– А в каком музее работают родители Маленькой мисс? Возможно, я найду время заглянуть в него, если почувствую тоску по родине.

– В Британском музее, – снова солгала я. Уилл обернулся и удивленно посмотрел на меня. Не дожидаясь дальнейших расспросов, я быстро сделала книксен и сказала:

– Благодарю вас за то, что нашли время поболтать с нами. Все великолепно, но ваш босс сказал, что у нас есть всего пять минут, поэтому больше мы вас не станем задерживать.

Я схватила Уилла за руку и потащила его к двери. Крысеныш двинулся следом за нами.

– До свидания, Маленькая мисс! Благодарю вас за то, что удостоили меня своим посещением, – насмешливо произнес нам в спины голос Ови Бубу.

Пока Крысеныш вел нас к ближайшему выходу, я поняла, что практически ничего не узнала из разговора с магом. Выходило так, что все совпадения между моими «предсказаниями» и пророчеством Крысеныша оказались чистой воды совпадением. Но делайте со мной, что хотите, а я не верю в такие совпадения.

Мы встретились с Сопляком, вышли все вместе на улицу, и тут я решила еще раз расспросить Крысеныша – может быть, в присутствии Ови Бубу он просто не смог или не захотел сказать правду?

– Нет, мисс, – ответил Крысеныш на мой вопрос о «пророчестве». – Он ничего не шептал мне на ухо и не клал никаких бумажек.

– Да если бы и клал, Крысеныш все равно не умеет читать, он неграмотный, – заметил Уилл.

– Ах, вот как, – я просто не знала, что еще сказать на это.

Уилл дал братьям немного уйти вперед, а затем негромко сказал, беря меня за руку:

– Что ты думаешь?

– О чем?

– Об этом маге, разумеется!

– Он… он был очаровательным, – снова использовала я свое обтекаемое определение.

– Как ты считаешь, у меня действительно есть нюх на египетскую магию? По-твоему, я могу надеяться на то, что в будущем стану в Братстве кем-нибудь поважнее, чем просто мальчик на побегушках?

– Не сомневаюсь, – ответила я.

Правда, это от меня никак не зависело. Решать такие вопросы мог только лорд Вигмер, глава Братства Избранных хранителей.

– Замолвишь за меня словечко, когда в следующий раз встретишься с Виги?

Честно говоря, я не думала, что тайное общество людей, поставивших своей целью бороться против влияния на их страну черной магии и древних проклятий, может заинтересовать такой пустяк, как выступление какого-то дешевого фокусника в театре Альказар. Но я, конечно, пообещала Уиллу, что поговорю с Вигмером, а затем рассталась с Уиллом и его братьями и свернула в сторону музея.

По дороге я лихорадочно размышляла над загадкой Ови Бубу. Кто он на самом деле, этот человек? Может быть, знания о древних магических ритуалах до сих пор широко распространены среди жителей Египта? Нет, нет. В том-то и заслуга археологии, что она позволяет раскрывать тайны, давным-давно забытые нынешними египтянами, так что это предположение можно отбросить. Гораздо более вероятно, что Ови Бубу – член Ордена Черного Солнца, только не хочет признаться в этом. Или… а что, если этот Орден – еще одно гнездо Змей Хаоса? Уж они-то много чего знают о египетской магии. Известна и их главная цель – повергнуть наш мир в Хаос.

С этой книгой читают:
Дар огня
Екатерина Соболь
199
Пантеон
Евгений Гаглоев
199
Скорпион
Евгений Гаглоев
199
Загадка Атлантиды
Олег Рой
149
Игра мудрецов
Екатерина Соболь
199
Короли будущего
Екатерина Соболь
199
Развернуть
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»