Россия и СНГ: новые возможности стратегического партнерства. Материалы международной научно-практической конференции. Сборник научных статей РАНХиГС и ФБС СНГТекст

Коллектив авторов
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Под общей редакцией А. Я. Быстрякова, М. Г. Полозкова, О. В. Рыбаковой.

Рекомендовано ФГБОУ ВПО РАНХ и ГС при Президенте Российской Федерации, факультет МИГСУ, отделение «Факультет управления общественным сектором»

© Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации, Финансово-банковский совет СНГ, 2013

© Авторы статей, 2013

© Издательский дом «НАУЧНАЯ БИБЛИОТЕКА»

Важность использования производных финансовых инструментов при управлении портфелем ценных бумаг с фиксированной доходностью
Абгарян А. А.

При формировании и управлении портфелем ценных бумаг с фиксированной доходностью портфельный управляющий очень часто сталкивается с большим количеством факторов (рисков), способных оказать негативное влияние на его стоимость. В связи с этим перед управляющим встает необходимость нахождения возможностей защиты стоимости портфеля от воздействия данных факторов. К сожалению, на сегодняшний день тенденции на фондовом рынке меняются настолько стремительно, что традиционные механизмы защиты, такие как простое изменение структуры портфеля с целью изменения дюрации, часто оказываются неэффективными и сопряжены со значительными затратами. Особенно остро данная проблема прослеживается на развивающихся рынках и в частности в России, где фондовый рынок во-первых неразвит с точки зрения разнообразия предлагаемых финансовых инструментов (и не всегда бывает возможным при ребалансировке портфеля найти на рынке облигации с необходимым характеристиками и показателем дюрации), а во-вторых, очень волатилен и непредсказуем. В связи с этим все большую актуальность приобретают стратегии с использованием производных финансовых инструментов, которые позволяют уменьшать или увеличивать фактор воздействия на стоимость ценной бумаги. Данный механизм включает в себя использование основных производных инструментов, таких как фьючерсы и опционы, а также создание более сложных структурных продуктов. В данной статье мы рассмотрим влияние процентного риска на стоимость портфеля облигаций, а также проанализируем основные стратегии, используемые для его измерения и контроля при помощи производных финансовых инструментов – процентных фьючерсов, процентных свопов, кредитных опционов и кредитных свопов.

Первый типичный источник риска для портфелей с фиксированным доходом – это дюрация, или чувствительность, к изменению процентных ставок. В процессе управления портфелем менеджер может заменить одну ценную бумагу в портфеле другой, сохраняя при этом дюрацию портфеля неизменной (чтобы не увеличивать уровень риска портфеля). При этом используется концепция долларовой дюрации. Для сохранения дюрации портфеля на прежнем уровне при изменении его структуры, значения долларовой дюрации вновь приобретенных ценных бумаг должно быть приведено в соответствие с долларовой дюрацией всего портфеля. Это делается для того, чтобы можно было определить допустимую номинальную стоимость новых облигаций. Допустим, портфельный менеджер хочет обменять один выпуск облигаций на другой, который он считает недооцененным и инвестиции в уже имеющиеся облигации имеют рыночную стоимость в 5,5 млн долл. США. Облигация имеет цену 80 долл. США и дюрацию равную 4. Таким образом, долларовая дюрация облигации равна 5.500.000 4/100, или 220,000 долл. США. Новая облигация имеет дюрацию равную 5 и цену от 90 долл. США, в результате чего долларовая дюрация на одну облигацию составляет 4,5 (90 • 5/100). Чтобы определить номинальную стоимость новых облигаций, которую нужно приобрести портфельному управляющему, чтобы чувствительность портфеля к изменениям процентной ставки осталась неизменной, нужно (220,000 / 4.5) • 100 = 4.889.000 долл. США. Номинальная стоимость этого выпуска должна быть равна таким образом 4.889.000 долл. США, иначе портфель может стать более рискованным, чем был прежде.

Перейдем к детальному рассмотрению стратегии управления портфелем с использования фьючерсов на процентные ставки. Основным свойством фьючерсного контракта на процентную ставку является то, что цена фьючерсного контракта отрицательно коррелирует с изменением процентных ставок. Поэтому, покупая фьючерсные контракты, увеличивается чувствительность портфеля к изменению процентных ставок (дюрация). С другой стороны, продажа фьючерсных контрактов позволяет снизить чувствительность портфеля к изменению процентных ставок и уменьшить дюрацию. Таким образом, они являются эффективными инструментами управления риском портфеля. Помимо этого преимуществами использования фьючерсных контрактов является возможность увеличения ликвидности и доходности инвестиций ввиду высокой развитости фьючерсного рынка и низких операционных издержек.

Например, в случае когда портфельный управляющий придерживается стратегии слежения за дюрацией базового индекса, фьючерсы используются для поддержания дюрации портфеля на уровне его целевого значения, когда средняя дюрация портфеля отклонится от заданного ориентира. Помимо этого, процентные фьючерсы являются эффективным инструментом, который используется при стратегии ожидания, которая предполагает сокращение дюрации портфеля, когда ожидается, что процентные ставки будут увеличиваться. При этом, чтобы изменить долларовую дюрацию портфеля таким образом, чтобы она соответствовало конкретному значению, менеджер должен оценить количество фьючерсных контрактов, которые должны быть куплены или проданы, в противном случае стратегия может оказаться неэффективной и принести к крупной потере стоимости портфеля (в зависимости от величины изменения процентной ставки и «непокрытой» фьючерсами долей портфеля). Несмотря на кажущуюся на первый взгляд простоту, чтобы реализовать на практике данную стратегию, портфельные управляющие должны располагать детально разработанными алгоритмическими моделями и квалифицированными аналитиками (так называемыми квантами).

Одной из наиболее распространенных причин инвестиций в ценные бумаги с фиксированным доходом является необходимость получения дохода для покрытия заранее известной суммы обязательства через определенный промежуток времени (как правило, данная стратегия применяется крупными пенсионными фондами с горизонтом инвестирования более 20 дет). При этом важно чтобы даже в случае колебания уровня процентных ставок (а на длительных отрезках времени – 20–30 лет – это неизбежно) стоимость портфеля была надежна защищена. Для этого портфельные управляющие используют стратегию иммунизации портфеля (или хеджирования от процентного риска). В случае иммунизации использование дюрации является критическим. Согласование дюрации портфеля с дюрацией обязательств (например, пенсионных выплат), которые будут финансироваться за счет портфеля, является основной форм хеджирования. Всякий раз, когда воздействие процентной ставки должно быть уменьшено, использование фьючерсных инструментов позволяет эффективно решить данную проблему. Хеджирование с фьючерсными контрактами предполагает принятие фьючерсной позиции, которая смещает существующее воздействие процентной ставки. Если хеджирование построено правильно, то потери от одной позиции будут компенсированы прибылью от других позиций.

На практике хеджирование не так просто. Результаты хеджирования будут зависеть от соотношения между текущей ценой и фьючерсной ценой (или базой). В некоторых случаях хеджирования параметры облигации, используемой для хеджирования, могут не совпадать с параметрами облигации фьючерсного контракта, так как на рынке элементарно может не оказаться облигаций, аналогичных по своим параметрам (на российском рынке данная проблема особенно актуальна ввиду ограниченной линейки финансовых инструментов с фиксированной доходностью). Этот вид хеджирования называют перекрестным хеджированием. Концептуально перекрестное хеджирование имеет два дополнительных осложнения. Первое осложнение – это отношение между самой дешевой к поставке ценной бумаги и фьючерсного контракта. Второе – отношение ценной бумаги для хеджирования к самой дешевой к поставке ценной бумаге. Ключом к уменьшению риска в перекрестном хеджировании является выбор правильного коэффициента хеджирования. Соответственно, коэффициент хеджирования должен быть выбран таким образом, чтобы соответствовать волатильности актива. В свою очередь, фактор подверженности управляет волатильностью. Если хеджируемая облигация имеет фактор подверженности больше, чем инструмент хеджирования, будет необходимо больше инструментов хеджирования. Для целей хеджирования рассчитывается фактор воздействия в абсолютном денежном выражении. Подверженность воздействию иным рискам в любом другом пункте по существу не имеет значения, потому что целью является зафиксировать цену или ставку только в этот конкретный день. Аналогичным образом, соответствующая доходность, по которой изначально нужно считать фактор воздействия, является целевой доходностью. При этом при расчете коэффициента хеджирования нам нужна не подверженность риску самой дешевой к поставке облигации, а подверженность риску самого инструмента хеджирования, т. е. фьючерсного контракта. Однако при построении алгоритма хеджирования (особенно «nondeliverable» (не поставочных) ценных бумаг) портфельным управляющим должны быть сделаны предположения касательно относительного спреда доходности между самой дешевой к поставке облигации и облигации для хеджирования. А этот процесс может быть довольно сложным, потому что спреды доходности не являются постоянными во времени. Они меняются в зависимости от срока погашения инструментов и уровня ставок, а также из-за многих непредсказуемых факторов (например, данную тенденцию можно было наблюдать в разгар кризиса 2008–2010 гг., когда спрэды между казначейскими облигациями США и корпоративными облигациями достигли максимальных значений). Для учета взаимосвязи между уровнем доходности и спредом доходности наиболее эффективным инструментом является построение регрессионной модели с двумя основными переменными – доходностью облигации для хеджирования и доходностью самой дешевой к поставке облигации. Эффективность хеджирования может быть оценена после того, как хеджирование было осуществлено. Анализ ошибок хеджирования может подать менеджерам значимые идеи, которые могут быть полезны в дальнейшем. Правильная модель оценки имеет решающее значение для обеспечения правильного расчета дюрации, особенно для портфелей, содержащих ценные бумаги со встроенными опционами.

 

Как и с любым контрактом с фиксированным доходом, стоимость свопа будет меняться по мере изменения процентных ставок, и долларовая дюрация также будет являться мерой чувствительности. Процентный своп может быть использован для изменения характеристик денежных потоков активов или обязательств компании для того, чтобы обеспечить лучшее соответствие между активами и пассивами/обязательствами. В частности, компания может использовать процентные свопы для изменения характеристик денежных потоков своих активов или обязательств: меняя их от фиксированной к плавающей или наоборот. Преимуществом процентного свопа является то, что с точки зрения транзакционных издержек более эффективного средства для достижения сбалансированности активных и пассивных позиций трудно найти. На самом деле, это преимущество является основной причиной для роста на рынке свопов процентных ставок.

Наиболее распространенным применением опциона является хеджирование портфеля. Есть две стратегии хеджирования, в которых используются опционы для защиты от повышения процентных ставок: покупка защитного «пут» опциона и продажа покрытого «колл» опциона. Стратегия покупки защитного «пут» опциона устанавливает минимальное пороговое значение для стоимости портфеля, но одновременно позволяет менеджеру получить выгоду от снижения процентной ставки. Однако использование опциона подразумевает уплату опционной премии, что сокращает фактическую доходность портфеля. В отличие от стратегии защитного пут опциона, стратегия продажи покрытого «колл» опциона не ставит своей единственной целью защиту стоимости портфеля от повышения ставок. Стратегия продажи покрытого «колл» опциона основывается на предположении, что рынок не вырастет гораздо выше текущего уровня или, наоборот, не упадет намного ниже текущего уровня, т. е. фактически портфельный управляющий получает премию за опцион, вероятность исполнения которого очень мала. Конечно же, премия, полученная от продажи, не обеспечит такую же защиту портфеля, как в случае покупки защитного пут опциона, однако она дает некоторые дополнительные доходы, которые могут быть использованы в качестве компенсации убытков в случае падения стоимости портфеля. С другой стороны, в случае если уровень процентных ставок падает, то предел роста стоимости портфеля будет ограничен, так как короткая позиция вызова представляет собой обязательство для продавца.

Резюмируя проведенный анализ стратегии, по праву можно утверждать, что хеджирование при помощи производных ценных бумаг является одним из самых распространенных стратегий при управлении портфелем облигаций в современном мире, особенно на развитых западных рынках (США и Великобритания). Почти все инвестиционные фонды, пользуются производными ценными бумагами для хеджирования своих рисков в процессе управления портфелем своих активов (в особенности популярность в таких операциях приобрели свопы и фьючерсы). Однако, к сожалению, на российском рынке портфельные управляющие сталкиваются с большим количеством ограничений, не позволяющих им использовать данные стратегии и повысить уровень эффективности управления своим портфелем. В первую очередь, это связано с неразвитостью российского рынка производных инструментов, с точки зрения глубины и разнообразия инструментов, способных удовлетворять требования, предъявляемые портфельными управляющими. Ведь у каждого инвестиционного фонда есть конкретный портфель, для хеджирования которого необходимо производные инструменты с определёнными параметрами. Когда данный инструмент не существует на рынке или его структурирование невыгодно с точки зрения затрат, возможность применение данной стратегии исчезает. Помимо этого сдерживающим фактором является несовершенство законодательства, регулирующего деривативы и в целом весь российский фондовый рынок (2013 г. обещает быть переломным с точки зрения улучшения законодательной инфраструктуры рынка – уже введены торги в режиме Т+2 на Московской Бирже и создан Центральный Депозитарий).

Таким образом, несмотря на то что на данном этапе развития российского рынка доверительного управления стратегии управления портфелем облигаций с использованием производных ценных бумаг крайне ограничены в своем применении. На наш взгляд, по прошествии определенного периода времени данный механизм управления должен получить широкое распространение в России и повысить эффективность и привлекательность инвестиций в инструменты с фиксированной доходностью.

Список литературы

1. Frank J. Fabozzi, Harry M. Markowitz. Equity Valuation and Portfolio Management. 2011.

2. Frank Jones. Yield Curve Strategies // Journal of Fixed Income (September 2001), pp. 43–41.

3. Robert Litterman and Jose Scheinkman. Common Factors Affecting Bonds Returns // Journal of Fixed Income (June 2000), pp. 54–61.

4. Ravi E. Dattatreya and Frank J. Fabozzi // Active Total ReturnManagement of Fixed Income Portfolios (Chicago: Probus Publishing, 1998).

5. Chris P. Dialynas and David H. Edington. Bond Yield Spreads-A Postmodern View // Journal of Portfolio Management (Fall 1992), pp. 68–75.

6. Sharmin Mossavar-Rahmani // Bond Index Funds (Chicago: Probus Publishing, 1991), p. 2–12

Участие Республики Армения в интеграционных процессах в рамках СНГ: состояние, ограничения и перспективы
Абрамян А. А.

Республика Армения как участник глобализации вовлечена в интеграционные процессы. Будучи маленькой страной с маленьким внутренним рынком и плюс ко всему имея закрытые границы с двумя из четырех своих соседей и не имея доступа к морю, вовлечение в интеграционные процессы, позволяющие открывать новые рынки и облегчить процедуры внешнеэкономической деятельности, является жизненно важной задачей для страны.

Согласно официальным заявлениям властей Армении, можно понять, что они тоже осознают важность участия Армении в различных интеграционных проектах.

Однако свое географическое расположение и трудное геополитическое состояние, в котором находится Армения, не всегда позволяют подключаться ко всем протекающим интеграционным процессам в регионе. Примерами служат нефтепровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзрум, которые обошли Армению стороной. В обход Армении строится и железнодорожная линия Карс-Ахалкалаки-Тбилиси-Баку, что повлияет на усиление транспортной изоляции Армении, вызванной закрытием своих границ с Арменией, Азербайджаном и Турцией со времени эскалации карабахского конфликта в первые годы после развала СССР.

Но поскольку осознание необходимости и объективная необходимость в интеграции существует, и Армения активно пытается интегрироваться в международные проекты и в международные объединения и организации. Армения является членом более чем 40 международных организаций, в том числе ООН, Совета Европы, ОБСЕ, СНГ, ОДКБ и т. д. С 2003 г. Армения является членом Всемирной торговой организации (ВТО).

Очень важными для Армении являются двухсторонние отношения с двумя ее соседями: Ираном и Грузией, и углубление интеграции с ними. Особенно хорошими темпами идет развитие экономических отношений с Ираном. Выполнены и планируются к выполнению крупные инфраструктурные проекты. Построен и действует газопровод из Ирана в Армению. Между двумя странами построены два высоковольтных ЛЭП, а в конце марта этого года Парламентом Армении в первом чтении был принят проект закона, касательно строительства третьей воздушной линии электропередачи между двумя странами, что увеличит пропускную способность до 1200 МВт. По подсчетам, проект будет стоить 107.9 млн евро, что для нынешнего экономического состояния Армении может считаться крупнейшим проектом. Данный проект примечателен и тем, что финансы предоставлены иранской стороной, а возвратить средства по кредитам Армения будет электричеством. На границе Армении и Ирана на реке Аракс строится ГЭС, есть планы по постройке и второй ГЭС на реке Аракс. Часто из уст официальных представителей власти слышны, что стороны близки к началу строительства дорожного корридора между странами, а также идут переговоры по строительству железной дороги, которая обеспечит железнодоржным сообщением две соседние республики, открывая новые транспортные возможности для обеих сторон.

Однако важнейшими интеграционными направлениями для Армении являются российское и европейское. Так называемое российское направление – это интеграционные процессы, которые протекают в рамках СНГ. Это и Зона свободной торговли СНГ (ЗСТ СНГ), это и Таможенный союз России, Беларуси и Казахстана, это и Единое экономическое пространство (ЕЭП). А в европейском направлении идут переговоры по ассоциативному членству Армении в ЕС и по созданию глубокой и всеобъемлющей зоны свободной торговли между Арменией и ЕС.

И в этой связи перед Арменией очень остро стоит вопрос нахождения сбалансированного подхода между этими двумя направлениями, так как очень часто Европой и Россией ставится вопрос о взаимоисключаемости этих двух направлений. Например, один из последних таких заявлений со стороны России в середине марта этого года в ходе конференции «Экономические аспекты евразийской интеграции и Армения», проходившей в Ереване, озвучил тогдашний чрезвычайный и уполномоченный посол Российской Федерации в Армении Вячеслав Коваленко, отметив, в частности, что «необходимо принять во внимание заявления о том, что евроинтеграция и евразийская интеграция несовместимы». Ранее о взаимоисключаемости глубокой и всеобъемлющей Зоны свободной торговли и Таможенного союза говорили и европейские чиновники.

Значимость Российской Федерации для Армении довольно высокая. Россия является стратегическим партнером Армении, и дружеские отношения двух стран доведены до самых высоких уровней. Сотрудничество с Россией происходит почти во всех сферах жизнедеятельности. Россия является основным инвестором в экономику Армении, основным внешнеторговым партнером. Население Армении тоже в своем большинстве принимает Россию как важного партнера. Например, согласно исследованию Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) совместно с международным исследовательским агентством «Евразийский монитор», под названием «Интеграционный барометр ЕАБР» [1], 90 % опрошенных в Армении респондентов принимают Россию как наиболее дружественную страну, на поддержку которой можно рассчитывать в трудную минуту. Да и в целом, справедливости ради, надо отметить, что на постсоветском пространстве без России никуда, особенно в данном регионе, и Грузия служит наглядным примером вышесказанного. Кроме всего прочего, Армению с Россией связывают культурные и исторические связи.

Поэтому и интеграция с Россией может и должна служить дальнейшему укреплению двух стран в целом и их экономикам, в частности. Вопросы касательно интеграции в рамках всех предложенных Россией интеграционных площадок обсуждаются на самом высоком правительственном уровне. Арменией и Россией уже создана рабочая группа, решение о создании которой было принято по итогам встречи 8 августа 2012 г. между главами двух государств.

Но интеграция если не направлена на достижение вышеназванных целей, то она теряет смысл. Некоторые эксперты и просто обычные граждане высказывают мнение, что этими интеграционными проектами Россия старается удовлетворить свои имперские амбиции по отношению к постсоветским странам. Поэтому зачастую отказ от участия в этих проектах получает жесткую критику официальной Москвы, поднимается вопрос газа и энергоресурсов, угрожают поднятием цен и т. д. В зависимости от интересов той или иной экономики сами государства должны определять, в какой плоскости и в какие рамки интегрироваться.

В экономической литературе термин «принужденная экономическая интеграция» определяется как неравноправный, навязанный военно-политической силой союз двух и более сторон (государств) в период военных действий на захваченной территории государства либо после капитуляции проигравшей стороны в период зависимости проигравшей стороны от агрессора с целью экономической эксплуатации захваченной страны [2]. Такие шаги не добавляют авторитета России, и, по моему глубочайшему убеждению, очень часто отталкивают страны от интеграции с Россией. У России определенный запас прочности в регионе и большие возможности стимулирования своих партнеров, тем самым сделав интеграционные процессы с Россией более осознанно выгодными.

 

Как я уже отметил, создана специальная коммиссия для урегулирования вопросов касательно интеграции Армении в Таможенный союз. А вопросов, нуждающихся в решении, очень много. Во-первых, это отсутствие общих границ со странами – участниками ТС. Во-вторых, структура армянской экономики многим отличается от структуры экономик-участниц. Исходя из специфик экономик и уровни таможенных тарифов очень сильно отличаются друг от друга. И один из самых главных вопросов, каким образом будет осуществлено взаимодействие ТС с Нагорно-Карабахской Республикой при принятии Арменией решения о вхождении Армении в ТС. Да и как уже отмечалось, вхождение в ТС поставит под угрозу дальнейшую евроинтеграцию Армении, и в частности, создание всеобъемлющей зоны свободной торговли с ЕС. И тогда возникает большой вопрос, что из этих двух интеграционных проектов наиболее выгодней для Армении. Но в данном случае формат «или…или», независимо от выбора вектора, будет пагубным для Армении решением. Оба направления очень важны для Армении, и не только в чисто экономическом плане.

Поэтому решение должно быть где-нибудь посередине. ЕС предлагает гибкие механизмы сотрудничества, включая ассоциированное участие и зону свободной торговли. Такие же механизмы должны предлагать ТС, а в дальнейшем и ЕЭП. Евросоюз может иметь зону свободной торговли с Арменией, и Таможенный союз может также иметь свои интеграционные проекты с армянской экономикой.

Армения должна четко подметить важные направления своего дальнейшего развития. Сейчас правительством страны выделены некоторые приоритетные отрасли, включая туризм, высокие технологии, здравоохранение, банки и т. д. Подписание определенных секторальных соглашений, участие в некоторых соглашениях единого экономического пространства тоже могут служить эффективными инструментами в данном вопросе.

В этой связи очень приветствуется Договор о зоне свободной торговли (ЗСТ) в СНГ, подписанный в Санкт-Петербурге 18 октября 2011 г. Армения стала четвертой страной после России, Украины и Беларуси, подписавшей и ратифицировавшей этот Договор.

Данное Соглашение в общем соответствует интересам Армении. Единственные ограничения со списком связаны с предусмотренными в Договоре изъятиями, поскольку торговля по многим видам товаров с членами – участниками Соглашения будет и далее осуществляться с взиманием таможенных пошлин. Армения выразила готовность к свободной торговле практически по всем пунктам, за исключением импорта сигарет. В отношении же экспорта товаров в страны Содружества Армения не применяет никаких таможенных пошлин, в то время как остальные участники Договора указали огромный перечень исключений, не подпадающих под режим свободной торговли.

Другие интеграционные проекты, проводимые в рамках СНГ, тоже могут послужить хорошим инструментом развития конкретных отраслей экономик стран-участниц и могут послужить увеличению конкурентоспособности этих секторов в мире. Например, Советом по туризму государств – участников СНГ рассматривается проект Стратегии развития интеграционных процессов в области туризма на период до 2020 г., включающей в себя и вопросы, касаемо формирования единого туристского пространства СНГ, что может иметь положительный эффект на сектор туризма всех стран-участников. Кстати, в этом году председательство в Совете на один год перешло к Армении.

Все эти межнациональные интеграционные процессы однозначно имеют очень большую роль. Однако углубление экономических, политических, социальных, общественных отношений подразумевают и углубленную двустороннюю интеграцию. Еще в очень многих вопросах существуют пробелы в интеграции и сотрудничестве. Показателен пример того, что только в феврале текущего года между двумя странами было подписано соглашение об устранении двойного налогооблажния.

Есть большая необходимость и в улучшении коммуникаций, транспортной связи между двумя странами. Большим сдвигом в данном направлении было бы открытие железнодорожного сообщения Армении с Россией через территории Грузии и Абхазии. Значимость данной железной дороги огромная не только в экономическом смысле, но и в геополитическом. Открытие железной дороги еще больше укрепит позиции России в Южном Кавказе, которые в последнее время значительно пошатнулись из-за изменения вектора развития Грузии и Азербайджана. А для Армении ввиду его закрытых границ с двумя соседями и отсутствия железнодорожного сообщения с Ираном положительный эффект этого трудно переоценить.

Новое руководство Грузии во главе с премьер-министром Иванишвили во время его визита в Армению, по сути, выразило желание участвовать в диалоге касательно и данной тематики. Да и вообще, такие программы могли бы служить и развитию диалога между Россией и Грузией. Армения имеет все шансы взять на себя обязательства посредника. Мир в регионе выгоден всем странам региона, а интеграционные процессы добавят новых возможностей развития и увеличения конкурентоспособности всех стран региона.

Список литературы

1. Центр интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЦИИ ЕАБР) Международное исследовательское агентство «Евразийский монитор». Интеграционный барометр ЕАБР 2012. СПб., 2012. URL: http://www.eabr.org/general/upload/reports/doklintbarom.pdf.

2. Щепотьев А. В. Принудительная экономическая интеграция // Сборник статей III Всероссийской научно-практической конференции «Социально-экономическое развитие России в XXI веке». Пенза: Приволжский дом знаний, 2004.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»