Мои книги

0

Спасите ректора!

Текст
Из серии: Спасите ректора! #1
6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Спасите ректора!
Спасите ректора!
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 568  454,40 
Спасите ректора!
Спасите ректора!
Аудиокнига
Читает Ирина Вознесенская
299 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Спасите ректора!
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© О. Валентеева, 2020

© ООО «Издательство АСТ», 2020

Любое использование материала данной книги, полностью или частично, без разрешения правообладателя запрещается.

Глава 1

Кто же не любит волшебное слово «отпуск»? Я вот его просто обожаю! Потому что отпуск – это океан и пляж, крошечные кафе на открытом воздухе, приятные знакомства и никаких студентов. А это значит, никаких конспектов, лекций и практикумов, занудных коллег и столовой. Поэтому за каждый день заслуженного отдыха торговалась с ректором Симонсом, как дракон! А что? Разве мне не полагались отгулы за отловленных на болоте зомби? Или за то, что исцелила от заикания внучатого племянника ректора? Правда, довела до нервного срыва, но эффект ведь есть! Или, может, мне не полагается отгул за дежурство на зимних каникулах? О нет! Я всегда возьму свое, или можете называть меня не Амандой Дейлис. Поэтому все десять отгулов выбила, и еще два дополнительных, чтобы ректор не расслаблялся. Когда я ушла, ректор Симонс, мокрый, как устрица, обмахивался носовым платком, а я поехала заказывать билеты к океану. Любимый отель, которому сохраняла верность с первого года работы в университете, бассейн, массаж, загар…

Но, увы, всему рано или поздно приходит конец. Пролетел и мой отпуск. Оставалась неделя до начала учебного года, когда я – с сумочкой и профессор Булкинс, приехавший меня встретить, – с тремя чемоданами прошествовали к входу в преподавательское общежитие университета редких и опасных заклинаний Гарроуз, в простонародье – университета Роз. И ничего они не опасные! Редкие – да, несомненно. У нас была огромная исследовательская лаборатория, лучшая в Целиции после королевской. Три полигона, один из которых я лично отвоевала у столичного руководства, что и стало последней ступенькой к должности декана. Четыре высшие научно-магические награды Целиции и кубок «Университет года» по версии независимых экспертов за минувший учебный год. Тоже не без моего участия, кстати.

Да, я любила отпуск. Но и свою работу обожала до звездочек в глазах, поэтому с новыми силами собиралась наполнять головы нерадивых студентов знаниями, устраивать ночевки на болотах – в чисто научно-магических целях, конечно, и добиться своей главной цели – стать ректором университета Гарроуз. И не завидую тому, кто встанет у меня на пути.

Впрочем, на пути встали чужие чемоданы. Обошла их по кругу, приглядываясь и гадая, чьи они могут быть. Черные, но габаритные. Хозяин, скорее всего, мужчина. Дорогие – значит, кто-то из тех, кто может себе это позволить, и…

– Аманда, золотко, ты вернулась! – Ректор Симонс вышел меня встретить. Ах, как мило! – Я так рад, что смогу попрощаться с тобой лично. Ведь если бы не ты, нам бы никогда не удалось поднять университет до нынешнего уровня.

Приятно, приятно. Стоп! Как это – попрощаться? Зачем? Именно этот вопрос я и задала старику Симонсу. Он лишь потрепал меня по плечу с отеческой улыбкой – жест, который позволяла только ему.

– Увы, милая моя, я безобразно стар.

– Да что вы! – воскликнула искренне. В свои семьдесят пять ректор был дедулей о-го-го!

– Не спорь, Аманда, так и есть. Меня вызвали в высший магический совет и намекнули… да что там, настоятельно посоветовали покинуть пост ректора. Сказали, что стоит отдохнуть, уделить время семье, и… ты знаешь, я понял, что они правы, Аманда. Мы с супругой никуда не выезжали из столицы уже лет десять. Она скоро забудет, как я выгляжу. А внуки? Я два года не видел внуков, а у меня их пятеро. И я понял, милая Аманда, что работа – это лишь часть нашей жизни. Поэтому ухожу на пенсию.

– Пенсия? Ректор Симонс…

– Уже не ректор, а просто лорд Симонс. Так как с этого дня вы – не моя подчиненная, а я – не ваш начальник. Уверен, Аманда, новый ректор оценит вас по достоинству…

– Подождите-ка, – снова перебила его. – Какой-такой новый ректор?

– Понимаю, Аманда, что вы разочарованы. Я видел вас своей преемницей и прямо сказал об этом высшему магическому совету, но они сказали, что вы слишком молоды для этого поста.

– Слишком молода? Да мне уже двадцать семь! Вслушайтесь в эту цифру. Двадцать семь лет, восемь из которых я работаю в этом университете, начиная с третьего курса, когда пришла к вам ассистентом. Разве кто-то еще знает об университете Гарроуз больше меня? Исключая вас, конечно. Разве кто-то больше его любит?

– Нет, Аманда, – мягко ответил Симонс. – Конечно нет. Ты – лучшая и всегда ею останешься. Поэтому трудись так же настойчиво, девочка моя. Ты всегда была мне как дочь.

И ректор вытер влажные глаза. На моих ресницах тоже повисли слезинки. Да как же так? Я смирилась с мыслью, что Симонс уйдет только тогда, когда я сама стану ректором. Нам так хорошо было работать вместе! Его не смущали мой возраст и пол. Он терпел мой непростой характер.

– Аманда, что ты, золотко? – Симонс протянул мне новый клетчатый платок. – Уверен, ты поладишь с любым, а мне пора. Дай я тебя обниму.

Он крепко прижал меня к пиджаку, пропахшему одеколоном, по-отечески поцеловал в лоб, а к крыльцу уже подъезжал автомобиль. Водитель помог Симонсу погрузить туда чемоданы, а я чувствовала, как будто отрывается частичка моего сердца.

– Минни, детка, – только ректору Симонсу позволялось так меня называть. – Можно тебя попросить? Ты уж не обижай нового ректора, присмотрись сначала. Может, он окажется и неплохим человеком.

– Лучше вас не будет! – отрезала я. – Приезжайте к нам, лорд Симонс.

– Конечно, Аманда, обязательно приеду. И ты не забывай обо мне, пиши, адрес тебе известен. До встречи, милая.

Лорд Симонс сел в автомобиль и уехал, а я осталась, потерянная и покинутая.

– Декан Дейлис, я отнес чемоданы в вашу комнату, – доложил профессор Булкинс.

– А? – обернулась я. – Да, спасибо, профессор. С меня пирожное с кремом, когда заработает столовая.

И, растеряв все хорошее настроение, поплелась на второй этаж. Когда меня после долгих и нудных разбирательств все-таки повысили до декана, я заполучила и свое нынешнее жилище. Давно положила на него глаз, вот только две комнаты сразу обычному преподавателю отдавать никто не желал, а вот декану – это другое дело. Поэтому у меня были спальня, гостиная и даже рабочий кабинет – спальня оказалась достаточно большой, чтобы разделить ее пополам. Соседи такими чудесами похвастаться не могли, но быстро смирились и, вместо того чтобы возмущаться, вечерами приходили ко мне пить чай на балконе. О, балкон! Это была главная причина, почему я так сражалась за вожделенное жилище. В моей гостиной был балкон. Большой, застекленный, но в любой момент можно было распахнуть окна, вдохнуть полной грудью воздух и… На «и» обычно все и заканчивалось, мне этого хватало. Но сейчас не радовал даже он. Это же надо! Увы, ректор Симонс сам согласился на пенсию. Вот если бы я узнала раньше, можно было бы побороться, а так…

Приняла душ, переоделась с дороги и вышла на балкон. В огромном парке было пусто. Это через неделю на каждом шагу начнем натыкаться на студентов. Как у декана, у меня не было своей группы, не положено, зато был целый факультет! Он носил гордое название – факультет взаимодействия с разумными и неразумными формами жизни. Одним словом, занимались мы всеми существами, которых можно было условно причислить к живым. Говорю «условно», потому что иногда приходилось сталкиваться с теми же призраками, и студентам преподавали основы некромантии – на всякий случай и с минимумом практики.

Именно потому, что стояла на балконе, я и услышала рокот подъехавшего автомобиля. Мигом покинула свое любимое место и поспешила в кабинет, откуда как раз и открывался вид на ворота. Автомобиль был хорош! Черный красавец. Наверное, на новейшей энергии работает. И стоит целое состояние – увы, не нам, бедным деканам, позволять себе такую роскошь, хотя личный транспорт у меня, конечно, был. Совсем маленькое авто на два места, чтобы быстро добраться в любой конец города, где напортачили любимые студенты, а такое случалось частенько.

И кто же у нас за рулем? Водительская дверь распахнулась, и из авто вышел молодой человек крайне непритязательной наружности. Во-первых, никогда не любила блондинов. Ну что это за блеклые волосенки? Вот девушка-блондинка вроде меня – это да. А мужчина должен выглядеть солиднее. Этот еще и додумался стянуть волосы на затылке бесцветным шнурком. Во-вторых, очки на пол-лица. Даже если у парня была симпатичная мордашка, очки портили все. С моего ракурса было видно разве что тонкие губы. Готова была поставить семестровый балл любого студента, что это личный водитель какого-нибудь дитятки, которое собирается начать обучение в университете Гарроуз. Но студент с заднего сиденья не появился. Зато вышел комендант общежития преподавателей мистер Румпин и забрал у приезжего его чемодан. А чемодан означает что? То, что это не водитель, а владелец авто, которое тут же отогнали в гараж. У меня остался лишь один вопрос: ждем ли мы в этом году новых преподавателей? Если да – замечательно. Мы с этим Мышонком подружимся. Если же нет…

Но в этот момент объект моих размышлений скрылся в дверях общежития, а пять минут спустя послышались его уверенные шаги.

– На втором этаже живет руководящий состав, – дребезжащим голосом рассказывал Румпин. – Деканы пяти факультетов и ректор. На третьем – преподаватели. На четвертом – ассистенты и лаборанты. Мы уже подготовили для вас бывшие апартаменты лорда Симонса. Там очень уютно.

– Я не сомневаюсь, – раздался звучный сильный голос, который ничуть не вязался с серой внешностью.

Значит, так и есть. Это он, мой враг номер один, новый ректор. А ведь за лордом Симонсом едва успели закрыться ворота! Ах, негодяй! Неймется ему посидеть в ректорском кресле. Я приникла ухом к двери, выходящей на этаж.

– Вот, пожалуйте сюда, – указал Румпин. – Три комнаты, ванная, туалет.

Голоса стали глуше. Значит, мужчины вошли в жилище Симонса. Я снова переместилась – на этот раз в спальню, и снова припала ухом к стене. А стены у нас были тонкие. Особенно если использовать заклинание прослушки. На моем жилище защита от него держалась постоянно, а вот лорд Симонс всегда говорил, что его соседка по этажу – это я, и он полностью мне доверяет. С другой стороны от него жил декан факультета прикладной магии и техники Айден Кирсон, и еще три декана – напротив. Айден в своей комнате ночевал крайне редко, у него был особняк неподалеку от университета. Так и получилось, что защита от него Симонсу не требовалась.

 

– А расскажите-ка мне о соседях, комендант Румпин, – как раз попросил новый ректор. – Хочу знать, с кем придется здороваться каждое утро.

Оба рассмеялись, хотя шутка была та еще.

– Ха-ха-ха, – проговорила я, показывая стене язык, и снова прислушалась.

– Справа от вас живет декан факультета прикладной магии и техники Айден Кирсон, очень достойный молодой человек, – разливался соловьем Румпин, желая завоевать расположение начальства. Ну, ничего, я ему это припомню! – Слева – декан факультета взаимодействия с разумными и неразумными формами жизни леди Аманда Дейлис.

– Женщина-декан? – удивился тот.

– Так вышло, – будто извиняясь, проговорил Румпин. – Декан Дейлис – очень красивая девушка, но держите с ней ухо востро. Не сработаетесь – пиши пропало.

– Почему же так? – уточнил Мышонок.

– Упрямая, как мул, – подписал Румпин свой приговор. – И талантливая – жуть. Проклянет вас так, что не поймете, когда, где и как. И не избавит от проклятия, пока не сделаете так, как она хочет.

– Уже боюсь, – рассмеялся ректор.

Правильно боишься, Мышонок! Только ты со мной уже не сработался.

С моей скромной персоны Румпин перешел на троих мужчин, которые пока еще не успели навлечь мой гнев на свои головы, то есть на трех оставшихся деканов, а я сняла заклинание, села в любимое кресло и закинула ногу на ногу. Итак, что мы имеем? Ректора Симонса сняли из-за этого Мышонка. Первое, что сделал ректор, переступив порог общежития, – принялся собирать сплетни о коллегах. Недостойно мужчины. Таким образом, уже два минуса. И сейчас я собиралась пойти и добыть третий.

Румпин удалился, весело насвистывая. Видимо, убедился, что новое начальство к нему благоволит. Я же расправила складки своего любимого бирюзового платья, уложила локоны, чтобы лицо казалось выразительнее, и робко постучала в соседнюю дверь.

– Входите, – раздался голос Мышонка.

Опрометчиво… Мало ли кто стоит на пороге. Но это была всего лишь я, поэтому перешагнула через порог и замерла, дожидаясь, пока из комнаты появится новый хозяин. Вблизи, стоит признать, Мышонок казался менее жалким, но все равно блеклым. Голубые глазенки поблескивали из-за очков, кожа уже не казалась бледной, просто белой. Окинула взглядом одежду, которая любой девушке может сказать многое. Светло-бежевая рубашка, темно-коричневые брюки. Минимум украшений, никаких обручальных колец на пальцах, но ткань одежды дорогая. И ботинки хороши. Тоже темно-коричневые, начищенные до блеска.

– Прошу прощения?

Ой, пауза затянулась.

– Добрый день, – улыбнулась мило. – Я просто услышала голоса и зашла поздороваться. Аманда Дейлис, декан факультета взаимодействия с разумными и неразумными формами жизни.

В глазах Мышонка мелькнуло удивление. Видимо, мой воздушный образ ничуть не вязался с той мегерой, которую уже нарисовало его воображение.

– Очень рад, мисс Дейлис, – склонил он голову. – Рей Денвер, новый ректор.

Рей! Что за имя для ректора – Рей? Даже звучит несолидно.

– И что же привело вас в университет Гарроуз? – сладко спросила я, даже самой стало приторно. – Ведете некие техномагические эксперименты?

– Да, я работаю над исследованиями в области альтернативной энергетики, – ответил Мышонок Рей.

– Имеете докторскую степень?

– Конечно.

– А где работали до этого?

– В академии Светлого Патриция. Был деканом, как и вы. Мисс Дейлис, я здесь пока никого не знаю, поэтому буду очень благодарен, если вы передадите коллегам – тем, кто уже вернулся из отпуска, – что завтра утром в девять я официально представлюсь всем.

– Да, конечно. Мне будет несложно, – улыбнулась еще милее. Понятно, слабохарактерный тюфяк, которому здесь не место. Это же надо! Будто все мои нелюбимые качества воплотились в одном мужчине, и он стоял передо мной. Видела бы его моя мама, сразу сказала бы – идеальный зять. Увы, у нас с ней были кардинально противоположные вкусы.

– Что ж, я пойду. Если что-то понадобится, не стесняйтесь, стучите.

Одарила ректора еще одной сладенькой улыбочкой и пошла к себе. Вот и попалась рыбка на крючок! Дело за малым – сделать так, чтобы Мышонок бежал из университета, теряя блестящие туфли.

Глава 2

Не прошло и получаса, как кто-то уже тарабанил в мои двери.

– Кто? – спросила я, прежде чем отпереть замок.

– Это я, Натали, – ответил знакомый голос.

– Нати! – Распахнула дверь, позволяя коллеге и подруге заключить меня в объятия. Натали Паулс была одной из немногих, кого я искренне называла подругой. Полненькая и румяная, как пышечка, она была бесконечно обаятельной. А еще я иногда завидовала ее роскошным каштановым волосам, но не призналась бы в этом и под страхом смерти.

– Румпин сказал, что ты приехала, – тараторила Нати, присаживаясь на мягкий диванчик. – Уже знаешь последние новости?

– Конечно, – ответила я. – Встретилась с ректором Симонсом, когда он уезжал.

– Так жаль, да? – пригорюнилась Натали. – Еще неизвестно, кого пришлют на его место.

– Почему же? Уже известно. Сидит в соседней комнате, – угрюмо ответила я. – Мистер Мышонок.

– У него что, фамилия такая? – не сразу поняла Нати.

– Ты что, у Южного моря оставила смекалку? Нет, Нат, это не фамилия, а прозвище, которое я ему дала. Ты бы видела! Худенький, щупленький, как цыпленочек.

Тут я, конечно, преувеличила, но кто запретит?

– Очки на все лицо – наверняка без них слеп как крот. Весь такой… мышиный.

– Да ладно тебе, Аманда, – отмахнулась Натали и засмеялась. – Ты просто грустишь из-за лорда Симонса. Я тоже грущу, но, может, этот твой Мышонок и неплохой парень?

– Если и так, я об этом никогда не узнаю. Передашь преподавателям, что завтра утром всех ждут пред мышиные очи? Мне сегодня не хочется никого видеть.

– Передам. А я-то думала, мы посидим с ребятами, выпьем бутылочку юлийского за промчавшийся отпуск.

– Не сегодня, Нати, – отмахнулась я. – Давай завтра, как раз все и соберутся.

– Хорошо. Тогда отдыхай, милая. Если что, я у себя.

Нати всегда все понимала. Вот и сейчас ушла, оставив меня в горьком, но желанном одиночестве. Мне надо было подумать. Хорошенько подумать и сделать так, чтобы наше знакомство с ректором завершилось так же быстро, как и началось. Но при этом чтобы не прислали нового, а назначили меня. Нужен был план! Поэтому я до позднего вечера бродила по комнате, отвлекшись только на ужин, но к полуночи в голове немного прояснилось. Что ж, мистер Мышонок, посмотрим, кто кого.

Утро выдалось ясным и солнечным. Я проснулась в прекрасном настроении. До официальной встречи с ректором Реем оставалось около часа. Потратила его на то, чтобы выглядеть отлично. Пока не было студентов, не было и необходимости дресс-кода, поэтому остановилась на изящном летнем платье кофейного цвета с юбкой до середины голени. Эта длина считалась в Целиции крайне смелой, но приличной. Волосы завила крупными локонами. В сочетании с легким загаром выглядело слегка романтично и невинно. Собственно, тот эффект, которого и добивалась. Потом тихонько вышла из комнаты, чтобы и шагов слышно не было, подошла к соседней двери и коснулась пальцами замочной скважины.

– Локте мис, – прошептала чуть слышно и пошла прочь.

Простите, господин ректор, сегодня вы немного опоздаете. Конечно, любой сильный маг быстро справится с обычным заклинанием замка, но в том-то и дело, что оно было необычным и требовало любопытного плетения силы и визуализации. Последняя разработка факультета защитной магии и способов противостояния ей. Будь Мышонок хоть трижды сильным магом, ему понадобится не менее часа, чтобы разобраться, что это за заклинание, как оно сплетено и как выбраться. Либо не разобраться и остаться в своей комнате, пока не придет кто-то из деканов и не выпустит беднягу.

Тихонько хихикнула, радуясь своей находке, и поспешила в конференц-зал на первый этаж. Скоро язык заболел от взаимных приветствий. Преподавателей в университете было много, и каждый считал своим долгом подойти поздороваться, узнать, как отдохнула, и рассказать, как провели отпуск они. А еще поинтересоваться, что мне известно о новом ректоре. Кстати, а почему это мне до сих пор ничего не известно? Надо исправлять упущенное. Но это потом, может, он сбежит раньше. Пока что я чинно заняла место в первом ряду вместе с четырьмя остальными деканами. Справа сидел тот самый сосед, Айден Кирсон, слева – как раз декан защитных магов, которые и поделились со мной заклинанием, Мануэль Зоррес.

– Аманда, солнце наше ясное, – заулыбался Мануэль во весь рот, сверкая крепкими белыми зубами. – Почему вчера не заглянула? Я только узнал, что ты приехала.

– Было немного не до того, Мэн, – ответила я.

– Понимаю, вы с ректором Симонсом всегда дружили. Мне тоже будет не хватать старика. Но что такое? Уже девять, а ректора все нет.

– Может, проспал? – пожала плечами, представляя, как ректор Мышонок сейчас с воем носится по комнатам.

– Проспать? Ректору? В первую же назначенную встречу? – уставился на меня Мануэль. – Назначал бы на полдень, раз так любит поспать.

– Не суди строго. Бедняга мог утомиться с дороги.

– Аманда, тебя ли я слышу? Или ты уже видела нашего ректора и положила на него глаз?

Я только рассмеялась.

– Мануэль, я действительно его видела, – ответила приятелю. – Но поверь, ректор Денвер будет последним, на кого положу глаз.

– А кто первым? – подмигнул смуглый декан.

– Конечно, ты.

Мануэль хлопнул меня по плечу. Мы давно с ним подружились – после того, как разбила ему нос за приставания. С тех пор декан Зоррес проявляет ко мне исключительно дружескую симпатию.

– Я навел справки, – вмешался в наш разговор Айден. – Все отзываются о ректоре Денвере как о талантливом ученом, но с его именем связана некая мутная история, подробности которой никто не знает. Как и то, почему его перевели с побережья сюда. Вроде бы некие семейные неприятности.

– Ух ты! Быстро работаешь, Дэн, – ответила я.

– Не люблю, когда что-то мешает моей размеренной жизни, – улыбнулся красивый, как божество, Кирсон. Но, увы, у этого высокого темноволосого красавчика был один существенный недостаток. Айден Кирсон не пропускал ни одной юбки. И я подозревала, что живет он не в общежитии только для того, чтобы ходить по дамам.

А время близилось к четверти десятого. Преподаватели начинали роптать. У каждого были свои дела, учебный год вот-вот начнется. И, в конце концов, опоздание – признак неуважения. Причем сразу ко всему коллективу. Ай-ай-ай, ректор Мышонок. Похоже, уже сегодня ваша репутация даст трещину. Тем не менее ректор меня разочаровал, потому что в эту самую минуту он появился в дверях, взмыленный и слегка помятый. Очки съехали, он нервно поправил их и прошел на кафедру.

– Здравствуйте, уважаемые коллеги, – проговорил чуть срывающимся голосом. Кросс по комнатам бежал, что ли? – Прошу простить за задержку, небольшие неполадки с замком. Позвольте представиться. Мое имя – Рей Денвер, и со вчерашнего дня я назначен ректором университета Гарроуз. Я знаю, что этот университет считается одним из лучших в Целиции. Наша задача – чтобы он и остался лучшим, и я готов приложить для этого все усилия. Надеюсь на вашу помощь и поддержку. Вопросы?

Я подняла руку.

– Да, декан Дейлис?

– Ректор Денвер, скажите, пожалуйста, каким образом вы планируете улучшать показатели университета. Ведь вы, без сомнения, должны знать, что еще с прошлого года нам уверенно наступает на пятки академия Вильдем. Более того, они перехватили наши исследования в области преобразования магических потоков.

– Я… еще не настолько вник в суть вопроса, мисс Дейлис, – чуть стушевался ректор и сразу стал больше похож на мышонка. – Но, уверяю вас, в первые же дни будет разработана стратегия, чтобы не допустить падения нашего рейтинга. Следующий.

Я снова подняла руку.

– Да, декан Дейлис, – чуть посерел ректор.

– Ответьте, пожалуйста. В этом году количество абитуриентов, поступавших на мой факультет, существенно увеличилось. Я ставила перед ректором Симонсом вопрос о создании дополнительной группы, но, увы, положительного решения не успели принять.

Не то чтобы не успели… Симонс мне отказал категорически, потому что не хватало мест в общежитии, университет и так был забит под завязку. Но отпустить столько талантливых студентов в другие учебные заведения? Я буду не я, если не попытаюсь.

 

– Я… рассмотрю этот вопрос. Сегодня же, – пообещал Денвер.

Надо будет зайти к нему вечерком и напомнить об обещании. А то знаю я таких! «Конечно, мисс Дейлис. Будет сделано, мисс Дейлис». А как доходит до дела, так и ноги в руки.

Услышав мои вопросы, все как-то разом вспомнили, кому и в чем отказал ректор Симонс, и начали засыпать беднягу Рея собственными проблемами. Я же только посмеивалась, глядя, как меняется выражение лица ректора – с напряженного до полностью ошеломленного. Да, не в сказку попал, а в университет Роз. А здешние «розы» привыкли получать то, что хотят. Будь то дополнительные часы практических занятий, пропуск в королевскую оранжерею или кадки для посадки особо ядовитых растений.

– Напишите мне список требований от каждого факультета, – наконец пробормотал Мышонок. – Я взгляну, что можно сделать. А вечером приглашаю вас на небольшой банкет по случаю нашего знакомства. На банкет обязуюсь не опаздывать.

Ну вот, накрылся вечер с Нати! Зато преподаватели слово «банкет» восприняли с воодушевлением, загудели радостно и отпустили измочаленного ректора заниматься делами. Я же поспешила за ним. Интересно ведь, как он выбрался! Вылез в окно? Сумел снять заклинание? Мы поднялись по ступенькам – и я замерла с разинутым ртом. На месте двери в комнату ректора зияла дыра. Вокруг уже суетился Румпин, качая головой, и его подручные, которые собирались делать срочный ремонт как двери, так и коридора вокруг нее. Вот это силища! Я даже присвистнула.

– Ректор Денвер, а что случилось с вашей дверью? – спросила осторожно.

– А, это? – Рей как-то нервно дернул плечом и снова поправил очки. – Она не открывалась, замок заело. Магически.

– Как нехорошо, – покачала головой. – Знаете, здесь многие любили ректора Симонса, поэтому могут быть вот такие… шутки. Вы не расстраивайтесь, вас тоже полюбят, когда узнают лучше.

– Я и не думал расстраиваться, мисс Дейлис. И насчет шуток мне и в голову не пришло. Думал, какие-то технические неполадки.

– А что, вполне может быть, – покосилась на Румпина. – Что ж, раз ваша комната пока непригодна для житья, я могла бы пригласить вас в столовую на чашечку какао или же показать университет. Никто не знает его лучше меня.

Ректор, похоже, мне не доверял. По крайней мере, посмотрел так, будто чует в словах подвох, но я стояла перед ним, как скромная студентка – потупив взор и расправляя складочки на юбке, чтобы лежали одна в одну. Даже, судя по ощущениям, залилась смущенным румянцем. И крепость пала.

– Хорошо, вы правы, мисс Дейлис, не мешало бы позавтракать.

– Аманда. Называйте меня Аманда.

– Тогда вы меня – Рей. И где здесь столовая?

– Идите за мной.

Сегодня был как раз первый день, когда столовая должна была начать свою работу. Поэтому я рассчитывала на вкусный завтрак в неприятной компании. Но надо убедить Денвера, что я ему друг и ничуть не опасна. Поэтому продолжала мило щебетать, пока мы приближались к святая святых, в которой властвовал грознейший из грозных – наш шеф-повар Киримон Адеус. С дядей Киром мы старались не ссориться. Он мог одним движением руки сделать чью-то жизнь невыносимой – недосолить или пересолить, переперчить блюдо. Поэтому в столовую все входили на цыпочках и не смели устраивать скандалы, потому что скандалов Кир не любил и никогда не разбирался, кто прав, кто виноват. В таком случае несъедобную бурду ели все.

Я решила, что с нашим поваром Мышонка стоит познакомить лично. Столовая располагалась в основном корпусе, и по пути я то и дело тыкала ректора то в одну местную достопримечательность, то в другую, поэтому, когда мы вошли в столовую, у него едва ли не дергался глаз.

– Мистер Адеус! – позвала, стоило переступить порог.

– Мисс Дейлис, – выплыл из кухни необъятно полный мужчина. Говорил он с легким акцентом, но никак не признавался, откуда приехал в нашу страну. – Ах, душенька, наконец-то я вижу вас!

– Я тоже скучала, мистер Адеус, и привезла вам подарок – лучшие пряности с океанского побережья.

И протянула повару несколько аккуратных мешочков.

– О, да это же целое сокровище, – засиял тот. – Сейчас я подам вам лучший завтрак в мире.

Я вспомнила о мявшемся за спиной Рее.

– Мистер Адеус, это наш новый ректор, мистер Денвер, – представила спутника. – А это лучший шеф-повар Целиции, волшебник кастрюль и сковородок, мистер Адеус.

– Ой, вы мне льстите, – расплылся тот в улыбке. – Очень приятно, молодой человек… простите, господин ректор.

Кстати, интересно, сколько лет этому типу? Я, значит, молода для ректорства, но и он не выглядел умудренным жизнью старцем. И сколько можно дергать дурацкие очки!

– Подайте ректору Денверу то же, что и мне, – подмигнула Адеусу. – Мы доверяем вашему вкусу. Рей, присаживайтесь вот за тот столик.

А как только ректор отошел от нас, шепнула Адеусу:

– Это из-за него Симонса попросили уйти на пенсию.

– Вот змей, – зашипел он. – Ничего, я покажу ему «пищу богов», клянусь колпаком!

– Только осторожно.

– Само собой.

Я легкой, пружинистой походкой направилась к Рею, а Адеус ненадолго исчез, отдавая распоряжения помощнику. В столовой пока что было малолюдно. Уверена, большинство позавтракали до встречи с ректором, рассчитывая, что она затянется надолго. Все, но не я. А пять минут спустя перед нами уже появились тарелки с ароматной кашей с кусочками фруктов и оладушки с джемом. И еще мой любимый компот по особому рецепту – с цитрусовыми и нотками мяты.

Я попробовала кашу и причмокнула. Вкуснотища! Нигде больше не ела такого блюда, только в родной столовой. Кашу ректор тоже оценил. Ел он молча, торопливо. Видимо, собирался позднее заняться делами. Я же принялась за оладушки. И вот с ними-то и случился конфуз… Мои мирно лежали на тарелке и позволили себя съесть. А стоило Рею отломить кусочек своего, как раздался оглушительный писк, и оладушек попытался от него… уползти. Причем вторая попытка съесть непокорную еду тоже не увенчалась успехом, только раздался не писк, а стон.

– Это еще что такое? – едва не подскочил Рей. – Мистер Адеус!

– Я тут, господин ректор, – подошел к нам шеф-повар.

– Что с моими оладьями? Они… живые! – выпалил ректор.

Преподаватели за соседними столиками начали оборачиваться еще на стоне, а сейчас и вовсе таращились на нас.

– Да что вы говорите? – загрохотал смех Адеуса. – Разве могут оладьи быть живыми? Вы это слышали, господа? Мне не померещилось? Живые оладьи!

Столовая наполнилась смехом, а ректор пробормотал «спасибо» и вылетел из столовой так, будто за ним демоны гнались.

– Отлично сработано, мистер Адеус, – шепнула повару.

– Я еще и не такое могу, – подмигнул он. – Приятного аппетита, зефирка моя.

И поспешил обратно на кухню, а я почувствовала, как медленно, но уверенно налаживается жизнь.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»