3 книги в месяц за 299 

Легенда о РэнноксеТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Знания меняют взгляды

Глава 1 Тяжесть прошлого

Летняя ночь – лучшее время для наблюдения за звездами. Тем, кому не спится, исследовать огонечки на небе увлекательное занятие. В тихой канадской деревеньке Норт Атле воздух чистый и прозрачный. Эта деревня – укромное местечко для тех, кто устал от шумных мегаполисов.

В деревянном домике с крыльцом было темно и тихо. Только в комнате маленькая девочка рассказывала легенду о Большой Медведице младшей сестренке, которой давно нужно было спать. Но она все равно внимательно слушала.

– Когда-то давно проживал один человек. У него было семь дочерей – смелые и красивые девушки. Везде и всюду они держались вместе. Никто не оставался к ним безразличными. Все ими восхищались. Однажды, когда девушки гуляли у подножья горы, наткнулись на царя дэвов. Это такие сильные, и в то же время опасные божественные существа. Так вот… не раздумывая, устремились они наверх, к вершине горы. Дэв – за ними. Казалось, вот-вот он их настигнет. Но в это время девушки сделали отчаянный прыжок ввысь и вознеслись в небо. Чтобы не разлучаться, они встали неподалеку друг от друга. Так эти девушки стали светиться семью звездами. С тех пор и называют их «Етэгон йондз», что означает семизвездье.

– Оливия, пора спать! – донесся из смежной комнаты голос мамы.

– Ладно. Завтра я расскажу легенду о созвездии Скорпиона. А сейчас тебе нужно спать.

Оливия поцеловала маленькую Ану и легла в свою кровать. Как только Анастейшн уснула, Олив потихоньку встала и подошла к окну. Чтобы увидеть ночной пейзаж полностью, ей пришлось встать на подоконник.

Оливия смотрела на мерцание звезд, пока на небе не появилось разноцветное свечение.

– Пора.

С подоконника достать до ручки рамы окна труда не составляло. Осталось лишь выйти на улицу. Оливия зацепила за подоконник крючок с леской и стала спускаться по стене дома. Она босиком побежала по тропинке, ведущей в небольшой лес. Девочка спряталась за деревом. Яркая вспышка осветила полянку, окруженную кленами. Высокая фигура в черном плаще и с длинным копьем, конец которого напоминал месяц, ходила по кругу, освещая местность тусклым зеленым фонарем на руке. Оливия, наконец, вышла из-за дерева. Пришелец повернулся к ней.

– Привет, – поздоровалась Оливия.

Он в шлеме. Его лица не видно, только прорези на маске горели зелеными огоньками.

– Ты не в первый раз приходишь. Я видела тебя прошлой ночью.

Пришелец убежал за дерево, Оливия – за ним.

– Не бойся. Я не сделаю тебе ничего плохого.

После нескольких минут поиска, расстроенная Олив решила уйти. Только она повернулась, как столкнулась с этим существом. Ей пришлось задрать голову, чтобы посмотреть в зеленые прорези, закрывавшие глаза. Пришелец взял ее за руку, ударил своим блестящим копьем в землю, наклонил его, и оба они оказались в каком-то необычном месте. Такого синего неба, такой чистой воды в озере и светящейся травы и цветов, Оливия никогда не видела.

Пришелец повел ее сквозь сад на холм, откуда видно хрустальный дворец. По его стенам пробегали огоньки разного цвета. Оливия восхищалась красотой всего, что видела. Вокруг дворца расположились небольшие каменные построения. Нетрудно было догадаться, что это – домики.

– Где мы? – обратилась Оливия к пришельцу.

Он не дал ответа, ударил копьем в землю, отпустил ее руку и исчез. Девочка оказалась в лесу, на том месте, где встретилась с пришельцем некоторое время назад. Темнота стала пугать Оливию, и она побежала прочь.

С того дня прошло много лет, и эта встреча забылась. Сегодня сестры – выпускницы академии спасателей. Они сдали экзамены и в течение месяца успешно проявляли себя на операциях. Оливия получила квалификацию связиста, а Ана – медработника.

Перед сестрами сидит аудитория детей. Были и маленькие, лет семи, и постарше – ребята оканчивающие школу. Они слушали речь тех, кто уже приблизился к своей мечте, получив профессию.

Анастейшн была почти одного роста с Оливией. Она окрепла, стала выносливее. Форма была ей к лицу. Оливия стояла, держа руки за спиной. Форменный жилет сидел, как влитой, куртка накинута на плечи. В свой выпускной, как и в любой день, спасатель должен выглядеть опрятно. Простительно, когда он изрядно потрепан после спасательной операции. Но на собраниях, в техотделе будь добр выглядеть, как будто идешь на парад. Анастейшн утром выгладила волосы, вдела новый ремень и приколола значок на куртку. Оливия нарисовала тонкие черные стрелки на веках, собрала высокий хвост и приколола свой значок на жилет. Девчонки сильно повзрослели. Анастейшн особенно изменилась. Она стала ярче, привлекательней. На то ей и шестнадцать лет.

Оливия на два года старше. Нынче ей восемнадцать. С каждым годом черты ее лица становились острее, а глаза выразительнее. Чем-то она напоминала лисицу.

– Какой вопрос должен задавать себе спасатель, когда продумывает план? – обратилась Оливия к аудитории. Один мальчик поднял руку.

– Да?

– Как спасти человека за короткое время?

– Хороший вариант. Но, продумывая способ, план. Какой?

Дети молчали.

– Каковы шансы? Этот вопрос, ребята.

– Всегда нужно думать и о своей жизни. Из опасной зоны должны выйти два человека: спасенный и спасатель. Если вы погибнете, пострадавший по-прежнему будет без помощи, – пояснила Ана.

– Рассудительность украшает спасателя. Если вы не уверены в своих силах, найдите другой путь. Задача – спасти жизнь. Есть вопросы? – один мальчик поднял руку. – Да.

– Лейтенант Лернер, а вы будете нашим куратором?

– Нет.

Ребята засмеялись.

– Она не возьмет такую ответственность. Ее куратор поседел за эти три года. Да, Оливия?

– Ладно тебе. Мечтайте о великом и дерзайте! Пока!

Сестер ждали за дверями Макс и Дасти.

– Поздравляю вас! Ребятам было интересно. Думаю, что в этом году будет больше желающих поступить к нам в академию, – радовался Дасти.

– Тейлор уже ждет. Церемония начнется через десять минут, – поторопил Макс. Он нервничал, как всегда – уж очень ответственный человек. Ведь ему доверяют жизни детей и нельзя упустить что-то важное в процессе обучения.

В большом зале собрался весь отдел спасателей, чтобы посмотреть на вручение дипломов. Тейлор объявлял фамилии, и молодые спасатели выходили за заветным документом. После того, как их имена прозвучали, Оливия и Анастейшн вышли к трибуне. Зал зааплодировал. Кармен вручила им дипломы, а Тейлор пожал сестрам руки.

– Поздравляю. Вы гордость нашей организации. Желаю удачи в этой опасной и рискованной профессии.

– Спасибо, майор Тейлор, мы оправдаем надежды.

– Я не сомневаюсь в этом, – ответил он.

В штаб-квартире поздно вечером Оливия и Ана собрались с кураторами.

– Если Тейлор увидит, что мы тут устроили ресторан, я свалю все на вас, – игриво сказал Дасти.

– Так нечестно! – возразила Анастейшн.

– Что? Хулиганки. Нельзя так.

– Но ты же мой куратор, а не я твой.

– Это мне не помешает сказать, что я тут ни при чем.

– Мы не будем шуметь, и все будет хорошо, – прекратил спор Макс. – Я поздравляю вас, девчонки. Несмотря ни на что, вы добились блестящих успехов. За эти три года мы стали настоящей семьей. Вы очень дороги мне. За вас. Удачи.

Звоном бокалов они проводили свое академическое прошлое. Теперь Оливия и Ана – полноценные специалисты, каждая в своей сфере.

– Классный лимонад. Хотя я бы выпил чего-нибудь покрепче, – высказался Дасти.

– Мы все еще на работе. Не подавай детям дурной пример.

После ужина Оливия и Ана решили погулять со своими кураторами в парке у реки. Шум города досюда практически не доходит. Отличное место для аудиенции с самим собой.

– Надеюсь, вы одни гуляете здесь только днем.

– Тебе не нравится? – удивилась Ана.

– Что тут может нравиться? Темно, дорожек нет, еще наверняка убить могут.

– Никого здесь не убивают.

– Да тихо вы, – оборвала их Оливия.

Она сидела и с тоской смотрела на вечернюю панораму города, подперев подбородок рукой.

– Макс, пошли, осмотримся, – предложил Дасти.

– Да. Может, белочку найдем, – согласился с ним Макс.

Дасти и Макс давно не говорили вдвоем по душам. Разговоры необходимы даже сильному человеку. Анастейшн села рядом с сестрой. Они вдвоем могли и разговаривать, и молчать. Присутствие Аны в жизни Оливии, делали ее счастливой. Ана знала, о чем думает сестра.

– Олив, я всегда буду рядом.

– Я не знаю… или не уверена. Это невозможно всегда быть рядом.

– Все зависит от нас.

– К сожалению, не все. Горько терять близких и дорогих людей.

– Я тоже скучаю по маме… и по Кейду… и по Вайджеру. Я с теплом вспоминаю те дни. Помнишь?

Оливия, улыбаясь, тихо плакала.

– Помню.

– Нашу прогулку. Встречи с мамой каждый вечер.

Ана вытерла глаза. Оливия, чтобы облегчить печаль сестры, прижала ее к себе.

– Оливия, Ана, мы с Максом белочку нашли! Хотите посмотреть?

Сестры никак не отреагировали на это известие. Они молча сидели в обнимку.

– Чего это вы? Грустные. Все же было нормально. Всем было весело. Говорил я тебе, Макс, не надо за этой белочкой ходить! Бросили девчонок.

Оливия и Анастейшн, наконец, нашли в себе силы встать. Им не хотелось портить праздник.

– Все хорошо, – бодро ответила Анастейшн.

– Тогда пошли смотреть на белочку.

Ана с Дасти ушли вглубь парка. Оливия и Макс сели у реки.

– Все в порядке?

– Да, в полном.

– Врешь. Я знаю тебя уже три года. И отличаю, когда все хорошо, а когда плохо.

– Макс, не начинай.

– Вот. Я и на этот раз угадал.

Макс резко прижал голову Оливии к своему плечу.

– Советую говорить правду, леди. А то будет, как в прошлый раз. Понедельник. Оливия психует из-за мелочей. Вторник. Оливия не чувствует сил. Среда. Оливия не спит всю ночь. А в четверг ее нет. Спрашиваю у Кармен, что же с нашей Оливией, та не знает, не видела. Подбегает ко мне Анастейшн и сообщает, что Оливию увезли с нервным срывом. Я ничего не забыл?

 

Оливия ответила молчанием.

– Отпусти прошлое. К сожалению, маму не вернуть, а Кейд и Вайджер живут в другом мире.

– Мне тяжело.

– Знаю. Но не забывай о тех, кто сегодня рядом с тобой. Они живы, они в этом мире.

Оливия выбралась из объятий Макса и медленно подошла к реке.

– Думаешь, что раз я больше не твой куратор, то так просто отвяжусь от тебя?

Оливия широко улыбнулась. Ей приятно осознавать, что Макс к ней не безразличен, и, как немногие из тех, кто прошел через ее жизнь, остался рядом.

– Очевидно, нет.

– Со смерти вашей мамы прошло уже два года, а со дня расставания с Кейдом и Вайджером – три. Это много. Их души свободны. Их здесь уже ничто не держит. Вас с сестрой ждут каникулы. Оторвитесь по полной.

Оливия и Анастейшн к полуночи вернулись домой. Теперь у них новая квартира – подарок от «Экспертов» в элитной многоэтажке с живописным двором в центре города. Квартира большая. Оливия и Анастейшн ночевали в разных комнатах, но иногда вместе, когда заболтаются. Все комнаты оформлены в одном стиле. Преобладали светло-серый, белый, черный и фиолетовый цвета. На стенах висели картины, написанные на современный манер. Бывало, наткнешься на инсталляцию вроде хаоса из геометрических фигур, обмана зрения или абстрактной формы. В гостиной стоял черный угловой кожаный диван. Плазменный телевизор был на стеклянной этажерке и, казалось, что он парит в воздухе. Окна, практически на всю стену, максимально вмещали в себя вид на город. Кровати полутора спальные со светодиодной подсветкой на изголовьях. Шкаф с книгами, компьютерный столик, системы для хранения канцелярии – все это находилось в небольшом кабинете. Квартира современная, удобная, рядом с работой. Можно не думать о переполненном транспорте и пробках на дороге. Что может быть лучше?

Глава 2 Чужая кровь

Два года назад никто из них и подумать не мог, что именно в их семью придет страшное горе. В тот день Оливия сидела в штабе и ждала Ану с лекций. Еще час должны были идти занятия, но сестра, на удивление, появилась раньше. Анастейшн влетела заплаканная и красная. Оливию это напугало.

– Что случилось?

– Мама… в больнице!

Через полчаса они с сестрой уже были на парковке. Больничные коридоры, суетящиеся врачи, запахи спирта и валерьянки изрядно волновали. В регистратуре сидела приветливая молодая медсестра.

– Добрый вечер. К вам поступила женщина, Джулия Лернер, – с одышкой протараторила Оливия.

– Подожди минуточку, – пощелкав мышкой, она сказала номер палаты.

Оливия и Ана медленно и тихо вошли в палату. Джулия лежала на кровати. Больничная рубашка изменила ее фигуру до неузнаваемости. Трубочки, идущие от капельницы к ее руке, сводили с ума. В палате кроме тумбочки и кровати ничего не было, поэтому тихий писк приборов усиливался, отражаясь от голых стен.

Дети подошли к маме поближе.

– Мои ангелочки. Вы пришли, – тихим слабым голосом проговорила она.

Ана взяла ее за руку.

– Что с тобой произошло?

– Старая болезнь напомнила о себе.

– Что говорят врачи? – громко спросила Олив.

Джулия в ответ лишь улыбнулась.

– Ана, девочка моя. Я горжусь тобой. Хоть ты и младше Оливии, я всегда считала тебя равной ей.

– Тогда скажи, что с тобой.

– Оливия…

Она протянула дрожащую руку к дочери. Оливия не могла вымолвить ни слова.

– Береги Ану. Берегите друг друга. Пока меня не будет.

В палату так не вовремя зашел врач.

– Все. Ей нужен покой. Вам пора.

– Идите. Все будет хорошо.

Ничего не поделаешь, нужно уходить. Неопределенность сводила с ума каждый день. Они не знали ни диагноза, ни сроков выписки – совершенно ничего. Приходилось бесконечно крутить в голове эту новость, представляя различные исходы: от самых радостных до трагических.

– Что с тобой? – резко спросил Макс Оливию, которая зажала на клавиатуре пробел и сидела так с минуту.

– Ничего.

– Неужели?

Макс захлопнул ноутбук и чуть не прищемил Оливии руку.

– Макс! Ты чего?

– Давай, рассказывай.

– Мама в больнице.

Макс перестал улыбаться.

– Да ты что! Серьезно все?

– Да. Серьезно.

– Знаешь, что? Иди домой.

Анастейшн, наконец, вернулась с тренировки.

– Вам обеим нужно взять небольшой отпуск.

– Нам нужно учиться, – возразила Ана.

– Вы девчонки способные, наверстаете. А сейчас учиться бесполезно. Мысли не о том.

– Нет. Все нормально.

Так прошла неделя. Сестры смогли навестить Джулию всего два раза. Такие правила были в больнице.

В тот день Оливия была на тренировке. Бег, подтягивания, прыжки – все это в нормативах по общей физической подготовке.

– Оливия! – послышался голос Макса.

Она как раз слезала с турника.

– Звонила Анастейшн. Из больницы. Едем сейчас.

– Из больницы? Она что-то еще сказала?

– Сказала быть тебе. Срочно!

Макс и Оливия быстро домчались до больницы на мотоцикле. Стоянку освещали фонари и тусклый свет из окон.

– Я подожду тебя здесь. Иди.

По светлому коридору больницы Оливия добежала до регистратуры. За столом сидела медсестра.

– Здравствуйте, я к Джулии Лернер.

– Сейчас, – улыбнувшись, сказала медсестра и опустила глаза в монитор. Вмиг ее выражение лица изменилось. – Подожди минуточку.

Она побежала к группе медработников, стоявшей поодаль от регистратуры, и что-то спросила у них. Женщины разом взглянули на Оливию. Пока они еще некоторое время о чем-то говорили, Оливия достала телефон и обнаружила шесть пропущенных от Анастейшн. Целый час сестра пыталась дозвониться до нее. Медсестра с регистратуры вернулась.

– Тебя ждет врач. Я провожу.

И тут страшная мысль пронзила сознание Оливии. Она решила позвонить Ане, но на звонок не было ответа. Медсестра рассказывала что-то, но Оливия не слушала.

– Ты тоже спасатель? – спросила она, чтобы хоть немного оживить разговор.

– Да.

– Сестренка твоя говорила, что хочет быть врачом.

Оливия поняла, что медсестра хочет отвлечь ее. Открылась дверь, и в проеме показался высокий мужчина. Оливия встала, глубоко вдохнула и задержала этот вдох. Она медленно подошла к врачу. Его лицо было закрыто маской. Она ждала, что он скажет. Этот момент казался бесконечным. Оливия пыталась посмотреть врачу в глаза, но он глядел в пол. Все признаки указывали на то, что в ее семью сегодня пришло горе. Поняв это, ей оставалось со страхом и тревогой ожидать. Врач медленно снял маску сначала с одного уха, затем с другого, и, наконец, поднял глаза.

– Твоя мама умерла, – скорбно произнес он.

Эти слова, как удар по голове. Оливия отвернулась и закрыла лицо руками. В глазах потемнело, не хватало воздуха. На миг она выпала из реальности и помчалась по коридорам больницы, потеряв халат. Сознание вернулось, когда она лицом почувствовала ветер. Макс поймал ее и прижал к себе. Оливия надрывно плакала. Это, несомненно, самый худший день в жизни. К такому нельзя быть готовым.

После похорон Оливия и Анастейшн взяли небольшой отпуск, чтобы прийти в себя. Эмоциональное давление было слишком сильным, чтобы учиться дальше. В квартире темно и неуютно. Сестры сидели в комнате, каждая в своем углу. Через неопрятно задернутые шторы пробирался дневной свет. Погода за окном скверная. Дети не могли даже поесть.

– Почему ты не ответила на звонок? – нарушила гробовую тишину Ана.

– Не знаю…

– В тот день я говорила с ней… Она ждала тебя… И надеялась, что ты приедешь. Ей стало плохо, и я позвонила тебе. Это был наш последний разговор.

– Замолчи! – не выдержала Оливия.

Чувство вины ежедневно овладевало ее разумом. Вина, которую не искупить. Ошибка, которую не исправить.

Послышался стук в дверь. Оливия встала и, глубоко вздохнув, поплелась к двери. Она ожидала увидеть кого угодно: Макса, Дасти или майора Тейлора. Но зашел ее дядя с женой и дочерью, девушкой лет семнадцати. Анастейшн нашла в себе силы выйти из комнаты.

– Вы помните меня?

– Да, дядя, – тихо ответила Ана.

– Знакомьтесь, Кэтрин, моя жена и Диана, моя дочь.

Кэтрин высокая и худая. Муж не скупился на дорогую одежду для нее. Поэтому она приехала в своем лучшем пальто. На тонких пальцах блестели платиновые кольца. Рядом с ней стояла ее маленькая копия. Она подражала матери абсолютно во всем: жестами, манерой говорить. Они обе пренебрежительно посмотрели на замученных, несколько растрепанных сестер. Оливии и Ане стало тошно от этого взгляда.

– Девочки, я понимаю, что вам обеим тяжело. Ваша мать в последние дни попросила о помощи меня. Одна из вас поедет со мной в Уайтхорс. Там у меня работа и дом. Естественно, поедет Оливия, так как она старшая.

– А как же Ана? – возмутилась Оливия. – Я не брошу ее здесь.

– Никто не собирается ее бросать. Я отдам ее в пансионат. Выучится и приедет к нам.

– Я уже учусь. У меня будет работа в агентстве «Эксперты».

– Забудьте об этом. Выучишься там, где я скажу.

– Дядя, мы не готовы ехать. Я не брошу Анастейшн.

– Завтра вечером вылетаем. И это не обсуждается. Попрощайтесь с друзьями. У вас начинается новая жизнь.

– А у нас ужина, понимаю, сегодня не будет? Мы уставшие и голодные.

– Конечно, тетя Кэтрин. Сейчас мы с Аной все устроим.

Кэтрин повернулась спиной к Анастейшн, чтобы та сняла с нее пальто. Ана повесила его на вешалку. Диана быстро сняла свой полушубок и швырнула его Оливии.

– Повесь! Тебя не учили, как надо с гостями обращаться?

Оливия, стиснув зубы, повесила ее верхнюю одежду.

Вскоре ужин был готов, на стол накрыто. Тетя и двоюродная сестра все это время просидели в гостиной, дядя курил на балконе трубку.

– Я позову всех, – решилась Оливия.

– Какое убогое жилище, – услышала Оливия от Кэтрин, когда вошла в гостиную.

– А что вам не нравится? – осмелилась спросить она.

На вопрос ответа не прозвучало.

– Ужин готов? – спросила Кэтрин.

– Да. Прошу вас.

Диана ковырялась в еде. Дядя и тетя ели молча.

– Я не ем такое.

– Диана. Неужели не вкусно? – удивленно спросила Ана.

– Это еда бедняков.

– Прости, но ягненка я не успела зарубить для тебя, – съехидничала Оливия.

– Это ты со мной так?

– Кэтрин, – угомонила ее мать. – Эти девочки и понятия не имеют о высокой культуре. Живут в трущобах.

В трущобах? Она назвала тихий спальный район лучшего города Канады трущобами? С этой избалованной дамочкой трудно будет поладить.

Ужин окончен. Ни один из этой семейки не поблагодарил сестер. Оливию бесило это заносчивое общество. Ей хотелось треснуть Кэтрин и ее омерзительную дочь. Но траур и тоска по маме не оставили никаких сил для скандалов и выяснений кто есть кто.

В комнате, в момент уединения сестры выплакались.

– Я не хочу расставаться с тобой, Оливия.

– Нет. Этого не будет. Они не заберут у меня самое дорогое.

Оливия позвонила Максу. Он как всегда быстро взял трубку.

– Макс, привет. Прости, что поздно.

– Да ничего. Что-то случилось? – сонным голосом спросил Макс.

– Да, – сквозь слезы ответила Оливия. – Это не телефонный разговор. Можно приехать?

Макс встретил Оливию во дворе своего дома. Она обрисовала ситуацию в общих деталях.

– Увезет? А куда увезет-то?

– В Уайтхорс. На север Канады. Далеко отсюда.

– Так перестань реветь. Это точно не поможет. Поезжай домой к сестре. Зря ты ее бросила в такую минуту. Я все устрою.

За ночь Макс с лучшим юристом «Экспертов» подготовил нужные документы. А днем Макс уже стоял на пороге с довольным выражением лица. Это внушило Оливии надежду на лучший исход.

– Дядя! – крикнула Олив. Ее голос прозвучал необыкновенно радостно.

– Здравствуйте. Вы Дэвид Лернер?

– Да. Что вам угодно?

– Я – Макс Томпсон, опекун Оливии и Анастейшн. Вы не можете забрать этих детей без моего разрешения. Вот.

Макс отдал документы для ознакомления Дэвиду.

– Чего же вы молчали?

Оливия пожала плечами.

– Что ж. Видно, делать мне здесь больше нечего. Сегодня я улетаю с семьей.

Оливия и Анастейшн обняли Макса. Дэвид черствый и равнодушный человек. Он не хотел брать на попечение чужих детей. И это было видно. Если бы не Макс, даже страшно подумать, какой бы стала их жизнь в этой чопорной семейке.

– Ты спас нам жизнь, – прошептала Оливия.

– Я спасатель, как и вы.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»