Электронная книга

Космоолухи: рядом. Том 2

Из серии: Космобиолухи #5
4.80
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
-30 c
+30 c
-:--
-:--
Обложка
отсутствует
Космоолухи: рядом. Том 2
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за $NaN
Космоолухи: рядом. Том 2
Космоолухи: рядом. Том 2
Космоолухи: рядом. Том 2
Аудиокнига
Читает Иван Литвинов
$2,86
Подробнее
Счет
Счет
Счет
Бумажная версия
$0,99
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Ольга Громыко, 2017

© Иллюстрации, Гаевская Е. И., Матрешина Д. А., 2017

© Художественное оформление, «Издательство Альфа-книга», 2017

* * *

Первое слово

– Задание успешно выполнено! – гордо доложил Кай, навытяжку застыв перед хозяином.

Стрелок одобрительно кивнул, но в отвлекшемся от вирт-экрана взгляде мелькнула легкая досада, и дело было вовсе не в работе. Хотя ее тоже хватало: жена Ираклия его таки допилила, и массивная куча дров, пыхтя и стеная, повезла супругу в отпуск на Аркадию. Станция осталась на Стрелка – не впервые, но от этого не легче. Проблемы словно дожидались отлета владельца станции, начавшись прямо у шлюза. Выпустив корабль, стыковочный рукав отказался вдвигаться в гнездо, и провожающая команда переквалифицировалась в аварийно-ремонтную; потом забарахлил старичок-регенератор воды, и из кранов потекла жидкость нежного персикового цвета с, увы, не столь приятным запахом; потом приключилась драка в баре, начавшаяся с недостаточно вкусной котлеты и закончившаяся очередью в медблок; потом…

– И как все прошло?

– Трудоемкость задания составила сорок шесть процентов, объект был извлечен по частям.

Даже с короткой аккуратной стрижкой киборг умудрялся выглядеть растрепанным, а с разъехавшейся всего на десять сантиметров молнией комбеза – небрежно одетым. Просьбы застегивать ее до конца ничего не давали – видимо, Каю не нравился облегающий шею воротник, и застежка расходилась «сама».

– Как – по частям?! – побледнел Стрелок.

Ташшиас решил сэкономить время, то бишь поленился вскрывать ради штатного осмотра тридцать метров коллекторной шахты и попытался по ней проползти, застряв ровно посередине. Для славящихся своей проходимостью змеелюдов это был ужасный позор, поэтому бедолага два часа пытался выкрутиться самостоятельно, пока вконец не обессилел. Но и тогда позвонил не коллегам-механикам, а Стрелку, пафосно объявив, что увольняется в связи со скорым издыханием под полом склада номер семь. Сторговались на спасателе-киборге, который может считаться вспомогательным оборудованием, а главное, не будет смеяться и ничего никому, кроме хозяина, не расскажет.

– Пояс с инструментами, фрагменты одежды и обуви, живой организм типа «змеелюд», – добросовестно перечислил части Кай.

– Он там точно живой?!

Киборг кашлянул, настраивая голосовые связки.

– «Чертова шахта, ненавижу, кшшш!»

Отчет довершила видеозапись с голым кривоногим змеелюдом, ковыляющим по коридору с прижатой к груди охапкой вещей и то и дело свирепо оглядывающимся, не видит ли его кто. Зрелище действительно было уморительное, и Стрелок, отсмеявшись, велел Каю удалить запись.

– Хорошо, молодец! Можешь пока отдыхать.

«Отдыхать» означало любую мирную (и желательно тихую!) деятельность в пределах квартиры, но Кай не спешил подчиняться полуприказу, мялся.

– Получен запрос от объекта «Лиза», – с надеждой сообщил он. – Требуется разрешение на сопровождение объекта во время произвольных перемещений в районе седьмого тире девятого секторов.

– Да, конечно, идите погуляйте до обеда.

– Приказ принят к исполнению! – радостно отбарабанил Кай и тут же удрал.

Стрелок потер лоб, с отвращением поглядел на черепицу вирт-окон со счетами и сводками (господи, и это только утро второго дня из двадцати!) и попросил станционный искин соединить его с Мэй Ким.

Вызов по межпланетной связи поймал заведующую Центром ОЗК за чашкой травяного чая и едва надкушенным бутербродом, который побледневшая Мэй немедленно отложила на тарелку:

– Что-то случилось?!

Видимо, звонки от опекунов разумных киборгов ассоциировались у бедного психолога исключительно с этим.

– Ничего, – поспешил успокоить ее Стрелок. – У нас все хорошо, я просто посоветоваться.

– А! – Женщина выдохнула и села поудобнее. – Да, конечно, я вас внимательно слушаю.

– Видите ли, меня немного беспокоит, что Кай не говорит.

(На самом деле еще как беспокоит, иначе бы не звонил!)

– То есть? – снова насторожилась Мэй. – Отказывается идти на контакт или проблема с голосовыми связками?

– Нет, на контакт он очень даже идет! – Стрелок усмехнулся, вспомнив, как вчера Кай два часа дурил ему голову, иносказательно вымогая новую лампу для аквариума, с расширенным спектром, а то что-то там у него плохо растет. – Он не говорит… ну, сам. Одни программные реплики или воспроизведение аудиофайлов, а когда я прошу его сказать что-нибудь свое, как будто не понимает, что и зачем я от него требую. Предлагает установить программу имитации личности или вручную прокачать коммуникативную, но я-то хочу говорить с ним, а не с программами.

– А-а-а… – Мэй понимающе улыбнулась. – К сожалению, это очень распространенная проблема. Молодые киборги не чувствуют потребности в самостоятельной речи, для общения им вполне хватает программы. Кай заговорит, только когда ему понадобятся слова, которых в ней нет.

– И что делать?

– Ну, самое радикальное – убрать «суфлера», отключить подачу реплик. Но мне кажется, что это не ваш вариант.

– Почему?

– Он хорошо работает на спокойных и любознательных киборгах, которые стремятся продолжать общение любой ценой, даже если сперва это будет мычание и тыканье пальцем в нужный предмет, как у младенцев. А Кай у вас немножко… строптивый, – очень-очень смягчила определение Мэй. – Как бы он вообще не отказался говорить, пока программу не восстановят.

– Да, – с содроганием признал Стрелок, – это однозначно не наш вариант. А какие еще есть?

– Просто ждать. И хвалить Кая за каждую попытку, даже если она будет не слишком удачной.

– Ясно, спасибо. – Стрелок был не из тех бессмысленно-дотошных людей, которые, получив четкий ответ, продолжают нудно допытываться: «А может, все-таки есть еще какой-нибудь способ? А может, гомеопатией?» Главное, что с Каем все в порядке, Стрелка его поведение именно беспокоило, а не раздражало – вдруг это более мягкая или даже подсознательная форма все того же протеста против смены хозяина?

Мэй благодарно кивнула и отключилась. Стрелок успел заметить, как выражение ее лица снова сменилось на встревоженное: видимо, еще кто-то позвонил или окликнул. Бутерброд, кстати, и до того выглядел не слишком свежим, а чай не дымился…

– Значит, будем ждать, – смущенно пробормотал Стрелок, возвращаясь к работе.

* * *

За истекший месяц Кай ничего не натворил (точнее, не натворил ничего серьезного), однако большинство родителей до сих пор запрещали детям к нему приближаться. К счастью, ярых антидексистов на станции не водилось, и к киборгу постепенно привыкли, смирились с «причудой» Стрелка. Но по-прежнему не одобряли.

Кай воспринимал такое положение вещей как совершенно естественное: боевые киборги и должны внушать страх, их для того и заводят – отпугивать от хозяев потенциально опасные объекты! Он быстро сообразил, что его новый хозяин тут почти главный, а значит, вся станция является его, Кая, поднадзорной территорией. Есть безусловно охраняемая квартира, есть часто посещаемые места – бар, магазин и командный центр, которые становятся охраняемыми, когда там находится хозяин, и есть все остальное, за которым тоже нужен присмотр, – просто так, на всякий случай. Доберманы, которых когда-то выгуливал Кай, метили подобные территории биологическими жидкостями, сообщая другим псам, кто здесь главный, но, когда Кай попытался им подражать, сославшись на программу самообучения (ну замечательная же идея, ведь киборги распознают запахи не хуже собак!), на него наорали и даже пару раз ударили. Возможно, новый хозяин отнесся бы к его инициативе с бо́льшим одобрением, он вообще странный, но проверять Кай не рискнул – до конца испытательного срока оставалось больше месяца. Лучше подождать, когда он истечет и угроза возвращения в Центр реабилитации исчезнет.

Вот и сейчас, по дороге к месту встречи, Кай непрерывно сканировал станцию в поисках всех изменений и виртуальных «меток» других киборгов. XY-человек, свой. После опознавания его системой в углу внутреннего экрана замигал значок досье, но Кай отменил развертку – и так помнит, что это техник с гасилки. Двое ХХ-людей, чужие, есть во временной базе. XX- и XY-человек, свои.

– Кай! – Объект «Лиза» радостно бросился навстречу, объект «Энди» вразвалочку двинулся следом, как и положено взрослому солидному мужчине аж шести лет от роду. – А что у меня есть!

Не выдержав психического давления неумолимо множащимися банками, Хрущак подарил дочери новый аквариум авансом, за два месяца до дня рождения, и переселенная туда живность принялась размножаться с утроенной силой: вчера ночью родила черная пецилия, от желтого лирохвостого самца, принесенного Каем со «Святого Валентина» и выклянченного-выменянного на пять меченосцев. Мальки, правда, почему-то получились пестренькие, черно-белые, но так даже интереснее!

– Гляди, у некоторых хвостики с рожками, как у папы!

Приводить Кая в дом Лизина мама, увы, не разрешала, так что оставались только голографии. Киборг сосредоточенно проанализировал снимок и заключил:

– Обнаружено достоверное совпадение фенотипических признаков.

– Ага, а вот этого, самого большого с двумя пятнышками, я назвала Борькой! Потому что он похож на быка Борьку из рекламы пельменей!

– Информация сохранена.

Стрелок надеялся, что общение с детьми заставит Кая расширить свой лексикон, но вышло иначе: неделю назад Хрущак в шутку пожаловался, что дети, особенно средний, начали превращаться в киборгов. Теперь Лиза на требование убраться в комнате чеканила: «Уточните приказ или переформулируйте!», а Энди отказывался есть тушеную капусту под предлогом того, что «необходимость в данных питательных веществах отсутствует». Их мать, куда более серьезная и консервативная женщина, приходила от таких заявлений в ужас и требовала, чтобы муж повлиял на свои порождения, но Хрущак только посмеивался, а Лиза всегда была крайне своевольной особой.

 

Энди терпеливо дождался, пока сестра выговорится, и деловито спросил:

– Во что будем играть?

– В торговцы – пираты! – немедленно предложила Лиза. – Пошли к складам, там нас Женька с Аланом должны ждать! И подобьем Женьку высвистеть Лану, а то к нам с Каем ее бабушка не отпускает!

Лиза маленьким целеустремленным смерчем двинулась вперед, Энди вприпрыжку за ней, стараясь держаться рядом с сестрой, а лучше обогнать. Кай, напротив, приотстал, так удобнее мониторить обстановку. Выгуливать детей было интереснее, чем доберманов, хотя в целом станция по-прежнему казалась киборгу довольно-таки унылым местом. Правда, недавно они с хозяином летали в планетарный медцентр, недалеко, всего в одном гиперпрыжке, и пока Стрелка обследовали, Кай вволю нагулялся по больничному саду, спровоцировав, как потом выразился санитар, три кризиса, два рецидива и одно чудесное исцеление. Покидать такое прекрасное место очень не хотелось, но станция – это их с хозяином дом, и ее надо охранять! Ничего, когда-нибудь они снова полетят на ту планету, уже надолго, на целую неделю, а может, и на месяц; как сказал врач: «Смотря сколько займет подгонка экзоскелета».

Возле центрального склада уже толпилась вся станционная ребятня, Лана в том числе. Запретный плод сладок, играть в войнушку с настоящим боевым киборгом гораздо интереснее, чем разливать куклам воображаемый кофе или одиноко крутить скакалку.

– Ну во-от, – разочарованно протянула Лиза, – там какой-то дядька…

Игры на складах родителям также не нравились, но центральный, самый большой склад для крупногабаритных грузов был «проходным двором» с незакрывающимися дверьми, и ребятню гоняли оттуда, только если она слишком путалась под ногами. Украсть здесь что-либо без помощи техники невозможно, опрокинуть и разбить – тоже, разве что собственный нос, если попытаешься залезть на какой-нибудь контейнер и сверзишься с него.

Сейчас проем перегораживала здоровенная гравиплатформа с ящиками, которые сгружали на свободное место слева от входа; видимо, их привезли совсем ненадолго, иначе составили бы в дальнем конце склада. Процессом активно руководил невысокий плотный XY-человек, чужой. Кай на всякий случай просканировал его и внес в базу. Чужаков через станцию пролетало много, без регулярной очистки цифровая память быстро забилась бы, но пока человек находится на территории Кая, пусть будет учтенным.

Потом внимание киборга сосредоточилось на огромных, три метра в кубе, ящиках, темно-коричневых и словно цельнолитых, хотя при их перемещении внутри что-то вязко бултыхалось. «Сельскохозяйственная биомасса, температура транспортировки и хранения 10±8 градусов» – гласила глубоко впечатанная в стенку надпись, на свету белая, а в тени начинающая предостерегающе светиться. На складе поддерживалось восемнадцать плюс-минус два, в данный момент – девятнадцать и три десятых.

Со вчерашнего дня хозяин Кая стал тут совсем главным, и, по мнению киборга, это накладывало дополнительную ответственность и на него.

Без объяснений отделившись от компании, Кай подошел к владельцу груза и хорошо поставленным официальным голосом сообщил:

– Внимание: температура данного помещения не соответствует температуре хранения объекта, заявленной производителем! Рекомендуется обратиться к заведующему складами или его заместителю и переместить объект в более подходящие условия.

«Дядька» воровато вздрогнул, как застигнутый на месте преступления, но быстро сообразил, что к нему обращается не человек, и расхрабрился-обозлился:

– Не твое собачье дело, пошел вон отсюда!

Подходящие условия в складе-рефрижераторе стоили на тридцать единиц дороже, и переплачивать за какой-то градус жаба душила.

Рабочий, сидевший в кабине погрузчика, оскалил зубы: этот мелкий торгаш-перекупщик успел изрядно всех достать, сперва долго выклянчивая у завскладом скидку и самое удобное место, а получив их, разом обнаглел и принялся начальственно покрикивать на персонал, что якобы медленно и неаккуратно работают. Если чокнутый кибер Стрелка его прихлопнет, не жалко.

– Кай, пойдем! – Подбежавшая Лиза встревоженно потянула киборга за рукав. – Ну его!

Кай не шелохнулся. Применять к людям физическое воздействие ему было категорически запрещено, зато он мог отправить хозяину голографию неправильного ящика и теперь терпеливо ждал результата.

Уже вконец одуревший от бухгалтерии Стрелок мельком глянул на присланную картинку, потом заставил себя всмотреться внимательнее. С киборгами как с детьми – мелочей не бывает, отмахнешься от вроде бы ерунды, а через пять минут будешь расхлебывать полноценную катастрофу. Не то чтобы Кай нарочно пытался ее устроить, но некоторых вещей трехлетний киборг просто не знал или не понимал.

Да, правила хранения немного нарушены, однако конкретно эти ящики предназначены для какой-то аграрной планеты, а значит, начальнику перевалочной станции не должно быть дела, как арендатор склада хранит свое имущество. Через пару дней, когда ремонтная бригада подлатает забарахливший в дороге корабль, торговец заберет свой груз и улетит. Хотя, конечно, стоит взять этого типа на заметку и серьезных дел с ним не иметь, раз он ставит сиюминутную ерундовую выгоду превыше качества товара.

Стрелок похвалил Кая за бдительность, но велел оставить торговца и его груз в покое. Кая это абсолютно устроило (главное – доложить о непорядке, а хозяин пусть сам решает, как поступить!), и он наконец позволил Лизе себя увести, хотя торговец, уже отвернувшись, продолжал бубнить: «Он мне еще указывать будет! Тупой кибер! Ему что один градус разбежки, что двадцать – без разницы! Ничего с ними за день не случится. И за неделю тоже, проверено. Уже год эти штуки вожу, и все нормально!» Пусть ругается, так ему и надо. Когда людям хорошо, они не ругаются.

Дети отошли подальше, чтобы противный дядька не видел, и стали делиться на «торговцев» и «пиратов».

– Чур, я пират! – заявила Лиза и собственнически сгребла Кая за руку: куда ж лихой капитанше без своего верного первого помощника!



Энди тут же вызвался к ним юнгой, Алану, который притащил из дома пакет ирисок, досталась должность кока, и на этом вакансии на пиратском судне закончились – торговцы и так уже были обречены на поражение, но собирались дорого продать свои жизни.

* * *

Стрелок, как всегда, заработался и напрочь забыл про обед. Точного времени возвращения он Каю не задал, рассчитывая позвать его по комму – или что киборг проголодается и придет сам. Учитывая обстоятельства, второе было вероятнее, но после сокрушительного разгрома торговой флотилии Лиза с Энди заглянули домой и, не тревожа усталую мать, заснувшую рядом с приболевшим младшеньким, сами наделали себе и Каю бутербродов.

Остальные ребята тоже поели и один за другим вернулись к компании. Бегать на полный желудок уже не хотелось, и Женька, указав на обезлюдевший склад, предложил:

– А давайте теперь в прятки!

Идею дружно одобрили и всей гурьбой двинулись к складу, на ходу обговаривая правила.

Водить выпало Лизе.

– Раз! Два!.. – принялась громко считать девочка, зажмурившись и честно не подсматривая, а то неинтересно будет! – … Тринадцать! Четырнадцать!

Склад был идеальным местом для пряток, тут даже Каю не сразу удавалось обнаружить все объекты, а самого киборга обычно искали в конце игры всей компанией. Ребята быстро рассредоточились и затаились, так что когда Лиза открыла глаза, помещение снова казалось абсолютно пустым. А нет, вон там кто-то чихнул!

Лану Лиза нашла почти сразу. Ее всегда находили первой – пухленькая девятилетняя блондинка совершенно не умела затаиваться, принималась нервно ерзать и хихикать, когда к ней приближался водящий. Ничуть не расстроившись, Лана по аварийной лесенке взобралась на техническую площадку под потолком, села на краю (если бы бабушка это увидела, ее бы удар хватил!) и, болтая сунутыми между прутьями ограды ногами, стала наблюдать за ходом поисков. Пять минут спустя к ней присоединились двойняшки Вита и Макс. Сверху им было прекрасно видно, как Энди с хладнокровием киборга на цыпочках обошел вокруг штабеля ящиков, на одну грань впереди Лизы, и сестра так его и не заметила. Подсказывать было запрещено, однако Лиза по сдавленному смеху сверху догадалась – что-то тут нечисто, и резко сменила направление. Но все равно осталась в дураках.

Раздосадованная девочка пошла дальше и застукала Соню: та попыталась повторить маневр Энди, но модные розовые туфельки слишком громко цокали по полу. Женька был пойман в самом конце склада, а на обратном пути в «клетку» под потолком загремели Чон и Брюс. На свободе помимо брата остались еще Алан и Кай, самые крепкие орешки.

Лиза сменила тактику и тоже стала красться между грузами, то и дело затаиваясь и прислушиваясь. С Аланом это может сработать – когда ему становится скучно, он начинает переминаться на месте, зевать и колупать наклейки на ящиках.

Девочка так старательно выслушивала малейший шорох, что громкий треск чуть ее не оглушил. Вздрогнув, Лиза выпрямилась и громко окликнула:

– Кай?!

За Алана и Энди она не переживала, они уже «взрослые». Дважды старшая сестра, к киборгу Лиза относилась с той же рано проклюнувшейся ответственностью, что и к братьям. Даже большей, ведь у тех есть мама и папа, а у Кая – только хороший, но вечно занятый дядя Стрелок! Лиза гордилась его доверием и присматривала за киборгом не менее зорко, чем тот – за ней.

Вот и сейчас Кай прекрасно «видел» девочку сканером сквозь слишком узкие для простого взгляда щели, но не отзывался. Это же поведенческий сценарий «прятки», нельзя издавать никаких звуков, пока водящий достоверно не определит твое местонахождение! Однако странный треск киборга тоже заинтересовал, и он беззвучно двинулся на разведку.

– Женька-а! Что там бухнуло-о?

– Не зна-аю! – С площадки была видна большая часть склада, но все-таки не весь. – Это у входа-а, где-то возле тебя-а!

Лиза замолчала и снова насторожила уши. Треск не повторялся. Может, обычная усадка – шатко поставленный ящик кренился-кренился и наконец «переступил» с бока на бок? А может, ему кто-то помог?! Забираться на высоту, пока ты в игре, нечестно, но брат любил мухлевать, хотя огреб за это уже немало подзатыльников.



Девочка решительно направилась в ту сторону, петляя между контейнерами, чтобы осмотреть все годные для схрона щели и ниши, как вдруг прямо по центральному проходу пронесся Алан с выпученными глазами и беззвучно раззявленным ртом.

– Ага, попался!

Лиза выпрыгнула наперерез другу и даже успела мазнуть по нему кончиками пальцев, но Алан шарахнулся в сторону, и у него наконец прорезался голос – жалкое сиплое верещание.

– Эй, ты куда?! – Девочка растерянно посмотрела ему вслед, потом обернулась – и тоже увидела.

«Сельскохозяйственная биомасса» появилась на галактическом рынке совсем недавно, хотя сама идея была не нова, просто раньше для производства говядины без участия коровы требовался биореактор и прочее громоздкое, дорогостоящее и медленно окупающееся оборудование. Центавриане решили упростить процесс, а заодно достичь компромисса между требованиями «Живых» и староверов-гурманов. Мозгов, рогов, копыт и печальных влажных глаз, глядящих в душу своим плотоядным убийцам, у СБ не было в принципе – только несколько тонн сочной мышечной ткани, в маркетинговых целях обтянутых элегантной черно-белой шкурой. На шубу, правда, она не годилась, потому что состояла не из шерстинок, а из кожистых ворсинок, поглощающих питательные вещества и одновременно выделяющих продукты обмена. Как метко выразился один из фермеров, опробовавших новинку, «будто телку наизнанку вывернули».

Для удобства перевозки центавриане поставляли СБ в виде полуфабриката, недозрелой клеточной массы, которой на этом этапе не нужно ни питание, ни даже воздух. При температуре выше восемнадцати градусов она через несколько дней окукливалась, а спустя неделю вылуплялась – вернее, разъедала и поглощала стенки кокона вместе с биопластиком ящика.

Новорожденный «теленочек» весил всего две тонны и напоминал наполненный водой шарик, круглый и сплющенный под собственным весом. Двигался он перекатом, и причудливые белые пятна плавно уползали спереди назад, как континенты на вращающемся глобусе. К шкуре кое-где прилипли обломки ящика, тающие на глазах.

Нет, отважная пиратская капитанша не испугалась (ну разве что совсем чуть-чуть!), но от изумления в ней что-то перемкнуло, и Лиза оцепенела, словно киборг с заблокированными имплантатами.

 

Биомасса катилась зловеще и неумолимо, но все-таки медленнее испуганного мальчишки. Алан добежал до штабеля досок и, почти не сбавляя скорости, вскарабкался по его углу, только наверху опомнившись и изумленно уставившись на ободранные, утыканные занозами ладони.

Теперь «теленка» увидели и с площадки. Лана завизжала первой, крик тут же подхватили остальные дети, даже мальчишки.

Лиза, напротив, наконец отмерла и молча попятилась в проем между контейнерами.

Игра в прятки приобрела доселе неслыханную остроту.

Биомасса доползла до досок, приобняла угол штабеля и стала так целеустремленно в него вдвигаться, разъедая целлюлозу, что Женька предпочел, нешуточно рискнув, перепрыгнуть на однозначно несъедобный металлический контейнер.

Лизе, увы, деваться было некуда – она очутилась в тупике между двух длинных, высоких и гладких контейнеров. Возможно, ей и удалось бы отсидеться в самом углу, но девочка решила, что, пожалуй, сумеет прошмыгнуть мимо увлеченного штабелем «теленка», а там тоже припустит во всю прыть.

Высокоорганизованных органов чувств вроде глаз и ушей у биомассы не было, их заменяли рассеянные по всей «шкуре» рецепторы, улавливающие запах пищи и вызывающие положительный таксис в ее сторону.

Пока Лиза пряталась между контейнерами, запах был слишком слабым, чтобы на него реагировать. Но стоило девочке покинуть укрытие и сделать пару вороватых шагов вдоль прохода, как биомасса почуяла кое-что повкуснее сухих жестких досок. Отхлынув от штабеля, она так быстро и зловеще покатилась к Лизе, что девочке не хватило духу бежать наискосок к приближающемуся монстру, и она метнулась назад, к тупику.

Биомасса уткнулась в него, словно такса в крысиную нору, жадно шевелящимся клином «морды». Выпускать длинные гибкие щупальца, как амебоид, она была не способна, шкура слишком плотная, и биомасса начала втискиваться в проем целиком, сплющиваясь по вертикали.

Мальчишки опомнились первыми – Алан с Брюсом стали лихорадочно названивать отцам, а Женька в попытке отвлечь монстра от подруги запустил в него горстью хлама из кармана. Брелок, увесистая гайка и два коллекционных стеклянных шарика с моделями звездных систем сперва целиком утонули в туше, затем вынырнули ближе к заднему краю и скатились на пол, подпрыгивая по шкуре, как по плотной резине. Зато облепленная крошками ириска растеклась кремовой кляксой, как на раскаленной плите, и бесследно «испарилась», всосалась.

На фермах такой «скот» держали в глубоких бетонных ямах, помимо сена и комбикорма скидывая туда всевозможные пищевые отходы, в том числе белковые, которые биомодификант быстро и с минимальными потерями переводил в чистое мясо.

– Лиза-а-а! – горестно зарыдал топчущийся в дверном проеме Энди, разрываясь между желанием кинуться наутек или на выручку сестре.

Девочка уперлась спиной в стену и зажмурилась – не столько от страха, сколько от полной ирреальности происходящего, как во сне, когда только и остается спрятаться с головой под одеяло.

Пока Лиза таилась между контейнерами, в относительной безопасности, Кай тоже сидел тихо, с бесстрашным изумлением рассматривая «пасущегося теленка». Но сейчас ситуация однозначно вышла из-под контроля.

На площадке охнули от ужаса, однако киборг не зря так долго и внимательно наблюдал за биомассой. Крупные несъедобные предметы она обтекала, а мелкие пропускала сквозь тело – вдруг с другой стороны окажется хоть парочка вкусных молекул? Пока кед на резиновой подошве тонул в черно-белой шкуре, как в болоте, киборг выдернул из него ногу и сделал следующий скачок.

Вторая нога попала в более мягкое место и провалилась глубже, выше кромки кеда. Биомасса пошла круговыми волнами, резко увеличив скорость всасывания, но Кай всего лишь оттолкнулся посильнее, помимо кеда расставшись с пятисантиметровым кольцом кожи на лодыжке.

Спрыгнув на пол рядом с Лизой, киборг схватил ее за талию и зашвырнул на крышу контейнера, а затем присел и распрямившейся пружиной взвился вслед за девочкой.

Биомасса уткнулась в стену, поколыхалась и, движимая единственным доступным ей чувством всепоглощающего голода, дала задний ход. Доски все-таки лучше чем ничего.

Кай наскоро просканировал Лизу: серьезные повреждения отсутствуют, хоть девочка и попискивала от боли в ушибленных ладонях и коленках.



– Необходима экстренная медицинская помощь? – тем не менее поинтересовался киборг.

– Вот еще! – мужественно заявила Лиза сквозь зубы и выпрямилась. – Ерунда, само заживет!

Сердце девочки продолжало отчаянно колотиться, но отважная пиратская капитанша перевесилась через борт крейсера и мстительно плюнула в одураченного врага. Кай сосредоточенно повторил за подругой это действие, его смысла так и не понял, зато с удовольствием зарегистрировал положительную реакцию дружественных объектов: со смотровой площадки радостно заорали и заулюлюкали.

На склад тем временем уже вбегали рабочие, возглавляемые перепуганными родителями детей.

– Ба, я тут! – сдуру закричала и замахала руками Лана.

Бабушка задрала голову, заметила внучку, кинулась к лестнице и, к священному ужасу всех собравшихся на площадке ребят, так проворно полезла вверх, что непослушная внучка всерьез задумалась, что хуже – ненасытная биомасса или бабушкин ремень. Лиза и то порадовалась, что они с Каем сидят отдельно.

Убедившись, что все дети целы и в безопасности, рабочие строго-настрого приказали им оставаться на местах и занялись биомассой: выгнали со склада посторонних людей, закрыли двери и, вооружившись баллонами с жидким азотом, приступили к загонной охоте.

– Знаешь, я, пожалуй, переназову того малька, – уже совсем бодрым голосом объявила Лиза, наблюдая за крайне увлекательным, хоть, пожалуй, и не предназначенным для впечатлительных детских глаз зрелищем. – И пельмени я, кажется, насовсем разлюбила… Кай, ты куда?!

Ловко перепрыгивая с контейнера на контейнер, киборг зашел биомассе в тыл, соскочил на пол, что-то быстро с него подобрал и тем же путем вернулся, триумфально сжимая в руках абсолютно целые, но сплошь покрытые коричневой вонючей слизью кеды.

– Фу, гадость какая! – сморщила нос девочка. – Ой, ты что, не смей их надевать, дядя Стрелок будет ругаться! Лучше пошли к моему дому, я их быстренько постираю и вынесу.

– Данная операция признана целесообразной, – охотно согласился Кай: сердить хозяина не хотелось.


* * *

Стоило Стрелку спохватиться, что уж ужин близится, а киборга все нет, как пришел вызов по внутренней сети. Но это оказался не Кай, а диспетчер станции, и при первых же его словах аппетит у Стрелка снова пропал.

– Шеф, у нас небольшой аврал! – Великая котлетная битва оставила на Зури изгладимый, но пока что весьма красочный след в виде огромного синяка вокруг левого глаза, придавшего донесению дополнительный трагизм.

– Что случилось?!

– Да тут один экономный арендатор… – Диспетчер сдавленно выругался, намекая, что в данном случае это не достоинство, и кратко описал ситуацию. – Но, к счастью, рядом оказался Кай…

– К счастью?! – переспросил Стрелок, не веря своим ушам.

– Да, эта скотина чуть не схарчила Хрущакову дочку!

Стрелок с ужасом вспомнил, что Кай с раннего утра ничего не ел – причем по вине нерадивого опекуна! – и лишь по ходу дальнейшего доклада сообразил, что «скотина» в кои-то веки относится не к киборгу.

– …заманили в угол и залили жидким азотом, так что теперь у нас есть две тонны псевдоговядины глубокой заморозки. Сейчас надо придумать, как ее с пола отскребать, – резаками по металлу распилить, что ли? Если ждать, пока она сама оттает, при разделке грязищи будет… А этот жлоб еще и ругается, прикинь! Мол, надо было заманивать в рефрижератор, она бы там тихо-мирно уснула и дала запихать себя обратно в ящик. Да какой, к чертям, рефрижератор – чтобы при нулевой температуре эта туша остыла до впадения в анабиоз, ей часа три надо, за это время она б еще там нам все разворотила и загадила!

– А по документам что?

Черт, ведь Кай предупреждал его об этом грузе еще утром! Ну что стоило уделить ему не только внимание, но и мозги, выяснив, что́ именно находится в ящиках и чем им грозит перегрев?!

– А по документам у него полный порядок, – с сожалением сообщил Зури. – Мол, допускается кратковременное хранение биомассы при повышенной температуре, суммарным сроком не больше восьми дней. И поди докажи, что условия транспортировки не соответствовали заявленным, хотя именно из-за сломанного термостата корабль на верфь и загнали! Дескать, подлые центавриане всучили честному посреднику уже перегретый товар, а термостат только позавчера сломался, так что он сам потерпевший.

С этой книгой читают:
Юбилей «200»
Кир Булычев
$0,09
Столпотворение
Кир Булычев
$0,09
Значительные города
Кир Булычев
$0,09
Дискуссия о звездах
Кир Булычев
$0,09
Апология
Кир Булычев
$0,09
Первый день раскопок
Кир Булычев
$0,09
Развернуть
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»