Электронная книга

На обломках рая. Городская робинзонада

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Олег Васильевич Северюхин, 2018

ISBN 978-5-4474-1455-9

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Северюхин Олег Васильевич

Даже оставшись один, человек должен бороться за свою жизнь. Кто-то из древних.

Эта руко́пись на русском языке была обнаружена в окрестностях го́рода Лиона, в маленькой деревушке с непримечательным названием. Откуда появились эти записи, кто их написал, никто не знает.

Как могло такое произойти в наше время, чтобы никто не видел того, что описано, остаётся загадкой.

Может быть, этот человек был одинок и свои фантазии он передал бумаге, представляя то, что может случиться в реальности. Но дело в том, что в этой деревушке русских не было даже в 1813 году́, когда они приходили во Францию свести счёты с Наполеоном.

Возможно, что человек может остаться один на необитаемом острове, в необитаемом городе и необитаемом мире. Иногда он бывает совершенно один в переполненном чужими людьми городе и живёт параллельной жизнью, равнодушно взирая на проходящие мимо события как на неинтересное кино. Но когда-то приходит момент встречи с другими людьми, и жизнь человека становится непредсказуемой.

Как бы то ни было, но я беру на себя смелость опубликовать эти записки. Мои небольшие редакто́рские правки не исказили сути написанного. Может, кто-то из читающих сможет узнать личность автора и поможет нам восстановить те события, которые происходили в записках.

Лион. Январь 2075 года


«Я, Се́верцев Андрей Васильевич, российского происхождения и православного вероисповедания, находясь в здравом уме и памяти, решил записать то, что произошло с нового летоисчисления, чтобы ничего не забыть и не считать себя окончательно сошедшим с ума, а к концу этих записок не забыть, кто я есть такой и чего здесь делаю.

Тёмными вечерами мы собираемся у большого костра, и все мои родственники просят рассказать какую-нибудь таинственную историю, искренне восхищаясь моим придумкам и совершенно не представляя того, что в моих рассказах совершенно нет выдумок, а тёмные развалины исчезающих городов являются подтверждением моих слов.

Как я дошёл до такой жизни и почему веду полупервобытный образ жизни? Это очень длинная история и, если вы располагаете временем, то садитесь удобнее и слушайте меня, а если вы ещё и умеете читать, то можете прочитать то, о чём я говорю.

Собственно говоря, моё сегодняшнее имя Адам, и я являюсь родоначальником немногочисленного народонаселения, живущего на нашей бренной Земле.

Новое летоисчисление начато с 2017 года от Рождества Христова, но кто сейчас помнит его, кроме меня? Никто и я стараюсь не забивать головы своих сородичей дополнительной информацией, потому что они должны выживать и размножаться, чтобы когда-нибудь, лет через двести, триста, четыреста, открыть для себя науки и начинать возрождать нашу цивилизацию, которую мы по каким-то причинам потеряли. Так что, сейчас 58-й год от Воссоздания мира.

Итак, все началось в мае 2017 года.

Мир катился в пропасть.

Россия торопилась продать все принадлежащие ей углеводороды, выкачивая их из земли и перекачивая заработанные деньги в банки Запада, обеспечивая им безбедную жизнь на российские проценты. В стране завинчивались гайки и надвигалась серая мгла православного тоталитаризма.

Запад во главе с Америкой бросил все свои и российские средства на установление демократии во всем мире, считая и Россию недемократической страной и объектом демократических преобразований.

Исламский Восток противостоял западной демократизации и чем сильнее были потуги демократов, тем сильнее был исламский экстремизм, взрывавший самолёты, поезда, вокзалы и торговые центры.

Тихоокеанские тигры противостояли возрождающейся Срединной империи, опирающейся на африканские форпосты. И никто не мог сделать неосторожного шага, так как монстры многополярного мира имели оружие, способное десятки раз уничтожить то, что создавалось тысячелетиями.

Всё должно было начаться с Великой революции 2017 года в России. Она могла привести к распаду многоязычной федерации или, наоборот, к её укреплению.

Федеративные карлики, по размеру превышающие по нескольку европейских стран каждый, в одно мгновение стали бы обладателями ядерного оружия, увеличив на сотню членов клуб владельцев атомных бомб.

И вот тут начнётся самое главное. Срединная империя, это старинное название Китая, не откажется от лакомых кусочков, которые стали неподотчётными московскому центру и входящими в сферу притязаний детей председателя Мао, чьи аппетиты простирались до Уральских гор.

Естественно, подвергшиеся экспансии бывшие части великой империи закричат: «Наших бьют!» и этот клич по привычке подхватят и другие самостийные части бывшей России. И вот тогда начнётся то, о чем написано в индийских священных и красочно оформленных книгах.

Для мира во всем мире было бы выгоднее иметь единую и неделимую Россию, но Запад теряет осторожность, когда дело идёт о нанесении максимального ущерба Россию. И зря.

Но кто-то вмешался в этот разрушительный процесс, одним махом решив все проблемы грешной Земли.

Как все происходило, не знаю. Все было как во сне. Я остался один. Совсем один. Я стал записывать всё, чтобы иметь собеседника в лице себя и иметь документ о том, что всё, что происходит, имело быть на самом деле. И я верил, что кроме меня на Земле ещё есть люди.

Сегодня, 7 мая 2017 года, я проснулся один в своей квартире. Часы показывали семь часов утра. О каком-то совпадении времени и даты не думал. По-моему, это случайность. Жена куда-то ушла. Дочь в командировке.

Сделал физзарядку. Умылся, пошёл на кухню, включил газ и поставил чайник на плиту. Включил радио. Тишина. Странно. Прошёл в комнату и включил телевизор. Ни один канал не работает. На кухне засвистел чайник. Пошёл, заварил чай. Сел пить чай с вареньем. Намазал на хлеб масло, откусил и вдруг почувствовал абсолютную тишину в квартире.

Заглянул в холодильник. Лампочка в холодильнике не горит. Включил свет в кухне. Света нет. Зашёл в комнату. Телевизор выключен.

Что такое случилось? Буквально только что я умывался в ванной комнате, и электрическая лампочка светила достаточно ярко. Авария на электросетях или забастовка какая-нибудь?

Выглянул на улицу. Под окном стоя́т легковые автомашины. Людей не видно. Прошёл в комнату, окна которой выходят на главную улицу. Людей и транспорта не видно. Несмотря на то, что шёл восьмой час, людей на улице не было.

Вышел на улицу. Тишина. И никого. На улице Заозёрной стоя́т легковые автомашины. Людей нет. Недалеко от трамвайной остановки стои́т красный трамвай. Ни водителя, ни кондуктора, ни пассажиров. Но ощущение такое, что люди только что были здесь. В одном месте нашёл окурок сигареты, потухший, но ещё хранивший тепло. При тёплой погоде это означает, что прошло не менее тридцати минут с того времени, как этот окурок бросили. Двигатели автомобилей тёплые, ключи зажигания в замках. Машины в разных частях проезжей части. Из этого следует, что пустота на улицах образовалась не более получаса назад, примерно в одно и то же время с моим пробуждением.

Мне кажется, что я сплю. Если я сейчас во сне пойду домой, лягу в постель, то проснусь по звонку будильника, и всё будет так, как было и за тысячи лет до меня.

Вернувшись домой, лёг в постель и примерно минут через десять заснул. Спал спокойно, хотя отсутствие моего любимого персидского кота несколько меня насторожило. Ерунда, он любит спать в укромном месте. Вчера не было никаких праздников, и я не мог чем-то расстроить жену, чтобы с утра она куда-то ушла.

Кстати о трамвае, чтобы не забыть. Мэр наш сначала начал ликвидировать трамвайное движение как проявление архаизма, а потом вдруг узнал, что вся заграница тащится по трамваю как по самому экономичному и экологичному виду транспорта. Решил он тогда весь запад переплюнуть и по его приказу создали ещё более экономичный и экологичнее самого экологичного механический трамвай. В салоне двадцать педалей. Их крутят двадцать мужиков по команде кондуктора. Две остановки трамвай проехал, а потом мужики плюнули на это и сказали, что они пешком быстрее доберутся туда, куда им надо. Вот и сегодняшние трамваи стояли так же, как тот трамвай тогда.

Проснулся я оттого, что проснулся. Везде стояла тишина. Жены не было. Солнечные лучи заливали квартиру.

– Здорово я поспал, – сказал я себе и побежал снова умываться.

Воды не было. Умывшись из чайника, я оделся и стал звонить на работу. В трубке шипело, но гудков не было.

На улице обстановка оставалась такой же, какой она была два часа назад. Единственное обстоятельство, двигатели автомобилей были уже холодными.

Дойдя до соседней автобусной остановки, я не увидел ни одной живой души. Киоски у Первомайского рынка были пусты. Окошечки в киосках открыты. Подходи и «покупай» товар. Ни одного продавца и ни одного покупателя.

Происходило что-то невообразимое. Вокруг меня не было ни одного человека.

Выбрав автомашину попроще, кажется, «жигули» четвертой модели, не велик я специалист в автомашинах, завёл её и поехал на работу.

Проезжая по улице Заозёрной, объезжал пустые машины на дороге, количество которых свидетельствовало о том, что они остановились в утренний час пик.

На проспекте Мира ситуация такая же. Водитель я, не ахти какой, поэтому на дорогу к месту службы ушло минут сорок. Вождение облегчало то, что не было ни пешеходов, ни движущихся рядом встречных или попутных автомобилей.

В центре города тишина. В высотном здании никого: ни охраны, ни людей на первом, втором и третьем этажах. Дальше я не пошёл, а лифт не работал.

 

В соседнем здании Законодательного Собрания области ни души. В здании Администрации области – то же. В находящихся рядом зданиях ФСБ и МВД ни охраны, ни сотрудников.

Пошёл по улице Ленина. Пустая театральная площадь. Пусто у здания медицинской академии. Пусто в торговых рядах. Металлические Степаныч, памятник слесарю-сантехнику, вылезшему из канализационного люка на тротуаре, и Люба как памятник жене царского генерал-губернатора, любившая гулять по улице, названной в честь неё Любинским проспектом, холодно взирали на меня со своих мест с обеих сторон улицы Ленина.

Прошёл по мосту через реку Сомь. Прогулочные теплоходы стоя́т у причала. Прошёл к музыкальному театру на театральную площадь. Никого. Магазины круглосуточные стоят открытые. Никого.

Взял первую попавшуюся брошенную автомашину и на ней доехал до железнодорожного вокзала. Никого. Тишина. У платформы стои́т фирменный поезд Новосибирск-Омск, прибывающий рано утром. Люди в нём были, постельное бельё разбросано, оставлен мусор, но людей, в том числе и проводников, нет.

На вокзале никого. Телефоны-автоматы не работают. Вернулся к автомашине и поехал по проспекту Карла Маркса, внимательно смотря по сторонам. Нигде нет признаков присутствия ни одного человека.

Поехал в знакомую мне воинскую часть. Никого. Ни охраны, ни военнослужащих.

Стал внимательно всматриваться в положение автомашин. Некоторые автомашины я специально разворачивал поперёк дороги, что потом определить, мешала ли она кому-то проезжать.

Где-то я читал, что можно попасть в промежуток времени раньше или позже существующего дискретного времени. То есть, люди все идут на пятнадцать минут раньше или позже меня. Мне кажется, что это чепуха чистейшей воды. Что значит быть на пятнадцать минут впереди всех? Это значит родиться на пятнадцать минут раньше зарождения жизни на Земле? Не смешите меня, господа фантасты. Как бы то ни было, но я бы постоянно натыкался на следы деятельности человека, с разницей в пятнадцать минут. Эту временную разницу я смогу определить. Смогу и установить контакт с теми, кто впереди или позади меня.

Был ещё фильм 1995 года «Лангольеры» по повести Стивена Кинга о существах, съедающих время, где люди исчезали, проходя через какой-то барьер, оставляя всё, что у них и в них есть металлическое. Но тогда все улицы, тротуары, машины были бы завалены цепями, перстнями, кольцами, коронками, очками и прочим металлом. Ничего подобного не было.

Ладно, не будем горячиться. Может быть, господа фантасты в чём-то и правы. Если есть какой-то вариант, то его так просто отметать нельзя.

Французский писатель-фантаст Жюль Верн написал роман о нескольких людях, очутившихся на необитаемом острове. У них не было ничего. Они пытались выжить и выжили.

Я же, получается, оказался в необитаемом городе, где для выживания у меня есть всё, не в пример героям Жюля Верна. Да-с. Но пустой город кажется более зловещим, нежели необитаемые леса. Хотя судить трудно.

Для начала надо действовать спокойно. Первое. Произвести осмотр города, чтобы убедиться в том, что в нем действительно нет ни одного человека, кроме меня. Второе. Попытаться установить контакт с людьми из параллельного, вспомнил все-таки, времени. Третье. Обеспечить безопасность жизни. Если я не один, то оставшийся ещё один человек с неустойчивой психикой может почувствовать во мне врага, как-никак homo sapiens, что значит человек мыслящий, но все мыслят по-разному.

Как дать знать о себе? Надо написать плакат, поставить его на видном месте и наблюдать за возможными изменениями с ним. Возникает второй вопрос, а на чем и чем писать плакат. Правильно, надо купить ватман, фломастеры и плакат готов. У кого купить? Кто мне продаст, если все магазины закрыты, а продавцов нет?

Вам когда-нибудь приходилось взламывать магазины? Уверяю, что нет. Вы могли раскурочить двери своей квартиры, забыв случайно дома ключ. Но это своя квартира, а не принадлежащая кому-то собственность.

Представляем, я взламываю дверь в магазин, и вдруг появляются все люди, которые были где-то в параллельном мире. Всё. Я преступник и со мной должны поступить по закону о покушении на собственность других людей. Я и так уже полдня пользуюсь чужой машиной. Любой шаг является нарушением закона. Кстати, пора уже подумать и о том, чтобы где-то пообедать.

Для меня всегда неприятно что-то взламывать. Но что-то делать надо. Нашёл магазин канцелярских товаров с большой стеклянной дверью. Лампочка сигнализации над входом не горит. Значит, электроэнергии нигде нет.

Нашёл на заднем дворе обломок кирпича. Бросил в дверь. Стои́т. Ещё раз бросил. Стои́т. Бросил со всей силы – пошла трещина. Ещё удар – дверь развалилась. Зашёл в магазин. Пустое помещение выглядит как-то неприветливо, как существо, к которому в берлогу забрались непрошеные гости. Надо привыкать и избавляться от этого чувства, так как мне придётся организовывать своё снабжение из магазинов, которые закрыты с расчётом на предотвращение взлома.

Плакат я подготовил и поставил около сломанных дверей. Постараюсь ежедневно проверять его. Хотя никакой надежды на то, что кто-то откликнется.

По пути заехал в Ленинский районный отдел милиции, сейчас их называют управлениями внутренних дел административных округов. Структурные перестройки в направлении сокращения штатов привели к обратному результату. Хотели как лучше, а получилось как всегда.

С большим трудом нашёл в дежурном помещении ключ от сейфа с оружием. Как бы то ни было, но даже герою книги Даниэля Дефо «Жизнь, необыкновенные и удивительные приключения Робинзона Крузо, моряка из Йорка, прожившего 28 лет в полном одиночестве на необитаемом острове у берегов Америки близ устьев реки Ориноко, куда он был выброшен кораблекрушением, во время которого весь экипаж корабля кроме него погиб, с изложением его неожиданного освобождения пиратами; написанные им самим» на необитаемом острове было нужно оружие, а здесь город, в котором до утра сегодняшнего дня проживали один миллион двести тысяч человек.

Из всего оружия выбрал я себе пистолет Макарова (других не было) с мягким спуском и цифрой «ноль» на прицельной планке, чтобы в центр бил, автомат, и взял стоявшую в углу винтовку. В России человек с ружьём всегда был хозяином положения. В армии я служил, с оружием обращаться умею и стреляю неплохо. Так что с этой стороны я защищён. Оружие и боеприпасы я загрузил в «жигулёнок». Немного подумал и взял сигнальный пистолет с осветительными патронами, несколько гранат и баллончиков с нервно-паралитическим газом «черёмуха», находящимся на вооружении российской полимилиции. «Демократизатор», то есть резиновую дубинку брать не стал. Не в милицию пришёл работать.

Ко всему привыкает человек – привык и главный герой повести И. С. Тургенева «Му-му» Герасим к городской жизни. Так и я начал осваиваться в пустом городе. Какого-то особого чувства тоски о своих близких я не испытывал, потому что был уверен, что не сегодня, так завтра всё встанет на свои места. Мне только будет нужно избавиться от всех следов моего хозяйничанья в городе.

Следы убрать не трудно. Нужно затеряться в массе, сказать, что меня здесь не было, знать ничего не знаю и моя хата с краю.

А кто тебя, уважаемый, спрашивать об этом будет? Ты думай о том, что ты один и даже не знаешь, где твоя семья, увидишь ли ты её когда-нибудь. Сможешь ли ты разгадать загадку исчезновения всех жителей города?

Перед тобой миллионный город. Ты хочешь кушать, но все закрыто. Чем не дикие джунгли, где человеку приходится применять силу и ловкость, чтобы прокормить себя. Разве здесь по-другому? Ты можешь найти пищу в любом доме, в любом магазине. Но их надо открывать. В джунглях ты бы съел банан, который выращен для всех. А здесь это чьё-то имущество. Не знаю, может быть, когда-то нужда заставит меня заходить в квартиры в поисках пищи, но делать это добровольно я не буду.

И чего я таскаюсь на хилом «жигулёнке», неужели на улице мало крутых машин? Я подъехал к первому попавшему «ландкрузеру» (если хотите, то пусть это будет «лэндкрузер»), дверь закрыта и ключа нет в замке зажигания. Можно, конечно, открыть ударом приклада автомата в стекло, но мне это нужно? Нет, не нужно. Найдём другое авто прямо на дороге, там, где застало то, что застало.

Проблем с новой машиной не было, и я уже мчался по проспекту Маркса, легко объезжая отдельные машины и группы машин.

Куда я еду? Пока вперёд. Остановился у табачного киоска. Взял блок дорогих сигарет, зажигалку. Закурил. Первая же затяжка вызвала головокружение и неприятный вкус во рту. Все-таки три месяца не курил, и особенно не тянуло. Для чего тебе это? Брось, парень, сигарету, брось! Сейчас ты, как миллиардер, должен заботиться о своём здоровье. Тебе принадлежит весь мир, он нужен здоровому человеку, а больному человеку не надо ничего. Если что-то случится, то всё это с собой не потащишь, и даже людей нет, кто бы все это за тобой нёс.

Где у нас стеклянные двери? Так, в Торговом центре, вот он рядом сверкает полированными окнами. Подъехал, заглянул в «бардачок» машины, смотрю, лежит мобильный телефон. Включил. Темные палочки на дисплее, выросшие как антенны, показали, что передающие станции ещё работают. То ли аккумуляторы подключены, то ли аварийные генераторы включились. Начал набирать знакомые номера. Никто не отвечает. Заглянул в меню хозяина телефона, начал набирать номера подряд, в том числе междугородние и международные. Никто не отвечает. В меню было около сотни телефонных номеров, и я набирал их до тех пор, пока «антенны» совсем не исчезли, показывая разряд батарей. Интересное дело, где подзаряжать батареи, и вообще, зачем мобильный телефон, когда иссякнут дежурные аккумуляторы, поддерживающие работоспособность передающих станций на случай аварии?

Внезапно вспомнилось где-то слышанное: «И когда на Земле догорит последняя спичка, мохнатый вой взнесётся к Небу, и по Земле будут ходить кони и свободные люди». Как бы самому конём не стать.

Думать, надо думать, морщить репу надо. Надо было учить физику и электротехнику, когда была возможность, сейчас восстанавливай знания.

Первое. Нужны источники электроэнергии. Правильно – аккумуляторы. Но аккумуляторы нужно заряжать. Правильно – автомобильные генераторы. А теперь думай, как соединить генераторы и зарядные устройства, как совместить силу тока и напряжения, чтобы аккумуляторы зарядились и работали, а не приходили в негодность в течение нескольких часов.

Второе – средства передвижения. В машине должно быть всё, чтобы обеспечить автономное существование, переправу через водные преграды и передвижение по бездорожью. Например, велосипед складной. Где-то я видел такой в спортивном отделе.

Третье – нужны источники света. Фонари электрические. Должно хватить элементов питания, которых полно в любом магазине.

Четвёртое – нужны источники огня для приготовления пищи, и для других целей. Война войной, а обед по распорядку. Надо искать портативные газовые плиты, иметь и стационарную газовую плиту. Как подключишь, так и жить будешь. Газовый баллон взрывается не хуже авиабомбы.

Пятое – нужен набор лекарств и медикаментов для оказания первой медицинской помощи: при отравлениях, травмах, болезнях простудного и нервного характера.

Шестое – запас продуктов консервированных и сухих.

Седьмое – нужно продумать экипировку. Ходить в костюме и при галстуке нецелесообразно. Нужна многофункциональная одежда. Наилучший тип одежды – военная. Такая одежда продаётся в специализированном магазинчике на улице Герцена. Магазин как сейф с металлическими дверями. Надо продумать, как открыть эту дверь. Вероятно, придётся искать взрывчатку или автоген.

Восьмое – продумать систему заправки автомашины соответствующим бензином. Сделать запас бензина на случай необходимости передвижения на большое расстояние. Бензин не стоит в канистрах на автозаправках. Он в ёмкостях, из которых подаётся в заправочные шланги электронасосами. Как достать бензин из ёмкости, чтобы не причинить вреда своему здоровью? Как разобраться, в какой бочке какой сорт бензина? Вопросов возникает всё больше и больше.

Девятое – определить место своей дислокации. Можно, конечно, у себя дома. Можно, но в доме нет воды, следовательно, буду загаживать свою квартиру. Место дислокации должно обеспечиваться водой и располагаться где-то у реки. Посмотрим, может быть можно приспособить какие-нибудь строительные модули для жилища. И посмотреть, где есть биотуалеты. Одновременно надо продумать вопрос отопления жилища – зимы у нас стоят не сильно тёплые, и за минус сорок градусов Цельсия зашкаливает. Печки надо устанавливать летом, готовить дрова и горючие вещества, тёплую одежду и решать вопрос обеспечения какими-то продуктами. Вы скажете, что в магазинах полно. Да, пока полно. После зимы и хранения в неприспособленных условиях большая часть продуктов испортится и будет источником опасности для жизни человека.

 

Десятое – обеспечение собственной безопасности. На случай возможного появления агрессивных людей и хищных зверей, что, в принципе, одно и то же.

А есть ли звери? Я пока не видел ни одной собаки и кошки. Если нет зверей, то придётся переходить на растительную пищу. Надо все-таки проверить окрестности города, выехать в ближние районы, проверить, есть ли животные там. Я не могу представить стада животных, запертые в загоны и помещения, голодных и истощённых. Всюду падеж скота, запах гниения и отравление местности и всех строений. Мёртвая земля от мёртвой жизни. Необходимо проверить в реке, есть ли рыба.

Ужас какой-то! Сплю я или не сплю? Такого не может быть даже теоретически. А, может, я в горячке лежу на постели в больничной палате, и всё это мне кажется. Нет. Вот моя рука. Она чистая. На руке часы. Они показывают время девятнадцать часов и тридцать минут. Прошло двенадцать часов с того времени, как я вышел из дома. Вот на улице стоит машина, на которой я приехал. Мой костюм, мой галстук. Кому всё это нужно? Что это такое? Где я? Стоп! Спокойно. Это и есть первые признаки помешательства. Все люди шизофреники, у одних это проявляется сильнее, у других слабее. У меня проявлений шизофрении не было никогда. А, может, и были, просто их никто не замечал.

Если человек один, то его может спасти только спокойное, педантичное выполнение составленного им распорядка дня. До обеда занимаемся делами Азии, после обеда Америкой. Шутка. Но вопросы связи надо продумать. Где-то есть большие радиостанции, обеспечивающие связь органов исполнительной власти по всей стране, а, возможно, и по всему миру. Надо научиться на них работать, принципы действия у всех радиостанций почти одинаковы, поставить магнитофоны с акустоматами, это такие приспособления, включающие магнитофон по звуку, чтобы не пропустить возможный ответный сигнал.

Да, проблем выше крыши. Когда мы живём в городе, где всё функционирует, где сотни тысяч людей работают в системе жизнеобеспечения, то мы совершенно не задумываемся над тем, а что случится, если эта система выйдет из строя? У меня одного столько проблем. А для миллиона людей и проблем в миллион раз больше. Так что мои проблемы не особенно и большие.

Так и есть. Просидел, пофилософствовал. Солнце за горизонт уходит, скоро темно станет. Топай, друг ситный, в отдел «Марта», бери фонари помощнее, бери батарейки, посмотри в хозяйственном отделе све́чи и подсве́чники, возьми плейер, не забудь приёмник для контроля за эфиром, а затем в продовольственный отдел, возьми, что-нибудь покушать. И не жадничай. Отбросы – это антисанитария и разносчики всех болезней. Держись подальше от спиртного. Сначала с горя, потом на радостях, а потом алкоголик, пьющий в одиночку и смерть от переохлаждения под кустом или голову всмятку во время пьяной аварии.


8 мая.

Утром я проснулся в шикарной двуспальной кровати мебельного отдела Торгового Центра, укрытый шерстяным одеялом фирмы «Аауэр». Меня разбудило шипение в наушниках от плейера-радиоприёмника «Манасоник». После музыки я пытался настроиться на какую-нибудь радиоволну и уснул. Ни одной радиостанции я так и не нашёл.

Умываться или не умываться с утра? Умылся на выходе из магазина минеральной водой. Надо будет поискать электробритву, работающую от аккумулятора.

Позавтракал остатками ужина и поехал на повторный осмотр города. Оставленный у магазина канцелярских товаров плакат не претерпел совершенно никаких изменений, сразу отбросив все гипотезы о каком-то параллельном времени и параллельном мире.

Заправлял автомашину при помощи ведра и верёвки, черпая бензин из ёмкости около заправочной станции.

Много времени занимают бытовые вопросы. Настроение отвратительное. Расхолаживает то, что все есть, нужно только подняться и взять, но нет настроения.

Запад сегодня должен был праздновать День победы. Мужики хитрые. Решили тихим сапом мая восьмого дня под вечер подписать акт о капитуляции, не дожидаясь представителя советского командования, которое положило миллионы людей в лобовых атаках на пулемёты и пушки, чтобы первым войти в Берлин. А тут приехал сталинский стратег Жуков и потребовал повторить подписание акта капитуляции под кинокамеры и под юпитеры. Имел на то законное право. И когда подписали всё, то оказалась, что наступило девятое число месяца мая, а Запад решил праздновать тот день, когда они подписали капитуляцию. Так вот, кого нужно упрекать в честности-нечестности? У всех рыло в пуху. Где вы сейчас, победители фашизма и побеждённые фашисты? Нет вас никого. И зачем нужны были потуги, ненужные жертвы и зверство в отношении евреев и жителей оккупированных стран?


9 мая.

Праздник. Бесцельная езда по городу. Хотя бесцельного ничего не бывает, любое действие имеет свою цель. Посмотрел на свой лозунг. Искал следы появления каких-нибудь людей. Все пусто и тишина, и тишина какая-то зловещая. Не люблю тишины. Всегда должны быть какие-то звуки, чтобы по ним ориентироваться в пространстве.

Вечером накрыл праздничный стол. Для России это единственный праздник. День Победы. Праздную его по старинке. Кто его знает, что будет на будущий год. Кто ещё, кроме меня, будет помнить, что был такой праздник, что была Великая Победа и что не на жизнь, а на смерть сошлись русские большевики и немецкие социалисты, мечтавшие о мировом господстве для себя. А если быть ещё точнее, то в схватку вступили идеи немца польского происхождения Фридриха Ницше и немецкого еврея Карла Маркса.

Один говорил, что миром могут управлять только сверхлюди, яркими представителями которых являются немцы, а другой говорил, что пролетариату нечего терять, кроме своих цепей, но приобретёт он весь мир.

Идеологию Ницше взял на вооружение немецкий национал-социализм во главе с Гитлером и его национал-социалистической рабочей партий, а идеологию Маркса – интернационал-коммунизм во главе с Лениным и Сталиным и их коммунистической партией.

В чем между ними разница? А почти никакой разницы нет. Каждая партия стремилась к мировому господству, добившись господства в своей стране.

Гитлеру это удалось почти без жертв. Так, подрались коммунистические и нацистские штурмовики, пришибли нацистского активиста, штурмфюрера СА, поэта и автора текста «Песни Хорста Весселя». Хорст Вессель отказался от первой помощи, так как врач был евреем, умер от заражения крови, и сложили песню о храбром штурмовике, пожертвовавшем жизнь за фюрера и партию.

В России было сложнее. Там сначала два с лишним года полыхала гражданская война. Народу положили немеряно, никто точно миллионов не считал. Потом стали империю собирать вместе, не считаясь с жертвами. Потом крестьянские и армейские восстания, которые залили кровью и задушили ядовитыми газами. Потом массовые репрессии с расстрелами и уничтожением людей в концлагерях. Тоже никто миллионов точно не считал, миллион туда, миллион сюда. Загубили страну, никто рот не открывает. Своих инженеров нет, науки нет. Стали приглашать из-за границы и копировать всё заграничное, да немцам помогать восстановить армию, чтобы вместе добиться мирового господства. А немцы возьми да напади на новую империю – СССР.

Вот и схватились за голову коммунисты-интернационалисты. Командиров нет. Постреляны в большинстве своём. Армия воевать за коммунистов не хочет. Сдавались прямо дивизиями, и дошли немцы до Москвы, да только зверствовать с русским народом стали. И поднялся народ на защиту, отстояли Москву и погнали немцев обратно к себе, на Запад.

Коммунисты всё к празднику какому-нибудь победу хотели заполучить и люд русский не жалели, гнали на пулемёты да по болотам гиблым. И четыре года свою страну от немцев освобождали, что отдали всего за три месяца.

Сколько погибло в той войне, опять никто точно не считал, миллион туда, миллион сюда, всего насчитали где-то тридцать миллионов. А сколько комиссары с трибуналами постреляли русского солдата? До сих пор данных нет. Вместе с немцами уничтожили генофонд русской нации.

Вот тебе и победа. Вот тебе и коммунизм – солдат сам по себе и командиры с генералами сами по себе. Правду сказать нельзя, народ вызверится да на вилы начальников начнёт поднимать.

Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»