3 книги в месяц от 225 

Слуга государевТекст

2
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Слуга Государев
Слуга Государев
Слуга Государев
Аудиокнига
Читает Денис Веровой
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Слуга Государев | Рясков Олег Станиславович
Слуга Государев. Жизнь за царя
Слуга Государев. Жизнь за царя
Бумажная версия
203 
Подробнее
Слуга Государев | Рясков Олег Станиславович
Слуга Государев | Рясков Олег Станиславович
Бумажная версия
282 
Подробнее
Слуга государев | Рясков Олег Станиславович
Слуга государев | Рясков Олег Станиславович
Бумажная версия
391 
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава четвертая


Ранее утро в Версале, окруженном застывшим пейзажем регулярного парка, выдалось тихим и ясным. Холодный пробирающий воздух, деревья, не смевшие шелохнуться, и начинающее синеть небо наполняли первые часы зарождающегося дня чистотой и умиротворением. Прозрачное утро отличалось от бурной версальской ночи, как роскошная кокотка от прекрасной, но застенчивой камеристки. Погасли канделябры, факелы, жирандоли, и только солнце, тронув макушки парковых деревьев оранжевым светом, подчеркивало силуэт здания. Природа оберегала сон короля Людовика, отправившегося в свои покои из-за карточного стола лишь в пять утра. Гости, пришедшие накануне выглядели заспанными и слегка помятыми, как это обычно бывает после шумной вечеринки.

Шарль направлялся к своей карете, когда детский голос окликнул его по имени:

– Шевалье де Брезе! Вам письмо!

Он обернулся и увидел арапчонка, протягивающего аккуратно сложенный листок.

Де Брезе неторопливо взял послание… Аромат духов, исходящий от бумаги, заинтриговал его. Он отошел в сторону и развернул записку. Она состояла всего из двух строк:

Жду вас сегодня, преданный друг.

Шарлотта де Монтеррас

Пробежав глазами текст письма, де Брезе прикрыл уже распахнутую слугой дверцу кареты. Столь откровенное приглашение его озадачило. Привыкший к быстрым победам, Шарль был, однако, обескуражен таким стремительным развитием событий. А поскольку мадемуазель де Монтеррас совсем недавно появилась в Версале, это выглядело и подавно странно.

Слуга тихонько откашлялся, отвлекая Шарля от глубоких дум. Еще раз перечитав письмо, юноша окинул взглядом окна дворца. Мадемуазель де Монтеррас жила в правом крыле.


Шарлотта готовилась ко сну, предаваясь пьянящим воспоминаниям об удачной игре, невероятном выигрыше и бескорыстной помощи шевалье де Брезе. Все это окрыляло. Ее неискушенный ум еще не в полной мере осознал, насколько ей приятно внимание этого кавалера, но сердце, очевидно вполне созревшее для роковых страстей, билось сильнее от одной только мысли о Шарле. Не будучи воспитанной при дворе, она еще не преуспела в искусстве кокетства, и бурная версальская ночь была переполнила ее впечатлениями.

Камеристка завершала последние приготовления Шарлотты ко сну, но тут в комнату вошла горничная. Она держала в руке письмо:

– Это, должно быть, для вас, мадемуазель. Письмо лежало под дверью, на полу!

Шарлотта развернула листок бумаги, прочла и быстро сложила его, будто от самой себя пряча столь откровенные строки.

Поднявшись из-за стола, она проследовала в спальню, где вновь перечитала повергшее ее в смятение послание…

Мадемуазель, смею надеяться, что те знаки внимания, коими Вы одарили меня за карточной игрой, не просто женское лукавство, ибо я потерял покой и сон и теперь не могу прожить ни минуты, не думая о Вас.

Отныне и навеки Ваш

Шарль де Брезе

Шарлотта присела на кровать. Отец всегда учил ее быть искренней и не бояться собственных чувств. Подчиняясь им, Шарлотта понимала, что де Брезе ей нравится. К тому же она высоко ценила оказанную ей услугу. «Может ли это быть началом романа?» – спрашивала она у себя самой не один раз за эту феерическую ночь и не находила ответа. Столь смелое, горячее признание шевалье окончательно сбило ее с толку…

– Спасибо, Элиза, – отпустила горничную Шарлотта, желая остаться в одиночестве.

Покидая покои своей госпожи, горничная чуть не столкнулась в дверях с незнакомым красавцем. Это был Шарль. Он улыбнулся, прижал палец к ее губам и, достав из кармана золотую монету, многозначительно поводил ею в воздухе. Элиза не смогла устоять ни перед золотым, ни перед приятным незнакомцем.

Де Брезе открыл дверь и вошел в спальню. Шарлотта задумчиво смотрела в окно на восходящее солнце, все еще держа письмо в руках. Скрип двери заставил ее повернуться.

– Это вы?

Несмотря на то что всего несколько мгновений назад девушка думала об этом красавце, она все равно почувствовала себя застигнутой врасплох. Этот молодой человек, внезапно ворвавшийся в ее жизнь, стоял перед ней в ее спальне и, казалось, ждал ее решения… Смутившись, она отошла в глубь комнаты. Тишину разорвал горячий шепот шевалье:

– Не бойтесь, мадемуазель! Видите! Всего несколько строк, и я здесь, – Шарль восхищенно смотрел на девушку.

Положив шляпу и сбросив плащ, он направился к ней. Шарлотта попыталась отступить, но уперлась в стену. Шарль, медленно приблизился. От неожиданной близости у нее закружилась голова, и несколько секунд она еще пыталась противостоять неразумным порывам страсти, но, почувствовав на губах жар его поцелуев, она замерла. Кружевной пеньюар соскользнул с округлого плеча…

Тем временем, получив вознаграждение, довольная Элиза направилась было к себе, но женское любопытство вернуло ее к дверям спальни. Она тихонько заглянула в щель и обомлела: ее госпожа пылко целовалась с молодым шевалье. К великому разочарованию горничной, ей не пришлось долго наблюдать любовную сцену – кто-то больно дернул ее за ухо. Обернувшись, она увидела строгую камеристку, жестом приказывающую ей удалиться.

Как только служанка скрылась, дверь маленькой прихожей вновь заскрипела и в комнату вошел де Гиш. На его немой вопрос, сопровождаемый нетерпеливым кивком в сторону спальни соблазненной фаворитки, камеристка наклонила голову в знак подтверждения. Де Гиш положил на край столешницы несколько золотых и скрылся.

Наступал четверг – день аудиенции у Людовика XIV. Этикет, продуманный до мелочей, позволял, однако, всем собравшимся чувствовать себя достаточно непринужденно. Вчерашняя картежная вечеринка была предметом жарких речей, все наперебой спешили высказать свое мнение о азартном поединке м-ль Де Монтеррас и графа де Ла Буша, которого, к удивлению многих, не было среди присутствующих. Так же не появился в этот день во дворце и де Брезе. И что самое удивительное, герцог Орлеанский, вместе де Гишем, тоже отсутствовали.

Глава пятая


В полдень в Люксембургском саду появилась богато отделанная карета. Смотритель, подметавший палую листву с дорожек, прервал свою работу, разглядывая пышно разодетых молодых людей вышедших из нее. Он догадывался, зачем столь знатные вельможи появились в этом месте. Люксембургский сад был излюбленным местом дуэлянтов. Граф Антуан Ла Буш поджидал своего противника в обществе секундантов: герцога Орлеанского и де Гиша. Он выглядел внешне спокойным. Неторопливо переговариваясь со своими приятелями, он угощался виноградом из собственной шляпы. Вся эта идиллия походила бы на пикник, если бы, кроме закусок и пары бутылок вина, на траве слуги не разложили корпию и бинты. Решимость, во что бы то ни стало, наказать молодого повесу крепко засело в голову графа.

Де Брезе не заставил себя ждать. Вскоре и его карета замелькала в листве. Он также прибыл в обществе двух друзей. Дуэлянты поприветствовали друг друга и разошлись по разные стороны лужайки, которой и надлежало стать полем боя. Ла Бушснял камзол, вытащил шпагу и протянул ее де Гишу. Шарль тоже снял камзол, ловким движением перехватил свою шпагу за лезвие и тоже отдал своему секунданту. Тот подошел к середине поляны, где его ожидал де Гиш. Они педантично сверили длину клинков, и вернули оружие соперникам.

Шарль несколько раз сжал и разжал правый кулак. Его пальцы дрожали. То ли от утренней прохлады, то ли от волнения, его била нервная дрожь. Он пытался совладать с ней, но тщетно. Спокойствие покинуло и графа. Он вдруг побледнел, а его волевой подбородок стал предательски подергиваться. Секунданты вполголоса перекинулись парой дежурных фраз, о невозможности примирения и готовности дуэлянтов к поединку. Соперники сошлись в центре поляны, где, по этикету, обменялись приветствиями, подняв клинки. Потом, встали в позицию, устремив шпаги, друг на друга.

– Представление началось! – прошептал герцог Орлеанский и скрестил руки на груди. Дуэлянты некоторое время стояли без движения, словно изучая друг друга. Первый пробный выпад сделал Антуан. Звякнули шпаги. Удар был отбит. За первым выпадом последовал второй, потом третий. Эту тройную атаку Шарль отбил, вышел на «фланконаду», затем, «парадой прим» отбив шпагу противника вверх, и низким, почти стелящимся, выпадом поцарапал колено противника. Но, за столь глубокий маневр пришлось расплатиться. Граф вопреки ожиданию, не отскочил назад, а остался на месте, оставаясь в отличной позиции для атаки сверху. Шарль получил удар, который рассек ему воротник и оцарапал щеку. Дуэлянты разошлись на время. Раны были легкие. Де Гиш вопросительно взглянул на Антуана. Тот осмотрел раненное колено. Рассечение было не глубокое, но каждый дуэлянт знает: даже небольшая кровоточащая царапина в начале дуэли может повлиять на исход. Он с досады срубил ближайший куст, вышел обратно на позицию и махнул рукой сопернику, дав понять, что готов к продолжению поединка. Де Брезе воспользовался паузой, чтобы остановить кровь: оборвал свой манжет, приложил его к щеке и, промокнув рану, выбросил его в траву. Поединок продолжился.

Кружа по поляне, противники выбирали момент, удобный для атаки. Наконец, Шарль, сделав ложный выпад, выманил соперника на ответный, и, сделав «дегаже», на долю секунды отвел шпагу в сторону, за что граф поплатился: подпустив Шарля на недопустимо близкое расстояние, за что поплатился. Двумя прямыми выпадами Де Брезе, заставил графа попятиться. Наблюдавшие за ходом поединка секунданты расступились, и Антуан, уже почти не успевая парировать удары соперника, лишь отступал назад, пока не уперся спиной в карету. Последний укол попал в цель. Ла Буш вскрикнул – шпага де Брезе, скользнув по ребрам, попала ему в бок. Шарль отошел на два шага. Ла Буш опустился на ступеньку кареты. Переводя дух, он выставил вперед шпагу, отгораживаясь от противника и пощупал рану. Красное пятно, расползалось по рубашке. Кровь быстро пропитывала ткань, значит время у него немного. Через три минуты он уже не сможет драться. Это понял и Герцог Орлеанский:

 

– Ну что, господа, может, довольно?

Довольно? Ла Буш не ответил герцогу. Нет, уж! Доиграем свою партию до конца!. Стряхнув кровь с руки, он внезапно скатился со ступеньки на землю, нырнул под шпагу де Брезе, и, оказавшись фактически под ним, молниеносно нанес укол снизу вверх. Шарля спасло чудо: шпага Антуана, скользнув по амулету, висевшему на груди, и проткнула плечо пониже ключицы. Рука повисла, как плеть. Он перехватил шпагу другой рукой, и из последних сил обрушил эфес на голову соперника. Изо лба графа хлынула кровь, он сделал пару неверных шагов и упал к ногам соперника.

Выронив шпагу, Шарль посмотрел на свои руки. Пальцы перестали дрожать, но все плыло перед его глазами. Он пошатнулся. Ноги больше не держали его, и он упал подле графа.

Глава шестая


Из-за складок огромного балдахина, свисавшего над ложем де Гиша, доносился женский смех, оглашая высокие своды спальни. Через несколько минут тяжелый полог откинулся, и из-за них возникла покачивающаяся фигура обитателя покоев в съехавшем на бок парике. Нетвердой походкой, путаясь в разбросанной на полу женской одежде, он подошел к столику у окна, налил бокал вина и трясущимися руками поднес его к губам. Две юные фрейлины, оставшись в кровати, лукаво переглядываясь, всем своим видом призывали продолжить любовную игру. Но молодой человек пребывал явно в ином состоянии, вылечить которое, не могли, ни вино, ни женщины: из головы не выходила дуэль. Что-то будет. Гроза вот-вот обрушится на виновников. Черт, о чем только думал его высочество? Что эти два олуха потыкают друг в друга зубочистками и разойдутся? В любом случае не о той кровавой бойне, о которой теперь гудел весь Версаль. В коридоре послышались гулкие шаги. Вот оно! Дверь распахнулась, и де Гиш увидел офицера в сопровождении двух гвардейцев. Капитан вошел в спальню и, покосившись на дам, отчеканил:

– Сударь! Вам надлежит незамедлительно прибыть к королю!

Девушки притихли в кровати. Де Гиш застыл с бокалом. Нечасто, вот так, его звали к королю и ничего хорошего, судя потому, что доставить это известие поручили капитану гвардии, оно не сулило. Молодой человек глянул на посланника и опрокинул бокал. Терять уже нечего. Разве что, увидеться перед встречей с герцогом. Да именно. Пусть сам объясняется. В конце концов, я всего лишь сопровождал его. Вот так и скажу. Решено. Он кликнул слугу и начал одеваться.


Людовик XIV позировал для портрета, когда герцога Орлеанского и де Гиша ввели в его кабинет. Они почтительно остановились у входа, раскланялись с секретарем короля и посмотрели в сторону ширмы скрывавшей короля – из-за нее взору открывались только букли высокого парика, да царственные туфли. Людовик стоял неподвижно и многозначительно молчал. Герцог Орлеанский тоже не спешил вступать в диалог.

Де Гиш, заметно волнуясь, прошептал, обращаясь к герцогу:

– И как вы теперь решите эту проблему?

Герцог Орлеанский еле слышно обронил в ответ:

– Думаю, за нас уже все решили.

Филипп, за многие годы научившийся чувствовать любые нюансы настроения своего короля и понимавший даже его молчание, это знак действовать самому, оповестил вошедших:

– Его Величество не в духе. Тому причиной эта дуэль. Право, Ваше высочество, развлекались бы вы пьесами или иными шалостями…

Взглянув в сторону портрета, он продолжил:

– Вы бы знали, чего стоило мне упросить Его величество не доводить дело до открытого процесса. Подумать только, в секундантах – сам герцог Орлеанский, принц крови! А Вы? – повернулся он к де Гишу.

– Я? – Де Гиш поднял испуганные глаза на секретаря.

– Да, Вы, сударь мой! Король не скоро простит Вам подобное поведение. Кстати, этот раненный…один из дуэлянтов, де Ла Буш, кажется, он же ваш приятель? Соблаговолите передать ему послание короля!

Филипп подошел к краю ширмы и вопросительно посмотрел на Людовика. Тот, не прерывая позирования, лишь утвердительно кивнул. Секретарь понял, что аудиенция закончена.

Выйдя из зала, герцог облегченно вздохнул и неторопливо направился к выходу. Придворные, толпившиеся в анфиладе парадных комнат, смотрели на него и де Гиша с плохо скрываемым интересом. Внезапно раздался легкий ропот, и придворные переключились на кого-то в противоположном углу приемной. К королю гвардейцы вели Де Брезе. Он был бледен, и тем не менее, шел твердым шагом. Приблизившись к Герцогу Орлеанскому и его спутнику, он отвесил им учтивый поклон. Герцог, не ответив прошел мимо, что так же вызвало негромкий ропот среди придворных. Однако он быстро стих: в дверях королевского кабинета показался Филипп и обратился к Де Брезе:

– Король ждет Вас, шевалье!

Глава седьмая


Большим кабинетом Людовику служил Салон Войны. Живописные медальоны и росписи придворного художника Шарля Лебрена, расположенные на потолках и сводах, прославляли Его Величество, отождествляя царственный образ с героями античной мифологии. Аллегорические композиции были посвящены военным победам Людовика XIV, и декор Салона Войны состоял в основном из воинских атрибутов. По мнению художника, занимавшегося оформлением интерьера, эти росписи должны были помогать Королю-Солнцу при принятии судьбоносных решений, вселяя уверенность в несгибаемых силах Франции, ну и, вероятно, подавлять волю инакомыслящих. Так или иначе, грозные символы войны на Шарля Де Брезе особого впечатления не произвели. Правда, виной тому, скорее всего, были раны и отуманенное лихорадкой сознание. Когда он вошел в кабинет и учтиво поклонился, Людовик уже закончил сеанс позирования:

– А, это вы, Де Брезе! – он подошел к мольберту и, оценив работу, пробормотал «Прелестно». Потом сделал едва заметное движение головой. Этого было достаточно, чтобы секретарь, поклонившись, удалился вместе с художником.

– Ваш отец верой и правдой служил мне до самой смерти, – начал король, – А Вы… Вы, право, оскверняете его память. Про вас стали ползти слухи, порочащие вас! Сударь, даже я слышу, что королевский двор шепчется о вашей дуэли! Вы, что забыли о законах? Такой блестящий вельможа должен служить примером для окружающих, а вы!

Людовик тронул де Брезе за плечо, и тот слегка вздрогнул от боли.

– Ну, вот видите! И, как Ваша рана?

– Благодарю вас, лучше. Ваше Величество, полагаю, не будет прислушиваться к пустозвонам, которые распускают эти сплетни о дуэли? Произошла случайная стычка…

– Сплетни?! В каждом сплетне есть доля правды, к тому же они приносят вред не только вам, но и иным персонам, которых винят в случившимся! – Людовик нагнулся и ласково погладил собачку, примостившуюся на кресле:

– Не правда, ли, моя дорогая?

После небольшой паузы король подошел к столу, приглашая де Брезе следовать за собой.

– Я решил вас наказать, и единственная возможность получить прощение – исполнить поручение, с которым я вас посылаю. Не буду скрывать, поездка – отнюдь не сахар, но… раз вы рветесь в бой! Я дам вам шанс отличится!

У молодого человека все похолодело внутри. Учтивый тон короля лишь прелюдия.

– В России царь Петр воюет с Карлом Шведским. Мы не намерены вступать в войну, но мы хотим знать о каждом вздохе этого государя варваров. Мне нужен преданный человек вблизи Петра. Кто сможет составить подробный отчет о военных действиях!

Король взял со стола бумаги и тубус, сделанный из кожи:

– Это – ваши паспорта на въезд в Россию. А это верительныеграмоты, – король указал на второй небольшой кожаный тубус, опечатанный королевской печатью, – вы передадите его царю лично. Более не ищите Ла Буша для дальнейшей сатисфакции! Он тоже понесет наказание. Справедливость требует этого. Прощайте.

Вручив бумаги Шарлю, он направился к дверям. Тяжелые створки раскрылись, и правитель Франции покинул Салон Войны.

Придворные, среди которых была и мадмуазель де Монтеррас, с поклоном расступились перед Его Величеством. Людовик подошел к девушке, склонившейся в реверансе:

– Мадмуазель, я слышал, после игры в карты вы стали богаче Фуке. Но говорят, если везет в игре – не везет в любви. Кстати, вы не знаете причины вчерашней дуэли? От его пристального взгляда не укрылись замешательство девушки, не укрылся и взгляд ее обращенный на де Брезе. Людовик обернулся и искусно разыграл удивление:

– Вы еще здесь? Не медлите ни минуты, отправляйтесь тотчас…

Людовик направился по анфиладе в покои Мадам, а Шарлотта осталась стоять, ловя насмешливые взгляды и слыша язвительный шепот за спиной. Обескураженная холодным поведением Людовика, она перевела глаза на Шарля. Тот ободряюще улыбнулся ей. Придворные двинулись вслед за королем.

Глава восьмая


Колеса застучали по деревянному мосту, спугнув нескольких деревенских ребятишек, ловивших с него рыбу. Карета де Гиша въезжала во владения Антуана де Ла Буша. За это время наперсник герцога Орлеанского уже пришел в себя, а после того, как избежал наказания, которое неминуемо должно было обрушиться на всех участников дуэли, включая секундантов, жизнь и вовсе казалась ему безоблачной.

«Да, осталось разрубить этот узел и больше не попадать под раздачу из-за глупостей», – пробормотал он себе под нос, выглядывая из окна кареты. Там, в туманной дымке, ему открывалась красивая панорама: заброшенный, но живописный парк с вековыми деревьями, статуи античных богинь, слегка позеленевших, и кое-где увитых плющом. И, наконец, красивейший пруд с водяной мельницей. «Да, милый граф совсем неплохо устроился. Как жаль, что ему довольно скоро придется сменить этот райский уголок на дорожный плащ», – с иронией подумал де Гиш. У парадного подъезда роскошного дома де Гиша встретили мраморные львы. Слуга отворил дверь, и молодой повеса вошел внутрь.

Граф Ла Буш головой полулежал на подушках в кровати с перевязанной головой. Когда в спальню вошел де Гиш, вертя в руках тубусы короля служанка, сменив ему повязку, убирала окровавленные бинты. Со своей обычной милой улыбкой он произнес:

– Как Ваше самочувствие, друг мой? Антуан кивком головы отпустил служанку:

– Сносно, хотя могло быть и хуже… Слава богу, что удары в живот пришлись вскользь… А вот, голова еще побаливает…

Де Гиш подождал, когда за служанкой закроется дверь:

– Дуэль наделала много шуму! Король не доволен Вашими попытками продырявить друг друга.

Граф посмотрел на тубусы в руках де Гиша:

– Не томите! Судя по всему, у Вас новости из Версаля.

– Вы правы! Вам поручено отбыть в войска Карла XII… – сладким голосом начал было придворный, но закашлялся «Черт, это сложнее, чем я думал», – подумал он.

– И? – прервал его раздумья Антуан.

– И подробно информировать Его Величество о ходе военных действий! Считайте, что еще легко отделались. Король не терпит дуэлянтов! Граф, широко раскрыв глаза, в упор посмотрел на приятеля. Это что шутка?! Мало того что они втянули его в эту дуэль! Еще и нотацию о нравственности читать! Запредельное лицемерие! Однако де Гиш не заметил молнию, сверкнувшую во взоре раненного. Он, наливая себе вина из графина, отвернулся к окну и, разглядывая пейзаж, продолжил, как ни в чем не бывало:

– Слава Богу, он, кажется, не знает причины дуэли, не то…сами знаете!

– Вы пугаете меня Бастилией? – прервал его де Ла Буш, стараясь скрыть охватившее его волнение под презрительнойулыбкой.

– Кто знает… Оставляю вам королевский указ и это послание. Его надо передать королю Карлу лично. Возможно, вскоре все забудется, и Вы сможете вернуться.

Прощайте! – де Гиш невозмутимо положил королевские тубусы из кожи на край стола, затем учтиво поклонился и вышел. Ла Буш в ярости откинулся на подушки. Взгляд его упал на картину, висевшую на стене, там Иисусу одевали терновый венок, а рядом стоял молодой красивый человек и улыбался.

– Иуда! – Антуан в ярости вскочил с кровати и с бешенством сбросил на пол все склянки, стоявшие на столике возле кровати.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»