Большие тайны маленького отеляТекст

2
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Большие тайны маленького отеля
Большие тайны маленького отеля
Большие тайны маленького отеля
Бумажная версия
143
Подробнее
Большие тайны маленького отеля | Робертс Нора
Большие тайны маленького отеля | Робертс Нора
Бумажная версия
316
Подробнее
Большие тайны маленького отеля
Большие тайны маленького отеля
Бумажная версия
354
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Все необходимое лежало в рюкзаке, висящем за плечами, включая его девятимиллиметровый. Впрочем, если все пройдет гладко, ему не придется воспользоваться оружием.

Роман вытащил сигарету из помятой пачки в нагрудном кармане и отвернулся от ветра, чтобы раскурить ее. Вдоль ограждения парома пробежал мальчик лет восьми, с радостью игнорируя крики матери. И Роман неожиданно почувствовал симпатию к ребенку.

Было очень холодно. Пронизывающий, обжигающий ветер с залива Пьюджет-Саунд казался далеко не весенним. Но отсюда открывался изумительный вид. Конечно, сидеть в холле салона со стеклянными стенами было бы куда уютнее, но потерялась бы значительная часть впечатлений.

Блондинка с розовыми щеками и быстро краснеющим носом увела ребенка. И Роман слушал их жалобы друг на друга, пока женщина тащила мальчика назад, во внутреннее помещение. Родственники, думал он, редко соглашаются друг с другом хоть по какому вопросу. Отвернувшись, Роман перегнулся через поручни, лениво покуривая, а паром тем временем двигался мимо огромных островов.

Они оставили линию горизонта Сиэтла позади, хотя горы материка все еще возвышались вдали, впечатляя любого наблюдателя. Здесь ощущалось одиночество, несмотря на редких закаленных пассажиров, которые прогуливались по наклонной палубе или сидели на деревянных скамьях, пытаясь насладиться солнечными бликами. Роман же предпочитал город с его ритмом, толпами народа и энергетикой. С его анонимностью. Мегаполисы всегда были ему по душе.

Роман постоянно ощущал тревожащую неудовлетворенность, но сколько бы ни старался понять, откуда она идет или почему так сильно давит на него, все было бесполезно.

Работа. Последний год Роман винил во всем работу. Напряжение… Он всегда принимал его и даже искал. И думал, что жизнь без этой составляющей будет скучной и бесцельной. Но в последнее время одного напряжения стало не хватать. Роман переезжал с места на место, мало что беря с собой и еще меньше оставляя за спиной.

Время выбираться, думал Роман, наблюдая за идущим встречным курсом рыболовецким судном. Пора двигаться дальше. Но что делать? Роман с отвращением задумался, выпуская кольцо дыма. Может, заняться собственным бизнесом? Он рассматривал эту идею раз или два ранее. Может, пуститься в путешествия? Роман уже объездил весь мир, но ведь в роли туриста это занятие может стать совершенно иным.

На палубе появился отважный мужчина с видеокамерой. И Роман сменил позу, оказавшись вне зоны съемки. Однако, вероятнее всего, предосторожность была излишней – движение стало инстинктивной реакцией. Как настороженность и случайная поза, скрывающая абсолютную готовность действовать.

Мужчина не обращал на него особого внимания, а некоторые женщины не раз кидали на него взгляды.

Роман был выше среднего роста и обладал телосложением боксера легкого веса – был крепким и подтянутым. Но мешковатая куртка и потертые джинсы скрывали превосходно развитые мышцы. Роман не надел шапку, и его густые черные волосы трепал ветер. Он мог похвастаться впалыми щеками и суровыми чертами, но еще большую мужественность его лицу придавала легкая щетина. Светло-зеленые глаза могли бы смягчить дьявольскую наружность, не будь они такими серьезными и проницательными.

Это задание обещало быть заурядным.

Роман услышал гудок – судно подходило к причалу – и поправил рюкзак. Рутинное дело или нет, но это его работа. Он сделает ее, напишет отчет, а затем возьмет несколько недель отпуска, чтобы определить цель всей дальнейшей жизни.

Роман сошел на берег вместе с немногочисленными пассажирами. Сладковатый аромат цветов соперничал с более тяжелым запахом воды. Цветы росли повсюду, придавая этому месту фантастическое великолепие. Многие соцветия были размером с его кулак. Роман оценил их яркость и очарование, но он не тратил времени на то, чтобы остановиться и понюхать розы.

Автомобили съезжали с пандуса. Водители разъезжались по домам или же направлялись осматривать местные достопримечательности. Когда освободятся автомобильные палубы, на борт поднимутся новые пассажиры и отправятся на один из островов или же в более долгую поездку до Британской Колумбии.

Роман вытащил еще одну сигарету, прикурил и небрежно огляделся – посмотрел на живописные сады, на очаровательный отель и ресторан, плакаты, дающие информацию о переправах и автостоянке. Теперь все сводится к правильному выбору времени. Он проигнорировал открытое кафе, хотя с удовольствием выпил бы чашечку кофе, и направился к площадке, отведенной под стоянку.

Роман достаточно быстро заметил фургон – бело-голубой, с эмблемой гостиницы «Понаблюдай за китами» на боку. Его работа заключалась в том, чтобы попасть в этот фургон и в саму гостиницу. Если детали касательно этого аспекта были тщательно проработаны, тогда дело действительно будет стандартным. Если же нет, он найдет другой способ.

Остановившись, Роман нагнулся, чтобы завязать ботинок. Автомобили постепенно загружались на паром, а пассажиры без транспорта уже стояли на палубе. Сейчас на стоянке находилось не более дюжины машин, включая фургон. Он помедлил еще мгновение, чтобы расстегнуть куртку, и в тот момент увидел женщину.

Волосы она заплела в косу, а на снимке в ее деле волосы были распущены. Под солнцем светлый цвет ее волос казался более насыщенным и ярким. Ее глаза скрывали темные очки с большими желтыми линзами на пол-лица, но Роман знал, что не ошибся – он видел изящную линию ее подбородка, маленький, прямой нос и полные, красивые губы.

Ему предоставили достоверную информацию. Женщина обладала спортивным телосложением, ростом выше среднего.

Одета она была в джинсы и толстый свитер кремового цвета поверх голубой рубашки. Джинсы были заправлены в замшевые сапоги до лодыжки, а в ушах покачивались тонкие хрустальные серьги.

Она шла целеустремленно, в руке позвякивали ключи, а через плечо была перекинута большая брезентовая сумка. В ее походке не было ни грамма кокетства, но мужчины заметили бы ее – широкий, быстрый шаг, изысканное покачивание бедер, поднятая голова и взгляд, устремленный вперед.

Да, мужчины заметили бы, думал Роман, откидывая сигарету. И она прекрасно понимает это.

Роман выждал, когда женщина дойдет до фургона, и лишь потом двинулся по направлению к ней.

Черити перестала напевать финальную часть Девятой симфонии Бетховена, опустила взгляд на переднее колесо фургона и выругалась. Она не думала, что за ней наблюдают, поэтому со всей силы ударила по нему, а затем направилась к задней дверце, чтобы вытащить домкрат.

– Какие-то проблемы?

Черити вздрогнула и чуть не уронила инструмент себе на ногу, а затем повернулась на голос.

Мужчина, с которым трудно иметь дело. Такова была ее первая мысль при взгляде на Романа. Одной рукой он придерживал лямку рюкзака, а другую засунул глубоко в карман. Его глаза были прищурены из-за яркого солнца. Черити приложила руку к сердцу, убеждаясь, что оно все еще бьется, а затем улыбнулась:

– Да. У меня спустило колесо. Только что привезла на пристань семью из четырех человек, двоим из них нет еще и шести, но они – явные кандидаты в исправительную школу для малолетних нарушителей. Мои нервы на пределе, в шестом номере пришли в негодность водопроводные трубы, а мой мастер на все руки выиграл джекпот в лотерею.

В папке не было ни слова о том, что голос Черити похож на кофе с молоком – насыщенный, какой можно отведать в Новом Орлеане. Роман отметил эту деталь, запомнил ее, а затем кивком указал на колесо:

– Хотите, чтобы я поменял его?

Черити смогла бы сделать это и сама, но не в ее правилах было отказываться от помощи. Вероятно, мужчина справится с этой задачей быстрее, да и выглядит он так, что те пять долларов, которые она даст за работу, пригодятся ему.

– Спасибо. – Черити вручила незнакомцу домкрат, затем подняла лимон, который выпал из ее сумки. Замена колеса, похоже, заберет то время, которое она планировала отвести для обеда. – Вы только что сошли с парома?

– Да. Я путешествовал и подумал, что стоит провести некоторое время на вашем острове – Оркасе. – Роману не нравились светские беседы, но он поддержал разговор так же умело, как использовал домкрат. – Интересно, смогу ли я увидеть китов?

– Вы приехали в нужное место. Вчера я видела стаю из своего окна. – Черити прислонилась к фургону, наслаждаясь солнечным светом. Пока мужчина работал, она наблюдала за его руками – сильными, умелыми, быстрыми. Черити ценила людей, способных хорошо выполнять простую работу. – У вас отпуск?

– Просто путешествую. Временами берусь выполнять различные поручения. Знаете кого-нибудь, кто нуждается в помощи?

– Может быть. – Сжав губы, Черити изучала мужчину, пока тот снимал колесо. Он выпрямился, держа в одной руке покрышку. – Какую работу вы выполняете?

– Да любую. Где запасное?

– Запасное? – Черити смотрела в его глаза чуть больше десяти секунд и теперь ощущала себя загипнотизированной.

– Колесо. – Уголок его рта слегка дрогнул в невольной улыбке. – Вам необходимо неспущенное колесо.

– Верно. Запасное. Оно сзади. – Покачав головой из-за собственной глупости, Черити решила обогнуть фургон, чтобы принести колесо, обернулась и врезалась прямо в своего помощника. – Простите.

Мужчина положил ладонь на руку Черити, чтобы удержать ее на месте. Одно мгновение они стояли в лучах света и, нахмурившись, изучали друг друга.

– Все в порядке. Я сам принесу.

Когда Роман забрался в фургон, Черити перевела дух. Ее нервы были напряжены куда сильнее, нежели она считала.

– О, будьте аккуратны, там… – Она скривилась, наблюдая, как Роман счищает с джинсов остатки леденца. Смех вырвался у Черити непроизвольно и был таким же густым, как ее голос. – Простите. Подарок от Джимми Разрушителя Маккарти. Помните, пятилетний правонарушитель, о котором я рассказывала в самом начале?

 

– Я бы предпочел получить футболку.

– А кто поступил бы иначе? – Черити забрала у него остатки конфет, завернула в платок и убрала в сумку. – У нас отдыхают и всей семьей, – объяснила она, когда Роман выбрался из фургона вместе с колесом. – Почти все радуются, когда рядом бегают дети, но порой появляется такая парочка, как Джимми и Джуди – близнецы-вампиры из городка Уолла-Уолла, – тогда уже начинаешь подумывать о превращении гостиницы в ремонтный пункт. Вы любите детей?

Роман установил колесо на место и на мгновение поднял глаза.

– Только с безопасного расстояния.

Черити одобрительно засмеялась над его ответом.

– Откуда вы родом? – задала она новый вопрос.

– Из Сент-Луиса. – Роман мог назвать любое из дюжины мест, но решил сказать правду, хотя и сам не сумел бы ответить, почему так поступил. – Но я не часто возвращаюсь туда.

– А семья?

– У меня ее нет.

Тон его ответа заставил Черити подавить врожденное любопытство. Она не станет посягать на частную жизнь человека, так же как не будет бросать остатки леденца на землю.

– А я родилась здесь – на Оркасе. Каждый год говорю себе, что потрачу шесть месяцев на путешествие. Куда угодно. – Черити пожала плечами, а Роман в это время закрепил последнюю гайку. – Но похоже, я никогда не смогу сделать это. Так или иначе, но здесь тоже красиво. Если у вас нет предельных сроков, то однажды поймаете себя на том, что находитесь на острове куда дольше, нежели планировали.

– Может быть. – Роман поднялся, чтобы вернуть на место домкрат. – Если смогу найти работу и жилье.

Черити не считала свое решение импульсивным. Она ведь изучала мужчину, оценивала и рассматривала его в течение почти пятнадцати минут. А большинство собеседований о приеме на работу длится куда меньше времени. У него была широкая спина и умные, почти сбивающие с толку глаза, а уж если состояние его обуви и сумки принять в расчет, то мужчине явно изменяла удача. Как того требовало ее имя[1], Черити учили протягивать людям руку помощи. И если она тем самым еще сумеет решить одну из своих срочных и неотложных проблем…

– А вы умеете работать руками?

Роман посмотрел на Черити и не смог сдержаться – его мысли последовали в совершенно другом направлении от того смысла, который она вложила в свои слова.

– Умею. И достаточно хорошо.

Ее бровь, как и кровяное давление, немного поднялась, когда Черити поймала быстрый взгляд Романа.

– Я имела в виду инструменты. Молоток, пила, отвертка. Вы справитесь с плотницкой работой и хозяйственным ремонтом?

– Конечно.

Будет легко, даже слишком. Роман внезапно задался вопросом: откуда появился этот легкий и непривычный укол вины?

– Я уже говорила, что мой разнорабочий выиграл в лотерею, и приз немаленький. Он уехал на Гавайи, чтобы любоваться девушками в бикини и есть гавайские блюда. Я пожелала бы ему удачи, если бы мы не занимались обновлением западного крыла гостиницы. – Черити указывала на логотип на боку фургона. – Если вы разбираетесь в каменной кладке и работе с деревянными брусьями, то я могу обеспечить вас комнатой и питанием. И буду платить пять долларов в час.

– Похоже, мы оба решили свои проблемы.

– Вот и отлично! – Она протянула руку. – Меня зовут Черити Форд.

– Девинтер. – Он пожал предложенную руку. – Роман Девинтер.

– Хорошо, Роман. Забирайтесь внутрь.

Она не выглядит доверчивой, подумал Роман, опускаясь на сиденье рядом с Черити. Но он прекрасно знал, что внешность обманчива. Благодаря этому сейчас он добился своего и ему не пришлось пускаться в долгие, пространные объяснения. Когда Черити выехала со стоянки, Роман прикурил сигарету.

– Мой дедушка основал гостиницу в 1938 году, – проговорила она, опуская окно. – За все эти годы он пару раз кое-что менял, но это по-прежнему гостиница. Мы не смогли назвать ее курортным местом, даже в брошюрах. Надеюсь, вам подходит уединение.

– Да, меня это устраивает.

– И меня. Большую часть времени.

Словоохотливый парень, с легкой улыбкой подумала Черити. Она вполне может говорить за них обоих.

– Сейчас самое начало сезона, поэтому далеко не все наши номера заселены. – Она выставила локоть в открытое окно и радостно приняла на себя весь груз разговора. Солнечные лучи играли в сережках. – У вас будет масса свободного времени, чтобы побродить в округе. Вид с горы действительно впечатляющий. А еще у нас превосходные пешие маршруты, если вас это интересует.

– Я подумывал о том, чтобы некоторое время провести в Британской Колумбии.

– О, это достаточно легко. Просто воспользуйтесь паромом, идущим до Сиднея. Мы часто принимаем туристические группы, которые направляются туда или обратно.

– Мы?..

– Гостиница. Мой дедушка построил шесть домиков в шестидесятых. Туристам мы предоставляем специальный перечень услуг – они могут снять домик и вдобавок получат завтрак и ужин. В действительности домики простоваты, но у туристов пользуются успехом. Примерно раз в неделю к нам приезжает группа туристов, а в разгар сезона их число возрастает в три раза.

Черити свернула на узкую, извилистую дорогу и продолжила ехать со скоростью пятьдесят миль в час.

Роман знал ответы, но понимал: будет странно, если он не задаст вопросов.

– Вы управляете гостиницей?

– Да. Я работаю там, сколько себя помню. Когда пару лет назад умер мой дедушка, взяла на себя управление. – Черити замолчала на мгновение – ей все еще было больно, и она считала, что так будет всегда. – Он любил гостиницу. Не просто место, а саму идею – ежедневное знакомство с новыми людьми, узнавание каких-то новых вещей. Ему нравилось создавать для гостей уют.

– Думаю, дела у вас идут неплохо.

Черити пожала плечами:

– Мы справляемся.

Они миновали поворот, и лес сменило обширное пространство голубой воды. Вдали на отвесных скалах было разбросано несколько домов. А по водной глади, оставляя за кормой след, летела лодка с раздуваемыми ветром белыми парусами.

– Похожие виды можно встретить по всему острову. Даже когда долго живешь здесь, не устаешь удивляться.

– Здешние места хороши для бизнеса.

Черити немного нахмурилась.

– Пожалуй, – проговорила она и посмотрела на Романа. – А вы действительно хотите увидеть китов?

– Раз я здесь, значит, эта идея показалась мне привлекательной.

Черити остановила фургон и указала на скалы:

– Если у вас есть терпение и хороший бинокль, то вон оттуда лучший обзор. Мы видели китов и из гостиницы. Я уже говорила, если вы хотите посмотреть ближе, лучше будет воспользоваться лодкой.

Роман не ответил, и Черити вновь завела мотор. Он вызывает у нее беспокойство, поняла Черити. Казалось, Роман смотрит не на воду или лес, а на нее.

Роман тем временем взглянул на руки Черити. Сильные, умелые, работящие руки, решил он. Хотя пальцы начали нервно постукивать по рулю. Теперь она ехала на высокой скорости, легко ведя фургон по горной дороге. К ним приближалась еще одна машина. Не сбрасывая скорости, Черити подняла руку в приветственном жесте.

– Это Лори, одна из наших официанток. Она работает в утреннюю смену и возвращается домой, когда из школы приходят ее дети. Обычно в начале сезона штат персонала – десять человек, а затем мы нанимаем еще пять или шесть временных работников.

Они миновали еще один поворот, и перед глазами предстала гостиница. Она была именно такой, какую Роман и ожидал увидеть, но все равно оказалась куда более очаровательной, нежели на снимках, которые ему показывали. Здание было белым с голубой отделкой вокруг сводчатых и овальных окон. Роман полюбовался причудливыми башенками, узкими дорожками и широким крыльцом. Протяженный газон спускался прямо к воде, к узкой, шаткой пристани. Возле нее лениво качалась привязанная маленькая моторная лодка.

Колесо мельницы вращалось в мелком пруду возле гостиницы, мелодично шлепая по воде. А на западе, где деревья росли гуще, Роман мог различить один из домиков, о которых говорила Черити. И везде росли цветы.

– На заднем дворе пруд побольше этого.

Черити свернула и въехала на маленькую стоянку, посыпанную гравием, уже наполовину заполненную.

– Мы разводим там форель. Тропинка приведет вас к первому, второму и третьему домикам. Затем она разветвляется и идет к четвертому, пятому и шестому. – Черити вышла из машины и подождала, пока Роман присоединится к ней. – Почти все пользуются задним входом. Позже я покажу вам участок, если, конечно, захотите, но для начала мы разместим вас.

– Здесь мило, – сказал Роман, на самом деле так считая.

На заднем квадратном крыльце стояли два кресла-качалки и глубокое деревянное кресло с широкими подлокотниками, белая краска которого нуждалась в обновлении. Роман повернулся, чтобы изучить вид, который откроется для гостя, сидящего здесь. Немного леса, часть водной глади – очень привлекательный вид. Спокойный. Гостеприимный. Роман вспомнил о пистолете в своем рюкзаке. Внешний вид, вновь подумал он, бывает обманчив.

Слегка нахмурившись, Черити внимательно наблюдала за своим новым работником. Роман, казалось, не смотрел, а впитывал. Это была странная мысль, но она поклялась бы, что попроси его описать гостиницу через шесть месяцев, он сможет припомнить все вплоть до последней сосновой шишки.

Роман повернулся к ней, но ощущение осталось, став еще более явственным, более персональным. Подул легкий ветерок, и послышался звон «музыкальной подвески», которая свисала с карниза.

– Вы художник? – неожиданно спросила Черити.

– Нет. – Роман улыбнулся, и перемена в его лице была быстрой и очаровательной. – Почему вам пришла в голову такая мысль?

– Обычное любопытство.

«Тебе следует быть аккуратной с этой улыбкой», – решила для себя Черити. Она заставляла расслабиться, а Черити сомневалась, что Роман был из тех мужчин, рядом с которыми стоит терять бдительность.

Двойные стеклянные двери открылись в большую, просторную комнату, в которой витал запах лаванды и костра. Два длинных мягких дивана и пара кресел стояли возле огромного камина, где потрескивали дрова. В комнате были и антикварные вещи – стол и стул с тремя старыми чернильницами, дубовая вешалка для шляп, буфет с блестящими резными дверцами. В углу примостился музыкальный инструмент – спинет с пожелтевшими клавишами. Почти всю дальнюю стену занимали широкие арочные окна, благодаря которым воды океана выглядели частью интерьера комнаты. За столом возле окон две женщины неспешно играли в «Скраббл».

– Кто выигрывает сегодня? – спросила Черити.

Обе женщины широко улыбнулись.

– Пока мы в равном положении. – Женщина справа взбила волосы, когда заметила Романа. Она была достаточно пожилой, чтобы годиться ему в бабушки, но сняла очки и выпрямила худые плечи. – Я даже сначала не поняла, что ты привезла еще одного гостя, дорогая.

– Как и я сама. – Черити отошла, чтобы подбросить в огонь дров. – Роман Девинтер, мисс Люси и мисс Милли.

– Очень приятно. – Опять появилась эта его улыбка.

– Девинтер… – Мисс Люси надела очки, чтобы рассмотреть гостя лучше. – Милли, мы раньше не знали никого с фамилией Девинтер?

– Я не припоминаю. – Милли, всегда готовая к флирту, продолжала улыбаться Роману, хотя сейчас он был для нее не более чем размытым пятном. – Вы раньше были в гостинице, мистер Девинтер?

– Нет, мэм. Я впервые на островах Сан-Хуан.

– Вас ждет невероятное удовольствие. – С губ Милли сорвался короткий вздох.

То, что наделали годы, было ужасно. Казалось, только вчера красивые, молодые мужчины целовали ее руку и приглашали на прогулку. А сегодня они называют ее «мэм». Милли тоскливо вернулась к игре.

– Дамы приезжают в гостиницу так давно, что я и не помню их первого визита, – сказала Черити Роману, направляясь в глубь коридора. – Они очаровательны, но должна предупредить вас о мисс Милли. Мне говорили, что в свое время у нее была не самая хорошая репутация и она все еще любит привлекательных мужчин.

– Буду следить за каждым своим шагом.

– У меня создалось впечатление, что вы и так все время это делаете. – Черити вытащила из сумки связку ключей и отперла дверь. – Этот коридор ведет в западное крыло. – Она устремилась вперед – проворно и деловито. – Насколько вы можете видеть, обновления зашли достаточно далеко до того, как Джордж сорвал банк. Внутренняя отделка была снята. – Черити указала на аккуратные стопки досок вдоль недавно окрашенных стен. – Но двери необходимо заново отполировать. Новая оригинальная фурнитура вон в той коробке.

 

Сняв солнечные очки, Черити опустила их в сумку. Роман был прав – воротник ее рубашки практически в точности совпадал по цвету с ее глазами. Он заглянул в них, пока Черити осматривала работу Джорджа.

– И сколько здесь комнат?

– В этом крыле два номера, рассчитанные на одного человека, номер с двойным и семейным размещением. Все на разных стадиях погрома. – Черити обогнула дверь, которая была прислонена к стене, а затем вошла в комнату. – Вы можете занять эту. Она близка к завершению, по крайней мере, насколько возможно в этой части здания.

Комната была маленькой и светлой. В окно было вставлено витражное стекло, из него открывался вид на мельничное колесо. Кровать была не застлана, а полы не покрыты и требовали шлифовки. Обои, очевидно новые, покрывали стены от потолка до белой рейки, предназначенной для того, чтобы защитить стены от повреждения спинками стульев. Ниже шла голая стена.

– Сейчас не на что особо смотреть, – прокомментировала Черити.

– Все в порядке.

Ему случалось бывать в таких местах, по сравнению с которыми эта маленькая комната казалась номером фешенебельной лондонской гостиницы «Уолдорф».

Черити автоматически проверила гардеробную и прилегающую к ней ванную, мысленно отметив, что еще необходимо сделать.

– Вы можете сначала закончить ремонт здесь, и вам будет более уютно. Я не привередлива. У Джорджа была своя система. Я никогда ее не понимала, но обычно он справлялся со всем.

Роман засунул большие пальцы в передние карманы джинсов.

– А у вас есть план?

– Конечно.

Следующие тридцать минут Черити водила его по крылу и объясняла, чего она хочет. Роман слушал и внимательно изучал проделанную работу. По детальным чертежам, которые успел изучить, он знал, что расположение западного крыла таково, что предоставляет свободный доступ к первому этажу и остальной части гостиницы.

Ему придется работать, задумался Роман, глядя на незаконченные стены. Он посчитал это маленьким бонусом. Ему нравилось работать руками, хотя в прошлом у него было мало времени для этого.

Инструкции Черити были невероятно точны – эта женщина знала, чего хочет. И намеревалась получить желаемое. Роману это понравилось. У него не было сомнений, что Черити хороша во всем, чем занимается – управляла ли она гостиницей или делала что-то другое.

– Что там, наверху? – Роман указал на лестницу в конце коридора.

– Мои комнаты. До них очередь дойдет после того, как будут закончены гостевые номера. – Черити позвякивала ключами, пока ее мысли устремились в дюжину различных направлений. – Итак, что вы думаете?

– О чем?

– О работе.

– У вас есть инструменты?

– В сарае, по другую сторону стоянки.

– Я справлюсь с этим.

– Хорошо. – Черити вручила ему ключ.

Они стояли в восьмиугольной гостиной семейного номера. Комната была пуста, но половину ее занимали кипы материалов и брезентов. Черити внезапно заметила, что они стоят достаточно близко друг к другу. Чувствуя себя неловко, она сняла ключ с кольца.

– Это вам.

– Спасибо. – Роман положил ключ в карман.

Черити глубоко вдохнула, задаваясь вопросом, почему чувствует себя так, будто только что сделала длинный шаг с закрытыми глазами.

– Вы обедали?

– Нет.

– Я провожу вас на кухню. Мэй покормит вас.

Черити направилась к выходу – и слишком быстро. Она хотела убежать от ощущения, что находится с Романом наедине. И, чувствуя себя беспомощной, беспокойно повела плечами. Глупая мысль, сказала она себе. Она никогда не была беспомощной и все равно почувствовала облегчение, когда за ними закрылась дверь.

Черити повела его вниз по лестнице, через пустой вестибюль, а затем в большую столовую, украшенную рисунками, выполненными пастелью. На каждом столе стояли вазы из матового стекла с букетами свежих цветов. Из больших окон открывался вид на воду, и, будто продолжая тему, в южную стену был встроен аквариум.

Черити остановилась там на мгновение, почти не сбавляя шага, и начала изучать комнату, пока не осталась довольна тем, как накрыты столы для ужина. Затем она открыла дверь в кухню.

– Думаю, необходимо больше базилика.

– Нет, я абсолютно с тобой не согласна.

– Делайте что хотите, – еле слышно пробормотала Черити и с лучезарной улыбкой произнесла: – Дамы, я привела вам голодного мужчину.

Женщина, охраняющая кастрюлю, подняла вверх ложку. Лучшим словом для ее описания было «широкая» – лицо, бедра, руки. Она быстро осмотрела Романа чуть прикрытыми глазами.

– Тогда садитесь, – сказала она ему, указав в сторону длинного деревянного стола.

– Мэй Дженкис, Роман Девинтер.

– Мэм.

– И Долорес Рамзи.

Другая женщина держала банку с травами. Она была настолько же худой, насколько широкой казалась Мэй. Кивнув Роману, Долорес направилась к кастрюле.

– Держись подальше, – приказала ей Мэй. – И дай мужчине жареного цыпленка.

В ответ Долорес что-то пробормотала и отправилась искать тарелку.

– Роман собирается возобновить ремонт с того места, где его бросил Джордж, – объяснила Черити. – Он будет жить в западном крыле.

– Вы не местный? – Мэй вновь посмотрела на него так, как смотрят, по мнению Романа, на маленького, неряшливого ребенка.

– Нет.

Фыркнув, Мэй налила Роману кофе.

– Похоже, вам потребуется парочка приличных блюд.

– Так принеси их сюда, – добавила Черити, играя роль миротворца.

Она лишь вздрогнула, когда Долорес поставила перед Романом тарелку с холодным цыпленком и салатом.

– Нужно было самой положить больше укропа. – Долорес взглянула на Романа, будто приглашая его согласиться. – Да разве она стала бы слушать?

Роман понял, что лучшим выходом будет улыбнуться и набить рот едой. Прежде чем Мэй смогла ответить, вновь открылась дверь.

– Может путник получить здесь чашечку кофе? – Вошедший мужчина остановился и кинул на Романа любопытный взгляд.

– Боб Маллинз, Роман Девинтер. Я наняла его закончить западное крыло. Боб – один из моих многочисленных незаменимых помощников.

– Добро пожаловать.

Мужчина подошел к плите, налил себе чашку кофе и добавил три кусочка сахара, пока Мэй кудахтала над ним. Сладкое, казалось, не оказывает на него никакого воздействия. Он был высоким, вероятно даже около двух метров, и не мог весить больше ста шестидесяти килограммов. Его светло-каштановые волосы были коротко подстрижены и откинуты с высокого лба.

– Вы из восточных штатов? – спросил Боб, попивая кофе.

– Из восточных по отношению к этому месту.

– Откровенно. – Он усмехнулся, когда Мэй взмахом руки попросила его отойти от плиты.

– Ты уладил проблему с продавцом фруктов и овощей? – спросила Черити.

– Все решено. Пока тебя не было, поступило несколько звонков. И есть пара бумаг, которые тебе нужно подписать.

– Все сделаю. И прямо сейчас. – Черити посмотрела на часы, а потом перевела взгляд на Романа: – Я буду в кабинете рядом с вестибюлем, если вам что-нибудь понадобится.

– Я справлюсь.

– Хорошо. – Черити еще одно мгновение изучала Романа. Она никак не могла понять, как он может находиться с четырьмя людьми в комнате и казаться одиноким. – Увидимся позже.

Роман совершил долгую, ленивую прогулку по гостинице, прежде чем начать переносить инструменты в западное крыло. Он увидел молодую пару – наверное, молодожены, судя по тому, как они обнимались возле пруда. На маленькой баскетбольной площадке играли мужчина и маленький мальчик. Уже знакомые Роману дамы оставили свою игру и сидели на крыльце, обсуждая сад. Семья из четырех человек, каждый из которых выглядел усталым, вышла из автомобиля-универсала и направилась в сторону домиков. По пирсу прогуливался мужчина в бейсболке и с видеокамерой на плече.

В кронах деревьев выводили веселые трели птицы, и в отдалении слышался приглушенный шум моторной лодки. А еще до Романа доносились звуки нерешительного плача ребенка и мелодии сонаты Моцарта, которую кто-то играл на фортепиано.

Если бы он самостоятельно не изучил все данные, то поклялся бы, что находится не в том месте.

Роман выбрал семейный номер и приступил к работе, задаваясь вопросом, как много времени ему потребуется, чтобы пробраться в комнаты Черити.

Было что-то умиротворяющее в физической работе. Прошло два часа, и он немного расслабился, посмотрел на часы и решил предпринять еще один, ненужный поход в сарай. Черити упоминала, что по вечерам в пять часов подается вино в том помещении, которое она называла общей гостевой. Ему не повредит еще раз посмотреть на постояльцев гостиницы.

Роман направился к выходу, но задержался возле своей комнаты. Он что-то услышал – какое-то движение. Осторожно открыл дверь и внимательно изучил пустую комнату.

1Черити – благотворительность (англ.).

С этой книгой читают

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»