МарсалаТекст

4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

1

И всё-таки им удалось! Полгода нервотрёпки, переработок, проволочек и тотального невезения, и вот наконец стало ясно – всё не зря!

В строительной компании «Аскелла», на благо которой уже семь с лишним лет трудилась Маргарита Саламова, важных новостей ждали только в понедельник. В лучшем случае. И вести эти одинаково могли оказаться как благими, так и провальными. Получить же их сегодня, к концу рабочей недели, в пятницу, было просто невероятным преимуществом! Ведь гарантированно зная исход предстоящего тендера, за эти дни они успеют лучше подготовиться к предстоящим переговорам. А значит, не просто заключат так необходимый фирме контракт на более выгодных условиях, но ещё и знатно поторгуются с прижимистыми шведами!

Генеральный должен это услышать! Именно сейчас, и именно от неё! Не зря же Рита была одной из немногих, кто верил в благополучный исход кампании! Удача наконец повернулась к «Аскелле» лицом – главные конкуренты склеили ласты, даже не дождавшись решения потенциальных партнёров.

Информация была как нельзя кстати. Осведомителю в логове врага Рита доверяла на все девяносто девять – он был старым её знакомым и давним должником. И если за время предстоящего уикенда не случится непредвиденного форс-мажора в виде цунами или астероида, врезавшегося в Землю, вожделенный контракт у «Аскеллы» в кармане!

Маргарита, лавируя в толпе покидающих рабочие места сотрудников всех мастей и должностей, пересекла холл, чуть ли не срываясь на бег. Оба лифта, как назло, повисли где-то посредине здания, никак не желая опускаться на первый этаж, чтобы быстрее отвезти её на этаж последний, к кабинету генерального директора и её непосредственного начальника Стрельцова Павла Васильевича. Головной офис компании «Аскелла» уже несколько лет вальяжно раскинулся на нескольких верхних этажах современного элитного бизнес-центра, расположенного в центре города – да, они могли себе позволить пустить пыль в глаза инвесторам и партнёрам, и беззастенчиво этой возможностью пользовались.

Осознавая всю бесполезность сего действия, Рита продолжала настойчиво терроризировать кнопку вызова лифта, когда услышала своё имя.

– Добрый день, Маргарита Георгиевна, – донеслось из-за спины.

Она обернулась на голос.

– Торопитесь, как на пожар, – улыбнулся в усы Николай Петрович, их штатный водитель, держащий в руках какие-то папки.

– Добрый. К Павлу Васильевичу, – ответила Маргарита сотруднику. – Он ещё на месте, вы случайно не в курсе? – покосилась на бумаги в его руках.

Пятница, конец рабочего дня… Конечно, она не исключала возможности, что Стрельцова уже может не быть в офисе. Но звонить не хотелось, хотелось сообщить новости лично, насладиться моментом триумфа. А по телефону Рита вполне могла себя выдать – слишком уж много значила для компании и для неё лично эта сделка. Она улыбнулась краешком губ, снова и снова представляя реакцию босса, когда он узнает, что контракт практически в их руках! Ведь ещё какую-то неделю назад казалось, что зря они затеяли эту борьбу, пытаясь переиграть тяжеловеса с названием «Легион»…

– Должен быть, – пожал плечами Николай. – Пока никаких распоряжений не поступало. А это, – он указал на бумаги, – Татьяне Викторовне.

Понятно. Опять Коновалова использует Петровича в качестве курьера. Вот неугомонная! Но Маргарита понимала, что пока это устраивает всех – и самого работника, и его непосредственное начальство, раздувать проблему, наверное, не стоит. Не по личным же делам Татьяна гоняет водителя – это главное. Держать подчинённых в ежовых рукавицах и на коротком поводке, конечно, бывает полезно. Но не всегда. Иногда противоположная тактика приносит гораздо больше плодов.

– Николай Петрович, – обратилась она к водителю. – Мы с Павлом Васильевичем сегодня, скорее всего, задержимся. Вы уж не обессудьте, но снова придётся подождать.

– Да какие вопросы, Риточка Георгиевна! – снова улыбнулся Николай. – Надо так надо, я-то привычный.

Некоторые работники до сих пор обращались к ней вот так, запросто – Риточка. Да, прибавляя отчество, но всё же… И пусть с тех самых пор, как она переквалифицировалась из обычного секретаря в личного ассистента генерального директора, прошло уже немало времени, для старожилов, вроде Петровича, она так и осталась Риточкой…

Лифт, наконец соизволивший прибыть в холл первого этажа, сообщил об этом характерным «дзиньком» и гостеприимно распахнул свои двери. Николай Петрович, вошедший вместе с Маргаритой в кабину, вышел этажом раньше, направившись в отдел маркетинга и рекламы, где его ждали с бумагами. На пару десятков секунд Рита осталась наедине со своим отражением в до блеска начищенных зеркалах лифта.

Маргарита мельком глянула на свою скромно завёрнутую в неброский брючный костюмчик персону, чуть пригладила повыбивавшиеся из узла на затылке пряди непослушных тёмных волос, как лифт снова дзинькнул, возвещая о конечной точке своего пути.

Рита выдохнула, покинула кабину и размашистым шагом двинулась по коридору, а затем через приёмную направилась прямиком к генеральному.

– У себя?

– Маргарита Георг…

– Лера, вопрос неотложный, – не дала она и пары слов вымолвить соскочившей с места секретарше Стрельцова, явно намеревавшейся помешать ей попасть в кабинет шефа.

К слову, наверное, только Маргарита могла позволить себе подобное – Стрельцов, само собой, не жаловал, когда к нему врывались без предупреждения. Но он прекрасно знал, что по пустякам личный помощник к подобному проникновению в святая святых – его персональный кабинет – прибегать не станет. Да и чем таким важным он мог заниматься в пятницу вечером, что её появление могло помешать? Рита была в курсе абсолютно всех дел компании, да и вообще – сейчас было то самое затишье перед бурей, когда всё возможное и невозможное уже сделано, и все застыли в напряжённом ожидании контракта, от которого зависит курс «Аскеллы» на ближайшие пару лет. Нет, текущие дела и проекты никто не отменял, но сотрудничество со шведами было целью номер один, и все ресурсы фирмы были задействованы, чтобы обеспечить положительный исход кампании.

Секретарь всё ещё пыталась что-то возразить, мол, Павел Васильевич распорядился никого не пускать, он не один, и тому подобное, но Рита, не сбавляя шага, направилась к дверям и после символического короткого стука хозяйским жестом распахнула их, сразу же проходя внутрь. Она была уверена, что как только Стрельцов узнает по какому поводу она позволила себе подобную вольность, он даже в квартиру к себе разрешит врываться без предупреждения. В три часа ночи. На бульдозере. С цыганским табором, песнями и плясками.

Но всё-таки уловив краем уха слова Валерии, что босс не один, первым делом Маргарита окинула кабинет взглядом, выискивая потенциально выгнанного по такому вескому поводу, как важные новости по готовящейся сделке века, посетителя. И не найдя никого – не один, значит! ну Лера! ну держись! – уставилась на сидящего за массивным столом Стрельцова, как-то странно, будто пытаясь сфокусироваться, на неё уставившегося.

– Паш, «Легион» сдулся! – сразу перешла она к делу. – Шведы наши!

Но тот и не думал бурно реагировать на эту, бесспорно, ошеломительную новость. Он лишь продолжал недоумённо таращиться на Риту, будто не понимая, о чём та говорит.

Маргарита нахмурилась. Да что тут вообще происходит?

– Лера! – охрипшим голосом вдруг рявкнул Стрельцов, глянув куда-то за спину Рите.

– Я пыталась остановить, Пал Василич, – донёсся голос секретарши, появившейся следом в дверном проёме.

– Вон! – не сдерживая децибел в голосе гаркнул он.

Валерия мгновенно испарилась, затворяя за собой двери. Интересно, слова генерального предназначались только ей, или самой Маргарите тоже?

Проводив секретаря озадаченным взглядом, она повернулась и присмотрелась к начальнику внимательней, пытаясь наконец, мягко выражаясь, въехать во всё происходящее. Тот снова перевёл взгляд на Риту, причём одна его бровь недвусмысленно изогнулась, глаза метали молнии, а на лбу даже выступила испарина. Да что тут творится-то?! Он что, оглох?!

– Павел Васильевич, «Легион» отказывается от тендера! Информация будет обнародована в понедельник, но ей можно верить, – ещё раз, с чувством, толком и расстановкой повторила Рита новость, от которой Стрельцов как минимум должен был танцевать от радости буги-вуги, и направилась прямиком к нему.

– Маррргарррита! – предостерегающе прорычал тот. – Стой, где стоишь!

– Ты меня слышишь? – Рита, пребывающая в состоянии недоумения и лёгкого шока, и не думала останавливаться. – Контракт наш! У шведов теперь не остаётся выхо…

И вот тут она замерла на полуслове. Так как все слова внезапно вылетели из головы…

Подобравшись ближе к рабочему столу шефа, Рита вдруг увидела то, что совершенно не предназначалось увидеть ни ей, ни кому-либо ещё.

Упс!

Над… хм… некоторыми специфически-мужскими частями тела босса замерла чья-то белокурая головка. И, кажется, Маргарита даже догадывалась – чья… Как и о том, что именно хозяйка головы там, под столом, опустившись для удобства на колени, делает… делала. Боже, как она дышит-то?!

Рита ошалело подняла глаза и снова посмотрела на Павла Васильевича. Он чуть заметно, с явным упрёком покачал головой. На что его ассистентка лишь пожала плечами и закусила губу, пытаясь сдержать расползающуюся нервную ухмылочку. Впрочем, без толку – мышцы лица сопротивлялись любым попыткам взять над ними контроль.

– Рита, выйди, пожалуйста, – с не терпящей возражений интонацией проговорил Стрельцов. – Позже, – заговорщически добавил одними губами, показывая жестами, чтобы она не уходила далеко.

– Подожду в приёмной. – Маргарита развернулась и поспешно покинула помещение, не забыв притворить за собой двери.

Лера тем временем во все глаза таращилась на неё.

– Людочка? – не нашла Рита ничего лучшего, чем спросить секретаршу о посетительнице.

 

– Лидочка, – поправила та. – Из бухгалтерии.

– А-а… Ну если из бухгалтерии…

И они обе, не сговариваясь, прыснули со смеху.

Из-за дверей донеслось грозное покашливание их начальника. Услышал? Рита поднесла палец к губам, жестом призывая Леру к тишине, на что она кивнула и «с головой погрузилась в работу». Сама же Маргарита прошла к ближайшему дивану, намереваясь с удобством на нём расположиться и подождать пока босс закончит начатое.

Ага. Как же… Закончишь после такого…

Нет, ну мастак! Ну кобель! На рабочем месте! С сотрудницей офиса! Нет, Рита давно уже перестала удивляться похождениям Стрельцова… Но, чтобы так, наплевав на внутренний кодекс компании, на собственные правила не заводить интрижек на работе, на здравый смысл, в конце концов! Ну хорошо, взыграло мужское начало рядом с очередной симпатичной и доступной барышней, но хотя бы двери запереть-то можно было?! Есть на них такая функция! Или незапертые двери дарят какую-то особенную остроту ощущений?

А эта… как там её… Людочка-Лидочка? Без году неделя в компании, а уже подстелилась под главного! Или именно подстелиться ещё не успела? Тьфу! Нет, надо поинтересоваться в отделе кадров, какого чёрта в «Аскелле» делает подобное создание? Устроили тут бордель! Неужели чья-то протеже, решившая, что непременно продвинется по службе таким образом? Ошиблась, деточка… Стрельцов хоть и ведётся на блондинок с ногами от ушей, но работу и личное не смешивает… Не смешивал, во всяком случае. До сегодняшнего дня. Уж кто-кто, а Рита знала его как облупленного.

– Что там у тебя? – появился босс спустя несколько минут, вырывая её из размышлений по поводу его окончательно потерявшей стыд персоны.

– Я не пойму, у вас, Павел Васильевич, настолько сильно кровь отлила от головы, что вы вообще ничего не услышали? – ничуть не робея вскинула она глаза на Стрельцова.

– Ритка! – предостерегающе произнёс тот, наклонившись и косясь на притихшую Леру. – Убью!

Секретарь была умницей, старательно делая вид, что её тут вовсе не существует, да и вообще была сотрудником приближённым, которого давно не удивить неформальными беседами директора и его ассистента. Конечно, далеко не при всех они позволяли себе столь открытые дружеские перебранки, но Лера была «своим» человеком – проверенным и способным не трепать языком работником, на которого всегда можно положиться.

– Убьёшь, ага, – хмыкнула Маргарита. – Нашёл, кого пугать. Мы ж «с первого класса вместе», забыл? И я тебе нужна, – пропела она, находящаяся, несмотря на инцидент в кабинете, в приподнятом настроении, поднялась с дивана и сделала шаг навстречу, чтобы поправить сбившийся в сторону узел галстука на шее Павла. – И ты знаешь, что я тебе нужна. Живая и здоровая. А моё моральное здоровье, между прочим, весьма ощутимо пошатнулось после увиденного, – затянув узел чуть сильнее, чем требуется, не смогла Рита не поддеть Стрельцова, с которым их и правда связывало гораздо больше, чем просто работа бок о бок много лет подряд.

– Пойдём, – выдержав её пристальный взгляд, смешливый, но с нотками осуждения, он кивнул в сторону кабинета Маргариты и взял её за руку чуть выше локтя. – Будем лечить твоё пошатнувшееся здоровье, – ухмыльнулся. – Лер, – уже секретарю, – сделай, пожалуйста, два кофе. И… возьми там, – указывая глазами на кабинет, – в верхнем ящике «Уокера». И бокалы.

– Боюсь, одним кофе и «Уокером» ты не ограничишься, Стрельцов.

– Ты даже представить себе не можешь, на что способен старина Уокер…

2

– Так, ну вроде всё, – потянулся, отрывая взгляд от экрана компьютера и распрямляя затёкшую спину, Павел, оккупировавший её кресло. – Проколов быть не должно. Если твоя инфа верна, то шведам попросту не остаётся ничего иного, поэтому будем гнуть свою линию по максимуму. Что у нас с организацией самой встречи?

Они потратили почти два часа на то, чтобы ещё раз пробежаться по материалам готовящейся сделки, внести необходимые правки с учётом последней информации и быть к переговорам во всеоружии. За окнами весьма скромного по меркам «Аскеллы» кабинета Маргариты начали сгущаться сумерки, но им с Павлом было не привыкать – последние полгода выдались нелёгкими, и они частенько были вынуждены куковать в офисе допоздна.

– Всё схвачено, – Рита проследила взглядом за поднявшимся с места и подошедшим к окну начальником. – Начнём здесь, думаю, уже во вторник или среду. А в пятницу – добьём в расслабленной обстановке. Коновалова расстаралась – забронировала зал в «Тургеневе», хотя, по её словам, там очередь на два месяца вперёд – трендовое местечко.

– Почему именно там?

– Шведы тебе не американцы! – вспомнила она объяснения Татьяны, пиар-директора «Аскеллы», о таком выборе места для проведения банкета. – Водка, блины с икрой, баня и медведи нам не помощники. А в «Тургеневе» и колоритно, и по-европейски утончённо. То, что надо. Лаконичность с небольшим налётом традиций.

– Окей, «Тургенев», так «Тургенев», – согласился Стрельцов, устало потирая переносицу.

– А что с Владиславом Львовичем? С юристами? Может, не стоит откладывать до понедельника? Соберёмся завтра, ещё раз пройдёмся по пунктам. Презентация, опять же… Можно внести коррективы в сроки, раз уж «Легион» мы обскакали…

– Марго, стоп-стоп-стоп! – Павел обернулся, жестом останавливая поток слов ассистента. – Всё, что можно, мы уже сделали. Остался последний рывок. Шведы никуда не денутся, расслабься. Решим всё в понедельник, когда будут озвучены официальные результаты. Успеем.

Оказавшись у неё в кабинете, Стрельцов тут же избавился от галстука, небрежно кинув его на диванчик в углу, снял пиджак и закатал рукава рубашки. Вечер пятницы, воцарившаяся в опустевшем офисе тишина, початая бутылка виски… всё это действительно располагало к тому, чтобы расслабиться. Но Маргарита привыкла на работе всегда быть стопроцентно собранной. Да что там – на работе! Ей даже дома во сне постоянно являлись бесконечные цифры, расчёты, графики. Макеты, отчёты, совещания, переговоры… Работы всегда было много, и она жила ей. Не успев закрыть один проект, «Аскелла» уже была по уши в другом, и не было этому круговороту конца и края. Рите казалось, что она уже срослась с вечной гонкой. До такой степени, что редкие моменты затишья доставляли ей необъяснимый дискомфорт, вгоняя в непривычную прострацию, даже тоску.

Вот уж чему-чему, а умению расслабляться она у Стрельцова за все годы так и не научилась… И даже в чём-то завидовала его способности мгновенно переключаться – из режима «холодный расчётливый бизнесмен» в режим «напыщенный высокомерный индюк», а потом и вовсе в «свой в доску парень и душа компании». В зависимости от ситуации и окружения, Стрельцов показывал людям абсолютно разные грани своего характера. В присутствии «чужих» всегда сосредоточенный и не желающий упускать даже малейшую выгоду, оставшись наедине со «своими», он тут же сбрасывал маску хладнокровия, становясь тем, кем был на самом деле. Когда возникала такая необходимость, не гнушался закатать рукава, и, отринув показное высокомерие, по-свойски общался даже с самыми простыми работягами на очередном объекте.

Павел Васильевич снова отвернулся к окну, будто что-то высматривая в переливающейся холодными огнями городской иллюминации. Сунул руки в карманы и стоял, словно загипнотизированный вечерним пейзажем.

Хорош, чертяка! Хотя Маргарита давно переболела Стрельцовым, и даже гипотетически не рассматривала его как мужчину, с которым можно связать себя какими-либо, кроме профессиональных и дружеских, отношениями, получать чисто эстетическое удовольствие от созерцания его широких плеч, сильных рук и крепкой мужской задницы, обтянутой тканью дорогих брюк, запретить ей никто не мог. И она прекрасно понимала всех этих Людочек и Лидочек, что толпами вились вокруг Пашки. Красивый мужик, обаятельный – один лукавый прищур чего стоит! Умный, успешный, не жадный… Как огонь притягивает к себе порхающих вокруг бабочек. Да вот только сколько их таких у него было? Красивых, ухоженных, дорогих и не очень игрушек? Блондиночек, брюнеточек и рыженьких? Даже мулатка как-то затесалась… Если бы Рита и считала пассий Стрельцова, то уже давным-давно бы сбилась со счета. А тот, на печаль Нины Алексеевны, его матери, всё не хотел остепениться…

– Звоню Николаю? – Маргарита встряхнулась, прогоняя внезапно нахлынувшие размышления, взяла в руки мобильник, собираясь набрать водителя. – Я его предупредила, что мы задержимся.

– Да, пусть подруливает на нулевой, к лифту. Тебя докинуть?

– Уж будь добр. Старина Уокер и законы родной державы категорически против, чтобы я садилась за руль.

– Да, и Леру отпусти.

– Уже. Нечего девочке тут торчать, кофе я и сама делать ещё не разучилась.

– Марго, иногда ты заставляешь меня чувствовать себя рудиментом в моём же собственном бизнесе! – Стрельцов наконец окончательно оторвался от задумчивого созерцания урбанистического пейзажа за окном и снова подошёл к столу, смотря на неё с высоты своего немаленького роста.

– Ну-ка, ну-ка, напомни мне – ты против? – выразительно вскинула Рита бровь. – Или мне свалить наконец «твой собственный бизнес» со своих хрупких плеч и умотать куда-нибудь в тёплые страны, подальше от всех этих контрактов и проектов? А я напомню тебе, когда у меня последний раз был отпуск…

Несколько долгих секунд он неотрывно смотрел на неё, буравя проницательным взглядом.

– Ладно, уделала, – сдался наконец Павел. – Не против… Но… ты не представляешь, как сильно иногда это бьёт по самооценке, – усмехнулся.

– Сомневаюсь, что твоя самооценка способна реагировать на подобные «удары», – Рита изобразила пальцами кавычки.

– Поужинать не хочешь? – резко сменил он тему. – В паре кварталов новый итальянский ресторан, заценим?

– Не-ет, Стрельцов, прости, но сегодня никаких ресторанов! Всё, что я хочу после этой сумасшедшей недели – скорее оказаться в страстных объятиях своей подушки. Но не сомневайся – я запишу предложение на твой счёт, и как-нибудь обязательно вспомню о неожиданной щедрости своего начальника.

– Скучно живёшь, Саламова… Страстные объятия подушки… подумать только! – опустился тот в кресло напротив, вальяжно откинувшись на спинку и сложив руки на груди.

– Ну да, куда уж нам до вас, Павел Васильевич, с вашими-то подвигами! Без отрыва от рабочего процесса, – не смогла смолчать Рита.

– Завидуете, Маргарита Георгиевна? – ничуть не смутился её собеседник, тут же поддевая в отместку.

– Чему? – искренне возмутилась она, даже телефон, который неосознанно крутила, на миг замер в руках. – Беспорядочным половым связям? Отсутствию элементарного стыда? Тяге к эксгибиционизму?

– Ну, скажем так, не такие уж они и беспорядочные – это раз. Стыдиться мне нечего – это два. И я такой же эксгибиционист, как ты – вуайеристка. То, что ты увидела – случайность, а не закономерность. Обычно я более осторожен и всё проходит без свидетелей. Это три.

– Значит, секс на рабочем месте – это вполне обыденное для тебя явление? И ты не находишь его ненормальным, да и мне предлагаешь сделать вид, что так оно и есть, – сделала вывод Рита. – А не боишься, что уязвлённая девочка вспомнит о модном нынче выражении «сэкшуал харассмент»? Да и вообще… рабочий кабинет, начальник и подчинённая… всё это попахивает дешёвым порно, если честно.

– Почему же дешёвым? – тут же нашёлся Стрельцов. – Панорамный вид на город с тридцать первого этажа, рабочий стол из палисандрового дерева, кресло из кожи…

– …невылупившегося дракона…

– Вот-вот! Недешёвое удовольствие, не находишь? – похоже, он искренне веселился.

– Вообще-то я не о декорациях, – скривилась Маргарита в ответ.

– Ханжа, – припечатал Павел, подавшись вперёд и нагло ухмыляясь.

– Что?!

– Ханжа, говорю, – спокойно повторил он, явно издеваясь.

– Ты! – задохнулась она от возмущения. – Да ты…

– Что я? Я здоровый мужик со здоровыми мужскими потребностями. И возможностями эти потребности удовлетворять. С кем хочу. Как хочу. И где хочу.

– Кобель ты, – резюмировала Рита.

– Грубо. Но пусть, согласен. А ты ханжа, – снова повторил Павел.

– Ничуть, – уже спокойнее и уверенней проговорила она. – И вообще, с чего ты сделал такие выводы?

– Ну-у… Ты действительно хочешь это услышать?

Набирая обороты, их странный разговор уходил в какое-то не то русло, но остановиться было сложно. Маргарита привыкла, что личное обычно оставалось личным, это было негласным табу в их общении. Да, время от времени они могли поговорить обо всём на свете, но основной темой, как ни крути, всегда оставалась работа. А если и доходило до чего-то, не касающегося дел компании, то дальше намёков и лёгких подколов они с Павлом обычно не заходили.

Но… Эта его «ханжа» вдруг неприятно резанула. Ведь сама Рита себя такой совсем не считала! Да, работа отнимала много времени, настолько, что на личную жизнь его почти не оставалось… Но это ещё не повод записывать её в монашки или старые девы с морализаторскими замашками! Нет, это… это просто возмутительно!

 

– Валяй, – с вызовом уставилась она на Стрельцова.

– Ну-у… скажи мне, Марго, вот ты когда-нибудь трахалась на рабочем месте? – вкрадчиво поинтересовался он, огорошив своим вопросом, и не переставая при этом иронично ухмыляться. – Вот здесь, в своём стерильно чистом кабинетике, на идеально прибранном рабочем столе? Ну или хотя бы на том диванчике в углу? А? Ведь нет. И не сверли меня взглядом, я знаю, что нет.

– Это ещё ни о чём не говорит. Тоже мне показатель…

– Окей, зайдём с другой стороны. Когда у тебя вообще последний раз был секс?

– А вот это уже и вовсе не твоё дело! – Рита поднялась с места, уже пожалев, что поддалась на провокацию, не отшутилась и не увела разговор в сторону.

– Стоп-стоп-стоп! – Стрельцов тоже подскочил с кресла. – Не увиливай, сама же согласилась. Так когда?

Рита продолжала молча буравить глазами своего начальника.

– Ясно, – снова усмехнулся он. – Лёгкие, ни к чему не обязывающие встречи исключительно для поддержания здоровья не в твоём стиле, да, мисс Рассудительность? Несмотря ни на что, всё ещё ждёшь принца. Только вот у среднестатистического мужика между ног не эфемерный белый конь, а вполне себе реальный…

– Ничего тебе не ясно! – перебила Рита, не желая больше слушать понёсшиеся куда-то не в ту степь рассуждения Стрельцова. – И ты совсем меня не знаешь, – ткнула она пальцем в его сторону. – Совсем! Просто… работа есть работа…

– Работа не волк, а вот жизнь… Она-то как раз и пробегает мимо. Пока ты не покладая рук вкалываешь на какого-то бесстыжего кобеля, – Павел обошёл, разделяющий их стол и встал почти вплотную.

– Странно слышать такие рассуждения от самого кобеля… – вскинула на него глаза Рита. – И что ты предлагаешь? Найти себе кого-нибудь из бухгалтерии и трахаться с ним на рабочем столе? Дабы разнообразить свою скучную и рассудительную жизнь и не слыть в твоих глазах монашкой и ханжой? – усмехнулась краешком губ.

– Хотелось бы на это посмотреть… – не остался в долгу он. – Учитывая, что в бухгалтерии у нас одни девушки.

– Совсем сбрендил… – сделала вывод Маргарита и развернулась, отходя на безопасное расстояние и усиленно изображая, что собирается домой.

– Отнюдь. И не надо понимать всё настолько буквально. Просто живи, – вскинул он руки в призывающем жесте. – Флиртуй. Импровизируй. Ты свободная молодая женщина – когда, если не сейчас? Заведи интрижку, или сразу несколько. Пришли якобы по ошибке откровенное фото понравившемуся коллеге, приди на важное совещание без белья… Вариантов масса, Марго! Экспериментируй. Хотя бы будет, что вспомнить в старости… – не унимался Стрельцов, которого явно забавлял этот разговор. – Или кишка тонка?

Маргарита остановилась. Замерла. Медленно развернулась, складывая руки на груди и с вызовом глядя на босса.

– Прийти на совещание без трусов? Уж много умений не надо…

– Так действуй! Раз не ханжа.

– Решил на слабо взять? – она прищурилась в попытке разгадать замысел Стрельцова.

– Да хоть бы и так. Тебе ещё понравится, вот увидишь.

– Я не пойму, тебе-то какой от этого прок?

– Считай это порывом моей пропащей кобелиной души. И не благодари, – он шутливо склонил голову в поклоне.

– Разбежалась.

– Ну так что? Как насчёт грядущих переговоров? – Стрельцов выжидательно уставился на Маргариту, продолжая гнуть свою линию.

– Но ведь никто все равно не будет знать, что я…

– Это буду знать я, – он снова приблизился. – Ну, по рукам? В качестве эксперимента? Чтобы жизнь заиграла новыми красками… А, мисс Рассудительность? Или всё-таки ханжа?

– Думаешь сдрейфлю?

– Уверен, что нет.

Какое-то время они молча мерили друг друга пристальными взглядами.

– С тебя отпуск. Две недели. Сразу, как только он мне понадобится, – решила Рита не упускать момента.

– Неделя.

– Он ещё и торгуется! Две, Стрельцов!

– Два раза по неделе.

– В любой момент. И без разговоров, – и она таки протянула руку.

– Только чтобы всё по-честному, – заключил он её прохладные пальцы в объятья своих горячих. – Гулять так гулять – никаких брюк, только юбка, только чулки…

– Стрельцов, – сощурилась Рита, глядя в потемневшие глаза начальника, – если бы я не знала тебя с детства, я бы подумала, что ты меня клеишь.

Он, не прерывая рукопожатия, наклонился, приблизился почти вплотную и тихо проговорил ей на ухо, обжигая дыханием:

– Я слишком тобой дорожу, Марго. Чтобы клеить, – и поцеловал в щёку, задержав губы чуть дольше, чем это было необходимо для ничего не значащего дружеского поцелуя.

Другие книги автора

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»