3 книги в месяц за 299 

Таинство длиною в жизнь. Как найти свою любовь и семейное счастьеАудио

Слушать фрагмент
Отметить прослушанной
Как слушать книгу после покупки
Таинство длиною в жизнь. Как найти свою любовь и семейное счастье
Таинство длиною в жизнь. Как найти свою любовь и семейное счастье
Электронная книга
299 
Синхронизировано с аудио
Подробнее
Описание книги

Книга известного православного писателя и публициста игумена Нектария (Морозова) посвящена вечной, но никогда не стареющей теме любви и семейного счастья. Как найти свою вторую половинку и распознать настоящие чувства, как построить и сохранить семью, преодолеть возможные кризисы, достичь настоящего единства в браке? Опираясь на свой многолетний пастырский опыт, автор обращается к этим и многим другим актуальным для современного человека вопросам и предлагает глубокий, наполненный духовных смыслов и практической мудрости взгляд на отношения в христианском браке.

Музыка Дмитрия Горшунова.

Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 10 мая 2020
  • Дата написания: 2020
  • Длительность: 4 ч. 57 мин. 33 сек.
Аудиокнига игумена Нектарий Морозов «Таинство длиною в жизнь. Как найти свою любовь и семейное счастье» — скачать в MP3 или слушать онлайн бесплатно.
Другие версии
Таинство длиною в жизнь. Как найти свою любовь и семейное счастье
Электронная книга
299 

С этой книгой слушают

Елена Мальцева
22 мая 2020

Книгу прочла за один день, настолько легко читать. Игумен Нектарий очень по доброму рассуждает о разных сторонах и проблемах семьи и о поиске второй половинки. Никакого морализаторства. Советую всем, не только верующим.

Мария Шелухина
14 мая 2020

Замечательная книга – буквально путеводитель к счастливой семейной жизни. Старшему поколению бывает непросто напутствовать своих детей во взрослую жизнь – ведь часто родители и сами много дров наломали! Но и им тоже книга откроет глаза и сердце и поможет осознать пройденный путь и вдвоем исправить свои пути в будущем. Спасибо автору и издательству от всей души!

Олег Чувалов
10 мая 2020

Очень тонкая и глубокая аудиокнига, как для молодых парней и девушек, лишь думающих о браке, так и для пожилых семей, которые зашли в тупик. Спасибо

Ульяна Изевлева
26 мая 2020

Замечательная книга. Как разговор с добрым умным другом. Настоящая. Про ответы внутри себя. Написано просто, с любовью. Полезно всем – семейным, собирающимся, разведенным, ищущим пару… Верующим и нет.

Ульяна Изевлева
26 мая 2020

Замечательная книга. Как разговор с добрым умным другом. Настоящая. Про ответы внутри себя. Написано просто, с любовью. Полезно всем – семейным, собирающимся, разведенным, ищущим пару… Верующим и нет.

Ещё 2 отзыва

Оставьте отзыв

Что думаете о книге?
Оцените книгу:
Цитаты 1

Нектарий (Морозов), игумен Таинство длиною в жизнь Как найти свою любовь и семейное счастье Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви ИС Р 20-921-0798 © Нектарий (Морозов), игумен, 2020 © ООО ТД «Никея», 2020 * * * Часть первая Глава 1 Нехорошо человеку быть одному? Со мною нет кого-то, Ах, где найти кого-то! Могу весь мир я обойти, Чтобы найти кого-то, Чтобы найти кого-то, Могу весь мир я обойти…1 Наверное, большинство из нас помнят эту песню из кинофильма «Служебный роман». С детства мы читаем в сказках, слышим в разговорах взрослых о том, что каждый человек должен найти кого-то. И в этом «найти кого-то» будто бы заключается некий смысловой узел жизни. Подрастая, мы сами начинаем чувствовать – кто ярче, кто слабее, – что не хорошо человеку быть одному (Быт. 2: 18). В нашем сознании одиночество – синоним ненужности, брошенности. Те, кто несет это бремя, знают, насколько оно тяжело. Человека, у которого огромное число друзей и родственников, но при этом нет пары, называют одиноким. «Он мужчина одинокий» или «она женщина одинокая» – говорят о них. Так почему же мы придаем такое значение обретению второй половинки? Может, эта модель просто навязана обществом, которому необходимо продолжиться, которое желает всех и вся контролировать, пытается естественные физиологические потребности как-то отрегулировать, поместить в определенные рамки? Или все же правы те, кто чувствует: мы, как парные органы, не можем полноценно функционировать поодиночке, как чаши весов, не находим равновесия, если одна пуста? Созданы не быть одинокими и одиноки по природе Поиск второй половинки – одна из генеральных линий жизни человека. Люди могут быть всецело заняты реализацией карьерных стремлений и честолюбивых планов, считать смыслом, целью и главным содержанием своего существования служение обществу и ближним, реже – служение Богу и единение с Ним. Но при этом важнейшей задачей для большинства остается устроение личной жизни. Не всегда даже это воспринимается как задача. К созданию семьи стремятся и сознательно, и бессознательно, то есть совершенно естественным образом. Почему так происходит? С одной стороны, ответ диктует окружающая действительность – очевидно, что человек страдает от одиночества, от непонимания и нуждается в любви, в заботе, в тепле. Более глубокое объяснение мы находим в Книге Бытия, в словах, закладывающих основу брака, объединения двух личностей в единое целое: И сказал Господь Бог: не хорошо быть человеку одному; сотворим ему помощника, соответственного ему (Быт. 2: 18). Стремление не быть одному заложено Создателем в нашей природе. Это «не хорошо» не навязано социумом, не выдумано философией, оно естественно. Вот почему поиск второй половинки становится настолько важным. Хотя бывает и так, что семейная жизнь устраивается благополучно, а человек все равно ощущает себя несчастливым, жизнь его проходит не так, как бы он хотел. Это случается от неумения правильно расставлять приоритеты. Имея любящую жену, любимого ребенка, кто-то страшно страдает из-за того, что не удается добиться поставленных целей, заработать денег, сколько хотелось бы, получить признание. Мне не раз случалось видеть таких людей. Стремясь к каким-то целям, зачастую ложным, человек порой утрачивает то, что у него уже есть. Душа остывает сначала у него самого, потом у того, кто рядом, единство разрушается, приходит несчастье, может наступить полный крах семьи. Порой люди чувствуют себя одинокими рядом друг с другом. Любой человек по природе своей одинок, потому что уникален. Сколько бы людей ни существовало от создания мира и до самого его конца, каждый неповторим. Есть похожие внешне, есть похожие внутренне, есть люди, между которыми возникает какое-то родство – духовное, душевное, интеллектуальное. Но нет людей, которые бы друг друга полностью повторяли. И поэтому один никогда не найдет у другого того понимания, принятия, к которому стремится, которого желает и ищет. Люди общаются достаточно поверхностно: узнают качества друг друга, интересы, особенности интеллекта. Но это происходит преимущественно в горизонтальном измерении, и очень велик риск, что супруги друг другу элементарно наскучат. Наверное, мои слова покажутся кому-то клеветой, хулой на брак, но мы видим это сплошь и рядом. Муж и жена расстаются, а причины озвучивают так: «Брак исчерпал себя», «Мне этот человек больше не интересен, я ищу чего-то другого», «Наш брак стал серым, повседневным». А ведь все дело в том, что люди просто не дошли до той глубины, где осуществляется подлинное познание друг друга. Но даже самая настоящая любовь, которую человек проносит через всю жизнь, которая не умирает, а может быть, со временем даже усиливается и крепнет, не дает желаемого понимания и принятия. Бывает, что формально ты не одинок, что самый близкий и родной окружил тебя всей возможной заботой и любовью, но твои страдания, твоя боль все равно остаются лишь твоим внутренним достоянием. Почему? Потому что в каждом из нас есть такая глубина, на которую другой человек не может спуститься. Это под силу только Господу. И подлинным образом человек находит разрешение мучительной проблемы одиночества лишь во взаимоотношениях с Богом. Когда человек этого не понимает, или не знает, или не хочет знать, он надеется: вот сейчас я встречу кого-то, кто меня полюбит, вступлю в брак и все – от этой тоски раз и навсегда избавлюсь. А избавления не происходит. И тогда весь груз вины за несбывшуюся иллюзию человек возлагает на того, кто рядом. Он считает себя обманутым. Страшное разочарование чаще всего приводит к краху отношений, потому что кажется, что рядом не тот человек, нужно искать другого. А знание природы одиночества от подобного разочарования сохраняет. Кто-то может сделать вывод: те, кто живет христианской жизнью, должны быть избавлены от чувства одиночества. Однако, рассуждая так, важно избегать формализма. Есть люди, которые регулярно ходят в храм, исповедуются, причащаются. Но какой процент тех, кто по-настоящему знает и глубоко понимает свою веру? Все-таки христианская жизнь – не только соблюдение всего, что необходимо соблюдать, не только исполнение закона, но, прежде всего, живые взаимоотношения человека с Богом. Это – постоянный поиск, постоянное внутреннее творчество. Если такая работа ума и сердца происходит, значит, человек на пути к избавлению от одиночества. И чем он ближе к Богу, тем скорее от одиночества избавляется. А в отношениях с людьми происходит то, о чем говорит авва Дорофей с его известнейшей схемой кругов: по мере приближения к центру, то есть к Богу, человек приближается и к своим ближним. Но я бы не стал утверждать, что не бывает хороших семей у людей неверующих. Все-таки в нас больше заложено, чем мы можем добавить сами. Порой говорят, что человек настоящий – это человек верующий. В этом, безусловно, есть доля истины, потому что мы, по словам блаженного Августина, созданы для Бога, для пребывания в общении с Ним. Тот, кто не принимает этого общения, как бы находится не в своем чине. Но в этом есть умаление совершенно непостижимого по своему величию Божественного замысла о человеке: он уже создан по образу и подобию Божиему, Господь уже вдохнул в его лицо дыхание жизни, словно великий художник, вложивший в любимое творение всю свою душу. И как можно получить еще больше? Можно человеку заблудившемуся, от Бога отпавшему, указать дорогу к возвращению, к единению со Творцом, чтобы в нем раскрылось то, что было заложено. И бывает так, что человек, не познавший Бога, проявляет в своей жизни качества, удивительные способности и дары, которые Господь ему дал первоначально. И люди неверующие, нецерковные могут по-настоящему друг друга любить, быть заботливыми, искренними. Да, в их отношениях недостает той глубины, о которой я говорю, есть риск, что их брак себя исчерпает. Но иногда простота, внутренняя цельность человека в какой-то степени компенсируют отсутствие того, что делает нашу жизнь подлинной. Чем человек сложнее, тем больше он нуждается в благодати Божией. Чем человек проще, тем он менее уязвим. Вторая половинка – только одна? Вернемся к проблеме поиска пары. Существуют два противоположных взгляда. Кто-то утверждает, что никакой фатальности нет, и если с одним человеком отношения не сложились, значит, можно построить их с другим. А кто-то считает, что Бог для каждого уготовал «вторую половинку», и если ее по каким-то причинам не встретишь, будешь обречен на одиночество, на вечный бесплодный поиск. Я думаю, это и так, и не так. Дело в том, что о каждом человеке у Господа есть некий идеальный замысел – тот максимум, которого, условно говоря, он может в своей жизни достигнуть. Речь идет не о сугубо земной плоскости, а о человеке во всех его проявлениях. Мы говорим о ком-то: «Он нашел себя» – или, напротив: «Он живет не своей жизнью». Подразумевая, что человек счастлив, когда живет своей жизнью. Но не взвесишь на весах процентное соотношение реализованности и счастья. И порой хоть и не все в жизни человека осуществилось из того потенциала, который заложил в него Господь, но тем не менее он все-таки счастлив и его жизнь проходит не напрасно. То же самое можно сказать и об отношениях. Само слово «половинка» (которое, кстати, широко употребляют и люди, далекие от христианства) указывает, что это – равная часть от целого. Поэтому можно предположить, что вторая половинка бывает только одна, что есть только один человек, идеально подходящий другому. Если ты не встретил такого, это еще не значит, что его не существует и теория о половинках неверна. Возможно, тебе все было дано, но ты сам оказался не готов свою половинку принять. Человеку дается дар, а он даже руку не поднимает, чтобы его взять. И дар падает… Или человек схватил дар слишком крепко, а он был хрупким и разрушился. Есть масса образов, которые отчасти объясняют это несовпадение. Бывают ситуации, когда понятно, что произошла ошибка, что сошлись люди совершенно разные не просто в каких-то частных проявлениях, а в самой глубине своей: в разные стороны смотрят, о разных вещах думают, разные вещи ценят. Они никогда не смогут стать единым целым, всегда будут друг друга тянуть каждый в свою сторону, и ничего из этого хорошего не получится. Бывает так, что ты совершаешь ошибку раз, два, а потом все-таки находишь своего человека. Но, возможно, просто к этому моменту ты сам уже изменился. И тот, другой, тоже прошел школу жизни. Вы оба научились прощать, терпеть, снисходить к немощам друг друга. Научились любить, в конце концов, – отчасти, может быть, вследствие той боли, которую каждый пережил. Поэтому не надо рассматривать поиск второй половинки как задачу вытащить выигрышный лотерейный билет. Встреча – это чудо действия Промысла Божьего. Это довольно сложно понять, потому что мы находимся в линейных взаимоотношениях с тем, что называем временем. У нас есть прошлое, настоящее и будущее. А ведь времени не существует, время – временная категория. А то, как устраивает нашу жизнь Господь, решается не в ограниченном временном режиме. Это происходит в вечности, которая для нас совсем не постижима, пока мы в нее не вошли. И поэтому нам кажется, что Господь жизнь каждого уже как-то выстроил, что она предопределена. Но на самом деле происходящее с нами, посылаемое или непосылаемое, зависит от того, что мы делаем сейчас, сегодня, какими становимся. Преподобный Максим Исповедник говорил о согласовании предопределения Божьего и свободы человека: «Господь что-либо предопределяет в отношении нас в зависимости от нашего свободного выбора, в том числе от нашего будущего свободного выбора». Человеческим умом это понять невозможно, это объяснимо только с точки зрения вечности. Часто люди боятся пропустить своего человека, не узнать его. Возможно ли такое, что Господь дает, а ты не видишь? Безусловно, возможно. Но страх здесь совершенно напрасен. Кто пропускает? Человек, живущий невнимательно и поверхностно, зацикленный на себе самом и на своих личных интересах, закрытый от всего окружающего. Пропускает тот, для кого весь этот мир не представляет ценности. Вот этого точно надо бояться, и с этим надо бороться, и тогда не пропустишь вообще ничего. Не только какого-то конкретного человека, но и очень много явлений, которые в твою жизнь могут и должны войти. Как правило, у человека много друзей именно потому, что он ничего не пропускает. И в его жизни гораздо скорее появится кто-то, кого полюбит он и кто на эту любовь откликнется или даже предварит ее своей любовью. А есть такие, кто говорит: «Мне люди, в сущности, не нужны». А чего ж ты страдаешь от неустроенности личной жизни? «Ну, мне люди, в сущности, не нужны, а вот муж нужен». Или, например, жена нужна. Не будет ничего, не получится ничего, потому что, если тебе не нужны все, то и один, скорее всего, не найдется. Правда. Патология или благо? Очень важный вопрос: когда желание одиночества – патология, а когда – благо? Для ответа на него существует один критерий, данный нам в Евангелии: каждое дерево познается по своим плодам. Благие они или злые? Добрые или худые? Если одиночество созидает душу человека, меняет его к лучшему, значит, оно дано для работы над собой. Когда же одиночество делает человека наполненным желчью мизантропом, человеконенавистником, тогда стремление к нему – патология. Уединение периодами необходимо. Даже с точки зрения психоэмоциональной человеку бывает нужно остаться наедине с собой, чтобы дать отдых нервной системе, привести мысли и чувства в порядок. Известный святоотеческий образ – стакан воды, в который попал сор. Пока сосуд в руках, сор находится во взвешенном состоянии, но стоит его поставить и какое-то время не трогать, взвесь осядет на дно или, наоборот, окажется на поверхности. Тогда можно будет увидеть чистую и прозрачную воду и понять, каково ее качество и что она из себя представляет. С другой стороны, если человек стремится к уединению как к единственной форме жизни, это может быть оправдано и обусловлено только самыми высшими целями. Если говорить о жизни монашеской, то практически никогда, за редкими исключениями, жизнь подвижников не начиналась с затворничества. Она сначала проходила среди людей в миру, затем в общежительном монастыре, потом уже для некоего высшего подвига человек уходил в пустыню и подвизался там один. Почему именно так? Потому что если человек уходил в затвор раньше времени, то это уединение его просто-напросто убивало. Причем иногда очевидным образом, а иногда человек с неуврачеванными страстями впадал в прелесть, повреждался, принимая врага за своего Спасителя. Понятно, что жизнь монашеская и семейная весьма различны, но принципы действуют очень схожие. Когда ты по каким-то причинам сторонишься людей, у тебя, как правило, личная жизнь и не складывается. Ты просто к ней оказываешься неготовым. Ведь для того, чтобы проявить свою любовь, если она у тебя действительно есть, ты должен обладать соответствующими навыками: знать, кто такие люди, чего они хотят, чего боятся, что причиняет им боль, а что доставляет радость. Важно уметь и самому принимать любовь. Этому учит жизнь в семье, в школе, на работе, на учебе, где бы ты ни был. Когда тебе нужен один-единственный Из одного старого фильма я запомнил фразу: «Одиночество – это не когда никого нет, а когда тебе нужен один-единственный». Когда внутренне цепляешься за кого-то одного, очень легко пропустить встречу с тем, кто уготован тебе Богом на самом деле. Это как раз тот случай, когда человек творит себе самого настоящего кумира. И такой кумир может своего создателя уничтожить, так, к сожалению, бывает нередко. Но еще чаще человек сам уничтожает своего божка, потому что в какой-то момент просто разочаровывается в нем. И тогда он либо свергает любимца с пьедестала, либо пытается его себе присвоить, как собственность. И это приводит к трагедиям – иногда маленьким, а иногда великим. Надо также осознавать, что, когда ты сосредотачиваешь всю свою жизнь на том, кто не откликается на твои чувства, происходит по слову Священного Писания: Проклят человек, надеющийся на человека (Иер. 17: 5). И действительно, такая жизнь становится проклятьем. К термину «однолюб» эта ситуация никакого отношения не имеет. Однолюбом называют того, кто любил, и его любили в ответ, а потом произошла какая-то беда. Например, умер человек. Или мужчина жил в Восточной Германии, а женщина в Западной, они собирались вступить в брак, но между ними появилась Берлинская стена. Или влюбленные были из Северной и Южной Кореи, и потом оказалось, что это даже не два разных государства, а две планеты, и из одной в другую не перейдешь. Если человек хранит верность в разлуке и ни с кем больше не вступает в отношения, можно сказать, что он однолюб. А если человек любит и хранит верность, не получая никакого отклика, то он просто находится в заблуждении. Нельзя быть верным тому, кому до тебя нет ровным счетом никакого дела. Это не верность, а какое-то самоистязание. Мои слова могут показаться бесчеловечными, но на самом деле, помогая избавиться от несчастья, основанного на ложных посылках, мы проявляем милосердие, а не жестокость. Часто одинокие мужчины и женщины утверждают, что им просто не везет повстречать свою вторую половинку. Это объективно так или дело в неумении увидеть в другом потенциально для себя близкого? На мой взгляд, здесь нет однозначного ответа, поскольку жизнь предполагает очень разные варианты развития людских судеб. Но порой причина кроется в самом человеке. Иногда разговариваешь с кем-то и чувствуешь, что с ним трудно общаться, потому что собеседник тотально сконцентрирован на себе. Говоришь ему об этой проблеме, а он не слышит и не понимает, он сосредоточен на одном: жизнь к нему несправедлива. Такое устроение мешает преодолеть одиночество и построить отношения. Чем человек, условно говоря, хуже, тем труднее ему кого-то найти. Но вот парадокс: чем человек лучше, тем ему еще сложнее обрести пару. Потому что большинство людей в наше время не отличаются высокими моральными принципами и стремлениями. Даже само слово «принципы» из жизни, по большому счету, уходит. Сегодня, двигаясь к намеченной цели, могут задавить кого-то, раскатать, как асфальтовым катком, и не заметить. Человеку, который ищет в жизни настоящее, подлинное, стремится к высокому идеалу, в обществе будет не просто найти второго такого же. Смириться или ждать? Еще один вопрос, возникающий у многих одиноких людей: нужно ли в какой-то момент смириться со своим одиночеством, понять, что такова воля Божия о тебе? Или это означает собственными руками погасить в себе огонек, который для другого, находящегося в поиске, мог бы стать маяком? Правильно ли вопреки всему надеяться, что Господь устроит долгожданную встречу? Мне кажется, не надо ставить точку прежде, чем ее поставит Бог. Нужно идти своим путем и быть готовым ко всему, что на этом пути тебя ожидает. Все, что с нами случается или не случается, – действие Божьего Промысла, и нужно ему вполне доверяться. Безусловно, может быть стремление полюбить, причем взаимно, создать семью, родить детей или выбрать для себя монашеский путь. Но порой жизнь складывается так, что человек, ничего не выбирая, остается один. И я считаю, очень важно не воспринимать это как трагедию. Жизнь имеет смысл и оправдана уже потому, что она тебе дана. В каждом ее мгновении ты найдешь смысл, если только захочешь его найти. У австрийского философа Виктора Франкла есть такое замечательное выражение – «упрямство духа». Он говорит о том, что любой человек обладает потенциалом, который помогает преодолеть абсолютно любую ситуацию, встать над ней. Эта способность в нас вложена первоначально, при сотворении. И жизнь человека ценна и осмысленна независимо от того, как она складывается. Тот же Франкл свидетельствовал, что его жизнь была наполнена смыслом и когда он был молодым перспективным врачом, и когда оказался в концлагере, и когда уже находился на волосок от смерти, но чудом оставался жив. Каждый из этих отрезков жизни способствовал наполнению смыслом последующего отрезка. Некоторые люди гаснут, не найдя спутника жизни, а другие, наоборот, гаснут в браке. Чаще всего в основании этого процесса лежит разочарование: я думал, что там хорошо, а оказалось совсем не так. И происходит угасание, потому что свет и тепло поддерживали не те дрова. Разница в смысле жизни одного и другого человека обусловлена уникальностью каждой личности. И когда человек гаснет из-за того, что с ним не произошло желаемого, то он обесценивает жизнь. А очень важно, чтобы она оставалась и даром, и чудом. Тогда ты не погаснешь. И жизнь твоя будет полноценной, что бы в ней ни происходило. Глава 2 Узнать свое Он увидел ее, она увидела его, и в этот момент они поняли, что это судьба. Встреча – сколько мифов вокруг этого события. «Браки заключаются на небесах», – говорят, имея в виду, что люди находят друг друга не случайно. В литературе, в кинематографе встреча героев, между которыми должны возникнуть чувства и развиваться отношения, всегда происходит каким-то особенным образом. Мы привыкли к этому и подчас ждем знамений внешних или внутренних, которые дадут понять: это моя судьба. Определяет ли встреча дальнейшие отношения? Что значит по-настоящему встретить друг друга? От ненависти до любви один шаг – обманывает ли нас на самом деле изначальное впечатление о человеке? Первый взгляд Жизнь настолько разнообразна, что трудно вписать ее в какие-то рамки. Мы знаем немало историй настоящей счастливой любви, когда люди при первой встрече не то что не рассмотрели друг друга – толком друг на друга и не взглянули. А когда общение по каким-то, казалось бы, случайным причинам стало развиваться, они распознали то главное, что обусловило их последующее единство. Бывает, сердца тотчас устремляются друг к другу. А порой при первой встрече мужчина и женщина вызывают друг у друга отторжение, и уже потом место антипатии занимает симпатия, а симпатию сменяет любовь. Но ожидать каких-то знамений, каких-то видимых признаков, указывающих, что твой человек найден, ни в коем случае не стоит. Надо смотреть не на внешнее, а на внутреннее – на глубину сердец. Встреча, безусловно, важна, потому что с нее все начинается. Но дальнейшее зависит от того, насколько двое окажутся способны и открываться, и открывать для себя другого. Посмотрите, как люди описывают свои впечатления от встречи: «я почувствовала укол в сердце»; «он вошел, и я его просто вдохнула»; «я увидел ее и понял, что должен на ней жениться»; «я просто поняла, что это мой будущий муж»; «меня как громом поразило»; «сердце сказало мне, что это мой человек». Как следует относиться к подобным переживаниям? На мой взгляд, их подлинность или ложность проявляется только с течением времени. Очень часто мы сталкиваемся с тем, что чувство вспыхнуло и моментально погасло, как тоненькая щепочка, которую используют, чтобы разжечь костер. Костер не разгорелся, и она тоже потухла. Я не стал бы отрицать вероятность угадать друг друга при первой встрече. Но чаще люди все же обманываются, чем угадывают. И священники, и психологи разделяют понятия влюбленности и любви. Трудно предположить, что люди могут миновать этап влюбленности и начать сразу с любви. Как правило, вначале присутствует бурное увлечение друг другом, но весь вопрос в том, какая под ним основа. Неправильно пугаться этих чувств и совсем не придавать значения яркому событию, происходящему с вами. Ни в коем случае! Задача не игнорировать, а всмотреться и попытаться понять: это сиюминутное, скоропреходящее чувство или оно может преобразиться в любовь? Мне часто задают вопрос: возможна ли любовь с первого взгляда? Безусловно, возможна. Реальная жизнь дает немало таких примеров. Но чаще она доказывает, что за любовь с первого взгляда люди принимают свои эмоции. И очень мало тех, кто в состоянии отличить действие эмоций или, как сегодня принято говорить, гормонов от глубокого, серьезного чувства, объемлющего всю душу и всю жизнь. Как правило, это получается у людей уже довольно взрослых, которые в своей жизни успели и ошибки какие-то совершить, и опыт определенный приобрести. А юным, наверное, все же не стоит ориентироваться лишь на эмоции и переживания. Я не случайно вспомнил про костер. Практически каждому человеку приходилось разжигать огонь, все помнят, как неодинаково разгораются сырые дрова и специальные угли, политые смесью для розжига. Этот узнаваемый образ можно легко применить к области человеческих чувств. Первое впечатление очень часто бывает обманчивым. На восприятие могут влиять совершенно случайные факторы: болит голова, не выспался, плохая погода и прочее. Иногда мы смотрим на людей внимательно и ясно их видим, а иногда настолько заняты чем-то своим, что толком не обращаем внимания на окружающих. Не редкость, когда человек во что-то всматривается и вдруг понимает, как разительно реальность отличается от его впечатления. А порой встречаются два активных человека с ярко выраженными волевыми качествами, и каждый пытается настоять на чем-то своем. Происходит столкновение, но именно оно помогает людям по-настоящему открыться и увидеть, насколько они близки друг другу. Не сразу, разумеется, а впоследствии, когда конфликт удастся преодолеть и он останется позади, как драматичное, но вместе с тем и забавное событие. Ведь конфликт – не всегда следствие различий и непримиримых противоречий, зачастую его порождает стечение обстоятельств, душевное состояние одного из его участников (а порой и обоих), бурный темперамент. Появлению чувства между давно знакомыми людьми не всегда предшествует история взаимоотношений, период сближения. Какие же обстоятельства влияют на то, что очередная встреча становится собственно встречей? Я убежден, что внешние обстоятельства – лишь повод. Бывает, давних знакомых буквально бросает в объятия друг друга, и тем не менее ничего не получается, потому что их зацепило нечто совершенно мимолетное. Определяется все тем, что происходит в глубине. Люди все время меняются, и, возможно, в какой-то момент двое приобрели способность посмотреть друг на друга совершенно иначе. Самое главное – родство душ, которое вдруг стало очевидным и позволило «первой не первой встрече» случиться. Что значит встретить человека? Немало людей еще не встретили самих себя. А когда человек самого себя не встретил, то как он может выбрать спутника или спутницу жизни, ведь непонятно, для кого он или она выбирает. Сколько их на свете – тех, кто не может ответить на вопрос «кто я?»! Они просто живут. Мне в память врезался эпизод из какой-то детской книги: приходит молодой человек наниматься на работу, и его спрашивают: «Ты кто?» – «Я парень», – говорит. «Ну, вот приходи, парень, когда человеком станешь», – получает он ответ. Есть очень разные меры самопознания, анализирования, как ты проживаешь свою жизнь, во что превращаешься, кто ты сегодня. Но здесь либо ответственное и внимательное отношение к себе, либо жизнь становится для тебя стихийным процессом. Мало ли людей живет подобно зверушке, которая знает, что там пища, а там вода, там тепло, а вот там опасность… Это трагедия. Без Бога очень и очень удобно соскальзываешь в такую жизнь – сначала животную, а потом и растительную, поскольку, помимо веры, не так много вещей могут возвысить по-настоящему. Хотя порой человек вроде бы и верит, но все равно в эту жизнь скатывается, потому что вера его оказывается не подлинной, а умозрительной, формальной – неживой. Как складываются личные отношения между представителями животного мира? Есть какие-то формальные признаки (например, блеск глаз, цвет шкурки, запах и прочее), это рождает определенные эмоции, изменения состояния. Вот и все. А если подобными ощущениями руководствуется, управляется человек? И ведь, к сожалению, очень часто бывает так или примерно так… Этому уже давно найдено очень подходящее наименование: не любовь, не симпатия даже, а химия. И люди, отношения которых построены в первую очередь именно на «химии», вступают подчас в брак, в этом браке рождаются дети, но при этом родители не знают толком ни самих себя, ни друг друга… И спустя какое-то время начинается то, что мы видим сплошь и рядом: ругань, драки, разводы, пьянство, домашнее насилие – просто потому, что под одной крышей оказались два совершенно чужих человека, которые в какой-то момент начинают это осознавать и, поскольку им некуда друг от друга деться, постепенно ожесточаются, становятся врагами. Но когда ты понимаешь, что ты и твоя жизнь – это дар Божий, и относишься к нему с ответственностью, вниманием, благоговением, то и в другом человеке видишь чудо. Тогда все происходит совершенно иначе. Вроде бы закономерный вопрос: как понять, что подлинная, сердечная встреча мужчины и женщины произошла, что именно в этой точке начался путь предельного сближения, сроднения друг с другом? Но на самом деле вопрос напрасный, потому что, если он у людей возникает, значит, встреча еще не произошла. Есть такой любопытный фильм «Знакомьтесь, Джо Блэк». Причудливая фантазия его создателей выводит на сцену в качестве главного героя Смерть, которая приходит на землю в теле человека, чтобы узнать, что такое жизнь. Идея абсурдная и совершенно не христианская, но в этом кино есть немало моментов, дающих повод основательно задуматься. Например, эпизод, когда отец, человек живой и искренний, видит, что его дочь собирается выйти замуж за мужчину, формально ей подходящего, но по сути совершенно чужого. Отцу ясно, что предстоящий брак – это просто схема, которая реализуется в соответствии с определенным планом, и он пытается доказать, что так нельзя, что нужно ждать настоящей любви. Дочь спрашивает: «Как же понять, что я действительно полюбила?» И слышит в ответ: «Этого нельзя не понять, ты не ошибешься! Если видишь молнию и слышишь гром, то не возникает сомнений: это гроза». Здесь не образ бури страстей или восстания в сердце. Речь идет о моментальном узнавании чуда, которому Господь дал совершиться в твоей жизни. В узнавании друг друга должно произойти некое откровение. Оно может быть одномоментным, а может совершиться вследствие долгого постижения. Опять же пример с костром: в одном случае он сразу вспыхивает, а в другом разгорается постепенно. Иногда кажется, что огонь погас, но нет – он горит и дает тепло, свет. И рядом с ним можно радоваться покою и уюту. Но точка отсчета, о которой упоминалось выше, обязательно должна быть. Если «удара молнии» не произошло ни в какой момент, значит, ничего нет. И формально к этому относиться ни в коем случае не стоит. Мы, священники, постоянно сталкиваемся с горькими результатами подобного подхода. Некоторые считает: вступили в брак, родили детей, и хорошо, а любят супруги друг друга или не любят – не важно. Любовь, мол, для страстных, грешных, а нам, христианам, это не обязательно. Но, простите, христиане – представители религии любви, единственной и уникальной в своем роде. И если для нас любовь не важна, для кого же тогда она важна и обязательна?! Значит, с Богом тоже возможно формально взаимоотношения строить, идти путем соблюдения внешнего закона и думать, что этого достаточно?! Нет. Богу нужно человеческое сердце. И только отклик человеческой любви на любовь Божью становится залогом спасения. Ты не откликнулся своей маленькой несовершенной любовью на любовь Божью – и остаешься чужд Богу. Ты можешь все исполнять, но если любви нет, то ты как будто не родился еще… И встречи нет, и узнавания не будет. Формальное отношение убивает все. Более того, оно есть грех неблагодарности, свидетельство того, что мы не замечаем даже самых очевидных Божиих даров. Вот Господь дает Адаму Еву. Представьте себе, что Адам вдруг задает вопрос: «А зачем мне это?» Потом смотрит, оценивает: она хороша собой, к тому же будет выполнять различные функции, – а, ну хорошо, ладно. Мы не видим ничего подобного. Адам принял этот дар как нечто свое и единственно возможное. И это ощущение «своего» и «единственно возможного» должно возникнуть при встрече двух людей – тогда лишь можно говорить о любви. Библиотека, сообщество по интересам, интернет Некоторые люди специально ищут судьбоносной встречи, как героиня известного фильма «Москва слезам не верит»: регулярно ходят туда, где можно высмотреть вторую половинку, посещают сообщества по интересам, знакомятся в интернете. Такой поиск не плох и не хорош сам по себе, весь вопрос в мере и в отношении к нему. Когда человек буквально одержим навязчивой идеей с кем-то познакомиться, вступить в брак, родить ребенка, то хорошие по сути стремления приобретают нездоровую окраску. Нет ничего плохого в том, чтобы искать среду, где встреча более вероятна, но болезненное отношение к этому свидетельствует о недоверии к Богу. А без доверия Творцу ничего хорошего не выходит. Что касается интернета, то здесь нужно различать разные ситуации и подходы. Если люди случайно знакомятся, общаясь в социальных сетях, точно так же как они познакомились бы в реальной жизни, и это знакомство становится основанием для уже не виртуального общения, для любви и брака, то это совершенно нормально. А вот целенаправленный поиск в сети… Может быть, я неправ, но мне представляется, что всякие сайты знакомств, в том числе для православных, это все-таки не совсем то, к чему должен прибегать верующий человек. Потому что в этом есть элемент суррогатности, попытка смоделировать ситуацию, сократить путь к сердцу другого. В реальной жизни как? Вот произошла встреча, и ты какое-то время разбираешься в человеке, в самом себе. А тут отбираешь десять-двадцать подходящих вариантов, постепенно кого-то отсеиваешь по определенным параметрам, оставшихся начинаешь «прокручивать», параллельно общаясь со всеми. Как-то это утилитарно. И главное, таким образом человек сводит действие Промысла Божиего до минимума. Точнее, не действие Промысла, а свое представление о нем в нашей жизни. Это лишено здравого смысла, ненормально, потому что утрачивается уважение, благоговение, даже трепет, необходимый в отношении к тому дару Божиему, которым являешься ты сам и другой человек. Есть известная фраза: «Браки заключаются на небесах». Они и должны заключаться на небесах – надо дать возможность, чтобы Бог Сам создал ситуацию и ввел нас в нее. Нужно постоянно помнить: главная действующая личность в нашей жизни – это Господь. Человек лишь участник – не пассивный, прилагающий определенные усилия. Но к чему бы мы ни приступили, надо давать место Богу. Когда пытаешься действовать за Него, то ничего хорошего не получается. Особенно в тонких и сложных вопросах личной и семейной жизни. Глава 3 Страх вступления в отношения Двое встретились, заинтересовались друг другом, но развития отношений нет. Почему? Причиной может быть страх вступления в отношения – кого-то одного, а возможно, даже обоих. Составляющие страха Прежде чем говорить о страхе вступать в те или иные отношения, стоит сказать о более простом страхе делать что бы то ни было. Человеку бывает некомфортно себя обнаруживать, он боится показаться смешным, наивным, уязвимым, оказаться беспомощным, а самое главное – быть отвергнутым. И зачастую человек, испытывая к кому-то симпатию, не делает первый шаг. Проблема носит не только психологический, но и нравственный характер. За всеми этими страхами стоит самая главная страсть, препятствующая человеку во всем добром и хорошем, что он мог сделать в жизни. А именно – гордость. Если вдуматься, что такого страшного? Ну, показался ты смешным, наивным, неуклюжим, и в конце концов тебя отвергли. Ничего же не случилось! Гораздо хуже, если бы это оказался твой человек, которого тебе послал Господь, а ты его так и не узнал. Отрицательный результат и отсутствие результата – все же разные вещи. Вот почему обязательно надо постараться себя преодолеть. Страх отношений обусловлен не просто неуверенностью или обостренным нежеланием пережить фиаско, а целым набором самых различных «барьеров». Во-первых, человек может бояться необходимости отдавать себя, ведь какие могут быть отношения, когда ты только берешь? Во-вторых, тому, кто привык постоянно «защищаться», оберегать себя и свой внутренний мир от любого проникновения, трудно решиться на самораскрытие. В-третьих, любые отношения предполагают ответственность, и человеку о ней регулярно будут напоминать. Нужно элементарно вовремя прийти на свидание, уделить внимание, не забыть каких-то важных вещей. Не говоря уже о более сложных взаимодействиях, мало-мальски серьезных общих делах. Отношения не дают эгоисту оставаться в покое, его будут тормошить и чего-то требовать, упрекать в невнимательности, холодности, расстраиваться и обижаться на него. Сегодня пары самых разных возрастов оказываются готовы к совместному времяпрепровождению лишь в том случае, если оно, как принято говорить, ни к чему не обязывает. А как только люди начинают чувствовать, что отношения приобретают серьезный характер, все моментально разваливается, как карточный домик от дуновения ветерка, и кто-то из них, если не оба, бегут прочь. Так бывает не всегда, но все чаще и чаще. И люди, которые хотят глубоких, настоящих отношений, недоумевают: почему от них все шарахаются? Ответ лежит на поверхности: слишком сильное и явное желание отпугивает тех, кто категорически серьезных отношений не хочет. Это на самом деле не так уж и страшно, потому что всегда лучше, когда естественный отсев происходит на начальном этапе. Гораздо хуже, если неготовность отвечать за другого обнаруживается впоследствии, особенно в критической ситуации, когда это может психологически, а порой и физически просто убить. Обжегшийся на молоке Безусловно, страх может быть вызван и травмой, которую нанесли прежние отношения. Человек, пережив боль, боится ее повторения. Всем нам известна пословица: «Обжегшийся на молоке дует на воду». Но нельзя бесконечно находиться в плену своих страхов, ожидать поражения раз за разом, и не только применительно к личной жизни. Поэтому перед каждым, кто чего-то боится, стоит задача этот страх преодолеть. Лишь справившись с ним, можно жить свободно, быть счастливым. Только в таком случае можно быть тем, кого в тебе хочет видеть Господь. А иначе ты подобен ежику, который встретился с опасностью и превратился в колючий шарик, либо улитке, которая забралась в свой домик. В таком состоянии невозможно жить полноценно. А мы все-таки не для того рождены, чтобы выживать, мы рождены, чтобы жить. И потому очень важно открыться той жизни, которая тебя окружает и которую тебе хочет дать Господь. И если ты снова переживешь разочарование и боль, не надо относиться к этому как к трагедии. Страдание является естественным спутником нашей жизни. Его в принципе нельзя избежать, но возможно перерасти боль, перестать ее обостренно ощущать, стать сильнее. Начать принимать страдание не просто как данность, неизбежность, а как стимул для нашего всестороннего роста. У архимандрита Софрония (Сахарова) есть такие слова: «Благодать не приходит в сердце, которое не исстрадалось». Не только благодать Божия, но и зрелость, и опытность не приходят к тому, кто не был бит. Когда ты испытал боль и перерос ее – ты над ней поднялся, стал выше. А если остался ее заложником, то она будет тебя преследовать. Не надо быть жертвой. Психология жертвы губительна для человека в целом, а для личной жизни в особенности. Здесь есть простой выход. Надо сказать себе: «Да, может повториться ситуация, которая причиняет боль, ну и что? Если я не попытаюсь, не случится вообще ничего». Человеку, который верит, что без воли Божьей ничего произойти не может, тем более необходимо преодолеть страх. Ему это сделать гораздо проще: ведь преодоление базируется на доверии Богу. Ты не просто готовишься пережить возможный удар, а говоришь себе: «Если Бог мне попустит вновь испытать боль, значит, в этом есть какой-то смысл. Если я его пойму, то извлеку для себя пользу». Есть масса людей, которые просят подаяния на улице. И деньги мы им даем одинаковые. Но один на них купит алкоголь, другой – еду, третий – одежду, а четвертый поможет кому-то, кто нуждается еще больше. Важно не что человек получает, а как он этим пользуется. А это уже зависит от внутренних особенностей, обстоятельств, сформировавших или еще формирующих характер. Безусловно, есть общий смысл жизни, который заключается в самой жизни. Бог дал нам удивительный дар бытия, и бессмысленным он быть не может. А вот какими частными смыслами человек наполнит свое бытие, как он будет их реализовывать – это уже другой вопрос. Не бойся, меня нет Порой человек не догадывается о том, что страх живет в его сердце. Так бывает, когда он не заглядывает внутрь себя, не спрашивает: «Почему я что-то могу, а чего-то не могу? Почему мне что-то удобно делать, а от чего-то я испытываю дискомфорт?» Обязательно нужно себе эти вопросы задавать, чтобы жить осознанно, осмысленно. Иногда страх прячется за искусственно культивируемое чувство самодостаточности. Если человек в чем-то действительно не нуждается, то превосходно себя без этого ненужного чувствует, и его жизнь приобретает завершенность, логичность, комфортность. Но так бывает очень редко – с тем, кто сознательно или бессознательно обрекает себя на жизнь в одиночку именно из-за этого страха, а не по религиозным или иным высшим мотивам. Да, мы можем настолько внутренне огрубеть, что произойдет сказанное в Священном Писании: люди стали плотью, поэтому не пребывает в них Дух (см.: Быт. 6: 3). Выйдет человек из состояния сердечного омертвения или нет – очень сложный вопрос. Однако этот путь он выбрал для себя сам. Путь однозначно ложный, но каждый имеет на него право. И, как ни прискорбно, но нередко, употребив все усилия, чтобы помочь человеку «ожить», приходится отступить и только с болью смотреть на происходящее с ним и молиться о нем. Чаще, пока душа еще жива, человек все же ощущает, что ему «чего-то не хватает». И тут закономерно задаться вопросом: чего именно? Почему я не стремлюсь к тому, в чем чувствую необходимость? Анализируя себя, можно докопаться до причины. Вероятно, понадобится собеседник – психолог, священник или просто неравнодушный близкий, который поможет взглянуть на себя со стороны. Ведь на самом деле не страх прячется, а человек его прячет от себя, как и все, с чем не хочет сталкиваться. Беспристрастный сторонний взгляд даст возможность увидеть болевые точки и темные пятна, которые уродуют и обессиливают душу. Может быть, в результате анализа придется признать, что ты опустошен, разрушен, обессилен и просто не способен ни на какие отношения, зашел в тупик и не можешь из него выйти. И что это, если не повод кардинально измениться? Не чтобы у тебя «кто-то появился» и «наладились отношения», а ради того, чтобы жизнь стала жизнью, а ты сам из несчастного существа превратился наконец в человека. Сегодня очень популярна тема саморазвития, а в данном случае она особенно актуальна. Пересмотреть свою жизнь, понять, что разрушает тебя, приобрести недостающее, устранить лишнее – вот задача, которую необходимо решить. Задача сложная, но творческая и интересная, а главное – совершенно реалистичная. Ее решение обязательно приведет к благим изменениям. Верующему человеку такие изменения должны даваться гораздо легче – если он, конечно, не только верит в Бога, но и верит Богу. Когда понимаешь, что Господь участвует во всем, что касается тебя, то уже не чувствуешь себя покинутым и оставленным, тебе не кажется, что твой труд обречен на неуспешность. Больше того, в какой-то момент делаешь поразительное открытие: это Господь работает над твоей душой, а ты лишь помогаешь Ему. Или не помогаешь и даже противишься… Божий и твой труд, в идеале общий, посвящен главной цели жизни: чтобы из тебя получилось то лучшее, чем ты можешь быть, чтобы все, что вложил в тебя Господь, оказалось востребованным, обрело соответствующее раскрытие. В этом решение всех проблем, в том числе и психологических проблем с различными страхами. Главный изъян современной медицины состоит в том, что она лечит не человека, а болезнь. И это в конечном итоге наносит ощутимый ущерб организму, потому что применяемые медикаменты оказывают локальную помощь, причиняя вред другим органам. А, например, традиционная китайская медицина или гомеопатия ставят своей задачей привести в порядок систему, сбой в которой привел к возникновению частной проблемы. И тогда человек не страдает от множества побочных эффектов, а через устранение основной причины заболевания приходит в качественно лучшее состояние. То же самое и с внутренними нашими червоточинами. Надо пытаться не с одной проблемой справиться, а посмотреть на себя целиком, разобраться, что в себе требуется исправить, чтобы подобных проблем в принципе не было. Важно понимать, что все страхи – следствие гордыни. Смиренного не пугает риск быть осмеянным или отвергнутым, потому что он принимает волю Божью о себе. Но принимает не как пассивное, безвольное, нерассуждающее существо. Смирение – не следствие слабости, напротив, оно требует от человека огромного мужества. Тот, кто хоть немного пытается приблизиться к этой величайшей добродетели, знает, что это так. Глава 4 Безответное чувство О, когда бы я назвал своею Хоть тень твою! Но и тени твоей я не смею Сказать: люблю — так писал поэт Валерий Брюсов о безответном чувстве. Что делать, если тебя постигла та же участь? Можно ли усилием воли перестать любить? Как не впасть в депрессию и не потерять вкус к жизни? Стоит ли добиваться ответного чувства? Безответное увлечение – развлечение? Считается, что влюбленный человек не вполне адекватен, что у него потеряна связь с реальностью и способность трезво мыслить. И когда объект душевной привязанности не отвечает взаимностью, это становится для влюбленного сильнейшим ударом. Обычный совет в такой ситуации: забудь, оставь, найдешь другого/другую. Но как?! Сердцу-то ведь не прикажешь… Люди различны по темпераменту, воспитанию, жизненному опыту. Одним свойственна сильная эмоциональная включенность во все, что с ними происходит. Другие достаточно уравновешенны, они спокойно переживают различные жизненные испытания, в том числе отсутствие ответных чувств. Поэтому не стоит полагать, что все влюбленные ведут себя одинаково. Говоря о влюбленности и любви, мы намеренно отделяем одно от другого. Любовь – глубокое и серьезнейшее чувство, а влюбленность – скорее, увлечение. И если она оказывается безответной, то здесь встает вопрос об общей дисциплине чувств. Допустим, забивая гвоздь, человек ударил себя по пальцам. Один стиснет зубы, вздохнет и продолжит работу, другой – выругается, третий со злости запустит куда-то молотком. Каждый ведет себя по-своему, в соответствии с культурой выражения переживаний. Безусловно, удар молотком по пальцу и несчастная влюбленность – вещи разного порядка, но есть между ними и нечто общее. Здесь хотелось бы вспомнить советы аввы Дорофея. Хотя, казалось бы, где авва Дорофей с его наставлениями монашествующим – и где влюбленность? Но человек всегда и во всем остается человеком. Мы одинаковы по сути, сколь бы разные пути ни выбирали. И советы подвижникам древности могут пригодиться современным, далеким от подвига людям. Так вот, авва Дорофей говорит, что для обретения бесстрастия надо стремиться к беспристрастию. А беспристрастия можно достичь, стараясь ни к чему не относиться как к трагедии – особенно к элементарному несовпадению реальности с ожиданиями. Я смирился с тем, что получилось иначе, чем хотелось, и приобрел навык принятия нежелательных обстоятельств. Но принятие должно быть спокойное, не приводящее к внутреннему излому. В совершенстве это достигается, если положиться на волю Божию, принимать происходящее не как случайное стечение обстоятельств, а как посылаемое Господом. Может показаться, что смирение обедняет, выхолащивает жизнь. Но на самом деле так человек избавляется от совершенно излишних, неоправданных страданий. Навык не настаивать во что бы то ни стало на своей воле крайне ценен. Поможет он благодушно перенести и безответность. Еще безответная влюбленность – повод внимательнее всмотреться в своего избранника. Стоит задуматься: что это за человек, почему ты не встречаешь с его стороны никакого отклика? Есть ли у твоей влюбленности реальное основание? Однозначно: если это действительно твой человек, он откликнется, отношения завяжутся. А если все мертвым-мертво, значит, ты свое чувство придумал и переживаемое тобой – это морок, от которого скорее надо освободиться. Если ты привык к самодисциплине, умеешь управлять своими чувствами, а не позволяешь им управлять тобой, то ты быстро поймешь, что имеешь дело с увлечением, страстью. Пребывание в таком состоянии ничем хорошим не закончится. Это болезнь, и надо скорее выздоравливать. Что это вообще такое – увлечение? Что-то увлекает тебя, как вода щепку, закручивая в водовороте, и ты оказываешься совершенно беспомощным, подчиненным потоку, покорным его воле. Но знаешь ли ты, что впереди – запруда или водопад? Выбросит тебя волна без сил на берег или ты разобьешься о камни, рухнув с головокружительной высоты? Можно ли довериться увлечению, как доверяется воде кусок дерева? Нет. Когда подобное происходит, жизненно необходимо остановиться, задуматься: что меня влечет и куда? Человек, прежде всего, существо разумное. Мы не должны никогда забывать об удивительной способности мыслить, анализировать. Даже когда речь идет о делах сердечных. Безответная любовь – задача разлюбить? Если человек давно знает объект своей душевной привязанности и отдает себе отчет в том, что испытывает глубокое чувство, а не сиюминутное увлечение, то едва ли единственный выход при безответности – перестать любить. Я глубоко убежден, что прекращать любить ни в коем случае нельзя. Мы, христиане, призваны учиться любви, а не пресекать ее. Если ты чувствуешь человека и любовь к нему рождается в твоем сердце совершенно естественным образом, то как можно убедить себя, что он любви недостоин? Но если ты человека любишь, то это совершенно не означает, что ваши жизни должны быть связаны в единое целое, что вы станете парой, семьей. Может быть иначе, и это нужно уметь принять. Умение смиряться с обстоятельствами, в которые нас Господь поставляет, помогает найти правильный выход. Помогает, не прекращая любви, изменить ее характер. Не переходить к ненависти, как порой случается, а в новом качестве хранить доброе чувство, вложенное Господом в сердце. Как это сделать, человеку, обладающему навыком к самодисциплине, подскажет опыт. Главное – помнить, что источником и учителем любви является Сам Господь. У Него всегда можно найти ответ, что делать, чтобы чувство не погубило ни тебя, ни другого, чтобы оно не превратилось в пламя пожарища, уничтожающее все на своем пути, а стало огнем, дарующим свет и тепло. «Любовь не ищет своего», – пишет апостол Павел (см.: 1 Кор. 13). Любовь, если это и правда любовь, делает человека готовым к самопожертвованию, она рождает желание отдавать, а не присваивать. Ей совершенно чуждо стремление захватывать, безраздельно владеть. Любовь живет в атмосфере свободы, в любой иной она задыхается, умирает. «Моей любви хватит на двоих» Случается, что человек, любящий сильно, глубоко и, наверное, страстно, в ослеплении чувством говорит: «Ну и что же, что не любят меня? Это ничего, моей любви в браке хватит на двоих!» Звучит это утверждение возвышенно, но не соответствует действительности. На подобных условиях браки, безусловно, заключаются, но бывают ли они крепкими, счастливыми? Для полноценного союза требуется обоюдная любовь. Она обуславливает постоянное движение навстречу друг другу, сродняет супругов и постепенно совершает то чудо, о котором говорит в Евангелии Господь, – творит из двух одно, приводит к неразлучаемому единству. Образ настоящей любви дают взаимоотношения Бога и человеческой души, удивительным образом отраженные в Песне Песней. Господь – неизреченная бездна любви, которой нет предела, ее точно хватает на всех. Но даже она не спасает человека без ответной любви к Богу, для спасения требуется наш отклик. Так может ли для брака «хватить» любви только одного супруга? Велика вероятность, что она иссякнет, какой бы сильной ни была, что ее не хватит на двоих, а потом на троих и четверых, включая детей. Любовь – это постоянный и таинственный обмен, естественный, как дыхание: ты даешь все, что у тебя есть, и получаешь взамен все, что есть у другого человека. Ты даешь еще больше, и он раскрывается и дает еще больше. Ты даешь то, о существовании чего в себе даже не подозревал, и человек в ответ дает то, что ты никогда не надеялся получить. В любви нет места расчету, планированию, торгу и оговариванию условий. Если это присутствует – значит, любви не было либо она умерла, иссякла. Сколько людей Божественную любовь просто принимают и пользуются ею! Понимают, что Господь претерпел за нас распятие и смерть, что Он безмерно любит каждого из нас, и на эту любовь не отвечают ровным счетом ничем. Ведь это ужасно! Некоторые эту любовь отвергают, даже знать о ней не хотят, но в этом, по крайней мере, есть какая-то логика… Страшная, богоборческая, но логика. А когда человек, все понимая, не откликается на любовь, то это вызывает тяжелейшие чувства. Это касается и человеческих отношений. Один свою любовь отдает, а другой просто ее принимает. Нет, это неправильно совершенно, так не должно быть. «Я сделаю так, что ты меня полюбишь» Многие считают, что ответного чувства нужно добиваться, делать все, чтобы твою любовь не просто приняли, но именно полюбили тебя в ответ. Это не верно. Человек должен оставаться самим собой. Стремиться стать лучше, победить свои немощи, перерасти себя стоит не для того, чтобы тебя полюбили, а просто потому, что это правильно – в максимальной степени раскрыть в себе дары Господа. Нельзя всю жизнь простоять на цыпочках, ходить на ходулях. Ты такой, какой есть. И если тебя не любят, то не лезь из кожи вон, чтобы вызвать ответное чувство, – это ни к чему хорошему не приведет. В каждом человеке заключена некая совершенно удивительная красота. Встречаются двое, особым взглядом видят красоту друг друга, и между ними таинственно и чудесно зарождается любовь. По большому счету, если люди могут разложить ее по полочкам, то это никакая не любовь. А если они объясняют, объясняют, а потом доходят до какого-то предела и понимают: и не поэтому я люблю… А почему? А вот просто люблю. И эта «просто любовь» важнее, чем любовь «за что-то». Отношения между людьми должны носить равный характер, только тогда из них может получиться что-то доброе. Иначе велик риск обмануться. Часто один, желая завоевать другого, чего только не делает. А вышли из загса, из храма, закрылась дверь дома, и там другой совершенно человек оказывается. Любая искусственность – основание для последующего краха. Конечно, бывает, что один человек что-то делает для другого просто по велению сердца, потому что иначе не может. А другому вдруг удается по-настоящему разглядеть его, понять его истинную человеческую ценность, и возникает ответное чувство. Так бывает, но намеренно на это рассчитывать не стоит, чтобы не вышло ошибки. Вспоминается фильм «Разрисованная вуаль», снятый по одноименному роману Сомерсета Моэма. Заведомо несчастный брак двух людей: молодая яркая женщина принимает предложение перспективного врача, желая вырваться из семьи и уехать. Они прибывают в Китай, где у него обширная практика. Она вскоре начинает изменять, он узнает об этой измене. Брак сохраняется только формально, семейная жизнь разваливается. И он не делает ничего, чтобы завоевать ее, просто продолжает быть самим собой. Начинается эпидемия, колоссально возрастает смертность, и он, в полном смысле слова засучив рукава, день за днем служит людям. Он делает это не затем, чтобы понравиться ей, а просто не может бросить на произвол судьбы больных. И она, наблюдая за ним со стороны, вдруг начинает чувствовать к нему то, что никогда не испытывала прежде. И когда он умирает от холеры, она понимает, что по-настоящему любит его. Но моделировать такую ситуацию по меньшей мере неразумно. Вряд ли было бы правильно специально для жены служить другим людям и умереть от холеры в расчете на любовь. Это же безумие! Никого не надо превращать в Каштанку Часто мужчина или женщина видят чье-то глубокое чувство по отношению к себе, но понимают, что ответить взаимностью не могут. Возникает вопрос: как себя вести? Вариантов несколько. Кто-то предпочитает прямо заявить, что шансов нет. Кто-то намеренно делает это в грубой форме, считая, что обида поможет быстрее забыть о чувствах. Кто-то упорно притворяется, что не замечает. Кто-то, наоборот, включается в двусмысленную игру, не отпуская и не приближая человека к себе. На мой взгляд, нужно аккуратно, без неприязни и раздражения, установить определенную дистанцию, не давая переходить ее ни себе, ни другому. И если у человека какие-то твои действия, совершаемые просто из благорасположения к нему, вызывают отблески надежды, значит, надо отказаться от такого характера общения. Не нужно поступать с человеком, как мальчик, который давал Каштанке кусок мяса, перевязанный бечевкой, а когда собака глотала, выдергивал его. Не надо никого превращать в такую Каштанку ни по мягкосердечию, ни по ложному состраданию, ни по каким-то еще причинам. Дистанция должна быть ощутимой, понятной. Иногда мужчина или женщина, не испытывая взаимности, допускают, что ответное чувство к любящему их человеку может родиться, потому что в целом он положительный, искренне любящий. Стоит ли, пусть и сохраняя дистанцию, присматриваться к нему? Я считаю, что это тоже будет неправильным. Отношения между людьми должны развиваться естественным образом. Нельзя человека с его отношением к тебе положить в ящик стола и сказать: «Пусть пока полежит, я подумаю, может, у меня что-то там родится». В этом ящике стола один, в том – другой, в комоде – третий, в шкафу – четвертый. Ну что это такое? Либо что-то зародилось и отношения развиваются, либо нет. Конечно, в жизни бывает по-разному. Ты дистанцируешься, вас разводят обстоятельства, а спустя годы сталкиваетесь, и вдруг у тебя появляется чувство, которого раньше не было. А у другого человека оно уже иссякло. А может быть и так, что чувство только казалось иссякшим, но теперь ожило вновь, и ваши отношения начинают складываться. В области личных взаимоотношений не может быть рецептов, правил, точных инструкций. Было бы безумием пытаться создать схемы, по которым можно определить: любовь или не любовь, поступать так или иначе. Мы сейчас пробуем лишь выделить общие принципы. И главный из них – никаким образом не стремиться что-то искусственно смоделировать. Любовь – это чудо Божие, не надо стараться сотворить его своими руками. Не получится, никак. Зеркало или ответное чувство? Сегодня в обиход прочно вошел такой термин, как эмпатия. Это намеренное переживание эмоционального состояния другого человека при осознанном понимании, что источник этого переживания не внутри тебя, а вне. Способность к эмпатии – неплохое качество, благодаря ей человек может поставить себя на место другого. Главное здесь – не терять трезвости. Зеркало лишь отражает объект, но самим объектом не является. Нет ли опасности спутать эмпатию с настоящим ответным чувством? Действительно, может статься, что человеку просто понравилось ощущать себя объектом влюбленности. Увидев чувства другого, он не откликнулся на них, но осознанно пошел на некий самообман, увлекся отношением к себе, потому что оно красивое, приятное, теплое. Так человек не любит, но играет в любовь. А мы призваны в любом самообмане разобраться, постараться себя понять. Нельзя жить полноценной жизнью, если не познаешь самого себя, свои чувства, свои переживания. Это ведь нередко приводит к настоящим трагедиям, когда один человек убежден в том, что любит и любим, а другой, играя в чувства и наслаждаясь ими, в какой-то момент это осознает и говорит: «Прости, я разобрался и понял, что ошибся». Но многократно тяжелее, когда человек разберется, но ни слова не скажет, а потом случится брак, который, скорее всего, не будет ни счастливым, ни прочным. Еще и дети будут страдать. Так что лучше все-таки быть до конца честным. Я бы снова посоветовал чаще читать слова апостола Павла о любви. Вдумчивое и внимательное их прочтение дает человеку понимание того, что он испытывает – эмпатию, любовь или какие-то эмоции. Эмоция – не любовь, переживания – не любовь, любовь – это важнейшее базовое чувство, которое охватывает всю жизнь человека. Его не перепутать ни с чем. Когда человек говорит: «Я не знаю… то ли да, то ли нет», это значит, что пока нет. Любовь самоочевидна. Как жить дальше? Как жить, когда ты осознал, что твоя любовь, искренняя и настоящая, безответна, что надо перестать стремиться к единению с тем, кого любишь? Как не впасть в депрессию, не потерять вкус к жизни, не потерять и не обесценить себя? У любой системы должно быть основание, центральная ось, которая ее скрепляет, не давая разрушиться. Для человека, Богом сотворенного, этой осью должна быть вера в Творца, личное отношение к Тому, Чьей любовью он призван из небытия в бытие. Если это так, то, что бы с человеком ни происходило, он не разрушится, не прекратит свое существование как человеческая личность, не обесценит себя. Человек, который не имеет этого центра – собственного бытия в Боге, обречен находиться в колебании, неустройстве. Его «центр тяжести» будет смещаться то в сторону другого человека, то в сторону карьеры, богатства, сиюминутных привязанностей и увлечений, заставляя переходить от разочарования к разочарованию. Потому что все, на что он пытается опереться, оказывается зыбким, абсолютно ненадежным. Человек постоянно чего-то очень хочет, а это ему не дается. Кто-то считает себя глубоко несчастным, а свою жизнь несостоявшейся из-за того, что не смог занять определенное место, получить какую-то профессию, что все сложилась не так, как он хотел и представлял. Но это страшное заблуждение. Можно быть или не быть великим музыкантом, писателем, инженером, спасателем, полководцем, богатым или здоровым, но гораздо важнее другое – каким человеком ты являешься. Главное в жизни – быть хорошим человеком, ничего выше этого нет. Преподобный Амвросий Оптинский увещевал братий, которые переживали, что их не постригли или не рукоположили, когда они на это рассчитывали: «Все это в свое время может у вас быть, вам могут дать все, кроме одного – никто вас за вас хорошими людьми не сделает». И тем более это применительно к отношениям между мужчиной и женщиной. Если человек старается стать таким, каким хочет видеть его Господь, как принято говорить сегодня, «лучшей версией самого себя», то и в случае безответной любви он не будет считать свою жизнь неудавшейся, напрасно прожитой, не отнесется к такому результату отношений как к тотальному фиаско. Часть вторая Глава 1 Любовь или подделка? Не всегда мужчина и женщина, между которыми начали развиваться отношения, задаются целью разобраться в себе, понять, связывает их любовь или иные чувства и переживания. А стоит ли разбираться? Есть чувства яркие, расцвечивающие жизнь самыми разнообразными красками. Есть отношения, которые что-то приносят обоим, и не нужно загонять их в рамки каких-то понятий. Или все-таки правы те, кто ищет настоящую любовь и боится спутать ее с чем-то иным? В чем опасность ошибок? Сверить карты и взять курс выше? Сегодня многие предпочитают жить в странном, плачевном полузабытьи, не стремясь понять, кто они есть и зачем. Какое-то ежеминутное бегство от реальности, упорное нежелание встречаться с ней лицом к лицу. В этом бегстве человек, по сути, проживает чужую жизнь. Ведь для того, чтобы прожить свою, надо определиться, кто ты. А если рядом с тобой человек точно так же бежит от реальности, от конкретности, то ни о каком счастье, ни семейном, ни личном, помышлять невозможно. О подлинном, а не иллюзорном, по крайней мере. В наше время люди, становясь парой, не всегда нацелены на брак. Так ли важно определить, что за чувства они испытывают друг к другу, если им хорошо вместе? Я убежден, что очень важно. Не имеет смысла изобретать новые формы взаимоотношений взамен тех, которые существовали на протяжении многих столетий и даже тысячелетий. А формы были такие: если люди друг друга любили, то они хотели быть вместе. А быть вместе – это испокон веков означало вступить в брак. Не просто оформить соглашение, согласно которому мужчина и женщина считаются мужем и женой. Заключение брака предполагает, что у людей все становится общим. Наверное, во всей полноте существо брака отражено именно в христианском учении, которое восходит к евангельским словам о том, что муж и жена – это уже не два различных человека, а единая плоть, единое целое. Естественно, единение должно распространяться на все области жизни: духовную, душевную, интеллектуальную и материальную. А как иначе? Если два человека друг друга любят, значит, они не ставят между собой барьеров, не считают чего-либо только своим, но все – общим. Такие отношения предполагают желание иметь детей, потому что ребенок – это не просто наследник, продолжатель рода или материальное обеспечение на старости лет. Ребенок – плод любви, который, в свою очередь, эту любовь определенным образом питает. Я говорю об идеале. Но почему мы не должны к нему стремиться? Область жизни, о которой идет речь, – одна из самых важных. Стоит ли занижать планку? Если любовь не будет стремиться восходить к идеалу, то она ниспадет во что-то очень приземленное, даже низменное. У Виктора Франкла есть потрясающая мысль, по своей сути совершенно христианская. Он уже в достаточно преклонном возрасте начал учиться пилотировать самолеты. И инструктор объяснял ему, что во время сильного встречного нисходящего ветра нужно брать курс выше требуемой точки, только так ты попадешь туда, куда нужно. А если будешь лететь точно по курсу, то промажешь. И Франкл говорит, что этот принцип очень важен в отношении всей жизни. Чтобы быть человеком, надо все время держать курс выше. Не удовлетворяться своим состоянием, а стремиться превзойти его. То же самое в отношении любви: чтобы она была человеческой, а не животной, нужно стремиться к идеалу. Пусть он не реализуется во всей полноте, но постоянное стремление к нему человека будет выравнивать и направлять. Иначе отношения деградируют. Мы это видим сплошь и рядом. Поэтому я бы советовал всем брать курс, ориентируясь на определение любви апостола Павла. Не нужно думать, что это определение лишь той любви, которую принято называть христианской. Другой на самом деле и нет. Просто больше нигде так полно, как в христианстве, не сформулировано учение о любви. Ни одна другая религия не говорит, что Бог есть источник любви. Когда человек примерит к себе строки из гимна апостола Павла, он поймет, что испытывает – мимолетные эмоции или глубокое, серьезное чувство. Я убежден, что апостольские слова о любви может принять человек, не являющийся христианином. Мало ли хороших, добрых людей еще не пришли к христианству, но способны правильно чувствовать и понимать очень многие вещи? Влюбленность Люди часто принимают за любовь эмоции, отдаленно ее напоминающие. Попробуем разобраться, по каким признакам можно отличить подделку. Тех, кто привык различать и анализировать свои чувства, немного. Люди зависят от эмоций до крайней степени. Хочет человек чего-то именно сейчас, и ему кажется, что желаемое составляет его счастье. Ему совершенно безразличен тот факт, что через день, два, через неделю или месяц то, к чему он стремится, станет для него не важно, полностью утратит актуальность. «Здесь и сейчас», «я хочу, и пусть так будет» – для современного человека едва ли не принцип существования. И это очень сильно влияет на выбор. Как здесь не обмануться? Влюбленность – сиюминутное увлечение человеком. И оно во многом родственно всем прочим видам увлечений. Вот идет девушка по торговому центру, видит платье, брючный костюм, туфли или украшение, и ее сердце загорается желанием приобрести товар. Это – увлечение. Оно может длиться минуту, пять минут, час, а может – дни и недели. Женщина влюбляется в вещь и живет чаянием ее иметь! А купив, спустя какое-то время ищет уже другое платье, чтобы в него влюбиться. У мужчин тоже есть такого рода увлечения. И влюбленность – сегодня вспыхнула, а завтра погасла. Может ли она перерасти во что-то более глубокое? Конечно, может. А может и не перерасти. И поэтому очень важно свои чувства испытывать. Не надо стесняться влюбленности, не надо думать, что трезвый, здравомыслящий человек влюбиться в принципе не может, что это делает его по определению не трезвым и не здравомыслящим. Но нужно постараться понять, какова основа этого состояния. Ведь если любовь основана на чем-то очень глубоком, фундаментальном, то влюбленность могут вызывать субъективные, очень незначительные факторы. Один влюбляется в походку, в наклон головы, в звук голоса. Другой вообще в духи влюбляется, которыми девушка пользуется, а нет этих духов, так и чувство прошло. Почему влюбленность зачастую оказывается «выдуманной», призрачной? Потому что в большей степени она сконцентрирована не на объекте переживания, а на субъекте. Возлюбленный словно иголочкой случайно, помимо своей воли, попал в некий нервный центр, и пошел импульс. Но попасть в этот нервный центр может любой совершенно случайный человек, абсолютно тебе чужой. Влюбленность имеет дело не с личностью другого человека, а с образом, который нарисовало твое воображение. Насколько этот образ соответствует реальности, станет понятно только с течением времени. И когда человек успевает напринимать решений под влиянием этого мгновенно возникающего и мгновенно исчезающего чувства, то, конечно, ничего хорошего не выходит. С этим мне, как священнику, приходится сталкиваться постоянно. Зависимость Зависимость может брать свое начало от влюбленности и в каких-то случаях совпадать с ней, но это нечто более долговременное и серьезное. Зависимость – болезненная нужда. О ней мы говорим в связи с алкоголем, курением, наркотиками, игрой… Иногда такое же чувство возникает по отношению к другому человеку. Это ни в коем случае не любовь. Несмотря на «долговременность» и «серьезность», в зависимости нет ничего возвышенного или просто хорошего. Само слово подсказывает, что отними у человека то, от чего он зависим, и это обратится для него в трагедию, катастрофу, слом. С любовью, конечно, все обстоит совершенно иначе. Некоторые думают, что зависимость можно распознать по снижению самооценки и признанию абсолютной ценности другого человека. Но можно испытывать зависимость и при этом придавать себе самому огромное, исключительное значение. На самом деле зависимость определяется иначе. Это ощущение болезненности. Любовь тоже рождает боль: ты испытываешь страх за любимого человека, когда с ним что-то происходит, чувствуешь его страдание, и оно становится твоим. Преподобный Силуан Афонский всегда говорил, что чем больше ты любишь, тем больше испытываешь боль. Христос восходит на Крест по любви и испытывает боль за весь человеческий род. Вот это – боль любви. А боль зависимости другая. У меня отняли мое. У меня отняли то, что мне нужно, или есть риск, что отнимут. А может, даже риска нет, но я этого боюсь и без конца себя извожу. Поскольку человек несовершенен, он может любить и при этом ощущать зависимость. Ярчайшее проявление зависимости – ревность. Если ты любишь и тебя любят, ревности места нет. Если тебя не любят, ты любишь ошибочно, а значит, ревновать глупо. Если не любишь ты и при этом ревнуешь, то ты просто собственник, а другой человек для тебя вообще не важен. Еще важно уточнить: мы говорим о зависимости не от другого человека, а от отношения к нему. В чем разница? Объясню на примере. Алкоголик зависит не от бутылки и ее содержимого, а от своего отношения к нему. Причина его зависимости не в бутылке, а в нем самом. Регулярно выпивают многие, но алкозависимыми становятся отнюдь не все. Если в человеке зияет пустота, то он пытается ее заполнить алкоголем, наркотиками, еще чем-либо. То же самое и в личных отношениях. Дело не в том, что человек, от которого ты испытываешь зависимость, какой-то особенный, исключительный. Просто твое состояние располагает к зависимости. Может ли при определенных усилиях зависимость перерасти в любовь? Если в основе отношений именно зависимость, то вряд ли. А если главенствует любовь или нечто к ней стремящееся, а зависимость лишь сопутствующий фактор, то можно от нее избавиться, и останется чувство, которое является базовым, основным. Любовь Очень важно понимать, что любовь – это не только ощущение сиюминутной радости, восторга от общения и взаимоотношений. Это нечто более глубокое, фундаментальное. Любовь не ограничивается потребностью в другом человеке. Слова «я без него не могу жить», «в ней вся моя жизнь» выдают, что на самом деле человек не любит другого, а в нем нуждается, потому что тот дает целый комплекс дорогих ощущений, переживаний. А порой и что-то материальное, поднимающее жизнь на качественно иной уровень. Во всем этом присутствует грубая или тонкая, но все же корысть. Вот почему необходимо помнить: когда любишь, то стремишься не брать, а отдавать. Не в состояние зависимости приходишь, а, наоборот, обретаешь поразительную внутреннюю свободу. В любви между мужчиной и женщиной очень многое сходно с любовью Бога к человеку и человека к Богу – об этом свидетельствует замысел Песни Песней и сама жизнь. Господь любит человека, и человек на эту любовь откликается. А откликнувшись, получает способность в еще большей степени воспринимать Божественную любовь, ощущать ее, еще сильнее на нее отзываться. То же самое должно происходить между любящими людьми. Один другого любит и чувствует отклик, который подвигает сердце к еще большей любви. Это некое возрастание любви, оно обязательно должно происходить. Не нужно считать, что любовь – это костер, который вспыхнет и прогорит, а потом останутся только угли и тлеющие головешки. Неправда! Так происходит, когда люди живут неправильной жизнью и сами себя разрушают, когда они пользуются жизнью и друг другом, пользуются теми, с кем первоначально связывали отношения любви. Такое потребительство убивает все. А там, где с обеих сторон присутствует движение навстречу, никакой деградации любви не будет, ничто не прогорит, не погаснет. В любви необходима и готовность пойти по воде, подобно апостолу Петру, и трезвость, внутренняя ясность. Если ты сообразуешь свои реальные чувства с несуществующими чувствами, которые приписал другому человеку, это кончится крахом. Если твоя любовь носит характер односторонний – она ошибочна. И если сделать ее предмет центром и смыслом своей жизни, то ждет самое страшное фиаско. В таком случае не надо выходить за рамки той любви, которую мы должны испытывать к каждому человеку как христиане. Говорят, любовь побеждает все. Вот встретились два человека разных культур или религий, они по-разному представляют, какая жизнь угодна Богу. Или один просто не верит в Творца… Может ли их любовь покрыть все различия? Теоретически да. Но в конечном итоге любящие все равно должны прийти к единству. Любовь предполагает единство. Если один человек обрел Бога, а для другого Господь не существует, то, значит, что-то в них по-разному устроено. Трудно предположить, что эти двое проживут подлинно единую жизнь. Если нет единства в самых главных вещах, то как любовь будет жить, чем питаться? Еще говорят: для любви не названа цена. Иногда для человека любовь становится настолько ценной, что он готов ради нее пойти на обман, способен предать, разрушить уже существующую семью, свою или чужую. Любовь ли это чувство, заставляющее причинять другим боль и страдание? Может такое быть, что дело в искажении природы человека, а любовь он испытывает подлинную? Я скажу так: любовь делает человека лучше, чище, добрее, светлее, милосерднее. И, естественно, ближе к Богу, ведь Бог есть любовь и источник любви. Может ли любовь заставить совершать подлости и жестокие поступки? Нет. Зависимость может, любовь – нет. Некоторые люди за «свое» готовы убить или умереть. Но и это с любовью не имеет ничего общего. Любовь может подвигнуть человека пожертвовать собой, от чего-то важного отказаться, но не может заставить быть жестоким. Это в животном мире самец, повинуясь инстинкту, ради своей самки кого-то рвет на части. А человек, совершая такое, утрачивает смысл своего существования. Вспомним снова удивительный образ круга, который приводит авва Дорофей: по мере того как человек приближается к центру круга – к Богу, он приближается к ближнему. Если же, напротив, происходит отдаление, то это не любовь. Это другое чувство. Вообще любовь – это чудо, и оно возможно благодаря тому, что у него есть источник – Господь. Поэтому любовь как таковая не может нести в себе зла, не может нести в себе ничего темного, дурного. Бывает, что у человека от рождения выстроена определенная система ценностей, и он живет сообразно ей. Но если любовь входит в жизнь, он меняется. Человек – удивительное существо, сотворенное Богом по Своему образу и подобию. Никакая система ценностей не перебьет того, что Господь вложил в него изначально, вдохнул вместе с дыханием жизни. Это может ожить в человеке в любое мгновение, вопреки тому, чему его учили на протяжении многих десятилетий. Потому что образ и подобие Божие в каждом из нас сильнее всего, они – над всем. Иммануил Кант признавался, что его поражают две вещи: звездное небо над головой и нравственный закон в человеке. Замечу, он говорил не о христианах. И апостол Павел писал, что язычники творят добро, потому что оно заключено глубоко в их сердцах. Язычник, человек с иной системой ценностей, может не понимать добро так совершенно, как христианин, но это не значит, что добра в нем совсем нет. Часто в дискуссиях об этом оппоненты вспоминают про африканские племена, где принят каннибализм. Для представителя такого племени съесть себе подобного не является нарушением нравственного закона, никаких мук совести он от этого не испытывает. Но здесь мы как раз имеем дело с фактическим превращением человека в животного. Если ребенка поместить среди зверей, он вырастет им подобным, в какой-то момент просто перестанет развиваться. Однако это патология, поэтому подобные примеры грешат лукавством. Африканские племена очень малочисленны, зоны их локации крайне ограничены, людей-маугли известны единицы, а значит, мы не можем рассматривать их образ жизни как широко распространенную норму. Это не базовое проявление, на которое можно всерьез опираться или хотя бы апеллировать к нему. Мы говорим о людях, не находящихся в патологическом состоянии. Есть немало примеров, когда выходцы из неблагополучной или даже криминальной среды менялись, полюбив. Они теряли способность творить то зло, которое прежде воспринимали как нечто естественное. А те, кто не переживал подобного изменения, в какой-то момент понимали, что их чувства и эмоции – вовсе не любовь, а ощущение кого-то «своим собственным». Очень трудно описать любовь словами, дать ей какое-то конкретное, раз и навсегда заученное определение. Тем не менее люди все равно пытаются для себя ее как-то определить, с чем-то сверить, проверить себя. Мне рассказывали такой пример. К священнику обратилась пара за благословением на брак. Он спросил, любят ли они друг друга. Юноша и девушка подтвердили. Священник возразил: «Тогда пусть каждый из вас ответит на следующий вопрос: а если завтра мой избранник окажется беспомощным инвалидом, я и тогда захочу быть с ним?» Вопрос законный, разумный. Однако мне кажется, что главной проверкой является сама жизнь. Мы часто даем ответы необдуманные, легковесные, и наши последующие поступки их не подтверждают. Молодые люди, которым был задан непростой вопрос, могли, подумав, дать ответ. Но кто гарантирует, что они действительно понимают, о чем идет речь? Человек не имеет подобного опыта, поскольку никогда не ухаживал за лежачим больным, не выносил судно, не кормил с ложечки, не перекладывал прикованного к постели с места на место. И любой, пока реальным образом не столкнется со всем этим, не узнает, готов он к такому подвигу или нет. Каждый как живет, так и любит. Невозможно любовь отделить от жизни, вырастить ее на какой-то иной почве. Если ты хочешь быть человеком в подлинном смысле этого слова, стремишься к тому, чтобы реализовать все, что вложил в тебя Господь, то твоя любовь действительно будет сильной, глубокой и, по большому счету, непобедимой. А если ты живешь абы как, бесцельно, бездумно и безответственно, то откуда взяться любви?! Есть земля, питательная среда, корни – вырастет удивительное растение. В противном случае чахлый росток увянет, засохнет, и не будет его. И самое главное – насколько ты даешь возможность в своей жизни действовать Богу, позволяешь Ему менять, преображать себя. Человек не находится в статичном положении, он либо уходит вниз в землю, либо растет в небо, вместе с этим меняется его любовь. Она тоже становится либо приземленной, либо небесной – вырастает во всю свою полноту, становится тем чудом, которым является по существу. Еще один вопрос, который звучит достаточно часто: может ли любовь умереть? Я убежден, что любовь не умирает сама, но душа человека иногда утрачивает способность любить. Вернемся к образу дерева – оно засыхает, если перестает получать необходимую влагу и питательные вещества из земли, если меняется климат. Любовь – то дерево, которое вырастает на почве человеческого сердца. Если человек не убивает свою душу, не калечит ее, то и любовь не умирает. Она жива настолько, насколько живы мы. Несет ли человек ответственность за свою любовь? Скажу так: человек несет ответственность за любовь обоюдную, а за свои односторонние чувства – нет, не несет. Это очень интересный момент: каждый из двух любящих несет ответственность за их обоюдную любовь на сто процентов. Не на пятьдесят – на сто. Только тогда получается то, что должно быть. Глава 2 Телесная близость до брака не позволяет по-настоящему узнать друг друга Христианство и Церковь часто упрекают в недемократичности и даже дремучести. Одним из оснований для подобных обвинений служит призыв отказаться от добрачной близости. То, что веками считалось нормой, в настоящее время признается по меньшей мере странным или невозможным. Так что такое целомудрие до брака – пережитки Средневековья? Насущная необходимость? Или долг любви к Богу? Возможно ли в полной мере следовать этому и не потерять свою вторую половинку? Познать и узнать друг друга – в чем разница? Физика и психология Приступая к этой весьма неоднозначной теме, прежде необходимо разобраться, почему Церковь считает интимные отношения до брака грехом? В чем его суть? Это не такой простой вопрос, как может показаться на первый взгляд церковному, верующему человеку. Есть нечто, что мы воспринимаем как данность и вместе с тем не можем объяснить человеку, по отношению к Церкви и христианству внешнему. Современные люди понимают, в чем заключается греховность таких поступков, как воровство, убийство или предательство. Но совершенно отказываются понимать, какое зло может заключаться в том, что два человека, не связанные узами брака, вступают друг с другом в интимные отношения. Никак этого до конца не объяснить неверующему. Чтобы это понять, надо осознавать, насколько высоко первоначальное предназначение человека и чем он отличается от животных. Сегодня мы знаем массу течений, которые, наоборот, пытаются стереть эту грань с недоумением: «А что плохого в животной жизни?» Поэтому здесь в объяснении, я боюсь, мы не преуспеем. С другой стороны, мы можем обратить внимание на ряд чисто практических или психологических моментов, а потом рассмотреть их с религиозной точки зрения. Я бы хотел к этому сложному вопросу подойти комплексно, как приходится делать в храме, когда общаешься с молодыми, а порой и с не очень молодыми людьми, которые живут достаточно свободной жизнью. Тем не менее что-то их беспокоит, и они со своим беспокойством приходят к нам. Итак, если мужчина и женщина любят друг друга, то они, как правило, хотят быть вместе, иметь общую жизнь. Это естественным образом предполагает общий быт, имущество, детей. Люди, которые к всесторонней близости стремятся, видят брак как некую высшую форму искомого единства. Да, безусловно, сегодня у некоторых есть предубеждения относительно штампа в паспорте. Но эти препятствия преодолеваются, когда задаешь вопрос: «А как же дети? Как же совместное имущество?» Да, вы не собираетесь друг друга обманывать, бросать. Но часто, когда человек умирает, выясняется, что у него есть родственники, претендующие на каждую копейку и бытовую мелочь, и проблемы накладываются одна на другую. Это можно разрешить походом к нотариусу, еще какие-то действия предпринять. Но зачем огород городить, когда можно просто зарегистрировать свои отношения в загсе? А сколько ситуаций в священнической практике, когда женщина, живущая в гражданском браке, не против официально оформить отношения, но мужчина не хочет расписываться! Приходится обращать к ней болезненный вопрос, который она сама не решается себе задать: «А почему так?» Это тоже проверка серьезности, глубины отношений, и результат ее может быть один из двух: либо заключается полноценный и законный брак, либо отказ от него обнаруживает неосновательность союза. Такую неосновательность нужно выявить как можно раньше, а не ждать лет десять-двадцать, чтобы остаться у разбитого корыта. Нередко сегодня мужчину и женщину объединяет только физическая близость. Такие отношения поначалу привлекательны. Люди не замечают недостатков друг в друге, и это естественно: нет общего быта, детей, делить нечего. Они удовлетворяют друг друга, чувствуют от общения удовольствие в эмоциональном и физическом плане. Но с течением времени те, кому казалось, что они созданы друг для друга, вдруг становятся совершенно чужими. «Как же так, мы были настолько близки, а теперь между нами нет ничего общего», – в растерянности говорят они. Общим для них какое-то время была телесная близость. А это очень мощный фактор единения людей, а не просто получение удовольствия. Мы так устроены, знаем это или нет, признаем или игнорируем. Но именно физическая близость в значительной степени мешает по-настоящему друг в друге разобраться. Так происходит подмена. Люди, вступившие в близкие отношения, зачастую не могут оценить ни друг друга, ни самих себя, ни то, что их по-настоящему связывает. Это приводит к очень серьезным ошибкам. Те, кто решается до поры до времени воздержаться, имеют гораздо больше шансов друг друга хорошо узнать и понять, близок ли избранник или избранница по-настоящему, не ограничивается ли общность действием гормонов. Ведь не может же быть так, что именно способность на физическую близость – главное в человеке. Есть еще ум, сердце, интересы, стремления, образ жизни. Если все это тебе близко в другом, значит, это твой человек, а если нет, то увы. И не надо поддаваться иллюзиям. Обстоятельства в жизни бывают разные: болезни, длительные командировки, стрессовые ситуации, когда людям или по крайней мере одному из них не до близости. И почему в таких ситуациях разрушаются и семейные союзы, и гражданские браки, и просто отношения добрачные, о которых мы сейчас говорим? Потому что оказывается, что именно телесное было связующей нитью, порой единственной. Если человек тебе по-настоящему дорог, близок, любим, то испытания лишь теснее соединяют. А понять, действительно ли между людьми есть то, что их роднит, повторюсь, мешает преждевременная физическая близость. Телесная близость не греховна Я говорил сейчас о практической и психологической составляющей, теперь перейду к религиозной. Есть ангельские сущности, есть животные, которые обитают на земле и заняты лишь тем, чтобы самих себя обеспечить всем необходимым для жизни. И есть человек – венец творения, существо, объединяющее в себе эти два мира, духовный и физический. Это настолько сложно, что до конца мы не можем понять ни как это соединение происходит, ни чем мы в результате становимся. Человек должен был все это принести Богу не только по факту творения, но и по собственной воле. Этого не произошло, как мы знаем из Священной истории. Но чтобы эту возможность восстановить, Сам Бог становится Человеком и платит за наше искупление неописуемую цену. Это что-то невместимое, находящееся за пределами человеческого рассудка. Поэтому ничто из того, что нам дано, не должно растрачиваться впустую. И если Господь говорит: От слов своих оправдаешься, от слов своих осудишься (Мф 12: 37), то есть даже слово имеет огромное значение, то сколь бо́льшее значение имеет то, что заключено в самом человеке! Я имею в виду способность любить. И низведение этой величайшей способности, уподобляющей человека Богу, к примитивным, чисто телесным отношениям по-настоящему страшно. Мы ведь даем ответ не только за явное зло, на этой земле совершенное, – убийство, воровство, обман, предательство, но и за то, что неправильно распорядились талантами, которые Господь нам вручил. В том числе и талантами наших чувств, всего, что происходит в сердце. Греховна не сама по себе физическая близость между мужчиной и женщиной. Если бы она была греховна, то Господь не дал бы ее людям как способ продления рода. Вопрос о том, как именно должны были плодиться и размножаться люди до грехопадения, остается открытым, дискуссионным. Для нас в нашем нынешнем состоянии Господь благословляет брак и саму телесную близость между мужем и женой. Но когда она становится не частью общей жизни, а просто способом получения удовольствия, то происходит нечто совершенно иное: люди друг друга начинают потреблять. Потребительство вообще очень тяжелый грех. Становясь потребителем по отношению к целому миру, к ближнему, даже к Богу, человек деградирует, вырождается. Он таков, что ни в хорошем, ни в плохом меры не знает. Если подвижник стремится к чистоте, к святости, то он являет собой сосуд Божественной благодати. А есть люди, которые заключают в себе бездну зла. Когда человек пользуется другим для удовлетворения своих потребностей, может быть, даже не низменных, то он все больше и больше становится животным. Все меньше и меньше в нем остается духовного, способного возводить к небесам. Это приводит в конечном итоге к деградации во взаимоотношениях полов, которую мы видим в современном мире. Уже воспитаны целые поколения людей, для которых физическая близость вообще не предполагает наличие каких-то чувств. Некоторые сегодня, как животные, готовы вступать друг с другом в связь даже не с какой-то перспективой, а сиюминутно. При этом для них может ничего не значить личность другого человека. Да что личность, порой и имя не важно. Откуда такое увлечение однополыми браками? Откуда педофилия и прочие вещи, которые ни называть не хочется, ни думать о них? Ответ прост: от пресыщения. Сначала люди вступают в отношения вне брака или до брака, потом – вообще не думая о браке. Дальше оказывается, что все это слишком пресно, нужно что-то поострее да погорячее, и начинаются такие вещи… И не надо думать, что это никак не связано. Может быть, кто-то, даже далекий от Церкви, поймет, о чем идет речь, получит аргументацию, чтобы объяснить своим друзьям, почему не стоит вступать в близкие отношения до брака и вне брака. Ну а кто-то уже настолько далеко прошел по пути превращения человека в животное, что его не развернуть обратно, для него эти слова останутся пустым звуком. Но говорить об этом мы должны, как бы над нами в ответ ни смеялись, как бы ни пытались выставить нас безнадежно замшелыми и отсталыми. Те, кто не видит различия между телесной близостью и той любовью, которая приводит к вступлению в брак, губят себя. Супружество делает близость законной не только формально, но и с точки зрения законов духовных, которые гораздо важнее правил телесной жизни. Неправильное отношение к телу вредит организму человека, а нарушение духовных законов убивает. Подтверждениями этому изобилует вся окружающая нас жизнь, достаточно лишь внимательно и вдумчиво к ней относиться. Близость по любви Есть устоявшееся мнение, что любовь не может быть греховной, и если близость по любви, то она не предосудительна. Но я как священник почти ежедневно сталкиваюсь с людьми, которые имеют интимные отношения вне брака, и могу утверждать, что большинство из них руководствуются не чувствами, а желанием, своими физиологическими потребностями. Чувства – это все-таки нечто более высокое. Я сейчас буду утрировать и доводить до абсурда. Как мы отнесемся к человеку, который шел по улице и решил прямо здесь и сейчас удовлетворить вдруг возникшую физиологическую потребность сходить в туалет? Для нас это будет странным, по крайней мере, на сегодняшний день. И вместе с тем общество вполне спокойно относится к человеку, который, пусть не прямо на улице, но довольно оперативно, удовлетворяет потребность интимных отношений. А все идет к тому, что скоро будет нормой и посреди улицы любые свои потребности реализовывать. Есть такая важнейшая вещь, как дисциплина желаний. Если она у человека отсутствует, то он ни в одной области жизни не может ничего добиться. Более того, он валится со страшной силой в бездну, которую приоткрывает непреоборимость желаний. Когда люди покорно поддаются тому, что им кажется чувствами, то не обретают искомого, потому что телесные отношения без подлинной любви оказываются выхолощенными. Подлинная любовь стремится к максимальному единению – не на час, не на неделю. А когда близость – не часть единой жизни, она оказывается каким-то огрызком, оторванным куском. Даже если любовь между людьми действительно есть, но они еще не вступили на путь единой жизни, то есть в брак, их близость все равно будет давать ощущение оторванности. Человек не получает того, что ищет. Образно говоря, он хотел поужинать в дорогом ресторане, а его накормили требухой. И что происходит дальше? Ему начинает казаться, что рядом просто не тот, что нужен кто-то другой. Начинается поиск. Порой он приводит к тому, что в течение жизни оказывается не два, не три, не десять партнеров, как сейчас это принято называть, а сто, двести, триста. Я не утрирую, это факты из жизни, которая нас окружает. Все это становится причиной эмоциональной опустошенности – и конкретного человека, и общества в целом. Сладость морковки Зигмунд Фрейд утверждал: главная потребность человека – наслаждение. А его постоянный оппонент Виктор Франкл возражал, что стремящийся к удовольствию никогда его не получит. Более того, Франкл считал такого человека просто несчастным, потому что удовольствие можно получить, только полностью расслабившись. И любой из нас знает из собственного опыта в самых разных областях жизни: удовлетворение – это сопутствующий фактор, следствие того, что ты поступаешь правильно, в соответствии со своими принципами и целями. Мне могут возразить, что человек, который живет свободной жизнью вне брака, вряд ли чувствует себя несчастным. И он подтвердит, что получает удовольствие от жизни. Я не буду спорить. Тот, кто не знает лучшего, довольствуется худшим. Кто не пробовал мед, шоколад и прочие десертные изыски, довольствуется сладостью морковки. Люди, не знающие, кем каждый из них может стать по своей природе, довольствуются тем, что имеют. Но если они хоть на короткое время попытаются соответствовать замыслу Божию о себе, то не захотят возвращаться к прежней жизни. Почему для человека, живущего по-христиански, невозможны какие-то вещи, допустимые для остальных? Не потому, что́ он относится к себе строже и больше чего-то боится. Это лишь внешнее. Просто он понимает, что́ потеряет. Знает, какой холод, мрак и ужас наполнят душу в случае отпадения от Бога. Это не психология, это опытное познание утраты благодати. Теряя благодать, человек перестает быть собой во всей полноте. Кто-то еще вчера светился, а сегодня его невозможно узнать, потому что он потемнел. И дело тут не в психологическом состоянии. Жизнь бездомных нам кажется ужасом. Они спят на улице, ходят в одной и той же одежде месяцами, гниют заживо. Ищут деньги на алкоголь, чтобы напиться и не замерзать, и не думать о том, кем они стали и кем были прежде. Но для этих людей такая жизнь стала нормой. Попробуй их убеди, что она неполноценная. Сколько раз мы проходили это: восстанавливали человеку паспорт, пытались его одеть, обуть, дать возможность где-то поселиться. А он снова бежит на улицу, в холод, грязь. Если его спросить о жизни, отвечает: «Да нормально все, вот только бы пожрать, потом напиться, где-нибудь завалиться и заснуть. И все хорошо!» А теперь спроецируем это на тех, кто говорит, что доволен своей свободной жизнью и получает от нее удовольствие. Мы все в духовном плане напоминаем несчастных людей, которых жестоко называем бомжами. Но кто-то из нас еще способен вновь «получить паспорт» и «социализироваться», а другие продолжают скольжение вниз во что бы то ни стало. Они могут цвести и пахнуть, вести здоровый образ жизни, быть богатыми и успешными, но в духовном плане будут все теми же бомжами, потому что наше подлинное место жительства – Царствие Небесное. И тот, кто не стремится к нему, – человек без определенного места жительства. А что же тогда вместе делать? Если люди, лишенные возможности иметь физическую близость, недоумевают, как проводить вместе время, то дело плохо. Очень плохо. Начинаешь разбираться, как человек живет, чем его жизнь наполнена, и получается, что он абсолютно нищий. Таковых немало. Я знаю примеры, когда люди вместе живут годами, вместе едят, спят, ходят в кино, могут съездить куда-то отдохнуть, купить дачу и трудиться на ней, но при этом почти не разговаривают. Почему? Не о чем. Им мир другого не то чтобы не интересен, они порой даже не знают, что в каждом из них этот мир есть. Стоит задуматься и постараться понять, из чего жизнь состоит, какими красками она играет. Некоторые люди не различают цветов, не чувствуют запахов. Если человек родился таким, значит, Господь для чего-то послал ему испытание. Но зачем же самому себя ставить в подобное положение? Как не потерять избранника (избранницу)? Ко мне порой обращаются люди, столкнувшиеся с непониманием со стороны своего избранника. Один говорит: «Если любит, то потерпит», другой утверждает: «Отказывает в близости, значит, не любит». В таких случаях я всегда спрашиваю: а что для вас значит избранник или избранница? Это спутник на час, на день, на год или навсегда? Если речь идет о человеке, с которым предстоит жизнь прожить, то необходимо, чтобы он был тебе верен и предан, потому что ты верен и предан ему. Если маленький вопрос об отсутствии близости кажется гиперважным и создает угрозу разрыва отношений, то лучше пусть прямо сейчас все закончится. Не надо самому себе ставить подножку, закладывать под основание своей жизни мину замедленного действия. Есть такая жестокая вещь, как статистика. Она говорит, сколько браков распадается в первый, третий, пятый, десятый год. Но нельзя посчитать количество несчастных браков, потому что не все супруги признаются, что они несчастливы, и далеко не все понимают, почему это так. Но как священник я могу сказать, что процент счастливых браков невелик. Союзов полноценных, к сожалению, очень и очень мало. Почему? Потому что, совершив выбор неосознанно, люди оказываются неготовыми быть вместе всю жизнь. А отношения должны простираться в вечность. Порою так происходит именно оттого, что люди идут навстречу друг другу в том, в чем не стоило бы. Если избранник понял твою неготовность уступить, значит, он твой человек. А если невозможность близости до брака является мерилом «любишь – не любишь», если он или она из-за этого готовы расставаться, то это просто не серьезно. Правда, не серьезно. Сегодня очень правильное слово употребляется, когда речь заходит об определенных отношениях мужчины и женщины, – «партнер». Очень часто один другому как раз партнером и оказывается. До определенного момента он с тобой, а если ты потерял руки и ноги, ослеп, если у тебя рак или по другой страшной причине ты не можешь больше выполнять «партнерские обязательства», то всякие «договорные отношения» с тобой совершенно естественно расторгаются. И ты уже никакой не партнер, ты просто больше никто. Как брат с сестрой? Я совершенно не понимаю формулировки «как брат с сестрой». Люди вменяемые, нормальные, тем более верующие, не женятся на сестрах и не выходят замуж за братьев. Отношения с кровным братом и сестрой одни, а между братом и сестрой во Христе, которые могут стать супругами, они носят совершенно другой характер. Если у мужчины нет влечения к женщине, которую он любит, или у женщины нет влечения к мужчине, которого она любит, то это какая-то патология. Это может быть объяснено некими духовными мотивами, но людей со столь высоким устроением я лично не встречал. Видел тех, кому казалось, что он такое устроение имеет, и тех, кто хотел уверить в этом других. Но тех, кто действительно имел бы его и был при этом человеком семейным, я не видел никогда. Думаю, не я один. Чаще всего отсутствие влечения во взаимоотношениях между мужчиной и женщиной бывает обусловлено равнодушием, холодностью, эгоизмом, той или иной патологией. Чем угодно, но только не какой-то «высокой духовностью». А вот где проходит грань между допустимым и предосудительным в отношениях людей, в брак еще не вступивших, я не решусь сказать. Не думаю, что это вообще дело священника – пытаться эту грань проводить: вот это можно, вот этого нельзя. Не должно быть физической близости, тех отношений, которые уместны лишь в браке, а дальше каждая пара пусть сообразуется с собственной совестью, обсуждая это со своим духовником или не обсуждая. Главный критерий правильности здесь, мне кажется, таков: у людей не должно возникать ощущения, что они друг другом пользуются, становятся друг для друга способом получения удовольствия – не исключительно в физическом, а в более широком смысле этого слова. Как понять, переступаешь ты некую границу или же нет? Ответ на этот вопрос можно найти лишь в собственном сердце, которое ум исследует в свете Евангелия. Иногда, видя, какое воздействие что-то производит на внутреннюю жизнь человека, могу обратить его внимание: мол, ты сам понимаешь, что с тобой происходит? И, как правило, слышу ответ: «Да, я понимаю». Тогда советую слушать себя и поступать должным образом. И конечно, стараюсь напоминать, что в отношении любого греха действует простой принцип: если ты вплотную приближаешься к какой-то грани, то перейти ее можно очень легко и быстро. А если держишься подальше от края, то сорваться и полететь вниз вероятности гораздо меньше. Это не моя мысль, она встречается у многих святых отцов и абсолютно верна. Глава 3 К браку – готовы! Как мы уже сказали, стремиться к браку для любящих мужчины и женщины естественно. Как понять, что отношения уже подошли к этому этапу? Если мужчина не решается сделать предложение, стоит ли ему помочь? Какое значение для будущего брака имеют отношения с родственниками избранников? Брачный контракт, или о чем нужно обязательно договориться жениху и невесте между собой до похода в загс? Основной критерий – внутренняя ясность Как понять, что двое уже готовы к браку? Ответить на этот вопрос достаточно сложно – невозможно подходить к человеческим отношениям как к задачам, требующим технического решения, основанного на отчетах, вычислении, анализе. Люди оказываются рядом, потому что испытывают друг к другу определенное чувство – по крайней мере, так должно быть. И если с течением времени оно не ослабевает, а становится более сильным и глубоким, если очевидно, что это не мимолетное увлечение, а чувство подлинное, то это дает основание задумываться о вступлении в брак. Кто-то может быстро прийти к этому выводу, кому-то требуются годы для принятия решения. Сколько людей, столько и различных внутренних устроений. Например, архимандрит Иоанн (Крестьянкин) говорит в своих письмах, что браку должны предшествовать три года подготовки. Он очевидным образом проводит аналогию со временем послушания перед монашеским постригом – те же три года. Но в монастырях не всегда выдерживается этот срок, тем более не всегда он оказывается возможным и оправданным в отношении вступления в брак. Отец Иоанн, очевидно, основывался на том, что много браков распадается, поскольку люди не успевают друг друга узнать, понять своих чувств, утвердиться в своем выборе. Они совершают ошибку, из-за которой вся жизнь потом идет наперекосяк. (Отступая от темы, можно сказать, что то же самое нередко происходит и в случае скоропалительности монашеского пострига.) Лично я, исходя из практики и своего ограниченного опыта, не решился бы говорить о трех годах. Но, полагаю, что год – минимальный срок узнавания друг друга, который должен пройти прежде женитьбы. За это время люди успевают очароваться, разочароваться и прийти к реалистичному, трезвому пониманию того, кто находится рядом. Они могут понять, насколько серьезный, глубокий и основательный характер носят их чувства. Если процессы узнавания и выяснения будут происходить уже внутри семьи, то вполне возможно, такого испытания брак не выдержит. Собственно говоря, мы это постоянно и наблюдаем. Если человек во всех областях своей жизни привык принимать решения с бухты-барахты, без подготовки, как придется, то, скорее всего, точно так же он поступит и в отношении жизни семейной. А навык быть ответственным во всем сослужит хорошую службу и в случае брака. Хотя, повторюсь, область чувств в значительной степени лежит вне рационального, здесь нельзя ориентироваться только лишь на какие-то правила, раз и навсегда оговоренные принципы. Исключений бывает достаточно много. Но эти исключения могут быть оправданы одним – любовью. Настоящей. А если она окажется не настоящей и вообще не любовью, то спешка может привести к трагедии. Важно без спешки разобраться, обрести внутреннюю ясность: есть любовь или ее нет. Именно эту ясность можно назвать главным критерием в вопросе вступления или не вступления в брак. Психологическая готовность к браку – миф? Нередко приходится слышать о психологической готовности к браку. Действительно она существует или это миф? Я думаю, что уместнее говорить о готовности к жизни в целом. Ведь брак при всей своей важности – всего лишь одна из ее составляющих. Если человек живет всерьез и по-настоящему, то он и к браку будет готов. Что же такое готовность к жизни? Это ответственность за жизнь как дар Божий, способность всерьез относиться к людям, которых встречаешь, и даже готовность содержать себя. Вроде бы это проза, но из-за нее зачастую распадаются семьи. Люди вступают в брак и при этом не осознают, что должны обеспечивать материальную основу совместного быта. Этот фактор не должен быть главным, но без него опять же все зыбко. И проблема даже не в материальных трудностях, а в отсутствии ответственности, серьезного, основательного отношения к жизни. Вообще, каждый из нас призван учиться и взрослеть. Если человек на это настроен, то он со всем справится. Сделать ему предложение? Традиционно предложение делает мужчина. Но сегодня то ли из-за инфантильности мужчин, то ли из-за решительности женщин ситуация начинает меняться. Постепенно формируется представление о том, что женщина может взять ситуацию в свои руки и либо впрямую заговорить о браке, либо незаметно подвести мужчину к этому решению. Но мне все-таки кажется, что современные тенденции неправильны. Исключения возможны, как возможны они в любой области нашей жизни, но возникает вопрос: если причина в инфантильности мужчины, точно ли он женщине нужен? Ведь не случайно есть такое замечательное слово – «замужество», оно предполагает, что женщина находится за своим мужем. Не в том смысле, что у нее второе место или она выступает исключительно на вторых ролях, а в том, что он ее защищает, оберегает, прикрывает собою. Если мужчина не может сам сделать предложение, то вполне возможно, что его женщине придется и это, и много чего еще нести на своих хрупких или даже не хрупких плечах. Готова она к этому? Может быть. Но зачастую бывает так, что эта готовность носит иллюзорный характер, и женщина в какой-то момент надрывается, и происходит крах в семейных отношениях и в жизни в целом. Брачный контракт: за и против Часто в разговорах о будущем браке фигурирует выражение «договориться на берегу». Но я не совсем уверен, что нужно именно договариваться. Договариваются люди, когда собираются вести совместный бизнес и их связывают партнерские взаимовыгодные отношения. Брак – это нечто гораздо более глубокое и серьезное. Здесь необходимо убедиться, что ты понимаешь человека, он понимает тебя, а наиболее важные основополагающие моменты вы понимаете одинаково. А если жених и невеста договариваются: ты меня будешь туда-то отпускать, а ты мне не станешь в том-то препятствовать, я буду прививать детям то-то и то-то, а ты не будешь вмешиваться, то, на мой взгляд, в отношениях уже что-то не так. Кроме того, когда договор заключается в присутствии юриста, скрепляется подписями, печатями, то потом сложно пренебречь обязательствами. А что такое договоренность? Где гарантия, что она будет соблюдаться, если что-то пойдет не так? Сегодня есть практика оформлять договор между будущими супругами юридически – заключать брачный контракт. С одной стороны, этот документ низводит отношения супругов на уровень расчетов, что само по себе совсем не хорошо. Но с другой, в нынешних реалиях, когда приходится видеть ужасающие примеры предательства в браке, контракт позволяет избежать травмирующих разбирательств и обмана. Так стоит ли к нему прибегать? Это очень сложный и болезненный вопрос. В идеале никакого контракта между любящими людьми быть не должно, потому что это оскорбляет их любовь. Но я знаю много пар, которым рекомендовал бы оформить подобный документ. Например, если брак заключается с человеком, у которого когда-то была игровая зависимость, и нет уверенности, что она изжита, то необходимо обезопасить себя и будущих детей. Ведь игрок – это не просто человек с какой-то слабостью, у него совершенно особое устроение, на него вообще ни в чем нельзя положиться. Игра влечет за собой кредиты, залог имущества, угрозы, это обременением ложится на всю семью. Зависимость от игры ничуть не менее страшная, чем от алкоголя и наркотиков. Поэтому совершенно логично прописать в документе, что долги никаким образом не могут быть возложены на второго супруга. Порой такая беда постигает людей, уже состоящих в браке, и для сохранения семьи оправданно заключить такой контракт. Это же можно сказать и о семьях, где кто-то из супругов страдает иными видами зависимости. Бывает и иначе. Ты как священник видишь, что в брак вступают люди, один из которых, возможно, собирается другого обмануть. Понимая, что твои подозрения не беспочвенны, советуешь заключить договор. Все, о чем мы сейчас говорим, мало имеет отношения к подлинной любви. И, конечно, лучший «договор», лучшая «страховка» – жить максимально всерьез, глубоко, по-настоящему чувствовать и узнавать другого человека. Нельзя сказать, что люди совершают ошибки при вступлении в брак случайно, что ошибок невозможно избежать. Это не правда! Во всех областях человеческой жизни есть определенные правила, соблюдение которых минимизирует риск. Не будь легкомыслен. Не поддавайся сиюминутным эмоциям, переживаниям, не спеши никуда. Отнесись к вступлению в брак, а точнее, к отношениям с любимым человеком, как к самому важному делу своей жизни. И ты, скорее всего, не ошибешься. Обратимся к примеру, который от брака, кажется, максимально далек. Земное служение Христа Спасителя, три года Его проповеди. Тысячи людей видят чудеса, совершаемые Им, вплоть до воскрешения умерших. Кто-то понимает, что перед ними Бог, Который стал Человеком. Кто-то не способен возвыситься до этого понимания, но осознает и свидетельствует, что никто никогда не говорил так, как этот Человек. Вывод, сделанный благодаря увиденному, определил отношение этих людей ко Христу, и они уже не кричали «распни!», не смеялись, не хлопали в ладоши и не злорадствовали, видя Христа на Кресте. Их было меньшинство, но они разглядели во Христе Христа или максимально приблизились к этому. А прочие ошиблись. Прочие были потребителями, смотрели поверхностно. Как говорил Сам Господь, они шли за Ним потому, что ели хлеб и насытились (см.: Ин. 6: 26). Не более того. Вот почему уместен переход от темы брака к этой еще более важной теме. Мы все знаем, что однажды наступит период, который принято называть концом времен, когда придет на землю антихрист. Мы также знаем, что большинство людей не узнают антихриста именно потому, что живут крайне поверхностно, формально и упорно не смотрят правде в глаза. «Ах, обмануть меня не трудно!.. Я сам обманываться рад!» – применимо не только к области личных отношений, но и к области религиозной, политической, абсолютно любой. Не человека обманывают, он сам обманывается. Не только потому, что он невнимательный, легкомысленный, а потому, что так проще. Подобная простота может не только погубить семейную жизнь и сломать жизнь в целом, она способна отнять жизнь вечную. Вроде бы разного порядка вещи – неправильный выбор супруга и принятие антихриста, но природа ошибки одна: поверхностность, невнимательность, формальность, нежелание быть до конца честным с самим собой. Ошибки обуславливает сознательная слепота. Когда ты живешь по совести, не отворачиваешься от того, что требует твоего участия, как бы это ни было затруднительно, обременительно, нежелательно, ты – зрячий. Ты, возможно, не избежишь многих трудностей и скорбей, но и не совершишь того, что делает человек в силу добровольного самоослепления. Подготовка к свадьбе и отношения с родственниками Предложение сделано, начинается подготовка к свадьбе. И этот период становится серьезной проверкой отношений. Потому что если выяснится, что для людей важны принципиально разные вещи, то можно еще остаться на берегу, не отправляться в совместное плавание. Например, невеста требует от жениха такой красивой и пышной свадьбы, какую он просто не в состоянии потянуть, и это становится поводом для конфликта. На мой взгляд, стоит задуматься: если сейчас так, то что ж потом-то будет? Кроме того, на стадии подготовки к свадьбе в теснейшие взаимоотношения друг с другом вступают родители и родственники жениха и невесты, и начинает обнаруживаться, что в ком есть. Чтобы все это не оказалось неожиданностью, нужно заранее узнавать поведение друг друга в самых различных ситуациях. Нельзя воспринимать избранника или избранницу изолированно от той среды, где человек сформировался и живет. Среда – это семья, друзья, место работы или учебы. И если ты видишь, что человек с тобой один, в семье другой, на работе третий, с друзьями четвертый, то непросто понять, какой же он настоящий. А если человек один и тот же, где бы и с кем бы он ни был, то это – твой человек, лучшего и не придумаешь. Важно узнать и понять родителей своего избранника или избранницы. Не обязательно, что он или она будут такими же, но что-то непременно окажется унаследованным. Даже если человек делает все, чтобы не быть похожим на близких, ты будешь лучше его понимать, зная, от чего ему приходится уходить, какие проблемы во взаимоотношениях он испытывал, когда жил в своей семье. Не менее важно, как у тебя сложатся отношения с родными избранника и как он сам на эти отношения будет реагировать. Ведь сколько браков распадается, когда вдруг выясняется, что главная в семье, например, мама невесты или жениха и что она всерьез собирается семейной жизнью детей руководить. Конечно, это совершенно неприемлемо. Надо не договариваться, а просто понять на берегу: ваша семейная жизнь только ваша, и руководитель, генеральный советчик, ответственный консультант здесь не нужен. Еще очень важно, как избранник или избранница относится к твоим родителям. Не потому, что они идеальные люди и заслуживают идеального отношения. Просто если человек любит тебя, то он будет любить твоих близких и мириться с их недостатками. Впрочем, это работает в том случае, если ты не утверждаешь, что у них недостатков совсем нет. Не менее важно понять, как относятся твои родители к человеку, с которым ты хочешь связать свою жизнь. Что делать, если семья не принимает избранника? Вопрос, безусловно, не простой. Здесь важно, принимает ли твоя семья тебя самого. Бывает, что человек со своей семьей очень существенно расходится внутренне. Он любит родителей, но жизненные пути с ними совершенно разные. И тогда неприятие избранника может быть просто продолжением этой ситуации. Как не принимается твой путь, так не принимается и твой выбор. И это вовсе не свидетельство недоброкачественности твоего избранника. Если же отношения с мамой, папой, сестрами и братьями добрые, если твои родные – серьезные, глубокие, хорошие люди, если они тебя понимают и знают и при этом их неприятие выбранного тобой человека диктуется не расчетом, а беспокойством, заботой, любовью, тогда это повод очень серьезно задуматься и все еще раз проверить. Любовь папы и мамы не делает их прозорливыми, они могут ошибаться. А могут и не ошибаться. Нужно обязательно прислушаться к ним и вместе с ними все разобрать. Однако выбор делать надо самостоятельно. И, к слову, вот необходимый совет родителям. Помните все-таки, что с этим мужчиной или этой женщиной будете жить не вы, а ваш выросший ребенок. И кому жить, тому и решение принимать. Вы можете советовать, подсказывать, но когда выбор будет сделан, его надо поддержать. И ни в коем случае нельзя становиться в позу, обижаться, пытаться на что-то влиять, тем паче интриговать. Это создает болезненную ситуацию, приводит к тому, что распадаются отношения или в только что родившейся семье, или между двумя семьями. Правильно делиться сомнениями максимально деликатно и с любовью, но вслед за тем выбор сына или дочери обязательно надо принять и постараться полюбить этого человека. Некоторые убеждены: чтобы сохранить хорошие отношения с родственниками, лучше держаться от них подальше и не сближаться. Думаю, это не совсем правильно. Верно другое: лучше не жить вместе. В сегодняшних условиях совершенно очевидно, что молодая семья должна жить самостоятельно. Очень часто дети становятся заложниками взаимоотношений с родителями. Иногда это связано с любовью и заботой о папе с мамой, иногда это материальная зависимость от них. Но бывает, что супруги, живя в родительском доме, никак не повзрослеют по-настоящему, хотя уже могут иметь детей и даже внуков. Порой решение этого вопроса упирается в какие-то непреодолимые обстоятельства: нет средств или нельзя оставить родителей по причине их телесной немощи. Но если возможность отселиться есть, не стоит ею пренебрегать. Венчание: быть или не быть? Сегодня многие хотят не только зарегистрировать свои отношения в загсе, но и повенчаться. Могут ли паре в этом при каких-то обстоятельствах отказать? Недоумения возникают оттого, что мы живем в расцерковленном обществе. Например, в храм приходит человек крещеный, видящий себя православным, но таковым, по существу, не являющийся. Он церковной жизнью не живет, Евангелие никогда не читал, религиозными вопросами не интересовался. Что с ним делать? Мы проводим специальные беседы для людей, готовящихся к вступлению в брак, объясняем им, что такое Церковь, в чем смысл богослужений, какова ответственность перед Богом человека, приступающего к таинствам. Стараемся этих людей подвести к исповеди, к причащению Святых Христовых Таин. Но этого недостаточно, чтобы человек действительно воцерковился, стал «практикующим христианином». В жизни Древней Церкви мы не видим ситуаций, чтобы извне люди приходили в храм и просили их обвенчать. Мужчина и женщина из одной церковной общины, полюбив друг друга, решали вступить в брак, и таинство Брака, совершаемое над ними, было свидетельством перед лицом Церкви, что эти два человека отныне вместе. А раз они решили быть вместе, Церковь естественным образом, в логике самой жизни благословляла их союз. И молилась, чтобы в нем реализовалось то, о чем говорил Господь: двое должны стать единой плотью. И фактически к этому сводится все таинство Брака. Смысл его таков, что в принципе нелогично вступление в церковный брак людей нецерковных. А мы постоянно находимся в поисках компромисса, думаем, как же людей не церковных, но себя идентифицирующих с Православием, вписать в церковную реальность и, если получится, привести в Церковь. Но чаще мы ошибаемся, потому что берем на себя ответственность за то, за что отвечать в принципе не можем. Если два человека, или хотя бы один из них, живут в церковной общине, то совершенно логично, что их желание вступить в церковный брак мы поддержим. Но когда мы венчаем людей, посторонних Церкви, то потом очень часто получаем от кого-то из них или сразу от обоих просьбу их развенчать. Это свидетельствует об отсутствии элементарного понимания, что за таинство было над ними совершено. Если Церковь благословила на совместную жизнь и возрастание в христианских добродетелях, на совместный путь ко спасению, если молилась Богу о том, чтобы Он помог в этом труде, то как она может благословить обратно или помолиться обратно? Это же абсурд. На беседах перед венчанием мы об этом, безусловно, говорим, но нас не слышат. Это очень сложно понять, побеседовав со священником раз или два. Такое понимание дается опытом, самой жизнью. Иногда, конечно, мы сталкиваемся с благотворным действием церковной молитвы в жизни тех, кто раньше был далек от Церкви, а после венчания всерьез обратился ко Христу, но чаще всего не сталкиваемся. Надеюсь, с течением времени мы все же придем к тому, что будем совершать таинство Брака лишь в отношении тех, кто в Церкви живет. Бывают случаи, когда люди, прослушав беседы перед таинством Брака, отказываются от своего намерения венчаться. Так же порой происходит и с таинством Крещения. Человек говорит: «Спасибо, что поставили в известность, я к этой ответственности не готов». Это, по крайней мере, честно. У меня был случай: в одной паре супруга начала изменять, муж, естественно, задал ей вопрос: «Как же так, ведь мы венчаны?!» А она ответила, что ее в Церкви обманули, читали все не по-русски, было непонятно, и если бы она знала, что таковы обязанности жены по отношению к мужу, то никогда бы не пошла на это. Поэтому надо всегда заранее удостовериться, что все всё понимают верно. Мы знаем, что человек, заключая какой-то договор, обязательно должен его прочитать, иначе может остаться без квартиры, машины, средств к существованию и еще задолжать кучу денег. И хоть масса народу подписывает такого рода договоры, не прочитав, существует немало и тех, кто задумывается о своей безопасности и знакомится с условиями, прежде чем поставить подпись. А в Церковь приходит множество людей, которые готовы, образно говоря, подписать все что угодно не глядя. Причем, если в обычной жизни речь идет о каком-то временном имуществе, то здесь – о вечной жизни. То есть человек готов поклясться в верности Богу, в нерушимости уз брака, сказать, что он отвергается от дьявола, и даже не задумывается об ответственности впоследствии. Он придет на огласительные беседы, все выслушает, будет кивать головой в знак согласия, даже исповедуется и причастится, лишь бы ему предоставили услугу, которую он хочет получить по своим, лишь ему понятным мотивам. И на нас лежит нелегкая забота постараться довести до сведения людей, не желающих ничего знать, все последствия их решений. При том, что они активно сопротивляются. Тех, кто живет церковной жизнью всерьез, мало даже среди «практикующих христиан». Безусловно, это и расстраивает, и огорчает, и вызывает огромную сердечную боль. Также мало мы видим людей, вступающих в брак ответственно и осознанно. Таких на самом деле единицы… Часть третья Глава 1 Плоть едина – таинство протяженностью в жизнь И будут два одною плотью (Мф. 19: 5). Брак – это таинство протяженностью в жизнь. Какие годы брака самые сложные? Можно ли избежать кризисов? Какие ошибки супругов способны разрушить самые крепкие узы? Суть брачного союза Когда мы хотим что-то понять о браке, то прежде всего нужно задаться вопросом, каковы его цель и смысл. Для этого стоит вспомнить самое основание брака, обратиться к рассказу Книги Бытия о сотворении первых людей, к словам Господа о том, что нехорошо человеку быть одному. Господь так устроил, что люди в союзе друг с другом обретают полноту бытия, насколько она возможна на Земле. Однако здесь есть тонкий момент… Господь говорит: «…не хорошо быть человеку одному». Но мы знаем, что первозданный человек пребывал в единении с Богом, и в этом его одиночество должно было преодолеваться. В то же время Господь предвидел грехопадение человека и дал ему подругу и спутницу жизни, чтобы он после не остался один. Но ведь именно спутница и подруга первая вкусила запретный плод?.. Но она была сотворена из ребра мужчины, и если бы ее не было, то, наверное, само ребро побудило бы мужчину преступить заповедь… Получается какой-то замкнутый круг, и не знаешь, как из него выйти. Поэтому, наверное, не стоит гадать, а надо просто принять повеление Божие, что нехорошо быть человеку одному. Принять совместное пребывание мужчины и женщины как однозначное благо, как возможность вместе проходить путь, плодиться и размножаться, то есть творить новую жизнь, продолжая наполнять землю. Брак, как мы видим из Священного Писания, – совершенно естественный образ жизни людей. Безусловно, может быть и другой Промысл о человеке. Есть жизнь монашеская. Но это исключение из нормы, обусловленное мотивами более высокого порядка. Монах не обрекает себя на одиночество, как можно было бы подумать, а посвящает себя исканию Бога и единению с Ним, чтобы не быть одному. В браке же люди спасаются в любви, и полный смысл брака – научение любви. Часто можно услышать формулировку: «Брак – школа любви». И это так. А тяготы и скорби, которые приходится порой претерпевать в семейной жизни, – лишь побочный продукт, вызванный нашим несовершенством. Любовь в браке неисчерпаема? Человек в первую очередь должен любить Бога, а своего ближнего, даже самого близкого, – во вторую. Но зачастую люди нуждаются во внешних пособиях, помогающих укрепить любовь к Господу или открыть для себя Его любовь. В браке любовь вырастает, как дивное, прекрасное растение, и становится подспорьем для понимания Божественной любви и восхождения к ней. С этой точки зрения брак очень важен. Но если в союзе люди концентрируются лишь друг на друге и всю надежду возлагают лишь друг на друга, то это рано или поздно приведет к опустошению, деградации чувства. Человеческие отношения через какое-то время оказываются исчерпанными, если за ними не стоит вечность. Почему иногда по-настоящему любящие люди спустя годы совместной жизни наскучивают друг другу, осознают, что уже не сближаются, как прежде, а отдаляются? Потому что они упираются в потолок в своих человеческих отношениях. А любовь – суть явление Божественное. Если же люди помнят о Том, Кто вложил чувства в их сердца, то совместная жизнь становится постоянным раскрытием этого удивительного дара. Подлинный брачный союз любящих друг друга людей в каком-то смысле является отблеском, прообразом Царствия Небесного. Часто задают вопрос: а что наследники Царства Небесного будут там делать, не наскучит ли вечная жизнь? Господь в Евангелии говорит, обращаясь к Отцу Небесному: Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога (Ин. 17: 3). Так вот вечная жизнь – это бесконечное познание Бога. Познание в любви, когда каждое мгновение – это новое открытие, новое узнавание, новая радость, еще большая, чем прежняя. И нет остановки и привыкания, потому что каждое мгновение – новое. Се, творю все новое (Откр. 21: 5) – то есть происходит бесконечное обновление. И брак в своем идеале должен быть постоянным и бесконечным узнаванием друг друга, когда каждый момент – это еще бо́льшая радость. Понятно, что такой прямой линии восхождения в браке не получается, люди ослабевают в своей любви, в своей жизни – и христианской, и просто бытовой. Они не всегда находятся на должном уровне. Но надо понимать, что есть вершина, к которой ты стремишься, а за ней другая, потом следующая, и это восхождение может быть, должно быть бесконечным. Такие отношения возможны, когда растешь ты сам и человек рядом с тобой. Этот рост должен осуществляться не в плане карьеры, не в личных качествах ради самих качеств, а в жизни в Боге, как бы высокопарно это ни звучало. Тогда отношения себя никогда не исчерпают. Готовиться, как к сессии Говорят, что первые два года супружеской жизни – самые сложные. Если опираться на пастырский опыт общения с семейными парами, то можно сказать, что этот срок достаточно условен. Как правило, сложности первых месяцев или первых лет брака связаны с тем, что супруги друг друга узнают в новом качестве. Пока они встречаются и готовятся к созданию семьи, это один характер отношений. Люди могут долгое время общаться, встречаться, о многих вещах разговаривать, попадать в различные ситуации, но все-таки это еще не единая жизнь. Когда же два человека оказываются под одним кровом, когда общим у них становится и место, и образ жительства, и сама жизнь как таковая, происходит множество открытий, начиная с бытовых и заканчивая гораздо более глубокими и серьезными. Требуется время для того, что обычно называют не очень благозвучным словом «притирка», как будто две детали друг к другу притираются. На самом деле нечто подобное и происходит: корректируются бытовые привычки, образ жизни. Все это проходит безболезненно, если люди друг друга любят. Потому что любовь помогает отказываться от самых разных вещей, создающих проблемы в отношениях. Гораздо хуже, если выясняется, что люди заблуждались относительно друг друга. Но если супруги готовы меняться, терпеть взаимные недостатки, тогда постепенно они становятся по-настоящему родными. У кого-то неполадки в семейной жизни начинаются позже, у кого-то не начинаются вообще. Бывают замечательные примеры, когда люди, ставшие семьей, только радуется тому, что открывают друг в друге. Для некоторых студентов экзамены – каждый раз неожиданность, гром среди ясного неба. И в течение сессии с ними тоже происходит много всего неожиданного. Ожидаемо одно: они, как правило, плохо проходят испытания. А если хорошо, то лишь каким-то чудом. Другие студенты знают, когда будет сессия, готовятся к ней, благополучно сдают экзамены и получают хорошие оценки. То же самое можно сказать и о семейной жизни. Человек должен готовиться к вступлению в брак. Это тоже своего рода испытание – не тяжкое, не скорбное, не досадное, его естественным образом уготавливает человеку сама жизнь. Раньше он отвечал лишь за самого себя, а теперь отвечает еще и за другого человека и живет вместе с ним. Если ты к этому готов, то никакого потрясения не будет, произойдет не разрушение всей прежней жизни, а, наоборот, ее обогащение, улучшение, наполнение, преображение. Не об общей жизни, а о своем Можно ли составить список самых частых ошибок, которые подвергают брак опасности? Думаю, да. Наиболее распространенная основана на эгоизме. Она заключается в том, что каждый в браке думает не об общей жизни, а о своем, личном и воспринимает другого как того, кто должен служить исполнению его жизненных планов. Не обязательно люди будут вульгарно, примитивно и откровенно относиться к супруге или супругу, как к инструменту. Но суть будет такова. Беседуешь с парой, многие годы прожившей вместе, спрашиваешь мужа: «А что ваша супруга в жизни хочет, какие у нее цели, стремления?» И супруг, который только что жаловался, что второй половине до него дела нет, вдруг замолкает и не может ответить. Или жена в ответ на подобный вопрос прерывает поток своих претензий и замолкает, не в силах сказать, что в душе у мужа происходит и почему он на самом деле глубоко несчастен. Каждый живет самим собой, зациклен на себе, а стремление стать единым целым, претвориться в единую плоть отсутствует. Кроме того, есть катастрофическое неумение слышать, слушать, понимать друг друга. Семейный психолог или священник, выполняющий эту роль, чаще всего просто позволяет людям друг друга услышать. И происходят поразительные вещи: приходят два человека, которые живут под одной крышей долгие годы, и вдруг с удивлением друг от друга что-то узнают. Это неумение слушать и слышать тоже от зацикленности на себе. В любом случае главная беда в браке – это эгоизм. Вернуться к самим себе Через какое количество лет в семейной жизни чаще всего наступают кризисы? К сожалению, не знаю статистики. Но убежден, что причина кризиса не в самом браке, а в человеке. По большому счету, все кризисы, которые мы переживаем, носят личный характер, то есть они обусловлены тем, что происходит в душе. Среда, обстоятельства, другие люди могут выступать лишь в качестве катализатора. Если ты совершил ложный выбор и рядом оказался чужой человек, то кого винить? Ты сам вступил с ним в брак. Это может показаться несправедливым, может возникнуть желание переложить ответственность за сложившийся кризис на другого. Но, на мой взгляд, это контрпродуктивный путь. Внешние обстоятельства нам очень сложно изменить, а то, что касается нас самих, – гораздо проще. Поэтому стоит искать причину кризиса в себе, а внешнее менять уже во вторую очередь. Если люди поженились осознанно и по любви, а потом вдруг все разладилось и началось разрушение брака, то, очевидно, что-то изменилось в них самих. Они стали другими, ушли от самих себя, и эти изменения делают их друг для друга уже не столь близкими, родными, любимыми. Как быть? Поступать, как всякий заблудившийся: возвращаться к тому месту, где есть наиболее четкий и ясный ориентир, то есть к самому себе. Надо стараться восстановить то лучшее, что ты видел в себе и в другом человеке. В этом заключается выход из кризиса в первую очередь. Кризис брака – это кризис любви. Любовь, по апостолу Павлу, все покрывает (см.: 1 Кор. 13: 4–7). Если она перестала что-то покрывать в браке, значит, начала иссякать. Причина иссякновения любви к кому-либо – неумеренная любовь к самому себе. Насколько человек перестает бороться со своим эгоизмом, настолько будет страдать его любовь к другому человеку. И настолько же будет возрастать вероятность кризиса. Я думаю, кризис наступает, когда люди прекращают ту сознательную работу по созиданию брака, без которой он невозможен. Всему, что мы делаем в жизни, противостоит страшная сила разрушения. Человек построил дом, а спустя какое-то время он начинает ветшать: крыша подтекать, полы деформироваться, дверь скрипеть, электрика барахлить. Приходится то тут, то там этот дом ремонтировать. Посади огород, не пропалывай, не поливай – он превратится в пустырь, заросший бурьяном. И это всего абсолютно касается. Как только прекращается работа по созиданию брака, он начинает деградировать. Такая работа естественна, как труд христианина над своей душой. И эти вещи очень сильно взаимосвязаны. Если человек ухаживает за своей душой должным образом, то ему гораздо проще сохранять брак. Прекращаешь заниматься самим собой – это на браке обязательно скажется. И в какой-то момент вдруг окажется, что рядом не тот, кого ты воспринимаешь как единое целое с собой, а некто, кто тебе мешает, с кем у тебя расходятся интересы, с кем приходится бороться, выяснять отношения. Хотя, безусловно, один человек не может сохранить брак. Союз может сохраняться, когда к этому прилагают усилия двое. Только начинать надо с себя, а не ждать, пока другой начнет трудиться, чтобы выбраться из кризиса. В Апокалипсисе есть такие слова: «Вспомни свою первую любовь и покайся» (ср.: Откр. 2: 4–5). К браку это применимо в полной мере. Ведь ты же не просто так оказался рядом с этим человеком, ты его любил. И если действительно любил, то посмотри на него теми глазами, которыми смотрел когда-то, вспомни, как ты хотел быть с ним всю жизнь рядом. Само воспоминание способно многое оживить в сердце. Вернуться к этому состоянию самому, помочь к нему вернуться другому – труд достаточно серьезный, кропотливый, но однозначно возможный. Мы видим, что происходит с человеком, который деградирует. Он перестает работать, умываться, стричься, бриться – опускается. До определенного момента, пока не наступило разрушение личности, он еще может привести себя в прежнее состояние, снова стать нормальным человеком – ухаживать за собой, вернуться под кров дома, если он есть, начать работать. То же самое в отношении брака. Естественно, что проще себя не запускать, чем потом колоссальные усилия предпринимать, чтобы к самому себе возвратиться. Но даже если люди свой брак запустили, вернуться к началу все же можно. Профилактика пожара Безусловно, кто-то спросит: «А если некуда вернуться, если люди поняли, что заключили брак вовсе не по любви, как им казалось? Что тогда делать для сохранения брака?» А что делать, если дом сгорел? Ничего уже не сделаешь, потому что дома нет. Те, кто занимается профилактикой пожаров, знают, что есть вещи непоправимые. Но их можно не допустить. Поэтому ответ на этот вопрос всего один: не допускать, чтобы это случилось, не вступать в брак, не убедившись в истинности своих чувств, потому что потом будет поздно. У нас есть самая ясная и страшная аналогия: а если ты прожил жизнь так, что убил свою бессмертную душу? Что тогда делать? Увы, ничего. Надо не жить такой жизнью, которая способна твою душу погубить. Бывает, что люди будто очнулись, уже будучи в браке, поняли, что в нем нет должной основы – нет любви, настоящего родства. Но это люди верующие, и они не хотят разрушать свой брак. Есть ли какой-то выход? Не могу ответить на этот вопрос однозначно. С одной стороны, я убежден, что у человека есть способность полюбить кого угодно, иначе бы Господь не заповедал нам любовь ко всем людям. Но в то же время Он ведь не заповедал нам жениться или выходить замуж за любого. Совершенно очевидно, что все-таки во встрече людей, в их любви, в самом браке есть тайна Промысла Божиего. И если люди ошибочно оказались мужем и женой, они как христиане и просто как разумные существа могут постараться друг друга полюбить, приложить все усилия, которые для этого необходимы. Но получится у них это или нет, никто не даст ответа. Именно поэтому нужно думать «до». Случается и так, что людям вроде бы удается пройти через кризисы успешно, но после этого их брак все равно напоминает выжженное поле. То есть по форме они достигли своей цели, а по сути – нет. В чем ошибка? Ответ, на мой взгляд, прост: если кризис случился, значит, ошибка в том, что он вообще был допущен. У каждого из нас есть периоды в жизни, когда мы наполнены светом, любовью, правдой, и в эти периоды окружающим с нами хорошо, легко, по-настоящему радостно. А бывают моменты, когда с нами рядом находиться очень и очень тяжело. Любой человек идет либо по пути богоуподобления, когда в нем актуализируется образ и подобие Божие; либо по пути демоноуподобления. Как говорил преподобный Силуан Афонский, у грешников лица похожи на демонские, а у людей, живущих праведной жизнью, – на лики ангельские. Если человек оказывается на пути демоноуподобления хотя бы в маленькой степени, это является основанием для разрушения его брака. Пока человек наполнен любовью, светом и правдой, он не потеряет того, что его соединяет с любимым. Если таков только один человек, а второй иной, то здесь мы снова вынуждены говорить о том, что люди должны быть друг для друга родными изначально. Это фундамент: любовь, знание, понимание и принятие друг друга и, безусловно, достаточный период, чтобы увидеть: все перечисленное носит не ложный характер, а подлинный. Глава 2 Христианская семья и вопросы планирования Сегодня, когда речь заходит о рождении детей в семье, неуклонно возникает вопрос планирования. И тут в адрес христиан сыплются обвинения в мракобесии, поскольку в их семьях рождается детей столько, сколько дает Господь. Это – позиция. На чем она основывается? Христианская семья должна быть многодетной – шаблон или реальность? Допустимо ли ставить в такой семье вопрос планирования рождения детей? Проблема бездетности и пути ее решения. Правильная контрацепция – воздержание? Тема, о которой мы говорим в этой главе, очень сложная и деликатная, со своими нюансами. Планирование естественно в любом деле, чем бы человек ни занимался. Планировать необходимо работу, отдых, какие-то житейские, домашние дела – без этого мы будем жить в непрекращающемся хаосе. Словосочетание «планирование семьи» означает планирование рождения детей. Грешно ли это? Сложно ответить однозначно. Вряд ли можно считать предосудительным, когда люди готовятся к рождению ребенка, заботясь о своем здоровье, о том, где этот ребенок будет жить и что он будет есть, как заработать деньги, чтобы его обеспечить. Наоборот, на мой взгляд, отсутствие такого планирования никак не назовешь добродетелью. Надеясь на Бога и уповая на Его помощь и милость, нужно помнить, что дети и все, что связано с обеспечением их жизни, здоровья и воспитания, – ответственность и труд родителей. Если же подразумевается отказ от беременности до тех пор, пока родители не сочтут себя к ней готовыми, то это планирование совсем иного рода. Я убежден, что, насколько бы такой подход ни был разумен и рационален, все равно он ошибочен. Ведь появление всякого нового человека на свет есть чудо, удивительное действие Божественного Промысла. И каждый из нас имеет возможность об этом говорить, рассуждать и спорить благодаря тому, что кто-то нас не «спланировал обратно». Была воля Божия, чтобы мы появились на свет, и в это не вмешалась воля человеческая. Поэтому, наверное, во всех этих планах есть что-то кощунственное. Жизнь в семьях складывается по-разному: есть супруги, которые очень хотят детей, а их нет. Иногда причиной тому заболевания, которые препятствуют рождению, а иногда вообще нет никакой видимой причины. А в других семьях дети рождаются один за другим, так что родители начинают роптать, беспокоясь, как их всех прокормить. Можно ли считать это случайностью? Можно ли считать, что это просто физиологические особенности пары, или все-таки надо усматривать здесь волю Божию и Его промышление? Если Господь через тебя захотел привести в этот мир еще одного человека, то кто ты такой, чтобы этому препятствовать? Тем не менее я не решусь выносить приговор людям, которые поступают вразрез с вышесказанным. Все-таки каждая пара должна решать подобные вопросы самостоятельно. И не священник здесь должен указывать, как поступать, и даже не врач. Советоваться с ними и с другими специалистами можно и нужно, но решение лишь за супругами. А ключевыми в принятии этого решения, если речь о людях верующих, будут два момента: вера в Бога и любовь к друг другу. Пусть слушают свою совесть. Как священник и как духовник я могу сказать лишь о том, как поступить должно и правильно, но какое-либо давление на семью в такой ситуации, на мой взгляд, недопустимо. Существуют некие общие ориентиры: должно быть столько детей, сколько даст Бог, и единственным, скажем так, законным способом регулирования рождаемости является воздержание. Совершенно естественный вопрос: если рождение детей – не самоцель брака, а телесная близость между супругами не греховна, почему тогда она ставится в такую жесткую зависимость от зачатия? Должен признаться, что у меня нет четкого ответа. И вряд ли он есть у кого-то другого. Невозможно на этот вопрос дать ответ, точно так же, как и невозможно четко провести границу, где соблюдается супружеское целомудрие, а где нарушается. Для каждой семьи это будет что-то индивидуальное. И каждый, кто попытается в это вмешаться, установить и прописать какие-то правила, будет совершать ошибку либо в ту, либо в другую сторону. Когда заходит речь о браке, мы упираемся во множество вопросов, которые не имеют однозначного разрешения. Например, есть христианская традиция воздерживаться от супружеской близости во время поста. Она основывается на словах апостола Павла: Не уклоняйтесь друг от друга, разве по согласию, на время, для упражнения в посте и молитве, а [потом] опять будьте вместе, чтобы не искушал вас сатана невоздержанием вашим (1 Кор. 7: 5). Говоря, как было бы лучше, апостол в то же время свидетельствует, что это должно быть решением супругов. При этом в его словах нет утверждения, что если вы не поститесь в супружеской жизни, то вы плохие христиане. Точно так же апостол рассуждает о безбрачии и браке. Он говорит, что лучше оставаться, как он, то есть не иметь жены, и в то же время не осуждает вступающих в брак. Мы видим, с каким большим уважением апостол Павел относится к институту брака. Но ни он, ни другие апостолы ничего не говорят о деторождении и планировании семьи, по крайней мере, мне не приходит на память ни одной цитаты подобного рода. Это означает, что ответ на данный вопрос должен составлять единое целое со всей жизнью конкретного человека. Есть ситуации, которые кажутся неразрешимыми, а подчас и действительно оказываются таковыми. Мы сами попадаем в них или наблюдаем в жизни наших близких. Очень важно, находясь в подобном положении, думать не только о том, как из него выйти, но и о том, как я вообще в эту точку пришел? Бог не посылает ничего, что превышало бы силы человека. И если я столкнулся с испытанием, для меня непосильным, то очевидно, что я сам его себе и устроил – прямым непосредственным образом или как-то иначе. Есть очевидное единство того, что происходит в душе и в жизни человека, с Промыслом Божиим о нем, хотя мы не всегда способны это усматривать. Наверное, если человек готов волю Божию выполнять и его жизнь становится сознательным христианским подвигом, то Господь позаботится о том, чтобы он не совершил ошибку, а, напротив, поступил так, как будет полезно и ему, и его близким, и его детям, уже родившимся или будущим. Когда же человек задумывается о том, как ему исполнить волю Божию в отдельно взятой ситуации, прочую свою жизнь оставив в стороне, как бы забыв о ней, тогда он действительно может оказаться в тупике. И чаще всего оказывается. Выход из него очевиден: понять, как ты живешь в целом, разобраться, что нужно в жизни глобально изменить, чтобы она стала христианской не по форме, а по духу. И тогда удивительным образом разрешится казавшееся неразрешимым. И произойдет это просто попутно, вследствие изменений общих. Спасаться чадородием? В церковной среде часто любят вспоминать слова апостола Павла о том, что женщина спасается чадородием, понимая это как призыв «рожай до бесконечности, и Царствие Небесное тебе обеспечено». Но тут, как при любом грубом упрощении, возникает ряд перекосов. Если человек делает что-либо из послушания Богу и при этом у него достаточно сил, чтобы понести все последствия своих действий, то он безусловно этим спасается. Нет никаких сомнений. Но мы очень часто сталкиваемся с тем, что люди делают что-то многотрудное, воспринимая это как подвиг, как следование воле Божией, но затем надрываются и вообще утрачивают возможность жить по воле Божией. И все это приводит к колоссальной физической, душевной и духовной деградации. Таких семей мы можем наблюдать, к сожалению, немало. Каждый из нас христианин лишь настолько, насколько он действительно христианином является. Мало кто может неотступно жить по принципу «будь что будет, обо мне позаботится Бог», не впадая периодами в ропот или в малодушие. Повседневный опыт показывает, что, когда люди так говорят, это еще ничего не значит. Потому что потом выясняется, что у них совершенно конкретное представление о том, как Господь должен о них позаботиться. А может быть, даже не представление, а настоятельное требование. И если Господь о них позаботился не так, как они хотели, а как Он единый знает, то они обижаются, надрываются, ломаются и порой вообще разуверяются. Тех, кто, подобно святому Серафиму Саровскому, предал себя Богу, как железо предает себя кузнецу, я практически в своей жизни не встречал. Единицы, может быть. Поэтому каждый человек должен жить по силам, сперва здраво их оценив, проверив в чем-то малом. И если мужчина ставит перед женой задачу спасаться чадородием, то для него логично задать вопрос самому себе: а я чем буду спасаться? Наверное, тем, что стану заботиться о женщине, которая мне рожает детей. Причем так, чтобы и она, и дети эту заботу реально ощущали и не испытывали лишения ни в материальных потребностях, ни тем более в любви и тепле. Иначе вполне возможно, что жена будет спасаться чадородием, как мученица, а я погибну. Если врачи диагностировали у женщины заболевание, которое может привести к смерти в случае новой беременности и родов, а муж настаивает на близости, то это трудно назвать христианской позицией. Сказать, что в таком случае супруги должны отказаться от близких отношений, я не решусь, потому что прекрасно понимаю, что меня обвинят в максимализме и жестокости. Именно по этой причине я утверждаю, что решение муж и жена должны принимать только сами. И вместе с тем… Оказывается человек перед выбором: отречься от Христа, пусть формально, и жить или не отречься и умереть. Что мы можем сказать об этом? Христос – это и есть жизнь, а отречение от Него – и есть смерть. И христианин должен не отрекаться от Христа, но умереть и присоединиться к лику мучеников на небесах. Это так, но вопрос о мученичестве очень сложный. Мы знаем в реальности, сколь многие христиане проявляли перед лицом испытания малодушие и слабость. Не все они впоследствии отпадали от Церкви насовсем, кто-то возвращался с покаянием, а кто-то даже не считал, что должен каяться, потому что воспринимал произошедшее как закономерный компромисс, уступку. (Я имею в виду примеры периода гонений в нашей стране в начале двадцатого столетия.) А в Древней Церкви совершенно однозначно никто бы не счел это закономерным. Люди, отрекшиеся в период гонений, отлучались от церковного общения на очень и очень долгие сроки. Если придерживаться ориентиров, о которых я сказал, то в ситуации с планированием рождения детей мы имеем дело с неким условным, бытовым мученичеством, которое имеет определенную нравственную подоплеку. Говоря все это, я глубоко убежден, что мы, священники, к мученичеству или чему-то похожему на мученичество не должны призывать. В противном случае можем навязать людям что-то такое, что будет правильно по букве абсолютно, на сто процентов, но уничтожит их, убьет, и вина будет на нас. Это область очень и очень деликатная, но обсуждать возникающие здесь вопросы все-таки нужно и важно. И делать это надо так, как сказано в Евангелии: Трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит (Мф. 12: 20). Всегда можно жестким словом кого-то сломать, повредить, а наша задача – врачевать, помогать и поддерживать. Главное – помнить, что буква убивает, а дух животворит. Дух важнее. В то же самое время мы не можем сказать: «Поступайте вопреки этой букве», потому что тогда будем ее попирать. Как и букву не попирать, и в то же время не трактовать чрезмерно свободно, в угоду себе и своей воле, то, что касается духа? Наверное, умение найти золотую середину – главная задача всякого христианина. Мне попались как-то замечательные слова митрополита Иосифа (Чернова) о том, что у каждого человека свои границы компромисса. И если ты идешь на компромисс и понимаешь, что он совершенно оправдан, не причиняет зла и твое сердце его принимает, то это допустимо. Но если чувствуешь, что в этом есть какой-то момент предательства, то остановись и ни в коем случае не иди на компромисс. Потому что даже если это не является предательством, но ты так ощущаешь, то обязательно предателем станешь. Безусловно, на компромисс вообще лучше не идти без крайней необходимости, потому что всегда есть риск: компромисс за компромиссом, и ты уже не ты и уже не христианин. Сложно это все. Наверное, человек постепенно приходит к тому, что является правильным, если действительно к этому стремиться. Вот поступи так, и ты противопоставишь себя всем. И вроде все неправы, а ты один живешь по-христиански, но настолько вынес себя за рамки всего общества, от него удалился, что не уклонился от осуждения и превратился в новозаветного фарисея. С другой стороны, иди навстречу тому, что делают все, и отступишь от Евангелия и тоже полностью потеряешься. И вот так, постоянно оступаясь то в одну, то в другую сторону, соскальзывая, но стремясь к правильному пути, человек постепенно обретает опыт, научается жить по-христиански. В том числе по-христиански относиться к деторождению. Жизнь христианина обязательно будет наполнена недоумениями, заставляющими страдать. И мы будем совершать ошибки, не сможем всегда все делать правильно. Самое главное – понимать, что от этих ошибок в принципе невозможно уйти совсем, и при этом стремиться к безошибочности. Да, мы зачастую спасаемся через страдание, боль, сердечное сокрушение, чувство виновности перед Богом, которые у нас рождаются оттого, что мы изо всех сил пытаемся жить по Евангелию, но у нас не получается. Однако тут тоже легко обмануться. Может быть, я не изо всех сил пытаюсь, а вообще не пытаюсь? Просто считаю себя слабым и утешаюсь этой мыслью. Нет, истина только там, где ты утрудился до последней степени. Где пытался из последних сил вскарабкаться на гору, скатился с нее сотню раз, но оказался на вершине только в тот момент, когда у тебя кончились силы, но осталось желание ползти. Христианская жизнь таким образом проходит, каких бы вопросов мы ни касались. Может показаться, что мои слова носят слишком обтекаемый, общий характер. Но лично я посоветовал бы остерегаться человека, который решится говорить на эту сложнейшую тему, оперируя четкими однозначными определениями, раз и навсегда прописанными правилами, обязательными для соблюдения всеми. Хочется процитировать замечательную песню Александра Галича «Люди, не надо бояться», которая заканчивается словами: «Он врет, он не знает, как надо». Потому что на самом деле, «как надо», знает единый Господь, и мы читаем об этом в Евангелии. А все, на что там нет четких ответов, человеку приходится в течение всей своей жизни нащупывать своим сердцем – верующим, христианским, ищущим и трудящимся. ЭКО и заморозка эмбрионов вместо уничтожения? Согласно «Основам социальной концепции Русской Православной Церкви» экстракорпоральное оплодотворение является неприемлемой для христианина вспомогательной репродуктивной технологией, потому что оно сопряжено с уничтожением тех эмбрионов, которые не переносятся в тело матери. Божественное Откровение говорит, что душа появляется у человека именно в момент зачатия, то есть получившаяся в результате оплодотворения маленькая клеточка – такой же человек с духовной точки зрения, как и родители. Именно поэтому уничтожение эмбриона – грех, равный обычному убийству. Но медицина не стоит на месте. Сегодня, по желанию родителей, все оплодотворенные эмбрионы могут быть подвергнуты глубокой заморозке в криокамере, чтобы потом постепенно их произвести на свет. В этом случае гибели эмбрионов не происходит, значит, нет и греха? Я так не думаю. Мне кажется, что в ситуации бесплодия было бы гораздо логичнее полностью положиться на волю Божию. Если Господь не дает паре детей, значит, есть какая-то причина. Современная медицина подчас пытается быть мудрее и милосерднее Бога. Однако это абсурд. Никто не может быть мудрее и милосерднее Бога. Мы видим в Священном Писании примеры, когда люди просят чего-то у Господа, и Он сначала не подает просимого, а потом уступает по настойчивости просьб. И это, полученное вопреки воли Божией, не всегда оказывается благом для просителей. Самый характерный пример – появление царя в жизни Израиля. Народ требует, чтобы пророк Самуил поставил над ним царя вместо себя. Самуил скорбит и открывает израильтянам пророчество Бога о том, как ужасна будет их жизнь при появлении земного царя. Люди не отступают. Пророк вопрошает Господа: «Как же так?» А Господь отвечает: «Послушайся всего, что говорит тебе народ. Не тебя они отвергли, они отвергли Меня как своего царя» (ср.: 1 Цар. 8). Я ни в коем случае не хочу сказать, что дети – это не благо. Просто очень важно, чтобы человек не настаивал на своем во что бы то ни стало. Почему муж и жена не могут молиться, чтобы Господь дал им детей, и увидеть Его ответ в том, появились дети или нет? Они думают, что Господь про них забыл? Это неправда. Или считают, что Господь их за что-то наказывает и делает им плохо? Это тоже неправда. А что тогда остается? Остается понимать, что Бог, Который тебя слышит всегда, делает с тобой то, что должно быть. Вот это – самая универсальная христианская позиция. Почему обязательно нужно делать ЭКО? Ведь не было детей на протяжении долгого времени у родителей Иоанна Предтечи, у Авраама и Сары. Сара смеялась, не веря, что у нее может родиться ребенок в преклонном возрасте, а он родился. И не было ЭКО. Когда люди хотят Промысл Божий о себе «обойти», у них, возможно, будет много всего: дети, внуки, все, что с ними связано. Но они получат не ту жизнь, которую приготовил для них Господь, а ту, которую они сами себе выбрали. А это, мне кажется, самое страшное для верующего человека: жить не той жизнью, которую для тебя приготовил Господь. Это вопрос о базовых ценностях. Таким же базовым является отношение человека к смерти. Если ты верен Христу, пока не требуется верность до смерти, то какова цена этому? Мы часто сами для себя определяем границы: вот до этого момента я живу по Промыслу Божию, а дальше – по собственной воле, как считаю нужным. Мне могут возразить, что когда-то люди умирали от аппендицита и воспаления легких, и глупо не использовать новые возможности медицины в области репродуктивного здоровья. Я отвечу так: сегодня мы подходим вплотную к возможности клонирования людей. Это тоже достижение медицины, науки. И завтра люди будут клонироваться. К чему это приведет, страшно представить. А может быть, раньше случится апокалипсис. Поэтому ни в коем случае не могу одобрить такого рода вспоможение деторождению, считаю это большой ошибкой. Но мы не должны осуждать людей, которые прибегают к ЭКО, и тем более неподобающим образом относиться к рожденным в результате этой технологии, как будто они люди второго сорта. Это человеческая личность, мы должны ее принимать и любить. Был чужим, стал нашим? Некоторые бездетные пары приходят к решению усыновить ребенка. Безусловно, усыновление – хорошее дело. Но вместе с тем достаточно сложное, а в результате этих сложностей и неоднозначное. К сожалению, практика усыновления не всегда бывает удачной. Известно немало случаев, когда люди не могут справиться с тем, что взяли на себя. Поэтому нельзя сказать, что приемное родительство – универсальное решение для всех. Когда бездетная семья берет ребенка как некое утешение, то есть для себя, то ее может постигнуть глубокое разочарование. Порой оказывается, у ребенка такая генетика, что будет он не отрадой, а настоящим крестом. Твой ребенок – плоть от плоти тебя, супруга, ваших родителей. Воспитывая его, встречаешься с уже знакомыми качествами, реакциями, проявлениями характера. И то бывают неожиданности. А воспитывая приемного ребенка, люди порой сталкиваются с чем-то настолько чужим, незнакомым, что по-настоящему теряются. Если же люди усыновляют ребенка, потому что хотят послужить ему, то, наверное, сумеют справиться со всеми сложностями. Для тех, кто первоначально настроен на трудности, их наличие не станет чем-то шокирующим. Как мужу и жене разобраться в себе и понять, готовы ли они стать приемными родителями? Прежде всего, нужно уметь любить. Учиться этому надо не когда ребенка уже взяли в семью, а когда вы только размышляете о такой возможности. Сначала нужно научиться любить, а потом подходить к вопросу усыновления. Любовь подразумевает способность отказываться от чего-то, идти на серьезные ограничения в отношении своего «я», собственных интересов. Без этого ничего не получится. А для верующего человека, кроме всего прочего, совершенно естественно молиться и просить, чтобы Господь вразумил и показал, есть ли на то Его воля. Если она есть, то все сложится. Если нет, то задуманное будет раз за разом расстраиваться. И тут важно не настаивать на своем вопреки всем внешним обстоятельствам и преградам. Если люди усыновляют ребенка раннего возраста, стоит ли ему впоследствии говорить, что он не родной? Бывают случаи, когда сын или дочка не знают о том, что они приемные, а потом вдруг неожиданно все становится известно: кто-то проболтался, объявились биологические родители, обнаружилось полное несовпадение медицинских показателей. Порой у человека в этот момент рушится картина мира, происходит глубокий надлом, серьезная личностная деформация. У меня есть знакомая, которая уже в очень зрелом возрасте узнала, что не родная тем, кто ее воспитал. Оказалось, что ее родители были расстреляны, а эти замечательные люди ее удочерили. Она, конечно, не перестала их любить, не отдалилась, но какая-то трещинка в ее сердце, мне кажется, появилась и так и не уврачевалась. Женщина прожила до середины жизни, а потом вдруг выяснилось, что жизнь эта и ее, и не ее одновременно. Такое открытие всегда травмирует. На мой взгляд, правда всегда лучше. Некоторых детей берут в семьи уже в том возрасте, когда они понимают, что есть те, кто их родил, а есть приемные родители. С течением времени усыновителей совершенно свободно начинают называть «мама» и «папа» и соответственно к ним относиться. И это не становится трагедией, вполне органично укладывается в сознании. Бывает, что приемные сын или дочь проживают всю жизнь, как родные, и никто их в этом не разубеждает. Но это скорее счастливые случайности. Окружающие люди, к сожалению, слишком часто бывают неделикатны, недобры, не очень умны. У меня есть хороший знакомый, в прошлом офицер «Альфы». Он, выйдя на пенсию в довольно молодом возрасте, предложил жене взять на воспитание ребенка, поскольку их собственный сын уже вырос, а других детей Господь не послал. Они удочерили девочку. Однажды на прогулке к ним подошел сосед, из тех, кому больше всех надо, и в присутствии девочки спросил: «А откуда у вас еще ребенок? Раньше вроде не было?» Мой знакомый – человек своеобразный, поэтому он ответил: «Да у меня по стране таких детей знаешь сколько? Я только собирать начал». Супругу это заявление нисколько не шокировало, шокировало только соседа, и он больше вопросов не задавал. Ребенок – испытание для семьи? Случается, что с появлением ребенка, своего или приемного, в семье начинается разлад. И тут причина не в ребенке, просто он становится серьезным испытанием для семьи, которая к испытаниям не готова. В семьях по-настоящему благополучных такого не бывает. Радость семейной жизни заключается в том, что два человека любят друг друга и проходят общий путь, а вовсе не в том, что у них всегда хватает денег, есть еда, какую они захотят, поездки, куда пожелают. Когда появляется ребенок, то родителям приходится ужаться в расходах и утесниться в потребностях. Это все и проверяет семью – насколько она настоящая. Много семей должным образом не сложились. Все больше получает распространение идеология «чайлдфри», когда люди в браке с самого начала решают, что детей у них никогда не будет, потому что они мешают, воспринимаются как что-то совершенно чуждое. Не пожалеете ли вы оба после появления ребенка, что оказались рядом? Это нужно понять до вступления в брак. А если понимания и готовности нет, то нужно еще немного подождать и друг к другу присмотреться, прежде чем соединять свои жизни. А что делать, если семья уже есть, а с появлением ребенка в ней начинается тот самый разлад? Супруги не понимают, как вписаться в новые обстоятельства и роли, не справляются с тяготами первых лет жизни малыша. Как семью спасать? Ответ прост: учиться любить друг друга и ребенка. Понуждать сердце совершать дела любви неформально, просить Бога, чтобы Он эту любовь дал. Важно понимать и помнить, что любовь – это жизнь, а ее отсутствие – смерть. Только любя, можно быть счастливым. Если ты не будешь стремиться к любви, то, возможно, твоя жизнь будет комфортной, но совершенно пустой и напрасной. Когда тебе с человеком просто хорошо, когда всего достаточно и все удобно – это не любовь, а взаимовыгодное сотрудничество. Любовь растет не в парниках и оранжереях, она крепнет и проверяется именно в испытаниях. Глава 3 Изменить – означает измениться, перестать быть прежним Измена. Как много в этом слове! По церковному праву, измена является одним из самых веских оснований для расторжения брака. Между тем сегодня в обществе укоренилось мнение, что практически не существует пар и семей, в которых кто-то кому-то не изменил бы. В какой момент начинается измена? Измена есть конкретные действия или это внутренний процесс? Существует ли разница между мужской и женской изменой? И возможно ли сохранить отношения и брак после измены? Кокетство – не измена? Иногда можно услышать такое рассуждение: если физической близости нет, то нет и измены. Но это, конечно, лукавство. В супружеской жизни должен действовать универсальный принцип христианского отношения к людям: поступай с другими так, как бы ты хотел, чтобы поступали с тобой. И если человек понимает, что ему причинило бы боль, если бы происходящее в его сердце происходило в сердце супруга или супруги, значит, измена или что-то похожее на нее присутствует. Если этого чувства нет, то возможны два объяснения. Либо действительно не о чем беспокоиться, либо верность другого человека тебе не особенно важна и нужна. Но это уже ситуация тяжелая, требующая отдельного разговора. Порой муж или жена позволяют себе флирт на стороне, не видя в нем ничего дурного – ведь ни к каким последствиям это не ведет, по крайней мере, намерений таких нет… Но проблема на самом деле есть. Человек – существо непостоянное, легко приходящее в состояние внутреннего колебания. И если он не хранит себя определенным образом, то будет постоянно выходить за рамки, переходя от действий непредосудительных и малозначительных к чему-то гораздо более серьезному. Кокетство, флирт, чрезмерная свобода в общении неминуемо ставят человека в неустойчивое положение. При этом порой кто-то ведет себя, казалось бы, легкомысленно, допускает двусмысленность в отношениях с противоположным полом, но измены не происходит. А другой никаких подобных действий не совершает, а измена случается. Люди очень разные, и очень по-разному у них внутри какие-то вещи вызревают. Тут не перечислишь всех возможных вариантов. Но совершенно естественно, общаясь с мужчинами или женщинами, помнить о своей второй половинке и вести себя так, как если бы он или она находились рядом. Хотя, случается, супруги и в присутствии друг друга ведут себя так «свободно», что это приводит к конфликтам и к закономерному разладу в семейных отношениях. Но это уже следующая ступень распада супружеской жизни. Возвращаясь к сути вопроса, можно сказать, что измена не всегда предполагает именно действие в полном смысле слова. Порой она заключается в том, что ты начинаешь любить другого человека или твое сердце разделяется, разрывается между двумя людьми. Тут все достаточно тонко. У меня есть знакомый, который привык у женщин подмечать симпатичные черты характера или внешности, не свойственные его супруге. При этом он внутренне сокрушается, что не обнаруживает в жене этих качеств. В какой-то момент он задал мне вопрос: является ли это симптомом чего-то дурного? Или это просто трезвый взгляд на супругу, понимание, что ей чего-то естественным образом недостает, как любому человеку? Нужно в любом случае всматриваться в себя и разбираться. Если это происходит непроизвольным образом, значит, в отношениях есть то, что заставляет тебя страдать. С этим нужно справляться, чтобы не разрушить свой брак. Если же человек намеренно рассматривает и анализирует других женщин, то вряд ли это правильно. Глядя на человека со стороны, не живя с ним под одной крышей, не оценишь его объективно, скорее всего, ошибешься. Не бывает идеальных людей. Если можешь своего супруга или супругу научить чему-то, что будет полезно для вашей совместной жизни и доставит тебе радость, то научи. Это не удается? Если действительно любишь человека, то примешь его таким, каков он есть. Иначе, занимаясь без конца анализом и сравнением, можно прийти к выводу, что рядом с тобой находится совершенно не тот человек. Но ведь не факт, что женщина, которая в чем-то выигрывает в сравнении с твоей супругой, окажется «той». Начнем с того, что она просто-напросто тебя не любит и ты ей не нужен. А у жены есть замечательное качество, которое все остальные перекрывает: ты ей нужен и она тебя любит. За это можно не то что очень многое простить, а просто даже и не смотреть на недостатки. Но это, конечно, работает в тех случаях, когда супруги любят друг друга. Мужская и женская измена Принято считать, что мужская и женская измена отличаются друг от друга. Более того, существует точка зрения, что для мужчины естественно изменять (!), а вот если изменяет женщина, то это событие возмутительное, из ряда вон выходящее. Нередко беседуя с мужем, глубоко переживающим неверность жены, спрашиваешь: «А вы всегда были верны?» И слышишь поразительный ответ: «Нет, ну я допускал иногда… Но ведь это совсем другое дело!» Это убеждение носит настолько основательный характер! Попытка объяснить, что неверность с одной стороны закономерным образом обуславливает неверность со стороны другой, наталкивается на непоколебимую стену непонимания. Хотя это однозначно так. Один супруг может ничего не знать об изменах другого, но в отношениях образуется глубочайшая трещина, наполненная болью и холодом. Именно это подталкивает того, кто сам по себе никогда бы не помыслил об измене, к поиску утешения на стороне. Но вместе с тем нельзя отрицать, что мужчины и женщины в принципе различны. И насколько они друг от друга отличаются, настолько и мужская измена отличается от женской. И надо признать, что измена женщины чаще имеет более разрушительные последствия для семьи. (Уточню, речь идет не о том, кто больше или меньше виноват, и тем более не о том, у кого больше или меньше прав на измену, а именно о том, что разрушительнее!) Почему? У аввы Дорофея есть замечательная мысль о том, что по-настоящему страшен тот грех, который человек совершает против своего устроения. Например, человек был особенно благочестив, жил в Церкви, вел жизнь совершенно чистую, безукоризненную. И вдруг он совершает какое-то тяжкое падение. Оно разрушит его гораздо сильнее, чем человека, который жил «серединка на половинку» в христианском отношении. Объяснить это не сложно: просто путь от добра к злу получается огромным. Не шаг, а целая пропасть ложится между прежней жизнью и той, в которую он впал, согрешив. И что-то подобное происходит, когда изменяет не мужчина, а женщина. Я ни в коем случае не хочу сказать, что мужчина имеет право на измену, что мужчина меньше повинен в измене, что природа мужчин такова, что им свойственно изменять. Нет, конечно, это все абсолютные глупости. Но тем не менее женщину измена разрушает, как правило, больше. Точно так же, как больше ее разрушает алкоголизм, наркомания и прочие пороки. Я говорю это как священник, которому, к сожалению, очень часто приходится сталкиваться с тем, что люди друг другу изменяют. Ко мне приходят и те, кто изменяет, и те, кому изменили. Волей-неволей в такие обстоятельства погружаешься, и этот опыт копится год за годом. Если же оценивать измену мужскую и женскую с точки зрения нравственной, христианской, общечеловеческой, то нет никакой разницы. Потому что все равно в основе ее лежит предательство. Ты предаешь человека, который считает тебя близким и родным, воспринимает тебя с собой как единое целое. Хотя, безусловно, бывают разные предпосылки к измене, разные причины, ее обуславливающие. И в них нужно разбираться отдельно. О причинах и предпосылках Существует мнение, что мужчина разделяет физическую близость и любовь, и для него первое далеко не всегда предполагает второе. А женщина, напротив, не вступает в интимные отношения с человеком, к которому не испытывает никаких чувств. Но мы живем в такое время, когда очень многое смешалось и сместилось. Поэтому если раньше это в значительной степени было актуально, то сегодня, увы, нет. Люди очень сильно изменились, и не в лучшую сторону. Все больше становится тех, кто ориентирован на получение удовольствия, и способ достижения ярких ощущений и переживаний для них совершенно не важен. Все больше и больше появляется женщин, для кого чувства к человеку не обязательны для телесной близости, главное – влечение, желание. Кроме того, можно ли говорить, что физическая близость и личное отношение принципиально разделены для всякого мужчины? Нет, это неправда. Традиционно говорят, что женщина изменяет, потому что ей не хватает понимания, внимания. Но то же самое происходит порой и с мужчинами. Можно сказать, что для мужчины измена – это некий способ самореализации, чтобы почувствовать себя, условно говоря, «на коне». Но сегодня порой то же самое происходит и с женщинами. Есть, конечно, нюансы, обусловленные разностью природы мужчины и женщины, но границы этих различий сегодня стремительно стираются. Я об этом говорю не как социолог или психолог, которые занимаются исследованиями, а как священник, с этим постоянно сталкивающийся. Если говорить о причинах измен, то, наверное, самая главная – ощущение внутренней пустоты. Я нередко сталкиваюсь с ситуациями, когда человек изменяет просто так, ни почему, и сам не может объяснить причину. Это происходит от глубокой опустошенности, вызванной не столько браком, сколько потерей жизненных ориентиров, смысла жизни. Когда есть смысл, который организует жизнь в целом, человек совершает гораздо меньше ошибок: не спивается, не становится наркоманом, не подчиняется всепоглощающей страсти к игре или к чему бы то ни было другому. И не совершает просто так измены. Принято считать, что случайная физическая близость – это удовольствие, удовлетворение потребности, разрядка. Но на самом деле это огромный стресс, внутреннее потрясение. В человеке, безусловно, каждый раз что-то умирает, и он продолжает путь к опустошению. Ошибаются те, кто видит или хочет видеть человека как представителя животного мира. Он создан Богом совершенно иначе. Это животные спариваются, повинуясь физиологическим потребностям, инстинкту продолжения рода. У людей, не важно женщина это или мужчина, все не так. Они не могут спариваться. Для них первично отношение друг к другу, любовь как основа бытия. А когда происходит разделение задуманного Богом как единое, возникает глубокое нарушение не только в духовной, но и в психоэмоциональной сфере человека. Любовь и все с ней связанное – таинство. Низведение его до уровня удовлетворения потребности приводит к всесторонней и всеобъемлющей деградации человека. Или, точнее сказать, низведение деградацией обуславливается и к еще большей деградации ведет. Да, те, кто живет жизнью полуживотной, могут совершенно не ощущать саморазрушения, но это не значит, что оно с ними не происходит. Они похожи на человека, который вырос в городе, наполненном смогом, и считает его столь же естественным, как воздух. Сегодня в мире растет количество центров, где людям помогают преодолеть сексуальную зависимость. Туда обращаются люди, дошедшие в своем желании получать удовольствие до крайности, сравнимой с состоянием наркомана или алкоголика. Это явления одного порядка: безудержное и безграничное стремление к наслаждению любой ценой, рожденное внутренней пустотой. Но проходит время, и становится очевидно: внутри не просто пустота, там – бездна, которую не наполнить ничем вещественным. Происходит привыкание и неизбежное повышение дозы. В какой-то момент доза оказывается убийственной – физически или духовно. Пустота виной всему. О ней говорил блаженный Августин, утверждая, что бездну человеческого сердца может наполнить лишь бездна Божества. К сожалению, подавляющее большинство современных людей внутренне до предела опустошены. Вот почему так часто очень сложно бывает вычленять определяющие побудительные мотивы измены. Спрашиваешь: «А зачем ты это сделал?» – а в ответ: «Не знаю». И это не единичный случай, все чаще приходится нечто подобное слышать. Другой тип измены – связь на стороне, которая носит постоянный характер. Иногда это просто интимные отношения без обязательств, когда люди встречаются с периодичностью, будто в спортзал ходят. Причины здесь довольно ясны: человек хочет регулярно получать удовольствие, которое ему эти встречи доставляют. Бывают случаи, когда один изменяет, чтобы унизить другого, причинить боль, желая отыграться за его превосходство в чем-то. Он не особо стремится скрыть измену, особенно если видит, что вторая половинка любит и готова прощать. У человека есть характерная особенность: когда ему совсем плохо, он ищет возможности изменить свое состояние. Кто-то хочет, чтобы ему стало хорошо на короткое время, понимая трезво, что это ненадолго. А кому-то кажется, что если получит ощущение «хорошо», то это решит вообще все его проблемы. Почему человек напивается зачастую? Потому что пытается заглушить внутреннюю пустоту и боль. Протрезвеет – опять тошно, он снова напивается. То же самое с наркотиками, то же самое с изменой. Человек порой решается на измену в состоянии умопомрачения, глубочайшего внутреннего стресса, депрессии. Ему кажется, что если он это сделает, то станет легче. А ему снова становится плохо. И здесь он либо принимает правильное решение, основанное на здравых выводах о том, что ему это не нужно, что это путь в пустоту, что, в конце концов, это грех, который убивает душу, либо, как запойный алкоголик, раз за разом все повторяет. Иногда можно услышать, что любовь в браке иссякла, ушла. Но надо быть очень честным с собой. У апостола Петра есть слова о христианской жизни, которые можно перенести абсолютно на все. Он говорит: для того, чтобы никогда не преткнуться, надо день за днем делать свое звание и избрание все более и более твердым, все более и более крепким. Другими словами, есть гибельная точка падения, и единственный способ не попасть в нее – постоянно идти вперед, потому что эта точка по пятам за тобой гонится. Что бы ты ни делал, старайся двигаться вперед. В семейной жизни такое движение – возрастание в любви. Если ты к нему стремишься, то охлаждения не произойдет. А иначе ты обязательно попятишься назад, и охлаждения тогда не избежать. Любой костер не может гореть вечно, если в него не подбрасывать дрова. Хоть пирамиду до небес из дров сложи, они прогорят, если за ними не следить и не поддерживать огонь. То же самое с любовью, с ненавистью, с любым человеческим чувством. Когда мы пытаемся понять, как любовь утрачивается, как выстраивается путь к измене, нужно задаться вопросом: «Кто любит?» Любит человек. Поэтому для того, чтобы сохранилась любовь, должен сохраняться человек. Ведь он тоже подвержен разрушению извне и саморазрушению. Опять-таки аналогия – дом. Дом построили «под ключ», но проходит какое-то время, и начинаются неполадки в системе водоснабжения, газоснабжения, что-то происходит с электрикой, что-то – с кровлей. Каким бы дом ни был крепким и красивым, обязательно нужно регулярно проводить ремонтно-эксплуатационные работы. И человек в отношении самого себя должен ремонтно-эксплуатационные действия производить. Иначе он разрушается. А вместе с ним и любовь. Не то чтобы совсем некому становится любить, но то, что от человека остается, гораздо меньше способно к любви. Любовь утрачивается не потому, что супруг или супруга тебе наскучили или досадили, просто ты стал другой. Ты раньше жил на сто процентов, а теперь от тебя только десять осталось. Порой мужчина или женщина на стороне находят что-то, чего им недостает в семейной жизни, – тепло, заботу, внимание, восхищение. И тогда начинается жизнь на две семьи. Этот выбор больше свойственен мужчинам. Иногда они умудряются оправдывать такое положение тем, что «не причиняют боль», что их «хватает на всех». Есть замечательный фильм, который нужно смотреть и пересматривать всем, кто считает, что такая модель жизни может быть вариантом нормы. Это «Осенний марафон». Гений Георгия Данелии позволил показать с максимальной рельефностью, болезненностью, во что превращается жизнь человека, делающего такой выбор. Точнее, уклоняющегося от выбора. Его нет полностью ни там, ни там. Обе женщины, принимая эту модель, довольствуются тем, что с ними живет лишь какая-то часть, огрызок человека. А целая жизнь, где она? Такое расщепление, дробление самого себя страшно опустошает. Я сознательно сейчас не говорю о христианской оценке измены, тем более измены в браке, потому что она самоочевидна. Что Бог соединил, того человек да не разлучает, и тем более да не дробит. Но я пытаюсь обратиться к людям, которым христианский ответ не представляется исчерпывающим. С чем ты, живя такой жизнью, придешь к ее завершению? С этими двумя семьями, которые, когда тебя не станет, просто передерутся? Наверное, кто-то помнит еще историю известнейшего бизнесмена Бадри Патаркацишвили. Вот такая бытовая трагедия: умирает человек с колоссальными финансовыми активами, часть которых принадлежит его многолетнему партнеру и другу Борису Абрамовичу Березовскому. И в итоге оказывается, что Борису Абрамовичу ничего не принадлежит, потому что у Бадри была, помимо официальной, еще одна семья. И сложные имущественные взаимоотношения между этими семьями приводят к тому, что вся финансовая империя рассыпается в прах. То есть человек всю жизнь трудился, разными способами приобретая колоссальное состояние, а в одно мгновение все развалилось просто по причине беспорядка в личных отношениях. Это не самая страшная потеря, разумеется, она просто очень наглядная. Гораздо страшнее то, что в сердце происходит. Потеря цельности жизни, ее измельчение, девальвация. И, вне всякого сомнения, думать, что «не причиняешь никому боли», живя на две семьи, – наивная иллюзия, желание в собственных глазах выглядеть лучше, чем на самом деле. Уйти из семьи, бросив жену и ребенка, – значит быть мерзавцем. А так вроде все нормально, прилично, благородно даже. Но это просто обман и самообман. Нет ничего тайного… Некоторые люди убеждены, что если произошла измена, а супруг или супруга об этом не узнали, то, в принципе, ничего страшного не случилось. Особенно, если ты понял, что тебе больше никто не нужен, кроме твоей второй половинки. Можно дальше жить счастливо. На самом деле, даже если измену удается скрыть, крушение семьи или частичное ее повреждение все равно происходит. Это похоже на здание, которое начинает разрушаться без видимых причин. Не всегда человек изменивший связывает это со своим поступком. И совершенно искренне недоумевает: «Ну как же так, ведь он или она ничего не знает, я не причинил никакой боли, ничем не обидел, почему же все рушится?» Еще нагляднее это предстает, когда один супруг жалуется на измену другого, говорит, что не может простить, а потом проговаривается о собственной измене, произошедшей какое-то время назад. Спрашиваешь: «Как же вы вините свою вторую половину, когда сами сделали то же самое?» «Да, – отвечает, – но он-то (или она) в счастливом неведении, а я-то знаю, и мне больно». А говоришь с противоположной стороной и из его или ее слов понимаешь, что в какой-то момент произошел внутренний надлом, причина которого самому человеку непонятна. Зная ситуацию в целом, ты видишь, что слом произошел в момент той самой измены, о которой человек даже не узнал. Мистическая ли это связь между людьми или просто действуют некие психофизические законы, трудно разграничить. Человек слишком многогранное, сложно составленное существо, одно в нем глубоко соединено с другим. Супруги сначала были единым целым, а после того, как вторгся кто-то третий, произошло изменение. (Недаром измена и изменение – родственные понятия.) Они уже не могут быть прежними по отношению друг к другу. И это прослеживается на всех уровнях, во всех сферах их близости. Этого невозможно не заметить, если люди друг на друга настроены, если они друг к другу по-настоящему внимательно относятся. Сразу возникает чувство, что что-то не так, словно трещина появилась в фундаменте и все здание покосилось. Да, бывают люди болезненно-мнительные, которые любое состояние своего супруга или супруги, будь то болезнь, усталость или стресс, будут трактовать как признак измены. Но это уже другая патология отношений, которую надо врачевать тщательно и кропотливо. Признаться? В церковном праве измена – один из нескольких поводов, когда брак, в том числе венчанный, может быть расторгнут. Возникает закономерный вопрос: должен ли виновник измены, который украл у другого чистоту семейной жизни, обязательно признаться в содеянном? Не решусь давать ответ на этот вопрос в общем. И не всегда решусь дать его даже в конкретной ситуации. Бывает, что нужно сказать правду, и эта правда должна послужить основанием для благого изменения в жизни двоих людей. Но очень часто подобное признание может окончательно расколоть то, что от семьи еще остается. Совершенно естественно каяться перед Богом и говорить об измене на исповеди. Это однозначно так. Вот пример, который описывает авва Дорофей. Один брат спросил старца, надо ли говорить другому брату о том, что в сердце имеешь против него. Старец уточнил, догадывается ли тот брат об этом, и, услышав, что не догадывается, ответил: «Тогда не говори, потому что этим внесешь в его сердце смущение, разлад и лишишь его внутреннего мира. Сам борись с тем, что есть в твоем сердце, а брата не надо смущать». Понятно, что ситуация с изменой иная, но суть та же: признание может оказаться не по силам второму супругу. Сегодня намного чаще, чем бывало раньше, люди изменяют не потому, что больше не любят мужа или жену, а по совокупности каких-то внутренних причин. Как машина, за которой не следят, разлаживается: и тормоза отказывают, и аккумулятор садится, и колесо отваливается. Когда человек не следит за своей внутренней жизнью, в нем также начинает что-то разваливаться. И результатом этого развала подчас становится измена. При этом человек может искренне любить своего супруга или супругу, может оплакивать свой грех или страдать, считая случившееся страшной ошибкой. Отношение к такой измене должно быть несколько иным. Конечно, можно возразить: как же так, ведь между людьми будет оставаться неправда? Нет, неправда ликвидирована. Если человек раскаялся перед Богом и дал слово, что больше измены не повторит, то и неправды больше нет. Точно так же, как со всеми остальными нашими грехами, за которые мы просим прощения у Бога. Если мы не хотим повторять их, ведем борьбу с тем, что в нас эти грехи рождало, то Господь не помянет нам неправды. И не надо ее упоминать в семейной жизни, потому что может случиться так, что второй супруг не выдержит удара, узнав об измене, и два по-настоящему любящих друг друга человека расстанутся. А ведь может так статься, что ближе у них никого в жизни не будет. Тот же авва Дорофей учит: когда предлежит тебе два зла – выбирай меньшее, когда предлежит два блага – выбирай большее. И если в подобной ситуации меньшим злом станет промолчать, то надо промолчать. Другое дело, когда измена продолжается. Тогда это действительно неправда, присутствующая в семейной жизни. Но и тут главная задача заключается не в том, чтобы признаться, а в том, чтобы эту ложь ликвидировать. Что требуется от нас на исповеди? Чтобы мы рассказали о грехе или чтобы оставили его? Да, безусловно, мы должны о нем рассказать, но самое главное – его оставить. В конечном счете, что лучше: без конца каяться в каком-то грехе и не оставлять его или оставить его и не покаяться? Безусловно, сердечное раскаяние важно, но еще важнее оставление греха. Мы можем видеть в истории Церкви и в житиях святых немало моментов, когда грешники становились святыми, принеся покаяние Богу не на исповеди, а непосредственным образом изменив свою жизнь, обратившись от пути погибели к пути добродетели. Например, хорошо всем известная преподобная Мария Египетская. Вот она только что плыла в Иерусалим, на корабле, как сказано, грешила со всеми, с кем только можно, вот она, сойдя на землю, вместе с этими людьми устремилась в храм, но не смогла туда войти. Мгновенное перерождение, покаяние в сердце перед Богом, обет Божией Матери отказаться от прежней жизни, причастие – и вот она уже в Иорданской пустыне. Об исповеди нет ни слова. Зато мы видим глубочайшее внутреннее перерождение и переход от греха к святости. Поэтому, когда мы рассуждаем, обязательно ли человек должен признаться в своей измене и будет ли честно умолчать о ней, нужно помнить, что любовь превыше всего. Мы должны помнить, что буква убивает, а дух животворит, что Господь хочет милости, а не жертвы. Если между людьми есть любовь, главное – помочь этой любви, послужить ее сохранению. То, что делается по любви и ради любви, всегда выше того, что делается ради исполнения узко понимаемого закона. И если человек чего-то не говорит не потому, что хочет избежать ответственности, не потому, что так проще, а чтобы оградить любовь, которая для него драгоценнее всего, я считаю, что это будет оправданным. Ведь нельзя сказать, что раз произошла измена, значит, обязательно надо разводиться. Не обязательно. Мне кажется, что по-христиански будет подходить не формально. Если тебе изменили и ты понимаешь, что это была ошибка, что некая трагедия произошла с человеком, который тебе близок и дорог, не надо с ним рвать отношения. Нужно постараться сохранить то доброе, что между вами было. Потому что возможно, доля твоей вины в случившемся тоже есть. К сожалению, редко люди готовы признать свою вину в измене другого. А ведь именно это признание делает человека в большей степени способным к прощению. Месть – ответная измена Бывает, человек, столкнувшийся с изменой, настолько уязвлен и сбит с толку, что его единственным желанием становится месть – а именно, ответная измена. Судя по опыту людей в трудных семейных ситуациях, лучше и легче от такой мести не становится. Какой смысл? Если ты любишь, но оскорблен предательством, надо расставаться. Ты хочешь мстить, чтобы ему, ей стало так же плохо, как было тебе? А тебе от этого будет хорошо? Собираешься мстить, продолжая любить? Вообще непонятно, зачем это нужно, ведь этот поступок разрушит остатки твоей любви. Ну, причинишь ты боль своему супругу или супруге, что от этого качественным образом изменится? Планируешь насладиться его болью? Не получится, потому что тебе тоже будет больно и плохо – еще хуже, чем было до того. Или собираешься мстить, возненавидев? В этом тоже особого смысла нет. В таком случае лучше просто развернуться и уйти, а не добивать себя новым ударом по психике, нервной системе, а главное, по своей бессмертной душе. В последнее время мы встречаем девушек и юношей с множественными порезами на коже. Они причиняют себе боль, уродуют тело и получают от этого мрачное удовлетворение, пытаясь таким образом отвлечься от боли внутренней2. Измена в отместку – нанесение себе такого рода шрамов. Можно возразить, что человек, изменяя, получает удовольствие. Однако своеобразное удовольствие получает и тот, кто себя режет, потому что он наполняет это действие определенным смыслом, испытывает некий душевный подъем и даже что-то похожее на радость. Испытывает… Но потом это проходит, и остаются лишь шрамы, уродующие его тело. И от них уже никак не избавиться. Шрамы, которые остаются на душе, никто не видит, но они напоминают о себе изо дня в день. И боль от них мы чувствуем, и стыд ощущаем. Мысли о мести посредством измены похожи на рассуждение маленького ребенка: «Вот умру, и тогда они все узнают». Это своего рода самоубийство, на которое человек решается, чтобы кто-то что-то узнал. Ничего хорошего из этого не выйдет. В стремлении избежать боли человек лишь умножит ее и болезни приложит болезнь. Простить измену Многие задаются вопросом: как же найти в себе силы простить измену? Христианин вообще должен прощать всех и за все, и даже своих самых страшных врагов. В равной степени прощение необходимо и для человека, который еще не является христианином. Это достаточно легко обосновать логически. Тот, кого ты за что-то не прощаешь, далеко от тебя, а ты всегда с самим собой. И когда ты не прощаешь, тяжелее всего тебе самому. Непрощение – огромный камень, который ты постоянно носишь с собой. Камень очень острый, он не просто создает дополнительное отягощение, а все время впивается, ранит. А если простить, это проходит, и ты снова можешь полноценно жить. Даже онкологи говорят, что рак зачастую возникает из-за пережитого стресса и непрощения. Конечно, не хочешь – не прощай, но если у тебя в результате этого какая-нибудь саркома вырастет, то кому от этого будет плохо? Но когда мы говорим о прощении, очень важно понимать, в чем именно оно заключается. Должен присутствовать здравый смысл. Если ты понимаешь, что измена – следствие кризиса в жизни мужа (жены), что человек сам воспринимает это как трагедию и хочет ее преодолеть, что он (или она) тебя по-прежнему любит, и ты любишь, то надо прощать и сохранять брак. Нужно пытаться из сложившейся ситуации выйти вместе. Но если человек изменяет сознательно, цинично и собирается продолжать, тогда надо его простить, то есть не держать на него зла, и отпустить. Прощать надо в любом случае. Весь вопрос в том, что делать после этого. Если измена следует за изменой, то сохранять такой брак – значит разрушать представление о том, каким он должен быть. И в сознании детей тоже, если они есть. Тут возможны различные варианты, потому что люди все очень разные. Кто-то считает, что в измене нет ничего страшного: «Он полюбил другую, но он и меня любит». Мне приходит на память интервью Ирины Хакамады, которая в настоящее время проводит тренинги об успешности в жизни, в том числе и личной. В этом интервью она рассказывала, что когда обнаружила измену, будучи в браке со своим четвертым мужем, то решила, что совершенно незачем разрушать этот брак и искать пятого. Она пришла к выводу, что, поскольку мужчины полигамны, надо совершенно спокойно относиться к тому, что они изменяют. Глупо нервничать из-за того, что солнце встает в шесть утра, а не в десять или, наоборот, в три, как тебе, может быть, хотелось бы. Ты просто принимаешь это как данность. Вот и полигамность мужчин надо принимать как данность. Хочешь страдать – страдай, а хочешь жить счастливо – прими эту данность. Ирина Муцуовна говорила, что они с мужем стоят на такой позиции: мы взрослые люди, смотрим на это по-взрослому, как партнеры, и допускаем, что у кого-то из нас могут быть другие отношения, но при этом нам прекрасно вместе, мы любим друг друга и продолжаем успешно существовать в таком браке. Что тут можно сказать? Безусловно, кому-то окажется близка позиция Хакамады. Я это допускаю и не считаю необходимым этих людей переубеждать. А кто-то поймет, что это – ложный путь. Данная книга, скорее всего, для тех, кто чувствует в подобных рассуждениях очевидную неправильность, чуждость здравому смыслу. Если человек готов к тому, что его семейная жизнь будет, как выразился персонаж известного произведения, «второй свежести», то это его личное право. А если он хочет жизнь «первой свежести», то есть настоящую, а не суррогат, то подобные «партнерские отношения», как в бизнесе, его не устроят. Кто-то может возразить, что высшее проявление любви – дать любимому свободу. На мой взгляд, тут налицо тотальная утрата здравого смысла. Если мы покупаем какое-то изделие и используем его согласно руководству к эксплуатации, то есть надежда, что оно послужит какое-то время. Но когда мы пытаемся в мясорубке молоть кофейные зерна, а в кофемолке проворачивать фарш для котлет, то добром это не кончится. Что такое человек, знает только Тот, Кто его создал и Кому принадлежит идея нашего бытия. Поэтому желающий жить полноценно должен обратить внимание на то, что говорит об основах жизни Он – наш Создатель. Можно это отвергать, но тогда придется отвергнуть массу других вещей. Если ты сделаешь шаг в пропасть, то упадешь и разобьешься. Если примешь яд, то отравишься. Это некие аксиомы человеческого бытия. Такой же аксиомой является любовь, как основа взаимоотношений между людьми. И эта любовь не предполагает, что два человека, которые по слову Христа должны быть единой плотью, этой плотью пользуются независимо один от другого. И если попирается основанная Господом природа супружеских взаимоотношений, то это закончится так же плохо, как шаг в пропасть и принятие яда. Грубое игнорирование «пользовательской инструкции» приводит к таким глубоким изменениям в человеке, что в какой-то момент он начинает сомневаться, а стоит ли в принципе жить. Если мы проследим судьбу многих людей, которые проводили тренинги, писали книги о том, как быть счастливыми, и при этом придерживались такого рода позиций, то обнаружим, что очень часто их ждал плачевный финал. Тот, кто учил других воспитывать детей, оказывался в доме престарелых, кто учил строить семейные отношения, убивал свою жену, и прочее. Это известный список, его легко можно найти в интернете и убедиться в правдивости моих слов. Безусловно, человек, регулярно проводящий такие тренинги, обладает определенным жизненным опытом, и на любом из его занятий для себя можно что-то почерпнуть. Но вместе с тем стоит задуматься: кто может по-настоящему научить? Тот, кто сам преуспел в этой области. Но мы не видим, чтобы люди, наиболее успешные, например, в бизнесе, занимались тренингами. Может, у ведущих бизнес как раз и заключается в проведении тренингов, а мы – подопытные кролики, которые на них работают? То же самое касается и тренингов личностного роста, и тех, где говорится о свободных моделях семейной жизни. Я бы не очень всему этому доверял. Возвращаясь к разговору о прощении измены, нужно вспомнить еще одну ситуацию: когда человек всем сердцем желает простить, принять, жить дальше, но у него это не получается, и семейная жизнь превращается в сплошное мучение. К сожалению, порой приходится де-факто признать распад брака, поскольку раскололось то, что некогда соединяло людей. Чашка разбилась, ее пытаются склеить, но трещины настолько глубоки, что она снова и снова разваливается. Возможно, в этом случае придется признать, что брак разрушился, и расстаться. С церковной точки зрения ты имеешь на это право. Есть и внутреннее основание для того, чтобы признать гибель брака, – ты не чувствуешь в себе сил в этом союзе жить. Хотя человек всегда должен себя проверить: точно ли этих сил нет. Или они есть, но ты никак не можешь собраться. Самое главное – понять, есть ли ради чего с силами собираться. Потому что порой предательство просто убивает любовь. Стоит ли сохранять мертвую оболочку того, что некогда было браком? Но если ты действительно любишь и любят тебя, то надо совершить колоссальную внутреннюю работу, чтобы справиться с бедой, воскресить и сохранить обоюдную любовь, которая совместную жизнь питала. Лучше пройти через боль, переступить через нее, но семью сохранить. Глава 4 Развод: выхода нет? «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» – в Евангелии четко сказано, что развод невозможен для верующего человека, кроме как по причине измены. Но при этом сегодня семьи разрушаются и у верующих людей, и даже у священников. Более того, в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» мы находим целый ряд оснований для развода, помимо измены. Неужели мы допускаем отступление от слов Христа?! Можно ли развод предотвратить, и как жить, если избежать его все же не удалось? Исправлять неисправимое? Слово «развод» в семье произносится по разным поводам и в разных формах. В процессе серьезного, подготовленного разговора, в момент перепалки или ссоры, в СМС, когда у человека не хватает духу сказать это прямо в глаза. А может быть и вполне спонтанным: сколько случаев в наше время, когда люди легкомысленно вступают в брак и легко его расторгают. Если все же в семье люди близки либо были по-настоящему близкими когда-то, то разговору о разводе предшествует подготовительный период. Как правило, муж и жена отдаляются друг от друга все дальше и дальше, проблемы брака или личностные проблемы нарастают, их решение супруги ищут не сообща, а по отдельности и «логично» приходят к выводу о необходимости разделиться. Это сложный комплекс различных переживаний и размышлений. Есть ли какой-то способ снять остроту конфликта, когда слово «развод» уже произнесено всерьез? Можно ли успокоиться, отступить назад и обдумать, точно ли расставание – единственно возможный путь? Далеко не всегда получится перевести ситуацию в более мягкую и спокойную. Но если один из супругов желает брак сохранить, то ему необходимо постараться понять, что побуждает вторую сторону требовать развода. Есть аксиома: виноваты оба. Значит, надо вспомнить все, в чем тебя обвиняли, все претензии, которые тебе предъявляли, все ошибки, которые ты сам осознал. И если действительно есть возможность брак сохранить, то он сохранится именно через исправление неисправного. Ты должен показать, что у тебя есть готовность слушать, слышать, понимать, чувствовать и в чем-то, возможно, потерпеть немощь того, кого ты до сих пор любишь. В главе, посвященной собственно браку, мы говорили, какие существуют способы преодоления кризиса. И снова скажу. Люди, живущие вместе, должны каждый день задаваться вопросом, движутся ли они по-прежнему к тому единству, которое должны составлять, или уходят друг от друга все дальше и дальше. При этом нужно не только свои ощущения принимать в расчет, но и пытаться понять другого. А то, может быть, тебя абсолютно все устраивает, потому что твой супруг или супруга на себе все тащит, как локомотив. А ты не предпринимаешь никаких действий, которые бы облегчали его работу. Так бывает довольно часто. И когда «локомотив» вдруг в один момент решает отцепиться и ехать дальше самостоятельно, то для «состава» это оказывается неожиданностью. Потому что он был сосредоточен на себе самом, любил лишь самого себя, ценил и оберегал свой комфорт, а происходящее с человеком, который этот комфорт создавал, ему было безразлично. Бывают очень смешные и горькие ситуации, когда супруга дарит мужу на день рождения кухонный комбайн, а муж жене – приспособление для машины, которую сам водит. Это наглядная иллюстрация, как люди могут друг о друге «заботиться». Когда ты действительно хочешь о человеке позаботиться, важно понять, что нужно ему, всмотреться, вчувствоваться в это. Людей друг от друга отдаляет неспособность, нежелание проникнуть в мир другого, понять, чем он живет, в чем на самом деле нуждается. Основа счастливого союза – уметь жить интересами другого человека, любить его таким, каким он является на самом деле, а не свои представления о нем. Тогда все, что дорого для него, станет дорого и для тебя. Лучше не доводить до необходимости принимать экстренные меры. Вот ты пошел куда-то в полной темноте с другим человеком, и есть только один способ его не потерять – держаться за руки. Если вы руки расцепите и разойдетесь, то потом трудно будет в темноте друг друга найти. Можно стараться идти на голос, но если будет эхо, то оно исказит представление о реальном местоположении друг друга. Просто держи человека за руку, и ты его не потеряешь. При всех усилиях по спасению семьи, возможно двоякое развитие событий. Либо человек, который хотел развода, все-таки пожелает сохранить брак, увидев, что началось движение навстречу, либо окажется, что в его сознании брак уже умер, и ничем это не исправишь. Тогда останется только это принять и постараться не относиться к человеку как к врагу, ведь вы были самыми родными и близкими людьми в течение долгого времени. О тревожных звоночках Идеальных отношений не бывает. В семейной жизни обязательно будут накапливаться вопросы, недоумения, требующие регулярного разрешения. Супруги вообще должны постоянно разговаривать о самых разных вещах, проговаривать все, что их беспокоит. Беда многих семей заключается в том, что люди не умеют обсуждать друг с другом свои проблемы. Кто-то молчит, опасаясь задеть другого, кто-то считает, что другой должен сам обо всем догадаться, кто-то панически боится жаловаться, потому что с детства ему за это попадало. А порой у человека не то что с другими, с самим собой никакой коммуникации не выстроено, потому что он не заглядывает в свое сердце и не знает, что там происходит. Если ты вдруг начинаешь ощущать, что упустил в одном, в другом, что здесь и там возник какой-то узел – надо садиться и разбираться. Не спустя годы, а сразу. Простая аналогия из быта. Когда труба засорилась и вода плохо уходит, нельзя ждать, пока она начнет в квартиру переливаться, надо вовремя вызвать водопроводчика. Если что-то стало мешать полноценному общению, не нужно ждать, пока это станет непреодолимой преградой. Бывает, что у одного супруга такой характер, что второй боится с ним лишний раз о чем-то заговорить. Но все равно, если любишь человека, надо искать к нему подходы. Словом, надо быть внимательными друг к другу и к своим отношениям и не допускать, чтобы проблемы росли, как снежный ком, чтобы накапливалось взаимное недовольство. Всегда есть какие-то маячки. Если у тебя кризис, прежде всего, разберись с самим собой, только тогда ты сможешь понять, как помочь другому человеку. Исправь все, что касается тебя, и может оказаться, что в другом человеке ничего исправлять не надо. И даже если это не изменит ситуацию в целом, то, по крайней мере, ты будешь знать, что сделал все возможное со своей стороны. Но люди видят причину кризиса не в себе, а друг в друге, и это приводит к взаимным обвинениям, углублению конфликта, еще большему отдалению друг от друга. Часто люди доводят кризис до высшей точки, а потом пытаются сесть за стол переговоров и все исправить. В переговорах по вопросам бизнеса или в случае правового конфликта действуют правила, которым и нужно следовать в первую очередь. А в семье одно правило – любовь. Любовь, которая должна это покрыть, с тем смириться, против того не спорить, здесь не прекословить, там принять. Если есть любовь, она в этих сложных переговорах поможет. А если ее нет, то на уровне «я прав» – «ты не прав» ничего не решится. Ты можешь быть прав, но это не преодоление семейного кризиса. Преодоление семейного кризиса возможно только через любовь. Порой вина человека заключается не в том, что он делал что-то не так в семейной жизни, а в том, что он в принципе в этот брак вступил. Если ты связал свою жизнь с человеком, который тебе чужой во всех отношениях, то что потом ни делай, ситуацию трудно исправить. Куда люди смотрят? Как они такие ошибки совершают? Остается только руками разводить. Это общая невнимательность и легкомысленность в отношении к жизни. Что делать, если ситуация именно такова? На этот вопрос нельзя отвечать в общем, теоретически. Это все равно что врач на расстоянии, не видя пациента, поставит диагноз и назначит лечение. Каждая конкретная ситуация требует своего разрешения. Когда к тебе, как к священнику, приходят люди и просят помощи, ты в ситуацию вместе с ними погружаешься. Но беда в том, что зачастую люди не хотят, уже не могут действовать сами, и приходится в их жизни участвовать. А ты можешь ошибиться и будешь на себе нести последствия этой ошибки, хотя хотел, как лучше. Люди должны нести ответственность за то, как они проживают собственную жизнь. Непонимание этого приводит к горестным последствиям. Мы рассказываем людям, вступающим в брак, что венцы, которые возлагаются на них, не только царские, но и мученические. И все-таки было бы неправильно считать, что эти мучения человеку готовит союз, в который он вступает. Брак не должен быть источником скорби. Наоборот, в семейной жизни люди должны друг друга поддерживать, взаимно облегчать прохождение земного пути. Они не ради того сходятся, чтобы друг другу досаждать и через это спасаться. Нет. Ни в коем случае. Было бы странно так себе семейную жизнь представлять. В то же время каждый человек на протяжении своей жизни переживает определенные кризисы. Эти кризисы – результат ошибок, которые он совершает. Об этом мы вступающим в брак, безусловно, говорим. И обязательно объясняем, что люди для того вместе и оказываются, чтобы преодолевать трудности и через это приходить к большему познанию друг друга, к большей любви. Но когда люди тебя видят впервые и ты, ничего о них не знающий человек, пытаешься за одну, две, три беседы рассказать все о жизни христианской и семейной, то, конечно, получается крайне лаконично и отчасти формально. И самое главное, что это не достигает своей цели в силу того, что вы совсем недавно друг друга знаете. Просто уровень доверия к твоему слову совсем низкий. Поэтому возможности священников не стоит переоценивать. Люди учатся в школе, в вузе, но срабатывают ли в их жизни на все сто процентов те вещи, которые они слышат на протяжении многих-многих лет? Людям объясняют, как переходить дорогу, но они все равно попадают под машину, перебегая улицу на красный свет. И таких примеров уйма. Неужели несколько фраз, сказанных священником, определят отношение человека к семейной жизни, помогут ему понять, что это не только радость, но и испытание? Что чаша, из которой супруги пьют вино во время таинства Венчания, – действительно чаша общей жизни и пить из нее надо именно вместе. Что ее содержимое может быть не только сладкое, но и горькое. Конечно, мы об этом говорим, но за свою жизнь человек отвечает сам. Когда человек читает книги, у него образуются новые нейронные связи, он развивается. Перестал читать, и развитие прекращается. Если ребенок попал, к примеру, в детстве в волчью стаю или в стаю обезьян, то, конечно, не произойдет того, что произошло с Маугли в известном произведении Киплинга. На самом деле он не разовьется, даже если его поместить потом в человеческую среду, хоть в Оксфорд его с Кембриджем отправляй. Его недоразвитие приобретает с определенного момента необратимый характер. К чему я это говорю? Мы, священники, регулярно сталкиваемся с тем, что приходят люди, которые в свои двадцать, двадцать пять, тридцать лет не прочитали ни одной книги. Вообще ни одной, даже учебника. Как-то человек учился, с горем пополам освоил таблицу умножения, но у него отсутствует логическое мышление. Для него из одного не следует другое, и то, что дважды два – четыре, не говорит о том, что, если четыре разделить на два, будет два. И ему очень сложно что-то объяснить. И такова значительная часть современного общества. Ужасно, невероятно? Но правда. Специалисты утверждают, впрочем, что, если с человеком, который недоразвился, работать несколько лет постоянно, глубоко, его можно вывести из этого состояния, доразвить. Но это при условии очень и очень глубокой проработки и серьезной мотивации с его стороны. Но в целом, если человек своим развитием никак не занимался, ему очень сложно помочь. И от того, что ему скажешь несколько фраз, его жизнь не перевернется. Семя всходит тогда, когда падает на подготовленную почву. Господь даже о Своем слове это говорил. Снова и снова повторяю: жизнь человека зависит прежде всего от него самого. Бог нам жизнь, Он распялся за нас и подарил нам возможность вернуться туда, откуда мы когда-то ниспали. Господь на протяжении всей нашей жизни не только поддерживает и укрепляет нас Своей благодатью, но и постоянно призывает к лучшему. Когда мы откликаемся, это дает нам силы лучшее исполнить. Божия любовь к нам и спасение, уготованное для нас, – это константа, поэтому получается, что все зависит от нас, от людей, в каждой конкретной ситуации от каждого конкретного человека. Со стороны можно только что-то к этому приложить, подтолкнуть, дать какую-то пищу, но основное человек будет делать сам. Страшно это или не страшно, но это данность, это – свобода. Если развод свершился? Нужно еще раз четко сказать о том, в каких случаях на развод можно идти, а когда нельзя. Нельзя – если сохраняется любовь. Любовь – это главное основание для того, чтобы бороться за брак. Еще одна очень серьезная причина для такой борьбы – дети, которые будут болезненно переживать разрушение семьи. Чувство долга, чувство христианской ответственности тоже может не позволить союзу разрушиться просто так. Как бы легкомысленно люди в брак ни вступали, это дело очень серьезное. Об этом предельно ясно свидетельствует Священное Писание Нового Завета. Но бывают обстоятельства, когда расставание оказывается единственной возможной мерой. В «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» обозначены ситуации, когда развод оправдан, даже необходим. Если брак уничтожает или развращает людей, угрожает их жизни и личностной целостности, то развод будет меньшим из двух зол. Но прежде чем расторжение брака осуществится, человек должен убедиться, что сделал все для сохранения того доброго, что было между супругами первоначально или к чему они пытались стремиться. И если сделано все возможное, а разрушение брака все-таки свершилось, то это надо принять, как любую другую скорбь. Как потерю близкого человека, как чью-то болезнь, карьерный или финансовый крах. Как событие, которое должно, с одной стороны, тебя испытать, а с другой – дает тебе возможность стать сильнее, перерасти себя. Любое испытание, с которым мы сталкиваемся, дает возможность нового начала, в том числе и разрушение брака. Не начала новой семьи, личного счастья, а начала другой жизни. Это возможно, если человек осмыслил все совершенные ошибки, глубоко раскаялся в них перед Богом, не только формально сказав об этом на исповеди, а переболев, перестрадав. Тогда Господь дает возможность идти дальше и жить – не разрушенной, сломленной жизнью, а подлинной, настоящей. Считаю нужным сказать и еще об одном. Некоторые задаются вопросом: если в пятой главе Евангелия от Матфея четко сказано, что единственным поводом к разводу может служить прелюбодеяние, то почему в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви» мы находим перечень других причин, позволяющих расторжение брака? Получается, это отступление от слов Христа? В Священном Писании очень многое становится непонятным, если не помнить важнейшие слова Христа: милости хочу, а не жертвы (Мф. 9: 13) – и: суббота для человека, а не человек для субботы (Мк. 2: 27), а также слова апостола Павла: буква убивает, а дух животворит (2 Кор. 3: 6). Все, что мы находим в Священном Писании, дается человеку не на разорение, а на созидание. А в «Основах социальной концепции» оговорены ситуации, очевидным образом человека уничтожающие, как бы мы ни старались изменить к ним отношение. Вот самая простая: муж – героиновый наркоман, больной СПИДом и гепатитом С. Тут налицо угроза «заражения» членов семьи не только страшным инфекционным заболеванием, но и порочным образом жизни. Жена понимает, что дети могут стать наркоманами, ВИЧ-инфицированными либо просто вырастут психически изломанными личностями. Один покончит с собой, другой попадет в психушку, третья станет торговать собой, четвертый пойдет кого-то убьет. И если ты понимаешь, что это может случиться из-за того, что творит муж, то ради детей ты должна расстаться с ним. А как иначе? Ты за них отвечаешь. Да, ты в какой-то степени в ответе и за него, но он взрослый человек, сам делает выбор, а это – дети. Какой еще остается вариант, когда мужа не остановить? В менее экстремальных ситуациях приходится все взвешивать на весах, которые находятся в человеческом сердце. Если люди вступали в брак всерьез, любя друг друга, а не просто расписались, «чтоб было», то ответ придет. К сожалению, человек может привести свою жизнь в такое состояние, что уже не удастся сделать, «чтобы всем было хорошо». Можно достигнуть, чтобы было лучше, чем сейчас. Единственное, что решает абсолютно все проблемы в жизни человека, – это подлинное, сердечное обращение к Богу. Когда Бог становится высшей ценностью, то любовь к Нему, Его любовь разрешает абсолютно все противоречия. Да, такой путь существует. И нередко он оказывается единственным, потому что все остальные ведут в тупик или вообще оборвались. Этот путь можно предложить всем, но идут по нему единицы. И понимают, о чем тут речь, тоже единицы. Надежда на спасение? Есть ли у человека надежда на спасение, если он стал инициатором развода, не имея оснований, перечисленных в «Основах социальной концепции Русской Православной Церкви»? Надежда на спасение у человека остается, что бы он ни сделал. Мы все время говорим, что даже Иуда, если бы покаялся, был бы принят Христом. И конечно же нельзя утверждать, что человек, который неправильно построил свою семейную жизнь, непременно погибнет. Любые действия могут отдалять от Бога и губить, но очень часто человек, успев в своей жизни наломать кучу дров, приходит к осознанию своей собственной ничтожности, беспомощности. Он начинает испытывать такую потребность в Боге, что оказывается перед Ним в том самом положении и состоянии, в каком мы видим мытаря, разбойника, жену-блудницу, отирающую ноги Спасителя своими волосами. Преподобный Исаак Сирин говорит, что дела без смирения не спасают, а смирение без дел спасает. Это не значит, что надо бросить дела, просто нужно помнить, что важнее всего смирение и покаяние перед Богом. И когда мы просим, чтобы Господь нас помиловал, то приводим одну-единственную причину: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей». Великая милость Божия – основание нашей надежды на спасение. Когда человек осознает потребность в этой милости, начинает о ней по-настоящему просить Бога, верить, что Господь действительно настолько милостив, как можно отрицать возможность его спасения? Мы знаем, что всякий, кто призовет имя Господне, спасется (Деян. 2: 21), если призовет Его в разуме сердца, подлинно. Не как Анания и Сапфира, удерживая что-то за спиной, а с сердцем, абсолютно открытым для Бога. Порой человека подводят к этому его ошибки и преткновения, всю жизнь разрушавшие в нем твердыню гордости – то главное, что нас губит. Мы очень часто не понимаем, что такое искреннее покаяние. Нам кажется, что оно заключается в том, чтобы прийти и честно сказать, что ты сделал. А искреннее покаяние – в полном внутреннем развороте к Богу. Бывает так, что люди друг от друга отвернулись и видеть друг друга не хотели, а потом они вдруг открывают друг другу объятия, обнимаются, и никакие слова не нужны, чтобы понять, что тебе хочет сказать другой человек. Вот так же с Богом у человека должно произойти. Как на картине, иллюстрирующей притчу про блудного сына: в тот момент, когда они обнимают друг друга, между ними больше нет ни пространства, ни воздуха – ничего. Такое покаяние спасает человека, что бы он ни успел в своей жизни натворить. Весь вопрос в том, приходит к этому человек или нет. Глава 5 Как пережить смерть любимого? Мы так много говорили в этой книге о том, как найти одного-единственного человека в жизни, как растить отношения, каких ошибок избегать, чтобы они не разрушились… Но вот смерть – то, что все равно заставляет людей разлучаться. Можно ли подготовиться к этому испытанию и как? Имеющие упование Подготовка к смерти – вопрос крайне важный для каждого из нас. Нам рано или поздно приходится терять кого-то из близких людей, когда-то придется умирать и самим. Не принимать во внимание такой важный факт, как смерть, не готовиться к ней – огромное неразумие. Безусловно, мы все этим неразумием с известной долей постоянства грешим, забываем о необходимости готовиться к своему исходу. Но смерть, так или иначе, становится итоговой чертой. И мы должны жить так, чтобы, когда она придет, не было невыносимо больно за недостойную жизнь и мучительно страшно от мысли, что вовсе не с грузом грехов мы хотели предстать перед Богом, но ничего уже не исправишь. Если готовиться к своей собственной смерти, то кончина самого близкого человека будет переноситься не легче, но гораздо мужественнее. Зачастую при потере любимого мужа или жены рождается горькое недоумение. Как же так, Господь дал мне любимого, того единственного, кто только мог быть в моей жизни, и почему-то забрал его?! Но когда этот человек появился в твоей жизни, не возникало вопроса: «Почему, Господи, Ты мне его дал?» Это обычно просто принимаешь как факт. И когда Господь забирает, мы тоже не должны спрашивать: «Почему?!» Бог знает и почему дал, и почему забрал. Придет время, узнаем и мы, когда предстанем пред Ним. То, о чем я сейчас говорю, – высокая мера христианской жизни, но есть вещи, которые иначе никак не примешь, с которыми не справишься, иначе как оторвавшись хоть немного от земли, приподнявшись над ней, взглянув на происходящее в перспективе вечности. Человек стремится к подлинной христианской жизни в том числе и потому, что она является для него разрешением всех противоречий, исцелением болезней, которые есть в нем самом и с которыми он сталкивается. Это в том числе исцеление и от боли потери. Есть слова апостола Павла, обращенные ко всем терявшим близких: Я не хочу, чтобы вы были как прочие, не имеющие упования (1 Сол. 4: 13). Упования на то, что мы не теряем родных навсегда, а расстаемся лишь на время, что мы обязательно встретимся. Если человек говорит: «Ну, когда это будет и будет ли вообще», то христианского ответа на вопрос об уповании ему уже предложить нельзя. Ответ есть только в том случае, если человек живет верой в Бога и в жизнь будущего века, если он действительно чает этой жизни. Не просто знает о том, что она когда-то наступит, а именно ожидает, живет в ее предчувствии, предощущении. Это дает силы перенести самую страшную потерю, примириться с ней, принять ее и, самое главное, дает возможность не разлучаться с любимым внутренне. Ведь если не умирает наша любовь к близкому человеку, то что мешает нам верить, что он тоже не утратил своей любви к нам? Старость или долгая болезнь Когда смерть приходит в старости или после длительной болезни, у пары есть в запасе определенное время на подготовку к разлуке. Что должен обязательно за это время успеть сделать тот супруг, который провожает своего любимого? Прежде всего, надо постараться в максимальной степени облегчить этот уход. Ведь расставание тяжело для обоих. А для того, кто должен встретить свою смерть, возможно, в большей степени. Для него тяжел, во-первых, сам факт ухода, потому что мы не знаем нашей вечной участи, понимаем, что по нашим делам спасения не заслуживаем, но надеемся на милость Божию. Кроме того, человек уходящий расстается со всеми, кто остается здесь. В иной жизни, если он окажется с Богом, для него уже не будет мучительна эта разлука. Но он еще не там, он только отправляется в путь, поэтому на душе у него неуютно. К этому примешивается беспокойство о вещах земных, начиная с материальных обстоятельств и заканчивая заботой о других близких людях. Я очень хорошо помню, как мой дедушка, умирая, плакал и просил не оставлять бабушку. Никому в голову не могло прийти ее оставить. Но для него было мучительно, что он больше не сможет о ней заботиться. Таких скорбей и печалей у человека умирающего может быть немало, поэтому надо постараться в максимальной степени его успокоить, дать все необходимые обещания, уверить в том, что его просьбы и распоряжения обязательно будут выполнены. Безусловно, надо постараться помириться, если были какие-то взаимные непонимания, обиды. Порой какие-то ссоры, случившиеся пять, десять, двадцать, сорок лет тому назад и вроде бы уже потерявшие актуальность, начинают отзываться болью при расставании. Бывает, что вроде и жили в мире, были близкими людьми, но чего-то не выровняли в отношениях. Это обязательно нужно постараться сделать, чтобы тяжестью не лежало на сердце у уходящего и остающегося. Безусловно, нужно постараться помочь человеку уйти по-христиански: предоставить ему возможность подготовиться к исповеди, в которой он совершенно примирится с Богом и с людьми, к Причастию Святых Христовых Таин, совершить Соборование. Эта необходимость является аксиомой для любого действительно верующего человека. Когда людям приходится провожать близкого человека в мир иной после длительной болезни, то, помимо душевных страданий, бывает и просто физически очень тяжело. Не секрет, что, неся бремя заботы о тяжко больном, человек порой не справляется психологически, и его начинает преследовать желание, чтобы это все побыстрее закончилось. От этого ему становится еще хуже, терзает чувство вины, беспомощности. Чем можно себе помочь в подобный период, чтобы проводить своего близкого все-таки в любви? Прежде всего нужно задуматься: сейчас мне очень сложно, но это, к сожалению, очень скоро закончится. И тогда я захочу вернуть каждое из нынешних мгновений, буду готов любую тяжесть выносить, с любыми трудностями справляться, лишь бы мой любимый находился здесь рядом. Но этого сделать будет уже нельзя. Поэтому надо дорожить каждым моментом, когда можно что-то для уходящего человека сделать. Вообще, очень многие вещи мы делаем гораздо правильнее, если заглядываем вперед и смотрим, что будет в результате. Внезапная смерть Когда смерть наступает скоропостижно, в результате несчастного случая или иных обстоятельств, потеря застает человека врасплох. Он ощущает, что мир рухнул в одночасье, что почва ушла из-под ног. Можно ли в подобных случаях оказаться готовым к смерти любимого? На самом деле по-христиански относиться к жизни следует так: когда ложишься спать, не быть уверенным, что проснешься, а встав утром и приступив к делам текущего дня, не быть уверенным в том, что ты этот день до конца доживешь. И дело не в пессимистичном взгляде на жизнь. Есть такая вещь, как практика. И опыт наблюдения за окружающей действительностью подсказывает: человек смертен, и смертен непредсказуемо. Смерть никак не запланируешь. Одного машина сбила, у другого случился инфаркт, третий провалился в открытый люк и погиб, на четвертого упала сосулька с крыши. И не нужно думать, что это может случиться с кем угодно, только не с тобой. Может случиться с каждым. И понимание, насколько тонка грань между жизнью и смертью, помогает быть готовым и к утрате близкого человека, и вообще к любой потере. Мы не должны жить в мрачном и угнетенном состоянии с настроем на потерю, но нужно понимать, что она возможна. Эта жизнь, к сожалению, очень сильно напоминает войну. Нам хотелось бы, чтобы повсюду царили мир и безопасность, но реальность показывает: сколько существует человечество, столько же времени идет война. Иногда с применением оружия, иногда это просто война как состояние, которым характеризуется наша жизнь. Во время боевых действий все понимают, что можно выжить, а можно легко погибнуть, и смерть не вызывает удивления. И, по большому счету, в нашей вроде бы «мирной» жизни смерть тоже не должна удивлять, ведь она постоянно соприсутствует нам. Несмотря на это, нужно учиться быть счастливым. Даже на фронте, буквально глаза в глаза со смертью, люди находят возможность и радоваться, и любить. Человек – существо, способное сохранить радость невзирая ни на что. Для верующего человека это гораздо легче, чем для неверующего. Мы так сотворены Богом, что способны не доживать после того, как в жизни случилось что-то невыразимо горькое и страшное, а полноценно жить. Эту способность надо взращивать в себе, не давать ей угаснуть, она обязательно поможет человеку в трудном испытании. Бывает так, что после смерти супруга или супруги человек просто не знает, как жить дальше, потому что в умершем «была сосредоточена вся жизнь». Мы уже говорили, что это страшная ошибка. Не может вся жизнь быть сосредоточена в другом человеке, как бы ты его ни любил, как бы он ни был близок. А где в твоей жизни Бог? А где в твоей жизни ты? Значит, в твоей жизни не было Бога, раз она оборвалась со смертью любимого. Тебе Господь дал твою собственную жизнь, бесценный дар, и если ты все сосредоточил в другом человеке, значит, ты этим даром пренебрегаешь. Тут очень тонкая грань. Любящий, отдавая любимому всего себя, не должен упраздняться сам. Он – свободная личность, которая представляет огромную ценность сама по себе. Очень важно этого не забывать. Одно дело – быть готовым на самопожертвование, другое – сосредоточить свою жизнь в ком-то, забыв Бога и самого себя. Я бы советовал почаще вспоминать замечательную строчку из известного стихотворения Александра Кочеткова «Баллада о прокуренном вагоне»: И каждый раз навек прощайтесь, Когда уходите на миг. И слова апостола Павла: Солнце да не зайдет во гневе вашем (Еф. 4: 26). Эти две цитаты могут стать золотым правилом для любой пары, чтобы при каждом кратковременном расставании между людьми не оставалось никаких долгов, никаких обид на сердце. И тогда, наверное, будет легче, если вдруг внезапная смерть их разлучит уже на более долгий срок. О ком теперь заботиться, кого теперь любить? После смерти любимого человека многие теряются, потому что им кажется, что проявлять заботу и любовь к нему больше невозможно. Я хочу привести пример не из супружеской, но из семейной жизни. У женщины было четверо детей, двое из них один за другим умерли у нее на руках от неизлечимой болезни. Младшую дочку перед смертью в больнице навестил священник. Разговаривая с ребенком, он спросил: «Маша, когда ты предстанешь перед Богом, помолишься обо мне?» Она ответила: «Обязательно помолюсь». Девочке было всего четыре года, но она жила в самой реальной реальности того, что когда-то будет нужно предстать перед Богом. Такое отношение к смерти должно быть естественным для каждого христианина. Наши предки всегда относились к смерти как к важному делу. Они знали, что нужно заранее приготовить себе одежду, позаботиться о месте погребения, распорядиться о делах, которые должны продолжаться, – не важно, крестьянская это изба или усадьба помещика. Люди умирали очень естественно, и нужно учиться относиться к смерти так же. Только такое отношение – здоровое, христианское, правильное, поможет в тот момент, о котором мы говорим. Для верующего человека это знание ценно еще и потому, что он может свою заботу и любовь к ушедшему реализовать через молитву. Среди прихожан каждого храма есть люди, которых к Богу привела смерть близких. Человек упирается в конечную точку, не знает, что делать дальше. Он идет в храм, может быть, впервые в жизни, интуитивно чувствуя то, о чем я говорю. И вдруг выясняет, что это самое главное, что для ушедшего можно сделать. И обретает ощущение реальности той, другой жизни. А когда понимаешь, что нужно заботиться о том, что будет за гранью земного бытия, это дает новый смысл. И дело не только в том, что нужно заказать сорокоуст, помолиться за панихидой, подать милостыню в память о близком тебе человеке. Главной милостыней за него становится твоя собственная жизнь. Ты уже не можешь жить абы как. Ведь порой человек ради себя самого, своего спасения не готов на необходимые изменения, а когда это важно для другого, он решается. И очень хорошо, когда священник может на это указать, объяснить, что связь с ушедшим – совершенно реальная и очень крепкая. Нецерковные и самоубийцы Порой люди приходят в смущение оттого, что усопший не был церковным человеком, сомневаются, поможет ли ему молитва? Не нарушит ли она его волю? Скажу так: молитва не может не помочь. Когда человек несет передачу в тюрьму, она может не дойти до адресата, попасть в другие руки. А молитва обязательно достигнет места назначения, потому что Господь присутствует на всяком месте и слышит всякое слово, обращенное к Нему. Если молитва – выражение любви и боли, то Бог ее однозначно примет как свидетельство о человеке, который хоть уже и не подвластен нашим чувствам, но совершенно реально существует. Господь обязательно явит ему милость. Мы не можем эту милость измерить, взвесить на весах, какие-то ее очертания для себя представить, но то, что она есть, – совершенно однозначно. Усопшие радуются, когда мы молимся о них. Им становится лучше, если они находятся в месте отлучения от Бога, и совсем хорошо, если они пребывают в милости Божией. Ни одно слово молитвы, произнесенное за умершего человека от сердца, не пропадет, ни одно не будет напрасным. И ни за одно из них он на нас не рассердится. Есть лишь немногие исключения: когда человек ушел из жизни по собственной воле или когда он жил в явном противлении Богу. Настолько явном, что примкнул к противной стороне. Но это совершенно особый случай. И здесь остается лишь все возложить на Бога. Но что такое молитва? Это наше доверие Богу. Можно молиться словами очень многими, а можно просто говорить: «Господи, помилуй!» Или повторять за Макарием Египетским: «Да будет воля Твоя». В этой молитве для преподобного заключалось все, потому что он знал, что Господь – это бесконечная любовь, что Он хочет помиловать и спасти каждого человека, хочет, чтобы каждый из нас не просто был спасен, но в максимальной степени мог принять Его благодать. И у святого не было сомнений, что Божия воля благая и совершенная. Если мы решаемся от сердца вверить Богу ушедшего от нас человека и доверие наше сознательное, выстраданное, то это заменит собой все еще не произнесенные, а может быть, и произнесенные нами слова. Некоторые читают о тех, кто ушел из жизни самовольно, молитву преподобного Льва Оптинского. Но точно так же можно просто доверить этого человека Богу (в этом, собственно, и суть упомянутой молитвы). Доверить, не отмахиваясь, мол, Господь с ним разберется, а вверяя боль своего сердца. Я прихожу с этим к Богу и понимаю, что Господь любит ушедшего человека несравнимо больше, чем я. И боль, которую Он за него претерпел, настолько выше моей, что я на этом успокаиваюсь. Это – самая главная молитва об ушедшем из жизни плачевным образом. Преподобный старец Паисий Афонский рассказывает о несчастном человеке, которого поймали то ли коммунисты, то ли фашисты и долго издевались над ним. И когда его куда-то вели по горам, чтобы снова подвергнуть мучениям, он вырвался и бросился в пропасть, потому что боялся страданий… И с одной стороны, это самоубийство. А с другой – старец Паисий говорил, что никто не может сказать, какова его участь. Да и вообще какова участь того или иного самоубийцы. Суд над каждым из нас принадлежит лишь Богу. Старец объяснял, что когда Церковь не отпевает самоубийц, не хоронит их в церковной земле, то это не выражение Суда Божьего в отношении человека, а некая дисциплинарная мера, ограничивающая возможность ухода из жизни таким образом. Отмени это – насколько больше людей малодушно расстанутся с жизнью? Ну а суд лишь Богу принадлежит. Милость Божия превосходит абсолютно все. По слову преподобного Исаака Сирина, как горсть праха, брошенная в океан, бесследно поглощается им, так же и прегрешения каждой человеческой плоти перед лицом любви Божией. Нет ситуации, когда мы не могли бы надеяться на милость Божию к человеку. И еще один ключевой момент. Мы можем творить милостыню в память о самовольно ушедшем из жизни человеке, можем читать молитву преподобного Льва Оптинского, можем доверять этого человека Богу, но при этом очень важно, как мы сами живем. Становится ли наша жизнь жертвой за усопшего человека или нет. У преподобного Марка Подвижника есть замечательное рассуждение о двояком восприятии. Он говорит, что если ты человека осуждаешь или обижаешь, то понесешь какую-то часть его искушений. А если любишь и поручаешься за него, то естественным образом разделяешь его тяготы. В случае со смертью важно восприятие второго типа. Когда ты любишь человека, то устанавливается неразрывная связь между тобой и им, и то, что ты делаешь в память о нем, с мыслью о нем, выполняя некий долг перед ним, так или иначе ему сообщится. Это не как в католическом учении о сумме добрых дел, приобретенных за жизнь: есть у тебя запас этих добрых дел, и ты можешь с кем-то поделиться. Нет, не так. Речь просто о единстве с тем, кого любишь. Оно не может быть утрачено. Общение с умершими Некоторым людям становится легче, когда они как бы общаются со своими усопшими близкими в течение всей жизни. Например, разговаривают так, как будто человек рядом. Есть такой замечательный момент в жизнеописании архимандрита Павла Груздева. На похоронах председателя сельсовета он обращается к усопшему, стоя перед могилой: «Васька, мы с тобой так хорошо жили, не ссорились, не ругались никогда…» И люди плачут, потому что отец Павел говорит с ним, как с живым. Иногда человек на поминках обращается к покойному с какими-то словами, и возникает реальное ощущение, будто два человека беседуют. Но это возможно, когда у человека есть глубокое душевное здоровье, огромная внутренняя естественность. Потому что следствием такого общения с усопшими может стать серьезное повреждение. Человек начинает слышать «отклики», «голоса», замыкается, уходит от общения реального, и в нем происходит страшный внутренний надлом. Поэтому гораздо лучше, чтобы общение с нашими усопшими осуществлялось через молитву о них. Тогда мы точно можем быть уверены, что им от этого есть польза. Наши отношения с людьми, в том числе с самыми близкими, должны строиться так: есть один человек и есть другой, а над ними Господь. Когда отношения строятся лишь по горизонтальной линии, от человека к человеку, – это неправильно. Отношения должны осуществляться, условно говоря, через верх: восходить к Богу и потом нисходить к человеку. Тогда они будут намного крепче, чище, совершеннее. Живя здесь, на земле, мы об этой восходящей-нисходящей траектории забываем. А когда любимый уходит, волей-неволей приходим к должному. Мы идем по восходящей линии, и уже Господь нашу любовь возвращает тому, к кому она обращена. Посмертная верность? Есть люди, которые после смерти второй половинки решаются хранить верность ушедшему в мир иной и больше не вступать ни в какие другие отношения. Это, безусловно, подвиг. Но в момент, когда человека одолевает страшное горе потери, он может переоценить свои силы и способности к такому подвигу. Поэтому однозначно никаких обетов давать не стоит. Здесь не может быть единого правила для всех. Мы знаем, что Церковь разрешает брак овдовевшим супругам, в этом нет ничего предосудительного. С другой стороны, вполне естественно, что человек, потерявший того, кого любил сильнее всего в своей жизни, больше не хочет ни с кем быть. Это зависит от особенностей взаимоотношений между конкретными людьми. Не нужно принуждать себя к чему-то, нет долга поступать так или иначе. Человек в данном случае должен делать то, что для него будет естественно. Вот он встретил, и полюбил, и вступил в брак, и все само собой решилось. А если сердце человека занято и в него уже никто больше не входит, то пусть оно так и остается. Супруги в вечности Меня не раз спрашивали, есть ли у Церкви какое-то представление о жизни супругов в вечности. Об этом невозможно говорить, потому что наши представления о вечности от подлинной вечности отстоят бесконечно далеко. Не может ребенок, находящийся в материнской утробе, доподлинно знать, что находится за ее пределами. Любые его представления будут ошибочны. Причем если мир в материнской утробе хотя бы похож на наш в плане пространственно-временных измерений и физических законов, то мир, в который мы переходим после смерти, совершенно иной. Обращаясь к святым, мы молимся конкретным людям, у нас с ними возникают личностные взаимоотношения. А если личность человека сохраняется, значит, сохраняются и отношения у людей друг с другом. Совершенно очевидно, что в мире ином уже нет брака, как мы его себе представляем. Господь отвечает на каверзный вопрос «Чьей женой будет женщина, если семь братьев были ей мужьями?», что в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают как Ангелы Божии на небесах (Мф. 22: 30). Но ангелы тоже личности, они тоже находятся в общении друг с другом. Может ли продолжиться движение к единству между супругами, когда один из них ушел из жизни? Если это единство или стремление к нему было, если в той или иной степени два человека стали едины, то, скорее всего, оставшийся по-прежнему будет соединен с тем, кто ушел, самыми прочными на свете узами – узами любви. Мы ведь точно знаем, что любовь не умирает. И то единство двоих, о котором говорит Господь, получив начало здесь, на земле, достигается в совершенстве именно там, в жизни вечной. Как – это еще одна из тех тайн, что нам однажды предстоит узнать… Об авторе Игумен Нектарий (Морозов) – постриженник подворья Троице-Сергиевой Лавры в Москве, настоятель храма в честь святых первоверховных апостолов Петра и Павла г. Саратова. Родился в 1972 году в Москве. В начале девяностых поступил на факультет журналистики Московского государственного университета, одновременно с учебой работал в еженедельнике «Аргументы и факты», «Общей газете». В качестве журналиста неоднократно выезжал в командировки в различные «горячие точки» страны. В 1996 году поступил в число братии подворья Троице-Сергиевой Лавры в Москве. Там же в 1999 году принял монашеский постриг. В 2000 году рукоположен в иеромонахи, через три года направлен на служение в Саратовскую епархию. Игумен Нектарий – автор нескольких книг, постоянный автор публикаций в православных и светских СМИ. Ведет дневник в ЖЖ, записи в котором сочетают взгляд на актуальные события современности с глубокими наблюдениями в сфере духовной жизни/

0autoreg1187275517