Невеста поневоле, или Обрученная проклятиемТекст

149
Отзывы
Читать фрагмент
Эта и ещё две книги за 299 в месяцПодробнее
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 445 356
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Невеста поневоле, или Обрученная проклятием
Аудиокнига
Читает Екатерина Хлыстова
269
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

Солнце садилось медленно, окрашивая осенние деревья в лилово-рыжий. Еще не скоро выпадет снег. Холода в Харларе приходят поздно, но сразу вьюжные и снежные. И тогда шпили башен замка окрасятся в серебристый. Пока же они коричневые, словно грязные, с подтеками после дождей. В окно королевского кабинета, находящегося в самой высокой башне, шпили особенно отчетливо видны.

– Где девушка? – Голос сира Дейра прозвучал холодно. Мужчина стоял у окна, глядя на грязные разводы на пиках башен.

– Там, где ее и спрятала маркиза Майрана. В другом мире. – Седовласый старик ответил под стать надменно, но с едва видимой насмешкой. Старик был одет в серый саван с голубоватыми символами на спине и груди. Придворный оракул, не меньше. Тон, которым он позволял себе в общении с королем, это подтверждал. – А я еще тогда говорил, приверженка сильна. Возможно, стала бы влиятельной магичкой, если бы ваш отец не запечатал ее дар. Однако ему и этого было мало, он отправил весь род Фрей в изгнание, лишив земель и титула. Но даже будучи на краю гибели, маркиза Майрана смогла спрятать дочь.

От взгляда придворного оракула не укрылось, как побледнело лицо сира Дейра.

– Бывший король слишком сильно поддавался своим эмоциям. Страх поглотил его. Он не смог совладать с собой. Король заплатил за это очень высокую цену. Безумие останется с ним до последних дней.

Тонкая усмешка исказила рот старца.

– Ее величество и многие семьи Света считают иначе.

Король нервно заложил руки за спину и повернулся.

– Мне плевать на это. Семьи забыли, что именно из Хаоса пришли Свет и Тьма. И когда-то именно эта магия создала наши миры.

Оракул замер, пораженно глядя на сира.

– Боги светлые! Вы говорите ужасные вещи, как бы кто не услышал. Магия Хаоса уничтожена. И никто не сможет ее возродить. Девочка – последняя носительница. Но ее дни сочтены… – От жесткого взгляда короля старец подавился, по спине побежал пот.

– Она запечатана? – глухо спросил Дейр.

– Да, – растерянно прошептал старик. – Видимо, печать дара передалась по наследству от ее матери. Она убивает девушку. Я не могу точно сказать, сколько ей осталось. Но этот год она не переживет.

Король сложил руки на груди.

– Приведи ее сюда.

Оракул охнул. Во взгляде мелькнул ужас.

– Сюда! В наш мир? Мой король, уверены ли вы в том, что делаете? Ее никто не примет. Девочка – дочь приверженки Хаоса. Она станет изгоем. Отверженной для нашего общества. И даже если вы снимете с нее печать, то она никогда не сможет стать полноправной магичкой своего проклятого дара Хаоса. У нас попросту не осталось ни книг, ни магистров для ее обучения.

Холод глаз короля пронзал.

– Если ты помнишь, оракул, то помимо магии Хаоса род Фрей обладал и магией огня. Отчего ты не допускаешь, что девочка приняла ее, а не проклятый дар?

Оракул вздохнул.

– Даже если так. Она все равно останется отверженной.

– Приведи мне ее сюда! – настойчиво приказал король. – Девочка не должна отвечать за проступки собственной матери.

Оракул пожал плечами.

– Вы хотите спасти дочь приверженки Хаоса? Это плохое решение. Думаю, вас не поймут.

– Думаю, тебе реже стоит думать! – холодно отозвался сир.

Старец нахмурился.

– Девушку привести прямо к вам?

Дейр помолчал, размышляя.

– Нет, верни ее в семью. В сезон благословения жрицы Света, как всегда, начнется отбор невест. В этот раз будут подбираться избранницы для женихов из высокопоставленных семей. Я хочу, чтобы девушка участвовала. Замужество с любым из них может вернуть ее семье титул. А если она себя прекрасно покажет, то, возможно, и земель.

Оракул всплеснул руками.

– Но, сир, все претендентки в избранницы магички! К тому же в этом сезоне участвуют и принцы!

– Значит, и она станет магичкой, – твердо произнес король. – А далее – как распорядится богиня Света, так и будет.

Старик покачал головой.

– Я бы не советовал приводить девушку. Все-таки в ней кровь ее матери. Очень сильная кровь. И я думаю…

Король сощурил глаза. В них вспыхнул огонь. В комнате разом стало трудно дышать. Оракул шарахнулся в сторону и с ужасом воззрился на преображающегося владыку.

– Я же попросил тебя не думать. Просто исполни мои приказ. Верни девушку в наш мир.

Глава 1

Я стояла напротив зеркала, с радостью созерцая себя. Изумительное подвенечное платье смотрелось просто шикарно на моей стройной фигурке. Светло-русые волосы чуть приподнять и… Я просто фарфоровая статуэтка, белолицая, с огромными серыми глазами. Лучше не придумаешь. Мне все еще не верилось, что скоро я стану женой. Мы очень долго с Владом к этому шли. Встречались почти три года в школе и вот уже два после. Наши родители намекали, что пора бы узаконить отношения, а Влад все молчал. В конце концов я уже готова была смириться со своей участью и не ждать счастливого дня. И все же он пришел. В уютном кафе под музыку флейты мне было сделано предложение.

Сказать, что я была счастлива – не сказать ничего!

Я буквально летала на крыльях счастья.

Вот и сейчас смотрела на себя в зеркало, пытаясь представить, как буду идти с Владом за руку к алтарю. Как скажу то самое «да».

От радости кружилась голова.

И ничто не могло омрачить моего настроения.

Даже утренняя история с незнакомцем, взявшимся неизвестно откуда в тот момент, когда я шла к остановке. Я бы сказала, буквально свалившимся передо мною на колени. Встрепанный старик в длинной рубахе непонятного серого цвета с изображениями странных символов. Особенно выделялось огромное синее солнце на груди и точно такое же на спине. Старик моргнул, увидев меня, и как-то странно посмотрел. Снизу вверх. Я постаралась обойти внезапное чудо. Старик схватил меня за ногу.

– Ты?

– Не троньте меня! – искренне возмутилась я.

Старик меня откровенно рассматривал. Порадовалась, что на улице уже не лето и я в брюках, заправленных в сапоги, и куртке.

Старик ногу мою отпустил. Закряхтел, пытаясь встать. Рукой начал щупать влажный после ночного дождя асфальт.

Я хотела уйти, но стало жалко пожилого человека, явно находящегося не в своем уме. Я оглянулась. Рядом никого не оказалось. Что ж, мне не трудно и самой помочь.

Подала старику руку. Меня воспитали в уважении к старшим. Помогла подняться.

– Осторожнее нужно. Здесь асфальт совсем плохой, дедушка.

– Дедушка? – взвыл старик и сверкнул на меня удивительно ясными серыми глазищами. – Какой я тебе дедушка! Необразованная… – И вдруг смолк, прищурился. – Миа? Миа Фрей!

Я посторонилась. Похоже, зря я ему начала помогать. Старикан-то совсем того… С крышей не дружит.

– Вы меня с кем-то путаете. Я – Оксана.

– Точно, Миа. А как на мать похожа! И лицо, и голос. Я нашел тебя! – Последний вопль заставил меня броситься прочь, к остановке. Я запрыгнула в подошедшую маршрутку, даже не обращая внимания на ее номер, и попросила быстрее отъехать.

Уж не знаю отчего, но после встречи со странным стариком на душе остался неприятный осадок. И имя… Миа. Так и звучало в ушах со стойким ощущением, будто я его уже слышала.

Бред. Странное имя. Нигде я его слышать не могла. А ближе к вечеру и вовсе позабыла о старике. У меня был замечательный день. Делами не слишком загружена, я работала секретарем в небольшой строительной фирме. Учиться после школы не пошла из-за ненадежного финансового состояния родителей. Висеть на их шее в ближайшие пять лет не хотелось. Решила сама подзаработать на учебу. И у меня это получалось. В следующем году я собиралась подавать документы на экономический факультет. Но теперь раздумывала, смогу ли я совмещать дела семейные и учебу?

«Будет видно», – решила уверенно.

Отпросившись пораньше с работы, я направилась с подругой в свадебный салон выбирать платье.

Самое лучшее. И я в нем буду самая красивая.

Покрутилась, смотря на себя в зеркало.

– Ксю, ты красавица! – восхищенно пропела подруга Лиза, с восторгом рассматривая меня. И тут же вдохнула. – А мой все никак не созреет.

Я подмигнула ей в отражение.

– Будет еще и у тебя праздник. Вот посмотришь. Димка тебя любит.

Она улыбнулась в ответ.

– Это я знаю. Но как же хочется тоже в платье и с букетом! Ах…

Я повернулась, чтобы лучше себя рассмотреть со спины. И тут же поморщилась. Ощутила, как под белоснежной тканью полыхнула кожа. Будто огнем.

Покосилась на стоящую у примерочной девушку-консультанта и тихо прошептала:

– Лиз, подуй на спину.

– Снова? – закатила глаза подруга. – Ксю, тебе к дерматологу хорошему нужно.

– Где я тебе хорошего найду? – нахмурилась я. – Здешних всех обошла. Говорят, все со мной в порядке.

– Ой, как это в порядке? – искренне возмутилась подруга. – Да у тебя вся спина красная.

– И огнем горит, – пожаловалась я. Промолчала, что после таких приступов ощущаю себя выжатым лимоном. Мало того, последнее время у меня и внутри все огнем пылало, в глазах темнело. Последний раз я едва не упала в обморок. И как-то очень отчетливо мне почудилось, будто ухожу с головой в ниоткуда взявшуюся Тьму. Я испугалась, насильно рванула сознание из темноты и выстояла на ногах. Хотя потом они изрядно дрожали и пришлось отпроситься с работы.

Но пугать подругу окончательно в такой замечательный день совсем не хотелось.

– Это платье или другие посмотрим? – спросила она. Я снова взглянула на себя в зеркало и с трудом сдержалась, чтобы не закричать. Из зеркального отражения на меня глядела я, но… Вся в темной дымке, с черными глазами и неестественно бледной кожей.

«Мама дорогая!»

Рывком отвернулась.

– Ксю, на тебе лица нет! —

Я все же испугала подругу. Она охнула.

– Давай я тебе воды принесу.

Я только кивнула.

Мы вместе вышли из примерочной. Лиза помогла мне присесть на диванчик в зале. Сама рванула за водой. Я сидела, с трудом сдерживая колотящую меня дрожь и едва не крича от жара, выжигающего меня изнутри.

 

– Ксю, попей.

Мне в губы ткнулся стакан с водой. Я подняла голову. Успела поймать настороженные взгляды консультанток. Мой взор скользнул дальше, и я выронила стакан из рук.

За окном свадебного салона, прильнув к стеклу, стоял утренний старик и скалился мне. Улыбкой его растянутые губы назвать было трудно.

– Девушка, вам плохо? – кинулась ко мне одна из работниц салона.

– Ксю, что с тобой? – Это уже Лиза.

– Там, за окном, – глухо прошептала я. У меня в глазах заметно потемнело. – Лиза, мне что-то совсем нехорошо, – успела сказать, прежде чем старик в окне поманил меня пальцем. Я резко поднялась и ощутила, что на самом деле не стою, а падаю.

Пелена, только что застилавшая мне глаза, заполонила комнату. Прорывая ее, замелькали цветные пятна. В ушах послышался шум. В лицо ударило яростным порывом ветра. И тут же все прошло.

* * *

Меня отчаянно затошнило. Голова кружилась. И хотя жар пропал, но сизое марево застилало взор. Я ничего не видела. С трудом стояла на ногах, наконец ощутив под ними твердь.

– Лиза, воды… Лиза!

Мне в руку снова ткнулся стакан. Я с жадностью его осушила.

Кто-то взял меня за локоть и помог сесть. Я благодарно кивнула.

– Спасибо. Лиза, ты где?

Пошарила рядом рукой. Подругу не нашла.

Я начала заметно нервничать. Почему Лиза не отвечает? Мне чем-то влажным протерли лицо. Я заморгала. Перед глазами начало проясняться кусками.

И странными они были.

Картина в раме. Камин. Винтажные диван и кресла. Между ними столик из красного дерева. Ковер, исполненный в очень старом стиле. Я такие только в музеях видела. Я потерла глаза руками.

Мама дорогая!

Вот так и сходят с ума. Я сидела на винтажной софе, в совершенно неизвестной мне комнате. Точно помню, еще минуту назад была в салоне свадебных платьев. Теперь же я будто в музей попала. Даже тяжелые бархатные портьеры на окнах висели.

И люди.

Женщина в светлом муслиновом платье. Плечи были прикрыты легким платком. Мужчина – невысокий, с небольшими залысинами, с мутно-серыми глазами, в черном костюме. Особенно меня позабавили фрак и цепочка на нагрудном кармане. Уверена, у него там механические часики.

Что здесь происходит?

– Вот, принимайте. Ваша племянница, господин Арктур.

Я покосилась в сторону говорящего и глухо вскрикнула. Сил бежать из сумасшедшего дома у меня не было. В паре шагов от меня стоял утренний старик. Только теперь он был одет в серую хламиду, из-под которой виднелись остроносые туфли, расшитые золотыми нитями. Старик поглаживал аккуратную седую бороду, висевшую до груди, и внимательно смотрел на меня.

– Обживайтесь, мадемуазель Миа. Знакомьтесь со своей потерянной семьей. А мне пора. – Повернулся к молчавшим мужчине и женщине. – Ну что же, счастливые родственники, обнимите нашедшуюся племянницу и будьте счастливы.

Старик откланялся и торопливо покинул комнату.

Я ошалело смотрела на новоявленных родственников. Это какой-то театр абсурда!

Мне все это кажется. Я брежу. Ущипнула себя за руку.

Ой, больно.

Увидела зеркало на стене. Вскочила и бросилась к нему. В зеркале отразилась я. Все в том же свадебном платье, которое мерила в салоне. И лицо мое. Вот только глаза немного бесноватые. И есть от чего. За моей спиной отражалась совершенно незнакомая комната. И незнакомые люди смотрели на меня. Мужчина – просто с любопытством. А женщина – с неприязненным интересом на некогда красивом лице. Сейчас же оно выглядело сероватым и усталым. Зато глаза пристальные и колючие.

– Здравствуйте! – произнесла я поворачиваясь. – Вы кто?

– Миа! – первым обрел дар речи мужчина. Сделал шаг ко мне, но был остановлен женщиной.

– Стой, Арктур. С чего ты взял, что это она? Ты веришь словам этого шарлатана? – Голос у женщины был холодный и раздраженный.

– Этот шарлатан, – рванул руку из захвата мужчина, – придворный оракул!

Женщина поморщилась.

– Оракул, не оракул. Неизвестно, кого он нам подсунул. Ты веришь любому, кто приходит в твой дом.

Я нахмурилась. Женщина мне совсем не нравилась.

Мужчина же явно был под ее каблуком, но изо всех сил пытался отстоять свое мнение. Его лицо стало жалостливым, он часто заморгал.

– Это она! Миа! Посмотри внимательнее, Жозефина, она так похожа на Майрану. Просто одно лицо. Те же серые глаза. Так же красива.

Жозефина сверкнула глазами.

– Майрана – красива? Ты снова начинаешь! Да она нас всех под монастырь подвела! Мы в немилости по ее прихоти. У тебя титул забрали, имение, земли, прозябаем невесть в какой глуши. К нам даже самые далекие родственники не приезжают в гости, соседи сторонятся, боятся, что их к отверженным припишут.

– Перестань, Жужу, – мягко начал Арктур.

Женщина сложила тонкие руки, сжав в ладонях края платка.

– Не называй меня Жужу при посторонних.

– Она не посторонняя. Она наша племянница.

– Племянница! – взвилась Жозефина. – И что нам с ней делать? Посмотри на нее. Да ей давно замуж пора! А что мы можем предложить? Благодаря ее матери – ничего! У нас у самих две дочери на выданье. Да что-то женихов не видать. Сторонятся. Третьей дорогой обходят. А теперь еще одна девица на голову свалилась.

Арктур подошел и обнял супругу. Осторожно коснулся губами ее щеки.

– Все будет хорошо, Жужу. Справимся. До этого справлялись. И сейчас справимся.

Она всхлипнула.

– Как, Ари? Я каждый день ломаю голову, чем платить единственной горничной. Во что одеть девочек. У нас совсем нет бюджета, чтобы содержать еще одну.

– Ничего, – вздохнул мужчина. – Решим как-нибудь. Уж тарелку супа мы ей найдем.

Он заглянул в глаза женщины, и лицо той подобрело.

Я смотрела на все происходящее, и мне казалось, схожу с ума.

– Извините, – начала аккуратно. – Я совсем не хотела вас стеснить. Здесь какая-то путаница. Вы точно не мои родственники. У меня есть семья, работа и жених. Я просто не совсем понимаю, где я? Объясните, и я тут же уйду.

Жозефина и Арктур переглянулись.

– Оракул сказал, она из другого мира, – вздохнул мужчина.

Женщина отстранилась от него и протянула мне руку.

– Идем, девочка, нам нужно будет тебе очень многое рассказать. И… – Она тяжело вздохнула. – Не думаю, что ты сможешь вернуться к своему жениху.

Глава 2

Почему? Почему все это свалилось на меня?

Я смотрела в темный потолок комнаты.

После долго разговора с родственниками я четко поняла несколько вещей: я в другом мире. Мир этот обладает магией. Мой род считают отверженным. А еще я умираю.

Тот самый зуд и жар, что так долго меня тревожили, оказались проклятым даром.

Род Фрей обладал двумя магиями: огненной и темной. Некогда моя матушка приняла сторону второго дара и предала корону, ступив на путь служения Хаосу. Толком мне не объяснили, что за Хаос и почему те, кто обладал его даром, считались предателями. Но всех приверженцев темной стихии уничтожили, а близких родственников лишили титулов, имений и отправили в ссылку.

Встретившая меня семья оказалась из числа ссыльных.

Дом, в который я попала, находился в некой сельской глуши за сотни километров от столицы. Ехать туда нужно было несколько дней. А магией родственники пользоваться не могут, так как у них запрет на любое магическое воздействие. Но запрет не самое страшное. Страшно то, что происходит со мной.

Когда король узнал о том, что у Хаоса появились служители, первое, что он сделал – наложил печать на всех носителей темного дара и их детей. Ходили слухи, что служители Хаоса нашли способ снять с себя королевскую печать. Но не успели.

В тот самый день, когда служители Хаоса назначили встречу в тайном замке и собирались сделать ритуал по снятию печати, они были преданы. В замок ворвалась стража с самим королем. Все были убиты. А я пропала.

Сначала Арктур и Жозефина надеялись, что моя матушка просто не взяла меня с собой и оставила у кого-то из родственников или соседей. Они обошли всех. Потом начали обвешивать город объявлениями о пропаже племянницы. А позже состоялся суд и брат мамы вместе с семьей были отправлены в глушь с запретом покидать пределы селения, в которое их сослали.

Жозефина долго рассматривала мою спину. Вздохнула сочувственно.

– В обмороки падаешь?

– Да.

– Голова кружится?

– Да!

– Внутри все горит?

– Да.

– Она сжирает тебя. Твоя магия. Дар растет вместе с тобой, и ему нет выхода. Он запечатан. Прости, Миа, я ничем не могу тебе помочь. Даже облегчить твои страдания не в моих силах. Нам под страхом смерти запрещено использовать магию.

Я судорожно сглотнула. Кружечка с зеленым чаем в моих руках вздрогнула.

Мы сидели в небольшой столовой. На невысоком столе стояла вазочка с печеньем и варенье. Небогатый ужин.

Жозефина старалась быть вежливой хозяйкой, но во всем вокруг виделся крайний недостаток средств. Хотя меня это сейчас волновало в последнюю очередь.

– Я умру?

– Да, Миа. Ты умрешь.

Она сказала это с сожалением, но без жалости. И я ее понимала. Свалилась на голову давно потерянная племянница, да еще и умирающая. А они сами едва концы с концами сводят.

– Мне нужно… – Я не смогла сказать. В горле от горечи и обиды образовался спазм. Тетушка понимающе кивнула.

– Я провожу в комнату. Сейчас тебе нужно побыть одной и подумать.

Она подала мне руку и помогла подняться. Больше мы ни словом не обмолвились до самой комнаты. Та оказалась маленькой, темной, с небольшим шкафом и узкой кроватью. Той самой, на которой я теперь и лежала. Ворочалась из стороны в сторону, не в силах уснуть, глотала слезы бессилия, бегущие из моих глаз.

Почему это случилось со мной? И когда? В самый счастливый день моей жизни. А ведь я строила планы. Мечтала о семье, детях, хотела собаку завести. Все прахом. В одночасье для меня все закончилось. Свои последние дни я проживу здесь. Среди незнакомых мне родственников. У черта на куличках. В чужом мире.

Как же мне было горько и обидно! Я шептала имя Влада и умоляла богов закончить враз мое существование или вернуть обратно в мой мир. Куда как приятнее помирать в окружении тех, кого знаешь и любишь. Я порывисто села. А как же мама и папа? Ведь в моем мире у меня была семья. И младшая сестра. Правда я всегда удивлялась, что мы совершенно не похожи. Но… Это моя семья. Они потеряли меня и сейчас ищут. Я лишь представить могла их горе и панику – исчезла их дочь. А я ничего не могу сделать.

Шмыгнула носом и, рыдая, уткнулась лицом в подушку.

* * *

Утро встретило меня с опухшим лицом и совершенно разбитую. Я вяло поднялась. На столике у кровати стояли миска и кувшин с водой. Не нужно было гадать, для чего все это. На спинке кровати лежало платье. Я поднялась. Налила из кувшина в миску воды. Сполоснула лицо. Надела платье. В дверке шкафа напротив кровати было зеркало. Я покрутилась, рассматривая себя. Платье было не новым, но чистеньким и вполне милым. Сдержанного зеленого цвета. Целомудренный вырез на груди с белыми кружевами. С длинными рукавами. Юбка в пол, по подолу кружева.

Я даже улыбнулась, видя себя впервые в подобном одеянии.

Обувь стояла тут же у шкафа. Вот она была новая. Две пары, черная и белая. Мягкие туфли с завязками и небольшим каблучком. Видимо, Жозефина постаралась, пока я спала. Размер был мне немного великоват, но вполне сносно. Я заколола волосы невидимками и вышла.

Спустилась на первый этаж. Прошла туда, где мы вчера ужинали, и вошла.

За круглым столом сидели уже знакомые мне тетушка Жозефина и дядя Арктур, рядом с ними две девушки. Обе симпатичные. Одна с каштановыми волосами, вторая – с русыми. Зато у обеих одинаково изумительные серые глаза, похожие на грозовое небо. Последние, видимо, отличительная черта рода. Девушки с интересом на меня смотрели. Та, что с русыми волосами, улыбнулась.

– Кэтти – старшая дочь!

– Пэгги – младшая дочь! – тут же поспешила назваться и вторая.

– Оксана! – привычно представилась я и тут же спохватилась: – Миа.

– Присаживайся, Миа, – улыбнулась мне Жозефина, указывая на стул рядом с девушками. – У нас здесь не слишком требовательны к этикету.

Она подтянула к себе тарелку с тостами и ловко положила мне. Взялась за чайничек.

– Я сама! – выхватила его из рук тетушки. Налила себе в кружку.

Женщина вздохнула.

– На прислугу не хватает. Доход в этой глуши у нас совсем маленький.

Я понятливо кивнула. Хотя даже представить не могла, чем можно зарабатывать здесь. Одеваясь, я несколько раз выглядывала в окно. Деревенька была значительно дальше домика Фрей. Видимо, семьи сторонились, и они решили не наживать себе лишних врагов, поселившись отдаленно. Но даже то, что я видела, могло вызвать лишь недоумение. Деревня, если так можно было назвать селение, состояла из пары десятков домов. Низеньких, бревенчатых, с косыми крышами. После недавнего дождя извилистая тропа, ведущая к деревне, походила на грязевую аллею.

 

Шишки, ухабы, колдобины.

М-да. Такое захолустье еще поискать.

И все же тетушка старалась держать спину и гордо взирала на своих дочерей.

– Кэтти, следи за осанкой, не горбись над тарелкой. Пэгги, перестань дурачиться за столом. Арктур, скажи своим дочерям, что непристойно так вести себя.

Ее строгие окрики совсем не волновали дядюшку. Он сидел, глядя в раскрытую газету и не принимая участия в воспитании.

– А правда, что ты из другого мира? – с любопытным блеском в глазах спросила Кэтти.

– Там все-все по-другому? – подключилась Пэгги. – А расскажи, как там, в другом мире?

– Девушки, – урезонила их мать. – Позвольте Миа спокойно позавтракать, а после будете разговаривать.

Однако разговора после у нас не получилось. Едва мы закончили завтрак, как посреди столовой расплылась пентаграмма, из нее поднялся серый столб, откуда вышел представительного вида мужчина. Бакенбарды, светло-синие глаза, напоминающие мне видом совиные, такие же круглые. Мужчина был в белой рубашке и камзоле. Штаны заправлены в высокие сапоги с завернутыми голенищами. Он бегло окинул взглядом столовую и остановился на замерших при его виде дядюшке и тетушке.

– Господин и госпожа Фрей, я так полагаю?

Арктур уронил газету на стол. Жозефина растерянно кивнула. Судя по их реакции, они узнали пришедшего.

Пэгги и Кэтти смотрели на внезапного визитера с интересом. И только я – с непониманием.

Тот расплылся в дежурной улыбке.

– Глубоко извиняюсь за столь неожиданный визит. Но у меня срочное письмо чете Фрей.

Он протянул запечатанное вензелем послание.

– Пэгги, – севшим голосом произнесла тетушка. – Подай мне.

Дрожащими руками она вскрыла конверт и вытащила из него исписанный размашистым почерком лист бумаги. Несколько минут пристально читала. После чего передала письмо супругу. Он погрузился в чтение. Едва дочитал, как они напряженно переглянулись.

– Ваша светлость… – закатив подобострастно глаза, начала Жозефина.

Он отмахнулся.

– Ох, не нужно этих титулов. Мне вполне хватит советник Клойд. В конце концов, когда-то наши семьи были в хороших отношениях.

– Советник Клойд, – выдохнула тетушка. Грациозно поднялась. – Я бы попросила вас пройти с нами в кабинет и там обсудить письмо его величества.

Он кивнул и вместе с тетушкой и дядюшкой покинул столовую.

– Что происходит? – спросила я, проводив визитера взглядом.

Пэгги закатила глаза.

– У него на мундире эмблема рода Келл. И мама назвала его герцогом!

Я пожала плечами. Для меня были незнакомы как эмблема, так и титул герцога. Кто такие Келл? На мундир я и вовсе не смотрела. Я вообще на советника глаза не поднимала. А все потому, что он не спускал с меня пронзительного взгляда. Такого, от которого хотелось срочно сбежать из столовой. И чем, любопытно, я его так заинтересовала? Предчувствие ледяной волной окатило меня. Невесть сколько лет семья Фрей живет практически отшельниками, а после моего появления сам советник появился.

– Это нормально, что к вам в столовую вваливается советник?

– Он не просто советник! – округлила глаза Кэтти. – Он советник самого короля Келла и его двоюродный брат. – Она смущенно опустила глаза. – Очень симпатичный мужчина.

– Это ты просто симпатичных не видела, – хмыкнула Пэгги и, схватив со стола булочку, сунула в рот.

– Можно подумать, ты у нас ценительница мужской красоты, – в ответ фыркнула Кэтти, и обе засмеялись.

– Честно, у нас здесь редко когда бывают гости, – улыбаясь, ответила на мой вопрос Пэгги.

– А вернее никогда! – произнесла Кэтти без нотки сожаления. И тут же поинтересовалась: – А ты как думаешь, герцог Клойд симпатичный?

Я так не думала. Мало того, веселый спор сестер заставил меня снова вспомнить, что дома у меня остался жених. Я с трудом проглотила вставший в горле ком и постаралась улыбнуться. Девушки, учитывая их затворнический образ жизни, попросту не способны были понять, что уважаемый советник совсем не подходит им хотя бы по возрасту. Пэгги и Кэтти ему в дочери годились, если не во внучки. Да и красотой мужчина не блистал!

Дверь в столовую распахнулась. Заглянула горничная. Девушка полненькая, в коричневом платье и фартуке. На меня посмотрела строго.

– Вы закончили? Я уберу?

Кэтти и Пэгги встали. Я тоже поднялась.

Девушка спешно начала собирать посуду. А я направилась в свою комнату.

По пути меня догнала Жозефина.

– Миа! – По ее раскрасневшемуся лицу можно было сказать, что произошло нечто волнительное. – Идем со мной.

Ох, а я так надеялась, что меня приход советника не касается. И без него настроение хуже некуда. Плакать после ночи не могла, уже все выплакала. До сих пор в глазах как песок насыпан. Каяться? За что? Спрашивать у Бога – почему? Ответа не находилось. Требовать? У кого? У родственников, которые сами оказались в ситуации малозавидной? Разве они виноваты, что кто-то свыше решил и не посчитал нужным поинтересоваться, хочет ли кто из нас такие изменения в жизни? А после того как узнала, что мне все одна дорога – смерть, руки и вовсе опустились. Одного хотелось – быть дома. Если уж и умирать, то в кругу близких мне людей. Посмотреть им последний раз в глаза. Сказать, как я их люблю. Горько оттого, что меня и этого лишили.

Мы вошли в кабинет. Так я восприняла комнату. Здесь были стол и шкаф с книгами. Секретер у окна, пара кресел.

В одном из них сидел советник Клойд. Он с интересом на меня посмотрел, едва я вошла.

– Мадемуазель Миа Фрей, – представила меня Жозефина.

Я не знаю, что в таких случаях делают, просто кивнула, вызвав неодобрение на лице тетушки. Пусть. Мне все равно, как они здесь отнесутся к моей неделикатности. Я в гости не напрашивалась.

Дядюшка, находившийся за столом, постарался сгладить ситуацию.

– Племянница только прибыла, и она совсем не обучена этикету. – Тут же торопливо добавил: – Мы это исправим.

– Конечно-конечно, – словно болванчик, закивал герцог. – Что вы стоите, милая Миа? Проходите.

Я прошла и села в кресло. Жозефина продолжала стоять у входа, нервно теребя пальцы.

– Мадемуазель Миа, надеюсь, ваши тетя и дядя немного ввели вас в курс ваших дел.

Я молчаливо кивнула, еще не понимая, чего от меня хотят. Лицо советника расплылось в наигранной улыбке.

– Дело в том, что в сезон благословления светлой богини в королевстве Мэрион всегда проводится отбор девушек в невесты. В этом году в отборе будут учувствовать несколько представителей очень знатных родов. Это особая честь для такого мероприятия. Король, узнав о вашем возращении, приглашает вас на отбор в качестве претендентки.

Я нахмурилась. Как-то поразительно быстро у них связь работает.

Поднялась. Мне сейчас как раз о женихах и отборах думать осталось. Советник все больше раздражал. Пришлось сцепить руки, чтобы не показать, насколько меня возмутило его предложение.

– Извините, должна отказать. У меня есть жених. И я намереваюсь сделать все, чтобы вернуться к нему, – произнесла до ломоты в горле холодным тоном. – Мало того, насколько я понимаю, наш род отверженный, с чего бы королю вдруг желать видеть меня в претендентках у знатных семей? Или вы что-то недоговариваете, господин советник.

Последние слова я едва выдавила, напоровшись на умоляющий взгляд тетушки. Советник нервно откашлялся.

– Мадемуазель Миа, не стоит так резко реагировать. Мне понятно ваше настроение, но… То, что было разрушено, не стоит ворошить. Его величество искренне сожалеет о горячем поступке своего отца. Выйдя замуж за сына знатной семьи, вы сможете вернуть если не бывший титул своей семьи, то другой и положение в обществе. Поверьте или спросите ваших родственников: быть маркизой, графиней, в худшем случае баронессой в нашем мире куда лучше, чем простой селянкой в богом забытом поместье.

Я стояла, не сводя взгляда с тетушки. У меня от всего происходящего в ушах звон начался. Что они все от меня хотят? Я же смертница, не сегодня-завтра. Оставьте в покое! Раз уж домой я не могу попасть, то хотя бы дайте спокойно умереть! Что вам от меня надо? Как же хотелось все это выкрикнуть в лицо советника! Я с трудом проглотила дрожащие на кончике языка слова и вместо этого с несдержанным ехидством поинтересовалась:

– С чего вдруг король начал сожалеть о содеянном и какой-то неизвестной девушке?

Клойд посмотрел на дядюшку. Будто ожидая, что тот сможет на меня воздействовать. Арктур только плечами пожал.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»