Мои книги

0

Бесплатно

Академия порталов. Дракон за моей дверью. Книга 1

Текст
311
Отзывы
iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Академия порталов. Дракон за моей дверью. Книга 1
Академия порталов. Дракон за моей дверью. Книга 1
Аудиокнига
Читает Екатерина Хлыстова
249 
Подробнее
Академия порталов. Дракон за моей дверью. Книга 1
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Я стояла у порога, все еще не веря в происходящее. Нет, это не со мной. Со мной такого точно не может быть.

Что значит «мы расстались»?

Когда успели?

Еще утром я уходила на учебу, и ничто не намекало, что день закончится внезапным разрывом наших с Марком долгих и, по моему мнению, идущих к свадьбе отношений.

Но вот я стою у порога, не зная, что сказать и как реагировать.

Словно побитая собака, смотрю ему в глаза и не верю, что это происходит в действительности.

– Я собрал твои вещи, – стараясь избегать прямого взгляда, сказал Марк, ногой подвигая ко мне сумку.

За его спиной в глубине коридора маячила Ритка.

Хороша подруга.

И ведь я подозревала, но до последнего не желала верить.

От злости и обиды дрожали руки.

Как же хотелось вцепиться в Риткины кудри и выдернуть парочку белокурых локонов. Так, на память. Но путь мне преграждала фигура Марка.

– Куда я пойду? – выдавила срывающимся голосом, стараясь не расплакаться.

Уж кто-кто, а Ритка точно моих слез не увидит.

Марк растерянно пожал плечами, с какой-то надеждой оглянулся назад, на новую пассию. Она стояла, грозно смотря на него и явно выжидая. Марк повернулся ко мне, вздохнул и пожал плечами.

– У тебя же есть подруги, пока у них поживи. В конце концов, меня это уже не волнует, – сказал и торопливо закрыл дверь прямо передо мной. Мне показалось, что я услышала за ней облегченный вздох.

Дрожащими руками взялась за ручки и потянула сумку.

Упрашивать, умолять, унижаться – нет, это не мое. Переживу.

«Ты еще не знаешь, на кого меня променял!» – проговаривала про себя, пока волокла грохочущую колесиками сумку со ступеней. Ритка всегда слыла ветреной. Надолго ли её в этот раз хватит?

«А я не прощу. Никогда не прощу. Отольются еще кошке мышкины слезы».

Выскочила на улицу, прошагала по аллейке, свернула, прошла вдоль соседнего дома и остановилась, отчетливо поняв: а ведь идти мне и правда некуда.

Есть собственная однокомнатная квартира. Но там сейчас живут квартиранты, и оплатили они на три месяца вперед. Я их пустила, когда перебралась жить к Марку. Мама к тому времени уфертила с новым мужем жить в Голландию. И подруг у меня было – Люда и Рита. Люда сама снимала квартиру с парочкой девчонок с параллельного курса. А Ритка… При мысли о ней стало совсем обидно.

Я сделала еще пару шагов и приземлилась на лавочке у незнакомого мне подъезда.

Солнце уныло склонялось к закату, и его уходящие росчерки показались мне горестно-тоскливыми.

Слезы полились сами. От обиды, злости и чувства полной беспомощности.

Вот так бывает. Живешь, строишь планы, а потом в один момент оказываешься вечером на улице. И идти тебе некуда, и жить негде, и в свои неполные двадцать три ты отчетливо поняла, что такое, когда тебя предают те, кому ты больше всего доверяла.

Слезы бежали уже в два ручья. Я сидела, уткнувшись лицом в ладони, и просто плакала. Поэтому не услышала, как кто-то подошел и сел рядом.

– У вас что-то случилось?

Подняла голову и увидела сидящую рядом девушку. Очень симпатичную девушку с открытым дружелюбным лицом и глазами глубокого серого цвета. Вот только при всей доброжелательности выглядела она… необычно, если сказать мягко. Длинные русые волосы заложены в сложной прическе. Худощавый овал лица обрамляли лишь несколько выпадающих прядок. На руках и шее красовались огненные узоры: то ли цветное тату, то ли просто наклейки. Алое платье с глубоким декольте и чуть приспущенными короткими рукавами, не доходящими до локтя. Платье из шелкового материала, облегающее грудь и талию и спускающееся широкими фалдами на землю. Я такие платья только на картинках в журналах видела. Сразу видно – очень дорогое.

Оглянулась, может, рядом какое-то торжество проходит и девушка отошла от компании.

Но, как ни странно, рядом не было никого. Да и кто мог быть? Я как-то и не заметила, что уже совсем стемнело. А район был новым и малолюдным. Лишь фонари освещали пустые аллейки.

– У вас что-то случилось? – повторила девушка. – Я могу помочь?

Я несдержанно всхлипнула и покачала головой.

Чем она может помочь?

Хотя за сочувствие, конечно, спасибо.

– И все-таки, – настойчиво произнесла та. – Вы сидите здесь в одиночестве, с сумкой. Вам некуда идти?

Удивительная прозорливость. Я, не в состоянии что-либо сказать, просто кивнула.

Она покачала головой. Внимательно посмотрела на меня.

– Вам нравятся узоры на моих руках?

Я кивнула. Необычно, странно, но да, красиво.

Девушка радостно улыбнулась и уже совсем неожиданно произнесла:

– Вы можете пожить у меня.

От растерянности я плакать перестала. Не ослышалась ли? Совсем незнакомая мне девушка в необычном для обстановки наряде предлагает пожить у неё?

Она правильно расценила мой взгляд.

– Извините, я, наверное, странно выгляжу, и мое предложение тоже странное. Но, видите ли, я участвую в театральной группе, там совсем маленькие и неудобные раздевалки, а до ДК рукой подать, вот и решила дома переодеться.

Ага, наряд её, значит, вполне объясним. Но предложение незнакомки пожить у неё все еще необычно.

– Театр – это мое хобби, – продолжала незнакомка. – А вот работа занимает значительное время. Меня почти не бывает дома, возвращаюсь я поздно. Мне совсем не помешает квартирантка.

Я напряглась.

– Вы так свободно приглашаете в дом совершенно незнакомого человека? А если я у вас что-нибудь украду и сбегу?

Она мягко улыбнулась.

– Я так не думаю. Вы не похожи на воровку. А вот на человека, которому нужна помощь, очень даже похожи. Так как? Будете сидеть здесь и рыдать или все-таки согласитесь на мое предложение?

Я вытерла мокрые полоски на лице.

Девушка значительно приподняла брови.

– Вот и замечательно. – В её руках как-то незаметно появились ключи. – Меня зовут Дайна.

Я про себя удивилась необычному имени, а она уже торопливо говорила:

– Квартира номер сто сорок пять. Сами поднимитесь. Можете занять комнату, что возле зала. Она все равно пустует. Мне уже пора бежать. Вернусь, и мы познакомимся ближе, а если вы захотите, расскажете, что у вас случилось.

Она мягко вложила ключи мне в руку, не давая опомниться.

От её прикосновения у меня по пальцам словно разряды тока пробежали. Я охнула, посмотрела на руку. Ключи на обычной связке. Может, статика от металла?

Подняла голову, чтобы сказать неожиданной спасительнице «спасибо», но той уже не было.

Вернее, я успела заметить её быстро удаляющийся силуэт.

«Не очень вежливо уходить, не сказав “до свидания”, – вскользь подумала. – Хотя, может, и правда торопится».

Поежилась.

С заходом солнца на улице заметно похолодало, а я как пришла с работы в платьице чуть выше колена, так и сижу здесь.

Подхватила сумку и направилась в подъезд.

Была не была. Главное, сегодня мне будет где переночевать. А там решим.

Так я думала, пока поднималась по многочисленным ступеням.

Дом был пятиэтажный, и лифта в нем не предусматривалось. Квартира, конечно, оказалась на последнем, куда я поднялась, порядком запыхавшаяся.

На площадке тускло горела одинокая желтая лампочка.

Я вставила и провернула ключ в нижнем замке, потом в верхнем и вошла.

Пошарила по стене в поисках выключателя. Он оказался рядом. По коридору разлился приятный приглушенный свет из сиреневого бра на стене.

Обстановка была не сказать что шикарной.

Комод, шкаф с вешалкой очень старомодные. Зато обои дорогие, шелковые.

Я отставила сумку к стене и прошлась к кухне. Шариться по всем комнатам воспитание не позволяло. Да и устала я сильно. А еще после обильного слезоизлияния очень хотелось пить.

Кухонька оказалась небольшой и… Какой-то совсем необжитой.

В шкафу на стене я не нашла ни одной чашки или кружки. Не было здесь ни кастрюль, ни чайника, ни ложек, ни остальной кухонной утвари.

Я удивленно порыскала в остальных шкафах – здесь уже моя совесть молчала.

Кстати, холодильника в кухне тоже не было.

Я покрутилась, ничего не нашла, и пить мне пришлось прямо из-под крана.

Что ж, вполне возможно, Дайна, так она вроде назвалась, въехала в квартиру совсем недавно, еще не обжилась предметами быта.

Подумала так и направилась в комнатку, дверь в которую была чуть дальше кухонной.

Комнатка тоже оказалась небольшой, и, кроме кровати и стола, в ней не было ничего. Разве что шторы висели добротные, из плотной ткани, полностью прикрывающие все окно.

– Что ж, – обращаясь к пустоте, изрекла я, – сегодня ночуем здесь. Утро вечера мудренее.

Едва сказала, как ощутила жуткую усталость. Спать захотелось просто нестерпимо.

Ноги стали ватными, а веки словно налились свинцом.

Не раздеваясь, я так и плюхнулась на застеленную пушистым пледом койку.

А проснулась от странных звуков.

Вернее, даже не проснулась. Мне казалось, что я все еще нахожусь во сне, так как тело мое не желало слушаться. В голове стоял гул, и сквозь него доносились слова:

– Узы её приняли. Она видела их. Но я все-таки сомневаюсь.

Судя по голосу, в комнате находилась Дайна. И она точно с кем-то говорила.

Я через силу попробовала открыть глаза. У меня получилось. Вот только все вокруг виделось в мутной серебристой дымке.

– Что происходит? – попыталась сказать я и с ужасом поняла, что выдавливаю нечто совершенно нечленораздельное.

– Она приходит в себя! – В голосе хозяйки квартиры промелькнуло искреннее удивление. – Странно, так не должно быть. Нужно торопиться.

Я напрягла глаза, стараясь понять, к кому она обращается. Но, как ни пыталась, никого, кроме Дайны, в комнате не видела.

Я постаралась сфокусировать взгляд на ней. Хоть и в тумане, но силуэт девушки был довольно отчетлив. Настолько, что я смогла увидеть, что одета она уже в другое платье. И это платье… Точная копия того, в котором я пришла.

 

Да что копия?!

Это мое платье!

Эта мысль заставила меня разозлиться.

Я не разрешала брать свои вещи! Брать? Стоп, да я же была в нем. А… тогда в чем я?

Попыталась чуть приподняться.

Не получилось.

Скосила глаза и увидела рукав.

Алая дорогая материя.

О господи, да эта девушка сумасшедшая! Повезло же мне подселиться к маньячке!

Зачем она нарядилась в мою одежду, а меня одела в свою?

Страх начал расползаться, медленно окутывая мое сознание, виски запульсировали.

В следующий момент я увидела, как узоры на её груди и руках вспыхнули огнем и ожили, зашевелились.

Дайна начала что-то говорить, совершенно мне непонятное.

И… Мне стало не просто страшно, а жутко, с чувством полной нереальности происходящего. Будто я сплю и мне снится кошмар, но я не в состоянии ничего сделать или пошевелиться.

Узоры соскользнули по её рукам, взвились в воздух, устремляясь ко мне, и я ощутила, как зажгло мою грудь и руки. Огнем зажгло. Я пыталась кричать, но вырывался только хрипящий стон.

– Потерпи, милая, – донеслось до моего слуха. – И прости, если можешь. У меня нет выбора. А тебе все равно некуда идти. Может, так оно даже и лучше.

Я выгнулась дугой от пронзившей меня боли.

Тусклым отсветом мелькнули мысли.

«О чем она? Что она говорит?»

– Прощай, милая, – донеслось совсем тихо.

Дайна развернулась и пошла к двери.

«Стой! – беззвучно закричала я. – Стой! Что ты со мной делаешь?»

От напряжения у меня свело тело, выгнуло дугой, и я наконец смогла через силу, но сделать движение. Потом второе и третье. Перевернулась на кровати.

«Стой! Вернись! Объясни!» – голос не возвращался, и я просто шипела.

Ползком добралась до двери. Уперлась в неё руками, вставая, перенесла массу тела на стену, открыла дверь и рухнула в темный коридор.

Дверь за мной тут же захлопнулась с каким-то оглушающе громким звуком.

* * *

Через силу я заставила себя встать хотя бы на колени. И… мне показалось, что ощущаю чье-то присутствие. Не просто присутствие, а нечто огромное, давящее на сознание, дышащее мне в затылок. Очень тяжело дышащее.

От ужаса я забыла обо всем, постаралась отползти, поняла, что уперлась спиной во что-то…

Пощупала рукой.

Чешуйчатая дышащая стена.

Вот теперь ужас перерос в панику.

«Господи, позволь мне проснуться. Я хочу уже проснуться! Или хотя бы включите свет! Точно помню – выключатель где-то здесь, рядом, в коридоре».

Несколько раз я пыталась встать на трясущихся ногах, но те путались в длинной юбке платья, и я снова падала.

А потом кто-то очень тяжко вздохнул совсем рядом, и меня обхватила огромная лапища и поставила на ноги, а следом мне на ухо прошипели:

– Я понимаю, что вы не в восторге от замужества со мной. Но приходить на церемонию пьяной! Вы позорите славное имя вашей семьи.

«Что?!» – Я бы воскликнула это вслух, если бы язык меня слушался, а так просто прошипела невнятное: – Пш-ш-шо?!

Одновременно с этим где-то рядом гаркнуло:

– Леди Глинвейр, согласны ли вы стать женой графа Костоньера?

«Женой? Кого? Разбудите меня! Срочно меня разбудите!»

– Леди Глинвейр… – звучало где-то над головой.

Я медленно её подняла. Только для того, чтобы в возникшем синеватом свете луны различить огромную морду ящера, смотрящую на меня изумрудно-зелеными миндалевидными глазами.

Голова с интересом взирала на меня. Высокая костяная корона возвышалась чуть выше глаз, по бокам от неё виднелись остроконечные ушки. Все тело было покрыто чешуей.

Я стояла рядом с огромным ящером. Мы находились в огромной церковной зале. Длинные окна и стеклянный купол крыши пропускали лунный свет. Приглушенно горели свечи по всему периметру. А чуть дальше, на возвышающейся трибуне, стоял священник с книгой в руках. Он с неудовольствием взирал на меня.

– Леди Глинвейр, – повторил тонкими губами, – вы согласны стать женой…

«Всё, с меня хватит!» – протянуло мое сознание.

Дальше я не слышала, что там говорил священник.

И он, и зеленые миндалевидные глаза для меня померкли, ударило вспышкой лунное сияние, и все вокруг исчезло в чёрной-чёрной тьме.

Глава 2

– Вы живы? Леди? Вы живы?

Спросонья я не могла понять, кто ко мне обращается. Но зато хорошо ощущался запах лаванды и мяты. Такие любила моя мама и всегда добавляла в стирку ароматизаторы.

– Мама, – прошептала я, находясь в смутном полусознании, – мне снился жуткий сон, будто меня отдают замуж ящеру.

– Леди! – прозвучало испуганно. – Тише, леди! Не дай высшие, господин через расстояние услышит, что вы его ящером называете.

Сознание вернулось молниеносно.

Я тотчас пришла в себя.

Во-первых, маму практически не интересовало её быстро выросшее дитя. По крайней мере, она считала, что вполне хватает поздравлений с праздниками, чтобы знать, что у меня все в порядке.

Во-вторых, её просто не могло здесь быть. Она с любимым сейчас ест голландские сыры и запивает виски.

В-третьих, с каких пор ко мне обращаются «леди»?

Раскрыла глаза.

Пришлось проморгаться, чтобы по достоинству оценить продолжение моего кошмара. Я находилась в большой комнате. В распахнутое окно проникал солнечный свет. Тяжелые дорогие портьеры свисали до самого пола. Высоко над головой красовались деревянные потолки с узорами. Винтажная люстра со свечами. У стены напротив каменный камин. Чуть дальше огромное зеркало в витиеватой золотой раме. Еще дальше дверь с золотой окантовкой и ручкой. Комод. Широкая софа, тоже винтажная. Шкаф. Огромный высокий шкаф.

Очень странная обстановка.

Оглядела себя.

Я лежала на огромной кровати, прикрытая меховым пледом.

Или это не плед, а… Хорошо выделанная шкура неизвестного мне животного, при жизни бывшего белоснежным.

Я зажмурила глаза, ущипнула себя за руку.

«Ох, больно!»

Снова открыла глаза. Комната не изменилась.

А рядом с кроватью стояла растерянная девушка в синем строгом платье до пола. На голове красовался беленький чепчик, из-под него выбивались белоснежные локоны. Не просто блонд, а совсем белые, снег снежный, обрамляющий светлое личико.

Девушка с тревогой смотрела на меня. Неестественно синие, лазурные глаза выглядели испуганно.

– Где я? – шепнула я плохо слушающимися губами.

Девушка покачала головой.

– Леди совсем плохо. Вы явно не себе, – проговорила, поправляя на голове чепчик. – Я, пожалуй, вызову лекаря.

– Не нужно лекаря, – послышался молодой задорный голос.

Я повернулась на него.

В комнату впорхнула рыженькая курносая девчонка лет семнадцати с яркими зелеными глазами и кучей веснушек на щеках.

Шурша пышными юбками платья, она кинулась ко мне и, порывисто обняв, воскликнула:

– Дайна, дорогая, ты так напугала нас!

Приподняла голову, нахмурилась.

– Лайя, вы можете быть свободны. Я сама позабочусь о сестре.

Служанка отвесила поклон и удалилась.

А рыжая приподнялась и села на кровати. Взгляд её стал хмурым.

– Дая, ты что творишь? Весь двор в смятении – упасть в обморок при бракосочетании с графом! Ты всех испугала. А уж как переживал граф… Он отправил тебя домой. Но перед этим сказал, что тебе нужна помощь лекаря. И он готов подождать твоего выздоровления для продолжения церемонии. Но как он это сказал! У меня было чувство, что едва сдерживал ярость. Расскажи, что случилось у алтаря? Я стояла слишком далеко, чтобы хоть что-то понять.

Я ошарашенно смотрела на рыжую.

– Бракосочетание? С графом? Каким графом? Это вы про ящера?

Похоже, мой кошмар не собирается прерываться.

Рыжая напряглась.

Сузила глаза.

Минуту внимательно смотрела на меня, а в следующий момент вскочила и кинулась к двери.

Выглянула за нее и аккуратно, но плотно прикрыла. Повернула ручку, запирая. И только потом снова вернулась ко мне.

– Дая? – переспросила еще раз, но уже с любопытством в голосе. А после выпрямилась и уже удивленно воскликнула: – Неужели она это сделала?!

Нервно прошлась по комнате, закусывая губы и теребя пальцы.

– Ох, Дая, Дая, что же ты натворила!

– Кто, что натворил? Что я здесь делаю? – не выдержала я, откинула плед и села. С неудовольствием заметила, что облачена я в свободную белую рубаху почти до пят. И под рубахой, судя по всему, у меня ничего нет. От возмущения начало стучать в висках. – Мне кто-нибудь объяснит, где я и что происходит? И почему я одета в это?

Я порывисто встала с кровати и… Вместе со мной поднялось отражение в зеркале. Мое отражение. Только было оно совсем не моим.

Из зеркала на меня смотрела та самая девушка с серыми глазами и копной русых волос. Дайна – так представилась она, любезно предоставившая мне ночлег.

Я стояла в оцепенении, смотря на себя её глазами.

– Мамочка! – шепнула, понимая, что готова вот-вот расстаться с остатками разума. И уже громче, на выдохе воскликнула: – Это не я!

– Тише, тише! – Рыжая девчушка подскочила ко мне и схватила за руку. Начала испуганно озираться. – Успокойся. Конечно, это не ты! Я сейчас все объясню. Только без паники. Все равно теперь ни у тебя, ни у меня выхода нет. Мы обе должны молчать. Дая нас очень сильно подставила. И теперь нам нужно придумать, как хоть что-то исправить. Иначе… – Она вдохнула, с тоской посмотрев на меня. – Если кто-то узнает, что она себя подменила, а я знала и не сказала… – девушка нервно сглотнула, – нас обеих осудят в лучшем случае, в худшем – казнят.

Фраза о казни невесть где и невесть за что как-то сразу привела меня в себя.

И хотя я еще не могла поверить в происходящее, но позволила отвести себя к кровати и села.

Девчонка устроилась рядом.

– Меня зовут Саяра. Я младшая сестра Дайны. И я расскажу тебе, кто ты и как сюда попала. А потом будем решать, что делать.

Солнце уже уверенно шло к полудню, скрываясь за пиками высоких башен, когда моя собеседница, выдохнув, устало смолкла. Из её рассказа я узнала, что нахожусь в мире, наполненном магией, колдовством, существами, непривычными для нашего мира, такими как, например, служанка, которую я видела.

Она оборотень – песец.

«Так вот откуда небесно-голубые глаза и необычно белые волосы», – смекнула я.

Еще есть лисы, волки, эльфы, дроу, гоблины, тролли и другие.

Но на вершине всех стоят они – драконы, древние, сильнейшие, обладающие высшей магией.

А также есть люди, почти все они также обладают магией. По обыкновению, стихийной или бытовой, передающейся из поколения в поколение.

Имя этому миру – Альката.

Город, в котором я оказалась, – Эльна, столица южного государства.

Семья Дайны всегда владела двумя стихийными магиями – огня и воздуха.

Но, видимо, где-то произошел сбой.

Поговаривали, что прапрабабушка погуливала с заезжим военным магом. Вполне возможно, что так и было. Также как существовала вероятность, что он обладал довольно редкой магией, которая передалась аж через два поколения. Потому как у одной из дочерей Глинвейр в десять лет, наряду с основной стихией огня, открылся слабенький дар портальщицы.

Дар, необычный для семьи Глинвейр, да к тому же очень слабо выражался. Однако на Дайну он подействовал слишком сильно. Девочка начала грезить о других мирах, иных расах и путешествиях. И мечтала стать ходоком – портальщиком, странствующим в другие миры.

Зачастую она сутками не выходила из комнаты, пробуя построить мало-мальский портал.

Родители сначала терпели, а потом отец в строгой форме приказал выбросить чушь из головы. Ведь все знают: ходоки – в основном мужчины, и все они на военной службе короля. Так куда стремится девочка со своим крохотным даром?

В ходоки её точно не возьмут.

Да и не дело это для леди – по чужим мирам шляться.

Дайна плакала, пыталась убедить родителей, а потом… Вдруг как-то успокоилась. Стала послушно посещать местный приход, учить обычные науки, читать книжки. В последнее особенно ударилась. Целыми днями пропадала в библиотеке.

А через год, одной бессонной ночью, Саяра спустилась в кухню, чтобы незаметно от родителей разжиться едой. Последнее время матушка настаивала, что младшей дочери необходимо сдерживать себя в питании.

Но спать на полуголодный желудок совсем не получалось.

Вот и пришлось тайком красться в кухню.

Каково же было её удивление, когда, свернув в коридор их с сестрой этажа, она уловила едва пробивающийся в щелку серебристый свет под дверью Дайны.

В испуге забежала в комнату сестры, чуть не закричав «пожар», да так и смолкла, потеряв голос от увиденного.

 

Дайна стояла посреди комнаты.

В паре шагов от неё мерцал серебристый свет, имеющий образ овала. Словно огромное искаженное рябью зеркало. Дайна провела рукой, и рябь пропала, на месте неё открылась странная картина. В ней шли люди, дома были высокими, горели яркими огнями замысловатые вывески. Проносились странные существа, не похожие ни на одно животное Алькаты. Вместо ног у них были колеса, животные выли на проходящих через мостовую людей и моргали круглыми светящимися глазами.

– Дая, что это? – только и смогла выдавить пораженная Саяра.

Сестра повернулась. Лишь на миг в её глазах был испуг, но он сменился торжеством.

– Это другой мир, Сая. Совсем другой. И люди в нем другие. Таких миров тысячи. И все они отличаются друг от друга.

Саяра смотрела на другой мир огромными глазами, все еще не веря в увиденное.

– Дая, неужели ты смогла?!

Сестра улыбнулась.

– Только никому не говори. Я хочу стать путешественницей по мирам, ходоком. – Её глаза заблестели. – Мне осталось совсем немного. Я уже научилась строить порталы, важно только знать их координаты в плоскостях миров. Теперь осталось научиться строить в них ходы и тропы. Как только я смогу это сделать…

– Я не желаю ничего слышать, Дая! – в ужасе вскрикнула сестра. – Ты понимаешь, что не имеешь права просто взять и уйти из дома? О чем ты думаешь?

Дая отмахнулась. Уставилась в отражение другого мира и зачарованно прошептала:

– Мое предназначение не в этом мире.

Тут же повернулась, схватила сестру за руку и яростно прошептала:

– Никому не говори! Поклянись!

У Дайны так неистово горели глаза, что Саяра перепугалась и быстро кивнула.

– Клянусь.

Сколько раз после этого она разговаривала с сестрой, и не вспомнить.

А потом пришел тот самый день.

Дайна ворвалась в её комнату и с радостью сообщила:

– Я смогла! Я построила портал и путь. Я была в трех мирах! И вернулась! – Она заливисто засмеялась. – Они все такие разные, они…

В комнату постучали, и Дайна замолчала.

Вошел отец.

– О, я вижу, у вас хорошее настроение, мои девочки. Что ж, я подниму его еще больше.

Он улыбнулся в усы. Улыбка у него как всегда была добрая.

– Дайна, – лукаво посмотрел на старшую дочь, – помнишь, два месяца назад состоялся королевский прием, где я знакомил вас с вышей знатью?

Девочки переглянулись. Все знали такие приемы, когда родители выводили своих дочерей в свет. Обычно после них кто-то находил себе женихов.

Отец покрутил край уса.

– Радуйся, Дайна: тобой заинтересовался не кто-нибудь, а лично граф Костоньер. Вскоре его сыновья возвращаются из Арса. Граф желает заключить брачный союз одного из них с тобой.

Дайна изменилась в лице. У неё дрогнули губы. С трудом взяв себя в руки, она тяжело выдавила:

– Папочка, ты же сказал ему, что я пока не желаю замужества?

Улыбаться старший Глинвейр перестал, мгновенно став суровым.

– Что значит не желаешь? – холодно поинтересовался он. – Почти все леди твоего возраста уже замужем. И только я опекал и берег тебя, словно хрустальную вазу. Искал лучшее для тебя. И вот наконец самое выгодное предложение, какое только может быть. И что я слышу? Моя старшая дочь не желает замуж! Я сделаю вид, что ты мне этого не говорила.

– Что?! – Голос Дайны заметно задрожал. – Не хочешь же ты сказать…

– Хочу! – резко произнес обычно бывший мягким отец. – Мы уже договорились о дне свадьбы. Отказа не будет. Готовься.

Дайна закусила губу. В глазах её задрожали слезы отчаяния.

Отец сокрушенно покачал головой. Он еще никогда не был виновником слез собственной дочери.

– Ты бы хоть познакомилась с будущим женихом, а потом уж была так категорична. Давай устроим прием, как только мальчики вернутся. Поверь, это очень хорошая партия, – он говорил с гнетущим напряжением. – Я ведь забочусь о тебе. Не каждый день граф драконьего рода готов связать судьбу своего чада с человеческой.

– Интересно, за что мне такая привилегия?! – гневно выдохнула Дайна и кинулась вон из комнаты, на ходу бросив: – Я не желаю никакого знакомства, никакой свадьбы!

И впервые отец был непреклонен.

Его можно было понять. Драконы и правда нечасто женились на людях. И чаще это были действительно договорные браки с лучшими семьями Эльны, к которым и относились Глинвейры.

Папенька, лорд Жак Глинвейр – бывший советник прежнего короля Витана Ройса, который позже передал бразды правления своему сыну Алану Ройсу, а советника отправил на заслуженный отдых с прекрасным жалованием.

Маменька, леди Айлин Глинвейр, долгое время была одной из фрейлин бывшей королевы Лидики Ройс.

Так вот, вернемся к драконам. Бракосочетание с людьми было редкостью, и чаще всего это были браки по расчету.

Хотя пока еще не нашлось ни одной недовольной такой перспективой девушки.

Ходили слухи, что драконы идут на подобные союзы для очистки крови. Вроде как раз в определенное количество лет кровь обязательно должна смешиваться с кровью существа другой расы, чтобы не выгорать.

Правда это или нет, не знали, но факт оставался фактом. Одного из сыновей драконы обязательно женили на человеческой девушке.

Такова статистика.

К сожалению, с семьей Глинвейр все пошло не так.

Дайна отказалась знакомиться с будущим женихом.

Отцу пришлось отправить срочную весть о недомогании дочери, а после вести не слишком приятные переговоры со старшим графом Костоньером.

Он смог уверить того, что это даже лучше, примета есть такая хорошая: если жених видит невесту только в день свадьбы, то семья будет крепкой.

А дома отец устроил настоящий скандал Дайне.

Что он там говорил, никто точно не знал.

Домочадцы сидели внизу в столовой, напряженно слушая доносившиеся из кабинета крики. Ни разу еще до того дня отец ни на какого так не кричал.

А потом все стихло.

И очень долго было тихо.

Позже они спустились вместе с Дайной, и отец сказал, что та согласна выйти замуж.

Мама облегченно выдохнула.

А вот Саяра не поверила.

Ночью она пробралась в комнату сестры и застала ту за книгами по порталам.

Глаза Дайны лихорадочно горели.

– Ты правда согласилась выйти за сына графа Костоньера?

Сестра подняла взгляд на Саяру, и та испугалась.

Глаза Дайны горели безумием.

Она усмехнулась.

– Нет, сестренка. Я не намерена отступать от своих планов. Тем более я уже придумала все. Леди Дайна Глинвейр выйдет замуж. – В тот момент Саяра засомневалась в рассудке сестры. Особенно когда та добавила: – Но это буду не я!

Если бы тогда Саяре только могла прийти в голову мысль, что сестра решится на такое!

* * *

Мы сидели, смотря на скрывающийся за пиком солнечный диск. Лучики пробежали по черепице, и вокруг образовался ореол солнечного сияния.

– Решилась, – тоскливо сообщила я и тут же встрепенулась. – Но я не желаю выходить за ящера.

– Тш-ш-ш. – Испуганно глянула на меня девушка. – Не стоит называть графа ящером. Можно и на эшафот угодить. Давай лучше думать, что делать.

Она нервно поерзала на кровати и снова на меня посмотрела, но уже вопросительно.

– А ты точно уверена, что замуж не хочешь? Это в драконьем образе они пугающие, а в человеческой ипостаси вполне даже ничего. – И тут же торопливо добавила: – Я лично еще не видела сыновей графа, они только недавно прибыли из Арса. Мало того, нам так и не сообщили, за кого именно из трех тебя собирались выдать замуж. Это должно было быть оглашено всем гостям после церемонии. У нас так принято: выходит распорядитель свадьбы и объявляет, мол, такая-то теперь является женой такого-то. Но до этого момента ты не дотянула. А в драконьем образе все Костоньеры, на мой взгляд, одинаковы. После выхода из церкви он должен был обратиться в человека, встать на колено и, поцеловав твою руку, произнести клятву верности. А потом птиц в небо запускать и радужные фонари. Красивая церемония. Но мы её даже не начали. Стоило прилететь будущему жениху, а священнослужителю просто спросить еще даже не в рамках церемонии, а для уверенности: согласна ли ты, как… – Она вздохнула. – Гости, стоявшие за церковью, были просто шокированы, увидев, как дракон уносит тебя обратно в наш замок. Позже вышел распорядитель свадьбы и объявил о переносе в связи с твоим внезапным плохим самочувствием. – Она с грустью посмотрела на меня. – Граф принес тебя в отчий дом. Но скоро лорд вернется узнать о твоем самочувствии.

Я глянула на Саяру испуганно. Она схватила меня за руку и торопливо зашептала:

– Ты не можешь здесь задерживаться. Строй портал и возвращайся домой. Там найди себя и заставь Дайну снова поменять вас.

Я нервно – сжала её ладонь.

– Может быть, найти Дайну в собственном мире у меня есть маленький шанс. Но построить портал!.. Я понятия не имею, как это делать.

Саяра нахмурилась.

– Понятия не имеешь?

Я покачала головой.

– Я вообще впервые о реально существующей магии сейчас от тебя услышала. В нашем мире магии нет!

Саяра моргнула, потом еще раз.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»