3 книги в месяц за 299 

Голые заплатки. СтихиТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Иллюстратор Максим Салтыков

© Наталья Метелица, 2020

© Максим Салтыков, иллюстрации, 2020

ISBN 978-5-4498-2163-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Дорогие читатели!

В данную книгу вошли стихотворения 2019—2020 гг., не вместившиеся в предыдущий сборник («Стихи – для тишины…» – https://ridero.ru/books/slova_dlya_tishiny/), хотя некоторые из них мною нарочно продублированы: то есть встречаются в обеих книжках.

Помимо недавних, включены также избранные стихи (в основном о любви), написанные немного или значительно раньше. Качество их разнится, но зато остается частью моего прошлого.

Стихи 2019—2020 гг. публикуются без указания даты. Иллюстрации не привязаны строго к конкретному произведению.

В будущем планирую издать еще книгу, в которой соберу тексты, не вошедшие в 1 и 2 книгу.

Спасибо за ваш выбор!

И приятного чтения!

СТИХИ

Сильная боль однажды доходит до такой точки усталости, безразличия и разочарования, за которой поэзия в человеке перестает быть даже стихами.

Бессвязное

 
Я не связываю мир в единое.
Я живу на крапинках сознания.
Крапинки не дружат с дисциплиною,
Хоть и для себя же наказание.
 
 
Куколка бесполой биологии
Выкрала примерить душу женщины.
Сватаны все крапинки убогому:
Разум на бессмыслице ожененный…
 

Но?

 
Наступает день, когда стихами
Говорить дороже, чем дышать.
Буквам тесно в грамотной пижаме.
Но пижама требует на «пять».
 
 
Много исключений есть из правил.
Но себя исправить – исключить…
Я пыталась… Но в моем уставе
Все законы требуют причин
Для преступной грамоты тщеславий.
 

Друг для друга

 
Прикоснуться – а не можешь.
Друг для друга – миражи.
Чья с тобой сегодня кожа?
Не стесняйся…
ублажи…
 
 
Ночь простит тебя за это.
Я ей правду не скажу.
Пусть любая – но согрета.
Долг уступит
платежу.
 
 
Много взять – уже не выйдет.
Ты и сам согреться рад.
Руки-ноги перевиты.
А душа с душою —
ад.
……
Кожа – это слишком мало,
если сердце – для другой.
Ночь не злится: я сказала,
что ты – рядышком…
Душой.
 

Танцующий ветер

 
Танцующий ветер хотел быть двуногим.
Ходить по земле, где танцует любовь.
Связать воедино две разных дороги —
на скорости тоже любой.
 
 
Никто не поймёт, если шаг не умеет
с твоим совпадать, где и сам не ходок.
Я буду в себе!.. Здесь и танец смелее —
хотя и остался без ног…
 

Сны

 
Странная радость – гулять под дождями.
Мокрые мысли – под мокрой одеждой.
Раньше случалось – но было ли прежде?
Если же было, то – с нами ли?
Снами?
 
 
Стало всё проще сегодня и странно:
Мы научились гулять в одиночку.
Помня, как дождь нам запомниться хочет
Мокрыми нами —
из чьих-то романов…
 

не-мы

 
Мой голос не ложился в эти ноты.
Ключи ржавели, но пытались ждать
Мелодию бездомного полёта,
Который стал о нотах забывать,
 
 
Но мимо находил не меньше смысла —
И даже научил себя молчать
На высоте, где голос и разбился,
Дав успокоиться родным ключам.
 
2020

Чужое

 
Стены бесцветной погоды.
Крыша чужого дождя.
Кто-то забыл у кого-то
Жизнь, до судьбы не дойдя.
 
 
Комната чьих-то инструкций
К миру, которого нет.
Только слова и смеются
Всем заблуждениям вслед.
 
 
Скошено небо до крыши.
Стёрты свиданья до стен.
В чьей голове этот нищий
Замысел щедрых подмен?!…
 

Лёгкая

 
Лёгкая – если ложиться без мыслей.
Мысли тебе оставляю на память.
Может, на несколько жизней и хватит,
Если сумеешь осилить те жизни.
 
 
Я же пока отосплюсь – если можно.
(Видишь, как мало мне нужно для счастья?)
Главное – больше в тебя не влюбляться.
Разве что капелькой.
И – не подкожно…
 

На губах не тот рисунок

 
На губах не тот рисунок —
Холод линий изнутри…
 
 
Оголённый
 лёд безумий
 
 
В слове
заживо горит…
 

Проходит

 
Проходит время. Взгляд со стороны
всё делает понятно-безутешным.
Прочитан позвоночник вдоль спины,
но будто поперёк… и без одежды,
которая вчера считалась ею,
а может, и была… —
не в этом суть.
А в том, что я пока ещё умею,
увидев разницу, —
её не упрекнуть…
 

Моему читателю

 
Это уже не стихи – это только  молитвы,
что успеваешь подумать, не вспомнив слова.
Если их где-то читают, то, значит, едва
тень различая от букв, что без звука обриты
до полупризрачных смыслов невидимых строк.
Как же вам то удается?.. – понять их
                       и  в и д е т ь?!..
 
 
Ваш милосердный талант —
ангел чутких  наитий —
чувствовать мой
не доживший
до голоса
слог.
 

Не угождаю

 
Не угождаю
стиль другой примерить.
Заставить удивляться —
и тэ. дэ.
Ведь главное —
понятной быть
для зверя,
что одичал,
но всё-таки —
эстет.
 

Нараспашку

Максу Салтыкову


 
Ты гуляешь в словах нараспашку.
Им давно наплевать на сезон.
А я просто лечила свой кашель,
Хоть и кутала мысль в капюшон.
 
 
Нужно просто идти по морозу.
Голос должен быть голым всегда.
А я снова трусиха – и мёрзну,
Забывая, что вся – изо льда…
 

Понимать необязательно

 
Все рисунки сплетаются в рану живую.
Каждый жест тишины ищет смысл под рукой,
И молчащая боль раздирает всухую
Не готовый к молчанью покой.
 
 
Те рисунки нельзя обозначить цветами,
Деформируя радуг весенний разгул, —
Ведь рисунки мои ночью шрамами стали,
Без которых я спать не могу.
 
 
Цвет бывает без слов. И страданье – без крика.
Даже если и хочется красить слова.
Незнакомое знанье абсурдно до мига,
Где и знатный мыслитель – болван.
 

Как ни назови

 
Много пройдено
взаправду —
Мало пройдено
всерьез.
Шла мелодия
крылатой —
Знать о крыльях
не пришлось.
 

Не бойся

 
Не бойся…
Это ведь вначале
Бояться принято. Потом,
Что с сахаром, что без, – для чая
Без разницы – когда весь дом
Осиротел.
Нет ни ребенка.
Ни просто как-нибудь родных.
И дом чужой. И дождь по окнам.
И ты играешь в лишь бы стих.
Уже не важно, есть ли завтра.
Уже бояться – жалко сил.
 
 
Мой милый Бог…  Вернись обратно
На землю, что недолюбил…
 

Спички

 
Не получается из этих спичек
ни домика, ни буйного костра,
и коробок в ладонях истеричных
ломается вдоль левого ребра.
 
 
Ненужная кастрация деревьев
замызгана в давно ненужный след,
и, может быть, гореть – еще не время,
да строить – поздно.
ДА – длиною в НЕТ.
 

Лицемерие правдивости

 
Мне некого и нечего стыдиться
в раздаче самых правильных ошибок.
Я, может быть, меняла только лица,
но не души очаг, – из красных ниток
вывязывая карту женских ран.
И было мне теплее в шерсти зверя,
когда просилась в душу чья-то дрянь,
глаза которой верным псом смотрели.
 
2018

Моему любимому разрушителю

 
Ты слышишь?
Я с тобой.
У всех причалов
гудят мои большие корабли,
как будто ты и есть
земли Начало,
Но я противлюсь этому!..
В пыли
всегда роскошнее цветок
трусливый,
которому в саду —
укор других,
ДОСТОЙНЫХ сада!
Как же вы красивы —
но Я такая маленькая
в миг,
когда вы рядом —
и когда с тобою.
Мне нужный —
но не гордости моей!
Нет!
Не гудит!
То просто ветер воет,
забивший голову
мечтами кораблей!
 
2017

Дыхание зари

Если когда-нибудь станет неважным,

 

что мы любили на грешной земле,

пусть этот мир оригами отважным

к новому миру успеет взлететь.


 
Пыль золотая ночного кострища
Плечи мои на рассвете томит.
Сделай огонь моей памяти тише.
Пусть отдыхает, поспит.
 
 
Сделай зарю новолунною фразой —
Чтобы молчали и свет, и слова.
Я в темноте узнаЮ тебя сразу —
Запах и сон целовать.
 
 
Я – твоя кожа, одетая в кожу.
Как тебе в теле моем поутру?
Мне в твоем теле все муки дороже.
Спи… Я еще погорю…
 
2017

Бегство

 
Дыханья нет.
Июльский вечер.
Пытка.
Горячей ватой небо над душой.
А ты играл.
Натянут голос скрипки —
и разрезает ветром душный зной.
Рука горела льдом.
Холодный разум
берёг тебя от власти женских губ,
а музыка твоя,
щитом алмазным,
спасала от нее…
Ты был с ней груб
лишь оттого, что нежным быть боялся.
Себя боялся – если рядом с ней.
И прятался в изящный флёр —
грусть вальса,
обманывая вихрь своих страстей.
Отыграно.
Осенний зной на ветках.
В груди – иные воздух и душа.
И музыка крошилась – как таблетка,
Не стоя без любимой ни гроша.
 
2017

какая разница

 
какая разница уже
где новый день берет минуты
где точка требует свиданья
с началом будущей строки
 
 
когда в растраченной душе
ни босоногий ни обутый
ни расколдованный ни тайный
не найден смысл
а пустяки
и так сойдут
за подаянье
 

И что же нам…

 
И что же нам осталось?.. Как бы вечер.
И как бы ночь. Чужая – для чужих.
Уже раздеты, а укрыться – нечем.
Уже дописано, а всё – не стих.
 
 
Притворщики… живущие под боком…
Мы как бы есть. Но лучше бы и нет.
На чёрный день строгаем как бы строки.
И прячем друг от друга их сюжет.
 
 
Судьбу не угадаешь, не изгадив.
Но мы ведь для чего-то ждали ночь?!
Скажи: а твой сюжет для нас
не жаден?
хотя бы чуточку…
 
 
Проститься —
но помочь.
 

Круг, или Это было в будущем

До встречи… где-нибудь…


 
Это было, когда забудутся
все обиды, печали, горести,
поменяем на завтра новости,
по-другому друг в друга
влюбимся.
Или даже почти похожими
на почти забытые радости
мы вернемся к своей усталости
друг от друга.
 
 
И вспомнить
сможем.
 
2018

Иллюзии

 
В этой пытке мало боли.
В этой боли мало нас.
Нам с тобой и не позволят
Поиграться в пересказ
Не написанных историй,
Лишь бы выдумать любовь…
Сколько высосано вздора
Из стоя’щих криво слов…
 

И в чём смысл?

 
Твоё касание дороже
Любой фантазии… но жизнь
И дарит счастье, и его же
Вмиг обесценивает… Смысл
Лишён и разума, и кожи.
 

Чужая память

 
Не помню правила… – и чья-то часть меня
не соглашается с моей же правдой:
Я высеваю поле среди сада —
ОНА перелопатит семена
на неизвестность – в самом центре зримых
и очевидных знаний бытия;
но кто-то помнит боль мою, – шутя,
и смех – в чужом хранилище надрыва.
Чужие руки пишут мой портрет,
раскидывая сети ограждений
в письме инерционного движенья —
и присылая мне пустой конверт.
 

Самообман

 
Дышится – как будто поздний вечер
С летом разговаривал о снеге,
Что давно заждался в человеке
Самого июльского тепла.
 
 
Если изнутри войти в морозы,
О которых внешнее не знает, —
Значит, это исповедь сквозная
Раненую душу берегла
 
 
Для того, кто главное увидит, —
Бинтовать несказанное слово,
Что и быть молчащим не готово,
Если близкий спросит:
– Как дела?
 
 
Если да кабы…  Спасайся малым.
Близкие бывают и хитрее:
Будто и вошли, и обогрели,
А постель… —
подстилка из стекла.
 

Мечты в законе

 
Размечтались.
Познакомились.
Даже будто влюблены.
Переспали. Узаконили.
Быт. Привычка. Не верны.
 
 
В детской лучик света мается
Сорванцом невинных снов.
Мама с папой объясняются.
Не в любви.
Закон суров.

Отмечталось.
Сны закончились.
Незнакомцы. Трепачи.
Сыновьями или дочками
Плачут лунные лучи…
 

Грим-масса пустоты

 
Гримаса ветреной погоды
была достойна отраженья
внутри меня… —
где все уроды
преображались в вдохновенье.
 
 
Стихи рождались из стихии…
(Или она рождалась в слове?)
Я внутрь смотрела, —
но глухие
в меня смотрели.
Мир условен…
 

Разодранно-неразбираемый

Внесезонное


 
И полночь половину не нашла.
Мятежной провокацией порядка
Ложился первый снег. И вся земля
Точеными штрихами стала гладкой
И целостной внутри разломных ран.
.…
Из каждого деления на звенья
Слагается сплоченный монолит.
А я все клеточки в одно мгновенье
Сгребаю. А мгновенье год болит,
Не зная ни частей, ни половины.
 
2018

Тик-так

 
Тихой полночью всё превращается в голос.
Даже если для сказок закончился бал.
В честном мире любая молчащая новость
Громче грязного крика. По стенке стучал
Циферблат изнутри, – мысли тратя по кругу.
Звуки рвали свой слух на абсурдный раздрай.
Разве мир в тишине не молчаньем напуган,
Если слышать, как жизнь умирает вчера?
 

Призраки

Всё лучшее свалило в мёртвый сон.

Реальность обесточена – и точно

не хочет выражаться, – выйдя вон,

хотя и там живою быть не хочет.


 
Мигает огонёк внутри сети.
Контрольный выстрел был уже излишен.
Встречаемся в районе десяти.
Два призрака не помнят слов, но пишут,
надеясь даже мёртвое спасти,
в котором все живые станут ближе…
 

Уплывают…

 
Уплывают лодочки в море.
А стоять – заскучало днище.
Руки-вёсла объятия ищут.
Сольный
танец в красивом миноре.
 
 
Нет свидетелей или хозяев.
(Человек покоряет город,
Суетой до хребта распорот.)
Вёсла в руки себя и взяли.
 
 
Самому иногда и легче
И скучать, и пройти три моря.
И свободней ложатся узоры,
Где бессмысленны всякие речи.
 
2017

Всё сама

Вот сделаюсь старше —

и перестану

в ладошки ловить

голубые туманы.


 
Было. Ни много ни мало.
Ладонь и ладошка.
Сама и разжала,
просыпав немножко —
от счастья простого
простую застежку.
 
2017

Пролилась

 
Вот шепот вкусный
в ладонях тает.
Вон на болоте пугает волка
Корявый окрик
больной гортани:
«Отдай мой шепот!
И впредь не трогай.
Вкусней не будет.
Не пачкай руки.
Не умещаюсь в ладонях мокрых…»
Какая нынче зима в округе!
Всё тает быстро.
И всё без проку.
И горький шепот уже
не нужен
На этой встрече
зимы – с весною.
А дрожь сбивалась
в комок синюшный.
Чтоб руки помнили…
Но —
с другою.
 
2018

Это будет

 
Это будет не скоро:
по сто первому разу
нам придется по кругу
треугольник пройти
и, царапая раны
раздраженных фантазий,
затеряться изгоем
в самом долгом пути.
В одиночестве проще
осознать все причины,
по которым людей
дрессируют слегка.
Мы с тобой заслужили,
чтобы нас разлучили
и отправили в Вечность —
друг друга искать…
Но однажды ты вздрогнешь
от горячего ветра:
это мысли устанут
себя охлаждать;
в кружевном мире слов
не померкнут ответы,
потому что вопросы
растратят свой яд.
Это будет не скоро
(если вымолим сбыться),
и, устав от дороги,
устанем от чувств.
Сколько нужно свободы,
чтобы снова влюбиться,
но иначе изведать
те же души на вкус!..
 

Самоубийцы

 
На восходе никто никого не узнает.
Будет новая роль рассуждать о былом, —
Выходя из себя, как из брошенных зданий,
Ненавидя свой собственный дом.
 
 
Разворованный стыд станет тем и почётней.
Арендован кирпич для чужого себя.
А долги перед детством?!..
Раздать кирпичом ли? —
Даже кукольный домик губя…
 
 
Изнутри обветшают цветные рисунки.
Карандаш измалюет весь мякиш нутра.
Человек навсегда затерялся в науке
Красить мир из чужого ведра…
 

Непродажное

Грубым дается радость,

Нежным дается печаль.

С. Есенин

 
Небо сталь разливает тучами.
Кто-то нежный всю нежность им жертвует.
А грубее – значит, живучее:
Швы прошиты стальными нервами.
 
 
Всё по бартеру получается.
Каждый ищет, чем душу вытравить,
Если сам в себе не вмещается
Между правдой своей да играми.
 
2018

«…И будут мои синицы…»

 
…И будут мои синицы
твоим журавлям не пара…
И выйдет в окно – вошедший
в раскрытые двери день…
И новым вернётся свет,
разбившийся на тротуаре
во имя родных рассветов
уснувших в чужом гнезде…
 

А больше и незачем

 
А больше и незачем…
Каждый из нас
остался в своём заблужденье.
Наверное, вместе бывает лишь раз.
А дальше – блуждание тени
по кругу… – ища повторенье любви,
которая ж и з н ь ю  казалась.
Повтор за повтором… —
а не оживить
влюбленных в свою же
усталость…
 

Ненормальные

 
Зима растащит по сновиденьям
Все тайны нашего недосыпа.
Не будет смысла искать границы,
Где смысл теряется в волшебстве.
 
 
А нам с тобой все равно, в чьи вены
Вплетаться вымыслом, чтоб рассыпать
Крик одиночества по страницам —
И успокоиться в голове…
 

Не каюсь я! Зачем такие сцены…

 
Не каюсь я! Зачем такие сцены,
Что собирают массами зевак…
Я прожила не с теми и не так,
Артерии запутывала в вены —
И начиналась заново!.. Но ведь
И это для чего-то было нужно —
Душевный хлам упаковать наружно
И собственной потерей овдоветь…
 

Где-нибудь…

 
Не будет правды. Она лукава
всегда в какой-то нелепой точке.
И нерожденный тогда сыночек
сегодня тоже со мной… Руками
соприкасаясь  в ином пространстве,
где всё возможно в душевном «здесь я»,
два беспокойства – в одном «надейся…»
 
 
А правда? Бог с ней.
Не разобраться.
 

Знак надежды

 
На Заречной – давно уж не в моде.
У весны извращен антураж.
И чужие идеи в народе.
И народ сам – чужой Бумбараш.
 
 
За любимых деремся несмело.
За продажных отвесим вдвойне.
И болото не жалуют стрелы.
И стрелкИ не стремятся к жене.
 
 
Под богатой обтяжкою – ветошь.
На колесах – начальственный зад.
На Заречной не в моде.
Но где-то ж
многоточия в окна летят?…
 
2018

Без Сегодня

 
В моем потолке
не вмещается больше
ни дня,
И взгляд расширяет границы
души и пространства.
За белой чертою
мир чудился
зеркалом сна.
А проще —
такой же «константою
непостоянства».
 
 
Вчера не хотелось гулять, потому что
ты рядом был —
весь.
И миг не смущался быть вечностью,
веря в нее.
Душа расслабляла
насильно накаченный пресс.
И взгляд не искал потолка,
внутрь тебя
растворен.
 
 
Сегодня глазам было больно
искать новый день.
Сегодня и не было…
Не умещалось в сознанье.
Вчерашняя вера сужалась
до камерных стен.
И взгляд отрекался
пытать
по частям мирозданье,
Когда нет единственно нужных
в палитре замен,
подмен ли, измен… —
а всё тот же душок
от названий.
 
2018

Ни при чём

 
В нашем ли доме звучали те песни?
В нашем ли доме о том?
Мысли тяжелой душою не взвесить.
Значит, они ни при чём.
 
 
То ли душа наполнялась дождями.
То ли рассудок дождём.
Тело бродило в свободной пижаме,
Пряча себя на потом.
 
 
Кончились разом часы в батарейках.
Стены шатались молчком.
Кончилось время внутри человека.
Стал человек ни при чём.
 
 
Дождь уводил себя в новую осень.
Осень искала свой дом.
Где-то кого-нибудь кто-то да спросит.
Спросится.
В доме
Ином.
 

За чертой

 
Мы будем где-то – в стране бессмыслий —
друг друга помнить, почти не помня.
Свершатся наши земные жизни,
и Ангел крылья свои уронит,
закончив труд наставлений верных,
и скажет Богу: «Всё, что сумел я…»,
и мы, не зная, кто будет первым
прощаться с миром из «para bellum»,
простим заранее
з а б ы в а н и е
короткой памяти в черной Вечности,
что нас растащит на расстояние
чужих приютов бесчеловечности…
 
2018

Не такая!

 
А мне пропадать – до мозга?!
Быть частью твоих чертей —
Изрезанная на полоски
Тугим языком страстей?!
 
 
Зачем?! Что мне делать такою,
Что после – противна себе?
Я лучше!.. Я просто с тобою
Кипящая мука в мольбе!

Рассвет – на дрожащих лапах.
Вправляю покрепче хребет.
С тобой – остается мой запах.
Со мной – мой рассудок и свет.
 
2017

Наше не наше

 
Вот уже и осень наша
Стала чьим-то декабрем.
В каждой буковке пустячной
Чью-то заповедь блюдем.
 
 
Хоть кому-то пригодились
Наши ночи ни о чем.
А теперь и дни – в немилость,
Если холодно вдвоем.
 
 
На чужом плече лежала.
Вдох на выдохе чужом.
У судьбы нет книги жалоб.
Откупилась декабрем.
 
 
Даже чье-то может значить
Больше, нежели свое.
Осень кончилась, а плачет,
Будто мы еще живем…
 

Молчу

 
Не скажу, что люблю,
не скажу, что забыла.
Тянет прыгнуть – поверить, что смерть —
для других!
А на дне —
закипают сердито чернила —
Словно выдоен намертво каждый мой стих.
Я бы рада тебе на краю – как в начале.
Я бы даже любила – когда б не жена.
Так – чтоб даже столы в твоем доме скучали,
Ожидая, когда их погладит спина.
Чтобы буквы твои – твоих
стихоТворений
Убегали из слов – чтоб искать мои сны!
Я б вливала себя в твои рифмы и
вены
И текла грешной лаской вдоль сильной спины…

Я тебе не сказала.
ЗАЧЕМ тебе правда?!
Правда – это что голубь, разбитый в окне!
Я тебя всегда жду.
Я тебе всегда рада.
И забуду забыть.
Как и ты —
обо мне.
 
2015

Одинаковые

 
Может, это такая исповедь —
всю себя прятать в смех задористый
и, скрывая надежно новости,
быть лисою с другими лисами.
 
 
Если это такая проповедь —
для себя, собираясь с силами,
то неважно уже, простила ли
я тебя, кто прошелся в обуви
 
 
по моим еле вымытым праздникам,
где травили другие, смелые,
да трусливые – если сделали
по-шаблонному,
одинаково.
 
март 2018

Не родная

 
Если ты мой родной человек,
то и родина тоже.
Я рождалась в тебе
из Великого Хаоса, где
каждый в тысячу раз невесомее —
но многосложней,
успевая быть разным и всеми.
Нигде —
и везде.
В этом Хаосе вечном с тобой мы
единое Нечто.
Существуя —
и не существуя в отдельном.
И я
отделялась —
примерить в тебе существо человечье.
Ты по-прежнему Хаосом был,
но уже – без меня.
Я хотела понять, кто ты есть,
если видеть снаружи.
Я хотела увидеть  с е б я —
без смешения  н а с.
Ты мне даже казался теперь
многозначней и лучше.
Хоть и был вперемешку с другими.
Космический вальс…
Я желала тебя человеком.
Но ты отказался —
и в разверзнутой Сути остался
божественно мудр.
Всё подвластно тебе,
ведь порядком заведует Хаос.
А в моем беспорядке
закончен осмысленный труд.
 

Трехстишия. Не путать с хокку

 
Достал из сердца
Чужую мудрость.
Пошёл на рынок.
 
 
Какое счастье —
Не знать, что прежде
Ты был счастливей…
 
 
Уходит каждый,
Кто милосерден
Уйти к другому.
 
 
На дне бокала
Лежало нечто,
Ничто готовя.
 
 
Жизнь потерялась,
Боясь не смерти,
А человека…
 

Добровольные самообманы, или Прочти, когда уйду

 
Будет память не та, что ты хочешь
Или думаешь, что к ней готов.
Станет вечер для вечера ложью,
Где вернуться назад невозможно,
А вперед?.. Там страна дураков
Не для нас. Это было бы просто.
Не другие обманом ведут —
МЫ!.. Любви, заплетая косы,
Ей под сердце ту ложь – пусть носит
И родит что-нибудь…
Расплетут…
 
 
Обмануться – привычно и сладко…
Одурачиться щедрым «авось»,
Будто сунул себе эту взятку
(Благо, если одну шоколадку,
А не сказку до призрачных звезд!).
 
 
Заманить снова ДУШУ уставом,
Что привыкнешь – и стерпится… Ложь
Возвратится за новым товаром —
ТЕЛО тратишь с чужими… – и даром —
И любви от иллюзии ждешь.
 
 
Будет день. Или вечер. Ты вспомнишь,
Как пытался себя изогнуть,
Как старалась тебе быть хорошей —
Поры гроздьями выплелись в кожу,
Мокрый рот забывал отдохнуть…
 
 
Ты хотел той любви, но не правды,
Что свобода дороже страстей
И чужие мечты и зарплаты
Нам не станут своими когда-то,
Если время всей жизни длинней!
 
 
Не сошлось! Я была бы и рада
Обмануться еще и еще,
Снова пачкаться в кровь винограда,
Будто в этом сама виновата.
Да и пусть. Был и – вышел. Ушел…
 
 
Видишь, я не спорю ведь даже,
Что хотела в той сказке пожить,
Но приходит расплатой ОДНАЖДЫ,
Где себя потеряешь поклажей,
Чтоб кому-то собой угодить.
 
 
Не хочу! Да и ты не желаешь
Притворяться, что сможешь другим
Стать кому-то… Вдруг мил и всезнающ,
Словно мастер сверхчувственных клавиш, —
Но себя маскируя в лжегрим.
 
 
Забираем себя у другого —
И рассадим по разным углам.
Только знаешь… однажды ты снова
Пожелаешь любви бестолковой
И поверишь в её пополам.
 
 
Может, даже «вскучнёшь» ненароком,
Сам себя обругав за позор,
И почувствуешь, как одиноко,
Если нет этой муки под боком, —
Но зато ни игрок, ни позёр.
 
 
Поздравляю! Обоих. С потерей,
С обретеньем свободы родной!
Запирай крепче зимние двери,
Чтоб никто в их тепло не поверил
И не мучил-/
СЯ
Рядом с тобой!
 
2016
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»