3 книги в месяц за 299 

Многогранники любвиТекст

iOSAndroidWindows Phone
Куда отправить ссылку на приложение?
Не закрывайте это окно, пока не введёте код в мобильном устройстве
ПовторитьСсылка отправлена
Отметить прочитанной
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Зимним вечером с высоты птичьего полета город напоминает переливающуюся всеми цветами радуги елочную гирлянду. Искрясь разноцветной россыпью рекламы, причудливыми бликами фонарей и огненными переливами автомобильных фар, новогодние улицы, как и спешащие по ним люди, переполнены томительным ожиданием праздничного застолья. Кто из нас в детстве, любуясь ярким одеянием разлапистых елей, не замирал от счастья в предчувствии грядущего волшебства? Феи прилавков всего за одну ночь превращали заурядные торговые залы в блистающее мишурой дивное царство. Вдыхая головокружительный аромат хвои, мы восторженно замирали у входа в эту колдовскую империю, подступы к которой были уставлены несметными горами подарков и золотисто-рыжих мандарин. Добровольно покинуть манкий игрушечный рай было невероятно сложно, и взрослым приходилось проявлять чудеса изобретательности, чтобы нейтрализовать своих зачарованных чад без видимых для семейного бюджета потерь. Став родителями, мы с легким сердцем впустили в этот ошеломительный мир собственную ребятню, стыдливо умолчав, что ожидание рождественской сказки и сегодня заставляет трепетать наши сердца едва ли не в большей степени, чем на заре туманной юности. В ожидании чуда нет-нет, да и замедлишь шаг у роскошных бутиков, мысленно аплодируя забавным па Санта Клаусов в их витринах…

Извивающаяся потешной змейкой вьюга хороводилась где-то под крышами многоэтажек, беззастенчиво заглядывая в разрисованные стужей окна, но, влекомая порывами легкомысленного ветра, стремительно упорхнула в объятия очередных приключений. Невесомые снежные хлопья плавно кружились в свете уличных фонарей, а из притихших квартир за их пленительным танцем с грустью наблюдали сияющие парадным убранством загадочные лесные красавицы, заполняя пространство вокруг благовонием хвои. В преддверии торжества лица сосредоточенных горожан были переполнены какой-то особой значимостью. Проказник-мороз, томясь от безделья, заигрывал с прохожими, автографом оставляя на их щеках фирменный румянец. Неизбежно приближаясь к полуночи, часы, казалось, ускоряли свой бесконечный бег.

Снег потешно щекотал нос. Настя смахнула его с лица и протянула вперед точеные ладошки, будто с неба летели не пушинки, а кристаллы из самоцветов. Глядя на нее, сгорбленный старичок мечтательно улыбнулся. Эта девушка в расписной дубленке с пушистыми волосами цвета переспелого льна, выбивающимися из-под повязанной поверх них алой накидки, сосредоточенно изучающая замысловатый узор снежинок, на мгновение вернула его в счастливую довоенную юность. А болтающиеся на резинках узорчатые варежки, безошибочно выдающие провинциальную принадлежность своей очаровательной хозяйки, напомнили его собственную возлюбленную. Во всей этой предпраздничной суете юная странница была, пожалуй, единственной, кто никуда не торопился. Поглощенная своим занятием барышня не сразу заметила, что ее плотным кольцом окружила компания молодых людей. Неброский с виду парень, приложив к губам палец, разом установил тишину и засмотрелся на таинственную незнакомку. В излишне суетливой Москве он впервые столкнулся со столь откровенной непосредственностью. «Чую, заарканит она нашего Ваньку, – вздохнул за спиной лидера вихрастый коротышка, но по-дружески протянул руку помощи: – Украсьте собою наш праздник, Снегурочка!» Иван в знак благодарности кивнул приятелю и перехватил инициативу: «Милая леди, а не встретить ли нам Новый год вместе?» Прелестницу огорошило подобное предложение, но, прочитав на лицах студенческой братии миролюбивый настрой, она кротко улыбнулась: «Благодарю за приглашение, джентльмены, но этот вечер уже обещан другим». Озадаченный отказом поклонник сник. «Другим», а не другому», – вернул его к жизни шепот одного из друзей. Подсказка возымела действие. Иван артистично расправил плечи и, пытаясь привлечь к себе внимание, перешел на язык пантомимы. Жестом распахнув куртку, он плавно «извлек» на всеобщее обозрение сердце. Едва не упорхнув, оно вдруг прониклось чувственной энергетикой хозяина и нежно затрепетало в его надежных руках. Чмокнув на прощание виртуальный пульсирующий комочек, юноша осторожно переложил его в озябшую ладошку заинтригованной собеседницы. В ее глазах мелькнуло неподдельное сострадание. Настя даже в шутку не могла позволить бесхозному органу замерзнуть вот так бесславно. Чуть стушевавшись, она тотчас же подключилась к игре. И вот уже реанимированное сердце отчаянно трепещет в нежном кулачке его смущенной обладательницы. Мило щурясь, свободной рукой девушка осторожно согревает его теплом своего дыхания, едва слышно нашептывая, вероятно, весьма значимые слова. Озорная молодежь, слегка озадаченная сентиментальным порывом лицедея, хором озвучивает трепетное биение невидимого для чужих глаз «мотора», приводя прохожих в недоумение и замешательство. «Не передумали насчет Нового года? – с надеждой уточнил «артист» и, склонив в поклоне голову, учтиво представился. – Иван». С хорошенького личика незнакомки исчезло подобие улыбки. Приятели сочувственно переглянулись и поочередно откланялись. Втайне полагая, что знакомство все же получит продолжение, Иван артистично вернул сердце на полагающееся ему место, но, не уловив даже намека на ответную симпатию, бросился вдогонку за друзьями. «С Новым вас годом, Снегурочка!» – прощаясь, выкрикнул он, растворяясь в сумраке переулка.

Настя не ответила и даже не обернулась. Ища глазами вход в метро, она безуспешно пыталась разминуться с коляской молодой мамаши, раненой птицей, мечущейся у входа в ресторан быстрого питания. Болезненный взгляд и скромная одежда женщины выдавали крайнюю нужду. Девушка хотела протянуть страдалице руку помощи, но та, словно загипнотизированная, прильнула к стеклу. Настя проследила за ее напряженным взглядом и оторопела. По залу, сканируя содержимое оставленных на столе подносов, бродила опрятная лет пяти девочка славянской внешности. Тоскливо рассматривая воздушные шары, игрушки и яркие упаковки для еды в руках сверстников, малышка сжимала в ладошке несколько пакетиков сахара и баночку соуса. Беззаботно жующая публика вела себя по-разному. Единицы из сострадания предлагали голодному ребенку угощение. Шепча в ответ слова благодарности, девчушка складывала дары в детскую сумочку и стремительно шла вперед. Основная же масса посетителей равнодушно жевала, не тяготясь присутствием побирушки. Заприметив на одном из столов недоеденную картошку и забытый пирожок, девочка жадно затолкала их в рот. Расфуфыренная девица брезгливо сморщилась и визгливо потребовала в зал менеджера. Предчувствуя финал, пожилой мужчина протянул девочке новенькую сторублевку и подтолкнул к выходу. Обескураженная Настя покосилась на мамашу. Та, глотая слезы, смотрела на дочь с нескрываемой болью. Испуг в ее глазах выдавал нешуточное горе. Светясь от радости, кроха вприпрыжку мчалась по улице, размахивая над головой похрустывающей на ветру купюрой. Благодарно прижав малышку к себе, мать захлебнулась в приступе кашля. Губы наблюдавшей за этой сценой Насти беспомощно задрожали. С трудом справившись с волнением, она лихорадочно нащупала в сумочке кошелек. Ни просить, ни получать милостыню кормящая мать не была готова и при виде подати стремительно ускорила шаг. Одной рукой она напористо толкала коляску, другой волочила за собой дочь, ножки которой от быстрой ходьбы вязли в снежном месиве.

Потрясенная до глубины души Настя долго не могла найти спуск в переход. Борясь с волнением, она беспомощно смотрела вслед стремительно удаляющейся троице. У самого входа в метро ее нагнал запыхавшийся Иван. Скользя по отполированному до блеска льду, он едва держался на ногах, хватаясь то за фонарный столб, то за девичий локоток. Полагая, что молодой человек продолжает дурачиться, барышня нахмурилась.

– Вижу, вы не только талантливый мим, но и клоун. Случаем, не из цирковых?

– Чистой воды технарь, – переведя дух, открестился тот, пропуская выходящих из подземки людей. – Но чудеса уважаю. Вернулся уточнить ваше имя.

– Стоит ли? – находясь в плену недавних впечатлений, усомнилась девушка.

– Уж не откажите в любезности, если это, конечно, не государственная тайна.

– И даже не секрет. Меня зовут Настя.

– Прямо как в сказке: Иван да Настенька.

Невесомые снежинки кружевной вязью роились над головой девушки, покрывая то и дело сползающую шаль замысловатыми узорами. Иван не сумел справиться с искушением и, не спрашивая на то позволения, поправил головной убор собеседницы, невзначай или намеренно коснувшись россыпи ее воздушных волос. Барышня густо покраснела и как-то по-детски отпрыгнула в сторону. Боясь, что она ускользнет так же внезапно, как и появилась, молодой человек интуитивно шагнул следом.

– Надеюсь, в вашем тридевятом царстве не препятствуют мобильной связи? Мы бы могли созвониться и встретиться, к примеру, завтра, часов эдак…

– Не тратьте понапрасну ваше драгоценное время, – сухо оборвала девушка.

Обескураженный столь резким отказом поклонник не сразу нашелся, что ответить. Пытаясь разминуться с ним, Настя шагнула в сторону. Внезапно за спиной Ивана материализовалась элегантная полупрозрачная Фея. Ее великолепную прическу скрывал капюшон роскошного мехового манто, под которым угадывалось восхитительное бальное платье. ««Крестная»», – с восторгом прошептала очарованная девушка. Укоризненно улыбнувшись, волшебница взмахнула серебристой палочкой с крошечной яркой звездочкой вместо наконечника и протянула Насте унизанную драгоценными перстнями ладонь, поверх которой из лунных бликов прямо на глазах изумленной барышни сложилась очаровательная хрустальная туфелька. Заинтригованная финалом подопечная интуитивно потянулась к нерукотворному чуду, но оно в мгновение ока обернулось изящным роем пушистых снежинок. Иван оглянулся, пытаясь определить, что или кто вызвал в его собеседнице столь живой интерес, но не заметил ничего примечательного. «С вами все в порядке?» – растерянно уточнил он. «Не могу вспомнить, откуда мне знакомо лицо этой прекрасной дамы», – задумчиво призналась Настя. Иван снова обернулся, но так никого и не заметил. Не желая расставаться, он предложил:

 

– Не можете завтра, давайте встретимся позже. Признаться, я и сам буду в отъезде.

– Вынуждена вас разочаровать – я в Москве проездом, всего на пару часов.

– Может, поделитесь номером своего мобильника?

– А мне это баловство без надобности!

Тотальное невезение едва не выбило почву под ногами Ивана. Собрав в кулак остаток воли, он попытался отшутиться:

– Сожалею, что ваша галактика пренебрегает данным видом связи, – и совсем уж от безысходности предложил: – Есть подкупающее своей новизной предложение: обменяться адресами! Мой космолет прибудет в любой уголок Вселенной за считанные часы.

– Мне милее сказочные гуси-лебеди или ковер-самолет, – выкрикнула барышня, растворяясь в плотном пассажиропотоке.

«Ва-ня! Ва-ня!» – нетерпеливо скандировали из-за угла приятели. Парень проводил беглянку прощальным взглядом и нехотя поплелся им навстречу. Внезапный порыв ледяного ветра едва не сбил его с ног. Втянув голову в плечи, молодой человек поднял воротник и сунул озябшие ладони в карманы. Искрящийся минутой назад мир разом погрузился во мрак: девушка его мечты – а Иван не сомневался, что Настя именно из этой категории – к его великому сожалению, не оставила ни малейшего шанса на удачное продолжение разговора. Впервые отважившись на уличное знакомство, он получил решительный отказ. Остатки настроения улетучились вместе с незнакомкой. Ну и о каком празднике теперь могла идти речь?!

Вопреки разгулявшейся непогоде город не унывал. Праздничное настроение витало в воздухе и стремительно набирало обороты. В витринах фешенебельных магазинов вокруг искусственных елок за компанию с отечественными зайками-мишками водили хороводы малообаятельные заграничные персонажи. Казалось, в нарастающей праздничной феерии мелькало и кружилось все живое и сущее. По тротуарам сновали люди, увешенные красочными новогодними пакетами. Бегущая строка огромного табло ослепительно сверкающей в свете неоновых реклам многоэтажки ежеминутно предупреждала, что до встречи Нового года осталось чуть меньше пяти часов.

Из автоматически отворяющихся дверей известного торгового центра статные молодцы в ярких комбинезонах бережно вынесли разнаряженную до умопомрачения ель, несколько десятков ярко упакованных свертков и ловко загрузили в безразмерный багажник дорогущего внедорожника, услужливо распахнув перед владельцем дверцу авто. С сияющими от распирающей их собственной значимости лицами бригада застыла в надежде на достойное вознаграждение и не ошиблась в своих ожиданиях – состоятельный гражданин, небрежно швырнув на сидение барсетку, отвалил щедрые чаевые. Выпорхнувшая из полутемной арки востроглазая старушка в старомодной шали поверх шапки-таблетки при виде внушительной пачки денежных купюр потеряла дар речи и спешно перекрестилась. Бизнесмен учтиво поприветствовал ее и с готовностью отстегнул пару новеньких пятисоток: «Прими, мамаша, от души! С Новым годом тебя». Сунув подаяние в изрядно потрепанную муфту, осчастливленная пенсионерка с разинутым от удивления ртом спешно засеменила к бакалее. Спустя несколько секунд она осторожно выглянула из дверей и, убедившись, что деньги у нее никто отнимать не собирается, выпалила на одном дыхании: «Благодарствуй, сынок! Дай бог тебе здоровья и достатка!» Осоловевший от собственного величия толстяк пробасил в ответ что-то вроде «…и тебе не хворать, старая!», ловко запрыгнул в авто, и величественно процедил водителю: «На Николину гору!»

Настя перебежала на противоположную сторону улицы и на мгновение застыла перед манекенами на витрине. Скользя пальцем по влажной глади стекла, она обводила силуэты новомодных изысков, с удивлением заметив, что те до неприличия безвкусны. Даже продавщицы бутика, по ее мнению, были одеты с куда большей фантазией и изяществом. Рядом с девушкой неуклюже топтался заметно подуставший мужчина в куцем колпаке и изрядно поношенной курточке Санта Клауса. Кивнув на соседний обувной салон, над входом в который серебристыми лампочками был выложен контур элегантной дамской туфельки, он попытался привлечь внимание прохожих подшофе:

Заходи скорей, народ,

Примеряй ботинки,

Покупай под Новый год

Обувь за полтинник.

Метнувшись к Насте, зазывала пригласил ее внутрь, но девушка решительно обогнула его, резко прибавив шаг. Заметив толпу зевак, мужчина бросился им навстречу, громко выкрикнув нехитрый слоган, но был остановлен грозным взглядом одного из прохожих. Затоварившаяся на дармовщинку старушенция выпорхнула из соседнего магазина с переполненным пакетом и связкой бубликов поверх видавшей виды шубейки и, вслушавшись в незамысловатые вирши Санта Клауса, с вызовом прокомментировала: «У вас за полтинник и шнурков-то не купишь, Дед Мороз хренов». Мужик не на шутку разобиделся и в запале наклонился к газонному сугробу, а когда выпрямился, был отброшен ударом снежного кома в лицо прямо к окнам своей торговой точки. Он взвыл от боли и досады, а бабка, отряхнув прохудившиеся рукавицы, подхватила увесистые пожитки и резво засеменила к подворотне. От неминуемой мести ее спасла притормозившая у магазина элегантная иномарка. С пассажирского сидения степенно шагнул статный мужчина лет тридцати в брендовом пальто нараспашку. Его густая цвета вороньего крыла шевелюра резко контрастировала с белоснежным, тончайшей работы атласным шарфом. Точеное лицо покупателя было до неприятия слащавым и демонически притягательным одновременно. Проводив взглядом пенсионерку, он бросил взгляд на взъерошенного зазывалу и ехидно прокомментировал:

– А бабуся-то еще тот снайпер.

– Карга она старая! Шапокляк проклятая! – с досадой выпалил лицедей, стряхивая с лица снег, но, спохватившись, вежливо пригласил: – Господин хороший, не проходите мимо! В нашем магазине вы найдете самый лучший подарок для своей возлюбленной!

– А если таковой нет?

– Как пить дать, появится! – с готовностью заверил Санта Клаус. – Сегодня ведь особенная ночь! Купите новинку сезона – туфельки для Золушки – и убедитесь, что без чудес не обойдется. К этой обуви девушка обязательно найдется! – удачно срифмовал он.

Незнакомец недоверчиво усмехнулся, но возражать не стал. Входные двери бутика плавно распахнулись перед ним, окатив стойким запахом натуральной кожи. Продавщицы в костюмах Снегурочек, профессиональным взглядом оценив достаток клиента, услужливо бросились к нему с дежурными словами приветствия.

– Заглянув к нам, Вы сделали правильный выбор! – кокетливо улыбнулась блондинка.

– Я пока ничего не выбрал, – остудил ее пыл гость, задерживая взгляд на оленьей упряжке, в санях которой были выставлены новинки сезона.

Девушки безмолвно двинулись следом, но потенциальный покупатель деловым жестом остановил их. Блондинка обиженно хмыкнула, вернувшись к кассовому аппарату. Брюнетка схватила кусок бархата и принялась нервно полировать попавшие под руку лакированные ботильоны. Из кармана посетителя донеслась популярная мелодия. Он небрежно извлек мобильник и упрекнул невидимого собеседника:

– Стас, только ведь расстались!

– Забыл шепнуть, дружище, что у Никуши на тебя особые планы. Кстати, ты где?

– Надо думать, в Лапландии, – любуясь собственным отражением в стеклянных глазах оленя, задумчиво произнес Вадим.

– Я серьезно.

– Я тоже.

– Короче, на карнавале жди сюрприза. С тебя презент.

– Кому из вас?

– Прекрасной незнакомке, – многозначительно хихикнул Стас и уже менторским тоном заметил. – Своим пристрастиям к виски я не изменяю. Как, впрочем, и женщинам.

Вадиму захотелось выдать в ответ что-нибудь колкое, но он вдруг заметил кружевную подушечку в центре саней и неожиданно для себя замер на полуслове. Переливаясь всеми цветами радуги, из небольшой бархатной коробочки выглядывала миниатюрная хрустальная туфелька. От захлестнувшей его волны нежности даже защипало в глазах: чудная вещица была точь-в-точь похожа на ту, из детства. Казалось, школьные годы давно канули в Лету, а память нет-нет, да и полыхнет пепелищем первой любви.

– Ты чего завис? – посетовали из трубки. – Э-эй, есть кто на связи?

– Дух Казановы! – огрызнулся Вадим.

– Надеюсь, она не блондинка? – настороженно предположил Стас.

– А хоть бы и так.

– Не наступай дважды на одни и те же грабли!

– Забей!

– Как обычно, 90-60-90?

– Скорее Дюймовочка, – с вызовом интриговал сердцеед.

– Вадик, это уже статья.

– Не парься – я о туфельке. Хрустальной.

– На кой она тебе? Золушки нынче не в моде.

Вадим сунул телефон в карман и потянулся к башмачку. Невзначай рукав его пальто коснулся бархатного постамента, на котором покоилось хрустальное совершенство. Туфелька слегка накренилась и медленно поползла вниз. Как и двадцать лет назад, эта коварная вещица упорно избегала его рук.

Глава 2

Окна трехэтажного здания банка с громким, у всех на слуху названием, красноречиво свидетельствующим об имперских замашках его влиятельного владельца, стремительно гасли одно за другим. Резные массивные двери то и дело выталкивали наружу очередную порцию поеживающихся от холода клерков. У запасного входа соседней конторы припарковалась «Газель» с логотипом одного из модных ресторанов. Из нее ловко выпрыгнули спорые парни в униформе и принялись за разгрузку многочисленных лотков и подносов. Наблюдая за слаженной работой грузчиков, Стас покосился на огромные настенные часы над входом, швырнул мобильник на стол и по привычке заглянул в экран монитора, отслеживая последние изменения биржевого курса. В уголках его губ вспыхнула удовлетворенная улыбка. Что ни говори, а этот год для него завершался более чем удачно. Заветная должность начальника отдела, занять которую некогда не позволила ставленница одного из учредителей банка, внезапно опустела – девица обаяла более щедрого покровителя и упорхнула в офис одной из его многочисленных нефтяных вотчин. За спиной Стаса никогда не было всемогущих или именитых предков, но знаний и честолюбия хватало на дюжину носителей звонких имен. Жизнь доказала, что школьная золотая медаль и красный диплом престижного вуза – далеко не веский аргумент даже в непринужденном споре. В мире, где все решают родственные связи и телефонное право, требовались иные протекции. Это везунчику Вадиму фортуна улыбнулась в момент рождения, послав папу-дипломата и мать-актрису. Ему, сыну наладчика и почтовой служащей, пришлось изрядно попотеть, прежде чем удача перестала поворачиваться к нему пресловутой пятой точкой.

За пять лет службы в банке компанейский и обаятельный Стас научился не только заводить деловые связи с нужными людьми, но и заручился поддержкой либерального крыла в руководстве. После пары-тройки профессионально проведенных операций он попал в поле зрения своих опытных коллег, а заодно узнал от пытавшихся переманить его конкурентов собственную цену, но в силу природного прагматизма в стан соперников не переметнулся. А тут как нельзя кстати подоспело знакомство с Вероникой. Этот, на первый взгляд, гадкий утенок звезд с неба не хватал и по поводу карьеры не заморачивался – прочно стоящий на ногах отец в свое время пристроил неказистое дитятко в штат к давнему приятелю. Довольно скоро симпатия девушки переросла в более серьезное чувство. Понимая, сколь крепки ее тылы, Стас приложил массу усилий, чтобы в максимально короткий срок окончательно вскружить коллеге голову. Рецепт – проще пареной репы: капельку внимания, чуток такта, пара-тройка походов в ночные клубы и кинотеатры, плюс цветы, сладости и немного тоски в прощальном взгляде – и вот уже доверчивая подруга не чает в нем души. Родители не стали чинить препятствий прозябающей в девицах кровиночке. Наведя необходимые справки и проговорив с потенциальным женихом пять часов кряду, не последний в своей звонкой фракции депутат Государственной Думы стал активно покровительствовать потенциальному зятю. Вероятнее всего, вспомнил себя в юности. Так в судьбе вчерашнего провинциала замаячила устойчивая столичная перспектива. Жизнь потихоньку налаживалась. Днем ранее была поставлена точка и в дате бракосочетания. Заметный оптимизм вселял так же размер жилплощади невесты, уверенно перешагнувший за сотню квадратных метров. Скромный штамп о прописке внутри Садового кольца резко повышал рейтинг престижности его счастливого обладателя. А когда будущее столь радужно, можно почить на лаврах. Но ни в коем случае – не расслабляться. Рождественский недельный тур в одну из экзотических стран на свой вкус выбрала Вероника. Стас не стал возражать. Его родители – мировые старики. Свое позднее и единственное чадо они всегда понимали с полуслова и длительное отсутствие в отчем доме оправдывали вечной занятостью. Тем более что вскоре сын обещал познакомить их со своей избранницей. При мысли о доме Стас зевнул и, отключив компьютер, перевел взгляд на раскрасневшуюся подругу. Почувствовав это, девушка положила косметичку на стол, скрестила пальцы в изящный замочек и игриво потянулась.

 

– Ну? – не оборачиваясь, томно промурлыкала она.

– Что угодно моей королеве? – уточнил Стас, массируя плечи невесты.

– Нашему высочеству угодно знать, как отреагировал Вадим? – прижавшись щекой к его гладкой ладони, нежно улыбнулась рыжеволосая пассия.

– Без энтузиазма, – откровенно признался кавалер. – Я и сам не в восторге от твоей затеи. Думаю, шансов у Лики – ноль целых, ноль десятых. Кстати, где ее черти носят?

– У стилиста. Хочет быть во всеоружии, чтобы Вадим забыл ее последний закидон.

– Насколько я в курсе, речь идет об официально зарегистрированном браке, – педантично поправил приятель. – Давай называть ее многоходовочки своими именами.

– Стасик! – девушка капризно надула губки. – Ты ничегошеньки не понимаешь в женской логике: Лика всего-навсего хотела подстегнуть Вадьку сделать ей предложение, но слегка переборщила. А лжесынок БАБа воспользовался ее неопытностью и обвел вокруг пальца. Наплел, что он первенец в студенческом браке папаши.

– Оказавшись запасным водителем его бывшего компаньона! – самодовольно подытожил приятель. – Я всегда знал, что Лика – никудышный аналитик. С ее-то хваткой и не просечь, что мифический отец отчего-то не обеспечил любимое чадо элитными апартаментами и навороченным авто? Где это видано: сын Березовского – на съемной квартире вместо особняка на Рублевке? И смех, и грех! – Стас присел в кресло напротив.

– В Аркашкином смартфоне фоток яхты и роскошной виллы было больше, чем контактов! А на какой тачке он колесил?! Таких пяток на всю столицу!

– То-то и оно. Чем строить из себя крутышку, вызубрила бы имена их владельцев! На кой сыну олигарха пускать пыль в глаза какими-то там фотками? Не проще ли щегольнуть самим имуществом? Короче, прокололась твоя Лика по всем статьям. Так и не научилась думать головой. Предпочитает делать это совсем другим местом. И при случае не упускает возможность шепнуть про своего могущественного «папашу»…

– Тише! – оглянулась на дверь барышня. – Она может услышать и обидится.

– А мне по чесноку. Эти двое стоят друг друга! Одна ставила силки на сына олигарха, другой охотился за дочкой министра! В итоге – оба в пролете.

– А я – в шоке. Так лопухнуться! Она ведь людей насквозь видит.

– Да у нее в глазах одна «зелень». Только в Аркашкином огороде бабла не настрижешь – гол, как сокол. Имей Лика в башке хоть пару извилин, давно бы просекла, с какого перепуга мил друг тихарит от нее свой особнячок и где тусуется с утра до ночи!

– Заливал про виллу на Ривьере. А в столичном пентхаусе, вроде как, вечный холостяцкий бардак. Мол-де, пашет, как вол, днюет и ночует в командировках!

– Балда твоя Лика! Много ты знаешь вкалывающих детей олигархов? В биографии БАБа сына отродясь не было. Он больше по девочкам специализировался.

– А фамилия? А отчество? – заупрямилась девица. – Лика, не будь дурой, первым делом проверила паспорт. Аркадий Борисович Березовский собственной персоной.

– А Интернет на что? В «Одноклассниках» лапшу на уши вешать? У самой Лики вон тоже соответствующие ФИО. Сегодня сменить фамилию – раз плюнуть. Запишут хоть Ротшильдом, хоть Бен Ладеном.

– Все равно он – подлец!

– Но каков гусь! Твоей Лике не мешало бы вместо гламурных журналов читать классику. Гоголевского «Ревизора» на худой конец. Курс школьной программы, кстати.

– Школу, к слову, она с золотой медалью закончила. И в универе была лучше других.

– Лучше всех она задом на Тверской вертела. Ее «неопытность» из области фантастики.

– Лика не такая! – возмутилась подруга.

– То есть не по вызову? – примиряюще уточнил Стас, посылая воздушный поцелуй. – И откуда только у папы-парламентария столь наивная дочь? Лисичка Лика в момент приняла правила столичной игры и в силу своей «начитанности» быстро переместилась в разряд элитных прости… – встретившись глазами с девушкой, он поумерил свой пыл. – Прости… за прямоту: тогда многие подрабатывали эскорт-услугами. Вадиму она, кстати, досталась в наследство от прежнего управляющего.

– А тебя он чем облагодетельствовал?! – вспыхнула Вероника.

– Не того полета я птица, чтобы меня замечать, – откровенно признался бойфренд.

– Бедненький мой, – чмокнула его в щеку девушка и обнадежила: – Отыграешься в два счета: папа считает, что очень скоро твоего расположения начнут искать многие коллеги.

В глазах Стаса вспыхнула искорка торжества. Он расправил плечи, ощутив за спиной едва ли не шелест крыльев, стремительно притянул девушку к себе, нежно посмотрел ей в глаза и страстно поцеловал. Ника чувственно облизала пухлые губы и достала помаду.

– К чертям собачьим стерву Лику! Обсудим лучше наши планы.

– У нас и так все в шоколаде, – подкрасив губы, покосилась пассия. – А вот Лику жалко – с годами часики тикают все быстрее.

– Хорошо, что твою Лику ушли из банка: как специалист, она – ноль. Твоей подруге надо быть скромнее в запросах и не гоняться за отпрысками миллиардеров. Синица в руках – многим надежнее журавля. Вот ты у меня это понимаешь.

– Мне казалось, босс был в восторге от работы Лики, – закинула удочку Вероника, незаметно направив зеркальце на лицо возлюбленного.

– Он был в восторге от длины ее ног, – небрежно отмахнулся Стас.

– А ты? – напряглась собеседница.

– А меня вполне устраивают твои ножки, – чмокнул ее в темечко жених. – Босс никогда не простит твоей подружке Вадьку – наш приятель ходит у него в любимчиках.

– Ты на что это намекаешь? – брови Вероники удивленно поползли вверх.

– Исключительно на деловые качества. Ориентация у «деда» традиционная.

– Лика только сейчас поняла, что ошиблась, – сочувственно вздохнула барышня. – Между прочим, все осознала и искренне хочет вернуться.

– В банк ей путь заказан. Однозначно! – отрезал избранник. – В моем аналитическом отделе вакансий для нее нет и не предвидится. А Вадим, на мой взгляд, давно перегорел.

– Ой ли? Такая любовь цепляет на всю жизнь!

– Хватит ждать! – вскочил Стас. – Если шеф объявил маскарад, значит, без костюмов нас никто не впустит. Через полчаса в прокатной конторе тоже сделают ноги – в конце концов, Новый год для всех. Мне оно надо – отдуваться за опоздание? Хватит последней бузы с вашей дурацкой библиотекой.

– Так и знала, что помянешь! – вспыхнула от обиды Вероника. – Вы с Вадиком сами затеяли эту чертову благотворительную акцию. В вашу Тмутаракань книг уже лет сто не завозили. Библиотека давно требовались приличные поступления.

– Ключевое слово – приличные. А что вы им навязали? Боевики и эротику!

– Ну, почему же, – нахмурила лоб пассия. – Там были и детективы, и стихи, и полезные советы. Даже справочная литература имелась.

– Инструкция по сборке самодельных взрывных устройств, к примеру. Так сказать, пособие для террористов. И словарь юных националистов в придачу.

– Да, я дура, что доверилась Гарику! А этот урод решил выручить родную тетку и впарил нам все ее залежи. Но ваша сумасшедшая тоже хороша! Нет бы – поблагодарить, примчалась с претензиями. Интеллигентка рафинированная! Провинциалка задрипанная!

– А с какой радости ей нас благодарить? Девушка работает в публичной библиотеке, а не в публичном доме. А это, как говорят в Одессе, две большие разницы.

– Ребята, не ссорьтесь. Я уже здесь! – звонко рассмеялась из коридора Лика.

Убирая в сумочку мобильник, в кабинет стремительно ворвалась очаровательная шатенка в плотно облегающем комбинезоне. Наимоднейшая вещица из натуральной змеиной кожи, подобно хамелеону, мимикрировала при каждом движении своей миниатюрной хозяйки, напоминая лунную дорожку на волнах ночного моря. Лика элегантно швырнула в кресло дорогую шубу и приземлилась прямо поверх нее. Роскошные волосы аккуратной косой обрамляли ее голову в виде кокошника. Хищное выражение лица дополнял соответствующий макияж.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»