Пристрелите нас, пожалуйста!Текст

8
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Переговоры

– Я могу сесть?

– Делай что хочешь, тебе это все равно не поможет, – сквозь зубы процедила жена.

Телятин сел.

– Значит, ты подслушала мой разговор с Николаем… С чего это тебе вздумалось открывать зимой окно? На улице холод собачий. Неужели ты мерзла на ветру в домашнем халатике? Это на тебя не похоже. Ты даже сквозняков боишься, тем более после гриппа, а тут – мороз, ледяной ветер…

– Я была во дворе! А вовсе не у себя в комнате! И в шубе, а не в домашнем халате! И слышала каждое слово!

– А что ты делала во дворе?

– Я… – Ульяна Федоровна сообразила, что может угодить в ловушку. – Вешала белье! Ты же сам настаиваешь, чтобы рубашки в любую погоду сушились на улице, хотя у нас огромный дом! Но этот запах тебе, видишь ли, напоминает о детстве! Эксплуататор!

– А разве у нас сегодня была стирка? – удивился Аркадий.

– Ты вообще ничего не замечаешь! – ринулась в атаку Телятина. – Продукты в холодильнике появляются сами собой, так же как и чистые простыни в шкафу, посуда сама моется. И при этом я ничего не делаю!

– К нам через день приходит Екатерина Ивановна, – робко возразил Аркадий. – А за участком следит садовник.

– Через день! – взвыла Ульяна Федоровна. – А все остальное время этим занимаюсь я! Стирка, готовка, уборка, глажка… Все на мне!

– Но я не слышал, чтобы работала стиральная машина.

– Потому что она находится внизу, в стиральной комнате!

– Я относил туда сегодня грязную рубашку. Там было тихо.

– Значит, машина уже выключилась!

Аркадий встал и подошел к окну:

– Странно… Я не вижу никакого белья. Веревки пусты.

– Потому что я его так и не повесила! После того, что услышала, мне уже было ни до чего!

– Если бы ты ходила по двору с тазом чистого белья, я бы тебя заметил, – внимательно посмотрел на нее Аркадий.

– По-твоему, я вру? Это все равно ничего не меняет!

– Э… не скажи. Обстоятельства, при которых ты подслушала напугавший тебя разговор, немаловажны. Полиция будет подробно тебя расспрашивать.

Телятина вздрогнула. Аркадий это заметил. «Что-то тут не то», – подумал он и слегка нажал:

– Если человек крадется по собственному двору, воображая, что у него в руках таз с бельем, это похоже на паранойю. Голосов, случайно, не слышала? Которые подсказали тебе, что надо спрятаться за беседкой?

– Откуда ты знаешь, где я пряталась? – пробормотала Ульяна Федоровна.

– Видишь ли, у меня тоже было видение, – оскалился Аркадий.

– Хватить морочить мне голову!

– Кто кому морочит.

– Ты хотел меня убить!

– Ты слишком часто это повторяешь, дорогая.

– Замолчи, скотина! – Ульяна Федоровна замахнулась на мужа бронзовой статуэткой. – Какая я тебе дорогая?!

– Еще один симптом, – констатировал Аркадий. – Подозрительность, слуховые галлюцинации, агрессивность. Да по тебе психушка плачет, Лика. Что тебе сказали, когда ты позвонила в полицию? Случайно не 03 посоветовали набрать?

Ульяна Федоровна невольно заволновалась. Аркадий был очень хитрым, она это знала. И прекрасно поняла, куда он клонит. Еще и Николая в свидетели позовет. Она и в самом деле дала маху. Доказательств-то нет.

– Что с тобой, дорогая? – ехидно поинтересовался Аркадий. – Начинаешь сомневаться в том, что услышала? А не отменить ли нам вызов?

– Нет! – вздрогнула Телятина. – Ни за что!

– Хорошо. Пусть приезжают. Хотя, я уверен, они не станут торопиться. Как-никак сегодня Рождество.

– Да, но зато Кристина сказала, что немедленно выезжает. – Ульяна Федоровна посмотрела на часы. – Я думаю, она будет здесь минут через пятнадцать.

– Кристина?! – аж подпрыгнул Аркадий. – Ты позвонила Кристине?!

– Да. Она же моя подруга.

– И что ты ей сказала?

– Попросила подстраховать. Сказала, что муж хочет меня убить, и…

– Дура!

Аркадий вскочил и забегал по комнате. Самообладание ему изменило. Теперь орать начал он:

– Зачем впутывать в это еще кого-то! Звонить, куда тебя не просят! Ты совсем спятила!

– Я хочу, чтобы в доме было как можно больше народа, пока тебя не упрячут в тюрьму! Тебе придется убить не одну женщину, а двух, если ты еще не передумал!

– Да как я могу убить Кристину?!

– Как-как?

Телятин сообразил, что сгоряча почти проговорился.

– Я хотел сказать, что и тебя-то не хотел убивать, зачем мне Кристина?

– Она, кстати, подтвердит, что ты со мной плохо обращался. Ведь я ей об этом рассказывала. Она почти как член семьи. – При этих словах Телятин не сдержался и хмыкнул. – Я не раз Кристине жаловалась на твою жестокость.

– Я ей сейчас позвоню, – Аркадий взялся за телефон.

– Не смей! – закричала Ульяна Федоровна. – Если ты это сделаешь… Если ты это сделаешь, тебе будет еще хуже! А, кстати… – сообразила она. – Откуда у тебя ее телефон?

– Я же должен знать координаты твоей единственной подруги, – принялся выкручиваться Аркадий. – Мало ли что случится?

– И часто ты ей звонил?

– Э-э-э… время от времени. Спрашивал, чем вы собираетесь заняться и когда вас, то есть тебя, ждать дома.

– Ты устраивал в моем доме свидания со своей любовницей и спрашивал у моей подруги, когда я планирую вернуться?! – вскричала Ульяна Федоровна. – О, какой же ты подлый!

Аркадий тут же прикинул: что лучше, признать Кристину своей любовницей или сообщницей? Она ведь посвящена в его план избавления от ненавистной жены. Они с Кристиной давно уже хотели соединить свои судьбы. Он даже колечко обручальное присмотрел. Как бедняжка радовалась, что выход нашелся! Четыре года тайных встреч урывками, унижения, которые не компенсируешь никакими подарками! Любовница есть любовница, тем более, на жену записан бизнес и все имущество. Приходится таиться, постоянно менять место свиданий, чтобы не нарваться на знакомых, врать, выкручиваться. Чего Телятину стоило решиться! Они вместе с Гариком разработали идеальный план убийства. Денег сколько заплачено! Кристина так обрадовалась, что все наконец закончится, и вдруг звонит та самая ненавистная жена и сообщает, что ей все известно! И что она уже позвонила в полицию! Конечно, Кристина кинулась сюда!

Они ведь уже планировали, куда поедут в свадебное путешествие, когда истечет срок траура…

И самое главное: Кристина беременна. Об этом он еще никому не говорил, даже Гарику. Срок пока небольшой, всего месяц, но зато и время есть. Сын (а он уверен, что родится сын) должен носить фамилию отца. Кристина осчастливила Телятина этой новостью, как только узнала о назначенной им встрече с Гариком.

– Как все удачно складывается, – сказала она, опустив глаза.

Аркадий был вне себя от радости. Он уже потерял надежду, что у него будут дети. А тут – сын! От любимой женщины!

«Как бы от всех этих волнений у нее не случился выкидыш», – заволновался Телятин.

– Что молчишь? – накинулась на него жена. – Кто она? Отвечай! Ты здесь с ней спал?! В моей комнате?! На моей кровати?!

– Зачем же на твоей? – пробормотал Аркадий. – У меня своя спальня есть.

– Значит, ты устраивал свидания здесь!

«Кто знает, на что способна Лика из ревности? А если ее единственная подруга просто помогала мне сохранять тайну, они в худшем случае поссорятся…»

– Каюсь: я тебе изменял. Но ты же сама виновата. Как ты выглядишь? Как одеваешься? Еще и издеваешься надо мной! Разве я могу тебя хотеть?

– Ах ты гад! Кто она?

– Какое это имеет значение? – Телятин уставился в потолок. Главное, не проговориться.

– Вы встречаетесь в нашем доме… Выходит, она живет по соседству.

– Лика…

– Я ведь все равно узнаю! А… Она замужем. Ну, конечно!

– Да, – соврал Аркадий. – Поэтому ничего серьезного. Она замужем, я женат.

– Я тебя по миру пущу, скотина!

«Она должна умереть, – Телятин вытер холодный пот со лба. – Другого выхода у меня нет. Теперь уж точно нет».

– Тебе конец! – надрывалась оскорбленная Ульяна Федоровна. – Ты отныне либо просто нищий, либо нищий зэк! Я найму лучшего адвоката!

«Чем бы ее? – начал озираться по сторонам Телятин. Да, он был трусоват, но ведь Кристина ждет ребенка. Он не может допустить, чтобы его сын родился нищим. – Не для себя… Во имя продолжения славного рода Телятиных…»

– Только попробуй, – поняла его взгляд жена и пригрозила гейшей. – Пробью башку.

И тут Аркадий Павлович вспомнил, что в доме есть оружие. Настоящее, а не музейный экспонат, купленный совсем для других целей. Для каких конкретно, Телятин уже не помнил, кажется, это подарок на день рождения, и вот вам, искусство на службе у народа, уже готово проломить череп. Хорошо, что и такой вариант предусмотрен. На первом этаже, в кабинете, в ящике бюро лежит пистолет. Нельзя жить в деревне и не иметь возможности защититься. Поэтому Аркадий Телятин и купил оружие. По случаю, через того же Гарика. И даже взял пару уроков стрельбы. Снайпером не стал, но хотя бы узнал, что перед тем, как выстрелить, пистолет надо снять с предохранителя, и лучше целиться в голову или в область сердца.

Он мысленно прикинул: «область сердца» супруги прикрывал внушительных размеров бюст. Ульяна Федоровна и в самом деле была толста. Белье она носила на косточках, утягивающее. Так что лучше стрелять в голову. Надежнее. Эх, была не была!

Телятин направился к двери, руки его слегка дрожали.

– Ты куда? – подозрительно спросила жена.

– Мне надо выпить, – ответил он не оборачиваясь, чтобы не встречаться с ней взглядом. – Да и тебе тоже. Снять напряжение. Я спущусь вниз, себе налью виски, а тебе вина. Или ты предпочитаешь что-нибудь покрепче?

– Я пойду с тобой, – встала Ульяна Федоровна. Она наконец рассталась с гейшей, решив, что по пути на кухню найдет еще что-нибудь подходящее. В доме полно антиквариата. В крайнем случае можно разбить об Аркашину голову японскую вазу, он это заслужил.

У лестницы Телятин посторонился:

 

– Прошу.

– Нет, иди первый, – заупрямилась жена. – Вдруг ты толкнешь меня в спину? И я упаду с лестницы и что-нибудь себе сломаю. А ты меня, беспомощную, прикончишь.

– Лика, у тебя точно паранойя.

– Будто не ты только что признался мне в измене! Да уж! Это паранойя!

«Как бы мне ее…» – Телятин шагнул вниз. Ульяна Федоровна двинулась следом. Пить она не собиралась, полицию надо встретить трезвой, а то и в самом деле подумают чего-то не то, но мужа нужно все время держать в поле зрения. Не дать ему позвонить. Не пускать в кабинет, где в ящике бюро лежит пистолет. Аркаша как-то похвастался, что берет уроки стрельбы. Об оружии она знала давно и, разумеется, включила его в свой идеальный план. Но теперь, когда он рухнул, надо быть начеку.

Супруги уже были внизу, когда в дверь позвонили.

Любовница

– Это Кристина! – заволновался Аркадий.

– Быстро она, – удивилась Ульяна Федоровна. – Кто откроет, ты или я?

– А вдруг это не она?

– Тогда стой на месте!

И Телятина кинулась к двери. На пороге и в самом деле стояла Кристина. Правда, выглядела она не так, как обычно. Волосы наспех сколоты шпильками, лицо почти без макияжа, толстый слой тонального крема, без которого Кристина не выходила из дома, отсутствовал. Теперь было видно, что ей хорошо за тридцать, вокруг глаз морщинки, а татуаж на губах требует коррекции. Но все равно она хороша. Даже такая. Ведь рядом стоит толстая, неопрятная Телятина, один вид которой вызывает брезгливость. И Аркадий Павлович только укрепился в своем решении сегодня же избавиться от ненавистной супруги.

– Лика! – кинулась Кристина на шею подруге, взглядом спрашивая у любовника: «Что случилось?»

– Представляешь… Аркадий… он… – Ульяна Федоровна зарыдала.

– Ну-ну, успокойся. – Кристина так крепко сжала ее в своих объятиях, что Телятина стала задыхаться.

– Ой, пусти! – простонала она.

– Да-да, конечно. – Кристина нехотя разжала руки.

«Как я ее ненавижу!» – прочитал Аркадий на красивом лице любовницы. Кристина и внешне, и по характеру была похожа на яркую экзотическую бабочку. Она не жила, а порхала. И если бы не возраст…

Аркадий Телятин казался ей неплохим вариантом, тем более что другие были еще хуже. В постель – пожалуйста, но жениться на перезрелой красотке… Таких до Телятина не находилось, и Кристина пошла ва-банк. Поэтому она и примчалась сюда, как только узнала о провале операции: вселить в Аркадия уверенность. А если надо, то и помочь ему действием.

– А ты уверена, что правильно все поняла? – спросила она у заплаканной Телятины, быстро взяв себя в руки.

– Каша инструктировал шофера, как ему выманить меня из машины! Чтобы киллеру было удобнее стрелять!

– Аркадий, это правда?

– Конечно, нет.

– Тогда, может, мы все пройдем к бару и выпьем?

– О чем ты? – удивленно спросила Ульяна Федоровна.

– Не будем забывать, что сегодня Рождество, – ослепительно улыбнулась Кристина. – И, поскольку я здесь, бояться тебе нечего. Не станет же твой муж убивать нас обеих?

– Не стану, – заверил Телятин и поспешно добавил: – Я вообще не собирался никого убивать.

– Так, может, воспользуемся случаем и превратим драму в комедию? – предложила Кристина. – Устроим рождественский ужин, раз уж ты, Лика, никуда не поехала. Нам еще не доводилось встречать праздники вместе. По-семейному. А ведь мы подруги. Сядем за стол!

– Прекрасная мысль! – подхватил Аркадий.

В присутствии Кристины он почувствовал вдохновенье. Та была умна, прекрасно владела и собой, и ситуацией, а главное, успокаивающе действовала на жену. За четыре года Телятина так ни о чем и не догадалась. Не догадывалась и теперь.

– Я думала… – пролепетала Ульяна, – думала…

– Что мы его свяжем? – тонко улыбнулась Кристина. – Ну зачем же? Мы лучше нальем ему виски! Где тут у вас спиртное? – И она уверенно прошла на кухню.

Телятина засеменила следом. Аркадий тайком бросил взгляд на дверь в кабинет. Может, зайти туда сейчас? За пистолетом? Еще ему надо позвонить Гарику. Николай скоро доберется до места и передаст киллеру, что все отменяется, но и Гарик должен быть в курсе. В конце концов, немалые деньги заплачены. Этот вопрос надо прояснить. Денежки счет любят.

– Аркадий, ты где? – раздался из кухни чарующий голос Кристины, и он кинулся на зов.

В их паре Кристина была безоговорочной ведущей, а он ведомым. Она диктовала – он исполнял любые ее капризы. Она захотела – он решился на крайность. И прежде чем действовать, стоит спросить у нее.

– Виски надо пить со льдом, – сказала Кристина, открывая морозильную камеру. – Аркадий, подай мне, пожалуйста, нож, – пропела она.

– Нет, нет, я сама! – невольно вздрогнула Ульяна Федоровна и схватилась за нож для колки льда, острый и тонкий, похожий на стилет.

– Какая ты нервная, Лика, – зловеще улыбнулась Кристина. – Тебе надо выпить. Расслабиться.

– Но я жду полицию!

– Мы ведь тоже будем пить. Правда, Аркадий?

– Да, конечно.

– Сегодня все будут пить, потому что праздник. И мы, без сомнения, разберемся в ситуации.

– Но… – заикнулась было Ульяна Федоровна.

– Дай же мне нож, – попросила Кристина.

– Да, конечно, – Телятина протянула ей тесак.

Аркадий невольно вздрогнул. Разве можно так рисковать? А если приедет полиция? Кристина поймала его взгляд и с улыбкой вонзила нож в сверкающую глыбу льда.

– Вот так! – сказала она. – И вот так!

Один из кусков отлетел Телятиной в лицо.

– Ай! – вскрикнула она и закрыла ладонью глаз.

– Больно? – участливо спросила Кристина. – Извини, дорогая. Я не хотела.

Аркадий невольно сглотнул. Полицейского, видимо, тоже придется того. Свидетель. Или надежно спрятать тело жены до его прихода. Сказать: уехала к маме. Но тогда надо поторопиться.

– А где виски? – спросила Кристина.

– В гостиной, в баре. Я принесу, – вызвался Аркадий.

– Нет! Стой на месте! – велела жена. – Я сама принесу! Кристина, следи за ним! Он не должен никому звонить!

– Хорошо, дорогая. Я не выпущу его из поля зрения ни на секунду, – заверила Кристина. – Если что – у меня есть нож, – усмехнулась она.

– Я сейчас, – Телятина торопливо вышла из кухни.

– Говори быстро: что случилось? – еле слышно спросила Кристина, как только они с Аркадием остались вдвоем.

– Она случайно подслушала мой разговор с шофером, – живо ответил Телятин.

– Идиот! Шофер, не ты. Насчет полиции – правда?

– Да, она туда позвонила.

– Ты это слышал?

– Нет, но… Уж очень уверенно она держится.

– Когда они приедут?

– Не знаю.

– Что нам делать?

– Я у тебя хотел спросить, – растерялся Аркадий.

– Пистолет?

– В кабинете.

– Ты или я?

– Господи, конечно, я! – Телятин аж затрясся от страха, что ему придется в кого-то стрелять. Но ведь Кристина беременна! Надо решаться! – Ты ее только отвлеки.

– Гарик?

– Предупрежден. То есть киллер. Я послал Николая.

– А Гарик?

– Я позвоню. Но помоги мне.

– Она должна умереть. Сегодня или никогда.

– Да понял я!

– Тихо!

– Если я выпью, то немного вина, – сказала запыхавшаяся Ульяна Федоровна, входя с бутылками на кухню. – Вот.

– Я тоже буду вино, – нежно пропела Кристина. – Ты сама сделаешь Аркадию виски со льдом?

– Еще чего!

– Ну, тогда я.

Красотка с улыбкой взяла стакан и щедро насыпала в него льда, потом плеснула туда виски. В это время Ульяна Федоровна дрожащими руками откупоривала бутылку вина. «Мне и в самом деле надо успокоиться, – думала она. – Если я выпью капельку вина, это меня расслабит. Кристина со мной, поэтому ничего не случится. Бояться мне нечего. А потом мы сдадим Кашу в полицию…»

Раздался хлопок: из бутылки вылетела пробка. Аркадий Павлович невольно вздрогнул и втянул голову в плечи.

«Трус, – презрительно подумала Кристина. – Как же он будет ее убивать?»

Телятина тем временем направилась к полке, где в ряд стояли пузатые бокалы, ни на секунду не выпуская открытую бутылку из рук. Кристина в это время подошла к Аркадию и протянула ему стакан с виски.

– Случайно, яда в доме нет? – прошептала она.

– Нет.

– Жаль.

– Что ты сказала? – обернулась Телятина.

– Я сказала, жаль, что в этот чудесный дом меня привели на Рождество такие ужасные обстоятельства. Что ж, друзья! Давайте все же выпьем?

Ульяна Федоровна подошла и протянула ей наполненный бокал.

– С наступающим, – сказала Кристина, чокнувшись с ней.

– С тобой не буду, ты скотина, – заявила Телятина мужу.

– Зачем ты так, дорогая? – улыбнулась Кристина. – Я уверена, что мы во всем разберемся. Аркадий, с наступающим!

– И тебя! Вас… – Телятин жадным глотком выпил виски.

– Пьяница, – презрительно сказала Ульяна Федоровна, сделав маленький глоток.

На красивом лице Кристины тенью мелькнула досада. Пьяные люди теряют бдительность, ей очень хотелось подругу напоить.

– А закусывать мы будем? – спросила она. Ей срочно надо было сказать Аркадию еще пару слов.

– В холодильнике есть пицца. Если тебя это устроит… – вопросительно посмотрела на нее Телятина.

– Конечно, устроит!

– Я сейчас! Только положу ее в микроволновку!

И, поставив бокал с вином, хозяйка кинулась к холодильнику. «Вот подходящий случай! – с досадой подумала Кристина, глядя на бокал. – А яда в доме нет!»

Видимо, о том же подумал и Аркадий, потому что он тоже посмотрел на бокал. Любовники обменялись выразительными взглядами.

– Еще виски? – спросила Кристина, подходя с бутылкой к Телятину.

– Да, пожалуй, – тот подставил опустевший стакан.

– Позвони Гарику, – одними губами сказала Кристина, наливая ему виски.

«Как?» – взглядом спросил Аркадий и кивнул на широкую спину супруги, которая торопливо засовывала в микроволновую печь вегетарианскую пиццу. Из уважения к подруге Ульяна Федоровна решила ограничить количество калорий.

– Дорогая, быть может, мы пройдем в гостиную? – громко спросила Кристина.

– А как же пицца? – обернулась Телятина.

– Мы с пиццей пройдем в гостиную.

– Но…

– Я возьму бокалы, а ты – поднос.

– Хорошо. И в самом деле: не есть же на кухне? Все-таки праздник.

Раздался писк: микроволновая печь подавала сигнал, что пицца готова. Телятина метнулась за блюдом, потом зазвенела тарелками, расставляя их на подносе.

– Надо действовать быстро, – прошептала Кристина любовнику, воспользовавшись моментом. – И немедленно.

– Что ты сказала? – обернулась Телятина.

– Я говорю: немедленно надо это съесть. Пока горячее. Мне – самый большой кусок!

– А разве ты не на жесткой диете? – спохватилась Ульяна Федоровна.

– Пару дней в году я позволяю себе то, чего не могу позволить в остальные дни, – с намеком заявила Кристина. И невинно спросила: – А когда приедет полиция?

– Я не знаю. Они сказали: выезжаем.

– Так и сказали?

– Да. Обещали прислать самого опытного своего сотрудника.

– Это плохо.

– Что?

– Говорю, плохо, что они не уточнили время.

– Думаешь, Аркаша успеет сбежать?

– Я не чувствую себя виноватым, поэтому бежать никуда не собираюсь, – пожал плечами Телятин. – А вот пиццу съем.

– Обжора! – презрительно прошипела Ульяна Федоровна.

– На себя посмотри!

– Хватит ссориться, – примирительно сказала Кристина. – Идемте в гостиную.

По кухне поплыл аромат горячей пиццы, и Ульяна Федоровна почувствовала голод. Подхватив поднос, она заторопилась в гостиную.

– Я ее задержу, – прошептала Кристина, – а ты – за пистолетом. И позвони Гарику.

Опустив на стол поднос, Телятина схватилась за нож и торопливо отрезала себе огромный кусок. Во рту скопилась слюна, так силен был голод.

– А где вино? – спросила она, обернувшись к Кристине. – Почему ты не взяла бокалы?

– Сейчас все будет, – странным голосом произнесла подруга.

– А где Аркаша? Каша! Ты где! Живо сюда! Каша!

– Он скоро придет.

– Я должна все время его видеть! Ты что, не понимаешь?! Он же хотел меня убить!

– Успокойся.

– Аркадий! Немедленно сюда! – взвыла Ульяна Федоровна.

– Он занят, – ледяным тоном сказала Кристина. – Тебе придется подождать.

– Еще чего! А ну, пусти меня! – Телятина швырнула в тарелку пиццу и кинулась к двери.

– Ты никуда не пойдешь, – загородила проход Кристина.

– Что происходит?! Пусти! – кинулась на нее Телятина.

– Аркадий! Поторопись! – крикнула Кристина, пятясь к дверям и с брезгливостью глядя на сальные пальцы толстухи. – Я не могу ее долго здесь держать!

– Боже мой! – ахнула Ульяна Федоровна, у которой наконец открылись глаза. – Так, выходит, ты – это она! Ты и есть его любовница!

 

– Как ты догадлива, дорогая, – усмехнулась Кристина.

– Не-е-е-т… – попятилась Телятина. – Ты меня разыгрываешь…

– Я делала это пять лет. Разыгрывала дружбу с тобой. А сейчас говорю всерьез: ты нам мешаешь, и ты должна убраться. На тот свет, – жестко добавила Кристина.

– Но за что?!

– И ты еще спрашиваешь?! Слов нет, подруга, ты хорошо устроилась. Живешь в свое удовольствие, ешь, сколько влезет, спишь, когда хочешь, работой себя не утруждаешь, да еще и на жизнь жалуешься! Муж, мол, сволочь, потому что устроил мне такую сладкую жизнь. Денег слишком много зарабатывает. Хватает же наглости! А ты не думала, что есть женщины, которые пашут, как проклятые, а живут в нищете?

– Это ты, что ли? – хмыкнула Ульяна Федоровна. – Вот уж упахалась! Да ты из СПА-салонов не вылезаешь! Без конца на курорты ездишь! Постыдилась бы!

– Да что ты про меня знаешь! – разозлилась Кристина. – Да, я пашу! Мне приходится следить за собой, за своим телом! Я вкладываю в себя огромные деньги, которые, между прочим, сама зарабатываю! Ты посмотри на себя и посмотри на меня! Кто из нас заслужил такую жизнь, я или ты? Этот шикарный дом, эти деньги…

– Но я думала… – растерялась Телятина.

– Что ты думала? Что я с тобой нянчусь из дружеских чувств? Да на что мне сдалась такая подруга! С тобой ни в ночной клуб не пойдешь, ни в салон красоты! Потому что тебе это все равно что мертвому припарка! Ты же старуха! Занудливая, уродливая толстуха, с которой откровенно скучно. Мне не ты была нужна, а твой муж! Много вас таких! Которым просто повезло! Но всю жизнь везти не может. За все приходится платить, дорогая, – зло сказала Кристина. – Аркадий! – крикнула она. – Где ты там? Поторопись!

– Он что, в кабинете? – насторожилась Ульяна Федоровна.

– Как ты догадалась?

– Ищет пистолет? Вы что, хотели меня пристрелить?

– Раз ты обо всем узнала… Извини: другого выхода у нас нет. Мы с Аркадием любим друг друга.

Кристина ожидала, что при этих словах толстуха разрыдается, но та вдруг упала в кресло и принялась дико хохотать:

– Вы… хотели… меня… любите друг… друга… Ох, мамочки!

…Пока подруги выясняли отношения, Аркадий Павлович добросовестно выполнял полученные от любовницы инструкции. Первым делом он позвонил Гарику.

– У нас ЧП, – сказал он дрожащим голосом.

– Что такое? – насторожился чоповец.

– Моя жена обо всем узнала.

– Как?!

– Подслушала мой разговор с шофером. Я как раз его инструктировал.

– Ты что, идиот?! – заорал Гарик.

– Дело не в этом. Что нам теперь делать?

– Нам?!

– Кристина здесь.

– Твоя любовница?!

– Да!

– На кой?

– Ее вызвала жена. Но сначала Лика позвонила в полицию.

– Так твою…! – заматерился Гарик.

– Я послал Николая предупредить.

– Кого?

– Твоего киллера.

На первый этаж мата Гарик тут же навалил второй.

– Гарик, перестань ругаться, – взмолился Телятин. – Я понимаю, что совершил глупость…

– Глупость?!

– Я хотел узнать, как насчет денег, – робко сказал Аркадий Павлович.

– Денег? Каких денег?

– Тех, что я тебе перевел согласно договору.

– Ты что, на голову больной? – подозрительно спросил чоповец.

– Я не совсем понял…

– Такие вещи не отменяются, старик.

– Как так не отменяются?

– Он получил аванс. Это понятно?

– А ты позвони и…

– Ты точно больной, – презрительно сказал Гарик. – Сразу видно, что человек не был в армии. Как только дано задание и заплачены деньги, контакт прекращается до выполнения этого задания. Армейский порядок, старик. Следующий контакт – отчет о выполнении задания и передача оставшейся суммы. Аркаша, это не человек, а машина. И он пойдет до конца.

– Как так до конца? – растерялся Телятин.

– Твой водитель, скорее всего, уже мертв, – тусклым голосом сказал чоповец.

– Ты шутишь?

– …А поскольку твоей жены в машине не было, киллер сейчас явится к вам домой.

– Ты хочешь меня напугать, да?

– Вовсе нет, старик. Ты заплатил за работу, которая в любом случае будет выполнена. При любых обстоятельствах. Хоть снег, хоть дождь, хоть ветер. Да хоть ураган! Он остановится, только когда сам перестанет дышать.

– Он что, ненормальный, этот твой кадр?! – заорал Телятин.

– С головой у него и в самом деле не в порядке. Он же недавно из горячей точки. Контузию получил. Но стреляет отменно. Штук двадцать уже положил, – деловито сказал Гарик.

– Штук кого?

– Человеческих единиц.

– Маньяк какой-то!

– Нет, это как раз нормально. Он же был на войне. Там, знаешь ли, стреляют. Не ты, так в тебя. Так что жди гостя, старик.

– Гарик, я тебя прошу…

– Ничего не могу сделать. Работа будет выполнена. – И Гарик дал отбой.

– Не может такого быть, чтобы ничего нельзя было сделать… Ты просто меня пугаешь, – пробормотал Телятин, вновь набирая его номер.

«Абонент временно недоступен», – откликнулась трубка.

– Ах ты, гад! Это называется друг!

«Нет, он меня просто пугал», – подумал Телятин, дрожащим пальцем набирая номер водителя Николая. В трубке раздались длинные гудки.

– Да что вы все, сговорились! – разозлился Аркадий Павлович. – Уволю сволочь! Как он смеет не брать трубку, когда звонит сам хозяин?!!

Он еще раз набрал номер водителя, но тот по-прежнему не отвечал. До Телятина начало доходить: Гарик вовсе не шутил. И сейчас сюда явится киллер.

«И что делать? – растерялся Аркадий Павлович. – Но у киллера теперь нет четкого плана, – здраво рассудил он. – Не будет же он палить в первую же женщину, которую увидит в доме?»

Он попытался вспомнить. С липовым договором Николай ездил в офис к Гарику, там наемный убийца и срисовал первую жертву. Гарик сказал, «оформляя» заказ, что за рулем машины будет этот человек, а рядом с ним женщина. Которую надо убить. Это за нее, главным образом, заплачены деньги.

«Описал ее Гарик или не описал?» – заволновался Телятин и вновь торопливо набрал номер бывшего друга. Ибо теперь он другом Гарика не считал. Так подставить!

«Абонент не отвечает…», – равнодушно сказала трубка.

– О, черт! Черт!

– Аркадий, ты где?! – раздался из гостиной гневный голос Кристины. – Что ты там копаешься?!

Выполняя инструкцию номер два, Телятин кинулся в кабинет.

Когда он появился на пороге гостиной, картина была следующая: жена громко смеялась, а любовница выглядела растерянной.

– Что это с ней? – спросила она, кивнув на Ульяну Федоровну. – Истерика? От страха? Такое с ней раньше случалось? Что у тебя с лицом? И где пистолет?

Телятин молчал.

– Где пистолет?! – закричала Кристина. – Почему ты молчишь?! Отвечай! Аркадий, очнись! Где пистолет?!

– А его нет, – гнусным голосом сказала Ульяна Федоровна.

– Ты его выкрала, да? – сообразил Аркадий.

Телятина молча кивнула. Ее душил смех.

– Кристина, ты только не волнуйся, – заплетающимся языком сказал Аркадий Павлович. – Я должен тебе сказать… э-э-э… нечто не совсем приятное.

– Я уже в курсе.

– Не… не совсем.

– Она выкрала пистолет? Отлично! Тогда мы ее задушим!

Ульяна Федоровна перестала смеяться.

– Каша трус, – презрительно сказала она. – Вы не сможете.

– А мне терять нечего, – усмехнулась Кристина. – Я-то точно смогу. Аркадий, помоги мне.

И она стала надвигаться на сидящую в кресле Телятину. Та вскочила и схватила столовый нож, которым разрезала пиццу.

– Только попробуйте! – крикнула Ульяна Федоровна, сжимая в руке нож.

– Нас двое, она одна, – скороговоркой сказала Кристина. – Аркадий…

Телятин облизнул пересохшие губы. Мысли путались. Гарик… Загадочный убийца… Николай… Возможно, он уже мертв…

– А-а-а! – закричала Ульяна Федоровна. – Помогите! Убивают!

– Аркадий… – повторила Кристина. – Вспомни о нашем ребенке…

– О каком ребенке? – пролепетала Телятина. – Что за бред?

– Подержи ее, – велела Кристина. – А лучше дай мне с дивана подушку.

Аркадий метнулся к дивану, Ульяна Федоровна завизжала.

И в этот момент раздался звонок в дверь.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»