Не устал ли СоздательТекст

Из серии: Детектив-вояж
7
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Андреева Н.

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *
Ясно

Горизонт был чист, на небе ни облачка. Васильковый ситец неба не успел еще выцвести от палящих солнечных лучей, и был натянут, словно кусок ткани на манекене, по которому портные не успели пока пройтись мелком и ножницами. Что из него в итоге скроят, неизвестно, какое лето, жаркое, солнечное, или прохладное и дождливое?

Была весна, самый конец мая, Алексей и Лена готовились к бракосочетанию, и почти ничто не омрачало их счастья. Кроме…

Ах, эти предсвадебные хлопоты! Невеста немного нервничала, как нервничают перед свадьбой все невесты, жених целыми днями мотался по делам, чтобы отвлечься от неприятных мыслей, которые, непрошеные, сами лезли в голову. Как и всякий мужчина, он дорожил своей свободой, но сколько же можно одному, пора бы и детей. Да и женщина хорошая попалась, разница в возрасте – сущие пустяки, чтобы там мама ни говорила. Да, она недовольна, но на то она и мать. И теща не подарок, да куда деваться, где их, хороших-то найдешь? Была ни была, в конце-то концов!

Что до Лены, то она давно и страстно хотела выйти замуж. Вот только бы не промахнуться: не девочка уже, пожила и повидала, жених младше аж на пять лет. Разница в возрасте существенная… Свекровь так просто кривится при виде невесты единственного сына, но на то она и свекровь, чтобы быть недовольной, где их хороших-то найдешь? Годы идут, и если тянуть дальше, то можно и в старых девах остаться. Не в девах, конечно, все у нее уже было, да и не только с ним, но об этом лучше не вспоминать.

В общем, у каждого из них были причины понервничать, но дело, тем не менее, неуклонно шло к свадьбе.

Вечерами жених и невеста с упоением предавались той бессмысленной чепухе, которая называется влюбленностью и опутывает, словно паутина, тех, кому меньше чем через месяц предстоит войти во Дворец бракосочетаний. Потом влюбленность куда-то исчезает, перерастает в зрелое, оформившееся чувство, именуемое любовью, или, напротив, в неприязнь, а порою и в ненависть, в зависимости от того, насколько правильно был сделан выбор.

Но все это выяснится потом, после того как закончится медовый месяц, а он, собственно, еще и не начинался. Съехаться молодые должны были только после свадьбы. Не то чтобы оба стремились соблюсти формальности, но жених затеял ремонт и считал делом мужской чести ввести новобрачную в чистенькую, уютную квартирку, а не в хлев какой-нибудь. Успеет еще женушка окунуться в быт. Словом, Алексей хотел сделать жене сюрприз, денег-то немного, даже на свадебное путешествие не хватает. Они проведут медовый месяц здесь, в этой однокомнатной московской квартирке, а потому спешить не надо. Короткое медовое счастье лучше цедить по капельке и дорожить каждой. Эти сказочные мгновения будут потом бережно сложены в шкатулку воспоминаний, и после неизбежных семейных ссор, с криками, обвинениями, взаимными претензиями и упреками, оба они, разойдясь по углам, откроют каждый свою шкатулку и украдкой вздохнут:

– А ведь было же! Здесь, в этой квартирке. Мы же когда-то любили друг друга…

И на спрятанных в этой волшебной шкатулке золотых самородках короткого счастья можно протянуть не один год. А в черные дни перебирать свои сокровища и думать о том, что ты все-таки безмерно богат…

Лена пока жила у мамы, вечерами они с Алексеем встречались в кафе или в парке, гуляли, целовались, строили планы – словом, вели себя как образцовые жених и невеста, у которых все еще впереди. Хотя невесте скоро должно было стукнуть тридцать, и если она и выглядела моложе, то на год-два, не больше. Лена одевалась по моде, то есть носила облегающие джинсы, яркие футболки и браслеты с шармами, красилась в блондинку и сидела на диете, чтобы сохранить стройную фигуру. Ее внешность, манеры, а главное, опытность Алексею, который был на пять лет моложе, нравились безумно. И горячие поцелуи мало-помалу растопили тонкий ледок сковывавших Алексея сомнений. Они будут счастливы. А как иначе?

Свадьбу назначили на начало июня, примета есть плохая: жениться в мае – всю жизнь маяться. Маяться они не хотели, а поэтому ограничили себя даже в интимных отношениях. То есть Лена к жениху не заезжала. Они копили страсть, словно опасались, что в медовый месяц их ждет пресыщенность и откровенная скука.

Стояла по-летнему теплая погода, температура била все рекорды, наконец-то расцвела сирень, а в подземных переходах появились бабушки с букетиками ландышей. Ландыши пахли так тонко и сладко, что у Лены кружилась голова, когда она подносила к лицу букет.

– Я люблю тебя, – шептал ей на ухо жених.

И она невольно верила и в то, что ее ждет восхитительное лето, и в любовь Алексея, и в свое с ним будущее счастье.

– А июнь обещали холодный, – пожаловалась женщина, торгующая носками, соседу у лотка со свежей зеленью. – И с дождями.

– Все лучше, чем жара, – живо откликнулся тот. – У меня в жару давление поднимается, хоть работу бросай!

– Но все ж таки лето… Летом должно быть тепло.

– Ты слышал? – шепнула Лена жениху. – Плохой прогноз на наш медовый месяц! Говорят, что будет холодно. И дождь.

– Ничего, я тебя согрею, – широко улыбнулся Алексей и обнял невесту за тонкую талию. Потом, коснувшись губами ее душистых волос, тихо, но твердо сказал: – Ведь я люблю тебя…

Маленькое облачко на горизонте

Он клеил обои в прихожей, когда в дверь позвонили. Звонок был долгий, кто-то настойчиво хотел войти в квартиру, хотя на такое зрелище, как ремонт, гостей обычно не приглашают.

Алексей чертыхнулся: он стоял на шатком столе с поднятыми руками, в которых держал кусок обоев, намазанный густым липким клейстером. Надо открыть дверь, но тогда клейстер засохнет. В дверь же еще раз позвонили. И еще.

– Да иду уже! Иду! – Он крепко выругался, спрыгнул со стола и положил намазанный кусок обоев на пол: – Прощу только Ленку! Больше никого!

За дверью стоял незнакомый парень лет двадцати с небольшим. Высокий симпатичный брюнет с голубыми глазами. Одет он был неброско, но все вещи были дорогие, не с рынка, это Алексей отметил сразу. На запястье у парня болталась фирменная кожаная барсетка.

Алексей был уверен, что видит этого парня впервые в жизни. Поэтому с раздражением спросил:

– Вам кого?

– Лебедев Алексей здесь проживает? – осведомился парень после небольшой паузы, во время которой внимательно приглядывался к хозяину квартиры. Алексею показалось, что осмотром незнакомец остался доволен.

– Я – Лебедев, – невольно насторожился он.

– Тогда я к вам, – улыбнулся вдруг брюнет.

– Видите ли, у меня ремонт, – Алексей показал испачканные руки. – Я занят. А что вы, собственно, хотели?

– Поговорить, – продолжал улыбаться парень. – В ваших же интересах.

– Я вас не знаю, – хмуро заметил хозяин, не собираясь впускать незваного гостя в квартиру.

– Марат, – представился гость. И добавил: – Лебедев Марат Константинович. Мы с вами – однофамильцы.

– Ну и что?

– Можно мне войти? – И, видя, что хозяин все еще загораживает проход, парень улыбнулся еще шире: – Расслабьтесь. Я – не грабитель и не террорист. Хотите, паспорт покажу?

– Там стоит штамп, что вы – не грабитель?

– Там черным по белому написано, что я – Лебедев Марат Константинович, – рассмеялся брюнет. – Грабители не предъявляют паспортов на входе в квартиру, которую собираются обчистить. А у вас есть чувство юмора! Я рад. Оно вам пригодится.

Алексей начал терять терпение.

– Слушай, а не пошел бы ты…

– Денег хотите заработать? – перебил его парень и добавил: – Много.

– И что я должен сделать? – с усмешкой спросил Алексей. Он, конечно, был в курсе, что престижная высокооплачиваемая работа сама по домам не ходит.

– Для начала просто-напросто выслушать меня. Так можно войти?

– Что ж, заходи, – сказал Алексей, внимательно оглядев незваного гостя, и посторонился. Парень явился один, карманов, в которых можно было бы спрятать оружие, на одежде не наблюдалось, гость представился и даже предложил заглянуть в его паспорт. Да и добром у Алексея не разживешься, немного он накопил материальных ценностей к своим двадцати пяти годам. Почему ж не выслушать этого «Марата Константиновича»?

Но в прихожей Алексей вновь замялся. Надо бы вымыть руки, а значит, зайти в ванную комнату. То есть оставить гостя одного. Без присмотра. И Алексей ограничился тем, что просто вытер руки тряпкой. Потом пропустил парня вперед, когда они направились в единственную комнату. Не то чтобы Алексей боялся, но так, на всякий случай. Они были примерно одного роста и телосложения: оба высокие, широкоплечие, узкие в бедрах. Алексей трижды в неделю заглядывал по вечерам в тренажерный зал, гость тоже не выглядел дохляком. Силы примерно равны, если вдруг «Марат Константинович» не с добром пришел.

Парень, не колеблясь, прошел вперед, то есть спокойно подставил спину, и, кажется, готов был играть по тем правилам, которые предложит хозяин квартиры. Нет, не грабить гость пришел и не убивать.

А зачем?

Все это пронеслось в голове у Алексея в одно мгновение: странный визит, странный гость. И с какой стати незнакомому человеку предлагать Алексею высокооплачиваемую работу? Он уже был уверен в своем отрицательном ответе. Что бы незнакомец ему ни предложил. В парне было что-то странное. Может быть, взгляд? Хищный, цепкий. Такие люди не занимаются благотворительностью!

– Закурим? – спросил гость, присаживаясь в кресло.

– Я не курю, – хмуро сказал Алексей.

– Это правильно, – легко согласился парень. – Я тоже не курю. Только когда сильно нервничаю.

И достал пачку «Мальборо». Алексею показалось, что гость не похож на человека, который хочет закурить, чтобы скрыть волнение. Ведет себя уверенно, сигарету держит изящно, как это умеют делать только люди искусства. Для них курение – ритуал. Вот и гость курит картинно, выдерживая театральную паузу.

 

– Куда можно стряхнуть пепел? – осведомился брюнет.

Пододвинув к нему пепельницу-раковину, которую держал для гостей, Алексей уже с явным раздражением поторопил собеседника:

– Ну? Излагай.

– Я знаю, что вы через неделю женитесь. Я тоже.

– Поздравляю.

– Спасибо. Примите и мои поздравления. Планируете куда-нибудь поехать в медовый месяц?

– Нет, а что?

– Значит, собираетесь целый месяц сидеть здесь, в Москве? А синоптики уже сообщили, что июнь будет холодным.

– Ничего. Как-нибудь.

– Молодая жена согреет, так, что ли? – напряженно рассмеялся гость. – Рискну предположить, что у вас просто денег нет. Ремонт вот затеяли… – И он обвел взглядом отремонтированную уже комнату.

Алексею послышалась ирония в его голосе. Мол, скромненько, размаха нет.

– Послушай, да что тебе от меня, наконец, надо? – всерьез разозлился он. – Я тебя знать не знаю и не хочу отчитываться, на ком я собираюсь жениться, как провести медовый месяц, что подарить своей будущей жене. Это мое дело. Только мое. Либо ты сейчас скажешь…

– Пять тысяч долларов, – сказал вдруг парень. – Я даю вам пять тысяч долларов.

– Да за что?!

– А, собственно, ни за что. Вот такой я добрый.

Парень поднялся из кресла легко, без малейшего напряжения, словно стальная пружина распрямилась, и хозяину квартиры стало ясно: его незваный гость хорошо натренирован и не только для того, чтобы бабам нравиться. В драку с ним лучше не ввязываться. Алексей невольно вскочил, но гость уже направился к окну и, откинув занавеску, предложил:

– Подойдите сюда.

Внизу, под своим окном, хозяин квартиры увидел новенький белый «Лансер», машину, каких в Москве – тысячи! И с недоумением спросил:

– Вижу машину, и что?

– Вот на этой машине вам с женой предстоит поехать в свадебное путешествие. На неделю.

– Куда? – растерялся Алексей.

– На юг. Можете остаться там дольше и обратно вернуться на поезде или на самолете. Как вам будет угодно. Я оплачиваю неделю. И даю дополнительно пять тысяч долларов, если вы доберетесь до конечной точки маршрута.

– Я не понял…

– А что тут непонятного? – вроде как удивился парень. – В субботу вы с невестой официально оформляете отношения, а в воскресенье утром, после брачной ночи, садитесь в этот белый «Лансер» и отправляетесь на юг. Все, что от вас требуется, – следовать указанным маршрутом, останавливаться перекусить в тех кафе, которые я вам назову, заночевать в кемпинге, где вас будут ждать, и придерживаться графика. В понедельник вечером вы приезжаете в гостиницу, где для вас уже забронирован номер, заселяетесь туда, а ночью с пятью тысячами долларов уходите в другую гостиницу, по соседству, где неделю можете любить друг друга всласть в оплаченном мною номере. А в пяти минутах ходьбы, между прочим, море плещется. Ну, как?

– Э, нет! – рассмеялся вдруг Алексей. – Не на того напал! Я еду в твоей машине вместе с молодой женой, а в багажнике наркоты на миллион баксов! Ищи дурака!

– Такого, как ты говоришь, дурака я при необходимости найду запросто. И гораздо дешевле, – назидательно сказал «Марат Константинович». – Профессиональные наркокурьеры намного надежнее, изобретательнее и знают, что делают. Дилетанты в этом деле не нужны. Пошевели мозгами: ты едешь на юг, наркотики же везут оттуда. С южной границы. И потом: можешь пригласить кинолога с собакой и обнюхать мою машину вплоть до последней гайки. Слово даю: она чиста. Это просто машина. И весь ее груз – люди. Ты и твоя жена.

– Но для чего тебе это надо?

– Да просто так! Я же говорил, что тебе понадобится чувство юмора! Я – богатый человек, и это мое предложение – прихоть миллионера. Возникло внезапное желание сделать приятное людям, которые решили вступить в законный брак. Хотя бы в честь собственного бракосочетания.

– Не верю. Знаю я таких богатых. Да вы же за копейку удавитесь!

Парень отошел от окна и уселся обратно в кресло. Закурил еще одну сигарету, на этот раз действительно нервничая. Алексей остался стоять спиной к окну. Он ждал более убедительных объяснений.

– Я не собираюсь тебя уговаривать, – напряженно сказал «Марат Константинович». – Но дело чистое. Тебе просто повезло, Алексей Лебедев. Считай, что ты выиграл в лотерею.

– То есть я просто должен сесть с машину, по пути на юг заехать в пару кафешек, заночевать в кемпинге, заселиться в гостиницу и той же ночью уйти оттуда с пятью тысячами баксов? Я правильно все понял?

– Абсолютно. Я верил в твой разум, Лебедев Алексей. Одно условие: ты должен сесть в машину с молодой женой. И вести себя естественно. То есть так, как должен вести себя счастливый молодожен. Целовать ее, ласкать, нашептывать на ухо нежные словечки. В общем, ты меня понял.

– Ты сумасшедший? Да? – с надеждой спросил он.

– Нет. И не надейся.

– Тогда кто?

– Лебедев Марат Константинович, – твердо сказал гость. – Так как?

– Мне надо подумать. – Алексей замолчал, заходил взад-вперед по комнате, а потом поинтересовался: – А если я в милицию звякну?

– Это ради бога. Менты скажут, что ты – псих, только и всего. И придется тебе остаться в холодной Москве, под дождем мокнуть. Вместе с молодой женой.

– Слово даешь, что там нет наркоты?

– Ни наркоты, ни чего бы то ни было, что стоит денег. Другими словами, того, что я мог бы продать и на этом заработать. Вы ничего такого не повезете. Даю слово.

Неизвестно почему, но Алексей ему поверил. И все же за этим предложением что-то кроется. Но что? Не поедешь – не узнаешь. Ему тут же вспомнилась избитая фраза: бесплатный сыр бывает только в мышеловке. Но пять тысяч долларов! Пять тысяч! Шальные деньги! Ни за что! То есть за свадебное путешествие! За то, что они с Леной любят друг друга и женятся! Так что же делать?

– Так как? – нажал гость. – Мы договорились, или мне идти к другому парню?

– А у тебя что, есть кандидатуры помимо меня? – усмехнулся Алексей.

– Конечно! Приз должен быть разыгран. Раз уж я решил кого-то облагодетельствовать, – вздохнул гость. И вдруг пожаловался: – Что за время такое, а? Никто никому не верит. Как мы живем? Помощи попросить боимся, потому что отдавать придется с процентами. Боимся, что нас используют. А если пришел человек и предложил деньги, много денег – значит, он вор! Хочет нажиться. А я не хочу на тебе нажиться. Напротив. Приедешь из свадебного путешествия, новую машину себе купишь. Я же знаю, что у тебя тачка-то старая, ремонта требует. Не дотянет до юга. Потому и предложил свою. Хотел как лучше.

– Слушай, ты мне часом не родственник? – Алексей все еще искал разумное объяснение происходящему.

– Богатый двоюродный братец из Америки? – рассмеялся гость. – Я же сказал: однофамилец. Один Лебедев хочет сделать другому Лебедеву приятно. Ну, так как? – в очередной раз спросил он.

– Я должен с Ленкой посоветоваться, – с сожалением произнес Алексей, которого гость уже почти убедил. – Вдруг она не захочет?

– Преподнеси все так, чтобы захотела, – уверенно сказал «спонсор». – Она же – баба! Покажи красивую тряпку – и забудет про все. Пообещай море, солнце, кондиционер в номере, шведский стол на завтрак – расцелует и даже не спросит, откуда деньги. И пришел я не к ней, а к тебе, как к настоящему мужику. Скажи, что родственник сделал свадебный подарок. Она завизжит от восторга и кинется тебе на шею.

– А как я объясню потом, откуда взялись деньги? Пять тысяч долларов?

– От того же родственника. Да и надо ли ей вообще что-то объяснять? Уверяю: она и не спросит, откуда деньги… – «Марат Константинович» выразительно помолчал. – Итак, я тебе дам мобильный телефон, через который мы будем держать связь. На юге, скорее всего, не увидимся. Я просто позвоню и скажу, где деньги. И все. Больше мы никогда не встретимся, Лебедев Алексей. Если только случайно.

– Надо бы подумать.

– Некогда думать. Решай сегодня. Сейчас. Или я ухожу.

– Хорошо, – кивнул Алексей. В конце концов, гость прав. Лена – всего лишь женщина. И она обрадуется этой поездке. Тем более обрадуется невесть откуда взявшимся деньгам. И не надо ничего объяснять. – Я согласен.

– Молодец, – вздохнул парень с заметным облегчением. – Ты сделал правильный выбор. Но за пять тысяч долларов я хочу узнать маленькие интимные подробности.

– Что-о?! – слегка опешил Алексей. – Какие еще подробности?!

– Не кричи, – поморщился его собеседник. – Позы, в которых вы занимаетесь любовью, меня не интересуют. Я только хочу знать, как она тебя в такие моменты называет?

– Ты – точно псих, – покачал головой Алексей. – Да зачем тебе это?

– Считай, что у меня проблемы с потенцией. Хочу перенять опыт.

– Ну… – замялся Алексей.

– Смелее.

– Вообще-то, она называет меня Леопардом. Или Леопардиком. Сокращенно – Лео.

– Лео, значит, – зафиксировал парень. – А ты ее?

– Лялькой. Она на куклу похожа. Вся такая маленькая, аккуратненькая. И зовут Леной. В общем, Лялька.

– Я понял. Этого достаточно. Любите друг друга, Лео и Лялька, и будьте счастливы. Аминь… Итак, я покажу сейчас, где мы встретимся в воскресенье утром, и обозначу маршрут. У меня в барсетке есть карта…

Вадим

Холодно, дождь

Он нервничал все больше и больше. Договорились же встретиться в одиннадцать утра, а сейчас уже первый час! Да за кого его принимают?! А он, дурачок, поверил, в который уже раз ей поверил! Женщинам вообще верить нельзя, а уж этой…

Погода испортилась второго июня. Сначала майская жара била все рекорды, потом на центральные районы страны обрушился такой лютый холод, которого, похоже, еще никогда и не случалось в первый месяц лета в этих широтах. И вот почти полтора часа Вадим торчит в кустах под мелким ледяным дождем, который сеет и сеет. Отвратительно! Это же не дождь, а черт знает что! Медленная средневековая пытка!

В голову из-за такой погоды приходят бредовые мысли: а не устал ли Создатель от людей, что без конца посылает им теперь природные катаклизмы? Где-то цунами целый остров смыло, проснувшийся вулкан засыпал пеплом огромный город, а здесь, в России, похоже, не будет лета. Во всяком случае, не обещают.

Вадим то сидел в машине, то выскакивал из нее и начинал ходить взад-вперед. И так часто смотрел на часы, что порой ему казалось, будто стрелки застыли на месте. Разумеется, женщинам свойственно опаздывать. А уж красивым женщинам тем более. Ну, на полчаса. На час. Мало ли что могло случиться? Но это же переходит все границы! Дело идет к тому, что они не успеют добраться до конечной точки маршрута к завтрашней ночи. А туда им надо прибыть своевременно, во что бы то ни стало! Она сама об этом говорила, хотя что к чему – он так толком и не понял. Но теперь она же и ворует время! И у себя, и у него!

В половине двенадцатого, из ворот того дома, за которым он так пристально наблюдал из густых кустов, выехал серый «Мерседес» и неожиданно свернул вдруг резко на проселочную дорогу. Центральная улица дачного поселка была абсолютно пуста, а там грязь, колдобины, тем не менее водитель не пожалел новую дорогую машину. Вадим едва успел отскочить, иначе они столкнулись бы с «Мерседесом» нос к носу. Вадим сумел разглядеть, что в машине сидит темноволосый мужчина. Спровадила мужа из дома? Замечательно! Но почему же сама не появляется? А «Мерседес» рванул прочь с такой скоростью, что Вадим невольно проникся жалостью к дорогой, хорошей машине, которую водитель совсем не щадит. Будто у того подобных машин в гараже не одна и не две…

А женщины, ожидаемой им с таким нетерпением, все не было…

А он уже так настроился на эту поездку! Взял отпуск, занял денег, мечтал переждать под жарким южным солнцем, когда минует череда циклонов и над столицей вновь засияет солнце. А что теперь? Неужели она опять его кинула?

И все тайны, тайны. Сплошные тайны! Сколько лет они друг друга уже знают? Восемь! Пять из них эта женщина была его законной женой. И не он затеял развод. Даже когда они разошлись, Вадим знал: пройдет какое-то время, и она вернется. Судьба у них такая: быть вместе.

У нее оказался странный характер: все время пыталась напустить туману. Хотела, чтобы ее окутывала таинственность. Больше всего Вадима раздражало, когда он не мог добиться ответа на простой вопрос: «Где ты была?»

– Угадай… – тянула она.

– В магазин ходила?

– Ну-у-у…

«Это же так просто! – красноречиво говорил ее взгляд. – А я не хочу, чтобы было просто!»

Вадим знал на сто процентов, что жена именно ходила в магазин. И она знала, что он знает. И в конце концов признавалась:

– Да, я ходила в магазин.

И тут же начинала рассказывать со смешком, как к ней подошел незнакомый мужчина, разумеется, молодой, красивый и богатый, наговорил кучу комплиментов, попросил немедленно выйти за него замуж и подарил огромный букет роз.

 

– А где же розы? – спрашивал он.

– Я выбросила их в мусорное ведро, – отвечала жена, и взгляд у нее при этом был чистый, честный.

Он открывал дверцу, заглядывал под раковину, где стояло то самое ведро, и спрашивал по второму разу:

– А где же розы?

– Ты думаешь, я выбросила их в это ведро? – смеялась она. – Разумеется, в мусорный контейнер, который на улице!

– В какой? В тот, что напротив подъезда? – уточнял он.

– Ну да.

Вадиму хотелось тут же спуститься вниз и проверить это. На девяносто девять процентов он был уверен, что никаких роз там нет. Конечно, его жена была красива, но не настолько, чтобы буквально все мужчины сходили по ней с ума. У нее были волосы цвета гречишного меда, цвета настолько густого и сладкого, что при одном только взгляде на них возникало чувство пресыщения. Она стриглась коротко, как мальчишка, но все время говорила, что скоро начнет отращивать волосы. А глаза у нее были темные, почти черные, косо посаженные и плутовские. И еще маленький аккуратный носик, крупный чувственный рот и привычка часто облизывать губы.

Когда жена ушла от него, это стало для Вадима ударом. Значит, розы все-таки были? Она врала ему каждый день, и за пять лет совместной жизни набежало никак не меньше ста тысяч раз. А сто тысяча первый оказался правдой.

И вот теперь она заставила его спрятать машину в кустах и не показываться на глаза жителям дачного поселка. А кусты мокрые, потому что дождь так и сыплет.

«Зачем все это? – тоскливо подумал он. – Как же глупо… Зачем?»

И все равно ведь не пришла! У него есть номер ее мобильного телефона, но звонить она запретила. Еще одна тайна. Сиди в кустах, не моги носа высунуть, не моги позвонить. Да сколько можно! Не мальчик же он, в конце-то концов? Ему тридцать один год! И восемь из них он связан с этой женщиной какими-то загадочными, но, увы, нерушимыми узами!

Вадим не выдержал, сел в машину и достал мобильник. К черту ее дурацкие правила! К дьяволу тайны! Если обманула, пусть скажет прямо! Это в последний раз, когда он поверил и прибежал по первому ее зову! Есть же предел терпению!

Он долго слушал гудки. Так долго, что уже потерял всякую надежду. Телефон она не отключила, но на его звонок не отвечала. Это на нее похоже. На дисплее ее мобильника высветился номер и его имя: «Вадим». В темных, плутовских глазах бывшей жены заиграли бесовские огоньки. «Взять трубку, это же так просто… А я не хочу, чтобы было просто!» А волосы она все-таки отрастила. И вдруг…

– Алло.

– Эля?

И вновь гудки. Теперь уже частые. Сбросили звонок. Нет, это не Эля. Ее голос он узнал бы из тысячи. Она никогда не говорила «алло». Низко, с таинственным придыханием спрашивала: «Да-а?» Словно каждый раз ждала сюрприза. А у него каждый раз сердце екало, потому что он знал – услышав голос бывшего мужа, Эля с явным разочарованием протянет: «А-а-а… это ты…» «Всего лишь», – легко угадывалось за этими ее словами.

Твердое, уверенное «алло» окончательно выбило Вадима из колеи. Кажется, он и голос узнал. Что за черт? Еще одна тайна? Решила прибегнуть к услугам посредника? Вернее, посредницы, ибо «алло» сказала женщина.

Он набрал номер бывшей жены еще раз. Теперь уже все было по правилам: абонент недоступен. Отключила мобильник.

И тут в кустах раздался шорох. Он встрепенулся и кинулся на звук:

– Эля? Наконец-то!

Но это была не Эля. Из кустов вышло «существо» в натянутом на нос капюшоне, бесполое, в куртке и джинсах, в кроссовках, с объемной спортивной сумкой через плечо. Существо пискнуло «ой». И стало понятно, что это девушка. Кажется, Вадим ее напугал.

– Извините. Я тут жду…

– Кого? – пискнула напуганная девчушка. На вид ей не было и восемнадцати.

– Так, одну особу, которая меня, кажется, обманула. – И тут ему в голову пришла недурная вроде бы идея. Он внимательно посмотрел на девчушку: – А вы куда направляетесь?

– Мне надо на железнодорожную станцию. И в Москву.

– Помогите мне, и я вас подвезу.

– Куда?

– Зависит от результата. На станцию. Либо в Москву. – Он тяжело вздохнул. Если Эля вновь его кинула, придется возвратиться домой. – Видите вон ту дачу?

И он указал на двухэтажный кирпичный особняк под зеленой крышей. Его окружал высокий сплошной забор, ворота были железные, глухие.

– Да, – кивнул перепуганный воробышек.

– Вы не могли бы пойти туда и спросить Элю? А потом сказать Эле, что Вадим устал ее ждать и если она немедленно не придет или хотя бы не позвонит, чтобы объясниться, он уезжает домой. И все будет кончено, теперь уже навсегда. – Воробышек стоял, о чем-то раздумывая. – Я туда пойти не могу, – пояснил Вадим. – Она замужем.

– Понимаю, – кивнула девушка.

– В благодарность за оказанную услугу обещаю вас подвезти. По крайней мере до ближайшей железнодорожной станции. А то вы промокнете насквозь. Кстати, хотите зонт?

– А у вас есть? – пискнул воробышек.

Он полез в машину за зонтом. Потом щелкнул кнопкой. Черный мужской зонт смотрелся в ее тонкой руке нелепо. Тем не менее девчушка решительно сжала массивную изогнутую ручку и зашагала к указанной Вадимом даче.

– Эй! – окликнул ее Вадим. – Сумку-то можешь оставить в машине. – Она замерла, вновь о чем-то напряженно раздумывая. – Что у тебя там? Золото, бриллианты? Я не трону. И потом: у тебя мой зонт, а я им очень дорожу.

Девушка кивнула, Вадим подошел и взял у нее сумку, которая оказалась довольно-таки тяжелой.

– Все мои вещи, – пояснила его посланница. – Ну что, я пошла?

– Жду ответа, как соловей лета, – невольно усмехнулся он. Так, что ли, пишут девочки ее возраста в конце любовных записок, которые посылают своим мальчикам? Ему бы хоть немного поиграть в любовь по этим детским правилам! Эх, и развернулся бы он!

Вадим стоял и смотрел, как девчушка толкнула калитку и скрылась за забором. А забор сплошной, не разглядеть – что там? Сумку Вадим бросил в машину, на переднее сиденье, и стал ждать.

Ее не было минут десять. Вышла она одна и направилась к его машине. Зонт закрывал лицо, и Вадим не мог узнать приговора раньше, чем она подошла. Когда девчушка оказалась в трех шагах, Вадим спросил нетерпеливо:

– Что она сказала?

Не высовываясь из-под зонта, его посланница грустно ответила:

– Эля просила передать, что ее для вас больше не существует.

Фраза была в стиле его бывшей жены. Он расстроился, конечно, но постарался не потерять лицо перед этой взъерошенной птичкой. Сказал как можно веселее:

– Значит, я отныне свободен? О, свобода! Свобода! – И он фальшиво запел: – «Мы – вольные птицы, пора, брат, пора туда, где за тучей белеет гора…»

Гора! О, черт! Как же теперь быть с запланированной поездкой на юг? Он не выдержал и крепко выругался. Жалко стало потраченного времени и денег.

Девчушка сочувственно спросила:

– Вам плохо?

– Хуже не бывает!

– Вы любите ее?

– Девочка, что ты в этом понимаешь? Ладно, садись в машину. – Вадим тяжело вздохнул. – Раз так вышло, я отвезу тебя в Москву. Куда тебе надо?

– На вокзал.

– На какой вокзал?

– Павелецкий.

– Прекрасно! Мы едем на Павелецкий вокзал! Прошу вас, сеньорита! Что же вы застыли в нерешительности? Ах, вы подумали, что перед вами маньяк! Что я завезу вас в кусты и съем. Милая, я не настолько голоден. Со мной вообще все в полном порядке. У меня вот уже восемь лет только одна проблема. Которую ты видела. Но теперь все благополучно разрешилось. Ее для меня больше не существует. Так ты едешь или нет? – довольно грубо спросил он.

– Еду. Мама сказала, что нельзя садиться в машину к незнакомым мужчинам, но я уже знаю, что вас зовут Вадимом и вы здесь ждали Элю. Вы очень несчастны. Я сяду к вам в машину, – решительно заявил воробышек и полез на переднее сиденье.

Когда белый «Лансер» выехал на проселочную дорогу, Вадим покосился на ее тонкий, нежный профиль и спросил:

– Как тебя зовут?

– Олеся.

– А лет сколько?

– Двадцать.

– Двадцать! – удивился он. – А я подумал: несовершеннолетняя!

– Я просто не накрашенная, – обиделась вдруг она и добавила: – Могу паспорт показать.

– Спасибо, не надо.

Вадим пригляделся к девчушке повнимательнее. Очутившись в теплом салоне, она сняла капюшон, и выяснилось, что под ним волосы медового цвета, стянутые в хвостик дешевой пластмассовой заколкой. Но мед не тот, не гречишный, а скорее цветочный, который похож на расплавленный янтарь и на вкус не приторный. Глаза у нее вроде бы карие, миндалевидные, скулы косые. Определенно, ее древнейшие предки попали под монголо-татарское иго. Хорошенькая, но не более того. Или просто слишком уж юная? Вот созреет, расцветет, наберется опыта, научится кокетничать и врать. И станет такой же стервой, как его бывшая! Неожиданно для себя Вадим разозлился.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»