Капкан на мечтуТекст

4
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Десять метров в секунду

Едва только Ульяна увидела в Инете прогноз погоды на завтра, сразу поняла: будут проблемы. Грозы не ожидается, но ветер порывистый, сильный. Десять метров в секунду. Это значит, что в открытом море яхту начнет мотать из стороны в сторону, качка будет приличной и у мужа опять появится повод надраться. Мол, все равно мы потонем, могу я перед смертью, в последний раз, для храбрости, в аду ведь гореть, и так далее… Попробуй тут возрази! В море всякое бывает, Ульяна и сама выпьет немного вина, для храбрости. Людей северных, сухопутных, хотят они того или нет, оторопь берет, когда они не видят берега. Да еще и WI-FI нет. Планшет умер, телефон молчит. Куда ни глянь – разливается бездонная синева, которая при сильном ветре на глазах густеет и становится цвета грозовой тучи, да еще и шипит на непрошеных гостей барашками бурных волн, раздраженно плюется в яхту соленой пеной. Того и гляди потопит.

Мамочки, где мы?! Край света, если он есть, похоже, там, где небо сливается с морем. А на краю света не помогут никакие гаджеты, да и от спасательных жилетов толку мало, ну, сколько можно продержаться в такой вот холодной воде? Ноги сводит судорогой, сердце стынет от холода и страха, руки немеют. А шлюпки здесь что-то не видно. Яхта маленькая, сама немногим больше шлюпки, только одно название, что яхта. В бескрайних морских просторах она кажется детской игрушкой, волна швыряет ее, как щепку, словно забавляется. Обветренные и просоленные морем мужики из команды ни слова не говорят по-русски, да и английский их почти не поймешь, и все время улыбаются. Все, мол, о’кей. Они и тонуть будут улыбаясь. По их непроницаемым бронзовым лицам невозможно понять, все ли действительно о’кей? Или пора надевать спасательные жилеты и молиться?

Ульяна на минуту представила себе завтрашнюю экскурсию на острова и содрогнулась от ужаса и отвращения. Жорик еще не протрезвел после вчерашнего. А вчера его внесли в номер, словно бы это не человек, а бесчувственное бревно. Сгрузили на кровать и сказали дежурное:

– О’кей!

Невозмутимые официант и охранник из отельного ресторана все с той же приклеенной улыбкой, как у всех тех, кто обслуживает русских туристов, взяли у мадам щедрые чаевые и ушли за следующим клиентом. Хотя больше Жорика здесь вряд ли кто пьет. Отдыхающие смотрят на красивую русскую сочувственно, а сама мадам уже устала краснеть за мужа. На все ее упреки Жорик лишь огрызается:

– Я на отдыхе! Могу себе позволить?

Да если бы он позволял себе лишнего только на отдыхе!

Ульяна покосилась на храпящего супруга. Интересно, вечером он опять пойдет в бар или все же побережет себя для завтрашней экскурсии? Ульяна изо всех сил пыталась Жорика хоть чем-нибудь увлечь, чтобы оторвать его от соски, то бишь от бутылки с виски. Да, работа, бизнес, трудности кризиса и все такое. Но кому сейчас легко? И можно найти отдушину не только в алкоголе, расслабиться как-то по-другому. В волейбол бы поиграл, а сил нет, так хоть в шахматы! Сходил бы на массаж, почитал книжку. Сколько можно пить?

Она тяжело вздохнула. На пляж, что ли, пойти? Жорик, скорее всего, проспит до ужина. С утра у мужа было опохмел-пати, он еле терпел до того момента, когда открылся первый бар. И так каждый раз.

Она все-таки пошла на пляж. А когда вернулась, то поняла, что зря это сделала: Жорика в номере не было. Разумеется, муж оказался в ближайшем баре!

– У нас завтра экскурсия, – напомнила Ульяна.

Ее тут же обложили трехэтажным матом, а в заключение «любящий» супруг заявил:

– Можешь поехать одна.

Она вздрогнула: ну уж нет! Оставить его здесь одного?! В открытом море хотя бы баров нет, а крепкого спиртного на яхте не наливают, Ульяна узнавала у гида, втайне от Жорика, разумеется. Муж пребывает в счастливом неведении, что на вип-яхте все включено. Ульяна стиснула зубы, дав себе слово затащить мужа на экскурсию, чего бы это ни стоило. А вдруг ему там станет плохо? И он начнет блевать и захлебнется рвотными массами. Или на солнце перегреется. С похмелья-то! И Жорика, хвала тебе создатель, хватит удар…

Она мечтательно закрыла глаза. Увы! Муж был чертовски везуч! Именно про таких и говорят: пьяных боженька бережет. А что больше всего бесит, к такой слабости, как выпивка, все относятся с пониманием. Когда в рождественские каникулы Жорика выносили из самолета в Шарм-эль-Шейхе, в стельку пьяного, его мимо всех очередей пронесли на паспортный контроль. Миграционную карту арабы заполнили сами и БЕСПЛАТНО! Даже за визу денег не взяли, сказав за Жорика: онли Синай (только Синай). В самом деле, куда господин Схованский в таком виде дальше Синайского полуострова? Маршруты экскурсий Жорика лежат исключительно к местным барам, а круиз ему предстоит по разливанному морю виски.

Ульяна с пылающими щеками шла за своим нареченным бревном, которого бережно поддерживали под мышки два здоровенных араба. При этом Жорик, приходя временами в сознание, называл их макаками бесхвостыми и матерился. Что удивительно, огромная очередь безропотно молчала, а арабы улыбались! Когда супруги Схованские добрались до своего отеля и Жорика сгрузили на кровать, Ульяна с тайной надеждой обшарила его карманы. Должна же быть цена такому вниманию и терпению? Наверняка обчистили. Что бы вы думали? Из распухшего от долларов бумажника мужа не пропало ни единой купюры!

И так всегда. Из любого запоя, даже самого черного, Жорик Схованский выходил с минимальными потерями. Но Ульяна не теряла надежды. Должен же когда-нибудь наступить тот самый светлый день, день свободы?

«Десять метров в секунду…» – она прикрыла глаза и задумалась. А когда Жорик всхрапнул и, перевернувшись на бок, сладко причмокнул во сне, покосилась на супружескую кровать со все возрастающей ненавистью: «Чтоб ты сдох, скотина!»…

…Сонный Жорик послушно дал отвести себя к минивэну, где, устроившись на заднем сиденье, тут же завалился на бок, положив голову Ульяне на колени, и захрапел. Сидящая впереди дородная дама с затейливой прической обернулась и посмотрела на супругов Схованских с неприязнью.

«Подумаешь, цаца!» – зло подумала Ульяна и уставилась на залитый лаком валик темных волос, из которого торчал разукрашенный стразами черепаховый гребень. Престарелая Кармен была обвешана драгоценностями и накрашена так, словно бы ехала не на морскую экскурсию, а в ресторан на корпоратив. А еще на даме, несмотря на ее полноту, было надето чудовищное платье с яркими принтами, огромными алыми маками.

Еще садясь в автобус, Ульяна невольно подумала о своей попутчице: какое кричащее уродство! Многим женщинам полнота к лицу. Да и сама полнота не криминал, все люди разные, одним повезло с обменом веществ, другим нет. Бывали времена, когда худоба считалась дефектом, и неизвестно еще, что дальше войдет в моду? Но бывает такая полнота, которая называется нездоровой. При одном только взгляде становится понятно: человек серьезно болен. Вот и эта дама выглядела нездоровой: лицо одутловатое, бедра поистине слоновьи, в бюстгальтере еле-еле умещаются два немаленьких арбуза, тройной подбородок упирается в охватившее обручем мощную шею золотое колье. При всем при этом затейливая прическа, вечерний макияж с утра и маки! Не просто уродство, а кричащее уродство! Сидящего рядом с ней мужчину Ульяна поначалу даже не заметила. Он сидел тихо, как мышь, даже когда его жена начала визжать на крутых поворотах.

А у той буквально началась истерика, хотя Ульяна в толк не могла взять, что такого особенного происходит? Обычная горная дорога, просто потому, что это остров. Серпантин вдоль скалистого побережья, откуда открываются прекрасные виды. Дорога не самая крутая и далеко не самая опасная. И водитель профи, едет очень аккуратно. Это ведь Европа, у них за всем следит профсоюз, и все дорожат работой, которая, как они сами говорят, с апреля до сентября. А потом – мертвый сезон и томительное ожидание следующего апреля. Водитель прекрасно говорит по-русски и старается, чтобы пассажиров поменьше трясло, это видно. Тем не менее дама в маках заорала «Ой, мамочки!» так, что Жорик проснулся. Сел и удивленно начал моргать: а что происходит?

– Убийцы! – заорала дама, когда минивэн остановился. И тут же – Где море?! Где яхта?!

– Сейчас вы пересядете на другой автобус, мадам, – вежливо пояснил водитель, – и поедете в порт.

– Как на другой?! Почему на другой?! – разгневалась женщина. – Почему меня не предупредили, что ехать так далеко?! Почему не сказали, что будет два автобуса?!

Она так орала, что Ульяне захотелось зажать уши. А Жорик, когда они пересели в другой автобус, двухэтажный, потребовал:

– Дай мне мою фляжку!

Без этой своей фляжки, где бы муж ни отдыхал, он из отеля не выезжал. Во фляжке было, разумеется, виски.

– Еще слишком рано, – попробовала сопротивляться Ульяна. – Только восемь утра.

– Ты что, не понимаешь: мне надо выпить?! – на весь автобус заорал Жорик.

– Еще и в одной компании с этим алкоголиком! – тут же высказалась дама в маках.

Чтобы Жорик с ней не сцепился, Ульяна заткнула ему рот фляжкой. Уже стало понятно: день будет тяжелым. Эти двое друг друга стоят. И весь автобус это, кажется, понял.

Присосавшись к фляжке, Жорик примолк, зато дама в маках громко стала возмущаться, что это не вип-экскурсия, а форменное безобразие. Развод на деньги.

– В порт с пересадкой! Вы только подумайте! В моей жизни это впервые! А уж я немало поездила по миру! И уж я-то знаю, что такое вип!

В порту она тут же накинулась на экскурсовода:

– Почему вы забрали мой ваучер?!

Миловидная брюнетка с бейджиком на пышной груди откровенно растерялась:

– Таковы правила.

– Тогда дайте мне копию! Как я смогу предъявить свои претензии, не имея на руках ваучера? Любой суд потребует документы! Как я докажу, что была с вами на экскурсии?

Девушка растерялась еще больше:

 

– У вас какие-то претензии?

– О! Еще бы! Вы меня чуть не убили! Сразу предупреждаю: с этим водителем я назад не поеду!

– Хорошо, мы пересадим вас в другой автобус, – попыталась улыбнуться экскурсовод.

– Дайте мне копию ваучера! – не унималась дама.

– Но где я вам здесь, на причале, возьму ксерокс? – жалобно сказала брюнетка. – Вы же видите: вокруг только море и яхты. Здесь нет офиса.

– А меня это не волнует! Надо было позаботиться об этом заранее! Насколько я понимаю, мы не в Египте каком-нибудь, это ведь Европа? – ехидно сказала дама. – А раз так, будьте добры дать мне копию документа! Езжайте в свой офис и делайте его там!

Девушка сдалась и отдала даме ее собственный ваучер. Та с удовлетворенной улыбкой засунула его в свой объемный кошелек и на какое-то время примолкла.

Вся группа тут же поняла, что это только цветочки, и приуныла. Как назло, кто-то опаздывал, и пришлось лишних полчаса простоять в порту. Дама в маках не умолкала ни на минуту, терзая несчастную девушку, которую угораздило быть гидом именно этой группы.

– И это называется вип? Почему мы до сих пор не вышли в море? Почему нас заставили разуться? Где мой кофе? Где вип?

Ульяна не выдержала и ушла на верхнюю палубу. Постелила на носу полотенце и стала загорать. Внизу Жорик допивал свое виски. Солировала дама в маках, да так, что несколько туристок, не выдержав, последовали примеру Ульяны и поднялись наверх. Наконец, прибыли опоздавшие, женщина с ребенком.

– Ну, слава богу! – ехидно сказала дама в маках. – Проспали небось. Раз вы такие неорганизованные, заказывайте индивидуальную экскурсию!

– Тетя, мы попали в пробку, – попытался объяснить ситуацию мальчик. Его мать деликатно молчала.

– Вы не умеете воспитывать детей! – тут же заявила ей скандалистка. – Когда разговаривают взрослые, ребенок не должен встревать!

Слава богу, мать мальчика промолчала, сразу поняв, кто перед ней. Дама явно пыталась затеять склоку. Есть такой тип людей: скандалы – их хлеб. Пока они не наедятся до отвала, так и будут терзать окружающих. Гид, которая тоже это поняла, торопливо провела перекличку.

– Схованские, два человека! – Жорик пьяно икнул.

– Мы здесь, – краснея, сказала Ульяна.

– Хорьковы, два человека!

– Я тут, мы тут! – заорала дама в маках. – Я и муж! Юлий, ты где?! Где ты, Юлий?! – завывала она, поскольку супруг не отзывался.

– Господи, у этого создания еще и муж есть! – не выдержал кто-то.

Дама метнула на звук испепеляющий взгляд, но, поскольку была озабочена исчезновением супруга, оставила сказанное без комментариев.

– Юлий! – сиреной завыла она. – Немедленно отзовись!

– Я здесь, дорогая! – раздался откуда-то снизу мышиный писк.

– Где ты был?!

– В туалете.

Голос и в самом деле шел со ступенек, ведущих в каюты и клозеты. Все невольно взглянули туда. Мужчина, носящий императорское имя Юлий, выглядел комично. Таких еще называют плюгавенькими. Метр с кепкой в прыжке. Низенький, тощий, как глиста, с огромными залысинами и в очках с толстыми стеклами, сползающих на нос.

– Юлий Хорьков, немедленно сюда! – зычно скомандовала дама в маках.

«Наверное, он пытался утопиться в биде, – грустно подумала Ульяна. – Он ведь прекрасно понимает, что его дальше ждет. Сейчас мы в бухте, здесь тихо. Но как только яхта выйдет в открытое море, его жена поймет, что все, чем она так бурно только что возмущалась – это всего лишь досадные пустяки. И тогда начнется! Я бы на его месте утопилась немедленно».

Но едва взглянув на Жорика, она поняла, что и на своем собственном месте пора топиться тоже. Потому что у Жорика кончилось виски. Он с сожалением потряс фляжку и, поняв, что она пуста, стал озираться по сторонам.

– Я оставила на верхней палубе полотенце, – торопливо сказала Ульяна и рванула наверх.

«У меня есть хотя бы полчаса. В лучшем случае минут сорок. Когда я могу побыть одна и собраться с силами. Эти сорок минут мне сейчас до зарезу нужны».

Ловко, как кошка, вскарабкавшись по крутой узкой лесенке на верхнюю палубу, она торопливо застегнула штормовку и поймала на себе одобрительный взгляд капитана, который тоже оделся и встал за штурвал.

– Будут сильные брызги, мадам, – невозмутимо сказал он по-английски.

– Я знаю, – кивнула Ульяна и, усевшись на расстеленное полотенце, вытянула ноги.

Спиной она привалилась к перегородке, за которой стоял капитан, держащий в загорелых руках штурвал. Ульяна знала, что время от времени скипер посматривает на ее ноги, потому что посмотреть есть на что. Своей фигурой Ульяна Схованская по праву гордилась. Когда в сорок лет к тебе обращаются «девушка», это чертовски приятно.

«Черт возьми, как хорошо!» – подумала она, глядя, как удаляется берег. В море ее никогда не укачивало. Наверное, в прошлой жизни она была русалкой или сиреной.

А может, вообще мужчиной? Капитаном корабля, на худой конец, матросом. Все лучше, чем женой Жорика Схованского. Всего полчаса счастья. Пока муж не очухается. Пока его взгляд и мозги затуманены алкоголем. Пока он не почувствовал качки и, соответственно, страх. Потому что все алкоголики трусы. Они и пьют от страха.

Ульяна закрыла глаза, ожидая, когда порыв ветра упруго ударит в лицо, а верхнюю палубу окропит солеными брызгами. И привычно подумала о муже: «Чтоб он сдох!»…

Какое-то время она наслаждалась жизнью. Ульяна, будь ее воля, ни дня бы не сидела в отеле. Остров диво как хорош, все умные люди берут машину и целыми днями колесят по горным дорогам, останавливаясь в самых красивых местах и делая замечательные фотографии. Купаются каждый день на разных пляжах, обедают в маленьких семейных ресторанчиках, где и цены лояльные, и еда вкуснейшая. Но разве усадишь Жорика в машину?! А напившись, он даст фору даже даме в маках по части скандала. Возможно, та нашла сегодня то, что искала. Достойного соперника. Ох, что-то будет!

Ульяна вздохнула и открыла глаза. Сколько времени прошло? Похоже, пора спускаться вниз. Она прислушалась. Вроде бы тихо. Или это ветер воет? Волна с силой бьет в борта, поэтому людских голосов не слышно. Сейчас Жорик очухается и пойдет искать свою вторую половину. Ульяна покосилась на молчаливого капитана. Харизматичный мужик, все при нем. Вот перед ним ей стыдно. Он посматривает на красивую и храбрую русскую мадам с откровенным интересом. Что-то будет во взгляде скипера, когда он увидит ее мужа! И как объяснить, почему она вот уже двадцать лет живет под одной крышей с Жориком Схованским? Делит с ним постель, родила ему сына. Это даже на русском трудно объяснить, чего уж говорить о языке, который для них обоих, и Ульяны, и капитана яхты, неродной! Да и нет таких слов ни в одном языке мира.

«Для этого надо рассказать всю мою жизнь. А главное, мою мечту. Но высказанная мечта – это все равно что выданная тайна. Есть вещи, о которых говорить нельзя, потому что не поймут. А меня уж точно не поймут».

Она еще раз тяжело вздохнула, собираясь с силами, и привстала, чтобы шагнуть на узкую лестницу. Капитан с сожалением и грустью смотрел, как русская мадам уходит. Потом пожал плечами и крепче охватил могучими руками штурвал. Ну почему у этих русских самые красивые и самые непонятные женщины?

Спустилась она вовремя. Жорик как раз донимал гида насчет выпивки, а мадам Хорькова грозилась пожаловаться в Страсбургский суд.

– Как вы могли выйти в море в такую погоду?! – орала она, забыв про морскую болезнь.

Те, кто действительно ею страдал, висели на леере либо сидели на стульчиках у борта с бумажными пакетами в руках наготове. Стюарт, единственная женщина в команде по имени Кристина, носилась туда-сюда, пытаясь хоть как-то облегчить страдания несчастных. Протягивала то лед, то лимон, а то и делала массаж, растирая сильными пальцами виски зеленым от тошноты туристам. И давала дельные советы. Мол, лучше не пить много воды, плохо для желудка. Говорила она на английском, но гид тут же переводила.

Ульяна все понимала и без перевода.

– Погода сегодня хорошая, – сказала Кристина. – Два дня назад была шестиметровая волна. А сегодня все супер.

– Немедленно разверните яхту! – орала Хорькова. – Я умираю!

– Где виски?! – вторил ей Жорик. – Я хочу выпить!

– Есть пиво и домашнее вино, – вежливо сказала гид. Ульяна наконец прочитала на бейджике, как ее зовут: Элена.

– Что значит – пиво?! Пивом, девушка, похмеляются, – ехидно сказал Жорик. – А я вам сказал, что хочу выпить.

– Тогда пейте вино. Вино хорошее, домашнее.

– Да от него только ссать хочется! – завопил Жорик. – Я хочу виски! Или водку! Можно коньяк! Только побыстрее!

– Крепких спиртных напитков на яхте нет, – тихо сказала Элена. – Мы в море. А в море сухой закон. Только потому, что это вип-яхта, здесь подают пиво и вино.

– Когда вип, подают все! – огрызнулся Жорик.

– Вот именно! – неожиданно поддержала его мадам Хорькова. – Это туфта, а не вип! Когда вип, вы должны предусмотреть все!

– Но мы не может отменить ветер, – не выдержала Элена. – Вашей безопасности ничто не угрожает, а в остальном… – она развела руками.

– А виски? – тут же вклинился Жорик. – Виски-то вы можете взять на борт?

– Я же вам сказала, что в море су…

Тут Жорик увидел спустившуюся с верхней палубы жену и переключил свое внимание на нее.

– Ты все знала, сука! – заорал он, перекрывая ветер и волны. – Ты сделала это мне назло! Гадина! Сука! Стерва!!!

У Ульяны невольно задрожала нижняя губа. Кажется, начинается.

– Ага! Ваша жена ввела вас в заблуждение, так же как меня обманул мой собственный муж! – сообразила Хорькова и заорала: – Юлий! Где ты прячешься?! Немедленно сюда, мерзавец!

– Я здесь, дорогая! – пискнул тот откуда-то снизу. Похоже, он всю дорогу прятался в одном из клозетов.

– Ты почему мне сказал вчера вечером, что погода будет прекрасная?!

– Но на небе ни облачка, милая, – сказал супруг, поправляя вспотевшие от страха очки.

– А эта убийственная качка?! О! Ты все знал! Я видела, как ты читал прогноз погоды! Напрасно я тебе доверяла! Ты ведь прекрасно знаешь, что я больна! Я ведь могу умереть, потому что здесь, в открытом море, мне никто не поможет! Я знаю, твоя заветная мечта, чтобы я умерла! Ты нарочно мне это устроил! Какая подлость! И этому человеку я отдала пятнадцать лет своей жизни!

– Ты решила меня убить, дрянь такая! – это уже было обращено к Ульяне. – Мое наследство хочешь заполучить! Хрен тебе! – и Жорик показал ей фигу.

– Юлий, ты подлец! Издеваешься над больной женой! Я немедленно подаю на развод!

– Розалия, прости меня, дорогая! – супруг согнулся так, что Ульяне показалось, будто он вот-вот рухнет перед своей орущей половиной на колени.

Ульяна чуть не рассмеялась. Розалия! А ведь в точку! Розалия Хорькова…

– А! Ты улыбаешься! – уловил ее мимику Жорик. – Ну, я тебе устрою, сука! Ты пожалеешь, что на свет родилась!

– Мы скоро прибудем на остров, и я куплю тебе виски в ближайшем баре, – тихо сказала Ульяна. – Столько, сколько хочешь.

– Это я куплю себе виски! – заорал Жорик. – Потому что это мои деньги! Я всю жизнь пашу, как слон, а ты прохлаждаешься! Мечтаешь о моей смерти! Хочешь тратить мои денежки со своим любовником! Он здесь, на яхте?!

– Ты с ума сошел!

– А где? В отеле? В каком номере? Говори!

Розалия Хорькова даже перестала орать на мужа и посмотрела на Ульяну с интересом.

– Какой пассаж! – ехидно сказала она. – Я так и подумала. То-то вы кокетничали с капитаном!

– С кем?! – набычился Жорик. – С этим… – он обложил предполагаемого соперника трехэтажным матом. – Где он?! Я его сейчас убью!!!

– Он наверху! – вцепилась в мужа Ульяна. – Стой! Ты упадешь за борт!

– Хрена с два! Я морду ему сейчас набью!

– Это не он!

– Не он? – Жорик перестал рваться наверх. – А кто? Говори, дрянь! С кем ты мне изменяешь!

– У вас действительно нет виски? – Ульяна беспомощно посмотрела на Кристину. Та на секунду задумалась, а потом кивнула. Видимо, ситуация была понятна и без перевода.

Бутылка оказалась маленькой, и не виски, а греческая водка. По-русски это называется шкалик.

– Ну вот! – удовлетворенно сказал Жорик, вцепившись в нее мертвой хваткой. Свинтил пробку и тут же примолк.

– Вот видишь, на что способна жена, если она ценит своего мужа! – накинулась Розалия на несчастного Юлия. – А ты на что годишься, ничтожество? Немедленно разверни яхту!

Хорьков беспомощно заморгал. Розалия требовала невозможного.

В это время Кристина что-то сказала по-английски. Ульяна тут же перевела:

– Она говорит, что обратно плыть будет намного легче. Сейчас мы идем против ветра. К тому же до острова осталось минут десять пути. А обратно в порт идти больше часа. Разве вы не хотите передохнуть от качки? – обратилась Ульяна к Хорьковой.

 

Та задумалась. Как ни странно, английская речь ее успокоила. Ульяне Хорькова вряд ли поверила бы. Юлий посмотрел на свою спасительницу с благодарностью.

– В самом деле десять минут? – подозрительно переспросила Хорькова у Элены.

– Вон остров! – та указала на скалы впереди. – В бухте тихо. Наша первая остановка в монастыре. Там есть чудотворная икона и святые мощи. Фотографировать нельзя, но всем желающим раздают миниатюрную копию иконы и сосуд с ладаном. Сегодня суббота, священный день. Согласно поверью, если обмести себя метлой и потом все время мести к морю, до набережной, вы избавитесь от недуга, которым страдаете…

«Это вряд ли, – думала Ульяна, пока экскурсовод рассказывала одну из местных легенд. – Такие люди, как Розалия Хорькова, словно бы рождаются для того, чтобы всем остальным жизнь малиной не казалась. Равно как и Жорик. Схованский, будучи трезвым, адекватен и миролюбив. Хотя когда это он бывает трезвым? Но эта еще хуже», – она с неприязнью посмотрела на Хорькову. Потом перевела взгляд на несчастного Юлия.

И вдруг ей в голову пришла неожиданная мысль.

«Да вот же он! – волнуясь, подумала Ульяна. – Человек, которого я так долго искала! Даже имена созвучны. Ульяна – синоним Юлиана. А он Юлий. Юлий и Юлиана. Похоже, мы друг друга нашли, – она взглянула на Хорькова уже по-другому, с откровенным интересом. – Мы живем в одном отеле. Надо улучить минутку-другую, чтобы с ним переговорить».

– Вы когда уезжаете? – как бы невзначай спросила она.

– Через неделю, – уныло сказал Юлий.

По всему было видно, что отдых его достал. Должно быть, он все время прячется от жены на работе. А здесь даже спрятаться негде.

– Как это вас угораздило? – не удержалась Ульяна и взглядом указала на Розалию. Та была увлечена рассказом о чудесном исцелении.

– А вас? – парировал Юлий.

И тут она поймала его взгляд. Острый, проницательный, совсем не водянистый, как ей показалось поначалу из-за толстых стекол очков.

«А он не глуп… – с удовлетворением подумала она. – Уже хорошо. Просто запуган. Почему-то мне кажется, что мы договоримся…»

Благодаря чудодейственной иконе и, как оказалось, такому же чудодейственному виски вторая половина экскурсии прошла гораздо спокойнее. Во время остановки Жорик заправил свою фляжку, а Розалия раздобыла кучу священных реликвий и теперь с увлечением их рассматривала.

– А как это действует? – жадно спрашивала она у Элены, и та, угадав слабое место скандалистки, тут же заводила песню об очередной местной легенде. Чудесное исцеление и все такое.

Ульяна с усмешкой вспомнила, как Розалия, словно волнорез, размела огромную очередь ко входу в крохотный храм, сгребла все пузырьки с ладаном, стоящие перед оторопевшим от такого хамства монахом, сграбастала пачку миниатюрных икон и стояла у святыни столько, сколько ей хотелось, наплевав на остальных. И ее никто не трогал, не торопил, толпа плавно огибала тушу в чудовищных маках, словно река островок, а потом снова сливалась и уже в другом темпе, торопясь и бурля, устремлялась к выходу. Только один пожилой англичанин, не выдержав, покачал головой и сказал:

– Сколько же у леди грехов, что она так долго молится!

Юлий в храм вообще не пошел, как заметила Ульяна. Воспользовавшись передышкой, Хорьков с увлечением рассматривал местную флору и даже сорвал пару оливок, из которых делают масло, понюхал их, помусолил в пальцах и сунул в карман. Ульяна отметила его любознательность и стремление к одиночеству. Похоже, как и Жорик ее, Розалия супруга давно уже достала.

Следующая остановка была в тихой бухте с удивительно чистой водой, синей-пресиней. Пока все купались, Жорик и Розалия были заняты другим. Жорик получил свое законное пиво, ибо, как он говорил, водка без пива – деньги на ветер. И теперь вовсю наслаждался жизнью, повышая градус. Розалия увлеченно мазалась ладаном и прикладывала миниатюрную икону к пышной груди и к животу.

Получив передышку, Ульяна поспешно нырнула в воду. Плавала она как русалка. Юлий последовал за ней. К ее большому удивлению, плавал он тоже неплохо и довольно быстро. Они оторвались от остальных и взяли курс на песчаный берег.

– Как вы думаете, эти двое друг друга не поубивают? – слегка запыхавшись, сказал Юлий ей в спину.

– Да хоть бы и так! – она обернулась и подождала Хорькова.

– Они ведь остались там, на яхте, вдвоем, – он хихикнул.

– Я бы тоже хотела остаться на этом берегу. Навсегда, – в сердцах сказала она. – А еще лучше – вернуться и увидеть на палубе два трупа. Своего мужа и вашей жены. Нет, если вы, конечно, возражаете…

– Ни-ни! Я готов плыть хоть до Баренцева моря, лишь бы подольше не видеть Розалию! И ничто меня так не обрадует, как ее бездыханное тело! Уж простите за откровенность.

– Что ж… Будем надеяться.

Она сочла, что время и место для делового разговора не слишком удачное. Надо дождаться подходящего момента, у них есть еще целая неделя. По крайней мере, Ульяна узнала его настроение. Он тоже ненавидит свою вторую половину и мечтает от нее избавиться.

На яхту они с Юлием поднялись последними. Кристина понимающе улыбнулась и протянула мадам душевой шланг.

– Пиво, вино? – предложила она, пока Ульяна вытиралась.

– Бокал красного вина, пожалуйста.

Юлий от спиртного отказался.

К огромному удивлению Ульяны, Жорик с Розалией во время этой остановки нашли общий язык! Они сидели на мягком диване и увлеченно обсуждали, что вип, а что не вип. И оба ругали эту экскурсию. А заодно своих тунеядцев, Жорик жену, а Розалия мужа.

– Сидит в своем НИИ, штаны протирает! – ехидно говорила Хорькова. – Зачем только на работу ходит? Получает все равно гроши! А я семью кормлю!

– А моя вообще не работает! – вторил ей Жорик. – И не работала никогда! А я пашу с утра до ночи! Еще и по курортам ее вожу за свои деньги! И что я за это получаю? Сами видели! Никакой благодарности от этой суки драной! Одни только упреки: много, мол, пьешь! Еще и любовника норовит завести у меня под носом!

– Как у вас только терпения хватает? – сочувственно сказала Розалия.

– Такой уж я. Добрый. – Жорик притворно вздохнул.

Ульяна чуть дар речи не потеряла. Добрый?! Вот лицемер! Исключительный скот, а строит из себя…

– А, явился! – высказалась и Розалия, увидев вытирающегося полотенцем Юлия. – Нет чтобы спросить, как ты, дорогая моя жена? Остаться со мной, позаботиться о том, чтобы я выпила свое лекарство. Ему лишь бы улизнуть! Тунеядец чертов! Эгоист! Смерти моей желаешь!

Юлий покорно молчал.

– Вот тоже стерва, – кивнул Жорик на Ульяну. – Так и хочет меня утопить. Я потому и в воду не лезу. Она, мать ее, спортсменка! А я дойная корова. Плачу за все ее прихоти. Абонементы в два фитнес-клуба, уроки плавания. С персональным тренером, между прочим!

Ульяна благоразумно молчала. Жорик сел на любимого конька. Стоит вставить хоть словечко – и начнется очередной семейный скандал. Причем пьяный муж в выражениях не стесняется. А сейчас он набрался основательно.

– Нет, что ни говори, а лучшее средство от качки – это виски! Не хотите выпить, Розалия Карловна? – подмигнул Жорик.

«Мать твою, они уже и познакомились!»

– Нет, спасибо, Георгий Геннадьевич, я на таблетках. А лекарство и алкоголь несовместимы, – кокетливо сказала Розалия.

– Вы так думаете? А по-моему, все совместимо!

– Да, если учесть, что вы живете с этой, – Розалия презрительным взглядом указала на Ульяну, – а я с этим, извиняюсь, козлом, – она, словно мальчишке, отвесила подзатыльник Юлику, неосмотрительно оказавшемуся от своей супруги на расстоянии вытянутой руки.

Жорик заржал и попытался хлопнуть жену по попе. Но Ульяна ловко увернулась. Остальные туристы смотрели на нее с сочувствием. Кто-кто, а уж Ульяна такого обращения не заслужила. Да, она следит за собой, но для кого все это? Никогда у нее не было любовника. Только мечта…

Ульяна невольно вздохнула.

Обратно и в самом деле плыть было намного легче. Да и ветер к вечеру начал стихать. Розалия дремала на диванчике, а Хорьков покорно сидел рядом с женой, время от времени коротко вздыхая. Жорик тоже похрапывал, Ульяна же благоразумно не пошла наверх, где у штурвала обосновался харизматичный капитан. Только драки здесь на сегодня не хватало!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»