Уведомления

Мои книги

0

Лилофея-2. Супруга водяного царя. Пленники подводного царства

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Лилофея-2. Супруга водяного царя. Пленники подводного царства
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Натали Якобсон, 2020

ISBN 978-5-0051-2552-1 (т. 2)

ISBN 978-5-0051-2550-7

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

НАТАЛИ ЯКОБСОН
ЛИЛОФЕЯ – СУПРУГА ВОДЯНОГО ЦАРЯ

Волшебство подводной арфы

Свадьба с водяным! Брачная ночь в одиночестве! Ну и судьба! Разочарована она или это облегчение, что Сеал надолго куда-то исчез? Кто знает, что ее ждет наедине с ним. Он же все-таки не человек, хоть и чертовски привлекателен.

Лилофея старалась забыть голос мятежника, заточенного за тронной залой, но он не шел из головы.

– Ты могла бы править единолично…

Он искушал, будто до сих пор говорил с ней. Звучал в мозгу, проникая в сознание черно-красными парами. Стоило прикрыть веки, и казалось, что замурованные двери вот-вот взорвутся от копящейся за ними негативной яростной магии.

Но никакого взрыва, от которого обрушился бы весь подводный дворец, пока слышно не было.

В подводном царстве все шло своим ходом. Прислужницы-русалки сновали туда-сюда, тритоны с трезубцами сторожили все входы и выходы, морские драконы на арках оживали и подмигивали Лилофеи. Она по-настоящему ощутила себя царицей, когда один синий подводный дракон вдруг спрыгнул откуда-то с аркады и преградил ей дорогу не чтобы напасть, а исключительно, чтобы поклониться ей.

Впечатлила ли его особенная корона на ее голове или сам тот факт, что она стала, наконец, женой Сеала? Не важно! Главное, что теперь все ее тут почитают, как правительницу, все кланяются и отдают знаки почтения. Даже мощные узорчатые колонны, которые на самом деле способны оживать в виде морских монстров, уже не шипят ей вслед, а уважительно поют гимны. Та же перемена произошла и с золотыми лицами, рельефом выбитыми на дверях, колоннадах и даже стенах. Больше они ее не дразнили, а лишь хвалили ее красоту и достоинства монотонным пением. Выходит, они умеют подольститься. Лилофея долго разглядывала барельефы разных мифических существ, которые оживали на глазах и также отдавали ей знаки почтения. Маленький золотистый мораг на колонне шевельнулся и лукаво ей подмигнул. Небольшие разноцветные медузы лебезили у нее под ногами. У некоторых из них были женские лица. Вот это да! Если присмотреться они довольно милы. Может взять их себе в прислужницы? Они точно будут не против. В роли королевы морей Лилофея пришлась им по душе.

Как приятно быть царицей подводного царства! На земле она себя так вольготно не чувствовала. Там всюду интриги, шпионы, правила этикета, которые нельзя нарушать. А тут можно делать все, что захочешь и плыть, куда пожелаешь. Кругом лишь почет и уважение. Вряд ли такое же счастье было бы, выйди она замуж за земного царя или короля. А уж тем более за султана, у которого целый гарем наложниц. Там пришлось бы каждый день вертеться, как на иголках, даже будучи султаншей. А здесь так привольно и хорошо. И кругом магия. Лилофея долго не могла оторваться от разглядывания живых арок из лазурных драконов. Теперь можно было их не опасаться. Ведь она их госпожа. Впервые в жизни она ощутила себя счастливой. Ну, почти счастливой. Ведь Сеал все не возвращался. С ним рядом тут еще приятнее. Но и без него она ощутила себя тут на своем месте, будто это земля была чужим краем, а подводное царства – родиной.

Неужели на нее так повлияло венчание с водяным царем? Все ее мировоззрение вдруг резко переменилось. Она начала мыслить, как моргена? А разве вначале она мыслила как-то еще. Венец вдруг начал давить на лоб и, кажется, даже накалился. Появилось неприятное ощущение, что за ней кто-то следит. Лилофея даже обернулась, чтобы проверить, не прячется ли кто-то за арками или колоннами. Но их тут целый лес. Каждая тень, мелькнувшая за ними, может оказаться шпионом. Кто-то за ней точно следил, и это были вовсе не драконы, несущие караул под видом арок. Ощущение слежки было таким неприятным, что Лилофея решила вернуться к себе в покои. Там она точно будет одна.

Корона все еще давила на лоб, и Лилофея сняла ее. Изысканная штука! Похожа на миниатюрный дворец в виде головного обруча. А солнце с человеческим лицом посередине кажется живым. Лилофея нашла в ларцах колье с такой же подвеской и надела на шею. Кулон в виде солнца с женским лицом чем-то привлекал. Но не напоминанием о земле, над которой греет солнце. Здесь под водой оно казалось упавшим с небес на глубины.

Символ был загадочным. Стоило прикрыть глаза, и Лилофея видела, как солнце падает с небес под воду, обжигая огнем водные толщи. Рыбы и моргены стонут от его приближения. У этого солнце лицо прекрасной девушки.

Лилофея раскрыла глаза. Видение обжигало мозг так, что чувствовался жар, как из печи. Где-то над вратами подводного дворца или на одном из фронтонов она видела такой же символ больших размеров, но где именно припомнить не могла. Солнце с человеческим лицом словно насмехалось над ней, зовя идти туда, не зная куда. Хотелось блуждать по всему дворцу, как по лабиринту, пока не найдешь на одной из стен символ, который окажется живым и обжигающим даже под водой.

А что если зов солнца заведет ее в какое-нибудь жуткое урочище или впадину, или в магическую темницу?

Все, хватит думать о нем! Это какое-то изысканное колдовство, которое овладевает разумом и заставляет идти куда-то против своей воли в поисках того, значения чего даже не понимаешь. Солнце живое, оно где-то здесь, и оно зовет ее.

Лилофея постаралась стряхнуть с себя наваждение. Может снять и кулон, чтобы больше не подпадать под власть чар? Снимать не хотелось. Золотое солнце нежно грело кожу. Его было приятно носить на груди. Дискомфортно лишь то, что от его близости к телу рождаются странные видения в сознании.

Лилофея отвлеклась, заметив вещи, которых раньше в ее покоях не было. Очевидно, это подарки к свадьбе. Хотя кто их принес? Тут были тяжелый кованый сундук с дремлющей фигурой медной русалки на крышке. Стоило к нему прикоснуться, как русалка открыла медные глаза и заговорила что-то на непонятном Лилофее языке. Наверное, это подводное наречение. Лилофея тут же оставила попытки сдвинуть с сундука крышку, и медная фигура снова погрузилась в сон. Рядом с сундуком лежали подсвечник в форме медузы со светящимися улитками вместо свечей, что-то вроде кальяна с мундштуком в форме водяной змеи, а еще золоченая арфа, чей корпус был выполнен в виде то ли опять же русалки, то ли какой-то морской волшебницы с плавниками вместо рук и ног, и целым клубком морских змей вместо волос. Изысканная вещь! Струны тоже золоченые. Можно ли на них сыграть?

Лишь Лилофея тронула пару струн, как раздались такие высокие ноты, что стало страшно. Звук красивый, но слишком сильный. От него можно оглохнуть. Сюда бы леди Мораллу. Вот уж кто умел играть так, что ее музыка отпугивала даже морген. Лилофея отлично помнила, что во время нашествия морген на дворец, лишь в окно музицировавшей леди Мораллы они почему-то опасались залезть. Вероятно, умелая музыка способна парализовать даже нечисть? А может леди Моралла вкладывала в нее легкое волшебство. С этой арфой она бы точно сладила. Но, увы, именно на леди Моралле ни один водяной жениться не захотел, поэтому она с ее музыкальными талантами осталась на поверхности.

– Не зарекайся! Кто знает, что будет!

Детские голоса прозвучали так внезапно, что Лилофея опешила. Кого это тритоны и мораги пропустили в ее покои? Разве сюда позволено без спроса входить кому-то кроме Сеала.

Она неохотно подняла голову от чудесной арфы. Как ни странно, рядом с ней стояли двое пажей – мальчики лет двенадцати в синих нарядных ливреях с буфами. Это сон? Откуда тут пажи? Лилофея не сразу их разглядела. Это же не дети, а наполовину моргены. У одного мальчика левая часть тела человеческая, а по правой растет синяя чешуя и плавники. У другого наоборот правая часть тела, как у людей, а левая, как у рыб. На одной щеке кожа бледная, как у утопленника, а на другой голубые чешуйки. Ну и чудо! Как ни странно, пажи выглядели симпатичными, хоть и зловещими. Чешуйки так и поблескивали на половинках лиц, когда мальчишки улыбались, показывая зубы-иголочки. И языки у них длинные, как у жаб.

– Откуда вы здесь? Вас прислал Сеал?

Два отрицательных кивка головы были, как отражения друг друга.

– Урун?

Опять отрицание. Мальчики-рыбы были близнецами не только по внешности, но и по жестам, ежеминутно повторяя друг друга.

– Так почему вы пришли? Кто вас пропустил? Кто вас позвал?

– Ты сама нас позвала!

Ответ ее обескуражил. Что они оба имели в виду? Взгляд Лилофеи невольно упал на струны арфы. Кажется, она успела тронуть лишь две из них, и явились два пажа. А что будет, если прикоснуться к остальным струнам.

– Что соизволишь? – голоса синих пажей напоминали подводное эхо в лабиринте дворца. – Есть приказания? Нам затопить для тебя целый флот? Разорить волнами прибрежные селения? Вызвать такой шторм, чтобы разнести целое государство?

Лилофея потеряла дар речи от удивления. Половины детских человеческих лиц выражали абсолютную невинность при таких жестоких вопросах.

– Да что мы предлагаем свои услуги? Ты ведь можешь все это сделать и сама. Арфа у тебя. Мы можем лишь тебя наставить. Подсказать, какие струны затронуть, чтобы уничтожить наземный мир и не причинить вреда никому под водой.

Они оба уже оказались позади нее. Их рты наполовину рыбьи, наполовину человеческие приникли к ее ушам с обеих сторон и начали нашептывать такие жуткие обещания, что нервы у Лилофеи не выдержали.

– Уходите! Немедленно! – закричала на них она. – Чтобы через секунду вас обоих здесь не было!

На миг на их лицах промелькнуло дикое разочарование и даже ярость, но они быстро нацепили назад маску вежливого равнодушия.

– Как прикажешь, наша новая госпожа и наследница океанского трона.

Через миг их не стало, будто убрали два зеркала. Лишь рябь дергалась на воде в тех местах, где стояли они. Любопытно, что они умели в виду, назвав ее столь громкими титулами. Наверное, ошиблись. Она вроде бы стала царицей морей, а не океана. Ну, что с них взять? Глупые детишки! Да еще наполовину рыбы! Хотя, наверняка, этим детишкам уже есть хотя бы несколько сотен лет, если не тысячелетий.

 

Лилофея не хотела больше трогать струны арфы, но как-то само собой вышло. Пальцы неловко пробежали по ним, и опять раздалась прекрасная, но сокрушительная музыка. Лилофея с ужасом ожидала, что сейчас от нее рухнет весь подводный дворец, но ничего такого не произошло. Однако, зеркальце, привычно показывавшее поверхностный мир, вдруг взволнованно засветилось, сообщая о каких-то трагических событиях на земле. А лицо моргены, отлитой на корпусе арфы, вдруг стало таким зловещим. Губы изящного изваяния растянулись в зловредной улыбочке. Лилофеи даже жутко стало. Она выпустила арфу из рук, но та не упала, а плавно опустилась на консоль, будто там и было с самого начала ее место.

– Что не так? – Лилофея взяла зеркальце и ахнула. Оказывается, только что случилось наводнение. И не где-нибудь, а в ее родной Оквилании. Море вышло из берегов с такой силой, что не только потушило прибрежные костры и перевернуло все суда в порту, но и снесло часть крепостной стены. И это случилось, едва она случайно заиграла на арфе. Если в арфе и есть волшебство, то жутко злое. Кому пришло в голову преподнести ее ей на свадьбу? Кому бы не пришло, а выходит, он хотел зла.

– Ты просто не умеешь ею пользоваться, – пискнул то ли голосок одного из пажей-рыб, которых, впрочем, рядом уже не было, то ли чей-то еще. Лилофее не верилось, что это фигурка с корпуса арфы с ней заговорила.

– Играй мягче, если не хочешь катастроф!

Мягче? При таких туго натянутых струнах? Лилофея даже уже не задумывалась над тем, чей голос дает ей наставления. Она следила в зеркальце за ущербом, ненароком причиненным родным берегам. Многие корабли послов затонули или обратились в щепки, разбитые сокрушительными волнами. Валы, накрывшие берег приняли форму жадных крушащих все рук морских великанов. Что это если не злое колдовство?

– Остановись! – это уже был голос Уруна, нежданно вихрем ворвавшегося в ее покои. – Не играй больше, госпожа! Прошу тебя!

Вспомнив о том, что она теперь здесь царица, он отвесил низкий раболепный поклон.

– Только не гневайся на своего слугу!

Неужели он стал ее бояться?! Для Лилофеи это стало неприятной неожиданностью. И все дело в арфе, кем-то оставленной здесь. Не нужно было ее трогать.

– А что я сделала? – она и сама с трудом могла понять.

– Только что от вашей игры затопило часть Этара, – доложился он. – Я только что оттуда.

А он носится по водным просторам, как вихрь! Ну и скорость!

– Вот оно что? – Лилофея даже обрадовалась на этот раз. Этар это ведь то самое государство, куда ее хотели сослать, как наложницу в гарем. Теперь то она может отыграться на местном султане. Как повезло, что арфу она нашла! Если б только точно рассчитать удар, и не трогать еще и Оквиланию. – Хорошо, если б весь Этар затонул. На это есть шанс? Или нужно добавить волшебных нот?

– Нельзя, госпожа!

– Что нельзя? – она внезапно вспомнила о том, что кроме султана и гарема там ведь живут еще простые люди. Урун их имел в виду. С каких это пор ему есть дело до людей?

– Нельзя трогать Этар, госпожа?

– Это еще почему?

– Есть один договор, – Урун виновато опустил голову.

– Ах, вот оно что… Эти ваши договоры между моргенами и людьми. Неужели они имеют так много значения и магической силы.

– Не для вас, конечно, но для нас.

– И что во мне такого особенного? То что я с земли?

На этот раз Урун промолчал.

– Кстати, где пропадает мой супруг?

Урун весь передернулся, услышав, как она назвала Сеала. Он злиться, что она фактически называет себя царицей таким образом или всего лишь ревнует?

Щупальца и хвост Уруна нервно шевелились. Он хотел что-то сделать или сказать, но не решался.

– Сеал до сих пор в Пустом Городе? – так, кажется, сам Урун в разговоре назвал место, куда они направлялись. – Может, и мне отправиться туда? За ним! Он мой муж теперь, в конце концов. Я имею на него право. Особенно сегодня. И если он куда-то решил от меня уплыть, я обязана плыть туда же вслед за ним.

– Не стоит этого делать! – глаза Уруна вдруг опасно сверкнули, будто два острия ножа. – В то место никому не стоит заплывать.

– Но ты позвал туда своего царя. Интересно, зачем? Чтобы причинить ему вред, если там так опасно…

– Простите! Мне пора! – Урун так быстро откланялся, что она успела разглядеть лишь вихрь воды, превратившись в водоворот в том месте, где он стоял. Вода еще минуту закручивалась спиралью, похожей на столб.

Лилофея осталась одна. И что теперь делать? Ждать Сеала? Или еще раз прогуляться по дворцу? Экспериментировать с опасной арфой больше не хотелось, но она вдруг заиграла сама: нежно, тихо и мелодично. От ее звуков потянуло в сон. Лилофея испугалась, что сейчас начнутся новые катастрофы, но зеркальце больше ничего такого не показывало. Двое мальчишек-рыб тоже больше не появлялись. А вот золотистое существо, похожее то ли на медузу, то ли на ребенка, неожиданно подпорхнуло сзади. И откуда оно взялось?

– Хочешь посмотреть Пустой Город? Или пройтись по Радужным мостам? А может взглянуть на утопленников, привязанных к якорям затонувших кораблей? Один из них оживает, едва тронешь медальон на его шее и предсказывает будущее. Хочешь пойти и спросить его о том, какой окажется твоя совместная жизнь с водяным царем?

Лилофея хотела обернуться и получше рассмотреть существо, но оно ее удержало, опутав шею и плечи тонкими золотистыми щупальцами.

– Я из арфы, – подтвердило оно догадку Лилофеи. – И ты теперь моя госпожа. Не потому, что ты новоявленная царица морей, а потому что арфа отныне принадлежит тебе. Пока она твоя, мне придется тебе служить.

– И чем ты можешь сослужить? Разрушить своей музыкой целые селения на берегах? Затопить города?

– Это делаю не я?

– Тогда кто же?

– Другие струны.

– А чем занимаешься ты?

– Приношу пользу своему хозяину или хозяйке, в зависимости от того, кто владеет арфой.

– Какую пользу? – Лилофее это показалось подозрительным, особенно учитывая то, что золотистые щупальца плотно сдавили ей шею. Она чуть не задыхалась.

– Ну… я могу давать советы. Весьма полезные советы. А еще я знаю все пути под водой и сумею провести тебя в самые любопытные уголки подводного царства. И еще я могу усыплять своей музыкой.

– Ты дух арфы или что-то вроде того? – догадалась Лилофея. В ответ ей повисло долгое молчание.

– Сейчас тебе, наверняка, хочется спать, – заметил золотистый дух. – От моей мелодии все спят. Я могу усыпить даже целую рать, идущую в бой или погрузить в долгий сон всех гостей на шумном пиру. Стоит только заиграть.

Светящиеся щупальца начали медленно перебирать волосы Лилофеи.

– А ты красивая! – с восторгом заметил дух. – Еще ни разу у меня не было такой красавицы-госпожи. С тобой все наши развлечения станут приятнее.

– Наши?

– Ну, я же в арфе обитаю не в одиночестве.

Точно! Она уже видела двоих пажей. Слова застыли на языке, когда щупальца потянули ее за волосы до боли. Наверное, дух решил, что она не только самая симпатичная, но и самая глупая из его хозяек, и начал играть с ней, как с куклой.

– Ай, жжется! – щупальца случайно наткнулись на корону в волосах Лилофеи и тут же выпустили ее. Но оборачиваться, чтобы получше разглядеть духа было бесполезно, он уже успел юркнуть назад в арфу. Ну и прыткий! Да еще и хитрый, судя по всему.

– Когда проснешься, поговорим еще.

Лилофею сильно потянуло в сон. Наверное, стоит поспать, как и советовал дух. Арфа сияла и играла сама по себе. Мелодия была дивной. Вместе с ней звучал тихий голосок, который напевал, почти нашептывал что-то на незнаком языке. Вероятно, это морское наречие, на котором говорят моргены. Фигура моргены на корпусе арфы как раз казалась живой. Почему-то в связи с ней вспомнился корабль-русалка и резные мачты на нем. Что общего между фигурами на том корабле и этой арфой? Но думать уже не осталось сил. Мелодия проникла глубоко в сознание, навеяла сверкающие иллюзии, и Лилофея ощутила, что засыпает.

Мост-лабиринт

Ей опять снился корабль, из трюма которого что-то вырывалось вихрем ослепительного золотого света. Чей-то голос звал во сне. Лилофея проснулась, с трудом соображая, где она сейчас находиться.

Уж точно не на корабле-русалке, а прямо в подводном царстве. В царской спальне, где Сеала все еще нет. Зато кровать здесь мягкая, как пуховая перина, хоть и сделана внутри мертвой пустой раковины. Интересно, что за создание из этой раковины когда-то выползло? Дышать под водой оказалось так же легко, как и на поверхности. Лилофея уже не боялась, что когда проснется, начнет задыхаться. Кто бы мог подумать, что жить под водой окажется так легко. Волшебная арфа играла для нее сама. Без помощи русалки Янин или какой-либо еще из хвостатых придворных служанок. Нежная мелодия навевала сон. Вокруг струн арфы распространялось легкое золотистое сияние. Здесь и вправду лучше, чем на земле. Голосок совести чуть пискнул: так может думать лишь предательница не только своих родных и друзей, но и всей земной цивилизации, которую жаждут разрушить моргены. Но Лилофея думала именно так!

– Привет тебе, царица подводного мира! – назойливый дух снова выпорхнул из арфы и обвился вокруг Лилофеи. Либо он не знал таких обращений как «доброе утро» или «добрый вечер», либо не знал, которое сейчас время суток. В подводном царстве это и впрямь было сложно определить, так как освещение тут всегда было сумрачным.

– Что соизволишь? Развлечь тебя игрой? Или чем-то более существенным? – не отставал дух.

– А что ты еще умеешь?

– Ну, – он явно лукавил, делая вид, что раздумывает, – я могу показать тебе такие уголки дворца, о которых ты и не предполагаешь.

– Не сомневаюсь! Дворец ведь огромен, как само морское дно.

– И в нем много таких уголков, в которые Сеал тебя не допустит, а я провожу.

– А вот это уже интересно, – Лилофея насторожилась. Куда и почему Сеал не хотел бы ее пускать.

– Ты знаешь, например, про выход на мост-лабиринт, по которому можно пройти до любого наземного королевства, при этом бродя над морем.

– Это где-то на поверхности, – она помнила, как ходила на свидание с Сеалом на таком мосту, а потом оказалась под водой. Конец моста упирался в берег Оквилании.

– На мост можно попасть из залы, на дверях которой изображено солнце.

– Не верю!

– А ты проверь! – дух начал подталкивать Лилофею. Он обрел плотность, обвился вокруг нее и почти вытащил из постели. Это напоминало сильный порыв ветра, который заставляет тебя двигаться против воли.

Лилофея хотела его отчитать, но подумала, что на духов ругаться бесполезно. Не будучи материальными, они вряд ли понимают, что могут причинить кому-то вред.

– Поспеши! – напутствовал дух. – А то Сеал вернется, и нашей затее придет конец. Иди к дверям с солнцем и не забудь прихватить с собой арфу.

– Это еще зачем?

– Глупенькая, я не смогу за тобой полететь, если арфа останется здесь!

Ах вот оно что! Выходит, он не свободен, а прикован к арфе. Значит, его высокомерие это просто поза. Дух совсем не так силен, как хочет показаться. Ну и слушаться его тогда не надо.

Лилофея тоже решила проявить характер – как капризная девчонка показала духу язык и кинулась искать нужную залу сама.

– Стой, а как же я, – вопил на пороге спальни покинутый дух. Переступить порог того помещения, где осталась его арфа, он, судя по всему, не мог. Лилофея обернулась через плечо и насмешливо крикнула:

– Я проверю твои слова и вернусь назад. Не скучай!

Музыка арфы позади взорвалась траурными нотами. Ну и пусть! Дух ей порядком надоел. Хотелось ощутить себя на свободе. Хотя откуда взяться ощущению свободы, если она пленница подводного царства? Наверное, пробыв с болтливым духов в одной комнате более часа, будешь ощущать себя на свободе даже в темнице, если этого самого духа там нет. Вроде бы музыка арфы приятна, а вот духи, сопровождающие ее, сильно напоминают собственников. Стоит заслушаться арфу, и ты в их власти. Они манят, давят на сознание, гипнотизируют. Без них куда привольнее.

Пара водяных драконов, которых поначалу можно было принять за лепное украшение колонн, сползли сверху и медленно поплыли за Лилофеей, будто им велели быть ее телохранителями в отсутствие Сеала. Хотя от чего нужно охранять жену царя в его же собственном дворце? Сеал не случайно так перестраховывается? То существо, которое гневно вопило на свадьбе, может быть опасно? Или же опасаться надо того, кто заточен за замурованными дверями в царских покоях?

 

Сейчас Лилофее не хотелось об этом думать. Она взволнованно заспешила к дверям с барельефом солнца на створках. Драконы позади нее тут же отстали, будто солнце с женским лицом их пугало. Обернувшись, Лилофея заметила, что они уползают в тень, шипя, как если бы изображение солнца их обжигало.

Что-то тут не так! Саму ее вид солнца с изящным девичьим лицом покорил с первого взгляда. Такая красота! Лилофея провела по нему пальцем, и это лицо не ожило, чтобы ее укусить. Оно было неподвижным и прекрасным.

Двери раскрылись легко. Не потребовалось никакого ключа. В пустых глазах солнца отразился амулет, который Лилофея носила на шее. На миг показалось, что именно он и был пропуском в залу, по которой разливалось мерное сияние.

Никакое солнце внутри заточено не было. Зато тут было светло, как днем. В центре залы действительно возвышалась арка, похожая на мост с парапетом, украшенным каменными дельфинами. Концы арки упирались в пол так, что по ним можно было взойти наверх, как по мосту. Лилофея решила испытать удачу. Она легко поднялась наверх и вдруг обнаружила, что мост-арка куда больше и шире, чем ей показалось вначале, и его размер вовсе не ограничивается этой залой. Стоило подняться выше, и мост раздвоился, потом расстроился. У Лилофеи закружилась голова от высоты, на которую она неожиданно поднялась. У залы, как оказалось, не было потолка. Вместо него водные массы бурлили над головой, а спустя какое-то время ей удалось вдохнуть чистый воздух. Так по мосту и впрямь можно было выйти на поверхность! Дух арфы не солгал. Ощущение было таким, будто она поднимается в самые небеса. Концы моста расходились неожиданным клубком новых путей, давая возможность идти все дальше. Пути все множились. Лилофея выбрала дорожку наугад и оказалась на широком лазурном мосту, над парапетом которого низко висели перистые облака.

И где же она оказалась? Берега с моста не видно. Тут высоко и прохладно. Воздух какой-то влажный, даже туманный. Под мостом бушует море, а наверху спокойно дремлют облака. Стоит протянуть руку, и коснешься одного из них.

Если б она сразу знала, что мост из подводного дворца ведет прямо наверх, то не пыталась бы вырваться в первый раз, уплыв от Сеала на поверхность. Все оказалось куда проще. Ступила на мост, и вот ты наверху. А мост еще и расходиться в разные стороны целым клубком ответвленных и разветвленных мостов и мостиков. Каждый из их концов должен упираться в берег какого-то государства.

Здесь должен найтись путь и в Этар, и в Султанит, и домой в Оквиланию. Но как узнать, который куда ведет? Все мосты разных оттенков, будто радуга. Только в радуге нет такого многообразия тонов. Бордюры тоже у всех мостов разные: то из раковин, то из кораллов, то из золота, то из серебра, то из крупных жемчужин. Лилофея резко развернулась, увидев мост с перилами, выложенными из костей мертвецов. Такое ощущение, что он вел в какое-то жуткое место. В само царство смерти, быть может. При виде него почему-то мороз побежал по коже.

Сеть мостов лабиринтом раскинулась над морем. Людям сюда вроде бы хода нет, кроме тех несчастных, которых заманивают сюда морские духи. А для чего пути по мостам сдались моргенам, которые и так могут сами доплыть до любого берега? Тут кроется какая-то тайна. Но Лилофея сейчас не собиралась становиться следопытом. Ее волновал лишь правильный выбор направления, в котором нужно идти. Поэтому она обрадовалась, заметив какого-то мальчика у перекрестка мостов. Вероятно, это местный страж. Крылатые рыбки, витавшие над парапетами, что-то нашептывали ей о стражах перекрестков. Вероятно, к ним можно обратиться за помощью, если заблудилась на мостах.

Лилофея окликнула мальчишку, но он не обернулся. Пришлось подойти к нему как можно ближе. Он застыл ровно на том месте, где сразу десятки мостов и широких, и узких расходились в разные стороны. Какие-то из мостов направлялись вверх, какие-то спускались ниже к воде.

– Какой из мостов ведет до Оквилании? – спросила она и осеклась. Ведь уйти назад домой это значит оставить Сеала и все чудеса морского царства. Без чудес подводного мира она бы еще смогла пережить, но забыть про подводного царя… это было выше ее сил. Его голос, его слова, его красивое лицо, золотые брови и ресницы… а еще голубая кожа и щупальца! Но о последнем можно не думать. Главное не то чудовищное, что есть в морском царе, а чувство, что он – самое близкое существо ей во всей вселенной. Только с ним может быть хорошо. И тут же чувствуешь себя одинокой, когда его нет рядом. Зачем он только оставил ее одну так надолго, дав возможность послушаться лукавого духа арфы и кинуться в авантюры. Если бы Сеал не отлучился, она бы не путешествовала сейчас по лабиринту мостов над морем.

Мальчик ничего не отвечал. Лилофее пришлось тронуть его за плечо. Тут он обернулся, демонстрируя жуткое рыбье лицо в чешуе.

Спросить его о чем-то еще у Лилофеи не повернулся язык, а стоять рядом с ним стало неприятно. Она сама выбрала мост наугад и побежала вперед. Пышные юбки шуршали вокруг ног точно морская пена. Странно, что наряд, подаренный ей в подводном царстве, и наверняка сделанный из пены морской, не растаял на поверхности.

Бежать пришлось долго. Не зная направления, сложно ориентироваться. Иногда мосты пересекались друг с другом, иногда у них не было перил, и идти по ним было страшно. Слишком велик был риск упасть назад в воду и, вполне возможно, достаться на ужин акулам. Хотя не должны ли они тоже уважительно относиться к царице морей? Или голодным акулам окажется все равно, что царица, что обычная пища?

– Акулы не самое страшное, что обитает в море, – часто поговаривали моряки. Теперь Лилофея знала, что они имели в виду морген.

Один из мостов, оранжевый, будто пламя, подвел ее к берегам Тиории, где текли огненные водопады. Конец моста упирался в один из таких водопадов, вспыхивавших сверху снопами рыжих искр. Даже подходить к ним было страшно. Одна искра отлетела очень далеко и обожгла Лилофее ладонь.

– Осторожней, морская царевна! – крикнула ей с водопада какая-то рыжая женщина, оранжевый наряд которой сливался с пламенными струями водопада. Ее кожа тоже была оранжевой, как огонь. И кажется, за спиной у нее трепыхались огненные крылья. Вероятно, это и есть одна из огневиц, живущих на водопадах.

Она неправильно назвала новый титул Лилофеи, но исправлять ее не было возможности. Искры от водопада летели во все стороны. Лилофея развернулась и побежала прочь.

С оранжевого моста она свернула на малахитовый. Этот привел ее к пустынным холодным берегам, на которых ничего не росло.

Табун белых лошадей скакал у самой кромки воды. Нет, это не лошади, а кони из морской пены. Лишь присмотревшись внимательнее можно заметить, что их копыта сливаются с пеной волн. Такие кони способны переносить всадников лишь по воде. На сушу им не выпрыгнуть. Зато один необычный конь скакал по песку. На нем не было ни седла, ни уздечки, а шкура кипенно-белая, будто молоко. Ни пятнышка, ни соринки. Такого чистого цвета могут быть лишь волшебные кони. Лилофея не ошиблась. Через миг конь обратился в паренька с острыми ушами и дикими глазами. Именно о таких созданиях они с Орнеллой и слушали рассказы у камина в детстве. Это же гластинг – дух, который соблазняет девушек, прикинувшись покорным конем, дает им покататься на себе и заносит в море, чтобы утопить. Один рассказ, услышанный в детстве, был о дочери рыбака, которая осталась на ночь одна, и к ней в гости пришел гластинг. Поначалу она приняла его за обычного юношу, а когда рассмотрела, что у него острые уши и рыбьи глаза, было уже поздно спасаться.

Юноша на берегу заманчиво посмотрел на Лилофею, стоящую высоко на мосту, и его необычные глаза лукаво сверкнули, будто сообщая:

– Я бы с радостью утянул такую красавицу, как ты, на дно, но, смотрю, кто-то другой уже опередил меня в этом.

Лилофея ахнула, опустив взгляд на свои руки, лежавшие на парапете. Меж пальцами проросли перепонки. Они напоминали кружево из морской пены. Так недолго и самой превратиться в русалку или еще хуже в создание подобное Уруну и его армиям морген.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»