ПоискТекст

20
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава первая

Если вы хотите иметь то, что никогда не имели, – начните делать то, что никогда не делали.

Р. Бах

Лошадиные копыта звонко цокали по замерзшей дороге, иногда с хрустом проламывая корочку льда в оставленных телегами колеях. Наших гнедых неказистых коньков мы с Тиану назвали незатейливо – Сивка и Бурка. Впрочем, приглядевшись, знаток мог бы рассмотреть под зимней лохматостью крепкие сухие ноги, глубокую грудь, отлогое плечо и обеспечивающую плавность аллюра длинную холку – лошадок нам Арден подобрал «с секретом». Они были намного резвее и выносливее, чем казались на первый взгляд.

Я крутила головой по сторонам. Воздух-то какой! – терпкий, весенний, сладкий… Прозрачный зимний еще лес то подступал к дороге вплотную, то раздвигался, открывая взгляду бурые проплешины покрытых прошлогодней травой полян. На солнцепеке местами уже пробивалась зеленая травка, в которой маленькими желтыми солнышками распустились самые первые весенние цветы, но на опушке, под сумрачно-зелеными лапами елей, где даже в полдень царила полутьма, лежали сугробы – уже источенные теплым воздухом, с кружевной ноздреватой корочкой наста поверху.

В первый раз в жизни я оказалась на свободе. Без свиты, без охраны, без кареты, махнув рукой на придворный этикет. Впрочем, охрана у меня была – и какая! – обвела довольным взглядом едущего рядом Тиану. Тот блеснул улыбкой в ответ.

Сейчас никто не распознал бы в нем эльфа. И тонкие черты, и яркий цвет золотистых волос скрывала иллюзия, превратившая Ти в симпатичного, но обычного парня лет двадцати. Хотя мне его маскировка не мешала, ведь морок на жениха накладывала я сама. Меня мы тоже магически «перекрасили» в милую, но довольно заурядную длиннокосую девицу лет семнадцати-восемнадцати. Охотничий костюм завершил преображение – теперь при самом буйном воображении, даже после полной кружки гномьей «Горной слезы», никому б и в голову не пришло, что перед ним кронпринцесса, пустившаяся по своей надобности в путь. Тем более всем было известно, что наследница Драконьей Империи отправилась в монастырь святой Цецилии изучать заветы Храма и отдыхать в яблоневых садах.

Не выдержав, хихикнула. Вместо меня и камеристки в цитадель нравственности и кротости отбыла под мороками пара малолетних хулиганов эльфийской крови – Эрис и Эмит. И когда мы с Ти по вечерам пытались прикинуть, во что может вылиться пребывание одаренных криминальными талантами братцев в стенах обители благочестия, от нашего хохота шарахались даже меланхоличные Сивка с Буркой.

Устав покачиваться в седле, я заерзала. Вот бы спрыгнуть с лошади, размяться… Ехали мы уже долго. Солнце повернуло за полдень, лед на дороге давно растаял, под копытами чавкала грязь. Теперь мы рысили гуськом по обочине, я впереди, Тиану следом.

К тому же и дорога повернула сейчас на север, а очень хотелось подставить солнечным лучам лицо. Обернулась и вопросительно посмотрела на Ти. Тот правильно понял мой взгляд и улыбнулся:

– Если хочешь, давай свернем в лес, поищем местечко для привала. Но тогда и ночевать будем там же, до села нам уже сегодня не доехать. Согласна?

А почему бы и нет? Фуража в торбах для коней у нас было запасено на несколько дней, на лошадиных крупах лежали скатки теплых непромокаемых одеял, а ясная погода сулила в ночные часы зрелище звездной россыпи над головой. Я с энтузиазмом закивала.

Кони, осторожно переступая копытами по скользкой прошлогодней траве, петляли между стволами деревьев, углубляясь в лес. За лошадок я не боялась – еще не выехав за ворота Ларрана, мы укутали их драконьими щитами, и теперь ни переломы ног на плохой дороге, ни случайная стрела или острый сук были им не страшны.

Вскоре Ти повернул туда, где вершины деревьев редели, открывая небо. Эльф угадал – проехав совсем немного, мы оказались на просторной светлой поляне. То, что надо! Теплый, сухой, прогретый солнцем пригорок манил присесть, рядом качала ветками цветущая пушистая верба. Пригляделась – во влажной траве уже суетились какие-то мелкие букашки. Откуда-то из леса вырвались в стремительном полете две пестрые рыжие бабочки, проснувшиеся раньше времени от почти летнего тепла, и, покружив над прогалиной в сумасшедшем танце, умчались дальше.

Спрыгнув на землю, мы занялись Сивкой и Буркой. Нужно их расседлать, растереть спины, отстегнуть от уздечек трензели, чтобы кони могли нормально пережевывать овес, насыпанный в привязанные к мордам торбы. Войлочные потники стоит выложить на солнышко – пусть сохнут. Зато лошадей можно не стреноживать – куда они денутся из защитного круга?

Тиану подошел к березам на краю поляны и, как бы прислушиваясь, стал по очереди прикладывать к стволам деревьев ладонь.

– Вот это согласно!

– Согласно на что? – удивленно моргнула я.

– Сейчас увидишь. – Сапфировые глаза улыбнулись, заставив забиться сердце чаще. Ти достал кувшин, приладил вокруг горла веревочку и привязал к дереву, прижав сосуд кромкой к стволу. Приложил ладонь, что-то шепнул, и кора раздвинулась. Прозрачный сок закапал в кувшин.

– Березовый сок. Не пробовала? Когда деревья уже проснулись, но еще не раскрылись почки… Удивительно вкусно!

Решив, пока Тиану мудрит с березой, заняться обустройством лагеря, я расстелила одеяло на приглянувшемся месте. Ти покачал головой, вздохнул и показал глазами на незамеченный муравейник. М-да. Это я погорячилась… Если с лошадьми я привыкла управляться с детства, то опыта походной жизни у меня не было вовсе. Покусать через щит муравьи не смогли бы, но щекотно было бы однозначно.

Переместив меня в правильное место, эльф принес в котелке воды из ручейка неподалеку. Есть еще не хотелось. Так что мы сидели рядышком, грелись на солнышке и слушали, как шумит ветер в кронах деревьев. Где-то раздалось резкое стаккато дятла, на ели на другой стороне поляны мелькнула серая шубка еще не перелинявшей белки.

– А скоро лес зазвенит от трелей птиц… Люблю лес, – мечтательно протянул блондин. Потом потянулся и встал:

– Пойду, взгляну, как там наш сок.

Сосуд был почти полон. Ти отвязал его, закрыл трещину на коре березы, поблагодарив ее и зачаровав на это лето от тли и листоедов. Вернулся ко мне и протянул кувшин.

– Попробуй!

Отпила… Сладковатая свежесть наполнила рот, утоляя жажду и унося усталость. Я прикрыла глаза от удовольствия:

– Ти, это чудо!

Эльф забрал кувшин у меня из рук и надолго к нему присосался, тоже зажмурив глаза.

Потом вернул изрядно полегчавшую посудину мне. Я отхлебнула еще разок и пристроила опустевший на две трети сосуд меж корней дерева у себя за спиной.

Мысль, как чудесно целоваться с таким вкусом во рту, пришла к нам одновременно. Ти обнял меня за плечи и потянулся к губам. И в самом деле, замечательно…

Увлекшись процессом, мы не заметили, как на поляне появились посторонние. Не то чтобы нас это особо беспокоило – мы были прикрыты щитами, а Сивку и Бурку, кроме щитов, уже поместили под охранный купол. Но шестеро крепких парней одичалого вида, вышедших из леса и испортивших нам удовольствие от посиделок на природе, об этом не знали. А потому совершенно искренне считали себя хозяевами положения.

Ну и впрямь, чего стесняться, если на уединенной поляне какой-то молодой дурак решил потискать свою девчонку? Если дурак, так пусть делится!

Пришельцы, усмехаясь, направились в нашу сторону. Мы переглянулись и тяжело вздохнули.

– Может, парни, вы себе другую поляну поищете? Эту мы вроде уже заняли. – Ти поддержал меня под локоть, помогая перейти из лежачего положения в сидячее.

– Да нам и тут неплохо будет. Вон костерок уже готов, припасов, я вижу, у вас на всех хватит, да и девка у тебя молодая, горячая… – На небритой роже поигрывающего кистенем главаря появилась глумливая усмешка.

– Парни, шли бы вы лесом, – искренне посоветовала я. Желания миндальничать не было, слишком не вовремя свалилась нам на головы эта компания. Не идут? Ну ладно, сами захотели – обвела шестерку разбойников пристальным недобрым взглядом.

«Бель, тебе помочь?» – послал мысль Ти.

«Не надо, я уже все сделала», – ментально усмехнулась я. И вправду сделала. Только бандиты этого еще не поняли. Но поймут, как только попробуют сдвинуться хоть на шаг – блоки вечного льда в плечевых, бедренных и коленных суставах резвости не добавляют.

Упс! Похоже, черноволосый детина, уставившийся на Ти с угрожающим оскалом на лице, решил, что время разговоров прошло. Поднял ногу и, не пройдя и шага, с воем повалился на землю. Ага, а обезболивания я не обещала – стоял бы смирно, не болело бы. Остальные, не понимая, что случилось с главарем, схватились за оружие, принимая боевые стойки. И заорали тоже. Через минуту на земле стонали уже все шестеро. Я обернулась к Ти.

– И что нам с ними делать дальше?

– Думаю, мне стоит покопаться у них в головах. Исходя из этого, и решим.

– А мне можно? – поинтересовалась я.

Ти обвел взглядом наши «трофеи». Выделил двух еще совсем молодых русоволосых парней, похожих как братья:

– Вот, попробуй этих считать.

А сам склонился над главарем.

Я подошла к парнишкам. Старший хмурился и отворачивался, второй встретил меня испуганным взглядом. Через несколько минут я уже знала о них все. Они действительно были братьями. Девятнадцатилетний Ларс сбежал из дома из-за того, что вертихвостка, которая обещала ему вечную любовь, внезапно выскочила замуж за богатого мельника. И парень просто не мог видеть эту Люсинду, сталкиваясь с ней на улице каждый день. А младший – Петер – потянулся за братом, которому привык во всем подражать.

Только оказалось, что идти-то особо некуда. Работы в сельской местности в конце зимы было днем с огнем не сыскать. А до города больно далеко, да и что делать там, мальчишкам было непонятно. Вот они и прибились к шайке, выйдя однажды вечером к чужому горевшему костру. Ограбить или убить еще никого не успели. И очень скучали по матери – вдове, которая осталась теперь одна с парой младших детей.

 

Ну и что делать с этими щенятами?

– А о матери вы подумали? – Я обвела понурившихся парней взглядом. – Вот увидела бы она, как вы на двух путников в лесу напали!

Посмотрела на жениха.

– Ти, у тебя как?

– Плохо. Почти два года грабили, убивали, насиловали отбившихся от больших обозов у дороги. Отпускать их нельзя.

Вздохнула. Ну что же. Нельзя так нельзя. Долг есть долг.

– Есть у них при себе что-нибудь полезное?

– Оружие негодящее, да и в порядке эти орлы его не держали. Только кошельки с парой монет.

Светлый весенний день был безвозвратно испорчен тем, что нам предстояло сделать. Я приняла решение – дать мальчишкам урок и еще один шанс. Остальные второй попытки не заслуживали.

Разморозила ребят:

– Отойдите на край поляны и сидите смирно. Сегодня ночуете тут, с нами, а завтра идете домой, к матери. Все понятно?

Старший хотел было взбрыкнуть, чего это им девка командует, но, видно, мозги в голове все ж водились – промолчал. Подошел к младшему брату, помог тому подняться на ноги, и вдвоем они поковыляли к краю поляны.

– Смотрите, – жестко приказал им Тиану. – И вспоминайте каждый раз, как возникнет соблазн пойти по кривой дорожке.

Разбойники на траве дернулись, захрипели и затихли – заморозка сердца сработала почти мгновенно. А потом земля разошлась, и тела стали в ней тонуть… через пару минут ничто уже не напоминало о случившемся на поляне. Стоявшие под березой братья стали белей бересты.

– Кто вы?

– Мы? – Ти усмехнулся. – Стража здешнего леса.

И, отойдя к подготовленному кострищу, занялся огнем.

Мы дали парням одно одеяло на двоих и часть наших припасов. Те, как испуганные крольчата, тихо сидели под большой елкой, боясь поднять на нас глаза.

«Как думаешь, попробуют нас ночью зарезать или лошадей украсть?» – послала я мысль Ти.

«Для их же блага, надеюсь, что нет», – усмехнулся тот.

Я завозилась, устраиваясь под боком у жениха. Так жаль, что прекрасный вечер на весенней поляне превратился вот в такое… Умеют же люди все портить!

Мальчишки вели себя ночью хорошо. И утром кинулись помогать нам – поить лошадей и собирать поклажу. Мы расстались с ними на дороге, дав им немного серебра – отнести матери.

– Как думаешь, все у них обойдется?

– Уверен. Они поняли. – Синие глаза Ти блестели. А потом эльф обернулся ко мне:

– А вот с тобой разговор еще не закончен! Чтоб в следующий раз никакой магии! Зря я тебя, что ли, фехтовать учил? Давай, тренируйся!

Похоже, Тиану всерьез воспринял рассказ Шона про область без магии в Драконьих горах, куда мы направлялись. И теперь станет гонять меня, пока я не буду в состоянии выйти против горного тролля с перочинным ножиком.

Глава вторая

Незнание закона не освобождает от ответственности. А вот знание – нередко освобождает.

С.Е. Лец

Мы были в пути уже четыре дня. Пару раз ночевали в трактирах, дважды – под открытым небом. Я сейчас выглядела длиннокосой шатенкой чуть старше моего настоящего возраста, звали меня Белиндой. А Тиану превратился в моего мужа – молодого русоволосого наемника Тиандра, везущего меня домой, к родителям. Прикидываться братом с сестрой мы не рискнули – слишком «говорящими» были взгляды, которыми мы обменивались каждые пять минут. Нас бы раскусили в момент. Да и статус супружеской четы позволял снимать одну комнату на двоих – отказываться от совместных ночевок, как из соображений безопасности, так и потому, что нам это нравилось, мы не собирались.

Каждый вечер перед сном мы мысленно болтали с Арденом и Шоном, рассказывая о впечатлениях прошедшего дня и делясь планами на будущий. Да и, честно говоря, нам просто нравилось трепаться. Переданные друг другу забавные картинки, ехидные комментарии к ним, ментальные смешки – это было здорово, и я наслаждалась общением.

Арден рассказал, что мой прощальный подарок лорду Регенту, дяде Гвидо тер Фирданну, не пропал втуне. Перед отъездом я долго ломала голову, какую бы гадость на память сотворить дяде, из-за которого мне фактически пришлось бежать из родного дома? И надумала. Гадость так гадость… Лорд Регент страдал легким несварением, из-за чего часто пускал газы. Естественно, окружающие делали вид, что ничего не происходит – все же первое лицо в Империи, а не конюх какой.

И вот, воспользовавшись тем, что у сероводорода крайне простая формула, я трансмутацией чуть подправила дядин метаболизм. Воняющая тухлыми яйцами мина химического действия имела шумный успех. На второй день дядина фаворитка, сославшись на здоровье, удрала в свое поместье. Из-за дяди сорвался очередной Регентский Совет – лорды Советники разбежались из зала заседаний, как тараканы от потравы.

Всего четыре дня – и лорда Фирданна за глаза стали называть лордом Перданом, причем было похоже, что эта кличка прилипнет намертво.

«И мстя моя страшна…» – довольно промурлыкала я себе под нос.

Путники на дороге попадались нечасто – земля еще не просохла настолько, чтобы подводы и груженые телеги не вязли в глине, время обозов было впереди. Но все равно было интересно. Я вертела по сторонам головой так, что к вечеру шея болела. Как же здорово быть свободной! – ехать без сопровождения, не заботясь об этикете, не путаясь в полагающейся принцессе длинной юбке и не подстраиваясь по скорости к еле ползущим каретам с фрейлинами.

Впрочем, моя радость была бы еще больше, если бы Ти не заявил уже на второй день, что каникулы кончились и мы должны продолжить занятия. Въедливый эльф заставлял меня описывать все, что мы видели и встречали по дороге, сначала на эльфийском, а потом на драконьем языке. Когда мой собственный язык начинал заплетаться от непривычной артикуляции, Тиану принимался сам рассказывать о лесе – учил распознавать деревья и растения, показывал съедобные и ядовитые мхи, лишайники и травы, называл на трех языках пролетающих мимо птиц. Обычно урок шел сразу в двух плоскостях: вербальной – Тиану проговаривал все вслух, и ментальной – одновременно эльф передавал образы. Сначала меня немного клинило от переполнения информацией, но потом я втянулась, и мне понравилось. Ти смеялся: «Я всегда знал, какая ты жадная до нового!» Конечно, жадная! Мне положено – я же будущий дракон!

Моя растущая драконица активно ворочалась, чесалась и рычала в самые неподходящие моменты, иногда заставляя меня подпрыгивать – путешествие ей нравилось. После первой ночевки под открытым небом, когда мы с Ти, закутанные в одеяла, лежали на косогоре, глядя, как над кромкой леса на востоке загораются новые и новые созвездия, мой зверинец сообщил, что выбрал себе имя – одно на двоих. Вредная кобыла и не менее вредная драконица пленились самой яркой звездой небосклона, попеременно мерцавшей голубым, белым и алым – Наргиэль, что по-эльфийски значило Вечерняя Звезда.

Я покатала имя на языке: «Наргиэль…» А что, вроде бы неплохо. А уменьшительное будет Нара. Ти кивнул.

Звезды стали одним из первых чудес нашего путешествия. Оказывается, я никогда прежде толком их не видела. Во дворце всегда – даже ночью – есть свет. Горят огни в коридорах, у ворот, по небу мягко растекается желтое сияние никогда до конца не засыпающего Ларрана. А звезды по-настоящему можно разглядеть только из темноты. Мне понравилось ночевать под открытым небом. Первую ясную ночь я долго не могла заснуть – все смотрела и смотрела, как из-за леса встают новые и новые светила – ледяные, мерцающие, пылающие, безумно далекие и такие прекрасные. Я даже не представляла раньше, как их много, какие они яркие… И пытала жениха: «А как называется та, голубая? А вот то созвездие, похожее на перевернутую чашку, это что? Северная Корона? Красиво… Но, значит, где-то есть и Южная?» Ти смеялся.

Вторым подарком стала тишина. В городе она совсем иная. А тут мы часто переходили на мыслеречь, просто чтобы не нарушать царящий вокруг покой. Фырканье лошадей, стук копыт, случайный звон задевшей за камень подковы были уместными, а вот человеческие голоса казались лишними – слишком громкими, ломающими гармонию. Так что, когда Ти не заставлял меня коверкать драконий язык, мы молчали, слушая пересвист синиц и шум ветра в голых пока кронах. То есть молчали вслух, потому что мысленный обмен репликами и образами шел почти все время. А иногда Тиану тихонько для меня пел.

Жениху тоже нравилось наше путешествие. Достаточно было посмотреть, как он довольно жмурит глаза, подставляя солнцу лицо, или глубоко втягивает весенний терпкий воздух. А если Ти что-то и беспокоило, то вида он мне не показывал.

* * *

Мы добрались до первого большого города на нашем пути – Нарса.

Стоящий на судоходной реке Найсе, Нарс не входил в десятку крупнейших городов Драконьей Империи. Зато был славен тем, что за его красными кирпичными стенами жили и трудились лучшие в стране ковровых дел мастера. Тут был расположен центр Ковровой и Гобеленной гильдии. Мне очень хотелось посмотреть на мастерские, где когда-то выткали любимую сказку моего детства – гобелен с распахнувшим ало-золотые крылья драконом. Да и просто хорошо было бы задержаться на денек в месте, где горячая вода существует в бадьях и ваннах, а не в котелках и кружках.

Заплатив две серебряные монетки за въезд в город, мы не спеша двинулись по широкой главной улице, высматривая вывеску подходящего постоялого двора. Двух– и трехэтажные добротные каменные и кирпичные дома, вывески магазинов на нижних этажах… Как много тут людей… Мы с интересом вертели головами, ментально обмениваясь впечатлениями. Придержали лошадей, увидев выложенные перед одним из магазинов раскатанные ковры – красивые…

«Не расслабляйся!» – ментальный тычок Ти вырвал меня из созерцательного состояния. А, он об этом? Да, я тоже заметила, как из узкого кривого переулка нас провожают взглядом две пары заинтересованных глаз с физиономий явно криминального вида. Ясно. Ждем-с… Ну вот, предчувствия меня не обманули. Выскочивший перед мордами наших коней тип резко взмахнул рукавами в надежде, что лошади шарахнутся, а если повезет, и уронят зазевавшихся седоков. В это же время его напарник подскочил сбоку и сзади, попытавшись вспороть ножом висящую за седлом переметную суму. Оба маневра с треском провалились. Хорошо выезженные меланхоличные Сивка и Бурка никак не прореагировали на рукомашество переднего, а задний, сломав о драконий щит нож, получил ловкий пинок в грудь от Тиану и впечатался спиной в стену дома.

– И куда стража смотрит? – пожал плечами эльф, провожая взглядом резво уползающего на карачках в подворотню парня. – Это ж на центральной улице посреди бела дня! В Лариндейле такого бы быть не могло. Вот потому мы и держим границы закрытыми.

Я согласно кивнула.

Через полчаса мы нашли подходящий трактир и договорились о комнате на пару дней, обеде через час и горячей ванне немедленно. Заперев дверь и повесив на нее охранное заклинание, я сбросила морок, подошла к огромной бадье и опустила в нее палец – проверить воду. Чуть холодновато, но подогреть магией – это не проблема. Дракон я или кто?

– Отвернись, – попросила я Тиану. – Я хочу раздеться совсем, поплавать.

Ти удержал мой взгляд потемневшими глазами, чуть облизнул губы. И, решившись, спросил:

– А мне к тебе можно? В бриджах?

– Щиты на мне, – подняла бровь я.

– Ты на что намекаешь? – заломил бровь в ответ жених.

– Ну-у… бриджи… это обязательно?

– Ты помнишь, что я тебе сказал?

Я сморщила нос:

– Никаких! Голых! До свадьбы! А когда эта свадьба? Одна Нара знает! А мне интересно уже сейчас!

Вредный эльф рассмеялся:

– Перетопчешься!

– А мыться ты как собираешься? Или будешь ходить немытым, пока не поженимся? – пустила я в ход последний аргумент.

– Как? Выгоню тебя и помоюсь.

Мы оба с удовольствием играли в эту игру, по очереди подначивая друг друга. Я догоняю – он убегает, я убегаю – он догоняет. При этом и он, и я четко знали, что до появления на свет Нары никто никого не догонит.

Через час я, закутанная от шеи до лодыжек в свежую простыню, и Тиану, замотанный ниже талии махровым полотенцем, с энтузиазмом уплетали доставленный в номер обед – тушеные овощи с жареными бараньими ребрышками. Довершали трапезу два здоровенных ломтя свежего яблочного пирога и большой кувшин горячей тайры – так назывался пользовавшийся в округе популярностью травяной настой на основе ягод шиповника и листьев мяты. Потом мы забрались с ногами на широченную кровать – отдохнуть перед походом по городу.

Я поймала синий взгляд жениха, лениво разглядывающего мои лицо и шею.

 

– Что?

– Капелька воды. На ключице. – Ти быстро наклонился и слизнул языком бисеринку влаги с моей кожи. Я нервно сглотнула. Чем дальше, тем сложнее было сдерживаться – меня тянуло к нему, как иголку к магниту. Может, ванну надо было не подогреть, а охладить?

* * *

Мы стояли в большом зале, где ремесленники Ковровой и Гобеленной гильдии выставляли товары на продажу.

Да тут можно бродить часами, как по картинной галерее! Батальные сцены, растительные орнаменты, невиданные звери, вытканные нитями чистых ярких цветов, – гобелены пленяли и приковывали взгляд. Посмотрев на изображение прекраснокудрой девицы в казавшихся ломкими от изысканно уложенных складок одеждах, на коленях которой умостил рогатую голову небольшой белый единорог, я хмыкнула. Ти поднял бровь: «Ага, вот так у нас все и было». Я попробовала заглянуть мифическому зверю под брюхо – Ти мысленно хихикнул: «Хулиганка!»

Шерстяные и шелковые ковры поражали разнообразием расцветок и изысканностью узоров – теплые охряно-красные тона соседствовали с серебристо-голубыми инеистыми оттенками, богатство летней зелени соперничало с мягкой вечерней синевой… Вдоль рядов ходили, прицениваясь, приезжие купцы. У меня разбегались глаза. Да заехать сюда стоило хотя бы ради того, чтобы поглядеть на эту красоту!

В дальнем углу висел большой ковер, сразу приковавший мое внимание, – темный и не похожий ни на что из выставленного вокруг. На иссиня-черном фоне переплетались напоминавшие драконьи руны бордовые, фиолетовые, коричневые, светло-голубые и розоватые линии. Несмотря на непонятный узор и казавшийся странным выбор цветов, впечатление оставалось гармоничное. Мне этот ковер напомнил ночное небо и описание космоса, о котором говорил Шон. Мелькнула мысль, что магу он бы понравился.

Сзади подошел какой-то купец. Взглянул на темный рисунок, затряс головой и торопливо двинулся дальше. Я снова вгляделась в узор. Действительно, похоже на руны. Вот по краю руны хаоса, переплетенные с рунами порядка. А рядом соединенные в одно руны жизни и смерти. А вот таких я никогда и не видела… А что в центре? Как странно – символ времени.

Тиану, стоявший за моей спиной, разглядывал ковер вместе со мной.

– Хочу купить этот ковер для Шона. Чувствую, он ему понравится.

– Я ощущаю то же самое. Покажем Ардену?

– Давай.

Потянулись мыслями к Повелителю и предъявили ковер. Ару идея пришлась по душе. Мы почувствовали его улыбку: «Покупайте. О доставке я позабочусь». Это он о чем?

Ти подозвал старого мастера, рассказывающего рассматривающим дорожки и гобелены купцам об особенностях товара – качестве шелка или шерсти, количестве узелков на квадратный локоть, использованных красителях, – и спросил, продается ли выставленный ковер? Седой невысокий человек внимательно посмотрел на нас:

– Купить можно, хотя стоит он недешево. Этот ковер ткал три последних года жизни один из наших лучших мастеров. Как видите, подобного узора нет больше ни на одном. Впрочем, – мастер покачал головой, – он висит тут уже несколько лет, и вы первые, кто всерьез им заинтересовался. Давайте пройдем в контору, поговорим.

– Что-то не так, – послала я мысль Тиану.

– Понимаешь, что? Я тоже чувствую, а сформулировать не могу.

Я задумалась.

– Мастер не рад. Он продает большой ковер за хорошую цену и не рад. Это неправильно! Может быть, попросим сводить нас в цеха? И интересно, и выясним что-нибудь.

С «интересно» я поторопилась. Мастер Ирм согласился провести нас по цехам, где работали ковровых дел мастера, но любой интерес перебивался жутким запахом пыли. Войдя в помещение, где у станков сидели ремесленники, мы дружно чихнули. А потом еще и еще, опять и опять… пока не поставили в срочном порядке себе фильтры на дыхательные пути. По воздуху плыли мельчайшие частицы шерсти, шерстяная пыль окутывала все вокруг, лежала серой ватой на всех горизонтальных поверхностях, танцевала в столбах падавшего сверху света. Тем более дико было видеть ползающих по полу пятилетних малышей, собиравших в корзинки обрывки пряжи. Дети постарше бегали между мастерами, поднося по их требованию нити разных цветов. Как тут можно вообще работать? – тесно, пыльно, невозможно душно…

– Что здесь делают дети? – озвучила я вертевшийся на языке вопрос.

– Так приказал господин управляющий. Дети должны работать на подхвате, чтобы взрослые мастера не отвлекались от плетения. – Мастер покачал седой головой.

– А зачем было устраивать такую тесноту? В этом есть смысл?

– Господин управляющий… – начал объяснять мастер…

– Стоп, – не совсем вежливо перебила его я. – Давайте вернемся назад в контору и поговорим.

История оказалась тривиальной и грустной. Шесть лет назад в Нарс приехал некий господин Прит тер Ярсин с рекомендательными письмами из Ларрана, от самого лорда Регента. Он очень интересовался ковровым промыслом, и мастера не видели надобности особо таиться – секреты ремесла прятались глубже – в технологии скручивания шерстяных нитей, подборе красителей, обучении молодых ремесленников. Тер Ярсин рассказал о новых станках, которые используют мастера в южных странах и которые позволяют увеличить плотность узлов в ковре без лишних усилий. Мастера заинтересовались, но станки стоили дорого. Тер Ярсин пошел навстречу, предложив заключить договор – гильдия расплатится с ним, как только сможет, то есть после того, как распродаст готовые ковры с приречного склада. В качестве гарантии оплаты пошли цеха и трудовые контракты ремесленников, но лорд Прит убедил мастеров, что это – чистая формальность.

Через день после того, как контракт был зарегистрирован у мэра города, приречный склад сгорел. Виновных не нашли, а гильдия оказалась в долгу у предприимчивого тер Ярсина. Причем проценты на долг набегали так быстро, что как бы мастера ни выбивались из сил, расплатиться было невозможно. Гильдия стала фактически собственностью нового «управляющего». А дети в цехах и невозможные условия работы – это цветочки. Неделю назад Прит потребовал от одного из мастеров, чтобы тот отдал к нему в услужение свою юную дочь.

Я посмотрела мастеру в глаза и улыбнулась.

– Не стану ничего обещать, но давайте вернемся к этому разговору завтра. Вы соберете к девяти утра мастеров, представляющих гильдию? И еще: не стоит пока отдавать лорду Ярсину оставленный нами задаток за купленный ковер.

– Ну что, прогуляемся к дому предприимчивого господина Прита, поглядим, что к чему? – послала я мысль Тиану, когда мы вышли на улицу. – Кстати, его адрес и сумму долга я узнала.

– Я тоже, – отозвался Ти.

Достать деньги для нас, умеющих делать золото чуть ли не из воздуха, проблемой не было. Так что долг в две тысячи монет, неподъемный для гильдии, мы могли вернуть с легкостью. Сложность была в другом – как обставить все законно, сделать так, чтобы у Прита или его покровителей не было никаких шансов оспорить дело, и как наказать самого тер Ярсина.

– Может, провести это дело через эльфов? С ними и связываться не станут, и с вопросами не полезут.

– Ар? Слышишь нас? Как думаешь?

Ар, как всегда, думал четко, быстро и эффективно. Через минуту мы получили ответ: «Контракт я подготовлю за час. Эльфов, согласных пожить в Нарсе несколько месяцев, чтобы оградить гильдию от новых посягательств, подберу к завтрашнему дню. Где вы остановились?»

* * *

Мы заканчивали ужин, когда в дверь комнаты постучали, и раздался голос хозяина заведения:

– Господа постояльцы, к вам гости!

– И кого принесло? – переглянулись мы.

Дверь распахнулась, и в комнату шагнули два незнакомых парня, одетых как купцы средней руки. Я перевела взгляд с одного лица – с карими глазами, на другое – с изумрудными.

– Шон! Арден! Как здорово, вы каким ветром?

– Попутным, – засмеялся Шон, скидывая морок, – у нас другого не бывает.

– Вот, Шон лично решил подарок забрать. Службе доставки твоего дяди он не доверяет, – улыбнулся Ар.

Прошло всего пять дней, а как я рада друзьям! Как я смогу прожить без них полгода?

Шон, вытянув ноги на кровати, уставился на нас карим глазом.

– Арден рассказал мне интересную вещь…

Упс! Экспериментатор без тормозов добрался до новой игрушки. И я догадываюсь, кто именно станет жертвой любопытства встрепанного гения.

– …покажите, что бывает, когда вы втроем вместе – очень интересно!

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»