Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших днейТекст

108
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 418  334,40 
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Струны волшебства. Книга третья. Рапсодия минувших дней
Аудиокнига
Читает Алевтина Жарова
199 
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Завойчинская М. В., 2019

© Оформление. ООО «Издательство „Эксмо“», 2019

Глава 1

Много времени возвращение из заброшенного города-государства сидхе в мой особняк не заняло. Я уже не останавливалась на каждом шагу, задерживая спутников, чтобы осмотреться в новой для меня стране, а довольно бодро ехала. Вот и оказался путь назад короче, чем в Силирию.

Проезжая по этим же дорогам в первый раз, я все время смотрела по сторонам, задавала Ирме и Расу вопросы о быте Тьяринды в целом и об особенностях различных рас, проживающих на землях, принадлежащих драконам. Сейчас же мои мысли были заняты совсем иным. Может, еще и поэтому время пролетело для меня словно миг.

Дома ничего не изменилось, всё было по-прежнему. Да и что могло произойти за те несколько дней, что мы отсутствовали?

И на вопрос, не приходили ли какие-то известия, ответ был отрицательный. Нет, никто не писал и не приезжал. И Дарио не возвращался. И никаких слухов и новостей о делегации, которая повезла в закрытое королевство окаменевших жриц и арестованных дагрийцев, тоже нет.

А вот не случилось ли что-нибудь интересное у нас, ездивших в будоражащий умы обывателей город сидхе, прислугу очень даже волновало.

– Ну что, леди? – с горящими глазами спросила Ли́нда. – Как вам Силиария? Страшно там? Или красиво? Ой, всё же, наверное, жуть жутчайшая! Ведь под колпаком-то столько столетий. Аж представить боязно…

– Там вокруг него, небось, и всякая нечисть водится, да? Ирма, ну рассказывай же, – добавила вопросов Марша.

– Девочки! – строго произнесла госпожа Виенна, пытаясь утихомирить дочерей. Но по мимике было видно, что экономка сама умирает от любопытства и сдерживается лишь по причине того, что по статусу не положено допрашивать хозяйку.

– Ой, простите, леди! – Горничные бросили на мать ничуть не испуганные взгляды, но тут же сделали вид, будто засмущались.

Однако по их лукавым мордашкам было заметно, что ни капли они не устыдились. И всё равно им ужасно интересно. И даже если я сейчас ничего не расскажу, то уж Ирму-то они точно припрут к стенке с расспросами. А еще девушки стреляли глазками в Раса, хотя наемник им в отцы годился.

– Ничего интересного у нас во время поездки не произошло, девочки, – ответила я, стаскивая перчатки и отдавая их Марше. – Абсолютно ничего. Мы добрались до самой Силиарии, благо старейшины выписали мне разрешение, и нас пропустили сквозь кордон. Поездили вдоль границы, потолкались, надеясь, что купол поддастся, осмотрели всё, что можно увидеть вблизи… Там внутри клубится туман, практически ничего и не видно – лишь стены домов да мостовая. Вот, собственно, и всё.

– И как оно там? Говорят, город тот… ух… Мертвый такой… И трупы по улицам… – зловеще прошептала Линда.

– Что за глупости?! – всплеснула руками госпожа Виенна. – Ты где этого набралась?!

Ирма, не выдержав, рассмеялась в голос, а Рас закашлялся в кулак.

– С соседскими слугами разговаривали. Вот от них и слышала, – пожала плечами Линда. – А что? Неправда, да? Ну все же знают, что вы поехали. Интересно ведь. Вот и обсуждали.

– А откуда все знают, что мы ездили в Силиарию? – удивилась я. – Это вы кому-то рассказывали?

– Нет, что вы, леди! – замахала руками Марша. – Мы про хозяев, их дела и заботы не рассказываем. Как можно? Но они сами откуда-то знали. Спрашивали, как сиятельная-то ваша надеется попасть в закрытый город? И языками трепали, что леди совсем еще молоденькая, не обучена магии и ей только ведь предстоит поступать в академию. Мол, мудрейшие из мудрых за тысячу лет не смогли войти, а несовершеннолетняя девочка надеется невесть на что.

– А что вы? – нахмурилась я.

Поразительная осведомленность… Похоже, это был кто-то из слуг моего соседа, старейшины-дракона.

– А что мы? – Линда пожала плечами. – Раз они в курсе вашей поездки, так мы сказали то, что они и так все знают. Что леди наша иностранка, – про то всем известно, – и ей очень интересно взглянуть на свою новую страну. Ну и на такое волшебное место, как город-государство сидхе. Вот и отправилась попутешествовать и развеяться. А про то, что внутрь никак невозможно попасть, так сиятельная и сама ведает. Уж не глупее некоторых она, все же аристократка образованная, целая графиня, а не деревенская дурёха… Ой, то есть простите! Я не… – испугалась она последнего сравнения.

Я легко махнула рукой, давая знак, что не сержусь.

Госпожа Виенна хмурилась, слушая наш разговор, но не вмешивалась. А я обменялась быстрым взглядом с Ирмой и Расом. Вот так-то вот. Ничего не укрыть. Мало того что вместе с пропуском к Силиарии Совет старейшин подсунул мне подслушивающий амулет, так еще и тайны из этой поездки не делал.

А может, это и правильно?

Ведь если вдуматься, что такого произошло? Любопытная девчонка, пользуясь связями, выбила себе разрешение проезда на закрытые территории, куда не пускают всех подряд. Наняла охрану, прогулялась… И ни с чем вернулась.

Да, так и стоит всё это преподносить.

– Мне очень понравилась Тьяринда. Красивая страна. И я рада, что мне удалось вот так спокойно проехаться, никуда не спешить, осмотреться не из окна кареты, а из седла. И народ тут живет приветливый. Ну те, кого мы встретили на пути в Силиарию. Я уж не знаю, как дела обстоят в других селениях, – с легкой улыбкой произнесла я. – А город-государство сидхе… Он очень необычный. И нет, Линда, там никаких трупов или скелетов. И мертвым он не выглядит. Спящим, возможно? Там туман, как я уже сказала, мы глубоко не смогли заглянуть. Проехались туда-сюда вдоль щита, я его трогала. Упругий… А никаких заклинаний я не пыталась применять. Я ж их и не знаю, мне учиться нужно.

Горничные разочарованно переглянулись. Им явно не хватило впечатлений.

– И что же, совсем-совсем не страшно было? – разочарованно протянула Марша.

– Ну как же так-то, а? – поддержала ее Линда. – Тысячелетие стоит город под колпаком. И неужто совсем ничегошеньки интересного? Ирма, ну хоть что-нибудь, а?

Моя тень кусала губы, чтобы не расхохотаться над этим почти детским разочарованием. Бросила на меня быстрый взгляд, чуть наклонилась вперед и заговорщицким громким шепотом поделилась с ними:

– Сны кошмарные там снятся. Только смежишь веки, а тебе видения всякие жуткие…

– Ой! – пискнула Марша и прижала к груди кулачки.

– А то ж! – поддержал оборотницу Рас. – А еще заснешь крепко-крепко, а тебя за задницу ка-а-ак цапнет кто-то!

– Кто-о-о? – с круглыми от ужаса глазами выдохнула Линда.

– Комар! – рявкнул наемник и загоготал в голос.

Ирма тоже уже не сдерживалась, да и я прыснула от смеха, хотя, конечно, не следовало. Я же вроде как леди, нельзя, чтобы при мне слуги вели себя столь вольно. Марша с Линдой сначала опешили, а когда до них дошло, что их разыграли, засмущались и захихикали.

Госпожа Виенна помалкивала, но девчонкам украдкой всё же пальцем погрозила.

Мы еще немного пообсуждали поездку. Домочадцы были рады моему возвращению, чего и не скрывали. К тому же их распирало от любопытства. Пошутив немного, мы все же поделились некоторыми подробностями путешествия.

– Так! Всё! – наконец вмешалась экономка. – Хватит задерживать леди. Она устала с дороги, а вы не даете ей пройти в покои и отдохнуть. Приступайте к своим обязанностям, работа не ждет. Жужа, а ты займись готовкой, – окликнула она гномочку, скромно топчущуюся в сторонке.

С Расом я расплатилась этим же вечером. Задерживаться он не захотел, поэтому забрал свое вознаграждение, раскланялся и отбыл в Тьяру. Насколько я поняла, он там снимал жилье.

А утром следующего дня я отослала господина Жaника с письмом в Совет старейшин. Они наверняка ждут моего личного отчета. Пусть эти достопочтенные лорды и так в курсе всего благодаря своему подслушивающему амулету, но предполагается, что я-то об этом не знаю.

Отчего-то думалось, что они напросятся ко мне в гости, как в прошлый раз. Но нет. Жаник привез запечатанное сургучом приглашение явиться мне лично на общее собрание Совета старейшин. Причем именно сегодня, так как они все на месте и готовы дождаться меня. Вот прямо часа через три и ждут, мне как раз хватит времени, чтобы собраться и доехать. Последнее мне передал на словах посыльный.

Где располагается здание, я уже знала – рядом с Ратушей. Ничего катастрофичного и непоправимого, как в прошлый раз, когда готовилась к схватке с представителями Дагры, я не ожидала. Поэтому собиралась не на войну, а… на почти что дружественную встречу, где мне ничто не угрожает. Да, пожалуй что.

Когда мы с Ирмой приехали к назначенному часу, нас немедленно проводили к старейшинам. К моему облегчению, не в тот огромный гулкий зал, где проходил суд, а во вполне уютную просторную комнату с множеством кресел у стен и с большим овальным столом по центру, за которым сидели лорды и негромко переговаривались.

– Приветствуем вас, сиятельная, – любезно улыбнулся мне оборотень и указал на свободные места за столом, предлагая занять любое. – Проходите, просим вас. Присаживайтесь, где вам больше нравится. Как прошла поездка?

– Добрый день, лорды. – Сделав соответствующий ситуации реверанс, я выпрямилась.

Быстро оглядев свободные места, прошла и расположилась на одном из них так, чтобы видеть всех присутствующих. Никто из них не встал, когда я вошла, и не отодвинул стул, помогая сесть. С одной стороны, это дичайшее нарушение этикета. Ведь я – высокородная леди, а они – мужчины и лорды. Но с другой, мне сейчас четко дали понять: в данный конкретный момент они все выше меня по положению. И вообще-то, будь тут монарх, мне бы и сесть никто не позволил, стояла бы как миленькая всё время приема у государя. То есть мне рады, но забывать свое место не стоит.

 

Ирма скользнула за мою спину и заняла там привычную позицию. Уходить в подпространство не стала, так как о ее присутствии всё равно всем было известно. И раз ей разрешили сопровождать меня сюда, значит, она не мешает.

– Судя по вашему виду, порадовать нас новостями вы не сможете, – спокойно обратился ко мне архимаг Лагрен, как только я расправила юбки и выпрямилась за столом.

– Увы, лорды. Силиария надежно хранит свои секреты и территорию, – чуть помедлив, ответила я.

Прямо обманывать нельзя, маги увидят мою ложь. Даже я научилась уже это делать. Поэтому мне нужно следить за своей речью, говорить правду и ничего. кроме правды, но так, чтобы не выдать тайну родины моих предков.

– Расскажете? – благожелательно поинтересовался лорд Римихаль, и его длинные уши чуть дрогнули.

Я во время поездки из Силиарии домой заранее обдумала, что можно будет сообщить. Наши разговоры старейшины слышали, это понятно. Но ведь за нами могли и наблюдать издалека. А потому, поразмыслив, я решила поведать и о том, что бродила во сне. Если за нами следили, то это для них не секрет, так же как и то, что сквозь щит я не проходила, а возвращалась обратно к костру.

Собственно, именно это всё я и рассказала. О том, какой барьер на ощупь, как он пружинил под моей ладонью. Как внезапно случились у меня приступы лунатизма, хотя ранее ни в чем подобном я не была замечена.

– И что же вам в это время снилось? – заинтересовался лорд Келамис, мой сосед-дракон.

– Не имею ни малейшего представления, – развела я руками. – Даже если что-то и снилось, то когда Ирма меня будила, я ничего не помнила.

И это правда.

– А вы пробовали применять какие-то заклинания, чтобы пройти сквозь щит? Традиционная магия? Ваши родовые способности? – подался вперед второй дракон, лорд Рамидорн.

– Традиционной магии я еще не обучена, как вам известно. Поэтому сами понимаете. А родовые… После стычки со жрицами Неумолимой я, откровенно говоря, боялась опять сотворить что-то ужасное.

И опять правда. В то время я еще боялась своего волшебства. Сейчас – нет, но это уже после того, как меня всему обучил Источник мира.

Мужчины переглянулись, после чего кивнули, принимая мое объяснение.

– Я привезла записи, которые вы предоставили мне для ознакомления, и амулет. Спасибо.

На папку, которую я подвинула в их сторону, они посмотрели абсолютно равнодушно. Но тут старейшина-эльф вдруг спросил Ирму:

– Госпожа Нэш, а вы ничего необычного не замечали? Вы же тень. Может, при переходе в подпространство что-то особенное наблюдали?

Мы с Ирмой обсудили момент, что, вероятнее всего, ей также будут задавать вопросы. Она была готова, потому ответила без запинки:

– Сожалею, но ничего такого, чего бы я не видела обычным зрением. Я ведь не маг. Купол выглядит как… пузырь мыльный, что ли. На ощупь прохладный и упругий. В подпространстве то же самое, только меньше красок, всё серое и размытое.

– А леди Рэмина? Когда она бродила во сне, ничего необычного не происходило?

– Вот как раз это и есть необычное. Сиятельная не страдает лунатизмом, уж я-то знаю. Но она не разговаривала во сне, и вокруг никаких инородных звуков не появлялось.

Старейшины обменялись многозначительными взглядами. Но мы говорили чистую правду. Разумеется, умалчивали о чем-то, но ни слова лжи.

– Ну что ж… – стараясь не выдать разочарования, улыбнулся лорд Келамис. – Жаль, что ничего не вышло, но попытаться стоило. Благодарим вас, сиятельная. Какие у вас дальнейшие планы?

– Я жду возвращения моего друга, лорда Шедла. И хотела бы у вас узнать, если ли какие-нибудь новости из закрытого королевства?

– М-мм. Да, новости, разумеется, есть, – слегка нахмурился дракон, лорд Рамидорн. – Наша делегация уже доставила напавших на вас дагрийцев на родину. В том числе статуи жриц.

– И? – осторожно поторопила я, так как он замолчал.

Лорд побарабанил пальцами по столу, медля и подбирая слова, но потом всё же ответил:

– Всё плохо, графиня. Наши предположения оказались верны. Дагрийские жрицы Неумолимой практикуют запрещенную некромантию и аккумулируют силы. Но вы и сами это уже поняли, так что ничего нового я вам не сообщаю. Пока что мы собираем информацию. Но на этом, простите, всё. Больше мы вам ничего рассказать не можем. Вы гражданское лицо, впутывать вас сюда недопустимо.

Если он ожидал возмущения фактом, что я «гражданское лицо и впутывать меня недопустимо», то глубоко заблуждался. Я совершенно не желаю, чтобы меня куда-то впутывали. Я и сюда-то приехала, исключительно чтобы поставить точку в их ожиданиях.

Нет, я знаю, что это не конец, но…

– Когда ждать возвращения сюда тех, кто отправился в закрытое королевство, пока неизвестно? – уточнила я.

– Совершенно верно.

На этом мы со старейшинами попрощались. Всё, что мне оставалось, – это вернуться домой и спокойно жить дальше.

Если бы я только могла жить спокойно. Увы.

Но пока что у меня имелись свои дела.

Я не зря съездила на родину предков. Пусть не нашла того, что искала изначально, – способа связаться с родными и близкими, передать им весточку. Но итогом этой поездки стало намного более значимое для меня событие – я обрела знания. Те знания и умения, которые сидхе когда-то получали сразу после рождения.

Ступив в Источник мира, распыливший меня на частицы и собравший заново, я стала иной. Мое волшебство больше не являлось для меня чем-то немыслимым, загадочным и неподвластным. А еще я теперь умела говорить и читать на языке сидхе. А значит, могла наконец узнать, что же написала Альенда Шохард, моя мама, в том послании, что более четырехсот лет пролежало в Гномьем банке. Содержимое страниц, написанных на общем языке, я знала наизусть. Выучила. Но теперь и в заучивании нужды не было, всё это стало просто частью моей природы.

А вот содержимое одного листа, покрытого значками рун, так и оставалось для меня чем-то неизвестным. Пришла пора узнать, какая же тайна там сокрыта. Я полагала, именно в нем изложены сведения, как открыть путь в тот мир, куда ушли все сидхе.

На следующий же день после поездки к старейшинам я заперлась в кабинете, отпустив Ирму тренироваться. Вынув послание из сейфа, снова перечитала каждую страничку, вглядываясь в мамин почерк.

Я помнила каждую буковку, каждую закорючку. То, как менялась интенсивность нажатия и, соответственно, яркость чернил в разных словах предложения. Перечитав, я тщательно сложила бумаги и убрала в сторону. Пришла пора рунного текста.

Немного страшно было его открывать. До того он всегда выглядел для меня набором загадочных значков, перевода которых не было ни в одном справочнике или словаре. Сейчас же я понимала, что рунный алфавит стал мне известен после погружения в Источник мира, и я смогу читать и писать. Но… В общем, я волновалась.

И совершенно напрасно, как оказалось. Как только мой взгляд опустился на исписанные рунами строчки, я сразу же легко начала читать. Мгновенно, будто и не произошло перехода на иной язык.

Здесь уже отсутствовали теплые слова и напутствия. Текст был предельно лаконичен и содержал лишь четкие инструкции. Причем изложенные так, словно тот, кто будет их читать, понимает, о чем речь. То есть – приобрел знания своего народа.

Что характерно, никаких словесных форм не указывалось. Нет четких заклинаний у сидхе. Для них… для нас волшебство – это как дыхание. Или как рука или нога. Мы же не задумываемся о том, как ими управлять, а просто берем и шагаем, поднимаем предметы или чешем нос, потому что он зачесался.

Так и в этом тексте не было песни, стиха или нот, которые открыли бы путь именно туда, куда надо. Но были указаны точные условия: расположение солнца на небосклоне, идеальный день по лунному циклу, время года…

Читая, я озадачивалась всё сильнее и сильнее. Слишком уж сложно всё это высчитывать. А что, если придется уходить внезапно? Мало ли как обстоятельства в жизни сложатся, вдруг потребуется бежать?

А когда добралась до конца текста, от неожиданности прыснула от смеха.

Глава 2

Последние абзацы сводили на нет всю ту пафосную сложность, перечисленную выше. Я тут же перестала улыбаться.

«Прочитал? Проникся и осознал, как сложно попасть к своим соплеменникам, ушедшим в другой мир? А теперь забудь всё это. Выбрось из головы. И запомни главное: наше волшебство не нуждается в инструкциях. Оно идет от сердца и от души. Пока ты жив, дышишь, чувствуешь – ты можешь всё.

Раз ты читаешь эти строки и понимаешь их содержание, ты побывал уже в Источнике, поговорил с Силиарией. А значит, всё знаешь и умеешь. А потому – просто живи. Живи так, как ты хочешь. И желательно где-нибудь подальше отсюда. Уходи, пока можешь. Не позволяй себе прорасти в этот мир. Он уже никогда не будет нашим, здесь теперь иные хозяева, другие вечноживущие. Они отвечают за него.

А наш удел – уйти или умереть. Я знала это, но поняла сердцем слишком поздно. Когда уже не захотела уйти. Когда любовь к миру оказалась слишком сильной, она удержала. Прости меня, если сможешь, что ты здесь по моей вине. Не знаю, какая судьба тебя ждет. Это мне не открылось в видениях. Но я верю, что ты будешь счастлив или счастлива.

Главное – уходи! Уходи из этого мира! Куда угодно. Перед тобой открыты все возможности и дороги. Вступи на любой путь, иди в любую реальность. Так или иначе, но это будет лучше, чем остаться здесь.

Ты уже знаешь, что сидхе – душа этого мира. Так вот, нас убивали. Нет, не оружием, но поступками, действиями. Нельзя ничего исправить, и жить так тоже невозможно.

Ты поймешь и почувствуешь это уже совсем скоро. Раз ты принял Знание, то осознаёшь, что грядёт. И тебе предстоит нести это постоянное ожидание неизбежного, существовать с этим… Понимать, что ты не в силах ничего исправить.

Лучше уйти в другую реальность. Там мы никто, просто жители. Мужчины, женщины, дети. На наших плечах нет тяжкого груза. Можно любить, делать глупости, надеяться, ошибаться и… не знать, что будет завтра. Это ли не счастье?

Хочешь – иди к нашим, к твоим предкам, к моим родителям. Для этого просто представь, что ты слышишь стук сердца и чувствуешь зов родственной крови. Эта ниточка приведет к порогу их дома. И не нужно ничего высчитывать – положение солнца, луны, направление ветра. Всё это ерунда.

Но лучше – сделай шаг в неизвестность. Найди себе новый дом, внезапный и не запланированный никем, кроме случая, и будь в нем счастлив».

Осмыслить всю глубину этих строк мне удалось не сразу. Сложив странички, я долго стояла у окна, глядя на горы, по которым так скучал Дарио. Любовалась плывущими по небу облаками. Рассматривала цветы на клумбах.

Это мой мир. Мой дом. Я здесь родилась и выросла. И совсем недолго, в детстве, пока ничего не понимала, была абсолютно счастлива. Потом случилось то, что случилось. Счастье разбилось вдребезги.

Я по крупицам собирала свою нынешнюю жизнь, новую себя. Осознавала. Пыталась принять. Надеялась.

Но и тогда не думала об иных мирах. Сложно представить уход в те места, о которых ты и не подозреваешь. Сейчас я о них знаю. Они есть, где-то там, еще дальше, чем странное подпространство Ирмы.

Где-то существуют совсем иные горы и моря, острова и подземные озера, реки и стоящие на их берегах города. И живут в них совсем другие народы. Возможно, похожие на нас, возможно – нет. И уйди я туда, не будет знания о прошлом и будущем. Не придется ждать неизбежного и мучиться от того, что ты не должна вмешиваться, менять ход событий.

В тот момент, когда, дрожа от избыточности Знания, я выпала из Источника мира, мне стало понятно, что уйти – это благо и спасение.

Дарио приехал через две недели после моего возвращения из Силиарии. Уставший, осунувшийся и ожесточенный. Ворвался, хлопая дверями и громко топая сапогами, промчался через дом, отыскивая свое сокровище, влетел в комнату и сгреб меня в охапку.

От него пахло костром, железом и потом.

– Привет, малыш, – пробормотал мне в макушку.

– Здравствуй, Дар.

Я не спешила выпутываться из его объятий или спрашивать о чем-либо. Тихо стукнула прикрытая дверь, это Ирма выскользнула в коридор, оставляя нас вдвоем.

А мы стояли.

У меня было странное чувство. Словно всё это не по-настоящему. Как будто во сне. Я вообще словно и не жила после того, как исчезла и возродилась в Источнике мира, находящемся в городе-государстве сидхе. Та тайна, которую скрывала Силиария, стала мне известна. Но то знание, в которое мне пришлось окунуться, оно словно распылило меня прежнюю, а собрало вновь уже иную. И я не могла понять – какую.

Все чувства, мысли, ощущения, ожидания – всё мое и не мое.

И вот сейчас… Я ждала Дарио, скучала, волновалась за него, но… Не знаю, как это описать.

 

– Как ты без меня? Ничего плохого не случилось? – спросил мне в волосы дракон. Он так и стоял, уткнувшись в них носом.

– У нас без изменений. Я потом расскажу подробнее. Как вы слетали? Что там? – Я отстранилась, чтобы заглянуть ему в лицо.

– И я расскажу. Но тоже потом, – усмехнулся он. – Сначала приведу себя в порядок и поем.

Я выпуталась из его объятий, отступила на пару шагов и вгляделась в усталое лицо.

– Всё плохо?

– Да, малыш, – без тени улыбки подтвердил Дар. – Всё плохо. Нам придется вмешаться.

– Война… – прошептала я.

Я знала это. Видела, пока была частью мира. Мне было известно – война случится. Жители других стран не оставят без внимания то, что жрицы Неумолимой из закрытого королевства Дагра, пользуясь именно этой закрытостью, занимаются запрещенной некромантией.

Силиария, дух города, была права. Чем больше времени проходило, тем меньше я помнила. Остались уже не воспоминания, а скрытые в подсознании знания. И когда наступал момент, я уже заранее была в курсе, что именно услышу. К счастью, это было в глобальном масштабе. Так, как, например, при поездке на Совет старейшин. Уже тогда мне было кристально ясно, что я услышу от них.

Война будет. Скоро. И это неизбежно.

Что ж…

Я вздохнула, прикрыв на пару мгновений глаза. Это изменить не в моих силах.

– Иди, прими ванну, переоденься, я распоряжусь накрывать на стол, – невесело улыбнулась я своему дракону.

– Рэми, ты в порядке? – вгляделся он в меня. – Ты ведешь себя как-то странно. Не рада моему возвращению? Или что-то произошло, пока меня не было? С тобой что-то не так, но я не пойму что.

– Я расскажу о своей поездке. Но позднее.

– Поездке?

– Я съездила к Силиарии. Думала, вдруг мне удастся попасть внутрь? Слишком много тайн, хотелось ясности.

– И-и? – напряженно протянул Дар, сжав кулаки.

– Купол непроницаем, так что город сидхе по-прежнему закрыт для всех, – сформулировала я фразу так, чтобы не соврать, но и не признаваться. – Щит осязаем, проминается под ладонью. Мы с Ирмой трогали его.

– Ты расстроилась? Надеялась узнать о матери и родных? – Ему не удалось скрыть легких ноток облегчения.

– Давай не сейчас. – Избегая немедленного объяснения, я прикоснулась к его локтю. – Ступай. Ты только с дороги, а разговоры подождут.

Дар явно не хотел уходить, выпускать меня из поля зрения. Да и из рук. Всё же его не было долго, а нездоровая зависимость от меня, заставлявшая «подпитываться», вряд ли исчезла за дни путешествия в Дагру. Скорее наоборот, накопившаяся потребность в физическом контакте доставляла неудобства, мягко говоря.

Я это понимала, и он понимал, что я понимаю. И на лице дракона было написано почти отчаяние от того, что уйти и привести себя в порядок нужно, а он не в состоянии оторваться от меня.

– Рэми… – почти жалобно произнес он. – Я так соскучился. Не могу. Я знаю, это глупо, но не могу.

– Хорошо, – смиренно отозвалась я. – Пойдем, я побуду с тобой. Тебе добавить пены в ванну?

– Да! – выдохнул он с облегчением. – Прости. Не могу без тебя. Думал, что за время разлуки стану менее зависим, но увидел тебя, прикоснулся… Ненавижу себя за это! Ты же посидишь рядом?

И я берегла его покой, пока он отмокал в горячей воде с пышной шапкой пены. Мы не разговаривали, негласно решив не портить этот момент. Просто молчали каждый о своем. Я рассматривала его осунувшееся лицо, складку между бровей, так и не разгладившийся шрам на щеке. Мое волшебство с этим еще не справилось. А Дарио периодически подносил к губам мою руку, которую не выпускал из ладони, и легонько целовал, не открывая глаз.

Уже позднее, после того, как Дарио привел себя в порядок, переоделся и плотно поел, я позвала его на улицу. Не хотелось оставаться в четырех стенах, да и поговорить нам все-таки нужно. Ирме я шепнула, что не нужно за нами следовать.

Дракон, вероятно, ожидал, что я начну рассказывать о своей поездке в Силиарию. Ведь именно это я ему обещала – подробности. Он даже попытался завести разговор о том, с кем я ездила, как прошла дорога. Но я старательно переводила тему разговора.

– Ну? Я слушаю, – хмуро произнес он, когда мы дошли до скамейки, установленной под деревом. – Почему ты увиливаешь? Что не так с твоим путешествием?

– Я хочу с тобой поговорить не об этом, Дар. С ним всё так. Как и следовало ожидать, город закрыт, попасть в него никто посторонний не может. Но я увидела его своими глазами, мы же объехали вокруг, – старательно строя фразы так, чтобы не лгать, ответила я. И продолжила: – Но я о другом. Ты можешь рассказать о своей последней встрече с Хе́льгой?

– С Хельгой?! – опешил он от столь неожиданного вопроса. – А она тут при чем? Ее же давно казнили. Почему ты вдруг вспомнила о ней?

– Просто расскажи мне, – успокаивающе улыбнулась я. – Подробно, хорошо? Вот вы с лордом Калаханом занялись расследованием, нашли доказательства. Сколько раз ты за это время встречался с Хельгой?

– Ни одного, – поджав губы, хмуро отозвался он.

– А когда же ты ее навестил? И о чем вы разговаривали? Дар, это действительно важно, поверь. Иначе я бы не стала это выяснять.

– Ну хорошо, – с досадой дернул он плечом, явно не желая вспоминать драконицу, ставшую причиной его многолетних страданий. – Я пришел к ней в тюрьму. Уже после суда, когда ей и Эндарилю вынесли приговор, а меня полностью оправдали.

– И? Она была в антимагических наручниках? Прикована к стене или кровати? Дарио, расскажи всё очень и очень подробно. Что она делала, о чем вы разговаривали, касалась ли она тебя.

– Хельга женщина, аристократка. Поэтому, разумеется, находилась совсем не в таких же условиях, как когда-то я. К тому же у нее имелись обширные связи, поэтому ее тюремная камера была вполне комфортной. Не знаю, зачем тебе это, Рэми, но нет, она не была прикована, на ней не было наручников или кандалов.

– А магия? Ей заблокировали магию, как когда-то тебе? Мне говорили, что это практикуется ко всем одаренным, находящимся под судом.

– Да, магию ей заблокировали. Я видел браслеты-артефакты, заменившие антимагические наручники.

– Дальше.

– Как ты понимаешь, Хельга не была рада меня видеть, – усмехнулся он и потер шрам на щеке. – Мы повздорили сначала. Потом… она попыталась меня соблазнить. Когда не удалось, мы снова повздорили.

– Дар, подробно. Когда и как Хельга пыталась тебя соблазнить… Она подходила к тебе? Брала за руку? Или обнимала? Или, может, пыталась поцеловать?

– Да! – рявкнул он, внезапно разозлившись.

– Что «да»? – проявила я упрямство, допрашивая его. – Конкретнее.

– Да, она подходила ко мне! Вешалась на шею, хватала за руки и… Боги, Рэми! Пыталась положить мои ладони на свою грудь. И да, она лезла целоваться.

– А ты?

– А я оттолкнул ее, получилось слишком сильно. Она отлетела и упала. И меня это совершенно не красит. Пусть я ненавидел ее, но поднимать руку на женщину – недостойно. Хельга поранила ладонь, когда падала.

– После этого она еще раз к тебе прикасалась? После того, как встала? И что сказала? Дословно, пожалуйста.

Где-то в горле у Дарио зародился низкий звук, похожий на рычание. Я удивленно глянула на него, но комментировать не стала. Мне нужно выяснить совершенно другое.

– Да! – глухим, вибрирующим от злости голосом ответил он. – Она поднялась. Рассмеялась… Так, как она умела, что аж внутренности переворачиваются. И снова подошла. Погладила окровавленной ладонью меня по лицу. После этого сказала…

– «Ты всю свою оставшуюся вечность будешь зависеть от женщины. Ни шагу, ни вздоха, ни ночи, ни дня без нее не сможешь прожить. Был рабом, им и останешься навсегда, хотя мнишь себя свободным и гордым. Я тобой вертела, а после моей смерти другая это будет делать, пока сама не перехочет», – процитировала я за него.

– А потом она лизнула мою щеку и добавила, что ее кровь на мне, – вытаращившись на меня, медленно произнес дракон. – Я помню ее поступок и эти глупые слова. Хельга злилась.

– А ты вытер щеку носовым платком, – кивнула я. – Где этот платок?

– Я… не знаю. Не помню. Боги, Рэми! Что происходит? Откуда ты?…

– У меня было видение, Дар. Хельга прокляла тебя.

– Невозможно! – хрипло хохотнул он. – На ней были антимагические артефакты, а ее способности заблокировали. Я сам видел ее ауру и потоки силы, они были перекрыты. Да и проклятие я бы почувствовал. Нет, ты путаешь.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»