Русский Медведь. ИмператорТекст

Из серии: Русский Медведь #3
6
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© Ланцов М. А., 2016

© ООО «Издательство «Яуза», 2016

© ООО «Издательство «Эксмо», 2016

Предисловие

Дорогой читатель! Перед тобой третий том приключений обновленного Петра Первого, ставший по совместительству восьмым томом похождений главного героя.

Кто он, этот главный герой?[1] Простой десантник, демобилизованный по увечью в ходе первой чеченской кампании? Или Император, принявший в свои руки Российскую империю в сложный переломный период истории? А может быть, директор крупной транснациональной корпорации, добившийся в будущем больших успехов? Это решать тебе. Жизнь этого человека была бурной и насыщенной. Он пережил три смерти. И вот теперь он живет, как ему кажется, последний раз, стараясь вложить в дело становления России молодой все свои силы, знания и опыт.

Четверть века прошло с того момента, как наш герой попал в тело юного Петра. И за это время оказалось сделано очень многое. Произведен мягкий захват власти без резни стрельцов в Москве. Осуществлено взятие Азова с первого захода. Разгромлено Крымское ханство и присоединен занимаемый им полуостров. На век раньше. Вытеснена Ногайская орда за Кубань. Разгромлена первая антирусская коалиция во главе со шведским королем Карлом XII. Произведен раздел Речи Посполитой между Россией, Саксонией и Австрией. Разгромлено и ликвидировано курфюршество Пруссия. Утверждена личная уния Российского царства и Шведского королевства. Началась шотландская весна на торжественных похоронах идеи Великобритании. Создан Таможенный союз из России, Саксонии, Дании, Соединенных провинций и Шотландии. Захвачены острова Сахалин и Хоккайдо. Присоединена Маньчжурия. Принята вассальная клятва хана джунгаров. Начато завоевание Средней Азии, угрожающее не только полностью подвести ее под руку Москвы, но и дать выход к Персии и Индии. И это только военные успехи! А ведь, кроме них, Петр начал строительство железной дороги, изготовив первые локомотивы. Началось производство паровых машин для промышленности, механизированных станков, стального проката, легированных сталей и многого другого. Возводил промышленные гиганты в рамках создания зон опережающего развития. Продвигал сельскохозяйственные комбинаты, наконец-то решившие проблемы с голодом на Руси. Активно использовались воздушные шары для картографии, геодезии и разведки. А небольшая, прекрасно подготовленная профессиональная армия была полностью перевооружена нарезными пушками и стрелковым оружием. Самым совершенным на тот момент!

Но игра идет на грани, на пределе возможностей. Надвигается война с многократно численно превосходящим противником. А у государя острый дефицит боеприпасов, людей и времени. Да чего уж там? Снаряды и патроны буквально наперечет. Россия в руках обновленного Петра смогла вырваться технологически вперед на века полтора-два. Но не вся, а лишь маленькими островками, от которых цивилизация, наука и промышленность только еще станет распространяться на прочие обширные территории, все еще отдыхающие в глубокой древности.

И враг не дремлет! И борьба цивилизаций от успехов Петра не только не ослабла, но и радикально обострилась.

Традиционное слабое место России – черноморские проливы. Без удержания контроля над этими клочками земли ни о каком серьезном развитии российского Причерноморья речи быть не может. Россия просто обязана пытаться вырваться из этой удавки. Но именно там вторая антироссийская коалиция во главе с Францией готовится дать малочисленным войскам Петра решительный бой. А на севере союзного Петру короля Дании стараются склонить к предательству. Ведь в этом случае флот антирусской коалиции сможет прорваться через минные заграждения в датских проливах и устроить бойню на просторах Балтики, ставшей фактически внутренним морем России.

Кто победит в этом столкновении цивилизаций? За Петром техника и технология будущего. Чудовищный опыт управления. Но крайне мало войск и ресурсов. Он просто не в состоянии обучить и вооружить нормальную армию, способную хотя бы минимально прикрыть основные направления удара. Не успевает. А любое промедление смерти подобно. Затяни он выступление, и противник сможет освоить производство новых видов вооружения, серьезно сократив тот колоссальный отрыв, который был создан русскими. Но даже без них за Францией и ее союзниками сотни тысяч пехоты и кавалерии, которые готовы на все ради победы.

Россия против Европы. Лицом к лицу. Глаза в глаза. И в конце должен остаться только один!

Раунд второй.

События предыдущих томов

Главный герой этого романа прошел весьма непростой жизненный путь, описанный лишь частью в шести томах произведения «Десантник на престоле». Порезвившись в параллельном мире и вернувшись домой, он создает могущественную транснациональную корпорацию. С ее помощью он проводит исследования путешествий во времени. После столкновения с высшими силами наш герой твердо уверен в том, что это возможно. А потому хочет прорваться в прошлое, чтобы изменить будущее своей многострадальной родины – России. И его упорство оказывается вознаграждено! Его ученые получают возможность переселить сознание главного героя в тело юного Петра. И даже инициируют процесс. Но это приводит к непредвиденным последствиям. В частности, происходит сбой функционирования целого кластера Вселенной, вынудивший вмешаться самого Архитектора, или, как его иногда называют, Создателя.

Но все обошлось. Наш герой добился того, что хотел. Он в прошлом и в полном здравии.

Начав свою деятельность на новом месте в 1682 году, Петр занялся прежде всего формированием источника дохода. Ведь без денег любая идея обречена на бездарную гибель. И эти средства ему нужны чем больше, тем лучше, и уже вчера. Впрочем, все как обычно. Поэтому единственным способом получить деньги, кроме банального разбоя, становится создание зоны опережающего развития.

Начинает Петр классически – с легкой промышленности. Изготавливает механические станки для ткачества и прядения, что позволяет в кратчайшие сроки выпустить на рынок ткани уникальной ширины и качества по разумным ценам. За тканью он запустил предприятия по механизированной лесопереработке, завалив рынок дешевыми и качественными досками. А ведь до того их изготавливали весьма трудоемким способом и стоили они изрядно[2]. И пошло-поехало. Деньги потекли в его карман полноводной рекой. Пусть и небольшой, но стабильной.

Кроме того, пользуясь знаниями из будущего, Петр находит знаменитый клад Сигизмунда с кучей серебра. Тайно, разумеется, дабы не провоцировать алчность в окружающих. Этот клад становится его секретным стабилизационным фондом. Случаи ведь разные бывают.

Зоны опережающего развития, клад и грамотное управление дают потрясающий, а главное, быстрый результат. Петр умудряется финансово заинтересовать, превратив в своих сторонников большинство бояр, которые стали банальными дольщиками развивающегося бизнеса. Впрочем, кроме аристократии царевич работал и с людьми попроще. Так, например, купцы его чуть ли не боготворили, потому что весьма значительные объемы дешевой, качественной и востребованной производимой им продукции уходили в оборот через них. Петр старался вовлечь и приобщить к новой кормушке всех хоть сколь-либо влиятельных людей, резонно полагая, что для успешного проведения серьезных реформ они должны стать выгодны критической массе социума. Иными словами, он готовил классический инклюзивный переход, или, если говорить более привычными словами, тихую, тягучую социально-экономическую революцию.

Как следствие, мощное развитие получили и наука с образованием. Ведь они нужны и ценны не сами по себе, а только как продолжение внутренней политики государства. Прежде всего экономической. Если руководство страны не ориентируется на наукоемкие направления экономики и промышленности, то ей и нужды нет в образованных людях. Мало того, народ и сам не сильно рвется учиться, прекрасно видя, как их одноклассники «с высшим образованием» метут улицу метлой. Как образование с наукой ни стимулируй, но пока нет потребителей их продукции, они будут находиться в убогом состоянии. А те немногие таланты, что ими станут продвигаться, в конечном итоге пополнят ряды так называемой утечки мозгов. Ведь они здесь не востребованы, а значит, и не могут реализоваться. Вот такая нехитрая логика. «Нефть качать много ума не надо».

Параллельно непрерывно нарастала борьба Петра за власть с его сестрой – Софьей, которая поначалу всерьез не воспринимала его забавы. Ну, занимается братик какими-то странными прожектами? Пускай занимается. Не царское это дело. Однако по мере укрепления его позиций она начинала нервничать. Ведь, находясь в тени и занимаясь далекими от привычной политики вещами, ее брат стремительно набирал политический вес. Да, он не пытался публично конфликтовать с сестрой и бороться за «пальму первенства». Но ее слова с каждым днем становились все больше обычным трепом, а его – набирали вес.

Софья попыталась все переиграть, когда поняла, что еще чуть-чуть, и она окажется окончательно выдавлена на обочину политических процессов в России. Но ничего у нее не вышло. Стрелецкое восстание завершилось, не начавшись. Причем сам Петр не отметился никакой личной жестокостью. Даже более того, смертную казнь он заменял на отбывание срока в роли послушника нового монастыря на Новой Земле. Там провинившиеся люди смиряли страсти и отрабатывали грехи, добывая каменный уголь и руду из вечной мерзлоты. Само собой, долго в таких условиях мало кто мог протянуть. Плюс местные медведи помогали, устраивая иной раз охоту на ослабевших каторжан.

 

Полученный успех нужно было закреплять. Поэтому Петр во исполнение союзнических обязательств отправляет свою армию к Азову. Ведь Россия с 1686 года участвовала в Великой турецкой войне на стороне Священной Римской империи, Венеции и Польского королевства. Но выступает Петр хитро. К Азову отправляет войска как есть, зная об их полной разлаженности. А потом, после долгой и бестолковой осады, подгоняет экспериментальную нарезную артиллерию, которая быстро ставит точку в этой борьбе. Однако в глазах остального мира Россия долго и мучительно брала осадой крошечную крепость на окраинах Османской империи. Это делалось для того, чтобы все поверили в слабость вооруженных сил Петра.

Удалось.

Османский султан, проигнорировав потерю второстепенного города на окраине, вывел армию Крымского ханства на Балканы. А Петру только это и нужно было. Быстрым рывком он перебросил свои элитные части, не участвовавшие в осаде Азова, в Керчь и оттуда развил стремительное наступление на Бахчисарай. Подспудно легко разгромив «инвалидную баталию», из последних сил выставленную крымскими татарами. А позже спровоцировал бой на Днепре польско-литовской армии и возвращавшихся татар.

Но этим Петр не ограничился. Он нанял известного пирата тех лет – Даниэля Монбара, который держал в страхе всю испанскую торговлю в Атлантике. Снабдил его тремя современными марсельными шхунами с нарезной артиллерией и выпустил на свободную охоту в Черное море. Изнеженные и разбалованные покоем местные моряки просто стонали. Ибо этот «волчара» резвился так, словно попал в хлев с молодыми, сочными барашками. Уже через несколько месяцев этой бойни османская торговля на Черном море оказалась полностью парализована, что совокупно с успешной Крымской кампанией оказало огромное влияние на исход войны. Союзники победили. Крым остался за Россией. А весь мир с удивлением уставился на молодого русского медведя. Он смог поразить, сформировав определенную репутацию. Особенно когда всплыл тот факт, что никаких случайностей не было – Петр готовил всю эту кампанию задолго до ее начала. Юный хитрец и весьма удачливый авантюрист смог малыми силами разбить серьезного врага.

Война закончилась, но мир продлился недолго. Ибо юный король Швеции стремился расширить свои владения за пределами Скандинавского полуострова. Ему требовались деньги, а риксдаг ограничивал его аппетиты чуть ли не «наваристой овсянкой на воде». Из-за чего Карл ввязался в авантюру по расширению своих европейских владений, которые не подчинялись риксдагу и поставляли деньги непосредственно королю в карман.

На пути юного скандинавского дарования смог встать только Петр. Особенно после того, как в Россию сбежал курфюрст Саксонии. Карл XII знает о том, что его русский коллега – известный хитрец. Поэтому решается прислушаться к своим советникам и подстраховаться, собирая, таким образом, первую антирусскую коалицию. Впрочем, это не спасает его от разгрома и гибели в первом же бою. Ведь готовился не только он.

Российский государь успел перевооружить свою небольшую армию нарезными винтовками, заряжаемыми с дула. А также создал дивизион тяжелой полевой артиллерии под гранаты на черном порохе с взрывателями ударного действия. Настоящие шестидюймовки! В сочетании с редутами и грамотно выбранными позициями подобные орудия оказались настоящим кошмаром для противника.

Разбив армию коалиции и уничтожив почти все ее руководство удачным попаданием тяжелого осколочно-фугасного снаряда, Петр развивает наступление. И разбивает вторую армию, которую из последних сил собрали его противники под руководством короля Польши Лещинского.

Все. Победа. У противников больше нет армии. Пора бы и заключать мир. Однако нет. Швеция даже не желает ничего слышать о мире из-за строптивых принцесс. Они решили дождаться высвобождения Англии из войны за Испанское наследство, отсиживаясь за Балтийским морем. Слишком уж позорным выглядело столь грандиозное поражение. После него о репутации Швеции можно было надежно позабыть.

Малочисленный флот не позволял русским провести полноценную морскую операцию, а крепость Петербург-на-Котлине надежно прикрывала устье Невы от вторжения шведов. Сложилась ситуация своего рода непреодолимого равновесия. Что-то вроде противостояния кита со слоном. И Петр с изяществом выходит из нее, успешно проведя ледовый поход под стены Стокгольма. Неожиданный и мощный ход, поставивший жирную точку в войне.

Кроме Карла XII эту войну не пережили и обе его сестры. Поэтому риксдагу Швеции нужно выбрать нового монарха. И как это ни странно, им оказывается Петр. Почему? Во-первых, потому что его армия стоит в столице Швеции. Сложно в такой ситуации найти более подходящего кандидата. Как говорится: «Голосуйте сердцем!» А во-вторых, большинству в риксдаге понравились реформы, которые он провел в России. Для Петра вообще было удивительным узнать то, сколько у него сторонников даже в стане врага.

Так утвердилась личная уния между Российским царством и Шведским королевством.

Но Петр прослыл чрезвычайно беспокойной личностью и даже не пытался успокоиться. Просто сменил направление экспансии с запада на восток.

России требовалось закрепиться на берегах Тихого океана, но без земель, подходящих для сельскохозяйственных угодий, и незамерзающих портов подобного добиться было совершенно невозможно. По крайней мере полноценно. А полумеры государя не устраивали. Это обстоятельство вынудило Петра проводить на Дальнем Востоке полноценную войсковую операцию с привлечением сил союзного флота Голландской Ост-Индской компании, частью которой он владел.

Буквально с ходу была разгромлена Япония, потерявшая остров Хоккайдо с прочей мелочовкой. С ней был подписан договор, по которому дочь императора выдавали за второго сына Петра – Александра. В свою очередь, их сын признавался единственным законным наследником Страны восходящего солнца.

А вот с империей Цинь пришлось потрудиться. Слишком большая. Да и армия ее изрядна. Петр применил стандартную англосаксонскую хитрость и начал военные действия, предварительно поддержав сторонников разгромленной династии Мин. То есть укрепив пятую колонну в тылу противника. Обширных армий повстанцев, громящих маньчжуров, получить не удалось. Однако даже тот факт, что к императору не подошли многочисленные подкрепления народа хань[3], – уже радовал. И так расход боеприпасов был безумным…

Несмотря на сложность и в целом авантюристичность данной военной кампании, она полностью удалась. Сказалось радикальное превосходство русских в вооружении и тактике. С мечами и луками на минометы и картечницы наступать бесполезно. Итогом кампании стало то, что вся Маньчжурия отошла России. А также часть Северного Китая, включая Пекин, который отныне стал называться Петроградом, превратившись в административный центр российских владений на Дальнем Востоке. А в самом Китае утвердилась возродившаяся династия Мин, находясь в союзнических отношениях с Петром. Конечно, новый император Мин был этнически таким же представителем династии, как и космонавтов. Но кому какое дело? Главное, что Китай, незадолго до того завоеванный маньчжурами, оказался вновь относительно независимым.

И вот, когда в целом военные дела на Востоке утряслись, Франция решила спровоцировать большую военную кампанию против излишне усилившейся России. Она ее пугала, понимая, что время играет против стремительно слабевшего Парижа.

Пролог

12 января 1713 года. Москва

Франсуа Овен сидел в гондоле дирижабля и сосредоточенно боялся.

Все вокруг вибрировало и гудело, а где-то там, вдали, проплывала заснеженная Москва. Конечно, Франсуа уже не раз поднимался на воздушном шаре, но старые ощущения не шли ни в какое сравнение с тем, что он испытывал сейчас. Ведь это чудо, натуральное чудо! Еще несколько лет назад никто о таком и помыслить не мог. А сейчас – вот, само летает. Не как птица, конечно, но тоже ничего.

Вдруг он услышал какой-то крик и обернулся на отчетливый мат моторной команды. Рядные бензиновые двигатели работали очень нестабильно и требовали постоянного обслуживания механиков. Петр потому и разместил их на специальной палубе, а не в отдельных гондолах, как хотел изначально. Но Франсуа был уверен – это только первый блин, собранный вручную в лаборатории. Первые восемь двигателей будущего! Но пройдет несколько лет и надежность этих чудо-механизмов смогут поднять до приемлемого уровня, а значит…

– Ну как тебе? – поинтересовался царь, отвлекшись от зрительной трубы.

– Очень интересно, государь, хоть и страшно, – произнес осипшим и чуть дрожащим голосом Франсуа. – С непривычки, видно. Но одно не могу понять – ты к войне готовишься. Говоришь, что всего в обрез. А сам такие забавы строишь. Неужели этот механизм не мог подождать?

– А ты не понимаешь, какое преимущество даст нам даже один такой дирижабль?

– Нет, государь. Не понимаю, – вполне искренне произнес глава православного ордена иезуитов. Уже несколько лет как православного после разгрома, недавно им учиненного во Франции, Испании и Италии. – Для разведки на поле боя и воздушных шаров хватало. Они ведь за много километров в округе видят все. Зачем самоходный их вариант делать?

– Не только разведка, друг мой, задача военно-воздушных сил… – ответил ему Петр с какой-то уж очень многозначительной улыбкой. – Впрочем, я пока оставлю этот сюрприз на потом…

Так и летели на высоте каких-то восьмисот метров, в то время как механики с сочными комментариями бегали вокруг восьми двигателей по моторной палубе. И даже более того – в какие-то моменты к ним присоединялся сам царь, очень неплохо разбиравшийся в простых бензиновых двигателях с карбюраторным питанием. Как и, пожалуй, любой советский автомобилист. В стране, где автосервисов не было как категории, иное было просто немыслимо.

Но эта увлекательная возня вокруг технических новинок не отражала реального положения в мире. Никакой идиллии и покоя. Напротив – международная обстановка с каждым днем накалялась все больше и больше. Потому что Людовик XIV откровенно рефлексировал, зная об осведомленности Петра. Считая, что если царя не спровоцировать, то он продолжит спокойно наблюдать за тем, как огромное воинство, собранное с огромными усилиями по случаю предстоящей войны, прожигает в и без того трещащей по швам казне огромные дыры. Да не просто так ждать, а продолжая неспешно готовиться к тому, чтобы нанести удар в самый подходящий момент. Для него. То есть поступить так, как он уже делал. И не раз. Кроме того, уже немолодой Людовик XIV просто боялся не дожить до разгрома этого русского медведя. А значит, особенных вариантов у него не оставалось. Нужно было любой ценой начинать войну.

Часть 1
Дебют

Если вы заблудились в лесу и очень устали, найдите медведя, бросьте в него камнем – и вашу усталость как рукой снимет.


Глава 1

5 апреля 1713 года. Москва. Преображенское. Малый дворец

Петр раздраженно вышагивал по своему кабинету. А перед ним с напряженными лицами сидели Анна Росс[4], князь-кесарь и Яков Брюс.

– Казнены… – медленно произнес государь, стоя у окна. – Кто знает, что конкретно там произошло?

– Никто толком ничего не знает, – начал Брюс. – В один день был схвачен весь штат нашего дипломатического представительства. И уже через день их всех публично обезглавили на площади.

– И все же, какого лешего султан так поступил?

 

– Я полагаю, – осторожно отметила Анна, – что это провокация…

Так и сидели, гадали. Однако за недостатком информации Петр решил дров не ломать, а подождать и посмотреть, что там дальше будет. И не зря, потому что уже через полторы недели прилетел вестовой к постоянному посланнику Габсбургов при русском дворе с очень интересными подробностями.

Оказалось, что оттоманский султан Ахмед III, подначиваемый своими французскими и испанскими советниками, своей волей приказал схватить и казнить всю делегацию русских. Без объяснения причины или какого-либо обвинения. Зачем? На этот вопрос посланник Иосифа I[5] ответил, что по всем дворам Европы, затаив дыхание, ждут, как Россия отреагирует на эту провокацию. Начнет ли войну или утрется?

– Серьезно? – переспросил удивленный Петр у посланника.

– В тот же или на следующий день после казни французские посланники по всем европейским дворам поделились именно этими соображениями. Дескать, вы не рискнете нападать на Порту, поддержанную серьезными европейскими державами. Это не ваш уровень.

– И по салонам о том говорят?

– Истинно так, – кивнул посланник.

– И вы, я полагаю, ждете моего решения, чтобы передать своему императору?

– Мы все его ждем, – уклончиво ответил, мягко улыбнувшись, посланник.

– Ну да, конечно, – усмехнулся государь. – Полагаю, что уже вся Европа готовится наблюдать за предстоящей драмой.

– Война неизбежна, – развел руками посланник. – Мы все это видим и понимаем. Людовик XIV предпочитает ее не начинать первым, резонно опасаясь ваших шхун с могущественной нарезной артиллерией. У него нечего им противопоставить. А без них затруднительно наступать вдоль побережья Черного моря. Да еще с определенной угрозой для своего фланга в лице нас. Поэтому начинать кампанию от обороны ему выгоднее.

Петр задумался, буквально зависнув на пару минут. Обдумывая диспозицию.

Что у него было?

Два полноценных пехотных корпуса по двадцать пять тысяч «лиц». Вооружены однозарядными, заряжаемыми с казны карабинами под унитарный патрон, револьверами, шашками, картечницами и минометами, калибром от шестидесяти до ста миллиметров[6]. По меркам начала XVIII века – божественно! Но всего пятьдесят тысяч. Плюс еще столько же из практически необученных лиц по крепостям да учебным ротам. И эти силы ему предстояло размазать на два предстоящих театра боевых действий, отдаленных друг от друга практически на полторы тысячи километров.

Одна отрада – шоссированная дорога, проложенная от устья Невы до Азова, да железная дорога, что шла вдоль этого шоссе на шестидесяти пяти процентах пути. Что позволяло осуществлять стремительный маневр войсками. Но все равно… их было очень мало на слишком большую территорию. Так что начинать войну глупо и рано.

Но и плюнуть нельзя.

Потому что выстраиваемая им политическая и экономическая международная система едва теплилась под давлением реакционных сил. Довольно было одного удара, чтобы она пошла трещинами и развалилась. Таможенный союз, образовавший единое таможенное пространство из России, Саксонии, Дании, Шотландии и Соединенных провинций держался на одном лишь его авторитете. Дело новое, непонятное и имеющее немалое количество противников… А тут такой провал. Истерики начнутся такие, что их вонь, словно дым кошмарных пожаров, поднимется до небес. А как вскипят коричневые субстанции людей, что вечно всем недовольны? В общем – катастрофа. Обрушение всего, чего он добивался все эти годы. Петр нуждался в этом союзе для скорейшего развития и укрепления экономики России. Да и уния со Швецией, доставшаяся ему таким трудом, может оказаться под угрозой расторжения. Люди не любят, когда их лидер позволяет себя унижать и проявляет слабость. Люди любят победителей.

– Видит бог, я не хотел начинать так, – наконец произнес Петр после затянувшейся паузы с какой-то особенной, звенящей тишиной. – Глупый поступок.

– Но ведь вы ответите на него?

– Отвечу. Я не могу не ответить. В этом расчет моего брата, Людовика, верен. Впрочем, война была действительно неизбежна. Я могу вас просить об одном одолжении?

– Да, конечно, – кивнул посланник. – Все, что в моих силах.

– Рисковать своими людьми и посылать их к османам я не хочу. Вы видите – те ведут себя вызывающе. А вас они трогать не посмеют, опасаясь выступления Иосифа на моей стороне. Вы согласны со мной?

– Конечно, ваше величество.

– Хорошо.

Петр взял чистый лист бумаги, благо что имел привычку максимум переговоров и приемов вести не в тронном зале, а в рабочем кабинете. Окунул перо в чернила и размашисто написал в центре листа: «Иду на вы!»

Ни подписи, ни каких-либо иных слов или пометок он ставить не стал.

Посланник стоял рядом и прекрасно видел, что было написано на листке бумаги. Да, Петр и не скрывал того. Специально. Чтобы они потом не извращались, пытаясь вскрыть печать.

– Вот, – наконец завершил он упаковку послания. – Я прошу вас передать это письмо султану.

– Это начало войны? – спросила Анна.

– Да.

– А что ты такое странное написал?

– В стародавние времена князь Киевский Святослав, выступая войной на врагов своих, всегда отправлял наперед такое послание.

– Тебе не кажется, что это слишком кратко? – повела она бровью. – Хотя бы унизил как или пообещал что-нибудь оторвать за ту выходку.

– Зачем? – улыбнулся Петр. – Обещанного три года ждут. Это слишком долго.

1Биографию героя, вселившегося в Петра I, можно почитать в приложении.
2Бревно раскалывали на доли, а потом обтесывали. Доски получались узкие и требовали большого количества довольно квалифицированного ручного труда.
3Такого народа, как «китайцы», в природе не существует. Это своего рода собирательный термин, который обозначает всю совокупность народов, проживающих в Китае. Хань – это один из наиболее многочисленных народов Китая. Своего рода титульная нация.
4Анна Росс – сподвижница и возлюбленная Петра. Биографию можно почитать в приложении.
5В этой истории Иосиф I не умер от оспы в 1711 году благодаря Петру, а точнее сыворотке, которую он послал ему заранее.
6По видам вооружения смотри приложение.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»