Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»Текст

5
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Нет времени читать книгу?
Слушать фрагмент
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
− 20%
Купите электронную и аудиокнигу со скидкой 20%
Купить комплект за 358 286,40
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Красный Император. «Когда нас в бой пошлет товарищ Царь…»
Аудиокнига
Читает Кирилл Федоров
219
Синхронизировано с текстом
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Пролог

5 мая 1870 года. Лондон. Букингемский дворец

Королева Виктория стояла на балконе и напряженно вглядывалась в даль. Она была так погружена в свои мысли, что совершенно не услышала, как слуга открыл дверь. Поэтому его голос заставил королеву вздрогнуть.

– Сэр Бенджамин Дизраэли просит принять.

– Хорошо, пускай войдет.

– Ваше Королевское Величество, – премьер-министр вежливо поклонился, выражая свое почтение.

– Что вас привело ко мне? Я вижу – вы встревожены.

– Началось.

– Что конкретно?

– Все началось. Я шесть часов назад получил пакет свежей корреспонденции от своих людей. Прочел ее, кое-что перепроверил и сразу к вам, как вы и просили.

– Пруссия объявила войну Франции?

– Если бы все оказалось так просто. – Дизраэли вздохнул. – У них на границе какие-то неизвестные, одетые во французскую форму, совершили нападение на штаб одного прусского полка. Убито несколько офицеров и украдена полковая касса. Берлин в ярости и требует объяснений. Париж пытается выяснить, кто это учудил, но пока без результатов.

– Думаете, это начало войны?

– Отличный повод. По крайней мере, в Австрии была реализована аналогичная схема.

– Бисмарк повторяется. – Виктория снова задумалась, повернувшись спиной к премьер-министру. – Какие сроки?

– Сложно предположить. Война может начаться в любой момент. Теперь уже окончательно решено, и все придет в движение сразу, как только выдохнутся французские дипломаты. Пруссия без сомнения хочет иметь красивый повод для нападения, дабы не терять лицо.

– Да пусть играются. Кстати, Фридрих уже отбыл в Берлин?

– Нет. Война не объявлена, а газеты напишут об обострении пограничных отношений только завтра. Он просто еще не знает, что ему пора ехать домой.

– Хорошо, тогда пригласите его ко мне. – Виктория улыбнулась. – Хочу сказать пару напутственных слов.

– Как вам будет угодно, – снова поклонился Дизраэли.

– Это все?

– Нет. Российская Империя предъявила невыполнимый ультиматум туркам. Персидский шах отдал приказ о переводе основных сил к турецкой границе. Сербия, Черногория и Валахия объявили о сборе добровольного ополчения. А хэдив Египта провозгласил себя султаном.

– Исмаил-Паша?[1] И он в это ввязался?

– Да. Независимость Египта для него очень важная вещь. За нее боролись его отец и дед, а тут такая замечательная возможность. Российский Император решил задействовать в этой войне все силы, которые только можно было привлечь. Кроме тех, разумеется, которые будут участвовать во французской кампании. Боюсь, что спустя месяц вся Европа и Ближний Восток будут вовлечены в войну. Такого еще никогда не было.

– Война… этот Александр ее притягивает к себе как магнит. Почему он не любит решать дела мирно? Впрочем, это не важно. Что-то еще?

– В Эфиопии объявился Феодор II[2] при солдатах. Их немного, но они все прекрасно вооружены, и говорят, что неплохо обучены. Он провозгласил упразднение наместничества Вашего Величества и возрождение независимой Эфиопии. И у нас пока нечем ему ответить. Мор, напавший на феодалов, поддержавших нас в 1868 году, привел к тому, что незадолго до возвращения правителя в Эфиопии начались беспорядки. Связь с тремя нашими миссиями потеряна. Пока ничего не ясно, но ситуацию предположить несложно. При самом лучшем раскладе наши подданные, находящиеся на территории этой дикой страны, взяты в плен и держатся в качестве заложников. Там три десятка офицеров, до двух рот стрелков и около полусотни предпринимателей. Плюс корабли с экипажами. Но будем надеяться, что они смогли вовремя покинуть Джибути и избежать захвата.

– Что за корабли?

– Две большие трехмачтовые коммерческие шхуны и один парусно-винтовой корвет Королевского флота «Бланч»[3].

– Хм. – Виктория усмехнулась. – Действительно, началось «все». Надеюсь, хоть в Индии все спокойно?

– Феодалы Пенджаба прислали письмо вице-королю, что отныне посылать более дань не будут. И вообще, просят их больше визитами не беспокоить.

– Тоже объявили независимость?

– Да. А вообще все просто поразительно складывается. В прошлые Рождественские праздники, как вы помните, странно погиб единственный наследник Сикхской конфедерации?

– Вы хотите мне сказать, что этот негодный мальчишка возродился в Пенджабе?

– Именно так. Кто бы мог подумать, что этот дикарь, всячески выказывающий покорность и преданность, так поступит?

– Вы взяли под стражу его семью?

– После того как произошел тот чудовищный взрыв в его поместье, а он сам предположительно погиб, мы сняли всякое наблюдение с его семьи, оставив им содержание. Осенью прошлого года вдова продала свое поместье и перебралась в небольшую живописную усадьбу куда более скромных размеров на берегу моря.

– Бенджамин, – с вызовом сказала Виктория, – почему Скотланд-Ярд подписал бумаги, согласно которым мы похоронили Дюли Сикха?[4]

– Взрывом сильно повредило тело. Лицо очень сильно обожжено и обезображено. Покойного было не опознать. По свидетельству слуг, никого, кроме махараджи, в здании не было. Учитывая, что никаких политических мотивов для подставной смерти мы не имели, то посчитали махараджу погибшим.

– А теперь сбегает его жена с детьми, – улыбнулась Виктория. – Провал за провалом. Я удивлена, что в Букингемском дворце картины по ночам не пропадают. – Бенджамин виновато опустил глаза. – В любом случае Великобритания будет стоять на том, что настоящий махараджа погиб в своем поместье, а тот человек, что в Пенджабе выдает себя за него, – самозванец.

– Я вас понял.

– Надеюсь, это все?

– Не совсем. Русско-американская компания изъявила свое желание купить нашу компанию Гудзонова залива.

– И насколько удовлетворено их желание?

– На текущий момент русскими выкуплена тридцатипроцентная доля. Они предлагают хорошие деньги, чтобы выкупить все остальное.

– Что говорят консультанты?

– Они тоже насторожились, но предлагают все же продать, правда, предварительно набивая цену. Например, отпустить в три-четыре раза дороже рыночной стоимости. По их мнению, что бы там ни имелось, подобный подход все одно будет для нас выгоден.

– Но почему туда рвется Александр?

– Он не рвется, а планомерно ведет переговоры. Причем, насколько я смог выяснить, это дело ведется неким греком, который имеет весьма авантюрную репутацию в деловых кругах. Возможно, это его личная инициатива и Император в нее не посвящен.

– Чего вы от меня хотите? Я не являюсь владельцем этой компании и не управляю ей.

– Совета Вашего Королевского Величества. Только совета, – подобострастно улыбнулся Дизраэли и поклонился.

– Компания Гудзонова залива банкрот?

– Нет, но их дела очень плохи. Дошло до того, что они торгуют бытовой мелочью среди немногочисленных жителей, чтобы хоть как-то свести концы с концами.

– Тогда мой вам совет – не вмешивайтесь. Александр спекулянт похлеще Ротшильдов. Кто знает, что он там задумал? Даже если это дело ведет кто-то другой. – Она выразительно посмотрела на Бенджамина. – Пускай руководство компании Гудзонова залива само решает, как им поступить. А вы просто следите за тем, чтобы не было никаких подвохов, порочащих честь короны.

– Лично за этими переговорами следить будут, – кивнул Дизраэли.

– Надеюсь, хоть теперь новости подошли к концу? – раздражительно подняла бровь королева, но, увидев мнущееся выражение лица премьер-министра, продолжила: – Мир сегодня просто сошел с ума. Две войны. Две независимости. Только всемирного потопа не хватает и эпидемии чумы.

– Остались еще кое-какие малозначительные события в восточной Азии, но если вы устали, то я вас не буду ими утруждать. Ничего серьезного.

– Что там? Раз начали говорить, то продолжайте.

– Ранее я докладывал, что войска тайпинов в Китае разгромлены нашим соотечественником – генералом Гордоном, возглавившим «Всегда побеждающую армию».

– Да. Оставались какие-то крестьяне-факельщики на севере Китая. Их разбили? Вы об этом хотите сказать?

 

– Нет. Чарльз Гордон погиб в одном из боев с этими самыми факельщиками. Его армия разбита, а Пекин в осаде.

– В который раз?

– В этот раз у них нет войск для снятия осады. Императорскому двору придется либо погибнуть, либо пойти на переговоры с повстанцами.

– Чем это грозит нам?

– Сложно сказать.

– А вообще, как так случилось, что толпа практически никак не вооруженных китайских крестьян смогла разбить императорскую армию?

– Нам никаких подробностей того сражения не известно. Я пытаюсь выяснить, но связь с тем регионом очень плохая, и обстановка там весьма нестабильная. Сложно что-то ясно понять в этой каше.

– Вы говорили о нескольких событиях, что еще?

– В Лондон прибыла делегация японского Императора. Они уже провели переговоры с нашим министром иностранных дел.

– Что они хотят?

– Помощи в гражданской войне. Хотя бы оружием. Но лучше открытым вмешательством.

– Они рассорились с Москвой?

– Видимо.

– И что думает Foreign office по этому вопросу?

– Военные поставки мы, безусловно, им предложим. В рамках покупательной способности, конечно. А воевать не пойдем. Ввязываться английскими солдатами в какую-то туземную войну, да еще в столь сложной обстановке, мы совершенно не имеем ни возможности, ни желания.

– Ясно. Это все?

– Да, Ваше Королевское Величество. – Дизраэли вежливо поклонился.

– Я вам признательна, что вы меня оповестили о подобных, безусловно, важных новостях одной из первых. Надеюсь, вы и в дальнейшем будете держать меня в курсе происходящих дел, а не как раньше, информировать только в самые критические моменты.

– С большим удовольствием, Ваше Королевское Величество, – сказал Дизраэли, после чего вышел из кабинета и быстрым шагом добрался до кареты. Сел в нее и облегченно вздохнул, расстегнув воротник.

– Как прошла встреча? – спросила его женщина, укрытая черной вуалью.

– Чертова курица! – выругался премьер-министр и бросил папку с документами на мягкий диван кареты. – Я ей сделал одолжение, а она вела себя так, будто я досаждал ей никчемными вопросами. Будто я назойливая муха!

– Вот видишь, дорогой друг… все как обычно.

– Я не знаю, что делать. В палате лордов буря, королева сходит с ума, Скотланд-Ярд пытается всячески выставить дураками правительство, стараясь избежать ответственности за происходящие события, дескать, это мы своими запретительными мерами им мешаем работать, Совет… даже не хочу говорить об этом. Боюсь, что вскоре мне придется последовать за Ротшильдами в изгнание. И хорошо, если просто в изгнание, а то, не дай бог, еще козлом отпущения сделают. – Бенджамин взялся руками за голову и зажмурился.

– Дорогой друг, мой господин готов предложить вам работу. Вы ведь хороший специалист и большая умница. Зачем вам такие нервные перенапряжения в вашем-то возрасте?

– Графиня де ля Фер, – медленно произнес Бенджамин и усмехнулся: – Я ведь читал этот роман. Как вас на самом деле зовут?

– Это не важно. Я лишь тень, лишь посредник.

– Почему я вам должен верить?

– Должны верить? Боже упаси, друг мой. Вам решительно не стоит доверять мне.

– Миледи, я даже представления не имею, какую работу вы мне предлагаете.

– Вижу, что вы уже не столь непримиримо настроены, нежели сегодня утром.

– Эти новости. Они ведь реальные?

– Вы же проверили некоторые из них, не так ли?

– Да… некоторые. Но я мог проверить не все. Откуда мне знать, что в Китае произошло то, что вы говорите? С Индией, Францией и Турцией у меня телеграфная связь есть, а с Китаем – нет.

– Вы вполне могли осведомиться у японцев, которые сейчас в Лондоне. Они в курсе.

– Простите, в курсе чего?

– Русский Император заключил договор с предводителем западной колонны факельщиков Чжаном Цзун Юя[5] и обеспечил военными инструкторами, а также осуществил крупную поставку оружия. Включая три сотни старых гладкоствольных пушек. Подробности поставок мне не известны, однако это не столь важно. Японцы в курсе этого союза и просят у вас помощи, чтобы устоять перед Россией, а потому с удовольствием поделятся информацией. Ведь в Москве у них попросили остров Эдзо[6] за прекращение поставок оружия сегуну. И, по мнению японцев, это только начало полного завоевания. Аппетиты Александра им уже известны не понаслышке.

– А зачем Императору связываться с повстанцами? Что он с этого получит?

– По договору, Великое Ханьское государство уступает России Маньчжурию, Синьцзян и Монголию, а также признает ее протекторат над Кореей.

– О!

– Именно по этой причине армия факельщиков смогла довольно легко разбить Чарльза Гордона. Надеюсь, факт нахождения русского кадрового полка на границе вы в состоянии увязать со столь грандиозным успехом повстанцев?

– Всего один полк?

– Прекрасно подготовленный и вооруженный полк. Там одних только митральез было свыше трехсот штук.

– А как обставили сам факт участия русской армии в этом конфликте?

– Чжан целенаправленно отступал в сторону русской границы. Точных карт у Гордона не имелось, поэтому он понадеялся на то, что сможет загнать факельщиков в угол с помощью русских. Он искренне полагал, что войска Цзун Юя остановит на границе тот самый полк. Да и казаков там имелось не так мало. Однако после того как его армия пересекла границу России и углубилась, преследуя повстанцев… – Девушка улыбнулась совершенно обворожительной улыбкой. Белоснежные зубы, нежные губки с отменно подобранной помадой… и озорной огонек в лукаво блеснувших из-за вуали глазах.

– Засада?

– Да. После ураганного обстрела «большой банды хунгузов» остаток армии Чарльза Гордона атаковали войска Чжана. Пленных в том бою не было.

– Откуда же вам стало известно об этом событии так много?

– Понимаете, дорогой друг, его высокопреосвященство имеет своих людей везде.

– Его высокопреосвященство, значит? – задумался Дизраэли, пытаясь припомнить действительно влиятельных кардиналов, но ничего на ум не приходило. – Никогда бы не подумал, что в этом деле замешана церковь. И что же хочет его высокопреосвященство?

– Вы готовы сменить хозяина? – еще раз спросила девушка.

– Да. Готов. У меня нет выбора, ведь так? – улыбнулся Бенджамин. – От чего я должен был умереть в случае отказа? Яд? Кинжал? Пуля? Вы мне сказали так много…

– Вы действительно хотите это услышать?

– Сделайте милость, удовлетворите любопытство старика.

– Вы бы повесились, оставив перед этим предсмертную записку.

– Как неожиданно. – Бенджамин непроизвольно потер шею. – Так что я должен буду сделать для его высокопреосвященства?

– Его высокопреосвященство предлагает вам подать в отставку, переоформить на третьих лиц свое имущество и переселиться в Дублин. А там вам очень быстро сделают предложение, от которого вы не сможете отказаться.

– В самом деле? – удивился Бенджамин. – Необычный поворот событий. Впрочем, я дал свое согласие. Сегодня же проконсультируюсь с доктором о том, как лучше обставить отставку.

– Прекрасно. – Дама слегка кивнула. – Тогда примите этот перстень. По нему вы сможете определить слуг моего господина. – С этими словами она протянула Бенджамину небольшую коробочку темно-вишневого цвета. Внутри лежал аккуратный перстень-печатка из платины, от вида которого Дизраэли буквально онемел. Он не раз слышал упоминания о подобных перстнях в донесениях разведки. Пару раз видел своими глазами. Даже комиссию из-за этих перстней созывали, пытаясь выяснить, что же это за организация. Но все тщетно.

Бенджамин слегка дрожащими руками достал перстень из коробочки и внимательно покрутил в руках, обнаружив на его внутренней стороне гравировку.

– Это число? Я плохо вижу.

– Да. Каждый перстень с уникальным номером. Он не только выполнен из платины, но и имеет особый дизайн. Посмотрите вот сюда. Видите, тут имеет место небольшой дефект. Вот тут, тут и тут еще. Они делаются специально и нужны для определения подделок. Так что будьте внимательны.

– А… – Бенджамин немного смутился.

– Да, на пальце короля Ирландии и Императора России вы видели такие же перстни. Они, как и вы, как и я, – девушка вынула на цепочке перстень из декольте платья и продемонстрировала его, – слуги нашего общего господина.

– И французские офицеры в Пенджабе?

– И они тоже.

Девушка вышла на Флит-стрит и направилась в сторону Темзы, что только добавило Бенджамину мистических мыслей. Ведь этим районом некогда владели тамплиеры. Это, конечно, было очень давно. Но Лондон, увлеченный последние лет десять спиритизмом, полнился самыми разными слухами и легендами. В том числе и об этой легендарной организации.

Бенджамин еще минут пять смотрел вслед уходящей девушке. Проводил ее взглядом до входа в Круглую церковь – старую резиденцию тамплиеров, и приказал трогать. Для него начиналась новая жизнь.

Часть 1
Русско-турецкая война

Глава 1

Седьмого мая 1870 года Александр, возложив ношу ведения текущей рутины на Государственный Совет, выехал в Киев для большого совещания перед началом боевых действий. На нем должны были присутствовать не только командующие балканским и кавказским фронтами, но и многие представители их штабов, а также руководители ряда вспомогательных служб.

Таким человеком оказался, например, Богаев Николай Григорьевич. Некогда он начинал свою службу всего лишь рядовым пластуном в Кубанском казачьем войске, разве что отличаясь необычайной находчивостью и смекалкой, позволявшей ему неоднократно выбираться из самых сложных и безысходных ситуаций в делах с горцами.

Во время своего «турне» на Кубань в то время еще цесаревич Александр оценил по достоинству ум этого человека и завербовал для службы в разведке.

Довольно быстро освоившись на новом месте, Николай Григорьевич прекрасно себя проявил и был зачислен в специальную группу, проходящую обучение для действий на территории Австрийской Империи. Как раз в ту самую, что занималась разведывательно-диверсионной деятельностью незадолго до начала военной кампании и настолько душевно порезвилась, что заставила всю Австрию встать на уши. Причем каждая из операций вполне тянула на самостоятельную остросюжетную детективную историю. В тех делах Богаев и прославился, действуя в качестве командира самостоятельного звена. Поэтому неудивительно, что вся дальнейшая его карьера оказалась всецело связана с секретным батальоном «Омега», созданным по образу и подобию печально известного для любого советского человека германского батальона «Бранденбург-800».

Зная хорошо язык крымских татар из-за близкого общения в детстве, Богаев был отобран в первую восточную роту, которую вскоре и возглавил.

Ему пришлось очень много работать, изучая турецкий и арабский языки, культуру, историю и нравы Османской Империи и многое другое. Само собой, без отрыва от регулярных и весьма непростых тренировок по боевой и тактической подготовке, сопряженной с освоением навыков управления вверенным спецподразделением в сложных боевых условиях. Богаева и его подчиненных гоняли на пределе физических и психических возможностей, буквально выжимая. Не все выдерживали и ломались, зато те, что оставались в строю, – стоили многих.

Николай выдержал нагрузку. Поэтому к началу турецкой кампании был весьма недурно подготовлен в роли командира столь необычного для своего времени специального подразделения. Конечно, ему еще много чему можно и нужно было учиться, но все равно уровень у Николая получился весьма солидный. По крайней мере никаких серьезных конкурентов, способных оказать ему качественное сопротивление на территории противника, у него не было.

– Поэтому, товарищи, Николай Григорьевич со своими людьми за несколько дней до начала кампании тайно перейдет границу и начнет подготавливать почву для решительного наступления наших войск.

 

– Но, Ваше Императорское Величество, – возразил командир первого пехотного корпуса Михаил Дмитриевич Скобелев, – что может сделать всего одна рота, пусть и особой выучки?

– Взорвать несколько мостов, убить ряд офицеров, оставив их части без управления, устроить пожар на армейском складе. Да много чего. А потом Николай Григорьевич и его люди будут продвигаться по мере наступления наших войск, сопровождая противника все той же черной полосой «непонятных случайностей».

– Неужели они так хорошо подготовлены и лихи, чтобы действовать так долго и эффективно в тылу врага? За ними же начнут охоту, и местные жители быстро их выдадут туркам. Форму-то не скрыть.

– А они и не будут скрывать. Для всей роты уже заготовлена военная форма Османской Империи и вся необходимая амуниция. Плюс ко всему – у каждого бойца подобрана персональная легенда и документы. Да и турецкий язык ребята знают очень свободно. Так что будут действовать в турецком тылу, представляясь турецкими же офицерами и унтер-офицерами, едущими куда-то с тем или иным поручением, со всеми вытекающими последствиями и возможностями.

– Но ведь это… – хотел было высказаться Скобелев, но осекся, глядя на невозмутимо довольное лицо Императора.

– Это подло? – улыбнулся Александр. – Да. Вы правы. Это подло. Зато это спасет жизни нашим солдатам. Меня этот вопрос волнует во сто крат больше, чем довольно спорные аспекты морали. Именно по этой причине я всячески стараюсь оснастить армию новейшим оружием, обучить ее передовым способам ведения боя, развиваю разведку, связь, нормальное снабжение… и все ради того, чтобы солдаты не только хорошо били врага, но и сами при том живыми оставались. Вы считаете, что это подло?

– Нет, конечно нет, – потупился Скобелев. – Но ведь есть понятие честного боя.

– Где существует? Какая разница, честно вы выиграете или нет? Перед вами, как перед командующим пехотным корпусом, всегда будет ставиться только одна задача – разбить врага. А уж как – ваша проблема. Хоть смешите его до смерти.

Перед такой постановкой вопроса мало кто мог что сделать, так что возражения относительно деятельности роты батальона «Омега» очень быстро утихли. Конечно, офицеры не смирились, но им пришлось признать правоту Императора, так как у них банально не было выбора.

Кроме батальона «Омега» всплыло и другое необычное для армейских офицеров явление – школа «Выстрел». В ней готовили армейских снайперов в современном значении. То есть обучали не только навыкам точной стрельбы на большие дистанции, но и прочим премудростям, выработанным за последние несколько лет разнообразной диверсионной деятельности. Да и сам Александр подсказал, что знал из своей прошлой жизни. Немного, но ориентиры были установлены правильно, особенно в отношении маскировки.

Особняком всплыл и тот момент, что только через эту школу появилась возможность попасть женщинам в действующую армию. И не в роли санитарки, прачки или какой другой обслуживающей профессии, а именно на строевую должность. Что, надо сказать, вызвало весьма неоднозначные отклики в обществе.

– На текущий момент мы смогли завершить подготовку всего лишь пятидесяти человек, из которых десять – девушки. Да, товарищи, не возмущайтесь. Ряд опытов, проведенных в школе, показали, что девушки могут весьма недурственно выполнять задачи, которые ставятся перед подобными военными специалистами. Вот и проведем им, так сказать, проверку боем, если девушки провалятся – уберем их с курсов обучения. Если же покажут себя хорошо, то сохраним и разовьем эту практику.

– А какие задачи будут решать выпускники школы?

– Они будут распределены между полками на передовых участках обороны с личным подчинением полковым командирам. В их задачи будут включаться отстрел офицеров противника, поражение их наблюдателей, курьеров и прочие тонкие задачи. Согласитесь, внезапная смерть командира батальона противника в первые минуты боя очень сильно снизит боевую эффективность этой воинской части. Солдаты без управления – это просто куча вооруженных людей, а не воинское подразделение. Одна-две удачно пущенные пули легко смогут решить исход штурма редута или другого рискованного предприятия. И вы, Михаил Дмитриевич, не морщите нос. Это необходимо для сохранения жизней наших с вами соотечественников, а замашки, достойные лишь благородных девиц, оставьте для мемуаров. – Скобелев, услышав такое, надулся, покраснел, но прекратил юродство.

– А из чего они будут стрелять? – спросил сидевший до того молча командующий Кавказским фронтом Николай Иванович Евдокимов. – Ведь далее четырехсот шагов по отдельному человеку практически невозможно попасть, ибо он на глаз размером с точку. Мушка на винтовке получается крупнее человеческой фигуры.

– Они в войска будут прибывать со своим оружием под стандартный винтовочный патрон. Само их оружие есть разновидность обычной армейской винтовки. Разве что с более длинным и толстым стволом. Да, без штыка. В качестве прицельного приспособления на них устанавливаются оптические прицелы с трехкратным увеличением.

– И насколько хорош этот прицел?

– На озвученной вами дистанции в четыреста шагов стрелок может совершенно спокойно разглядеть черты лица противника. И, само собой, разобрать форму, что позволит легко определять офицеров.

– А вы не думали, что было бы недурно сформировать полк или, на худой конец, батальон подобных стрелков? Ведь их стрелковый огонь будет иметь поразительную точность!

– Думал, но пока решил не делать. После долгих размышлений я пришел к выводу, что нужно реализовывать концепцию максимального взаимодействия между родами войск, в том числе и специальными средствами. Может быть, когда-нибудь потом, когда столь дорогие и сложные в изготовлении прицелы мы сможем производить массово и дешево, о вашем предложении можно будет подумать. Но мне кажется оно преждевременным. Нам бы на каждый батальон по паре подобных бойцов подготовить и вооружить. Кроме того, для точной стрельбы на большие дистанции нужно не только иметь винтовки с оптическими прицелами, но и проводить не самое простое обучение бойцов. Фактически уровень каждого егеря выше ефрейтора – он специалист уровня того же прапорщика, а то и выше. Думаю, батальон и уж тем более полк прапорщиков будет перегибом. – Александр улыбнулся. – Или вы так не считаете?

Александр, следуя своей старой традиции, решил не использовать англицизмы в названиях, поэтому выпускников Императорской школы «Выстрел» именовали «императорские егеря», или просто «егеря».

Впрочем, подобные долгие и нудные беседы при общем офицерском собрании плохо сработавшихся командиров шли долго. Императору приходилось проговаривать очень многие вещи, касающиеся характера боев в предстоящей кампании. Особенно в плане борьбы со страхом перед постоянным недостатком боеприпасов. Кроме Михаила Скобелева, которого взращивал Александр практически самостоятельно, в его армии на командных постах стояли офицеры старой закалки. Да, они прошли курсы переподготовки и на словах понимали, что нужно делать. Но не всегда и не все. Слишком крепко засела в них старая практика, уже неприменимая в новых реалиях. Особенно у ветеранов обороны Севастополя. Ведь именно там и тогда имелась ситуация, когда осажденные русские солдаты были вынуждены ползать по всей передовой и собирать пули противника, дабы переплавить их и пустить в дело. Это звучит дико, но, к сожалению, имело место быть. И, согласитесь, после таких обстоятельств, запечатлевшихся в память кровью и болью, сложно перестроить характер мышления.

– Николай Иванович[7], – обратился Император к главному интенданту Российской Императорской армии, – поясните товарищам наше текущее положение в плане наличия боеприпасов.

1Исмаил-Паша (1830–1895) – 6-й хэдив Египта, 1-й хэдив Египта и Судана (с 1867 года).
2Феодор (Теодрос) II – (1818–1868) – 78-й Император (нгусэ нэгэст) Эфиопии. В реальной истории покончил с собой в 1868 году, когда англичане взяли его крепость Мэкдэла. В реалиях романа он спасся благодаря русскому эмиссару, перебравшись на несколько лет в Москву. Вместе с ним уехала вся его семья и преданные гвардейцы.
3Имеется в виду HMS Blanche, введенный в состав флота в 1867 году 6-пушечный 1760-тонный парусно-винтовой корвет.
4Имеется в виду Duleep Singh (1838–1893) – наследный правитель Сикхской Империи.
5Племянник основателя движения факельщиков Zhang Le Xing, которого в 1863 году казнили власти Пекина. С 1868 года колонна Цзун Юя вела успешные действия в северо-восточном Китае и осаждала Пекин (будучи вооружена практически дрекольем). В реальности книги в 60-тысячную колонну Чжана было направлено вооружение, боеприпасы и инструкторы из России в обмен на некоторые территориальные уступки.
6Эдзо – старое название острова Хоккайдо.
7Николай Николаевич Скворцов (1827–1895) – один из наиболее талантливых интендантов Российской Императорской армии. Отличался большой энергией и умением работать быстро и четко. Самый лучший из генералов-снабженцев Российской армии XIX века.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»