3 книги в месяц от 225 

Голубая бухта. Цикл «Приключения Пулек»Текст

0
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Иллюстратор Михаил Анатольевич Клыков

Дизайнер обложки Михаил Анатольевич Клыков

© Михаил Анатольевич Клыков, 2019

© Михаил Анатольевич Клыков, иллюстрации, 2019

© Михаил Анатольевич Клыков, дизайн обложки, 2019

ISBN 978-5-0050-8127-8

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

Голубая бухта
Повесть о морских приключениях

От автора.

Повесть входит в цикл «Приключения Пулек», рассказывающих о приключениях неунывающих и любопытных близнецах Павлике и Юле Воробьёвых, живущих в Москве на рубеже XXI и XXII веков, и их многочисленных друзей. Родители ребят – археологи, поэтому Пулькам (так их ласково называют друзья и родители) часто приходится разгадывать исторические загадки.

Пролог

Быстрые южные сумерки уже окутали берег сиреневой мглой, когда Павлик, Димка и Пашка увидели выходивших из грота людей. Их было четверо. Двоих мальчишки уже знали. Матрос с поселкового сейнера Григорий Рудин по прозвищу Шира и моторист того же сейнера Жорик Крутилин. Обоих в посёлке недолюбливали: парни любили поскандалить в клубе, были завсегдатаями пивной и слыли в округе нечистыми на руку. Отец Яськи говорил, что Жорик, к тому же, промышляет браконьерством. А двое других… Мужчина и молоденькая девушка. Мужчина был незнакомым: смуглый, горбоносый, с чёрными вьющимися волосами, он был похож на араба или индийца. А девушка…

– Это же Гулька! – свистящим шёпотом сказал Пашка.

– Кто? – едва слышно переспросил Павлик.

– Гюльнара Гарифуллина, – ответил Димка, – не узнал, что ли?

– Внучка деда Ахмеда?! – удивился Павлик.

– Она самая, – сплюнул Пашка. – Это они убили Кешку… И ранили Зою…

При воспоминании о Кешке у Павлика заскребло в горле. Кешка… Добрый, озорной Кешка. Больше он никогда не встретит их в бухте… Никогда не позовёт играть в ласковой шёлковой воде их любимой бухточки…

– Кешка… – прошептал Павлик. И услышал, как рядом кто-то всхлипнул. Он оглянулся: Пашка плакал, не скрываясь от друзей, слёзы текли по его щекам.

– Я им отомщу, гадам! – сквозь слёзы прошептал Пашка. – Я им всё припомню…

– Смотрите, ребята! Там ящики и криоланг, – Димка показал на качавшийся за камнем небольшой баркас. – Они, наверное, собираются на корабль…

– Павлик, – Пашка вытер кулаком мокрые щёки, – беги в посёлок! Зови Грека и ребят! Быстро!

– Почему я?

– Потому что ты самый быстрый! А мы последим за ними.

– Или потому, что самый маленький? – обиженно хмыкнул Павлик.

– Павлик, ты бегаешь как… Как олень! Я так быстро не могу! – ответил ему Димка.

– Потому что я так решил. Я старше. И я за вас отвечаю, – совершенно спокойно произнёс Пашка. Димка удивился этому спокойствию, у него-то сердце колотилось где-то у горла и неприятный холодок сосал в животе.

– А вас будет всего двое! А их – четверо!

– Павел, это приказ. В посёлок, пулей! – отрезал Пашка.

– Слушаюсь, капитан, – ответил Павлик. По его голосу было слышно, что Павлик обиделся, но несмотря на обиду, Павлик понимал – кроме него никто не сможет так быстро добраться до посёлка, и иного выхода не было – Павлик действительно был самым быстрым из них, к тому же Димку с его ногой не пошлёшь – дохромает только часа через два. Да и… Димка… У него, как и у Яськи, язык порой не успевает за мыслями, и пока он объяснит, что к чему… И по характеру Димка – сорвиголова, может наделать каких-нибудь глупостей. Тут хоть Пашка за ним приглядит… Знал бы он, что приглядывать надо было за Пашкой, а не Димой…

– Я побежал, держитесь тут! – прошептал Павлик.

– Удачи, Бельчонок! – махнул ему рукой Пашка. – Продержимся.

Павлик улыбнулся – Бельчонком раньше его называли только Юлька, Пашка и Алиса, да ещё Валя. А теперь – среди ребят «Бригантины» – ласковое прозвище стало будто вторым именем Павлика. Теперь Бельчонком его называли друзья. Павлик не мог их подвести и, ещё раз оглянувшись на бухту, припустил к посёлку.

Глава 1. Ура, каникулы!

Весело прозвенел звонок, и первоклассники, подхватив ранцы, с воплями ринулись в вестибюль, смешиваясь с толпой остальных учеников. В крыле начальной школы всё звенело от смеха, радостных криков, топота подошв по коридорам и лестницам.

– О, боже! Вавилонское столпотворение! – ахнула молоденькая практикантка Ира, невольно прижавшись к стене возле учительской.

– Что же вы хотите – последний учебный день в этом году кончился, завтра каникулы, – улыбнулась директор школы Виктория Семёновна. – Поверьте, не меньший ор сейчас творится и в основном крыле.

– Ну, там-то уж ребята постарше…

– Ирочка, неужели вы так быстро забыли недавнее детство?

– Да нет, не забыла! – рассмеялась Ира.

Павлик, Юля и Валя, пробившись сквозь вопящую от предвкушения каникул толпу одноклассников, вырвались на школьный двор.

– Ух! – подытожила общие впечатления Валя. – Наконец-то! Свобода попугаям!!!

– Ура, каникулы!!! – Павлик весело подпрыгнул, пытаясь схватиться за низко склонившуюся ветку вяза, росшего в углу двора. Но, к досадному сожалению, промахнулся и совсем не солидно шлёпнулся на пыльный асфальт.

– Эх, пальцы соскользнули, – оправдывался Павлик, отряхивая штаны. – Жарко в этом костюме. Вот везёт, кто на юге – у них есть летняя форма с шортами.

– Такую форму и у нас носят. Мама же хотела тебе купить, ты сам закапризничал, – пожала плечами Юлька. На ней-то было летнее школьное платье – с короткими рукавами.

– Не солидно в коротких штанах и гольфах ходить. Его же чуть старостой не выбрали! – хихикнула Валя.

– Бе-е-е! – Павлик показал ей язык. – Старостой Люську Матвейкину выбрали. Что летом будем делать?

– Я сейчас на Алтай поеду, к дедушке с бабушкой. А в июле поедем отдыхать, – ответила Валя. – У мамы с папой как раз отпуск. А на август… Пока не знаю.

– К другой бабушке, в Краснодар, да? – поинтересовалась Юля.

– Не-е, в Крым. Мама с папой хотят на море съездить. А от бабушки Лизы до моря почти сорок километров пилить, – вздохнула Валя.

– А ты была уже на море?

– На океане была, на Тихом. Мы в прошлом году ездили во Владивосток, с бабушкой Олчой и дедушкой Кондратием. Папа говорит, что Тихий океан и Чёрное море, это как взрослый строгий дядька и озорной шестиклассник.

– А мы были с Павликом, когда нам годика три или четыре было. В гостях были у бабушки Лизы с дедушкой Сеней в Севастополе, потом у тёти Наташи и дяди Игоря, – Юля вздохнула. – Только я не помню почти. Мама говорит, что весь месяц дожди были.

– Эй, о чём шепчитесь? – Павлик подбежал к ним, гоняя жестяную банку из-под газировки.

– Про море…

– А! Мы с Юлькой на Каспийском были. А ещё в Питере – там Финский залив!

– Каспийское море – оно вовсе и не море, а озеро!

– Ага! А папа говорит, что Финский залив – это не настоящее море.

– Это же Балтика.

– Много ты понимаешь, Валька! Он мелкий и пресный!

– А вы куда поедете?

– Не знаю! – беззаботно отозвался Павлик. – Может в Волгоград, к бабушке Вере с дедом Аркадием. А может в пионерлагерь.

– Папа с мамой в экспедицию. А куда нас девать ещё не решили, – пожала плечами Юлька. – Они говорят, можно было бы с собой. А мы ещё маленькие.

– Они говорят, было бы десять – другое дело!

– А дедушка Семён и бабушка Лиза?

– Они сейчас переезжают, из Москвы обратно в Севастополь. У них дел полно, не до нас… К ним было бы здорово… – вздохнула Юлька.

– Ну, ладно, пока! – Валя помахала рукой, направляясь к своему подъезду.

Влетев домой, Павлик тут же скинул форму и вскоре торжественно облачился в летнюю «униформу»: короткие голубые шортики и майку-безрукавку.

– Фу, наконец-то, думал – изжарюсь.

Юлька только что-то пропыхтела в ответ, пытаясь справиться с застёжкой платья.

– Давай помогу! – пришёл на помощь Павлик. – Переодевайся быстрее, папа с мамой уже идут.

***

– Ну что, юное поколение? Учебный год закончился?

– Ага! – весело подскочил Павлик.

– Теперь каникулы! – подхватила Юлька.

– Ну вот, а нам обещали путёвку в пионерлагерь, в «Василёк».

– Это где?

– Это здесь, в Подмосковье. Недалеко от Дмитрова.

Павлик и Юлька насупились. Они до последнего надеялись, что родители всё-таки возьмут их собой. Особенно хотела этого Юлька… Юля горестно вздохнула и отвернулась к окну. В окне сияло летней лазурью небо, предвещая яркое, весёлое лето… «Море, наверное, такое же синее… Мама с папой будут у моря…» Юлька снова вздохнула и вспомнила, как три года назад, когда Юльке и Павлику только исполнилось пять, волгоградские дедушка и бабушка повезли их на Каспий. Правда Каспийское море было не синим, а серо-голубым. Да и, как они позже узнали, оказалось вовсе не морем, а огромным озером, но всё-таки… Бескрайнее голубое пространство, волны, тёплый, влажный ветер с запахом водорослей…

– Ну, не горюйте. В августе, даст Бог, вырвемся к бабушке с дедом в Севастополь, я уж думаю они к этому времени устроятся, – Артём погладил их с Павликом по голове.

– Что поделать, если нельзя. Было бы вам хотя бы десять… – Тоня и сама расстроилась, глядя на приунывших малышей.

«Ну, почему так? Нельзя… Мы могли бы тоже помогать, разве нет? – подумал Павлик. – Если бы случилось чудо, как в сказке…»

И, не успел Павлик закончить мысль, как зазвонил телефон.

– Тёмка, привет! – на экране показалась Наташа Корабельникова, младшая сестра отца Павлика и Юльки. Чета Корабельниковых по служебной надобности уже три года пребывала в Петропавловске-Камчатском. Но в этом году их командировка наконец-то заканчивалась, и Корабельниковы к осени должны были вернуться домой, в Севастополь.

 

– Наташка! Как всегда, рад тебя видеть, сестрёнка!

– А меня? – откуда из-под руки Наташи выглянула весёлая физиономия Игоря, мужа Наташи и давнего друга детства Артёма.

– А тебя, Кот, тем более! – рассмеялся Артём.

– А чего младшее поколение в серых тонах? – осведомился Игорь, увидев ребят. – Что случилось, Пульки? Не рады каникулам?

Пашка с Юлькой только вздохнули в ответ: мол, рады в принципе, но есть некоторые загвоздки…

– Попробуем-ка это исправить, – хитро подмигнула Наташа. Юлька с Павликом сразу забыли о грусти. Во-первых, потому что обожали дядю Игоря и тётю Наташу. Во-вторых, веснушчатое, с каким-то по-детски озорным выражением лицо тёти Наташи прямо-таки лучилось некоей хитростью.

– Тоня, Тём, нам донесли, что у вас, так сказать, проблемы с досугом младшего поколения? – продолжила Тёмина сестра.

– Да… Экспедиция была запланирована на вторую половину июля, и вдруг перенесли на начало лета. Как снег на голову!

– Мои родители сейчас в командировке в Ашхабаде.

– Ну да, наши с Тёмкой тоже все в делах по самое некуда. И с переездом, и со всем… Да наша мама, сама знаешь: дальняя космическая связь – это наше всё.

– Вот и пытаемся отправить это поколение в лагерь, но боюсь, что сейчас будет, если не вселенский потоп, то весьма серьёзный ливень из горьких слёз…

– Слушайте, ребята, а вы откуда узнали? И вообще… Откуда звоните? – Артём только сейчас поглядел на табло телефона.

– Да у нас тоже, всё вверх ногами, – беззаботно отозвалась Наташа. – На три месяца раньше времени вернулись домой.

– Так что, мы уже в Севастополе. Собираемся расконсервировать нашу дачу. Мои яхтсмены в «Бригантине» уже на головах от радости ходят – капитан Кот возвращается!

– А что, Грек уже с ними не справляется? – недоверчиво поинтересовался Артём.

– Грек сам недавно был таким же юным балбесом, – усмехнулся Игорь. – Так вот. Первое, мы очень соскучились по Пулькам. Второе, Пашка с Алисой уже все уши прожужжали – когда в гости к дяде Тёме и тёте Тоне? Очень уж хочется поозорничать вместе с Пульками.

– Вот мы с Игорем и подумали, – с хитро-вкрадчивой интонацией начала Наташа. – А может Пулек к нам на лето? Позагорают, в море накупаются. Да и вы рядом… Вы же под Керчью копать будете? И папа с мамой за ними, если что, присмотрят – это же в соседнем районе, не в Подмосковье мотаться.

– Ну да… – Артём и Тоня ещё переваривали неожиданное предложение. – Ну если, никто не против…

– Если Пульки согласны, то собирайте их! И не забудь сказать, где и когда вас встречать, – улыбнулся Игорь. – Ждём с нетерпением.

– Особенно мы!!! – неожиданно пробились звонкие голоса Пашки и Алисы, детей Игоря и Наты.

Отчаянно-радостный вопль Павлика и Юльки, потрясший комнату, выразил полное согласие Пулек (так ласково их называли родители и родственники) на столь заманчивое предложение…

Глава 2. Здравствуй, море!

На этот раз руководителя экспедиции профессора Станислава Заславского уговорить удалось, и Юльку с Павликом взяли на борт самолёта, которым археологическая экспедиция отправлялась в Крым. Самолёт сел в Симферополе уже в сумерках. Персонал экспедиции пересел на прибывшие из-под Керчи грузовики и автобусы, а Юльку и Павлика торжественно («К сожалению, приходится обойтись без оркестра», – пошутил Артём) передали из рук в руки Игорю Корабельникову, прибывшему за племянниками.

Ехали долго. Павлик и Юлька сначала таращились во окна, но вид степи, потянувшийся за Симферополем, быстро надоел, да и недолгие южные сумерки вскоре сменились полной темнотой. Поначалу Пульки весело болтали с Игорем, а потом обоих почти одновременно сморило, и ребятишки вскоре засопели, убаюканные мурлыкающим радио и ровным гулом мотора.

Как приехали на место, Юлька и Павлик запомнили с трудом. Наташа и Игорь кое-как разбудили их, полусонных привели в дом.

– Привет, Пульки! – радостно завопили Алиса и Пашка. Павлик и Юлька что-то пробубнили в ответ, засыпая на ходу и слыша сквозь сонный туман лишь обрывки фраз: «Да они же спят совсем!.. Наташ, помоги их раздеть… А где они будут спать?.. Юля в кресле, а Павлику постелим на диване…» Кто-то стрекотал на улице, что-то равномерно шумело вдалеке, будто обиженно сопел великан, где-то пел сверчок…

Павлик проснулся, когда было уже совсем светло. «Какой хороший сон!» – подумал мальчик, вспоминая полёт на самолёте, вечернюю степь, яркие южные звёзды, высыпавшие на бархатисто-чёрное небо… А впереди был пионерлагерь, ехать в который совсем не хотелось… Стоп! Павлик, открыв глаза, сел в постели. «Какой лагерь! Ты обалдел, что ли! – мысленно обратился к самому себе мальчишка. – Вы же к тёте Наташе и дяде Игорю поехали в Севастополь!»

Павлик огляделся: в уютной, просторной комнате стояла двухъярусная кровать, шкаф, письменный стол с книжной полкой, этажерка… Остановив взгляд на этажерке, Павлик уже не смог его оторвать: полки были уставлены ракушками, высушенными морскими звёздами и крабьими клешнями, моделями парусных корабликов… На стене, напротив этажерки, висела морская меркаторская карта Чёрного моря, большой морской бинокль и игрушечный кортик. А самым главным экспонатами этого мини-музея были, наверное, большой медный барометр и настоящий корабельный хронометр… Около окна, на кресле-кровати, откинув одеяло, сопела Юлька.

Окно… За окном синело утреннее небо. Створки окна были открыты, и ветер шевелил лёгкие голубые занавески. Ветер был прохладным, освежающим и пах… Павлик бы не смог точно сказать, чем пах ветер. Он нёс йодистый запах водорослей, солёных брызг… Он пах морем!

Павлик выскочил из постели и кинулся окну. Подбежал и, зажмурившись, полной грудью вдохнул этот чудесный аромат. Аромат парусов, дальних странствий, жгучих тайн, скрытых в пучине…

За окном была лужайка и небольшой садик, за которым виднелись крыши соседних домиков. Слева была видна гора, поросшая тёмным кустарником, между которым белел освещённый утренним солнцем камень. Дачи полого спускались вниз, а за ними… За ними было оно… Синее-синее, мерцающее бликами в утренних лучах. Сливающееся на туманном горизонте с лазурью неба… Море…

– Юлька! Море! Там море! – Павлик оглянулся на протирающую спросонья глаза сестрёнку. – Юлька, там море! Вставай! Посмотри! – Павлик с трудом мог выразить охвативший его восторг!

– Ой, море… – Юлька высунулась в окно рядом с братом. – Какое синее!

– Привет, Пульки! С добрым утром! – в комнату влетели Алиса и Пашка.

– У нас море синее! А вот на Камчатке оно серое, мрачное какое-то… И холодное… – поёжился Пашка. – Не то, что здесь!

Алиса и Пашка были детьми Натальи и Игоря Корабельниковых. Свои имена ребята получили из-за литературных пристрастий родителей. И Игорь, и Наталья с детства обожали книги Кира Булычёва, Е. Велтистова, В. Крапивина, с удовольствием погружаясь в фантастические миры и удивительные приключения героев книг, были настоящими фанатами. Ну, и когда родились у них сын и дочь, не придумали ничего лучше, чем назвать их именами знаменитых персонажей Булычёва. Правда, ни Пашка, ни Алиска не обижались, а, наоборот, были весьма довольны таким своеобразным приобщением к миру литературы. Вот только ни внешностью, ни характером совсем не походили на книжных героев.

Алиса была ровесницей Павлика и Юльки и пошла в отца: такие же слегка вьющиеся каштановые волосы, большие зелёные глаза, курносый нос, худенькое личико с острым подбородком и тонкими губами, только роста Алиска была невысокого, примерно с Павлика и Юльку, но зато крепкого телосложения.

Пашка был на год старше сестры и, наоборот, пошёл в мать: тёмно-русый, длинноногий с круглым веснушчатым лицом, насмешливыми васильково-синими глазами. И ростом худощавый Пашка был высокий – почти на голову выше Пулек. Характер брат и сестра имели одинаковый: спокойный, рассудительный, любопытный. Пашка и Алиса были из тех ребят, кто не полезет, очертя голову в сомнительные приключения или какие-нибудь авантюры. Но если бы кто-то задел их друзей… В таком случае на дороге у Пашки и Алисы Корабельниковых лучше было не стоять! К тому же к биологии, в отличие от своей книжной тёзки, Алиса Корабельникова была абсолютно равнодушна, предпочитая книжки об устройстве кораблей и подводной техники, разделяя этот интерес с братом.

– Умывайтесь быстрей и одевайтесь, мама уже завтрак готовит! – выпалила Алиска, натягивая лёгкий белый сарафанчик с весёлыми дельфинами.

Быстро умывшись и натянув купленные накануне летние матросские костюмчики, Юлька и Павлик выбежали во двор. Наталья уже возилась с завтраком в летней кухне у небольшой белой печурки.

– Ну как? Выспались? Сегодня суббота, отдохнём на даче, – улыбнулась племянникам Наташа. – Ну, а будни до июля пока проведём в городе. В июле у нас отпуск.

– А мы вам не будем мешать? – робко спросила Юлька.

– Ну, что ты, Юля? Кто тебе такую глупость сказал? – усмехнулся сидевший за столом Игорь. – Мы по вам три года скучали, а вы уже домой хотите?

– Да нет, мы просто… – смутился Павлик.

– Ваши папа с мамой ведь до августа здесь будут?

– Ну да, – согласился Павлик.

– Вот и погостите у нас. Позагораете, накупаетесь. И папа с мамой недалеко, так ведь? – Наташа с ласковой улыбкой посмотрела на Пулек.

– Ага, – тут же согласились они.

– Ну вот и отлично! – подвёл итоги Игорь. – А теперь за стол!

– А мы сегодня пойдём на море? – робко поинтересовался Павлик.

– Конечно, только после обеда, согласен?

– Согласен, дядя Игорь! – возликовал Павлик.

***

Пляж оказался совсем рядом с посёлком, буквально в двух шагах. Пока взрослые расстилали коврики, дети, скинув одежду, с радостными воплями кинулись к воде.

– Павлик, Юля! – неожиданно позвал их Игорь.

– Что? – торопливо подбежали Пульки, досадливо оглядываясь на уже плескавшихся в воде Алиску и Пашку.

– Плаваете-то хорошо?

– Ну, так… неплохо… – замялся Павлик. Вообще-то плавать они с Юлькой умели, но…

– В речке и по-собачьи, – угадал его мысли Игорь.

– В озере… и в размашку… – нехотя согласилась с выводом Юля.

– Ну, так вот, пловцы. Плавать и нырять, как следует я вас научу. А пока держите-ка вот это, – Игорь протянул им красные надувные нарукавники. – У нас здесь всё-таки море, а не озеро.

Юлька быстро надела нарукавники, нетерпеливо оглядываясь на море, а Павлик недовольно фыркнул. Ещё бы! Ему уже восемь лет! Большой совсем, а купаться, как детсадовскому малышу, в нарукавниках! Ещё бы круг на него надели!

– Глупый, мы же о тебе заботимся, – погладила его по голове Наташа. – Море штука не только приятная, но и коварная. А если утонешь?

– Сплюнь, – нахмурился Игорь, – не дай Бог! Не обижайся, Павлик, но, когда научишься плавать, как следует – как Алька с Пашкой – тогда и обойдёмся. А так, придётся потерпеть. К тому же посмотри сам – многие дети даже старше тебя купаются, кто с кругом, кто с нарукавниками. Так что нечего стесняться.

– Ладно… – подумав, согласился Павлик.

Они с Юлькой подбежали к воде и, неожиданно оробев, остановились у самой кромки волн. Море было огромным, пологие волны неспешно катили к берегу, плавным языком выкатываясь на песчаный пляж, и с шипением уползали обратно. В этом ленивом и неторопливом движении волн чувствовалась скрытая мощь и сила моря. И Пульки ощущали эту силу, невольно вызывавшую в них какое-то особенное чувство: это была и робость перед волнами, и уважение к мощи, скрытой в этой бездонной синеве, и даже какое-то странное сомнение: неужели это всё правда и они – Павлик и Юлька – стоят у самого края моря, и его волны мягко и ласково касаются их ног. Море осторожно касается их пальцев и шепчет: «Ну, что же вы, Пульки, я ведь тоже ждало этой встречи с вами! Я вас не обижу, я ведь доброе и ласковое! Ну же, не робейте!» И Пульки, переглянувшись и взявшись за руки, с радостным смехом кинулись в волны.

Море осторожно подхватило их ласковой, мягкой волной. Вода была удивительно тёплой и какой-то… Ни Павлик, ни Юлька не смогли бы подобрать определения… Вода касалась их тела, как струящийся мягкий шёлк. Хотелось беззаботно отдаться этим волнам и, покачиваясь вместе с ними, смотреть в удивительно чистую синеву неба…

– Ну, хватит, идите погрейтесь на солнышке! – позвала их Наташа, когда дети, волю накупавшись, набрызгавшись, наигравшись с волнами, с визгом выбежали на берег.

Алиска, Юлька, Пашка и Павлик с разбегу плюхнулись на горячий песок.

– Ну, как? – подмигнул им Игорь.

Павлик и Юлька только и сумели лишь что-то пискнуть от восторга.

– Здесь ещё не так хорошо, – громким и таинственным шёпотом ответил им Пашка.

– А где лучше? – недоверчиво спросил Павлик.

 

– В нашей бухте, – так же таинственно ответила Алиска.

– В вашей бухте!? – удивилась Юлька.

– Ага! Мы её недавно нашли, точнее, нам папа с мамой показали. Они там купались и играли ещё в детстве. А им дельфины показали, – прошептал в ответ Пашка.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»