Время дождей Текст

4.8
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

I

Мы с Марком сидим в крошечном кафе в Амстердаме, лениво пьем чай и разглядываем толпу прохожих. Сгущаются тучи. Вот-вот разразится дождь, но нам все равно, что готовит на вечер небо. Нас ждет Париж. Четыре часа пути – и вместо ненастья мы встретимся с лунной ночью. Город влюбленных… Мы были там сотни раз, однако минувшее меркнет в лучах сегодня.

Муж и жена.

Для кого-то наш странный брак – всего лишь формальность, попытка решить проблему. Даже для мамы… Хотя уже восемь лет я клянусь ей, что не вижу себя без Марка. Безрезультатно. Она продолжает ныть и причитать о незавидной доле дочки. Мол, обманулась. И что я могу сказать? Не доверяет? Пусть думает все, что хочет.

Я вышла замуж. Спустя миллион невзгод мир моих грез приобрел очертания факта. Пышная свадьба, улыбки и тысячи роз… А главное – штамп, в одночасье украсивший паспорт. Я стала как все. Пусть чуть позже, пускай в тридцать два. Имеет ли смысл теперь насмехаться над прошлым? Навряд ли. И все-таки… Я, вспоминая себя, порой улыбаюсь. Наигранно, но беззаботно.

Мы стали взрослее. Пропали былые порывы. Ушли раздражительность, гнев и пустой эгоизм. Вернулась гармония. Факт. Я проснулась счастливой и больше не сплю. Ведь куда интереснее жизнь.

Марк хмурится. На его загорелом лице читается скука, навеянная утомительным ожиданиям. Он бывший гонщик, и любая остановка в пути – больная заноза в его беспокойное сердце.

Ещё полчаса.

Я устало закрываю глаза, и в эту секунду за окном начинает ливень. Народ разбегается. Миг, и на месте толпы пустынная улица…

Вот она, ранняя осень.

Я тихо зеваю. Смотрю с любопытством вокруг и вижу, что рядом сидит весьма странная пара. Солидный мужчина и девушка… Девочка. Ей не больше шестнадцати. Он для нее слишком старый. И все ж они вместе. И это не дочь и отец. Я чувствую правду в ее озабоченном взгляде. Мне хочется встать, подойти к ним и что-то сказать. Но страх побеждает. И это логично…

А сзади уже наводнение. Небо смешалось с землей. Потоки воды словно бурные горные реки. И в этот кошмар нам придется нырнуть с головой. А мы без зонтов… Подготовились хуже, чем дети.

Я все-таки взрываюсь. Бью кулаком по столу и громко ругаюсь, привлекая к себе внимание. Марк неподвижен. Он знает, что ждать от меня, и этот порыв не вводит его в заблуждение. Но пара стихает. Мужчина смотрит вокруг, находит меня и бросает:

– Вы что-то сказали?

Я тут же краснею. К несчастью, он знает французский. Ищу оправдание, но в голову лезет маразм. Тогда я вздыхаю:

– Простите.

Какая-то глупость. А Марк улыбается. Весело? Нет. Не сейчас.

В отличие от Марка, мужчина абсолютно серьезен и даже, возможно, проникается к нам сочувствием.

– Меня зовут Поль, – он смотрит мне прямо в глаза и добавляет, – а Вы… Вы живете в Париже?

Есть повод соврать. Но я не решаюсь.

– Я из России.

Он удивлен.

– Не очень похожи.

– А Вы там бывали?

– Да. Прошлой осенью.

Марк возмущен. Однако молчит. И, наверно, напрасно. Я расслабляюсь.

– И как Вам у нас?

Поль даже не думает.

– В целом прекрасно. Но… слишком пасмурно.

– Да? Как сейчас?

Мой юмор оценен. Его разбирает смех, и я понимаю, что у нас завязалось знакомство. Под носом у Марка… Не самый пристойный пейзаж. Но я вошла в роль и хочу продолжения спектакля.

– Нам на вокзал, – сообщаю я с томным взглядом, пытаясь поймать разочарование в реакции Поля.

Безрезультатно. Он смеется мне прямо в лицо и сообщает:

– У нас тоже билеты на поезд.

– На поезд?

– В Париж.

Мне становится дурно. Вот совпадение.

– Нам тоже туда.

– Выходит, попутчики?

Он дает руку. Я ее жму. Марк мрачнеет.

Беда…

Да, разумеется, в жизни часто бывают встречи, а я не из тех, кто шарахается от незнакомцев. И Марк это знает. Однако здесь и сейчас флирт неуместен – мы едва отыграли свадьбу.

Я робко киваю:

– Попутчики.

– Значит… Поедем все вместе?

У Марка испуг. Он в шаге от бешенства.

– Да. Только знаете… У нас не поездка, а свадебный тур.

Поль удивляется.

– Что ж. Поздравляю. Позвольте откланяться…

– Вы уже все?

– Нам нужно в гостиницу.

– А-а-а… Понимаю. Ну… до свидания.

За окнами гром. Поль поднимается, обнимает подругу за плечи, и пара уходит, оставляя нас в одиночестве. Марк в шаге от ярости. Ему хочется что-то сказать, но он не спешит, будто ждет от меня оправданий. Тогда я встаю.

– Собирайся.

– Марина? Не рано ли?

– Нет. Да и хватит сидеть.

– Там ливень.

– Я вижу.

Немая картина. И тут я бросаю:

– Ты знаешь, где дверь.

Он замирает, а я резко разворачиваюсь на каблуках и быстрым шагом иду по направлению к выходу. Меня провожают. Официантка кивает вслед, а некто в углу поднимает вверх банку с колой. Им явно смешно, хотя вряд ли кто-то из них проникся эмоцией, вложенной мной в эту сцену. Но я не в обиде. Во мне еще бродит артист, привыкший к провалам и в более камерных стенах.

Да, я артистка. Вернее, была ею раньше, когда с упоением играла в одном из театров. В каком? Не суть важно. С тех пор прошло несколько лет, и имя мое навсегда затерялось в архивах. Но Марк это помнит. И знает, что в нужный момент я в состоянии сыграть эпизод на ура. Так, как сегодня…

Я выхожу из кафе.

Спектакль кончается.

Дождь и гроза – не игра.

На улице хаос. Я промокаю за миг и еле иду по колено в холодной воде. Одна во всем городе. Даже отчаянный крик никто не услышит. Вселенная тонет во мгле. Идти минут десять, но каждый последующий шаг дается сложнее, чем было секундою раньше. Я замираю… Смотрю с сожалением назад, сжимаюсь в комок и с усилием двигаюсь дальше.

Марка не видно. Вероятно, он остался в кафе в надежде на то, что ненастье пройдет стороной. Но это утопия. Ослепительная вспышка молнии, и я чуть не падаю, оглушенная раскатом грома.

– Вот дьявол! – я оказываюсь на привокзальной площади и, задыхаясь, бегу по бурлящим лужам.

Еще одна вспышка.

Я влетаю в пустынный холл, резко встаю и слышу звонок мобильного.

– Алло.

– Ты в порядке? – по голосу Марка трудно понять, что он чувствует.

– Да.

– Я сейчас буду. Что с расписанием?

– Вроде по графику.

– Хм… Ерунда.

Он кладет трубку, и только в этот момент я понимаю, в чем причина его спокойствия. Наш поезд задерживается. Где-то на полчаса… И именно это объявляют сейчас по вокзалу.

– Проклятье…

Я в шоке. Все планы насмарку. У нас все расписано. Времени нет. И что теперь делать? Слоняться по паркам? Я падаю духом. Не отдых, а бред.

Вот так! Обстоятельства все же сильнее. И справиться с ними, увы, невозможно. Я делаю вдох, и душа каменеет. По плану все просто, на практике – сложно.

Меня словно нет. Незаметно для окружающих я пячусь к стенке и осторожно снимаю блузку. Становится легче. Мне хочется стащить с себя все, но я понимаю, что это за гранью безумия.

И тут входит Поль. В одиночестве.

– Боже…

Бежать просто некуда. Я перед ним.

Миг замешательства.

Радость?

– Ну, что же… Вот мы и встретились. Правда, Марин?

Я робко киваю и, пытаясь прикрыться блузкой, ищу объяснение чрезмерным познаниям Поля. Безрезультатно. Порывшись в промокшей памяти, я убеждаюсь, что не называлась ему по имени.

– Марина? – я в шоке, – откуда Вы знаете?

– Случайно подслушал. Бывает. Простите.

– В кафе?

– Разумеется. Вы… Не серчайте. Так получилось… Прошу, не молчите.

Но я словно в ступоре.

– Боже, Марина… Вам плохо?

– Да нет. Все в порядке. Хотя… Сейчас придет Марк.

– Ваш приятель?

– Вестимо.

– Что ж. Понимаю… Ну, ладно. Пока.

Он разворачивается и быстро уходит прочь, словно напуган обещанным появлением Марка. Я недовольна. Мне нужен другой сценарий, но строчка написана – мы остаемся порознь.

Народ прибывает. На меня начинают смотреть, и, сдавшись смущению, я вновь одеваю блузку. Становится холодно. Тело пленяет дрожь, и я молю Бога о скором свидании с мужем.

Марк не торопится. Лишь через десять минут его силуэт возникает как призрак у входа. Он улыбается.

– Дьявол!

В руках Марка зонт. Откуда он взялся?

Предатель!

Мне больно и плохо.

Но я не из нытиков. Справившись с первым волнением, я остываю. И вновь превращаюсь в актрису. Прячу эмоции, делаю вид, что зеваю, и выдаю:

– Ты не очень-то вовремя, милый.

Марк все понимает. Он смотрит с тоской на табло и, как и я, поддается влиянию злости.

– Уродство…

– Расслабься. Теперь нам уже все равно. Придется смириться.

– Смириться? Но это же скотство!

Он так взбешен, что, похоже, забыл о Поле и тех ощущениях, что испытывал минутой ранее. Мне это на руку. Вместо глупых семейных ссор нас ждет расстройство. Как минимум до понедельника.

Я робко шепчу:

– Успокойся. Все в норме.

Он грустно смеется:

– Ты думаешь?

– Нет. Однако…

– Марина, прости. Я не в форме. Давай без участия.

– Ладно.

В ответ Марк машет рукой, добавляя:

– По сути, теряем лишь ужин.

– А этого мало?

Рискованный шаг, но что будет, то будет. Не хочет участия?

Как все достало…

Не буду обманывать – я по-прежнему обожаю мужа, однако порой мои чувства съедают эмоции. Я слишком придирчива, а Марк из когорты людей, кто гнет свою линию, не замечая последствий.

Но не сегодня.

Реакции нет. Я удивляюсь:

– Милый, ты что?

Он объясняет:

– Проспали обед. Подумаешь, ужин…

Немое кино.

Марк явно расстроен, и все же в его поведении скользит нечто странное, не из повадок супруга. Какое-то отчаяние.

Я прижимаюсь к нему и соглашаюсь:

– Ты прав. Оторвемся в Монако.

Мир восстановлен. Довольная этим исходом я тихо мурлыкаю. Время заканчивать с ролью. Но что-то мешает…

 

Признание кажется диким и… беспощадным.

Я очарована Полем.

II

Влюбиться в другого через несколько дней после свадьбы – дело нехитрое, но требующее определенной наглости. Такое случается. Как-то одна из подруг сбежала от мужа, едва они вышли из ЗАГСа.

Но это подруга.

А я постоянна. Мы вместе с Марком уже восемь лет. Многим подобное кажется странным. Признаюсь, мне тоже. Хотя не секрет – бывают союзы значительно крепче. Нормальное дело. Семья есть семья. Но трудно и скучно в наш век аморальный так долго держаться…

Вернее, нельзя.

И если вчера данное утверждение выглядело сомнительным, здесь и сейчас я подписываюсь под каждым словом. Реальность изменчива. Достаточно мимолетной встречи, чтобы разрушить свое собственное представление о мире.

И вот она – встреча…

При мысли о Поле я задыхаюсь. В душе – перегрузка.

Время пришло.

Мы садимся на поезд. Казалось бы, счастье… Однако мне грустно. Что-то сломалось. При взгляде на Марка я понимаю – случился коллапс. Вся наша любовь в одночасье насмарку…

Сказать ему правду?

Нет, не сейчас.

Я делаю вид, что задумалась о какой-то мелочи, и, как обычно, устраиваюсь поближе к окошку. В вагоне безлюдно. Наверно, поездки в Париж не входят в пристрастия слишком капризных голландцев.

Марк падает рядом:

– Еще минут десять. Дождь вроде стихает. Не хочешь вина?

Я напрягаюсь. Ерзаю в кресле.

– Пожалуй, не стоит.

А в сердце – зима.

Как так случилось? Какое-то мгновенье – и чувства пропали. Фантастика? Да.

– Ты сердишься?

– Нет. Просто нет настроения.

Марк тяжко вздыхает:

– Из-за дождя?

– Я уже высохла. Дело не в этом… – в горле першит.

Он настойчив:

– А в чем?

– Ты точно уверен, что хочешь ответа?

Длинная пауза. Марк… удивлен.

– Хочу, – говорит он спустя секунд десять.

– Что ж, – я киваю, – тогда получай. Скажи, сколько лет мы с тобой уже вместе?

Он что-то считает.

– Лет восемь.

– И… Ай!

Я нервно вздрагиваю, словно укушенная невидимым насекомым, и тут же краснею – в вагон входит подруга Поля. А следом он сам… Я ловлю его грустный взгляд, и мир застывает… Я чувствую запах мгновенья.

– Марина? – для Марка все выглядит прежним. Он смотрит в окно…

– Все окей. Извини. Я… Я не знаю…

Убить в нем надежду? Достаточно слова…

Марк сердится:

– И?

– Я просто подумала… Наше знакомство… Оно не по правилам.

– Хм. Почему?

– Додумайся сам. Восемь лет, и экспромтом вступление в брак.

– Ничего не пойму. Нельзя ли попроще?

– Попроще? Охотно. Ответь откровенно – ты веришь в любовь?

Марк в замешательстве.

– Верю.

– А может, все это иллюзия?

Бью точно в бровь.

Обычный вопрос, который мы обсуждаем едва ли не каждый день, звучит откровением, повергающим его в уныние. Он что-то чувствует… Однако мои слова немного расплывчаты, чтобы найти в них истину.

– Марина… К чему это?

– Так, к разговору. Ответишь?

– Навряд ли.

– Не хочешь – не надо.

Я умолкаю.

Он смотрит с укором.

– Ты слишком жестока.

– Возможно.

А рядом…

Рядом творится самое главное на тот момент действие, ибо Поль с девушкой садятся у нас за спиной. Марк их не видит. Он погружен в свои мысли, наивно надеясь найти для себя оправдание. Мне его жаль. Он настолько уверен в нас, что даже не думает, что я могу разлюбить.

Какая же подлость…

Я закрываю глаза. Мне хочется плакать. Но этому нынче не быть.

Поезд чуть вздрагивает, и окутанная полумраком платформа приходит в движение, ускользая куда-то в вечность. Прощай, Амстердам! Я любила тебя десять лет, однако не знаю, смогу ли вернуться обратно.

Все слишком сложно.

Дурацкие чувства. И что теперь делать? Играть свою роль? Да, я сумею. Но это искусство потребует жертвы.

Сомнение. Боль.

Последний раз я испытывала нечто подобное лет десять назад, расставаясь с институтской любовью. Но мы были молоды, и тот неизбежный разрыв казался прелюдией к увлекательнейшему спектаклю.

Теперь же, увы… В перспективе – развязка. С оттенком трагедии.

Кто виноват? Я? Обстоятельства? Нет. Неувязка. Тут что-то иное.

– Марина…

– Ты рад?

– Чему?

– Объяснению, – я усмехаюсь.

Марк напрягается.

– Шутишь?

– А то.

Он в замешательстве.

– Милая… Знаешь, пора стать серьезнее. Мне не смешно.

– Признаться, мне тоже, – я грустно киваю. Все как в учебниках. Только в душе отнюдь не спокойствие… – ты понимаешь, чем это грозит?

– Расставанием?

Уже?

Догадка, которую неожиданно выдает мой муж, немного пугает… И приводит меня в смятение. Надежда на то, что удастся уйти от ответа, не оправдалась… Мне пора прекращать спектакль.

И я это делаю.

– Именно.

С Марком творится неладное. Он не в себе.

– А если точнее?

Становится жарко. Я признаюсь:

– Марк, проблема во мне. Не знаю вообще, как такое возможно, но я из сегодня и я из вчера – две разные дамы…

О, Боже! Как сложно быть откровенной.

Что дальше? Война?

Марк ждет продолжения, и повисшая в воздухе пауза лишь обостряет обнаружившиеся у него таланты.

– Ты больше не любишь, – говорит он себе под нос и добавляет, – предлагаешь прервать поездку?

– Зачем? – за окном все светлее и светлее, – Париж неизбежен.

– И что он нам даст?

Я улыбаюсь. Уже веселее.

– А мне ничего и не нужно сейчас.

– А мне? – Марк пылает.

– Ты хочешь остаться? Не поздно ли? Впрочем, можешь сойти.

Мы ускоряемся.

– Шутишь? Напрасно, – он полон эмоций.

– Ну, ладно. Прости.

Экспромт провалился. Пытаясь смягчить его гнев, я разошлась и посеяла в муже отчаяние. Немыслимый подвиг! Вот только на данный момент мои достижения вряд ли спасут мое эго.

Я просто раздавлена. Марку не лучше. Он тихо бубнит:

– Доигрались.

А сзади… нас слушает Поль. А вот слышит ли?

Тучи теперь уже в поезде.

Все? Мы пропали?

Ответ очевиден. И кажется жутким.

Я соглашаюсь:

– Похоже, что да.

Марк неподвижен. Тут не до шуток. Еще одно слово – и все…

Ерунда.

Не стану оспаривать многогранность человеческих отношений, однако порой мы выходим за грани возможного. Вот и сейчас… Я смотрю с изумлением на мужа, а вижу лишь тень, что шагала со мной через годы.

Брак на неделю? Какая-то глупость. Так не бывает! Не верю!

И все же… Реальность упряма. Душевные муки – отнюдь не спасение.

Кто нам поможет?

Я оборачиваюсь. Нет сил изнывать от бездействия, и в смутной надежде я ищу поддержки у Поля. Но тот безучастен. Что Полю до наших страданий, когда рядом с ним столь наивная юная особь?

Марк оживает:

– Ты злишься?

– Немного, – я чувствую страх перед завтрашним днем.

– Я что-то сделал?

Ребенок. Ей Богу.

– Нет. Ничего. Ты совсем ни при чем.

– Тогда… в чем проблема?

– Тебе это важно?

– Конечно же.

– Марк, я не знаю… Прости.

Он мне не верит. Забавно. Но дважды грех повторяться. Разумней уйти.

Куда? Непонятно. Экспресс до Парижа идет часа три… Да и дальше. Увы! Мы с ним повязаны. Только счастливой быть теперь трудно.

– Марина…

– Уймись.

Марк ошарашен. Он пытается поймать меня за руку, но я вырываюсь и бегу по направлению к тамбуру. К счастью, все тихо. Пассажиры смотрят мне вслед с немым любопытством, как дети на первом спектакле.

В тамбуре мрак. Я встаю возле двери и вижу чуть смазанный мир за окном. Низкое небо, дорога, деревья… Почти что идиллия…

– Ну, кого ждем?

Я нервно вздрагиваю. Неуместная шутка Поля пронзает насквозь и сознание, и душу, и сердце. Становится душно. Я проглатываю свой испуг и отвечаю:

– Возвращения лета.

– О-о-о! Это надолго, – он громко смеется.

– Я знаю.

Поль видит, что мне не смешно.

– Простите за глупость…

И что остается? Послать его к черту? Нет, ни за что.

Я молча киваю и, глядя на хмурое небо, мечтаю о счастье, так быстро утерянном в прошлом. Пока в недалеком… Но, зная капризы судьбы, я просто не верю в возможность его повторения.

А Поль не сдается.

– Там Ваш приятель… Вернее, ваш муж… Вы поссорились?

– Да.

– Сочувствую.

Что ж… Для меня показатель – его знак внимания. Впрочем, туфта. Он здесь не для этого. Я напрягаюсь.

– Вам что-то нужно?

– По правде сказать… – он запинается, – даже не знаю… Вы так печальны…

Быть честной? Соврать?

Мозг закипает. Я боюсь показаться дурой, но больше не в силах игнорировать волю сердца. И честно вздыхаю:

– У нас с ним проблема.

– Серьезная?

– Очень.

– Вам можно помочь?

– Не стоит…

Он морщится.

Что за дилемма… Признаться во всем? Промолчать? Уйти прочь?

Уйти не получится. Я выбираю вариант номер два и отворачиваюсь, прижимаясь щекой к стеклу. Поль долго думает. Потом подходит ближе и как-то неловко хватает меня за запястье.

– Марина, послушайте… Я понимаю… В вашей размолвке виновен лишь я.

Ну, не подлец ли?!

– Откуда Вы знаете?

– Я чувствую.

Господи, что за фигня?

– И что же Вы сделали? – я усмехаюсь.

Поль непреклонен.

– Начал общение.

– Вы про кафе?

– Разумеется. Знаю… Звучит глуповато, но факт преступления здесь очевиден. Вы будете спорить?

– Очень хотелось бы. Но не могу.

Я вся дрожу. Так раскрыться…

Нас двое.

– Вы… Вам неловко?

Киваю:

– Угу.

Он чувствует все. А быть может, и больше. Так, как и должен чувствовать тот, кто знает толк в женщинах…

– Что же. Выходит… Вы влюблены?

Я краснею.

Урод!

Ловушка захлопнулась. Бесполезно отрицать очевидное, и я застываю, ища варианты бегства. Вот только куда?

Поль не дремлет:

– Похоже, у нас ситуация…

– Хуже того.

Я задыхаюсь. Спаси меня, Боже! Я умоляю…

В ответ – ничего.

Марка не видно, хотя по законам интриги присутствие мужа – важнейший источник сюжета. И девушка Поля… Неужто она там одна? Ей что, безразлично, где бродит ее покровитель?

Я концентрируюсь.

– Ваша подруга…

– Подруга? – он в шоке, – Вы про кого?

– Та девушка…

– Молли?

– Наверно.

– Простите… Это племянница.

Только всего?

Я чувствую слабость. Вздох облегчения срывается с губ. Повезло хоть в одном. А впрочем… Что толку? Мое настроение не улучшается…

Дьявол… Дурдом!

Я малость растеряна и боюсь сказать что-то лишнее, из-за чего возникает неловкая пауза. Но ненадолго. Для Поля молчание – чужая субстанция.

– Что-то не так?

– Возможно. Хотя… Все в порядке.

Отчаяние вдруг исчезает. Пора делать шаг.

И я его делаю.

– То есть, Вы свободны?

– Вообще-то не очень.

– Женаты?

– Увы.

Логичный исход. И менять что-то поздно.

Я отстраняюсь.

Надежды мертвы.

Поль не уходит. Он стоит у меня за спиной, и каждый мой волос ощущает его дыхание. Все как в кино. И холодное веяние драмы лишь подтверждает до боли нелепое сходство.

– Марина…

– Уйдите, – я падаю в бездну.

– Нет.

– Умоляю. Поймите меня…

Секунда сомнения.

– Нет.

Бесполезно. Он не отстанет.

Проклятье!

– Но я… нуждаюсь в покое.

– Скорее в поддержке.

– От вас?

– Может быть. Или есть варианты?

– Я замужем.

– Помню.

Все вперемешку. А выбора нет…

Мы дожили до драмы.

Все слишком быстро. Какие-то два часа, и мир изменился, раскрошив представления о времени. Я роюсь в сознании. Пытаюсь найти там вчера и понимаю, что это иная вселенная.

А Поль просто ждет. Для него этот поезд – не перекресток десятка дорог. Он, как скала, абсолютно спокоен. И… равнодушен?

Какой-то злой рок.

Молчать неразумно.

– Кто ваша супруга?

– Она… стюардесса.

Забавно. Хотя… Ей повезло, а вот мне… От испуга мысли теряются в недрах меня.

– Что ж, – я вздыхаю, – желаю вам счастья. Расходимся?

– Ладно. Не буду мешать.

Он отступает. Но я в его власти. И говорю:

– Подождите.

Опять… сердце сжимается. Что же мне делать? Я не готова сейчас к расставанию. Нужно быть твердой. И более смелой.

Я добавляю:

– Останьтесь.

Желание сильнее рассудка. Бороться с ним глупо. Поль замирает…

– Уверены?

– Да.

– А как же ваш страх? И терпение мужа…

– Дождется. Не треснет.

 

Цинично, но я не вижу иного решения проблемы. Мне нужно все выяснить. Без промедления.

– Скажите, Поль, Вы… ее любите?

– Эмму? – он в замешательстве.

– Эмму.

Сомнение. И даже растерянность.

– Я… Я не знаю. Любил, а сейчас… Вероятно, люблю.

– Как странно.

– Да нет. Понимаете, с мая мы с ней не виделись.

– Хм… Почему?

Отбросив неловкость, я упрямо иду напролом к единственно правильному, на мой взгляд, решению. Добраться до правды – дело пяти секунд, но в наших исканиях мы обычно петляем вечность.

А я не хочу. Мне бы капельку света. Поэтому я жду признания Поля.

Он не торопится.

– Знаете, летом… Куча работы. Вас так устроит?

– Меня бы, пожалуй, устроила правда.

Он усмехается:

– С вами не просто.

Я соглашаюсь:

– Не спорю. Бывает. Так что с вашим браком? Расходятся звезды?

– Расходятся взгляды.

– А раньше?

– И раньше… Такое случалось. Конечно, не часто. Ну, а с годами все дальше и дальше. Вот и приплыли…

– Сочувствую.

Счастье? Или трагедия? В тяжких раздумьях я умолкаю. Становится гадко. Правда ясна. И теперь… Я не знаю. Соблазн слишком сильный…

– Вы точно в порядке?

Я тихо смеюсь:

– Да какой тут порядок? Скорее анархия.

– Из-за меня?

– Да, из-за Вас, – я смущаюсь.

– Не надо.

Полю приятно, а мне…

Ерунда.

Но все уже сказано. Я открыла ему свой мир, с завидной решимостью доверившись воле судьбы. Теперь выход Поля. Дальнейший сценарий за ним. Рискнет он продолжить? Захочет ли?

Вряд ли.

Увы, читать чьи-то мысли – отнюдь не мое увлечение. Хотя я способна. Достаточно лишь повернуться.

А Поль словно статуя. В нем ни тепла, ни движения…

Как в сновидении.

Если бы только проснуться!

Нет, не получится. Поезд и тамбур – реальность. Капля истории в хрупком бокале вина. И мы ее выпьем…

Банальность? Возможно, банальность. Но в ней настоящее.

Что же ты медлишь, судьба?

Поль оживает:

– Задумался. Сорри… Вот влипли…

Я соглашаюсь:

– Маразм, но придется терпеть. А Вы… парижанин?

– Отчасти. Я родом из Ниццы. Но переехал…

– И что? Не жалеете теперь?

– Жалею.

– Вы шутите?

– Нет. Абсолютно серьезно. Все из-за Эммы. Она обожает столицы. Мы спорили год. Представляете?

– Боже, как сложно.

Поль соглашается:

– Да уж… Пришлось подчиниться.

Я робко киваю, пытаясь представить Эмму, и понимаю, что завидую этой женщине. Он ее муж. Осознание данного факта давит на психику…

Я возмущаюсь:

– Зачем?

Ответ предсказуем:

– Я был слишком молод. И малость наивен. Я думал, она всегда будет рядом… В итоге мой голод нас и поссорил… Увы.

Тишина.

Все как обычно. У миллионов пар те же проблемы и почти что тот же сценарий. Любовь многогранна? Глядя на нашу жизнь, я бы поспорила с этой крылатой фразой.

Но некогда спорить. Нам нужно решение. Париж приближается.

– Может быть, мы как-нибудь встретимся?

От удивления Поль предлагает:

– Давайте на ты.

– Согласна. Так что? Возражаешь?

– Не очень. Хотя твой супруг…

– Разберусь. Ерунда. Он адекватен.

– Уверена?

– Точно.

– А если подумать?

– Так было… Вчера.

Я в замешательстве. Мне казалось, что я знаю Марка как свои пять пальцев, однако тон Поля сеет во мне сомнение. И неуверенность. Прикинув все «против» и «за», я признаю:

– Вероятно, теперь все иначе.

– Вот видишь…

Я злюсь.

– Наплевать. В самом деле, мы что, манекены?

– По сути своей все люди актеры… А стоя на сцене, нельзя быть свободным…

Я в ужасе.

– Эй, давай без сравнений. Тем более, с театром.

Поль осекается.

– Ладно, прости. Я только хотел, чтоб ты знала…

– Понятно. Струсил…

– Марина!

– Не надо… Пусти!

Ловко нагнувшись, я проскальзываю у него под рукой и убегаю, испугавшись собственного откровения. Дурацкие чувства! Поддавшись им в этой игре, я проиграла.

И что теперь? Время забвения?

Похоже… Но нет. Марк не даст мне покоя. Едва я сажусь, он кивает:

– Ну что? Одумалась?

– Черт! Помолчи!

– Что такое? – он озадачен.

– Не важно.

И все.

Поездка испорчена. Даже самые искренние извинения уже не помогут избавиться от ощущения дискомфорта. Стена задрожала. Еще одно неосторожное слово, и все разлетится…

Для чего мы сыграли свадьбу?

Я жду озарения.

Безрезультатно.

Тогда я вздыхаю:

– Ты сердишься?

– Нет.

Марк выглядит странно. Оно и понятно. Такая оказия…

Черт!

Восемь лет ушли в никуда. Растворились как сахар, внезапно попавший под струи дождя. Кого тут винить? Я не знаю…

Внезапно становится ясно – так дальше нельзя. Тупое молчание – отнюдь не решение. Нам нужно собраться и все обсудить.

– Марк…

– Что тебе?

– Так… Ничего… – от волнения я путаюсь.

Боже! О чем говорить? О Поле? Безумие. Марк слишком вспыльчив. Малейший намек – и пиши всё пропало…

Тогда как начать? Я впадаю в уныние. Вот невезение…

Как все достало!

Мне больно за все: за страдания Марка, за собственный промах и даже за Поля…

Дурацкая пьеса.

Полжизни насмарку. И как все исправить? Не знаю. Такое не исправляется… После раздумий я выдаю:

– Нам придется расстаться.

– Как хочешь.

Я в шоке.

– Считай, что я умер, – он умолкает.

Угроза?

Бояться я не приучена. Так что на это я говорю:

– Марк, пожалуйста, не надо. Нам нужно решение.

Вместо ответа он заключает:

– Решай сама. Ладно?

И больше ни слова. Поняв его чувства, я отстаю. Что ж, мне дали карт-бланш. Прекрасный подарок. И все-таки грустно. К тому же, что дальше?

Возможен реванш.

Нет, мести не будет. Но будут сомнения, терзания души и другая фигня, которая запросто съест настроение от корки до корки…

Приплыли.

Меня теперь не спасут даже сто покаяний. Я грешница. С этим придется мириться. И просто терпеть. Сквозь года, расстояния…

Да что со мной? Боже! Пойти утопиться?

Ответом не пахнет. А поезд все мчится. Париж уже близко. И там…

Эта жизнь – ничто без любви, без ошибок, без риска.

Поэтому…

Разум, пожалуйста, вернись!

С этой книгой читают:
Осколок бытия
Майя Максимова
54,99
Закат человечества
Майя Максимова
99,90
Первая леди
Майя Максимова
99,90
Подружки
Майя Максимова
164
Тень навеки ушедшего лета
Майя Максимова
149
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»