ВикторияТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Виктория. Глава 1

Вереница бронетранспортёров проехала вдоль проспекта горделиво, словно красуясь своей мощью. Затарахтели грузовики с солдатами в кузовах. Редкие прохожие, закутанные в тёплые одежды, косились на военную технику, но не останавливались. На перекрёстке покорно замер жёлтый автобус, пропуская колонну. Сквозь снежные тучи пролился яркий солнечный луч.

Дисплей на угольно-глянцевом прямоугольнике коммуникатора отобразил серо-коричневое пальто. Затем объектив камеры поднялся чуть выше и остановился на лице светловолосого парня лет тридцати, сидевшего в салоне легкового автомобиля.

– Привет, Виктория! Я Иван, друг Майкла. – Он смотрел на неё с лёгкой дружелюбной улыбкой, голубые глаза отображали симпатию.

– Привет! Можно просто Вика. – Ответила юная девушка. Стройная, изящная, довольно высокая. Белая зимняя куртка. Бежевые брюки в обтяжку. Коричневые сапожки. Волосы кофейного цвета, собранные в хвостик на затылке. Аккуратные, гармоничные черты лица. Синие глаза, умные, глубокие и загадочные, как ночной океан.

– Где ты? – Спросил Иван всё так же добродушно.

– Здесь высокое светлое здание, похожее на башню. – Голос у неё был вполне обычным, ничем не запоминающимся, но приятным.

– Ясно! – Он кивнул. – Многоэтажка в центре. Иди по проспекту на юг, там спокойно. Я подъезжаю.

Тучи закрыли солнце, день снова стал хмурым и угрюмым. Засвистел снаряд, протяжно и злобно снижая тон. У самого верха многоэтажки мгновенно расцвёл красно-оранжевый огненный цветок. Тут же исчез, оставив после себя клубы чёрного дыма. Раздался громовой удар взрыва, распавшийся на многократное эхо.

Кто-то поднял голову, кто-то даже приостановился, но без явно выраженных эмоций.

Апатичными не выглядели разве что трое молодчиков с автоматами, стоявшие у пешеходного перехода и изображавшие из себя нечто вроде патруля. Потёртые брюки, стоптанные ботинки, вальяжные сутулые позы. Похожими на военных их делали только короткие пятнистые бушлаты серо-салатовой расцветки.

Поначалу никакого внимания на Викторию не обращали. Но когда до них оставалась пара дюжин шагов, коротко прошипела рация, воспроизвела чей-то приказ, неразборчивый издали. Все трое, прослушав сообщение, уставились на девушку.

Она сразу же бросилась в узкий проулок и побежала прочь от проспекта. Рука скользнула в карман и вытащила чёрную коробочку. Палец нажал кнопку, прозвучал негромкий писк, и Викторию окутал едва заметный полупрозрачный ореол. Это синеватое свечение принялось сверкать золотисто-оранжевыми сполохами, отражая трассирующие пули, когда сзади сухо затрещали выстрелы и раздались наглые истошные вопли.

Поворот в другой проулок, бегом вдоль высокой чугунной ограды. Ещё поворот. Теперь спокойно, шагом, как обычная прохожая, по узкому тротуару мимо пустой клумбы и детской игровой площадки с небольшими каруселями.

Пальба и крики стихли. Пошёл снег, его подхватил резкий изменчивый ветер, устраивая хлёсткую, неприветливую метель.

Коробочка опять запищала. Сначала коротко и настойчиво, а потом продолжительно, даже немножко жалобно. Синяя аура замерцала и исчезла.

– Ну вот, заряд закончился. – Произнесла девушка негромко, обращаясь к самой себе. – Осталась ты, Вика, без защитного поля.

Ещё одна улочка. Здание с выбитыми окнами, пролом в стене, груды белых кирпичей. Подошвы захрустели по мелким осколкам стекла. Девушка забралась внутрь.

Широкий коридор. Бледно-голубая краска на уцелевших фрагментах стен. Пятна копоти на побелке потолка. Тускло-розовый гранитный пол, усыпанный обвалившейся штукатуркой.

Поворот коридора, ещё один след от взрыва, разваленный подоконник, обломки рамы. Ступеньки лестницы.

Виктория вооружилась половинкой кирпича и медленно, опасливо поднялась на второй этаж, более менее целый. Даже стёкла в окнах остались.

Тяжёлые двери, обитые коричневой искусственной кожей, косо висели на почти полностью вырванных, едва державшихся петлях. Разгромленный кабинет. Выломанные шкафчики, опрокинутые деревянные стулья, разбитый дисплей компьютера на лакированном письменном столе. Обилие разбросанных листов бумаги, каких-то документов, вывалившихся из тускло-зелёных папок.

Девушка вернула один из стульев в нормальное положение и села. Положила кусок кирпича на стол, зябко подышала на ладони и достала из кармана брюк коммуникатор.

– Вика! Где ты пропадаешь? – На дисплее появился обеспокоенный Иван, по-прежнему сидевший в автомобиле. – Я тебя жду!

– Извини, мне пришлось спрятаться… В каком-то заброшенном офисе.

– Ладно, иди к южной части города. Там будет река и мост. Ориентируйся по фабричной трубе.

Дисплей коммуникатора погас.

Ветер притворялся ураганом, сипло подвывая и кружа снежные хлопья. Вскоре к его звуку присоединился низкий рокот мотора. Девушка встала со стула и украдкой, пригнувшись, выглянула в окно.

Из кузова грузовика один за другим выпрыгнули трое в пятнистых тёмно-зелёных куртках и брюках. Тяжёлые башмаки, бронежилеты, толстые бурые перчатки, автоматы. Головы обтянуты чёрной тканью, сплошными масками с прорезями для глаз.

Движения неестественно чёткие, выверенные, механические. Прыжок на асфальт, пружинистое приземление и точные, размеренные шаги в сторону.

– Киборги! – Досадливо произнесла Виктория. – Всё же выследили!

Два андроида двинулись в обход здания. Третий направился прямиком к пролому в стене.

Девушка взяла со стола кирпич, своё единственное оружие, вышла из кабинета и прислушалась.

На первом этаже уже хрустела тяжёлая ритмичная поступь. Вскоре башмаки застучали по ступенькам лестницы.

– Спокойно, Вика! – Она снова заговорила с собой вполголоса. – Это не люди. Ты уже воевала с роботами. Ты справишься!

Мгновения ожидания, глубокий вдох. Широкий отчаянный размах – и половинка кирпича врезалась в голову киборга. Раздался хруст, словно лопнул пластик. Андроид пошатнулся, но устоял на ногах.

Размах, второй удар. Затрещали оранжевые и синие искры. Робот грохнулся на пол, но попытался подняться.

Третий удар. Ещё больше искр, сизый дым. Рука врага дёрнулась, словно намереваясь схватить девушку за ногу. Вспыхнуло пламя. Причём, огонь охватил всё искусственное туловище очень быстро. Андроид наконец-то замер.

– Так… – Виктория, стараясь не обжечься, сдёрнула с полыхавшей туши автомат. – Кажется, нужно снять с предохранителя…

Снова чёткие, размеренные шаги. На втором этаже, где-то за поворотом коридора.

Прекратив разглядывать новое для неё оружие, теперь уже настоящее, девушка повесила обгоревший ремень автомата на плечо и начала осторожно спускаться вниз по ступенькам. Кирпич оставался в руке.

– Несём потери! Минус одна единица! – Сверху донёсся грубый, слегка скрипучий баритон. – Продолжаю прочёсывание! Приём!

Грохот двери, задетой тяжёлым роботом и окончательно сорвавшейся с петель. Шипение и попискивание рации. Андроид затопал на первый этаж следом за Викторией.

– Нужно сделать это бесшумно… – Она прижалась к стене, подкарауливая врага у лестницы.

В этот раз первый же удар получился по-настоящему сокрушительным. Пламя и искры вылетели из шеи киборга сразу, а судорожные подёргивания рук закончились до того, как он опрокинулся на ступеньки. Разгорелся тоже за считанные секунды, словно был сделан из чего-то огнеопасного. Ветер, гулявший по разбитому этажу, понёс дым наружу.

– Минус две единицы! – Она отшвырнула кирпич.

– Стой где стоишь! – Рявкнул ещё один грубый голос. – Назовись!

Виктория успела броситься на пол и перекатиться в укрытие за грудой обломков у полуразрушенной стены. Трассирующие пули выбили из штукатурки мелкое пыльное крошево.

Третий андроид, как оказалось, остался снаружи. Теперь палил в оконные проёмы.

Делал это с нечеловеческой чёткостью. Плавно провёл оружием, посылая жёлтые чёрточки веером. Руки замерли – короткая очередь в одну точку. Пауза – дуло двинулось к другому окошку, замерло – стрекот ещё нескольких выстрелов. Проворная смена опустевшего магазина, молниеносное, идеально выверенное передёргивание затвора – повтор цикла. Ни единого лишнего жеста. И отдачи словно не существовало, настолько жёстко удерживал автомат.

Тишина. И тяжёлая поступь. Виктория осторожно выглянула. У электронного вояки, видимо, закончились патроны. Теперь он приближался к пролому в стене, держа в руке длинный нож.

Она взялась за трофейный автомат. Очередь впилась в бронежилет. Киборг как будто не заметил этого, даже не приостановился. Но отдача подбросила ствол кверху, и несколько последних пуль моментально превратили голову андроида в сгусток пламени. Искусственная туша постояла немножко, изображая из себя статую с шипевшим факелом в шее, и шмякнулась на тротуар, полыхая всё ярче.

Виктория прицелилась, явно намереваясь добить врага, но автомат остался безмолвным. Не очень уверенно, медленно и с усилием оттянула затвор. Неумело отпустила, отдёрнув руку. Однако после этого спуск выдал только глухой металлический лязг.

Впрочем, стрелять больше не требовалось. Грузовик взревел двигателем, рванул с места и поспешно затарахтел прочь.

Виктория отшвырнула разрядившееся оружие и выбралась на опустевшую улицу.

Ветер стих. Снегопад попытался превратится в дождь, но получилась лишь изморось. От догоравшего киборга оставались, похоже, только закоптившиеся металлические пластины бронежилета.

Прочь от места схватки, опять бегом.

Свист снаряда. Между домами прокатился громовой раскат взрыва.

Она оглянулась. По только что покинутому зданию била артиллерия. В стене появилась новая дыра, заполненная густым дымом.

Второй взрыв. С верхнего этажа обвалилась лавина кирпичей.

Она перешла на шаг и, глубоко дыша, посмотрела по сторонам. Никого не увидев, на ходу поспешно сняла куртку, под которой оказался серый свитер. Вывернула наизнанку, вытянув рукава, надела обратно и застегнула.

 

После такой манипуляции куртка выглядела вполне нормально, даже боковые карманы присутствовали. Только была уже не белой, а красной.

Улица вывела к широкому мосту с низкими металлическими перилами, выкрашенными белой и голубой краской. Никого в поле зрения.

– Иван? – Она вытащила из кармана брюк коммуникатор. – Я на месте.

– Вижу тебя! Подъезжаю!

Тёмно-серый, цвета мокрого асфальта, легковой автомобиль выехал откуда-то из проулка. Мотор урчал мягко и тихо. Притормозив, Иван потянулся и открыл для неё дверцу. Виктория юркнула на переднее сиденье.

– Были осложнения? – Осведомился он с ненавязчивым, мягким беспокойством.

– Пустяк. Пришлось прикончить трёх киборгов. Кстати, почему они сгорают?

– Сначала сектанты экономили на качестве материалов. – Иван пояснил со слегка саркастичной усмешкой. – А потом решили так и оставить, чтобы улики сами уничтожались.

Автомобиль прошуршал шинами по трещинам в асфальте на мосту.

– Расскажи мне о секте! – Виктория рассматривала безлюдную улицу, обрамлённую деревьями с голыми чёрными ветками. – Майкл говорил, что ты ушёл от них совсем недавно…

– Долгая история… С чего начать?

– С тайных знаний.

– Нет ни будущего, ни прошлого. Только параллельные миры в настоящем. Пена в океане пространства. Что такое машина времени? Всего лишь станция телепортации, достаточно мощная для путешествий между мирами-пузырьками.

– С ума сойти! – Виктория покачала головой. – И ты в это веришь?

– Это не вера. – Он вздохнул. – Это знание. Тайное.

– Но я же пилот! Сколько раз смотрела из гиперпространства на наши планеты, звёзды, корабли…

– Ты не вылетала из пузырька с твоей галактикой. – Иван продолжал спокойно, терпеливо, сосредоточившись на управлении машиной. – Тебе инструкции запрещают отклоняться от маршрута, правда? А почему? Чтобы не увидела лишнего.

– У меня здесь подруга! – Не сдавалась Виктория. – И ещё искусственная сестра-близнец в моём будущем.

– Где-то уже умеют делать роботов, неотличимых от людей. Где-то бегают с каменными топориками. – Он взглянул на наручные часы, блеснувшие стальным браслетом из-под рукава пальто. – Где-то воюют ради войны. И всё это происходит сейчас.

– Ладно, допустим. Но разве можно так одурачить миллиарды людей?

– Ха! Ещё как можно! Кто-то же управляет всеми известными мирами. И тщательно хранит тайну.

– Зачем же скрывать правду о вселенной?

– Это вопрос власти. Можно увидеть и изменить будущее только чужого пузырька в пене. – Он свернул на другую улицу, не совсем пустую. Прохожие, две тёмные фигуры вдали, настороженно покосились в сторону машины. – Кто управляет одним миром, тот наблюдает за ним из другого. В древних легендах всеведущие божества обитают на небесах. И появляются из храмов.

– Вот оно что! – В её глазах блеснули лучики понимания.

– Да! – Иван притормозил на перекрёстке. – Потому сектантам нужны звездолёты и порталы.

Жилые кварталы остались позади. Теперь мимо проносились длинные строения заводских цехов, красные фабричные трубы и бетонные заборы. Показалось поле, слегка присыпанное снегом. Далеко впереди трассу пересекала железная дорога. Иван остановил автомобиль, но двигатель не заглушил.

– Что-то случилось? – Виктория, казалось, пробудилась от глубокой задумчивости.

– Видишь слева поезд на горизонте? Нужно проскочить сразу за ним. Тогда под обстрел наверняка не попадём.

– Почему?

– Стороны конфликта торгуют друг с другом. – Пояснил Иван обыденным тоном. – Прекращают огонь, когда проходят составы с товарами.

– Ты шутишь?! – В её глазах промелькнуло пусть и сдержанное, но всё же настоящее, искреннее изумление. – Торгуют и воюют одновременно?!

– Не шучу! – Ответил он невесело, хотя и с прежним спокойствием. – Какова секта, такую войну и устроила.

Тем временем эшелон добрался до переезда. Длинная цепочка из коричнево-рыжих грузовых вагонов двигалась медленно, но с жутким громыханием колёс, скрежетом буферов и ещё каким-то глухим грохотом неясного происхождения.

Иван разогнал машину, как только показался конец поезда. Сбавил ход на самом переезде, но затем продолжил набирать скорость.

Солнце выглянуло сзади, уже низкое, и пролило мягкие золотистые лучи вдоль мокрой трассы.

Бледные прямоугольники невысоких зданий с проломами в стенах и разваленными балконами, разрушенные крыши с чёрными следами пожаров, искорёженный легковой автомобиль у въезда в посёлок.

– Мы уже почти на месте. – Иван повёл машину медленно, осторожно, осматриваясь на перекрёстках. – Видишь трубы электростанции? Полосатые, красно-белые.

– Останови, там блок-пост! Обойду пешком. – Виктория попросила негромко, но уверенно.

Вдали действительно виднелись баррикады из белых мешков и бетонных прямоугольников, несколько солдат в пятнистой тёмно-зелёной форме и бронетранспортёр.

– Одна? – Лицо Ивана отобразило растерянность, смешанную с недовольством. Но он всё же затормозил у двухэтажного магазина с разбитыми витринами. – Тебе нельзя рисковать! У нас нет другого пилота!

– Вот я и не рискую. – Девушка открыла дверцу. – Когда пройду, включу голосовую связь.

Она уверенно зашагала по тротуару, обходя обломки досок и куски стекла.

Поворот. Здание из красного кирпича. Чёрная пластиковая плёнка на выбитых окнах. Ещё один искорёженный каркас взорванного автомобиля, только переднее колесо каким-то чудом уцелело.

Солнце зашло. Сумерки сгущались быстро, но уличные фонари не спешили зажигаться. Хотя местами свет всё же был. В основном, со стороны блок-поста и электростанции.

Белая многоэтажка с дырами и пятнами копоти. Воронки от снарядов, куски бетона и асфальта. Пустая стоянка у последнего подъезда. Несколько гаражей, громадных коробок из железных листов. Короткое шипение и писк рации где-то за углом.

Виктория уже вытащила из кармана коммуникатор, но, услышав приближение врагов, не стала включать связь с Иваном. Вместо этого поспешно спряталась за гаражом, прижавшись к стенке из тёмного металла.

Из-за угла действительно появились тёмные массивные фигуры патрульных. Сначала двое, затем ещё один, медленно водивший синеватым лучом фонарика по сторонам. Шли неторопливо, вразвалочку.

– Повторите, были помехи! Приём!

Рация снова зашипела, затем заговорила глухо и невнятно.

– Вас понял. Задержать девушку в красной куртке. Приём!

Раздался рокот, быстро превратился в сиплый вой, и тёмно-синее небо расчертили огненные ракеты, стремительно летевшие одна за другой. Патрульные инстинктивно пригнулись, прикрывая руками головы, затем побежали вдоль многоэтажного дома и вскоре скрылись из виду.

– Как же они узнали?.. – Виктория сняла куртку и снова вывернула её, восстановив белый цвет. Застегнула, выглянула из-за гаража и продолжила путь, доставая на ходу коммуникатор. Дисплей, подчиняясь лёгкому прикосновению, засветился голубым интерфейсом программы. – Иван, я обошла блок-пост! Слышишь меня?

Откуда-то издалека донеслись глухие, но резкие удары разрывов, словно лопались гигантские воздушные шары. Скрипя тормозами, из соседней улочки вынырнул жёлтый микроавтобус, лихо повернул и понёсся прочь.

– Иван, ты где? Я на связи!..

За широким ровным шоссе, обрамлённым деревьями, ярко горели прожекторы, освещая цеха и трубы электростанции. Тишина. Шорох ветра в ветвях. Далёкий шум поезда.

– Ладно, значит, дальше сама… – Девушка остановилась у тополя, первого в длинном ряду вдоль трассы. – Запустить сканер порталов!

Коммуникатор тут же отобразил бело-голубой план местности с пульсирующей оранжевой точкой в центре.

Широкий ров за тополями, железная дорога, проложенная по его дну. Бетонный забор с другой стороны, за ним – нагромождения из металлических опор, вышек с толстыми проводами, погрузочных кранов и мостиков.

Громко зажужжал какой-то мотор, и ворота заскрежетали, открываясь, чтобы впустить поезд, вереницу грузовых вагонов, невысоких металлических контейнеров на колёсах. Ко многим из них была приварена небольшая железная лесенка. На такую Виктория и запрыгнула без особых усилий, поскольку состав двигался очень медленно.

Поезд заехал на территорию электростанции и остановился у громадной чёрной насыпи, целой горы угля, отбрасывавшей просторную тень. Девушка спрыгнула с лесенки вагона и направилась в ту тёмную область, недоступную для света прожекторов.

Неподалёку урчал бульдозер, загребавший уголь. Затарахтел длинный пологий пандус транспортёра, поднимая топливо куда-то в верхнюю часть продолговатого здания, похожего на заводской цех. Ещё дальше стоял то ли ажурный мост, то ли кран. За ним – двухэтажное здание из красного кирпича, потрёпанное обстрелами.

Ни единого целого окна. Повсюду валялись обломки рам, когда-то выкрашенных в синий цвет. Двери были тоже синими, но и от них осталась лишь груда досок.

Виктория вошла, ненадолго остановилась в вестибюле, усыпанном стеклом, взглянула на дисплей коммуникатора и повернула направо.

Запертые двери комнат располагались с обеих сторон, и свет проникал сквозь единственное окно в конце коридора. Но в полумраке всё же можно было разглядеть вход в подвал.

Здесь царила уже полная, ничем не разбавленная темнота. Девушка медленно спустилась по ступеням лестницы, используя дисплей как фонарик.

Стулья, рваные матрацы и тряпки на полу. Ящики, служившие столиками. На некоторых стояли пустые бутылки и консервные банки. Ещё дальше – ржавая железная дверь без ручки. Около неё коммуникатор издал мелодичный сигнал, похожий на перезвон колокольчиков. Виктория прикоснулась к оранжевой метке на дисплее.

Дверь начала вдвигаться в стену с лёгким шорохом, почти бесшумно. Теперь можно было разглядеть, что слой ржавчины служил лишь маскировкой, создавал впечатление заброшенности и ветхости. На самом деле под ним скрывался толстый лист брони.

– Компьютер, включи освещение! – Девушка распорядилась негромко, но твёрдым тоном, не допускавшим возражений. – Доложи статус!

Плоские квадратные лампы загорелись неторопливо, плавно. Ещё один коридор, короткий. Высокий потолок и стены, покрытые чем-то вроде белого пластика. Тёмно-серый пол, тоже из искусственного материала.

– Голосовая идентификация завершена успешно! – Произнёс мягкий тенор, звучавший откуда-то сверху. – Добро пожаловать, Виктория!

Следующая дверь, тоже бронированная, но чистая, отливавшая синеватым металлом, открылась быстрее и тише.

– Вас приветствует станция локальной телепортации Персефона Семнадцать! Системы жизнеобеспечения в норме. Вы можете воспользоваться комнатой отдыха, кухней, душем, складом снаряжения.

Просторный зал. В центре, напротив входа, – белая дорожка на полу, обрамлённая невысокими тонкими перилами из полированного хрома. Она никуда не вела, просто заканчивалась через дюжину шагов.

Справа на стене – три широких плоских экрана с картами, зелёными контурами на чёрном фоне и такими же оранжевыми точками, как у программы коммуникатора. Три чёрных кресла и белый столик с четвёртым дисплеем, маленьким.

– Покажи карту в виде голограммы! – Виктория расстегнула куртку. – И включи инфракрасные обогреватели!

В воздухе засветилось такое же изображение населённых пунктов, рек и дорог, как на больших экранах. Только полупрозрачное и трёхмерное, с рельефом местности, с синими вертикальными подписями у зелёных контуров. Отметки порталов мерцали маленькими звёздочками. Их соединяли тонкие пунктирные линии, тоже оранжевые.

– Не все активны… Хотя я вообще никуда не доберусь, если не посплю…

– Вход в жилой блок находится слева от вас! – Любезно подсказал компьютер. – Разогреть обед на кухне?

– Да! – Виктория вошла в комнату отдыха, где на первый взгляд не было ничего, кроме широких низких диванов, обтянутых чем-то вроде чёрного бархата, нескольких подушек из такой же ткани, пары аккуратно сложенных вишнёво-красных одеял и ещё одного дисплея на стене.

Девушка сняла куртку, бросила её на диван и направилась дальше, в узкий отсек со шкафчиками, встроенными в стены. Бледно-зелёные дверцы открывались легко, почти без скрипа. Внутри на полках – разноцветные коробки и пакеты, прозрачные цилиндры, похожие на пластиковые банки, свёртки с простой рабочей одеждой, серо-коричневыми куртками и комбинезонами.

– Вика, ты где? – Коммуникатор заговорил голосом Ивана, слегка приглушённым тканью кармана её брюк.

– Уже на месте. А ты? – Она ответила спокойно, продолжая изучать содержимое склада.

– Меня задержали. Проверяли документы, звонили в фирму, где я брал напрокат машину. Ты была права насчёт риска.

– Обо мне не расспрашивали? – От её интонации едва уловимо повеяло холодом. – О приметах, о цвете моей куртки?

– Не спрашивали. Повсюду полно камер видеонаблюдения. – Иван пояснил уверенно, без малейшей запинки. – Могли сами сто раз увидеть.

 

– Понятно… – Холод развеялся, сменился всеобъемлющей усталостью. – Здесь нет ни оружия, ни генератора защитного поля, ничего… Не обращай внимания, сама с собой разговариваю.

– Ладно, отдыхай! – отозвался Иван доброжелательно. – Утром постараюсь что-нибудь придумать. Впустишь меня, когда приду.

Виктория закрыла дверцы шкафчиков, выбрав себе только длинный и широкий шарф пепельного цвета.

Виктория. Глава 2

В безоблачном голубом небе блестели серебристые капли аэротакси, сновавшие над ступенчатой пирамидой, громадным зиккуратом со стенами из тонированного зеркального стекла. Аппараты прибывали откуда-то из-за горизонта, плавно опускались, заходя на посадку, взлетали, ложились на курс, выписывая широкие виражи, и стремительно улетали. Солнечный свет играл яркими бликами, заливал лужайки, высокие деревья, бетонные плиты пешеходных дорог и площадок среди пышной зелени парка.

– Это совсем уж безумие, Вика! – Темноволосый парень в чёрных брюках и рубашке переживал, не находил себе места, расхаживал по дорожке у клумбы с большими ромашками. – Генераторы защитного поля есть только дешёвые, одноразовые. Нужно полагаться на бывших сектантов. Там война, и кто знает, в каком состоянии аппаратура.

– Майкл, управлять компьютерами могу только я. – Ответила Виктория немного удивлённо. – Уже всё обсудили, зачем повторять?

Что-то ненадолго закрыло солнце, отбросив длинную тень. Послышался негромкий, но настойчивый гул двигателя. Сверкая синеватым металлом, над парком проплыл огромный сигарообразный корабль, похожий на старинный дирижабль.

– Но почему не возьмёшь с собой меня и Джима? – Парень развёл руками в беспомощном недоумении. – Мы снова останемся здесь, на Марсе, и будем за тебя переживать!

Гул вернулся. Донёсся откуда-то из-за деревьев, изменил тональность до низкого рокота и быстро смолк.

– Но я же объяснила! Местный язык для меня родной. А вас выдаст акцент…

– Вика! – Майкл вдруг заговорил голосом Ивана, забеспокоившись ещё сильнее. – Ты меня слышишь? Уходи оттуда!

В этот раз рокот, едва начавшись, превратился в гром. Солнечный марсианский пейзаж исчез, растворился в мягком освещении комнаты отдыха.

Едва прикрыв одеялом спину, Виктория спала в одежде. Неподалёку на просторном диване лежали небрежно брошенные куртка и шарф. А также коммуникатор, из которого и вызывал Иван.

– Уходи скорее! – Он говорил поспешно, чуть ли не переходя на крик. – Тебя обнаружили, наверное, ещё ночью, но штурм отложили до рассвета!

Снова гром. Тяжёлый, резкий и гулкий удар, грохот обвалившихся кирпичей.

– Я в лесу напротив электростанции. Они пригнали два грузовика с солдатами. Уже начали взрывать!

– Слышу… – Девушка откликнулась сонно. Медленно приподнялась, села на диване и, отведя от лица чёлку, начала надевать сапожки. – Компьютер, доложи статус…

– Внештатная ситуация. – Искусственный голос ускорил темп, словно подражал Ивану, пытаясь выразить тревогу. – Обрушение фрагмента внешней стены. Рекомендуется эвакуация. Включить портал?

– Давай… – Виктория, подобрав коммуникатор, шарф и куртку, направилась в центральный зал с дисплеями.

– Напоминаю, что локальные порталы не транспортируют пассажиров вместе с платформами. Нужно самостоятельно пройти сквозь жёлтый луч. Счастливого пути!

Посреди белой дорожки, обрамлённой перилами, действительно засиял толстый столб густого золотистого света, слегка расширявшийся кверху.

Девушка вошла в это плотное свечение, пропитавшее воздух сверкающим янтарём. Сделала буквально пару шагов – и очутилась в точно таком же зале.

– Вас приветствует станция Персефона Восемнадцать! – Здесь голос компьютера был женским, глубоким и довольно низким. – Добро пожаловать, Виктория! Вы можете воспользоваться…

– Да знаю я! – Девушка перебила немножко нетерпеливо, но без раздражения. – Лучше доложи, что там на Персефоне Семнадцать!

– Прожигают дверь сварочным аппаратом. Запущена программа заморозки портала. Связь отключится через одиннадцать секунд.

– Значит, сюда за мной никто не пройдёт? – Она взглянула на большие дисплеи с картами и только сейчас надела куртку и шарф.

– Нет, не пройдёт, даже с правами доступа, как у вас.

Золотой луч беззвучно погас, просто выключился, не оставив на белой дорожке ни малейшего следа.

– Хорошо… – Виктория зевнула, прикрыв рот ладошкой, и направилась к жилому отсеку.

Точно такие же широкие диваны, обтянутые чёрным бархатом. И одеяла тоже вишнёвого цвета.

В шкафчиках складского помещения обнаружились две чёрные коробочки генераторов защитного поля, перетянутая жёлтой резинкой пачка банкнот водянисто-голубого цвета, два мотка белого шнура, бледно-оранжевое полотенце и небольшая коричневая сумка с ремешком для надевания через плечо. Как раз чтобы уложить в неё находки.

– Компьютер, почему на станциях нет оружия?

– Изъято автоматизированным персоналом до окончания боевых действий в данной локации. – Ответ последовал немедленно. – Разрешены только защитные средства. Вы можете включать генераторы поля на четверть мощности двойным нажатием на запуск.

– Четверть мощности? Зачем? – Виктория отправила чёрные коробочки в карман куртки.

– Для более длительного функционирования. Но будете чувствовать неприятные мягкие удары.

– Есть доступ к галактической сети? Хочу заказать хотя бы спортивный лук и стрелы. – Девушка внимательно осмотрела шнур, прежде чем сунуть его мотки в сумку, и одобрительно кивнула.

– Лук в зоны конфликта не пересылается. Разрешены стрелы для стрельбы по мишеням. Желаете посмотреть каталог товаров?

– Не желаю. Две дюжины самых дешёвых.

– Состояние вашего счёта, – голос компьютера вдруг стал мягким, доверительным, даже вкрадчивым, – позволяет приобрести более качественные…

– Выполняй! – Виктория снова перебила, но и в этот раз без недовольства. Вообще не проявляя особых эмоций, словно общение с искусственным интеллектом давно стало для неё привычным.

– Заказ принят! – Мягкость и проникновенность немедленно исчезли. – Доставка через двадцать шесть стандартных минут.

– Хорошо. Успею перекусить.

Белоснежные стены, потолок, пол, пластиковые столики, стульчики и стойка с огромной прозрачной кофеваркой. Громадный холодильник с множеством разноцветных пакетов внутри. Виктория осмотрела припасы и выбрала небольшие батончики в жёлтых упаковках. Несколько штук – сразу в сумку. С двумя в руке подошла к бару.

Индикатор на кофеварке тут же засветился красным. Вода забулькала и быстро потемнела. Напиток полился в большой стакан. Оставалось лишь забрать его.

Девушка села, положила перед собой на столик коммуникатор и принялась завтракать. Батончики оказались шоколадными.

Тёмный дисплей откликнулся на прикосновение, вспыхнув голубым интерфейсом программы, и через пару секунд отобразил Ивана на фоне голых веток под пасмурным небом.

– Как дела, Вика? – Он выдохнул облачко пара.

– Я на Персефоне Восемнадцать. – Ответ прозвучал безмятежно и обыденно, словно ничего особенного не случилось. – Отметки на карте здесь тоже нет.

– Там спокойно? – Иван отвёл взгляд от камеры коммуникатора и быстро осмотрелся, словно услышал что-то настораживающее.

– Не знаю, ещё не выходила наружу. – Виктория откусывала шоколад маленькими порциями. – Жду посылку.

– Посылку?.. – В его глазах промелькнуло недоумение.

– Обычное дело. – Она слегка пожала плечами. – Переправляется через машину времени, а затем локальной телепортацией.

– Нет никаких машин времени, это тоже порталы… – Он подышал на озябшую руку. – Теперь в галактической сети кто-то знает, где ты принимаешь почту…

– Всё равно сейчас ухожу отсюда. – Её интонация из спокойной и непринуждённой превратилась в подчёркнуто нейтральную.

– Думаешь, секта сделала меня психом? – Выражение его лица выдавало лёгкую досаду. – Может быть. Но я всё равно обязан тебе помочь.

– Между нами пятьдесят миль. – Виктория глотнула из стакана. Её тон чуточку смягчился. – Машину тебе вернули?

– Да, оставил у знакомых… – Иван кивнул и задумался на мгновение. – Восемьдесят километров? Приеду через час.

– Буду не на станции. Где-нибудь поблизости. – Девушка снова сделала глоток, запивая шоколад. – Если не встретимся, пойду к Персефоне Девятнадцать.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»