Для кого цветет лориТекст

Из серии: Эфир любви
121
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

© М. Суржевская, 2018

© ООО «Издательство АСТ», 2018

* * *

Глава 1

Зима началась холодным ветром с моря и льдинками, падающими с неба. У берега вода покрылась льдом и стояла так, сопротивляясь дыханию севера.

Оникс потрогала носком ботинка твердый наст и вздохнула.

– Не встал еще, – прокряхтел Рысый, – не ходи.

– Да я только тронула, – улыбнулась она старику. – Сегодня без улова?

– Есть парочка, а как же, – лукаво подмигнул он, – без ужина не останемся.

Оникс кивнула, плотнее укуталась в шаль и снова застыла, рассматривая белый лед, сковавший темную воду. Эта картина почему-то наполняла ее душу одновременно и тревогой, и умиротворением. Может, оттого, что иногда она сама казалась себе такой водой, спящей под ледяным панцирем?

– Смотри-ка, никак гости у нас? – с удивлением протянул Рысый. – Это кто ж к нам пожаловал?

Оникс обернулась. Она всегда поражалась способности старика видеть так далеко, хоть и щурил он свои блеклые глаза под кустистыми бровями, но гостей рассмотрел. Сама же Оникс заметила лишь темные фигуры у края домов. И лишь присмотревшись, различила четырех всадников. С такого расстояния ни лиц, ни подробностей девушка не видела и быстро потеряла к приезжим интерес. Хоть заезжие и были редкостью в их деревушке, но все же случались. Кто проездом, кто с ночевкой. И эти тоже наверняка остановились, чтобы узнать дорогу или найти гостевой дом. У дома Ядвиги мелькнула ее цветастая шаль, значит, и сама хозяйка вышла на порог к чужеземцам.

Оникс отвернулась, снова сосредоточившись на созерцании морского пейзажа. Все же море прекрасно…

– К нам идут, смотри-ка! Рыбки прикупить надумали, что ли? Так не время для улова… – недовольно прокряхтел Рысый.

Оникс пожала плечами и недовольно поморщилась. Отвлекаться от своего созерцания и общаться с незнакомцами ей не хотелось. Порой старик недовольно ворчал, что негоже молодой девушке проводить время лишь в компании старого рыбака, скользких рыболовных сетей да морских волн, надо бы и в люди выходить, хоть с кем-то словом перемолвиться. Но раяна на его ворчание лишь улыбалась, и Рысый замолкал, хоть и вздыхал укоризненно. Но Оникс все устраивало. И никакой потребности к общению она в себе не чувствовала. Ей вполне хватало десятка слов, которыми они перебрасывались с хозяином ее домика или Ядвигой, что жила по соседству. А порой она молчала целый день, но и это ей не надоедало, к общению Оникс не стремилась.

Рысый хмурился, ворчал, но не настаивал, в душу не лез и вопросов не задавал. За это Оникс была ему благодарна. Краем глаза она заметила, что старик выпрямился, отложив свои сети, и смотрит на дома, приложив руку к лицу козырьком.

– Точно за рыбкой… – пробормотал он.

– Я, пожалуй, пойду, – вздохнула Оникс. – Улов заберу и воду поставлю на похлебку.

Она наклонилась, подбирая с земли плоскую пучеглазую рыбину. И выронила ее из рук, краем глаза уловив серебряный знак на черной одежде приближающихся мужчин. Псы…

Сердце словно разбухло, забилось в диком ритме, воздух почти сразу закончился в груди, и девушка сделала судорожный вздох, пытаясь успокоиться. Сумеречные приближались неспешно, в их движениях не было угрозы или агрессии, да и смотрели вполне доброжелательно. Трое довольно молодые, четвертый постарше. Он-то и начал разговор, когда приблизился.

– Заступников в помощь, – вежливо сказал он, внимательно осмотрев девушку и старика.

– И вам не хворать, – не слишком любезно отозвался Рысый. – Ежели за рыбкой пожаловали, то не порадуем. Лучше к Вересу сходите, у него лодка есть, и улов побогаче будет… Это туда, где дом с желтой крышей…

Сумеречный, кажется, пропустил слова рыбака мимо ушей, продолжая пристально рассматривать девушку. Оникс вскинула голову. Первый неконтролируемый страх прошел, и она заставила себя успокоиться.

– Меня зовут Санвей Шардар, второй рид лиги Гончих. У меня для вас послание, госпожа, – уверенно сказал мужчина, все так же не отрывая от нее взгляда.

Оникс не стала уточнять, откуда он ее знает или как нашел, это было глупо и бессмысленно. Да и у нее уже был случай убедиться в возможностях тех, кто вышел из стен цитадели. К тому же больше всего интересовал сейчас другой вопрос…

– От кого? – тихо спросила она. Дыхание снова сорвалось.

– От Его Величества, Владыки империи и сопредельных земель, Светлейшего Ошара.

Оникс выдохнула. Сердце вмиг прекратило свой безумный стрекот и привычно покрылось коркой льда.

– Что же передает мне Светлейший? – спросила она, стараясь не допустить в голосе насмешки. Хотя было забавно: прежний владыка именовался Темным, а нынешний – Светлейшим. Но Оникс здраво рассудила, что сумеречные могут не оценить ее чувство юмора.

Пес протянул ей желтый свиток и мягко сказал, видя, что девушка не торопится его взять.

– Если чтение для вас… затруднительно, я могу озвучить послание Его Величества.

– Не нужно, – она взяла пергамент, сломала печать с гербом империи и быстро пробежала глазами по строчкам.

И застыла. Это было приглашение. Очень настойчивое приглашение посетить императорский дворец, чтобы почтить своим визитом Светлейшего Владыку. Вежливый приказ, от которого невозможно отказаться. Но она все же попробовала.

– А если я скажу, что у меня совершенно нет времени на эту поездку? – спросила она, холодно рассматривая Сумеречного пса.

Он вежливо склонил голову и чуть улыбнулся.

– Мне приказано сделать все, чтобы у вас появились и время, и желание, госпожа. А также находиться рядом с вами неотлучно в ожидании, когда это случится.

– Вот как…

Оникс усмехнулась. Да уж, хороша перспектива! Четверо сумеречных псов, которые будут неотлучно следовать за ней, пока она не соизволит дать согласие на поездку. Но хоть так. Пусть Ошар не оставляет ей выбора, но потрудился облечь свой приказ в видимость просьбы.

– Я буду готова отправиться в путь утром, – сказала Оникс. – Переночевать вы можете в доме Ядвиги, она пускает постояльцев.

Старший из псов кивнул и помолчал, замявшись. Несмотря на четкие указания во что бы то ни стало доставить девушку во дворец, он также получил приказ оберегать ее и ни в коем случае не вредить. Поэтому сейчас Санвей Шардар не совсем понимал, в качестве кого он повезет девушку – гостьи или все же пленницы?

Оникс снова усмехнулась, разгадав его сомнения.

– Не беспокойтесь, – спокойно сказала она. – Я не сбегу. Да и незачем… Просто не хочу отправляться в путь вечером. До Града неблизко, а я хочу отдохнуть перед дальней дорогой.

Санвей внимательно осмотрел ровную ауру девушки и снова кивнул. Раяна говорила правду.

– Мы будем ждать вас на ранней заре, – коротко сказал он и, развернувшись, ушел. Его молчаливые спутники двинулись следом.

Оникс проводила их взглядом.

– На лодке можно добраться до островов, Верес поможет… – не глядя на девушку, сказал Рысый.

Она улыбнулась и неожиданно ласково поцеловала старика в морщинистую щеку.

– Спасибо, – спокойно сказала она опешившему рыбаку. – Но я больше не хочу убегать. Не переживайте, со мной все будет хорошо.

Старик покачал головой, с любопытством посмотрел на задумавшуюся девушку. Но расспрашивать снова не стал.

* * *

Солнце только окрасило горизонт красной полосой, когда Оникс в окружении сумеречных выехала из рыбацкой деревушки. На прощание она крепко обняла Рысого, имени которого так и не узнала, только странное прозвище, которым он представлялся. Старик по привычке ворчал, но прятал глаза.

– Будь осторожна, девочка, – вздохнул он, – хотя, может, к лучшему… не место тебе здесь, ох не место! Другая ты. И жизнь у тебя должна быть другая, уж поверь мне, старому рыбаку! Заступников тебе в помощь, Оникс…

Так что уезжала она с грустью, за прошедшие месяцы, оказывается, успела привязаться к немногословному старику. Сумеречные вели себя вежливо, даже почтительно, Санвей Шардар, увидев, что Оникс кутается в старый истертый плащ, накинул ей на плечи меховой – тяжелый и теплый.

– Не отказывайтесь, – твердо сказал он. – У меня приказ доставить вас в Град в добром здравии. А я буду делать все для того, чтобы этот приказ выполнить.

Девушка кивнул. Она и не собиралась отказываться. Ненужными нормами приличия она уже не мучилась, к тому же была слишком практична, чтобы зимой отказаться от теплой одежды из глупых предрассудков. Однако, несмотря на вежливое обращение и заботу, на вопросы девушки второй рид не отвечал, уклончиво отговариваясь тем, что не уполномочен. После нескольких попыток раяна от него отстала. Трое сопровождающих даже не назвали своих имен, и через какое-то время Оникс стала их воспринимать как бездушные тени.

И еще она заметила, что никто из сумеречных к ней благоразумно не прикасается. Значит, осведомлены, что она раяна. И хоть цветок на спине Оникс полгода уже был закрыт и не источал запаха, она привычно избегала любых прикосновений. Даже до рыбацкой глуши, в которой проживала все это время Оникс, докатились слухи о том, что заклятие пало, а раян больше не преследуют. Правда, людская молва представляла произошедшее совершенно немыслимым образом, и то, как именно умер Темный Владыка, в устах людей приобрело чудовищные по своей абсурдности формы. Рассказывали о монстрах, напавших на дворец, и о нашествии великанов из сопредельных земель, и о том, что убил Владыку собственный сын, чтобы занять престол. Разговоры ходили разные, один другого безумнее. Хотя в их деревеньке все эти домыслы занимали людей мало, гораздо меньше, чем неурожай яблок или разорванные рыбой-стрелой сети. Темный Град был так далеко, что порой казался людям выдуманным вместе с императором, дворцом и свитой…

А Оникс, которая слишком хорошо знала, насколько все это правда, не спешила просвещать местных жителей.

 

Она сидела на смирной лошадке, задумчиво рассматривая пейзаж. Они ехали уже десятый день, и море давно осталось позади. Дорога стала оживленнее и похожа на тракт, а не просто направление с путевыми столбами. Ночевали они всегда в домах, и девушке выделяли отдельную комнату. И даже не запирали, хотя один из псов всегда караулил под ее дверью. «Для безопасности госпожи», – пояснил Санвей. Раяна только пожала плечами.

Она раздумывала, для чего могла понадобиться Ошару, но так и не нашла ответа. Что нужно от нее новоявленному императору, зачем он приказал доставить ее в Град? И что ждет ее в этом городе, который порой снился в кошмарных снах? И кто?

Привычно тронула рукой шею, на которой висело на веревочке тусклое кольцо из антанита. И так же привычно отдернула ладонь. Она так и не открыла эту дверь…

На десятый день четкую линию горизонта нарушили очертания города. Они подъезжали к столице, и Оникс плотнее укуталась в плащ, ниже опустила голову, пряча лицо в капюшон. Как ни храбрилась она, а это необъяснимое приглашение во дворец страшило ее. В свой единственный визит в столицу Оникс не успела увидеть и оценить красоты города, лишь грустно усмехнулась, понимая, что и сейчас совсем не хочет этого делать.

Дворец вырос перед ними во всем своем блеске и великолепии, но ее стражи-сопровождающие не стали задерживаться, сразу повели Оникс внутрь. И почти сразу второй рид распрощался, передав ее в руки статной прислужницы.

– Меня зовут Риа, госпожа, – представилась она. – Прошу вас следовать за мной.

То ли в коридорах дворца правда было пусто, то ли Риа провела ее тайными коридорами, но по дороге Оникс никто не встретился. Прислужница открыла перед девушкой высокие двустворчатые двери.

– Ваши покои.

Комнат оказалось две, в глубине, за небольшой дверцей скрывалась купальня, где уже исходила паром вода. Оникс застыла посреди роскошной комнаты, не решаясь ступить грязными сапогами на цветной ковер и настороженно осматриваясь. Здесь, несомненно, было красиво, но пока это лишь пугало Оникс, а не радовало.

– Здесь платья, чулки, ленты, сорочки, – показывала между тем Риа, легко двигаясь по комнате. – После омовения я помогу вам одеться и заплести волосы. Или прежде госпожа желает ужинать?

– Нет… – пробормотала Оникс, – прежде купель… и я сама, благодарю.

Прислужница никак не выразила свои эмоции, молча наблюдала, как раяна сняла плащ и сапоги, а потом по краешку ковра на носочках прошла к купели. Внутри она сняла пыльное платье, распустила косы и со вздохом наслаждения опустилась в ароматную воду. Пока с ней действительно обращались как с гостьей, но, несмотря на это, Оникс не обманывалась. Пусть и в роскоши, но она пленница, и теперь главное – узнать, что именно потребовалось от нее новому Владыке. Расспрашивать прислугу бессмысленно, к тому же она наверняка все докладывает господам.

Неторопливо вымывшись, Оникс вернулась в комнату. Прислужница все так же стояла в углу, ожидая приказаний.

– Риа, вы можете идти, я хочу отдохнуть. Скажите, когда я смогу увидеться с Его Императорским Величеством?

– Светлейший Владыка вас позовет, – чуть склонив голову, ответила та и указала на колокольчик. – Если я буду нужна, позвоните, госпожа.

Оникс кивнула, и девушка удалилась. Несмотря на усталость, спать не хотелось. Через час раяне принесли ужин, она поела, а также смогла убедиться, что за дверью ее комнаты караулит сумеречный.

– Мне нельзя выходить из комнаты? – спросила она.

– Конечно, можно, госпожа, – пес вежливо поклонился. – Мне велено сопровождать вас, если вы решите прогуляться. Но смею посоветовать остаться в ваших покоях, во дворце нынче… прохладно. Вы можете захворать.

– У меня теплый плащ, – так же любезно ответила Оникс, выходя в коридор. Она неторопливо прогулялась по крылу, рассмотрела фрески и фонтанчики, постояла у высокого витражного окна. Летние террасы были закрыты, а в следующее крыло ее не пустили. Так что, побродив бесцельно, Оникс решила вернуться в свои комнаты. На дворец мягко опустилась ночь, а усталость все же взяла свое. Свернувшись клубочком на огромной постели, Оникс уснула.

…Белые хлопья снега казались пушистыми бабочками. Она стояла посреди поля в легком зеленом платье, с распущенными волосами, и совсем не мерзла. Напротив, ей было тепло, даже жарко. Она чувствовала румянец, что алел на щеках, и в который раз сжимала нервно ладони, всматриваясь в белую круговерть стихии. Оникс ждала… Темная фигура мужчины шагнула из снежной пелены, остановилась в шаге от девушки, внимательно глядя на нее. Он ничего не говорил, только смотрел, и зелень его глаз темнела до цвета грозовых сумерек. Но во взгляде мужчины не было упрека, только вопрос.

На который Оникс никогда не отвечала.

Глава 2

Она проснулась на рассвете, быстро умылась. А когда Риа постучала в дверь, уже стояла у окна полностью одетая, благо ее платье за ночь кто-то привел в порядок. Такая прыть, кажется, удивила вошедшую прислужницу, по ее равнодушном лицу все же скользнуло удивление.

– Госпожа, я думала, вы еще спите…

– Я не госпожа, – спокойно сказала Оникс. – И последние полгода прожила в рыбацкой деревушке, где встают до восхода солнца. Скажи, Риа, Светлейший Владыка что-нибудь передавал для меня? Он готов со мной встретиться?

– Повелитель примет вас в Зале Памяти, госпожа. Он приглашает отобедать с ним.

В голосе прислужницы снова скользнуло удивление. Видимо, она все никак не могла понять, за что безродной гостье без манер и должных нарядов такая честь. Оникс не была сведуща в дворцовом этикете, но даже она понимала, что далеко не всех гостей Его Величество приглашает разделить трапезу.

Но, вместо того чтобы обрадовать, это лишь испугало раяну. Она предпочла бы держаться подальше и от столицы, и от Владыки, кем бы он ни был.

– Я буду готова через час, – медленно кивнула она.

– Через час? – откровенно изумилась прислужница, всплеснув руками. – Что вы, госпожа! Нам понадобится несколько часов, чтобы уложить ваши волосы, подобрать наряд и должным образом подготовить ко встречи с Владыкой…

– Я буду готова через час, – повторила Оникс. – К тому же ваша помощь мне не требуется, Риа.

– Но…

Оникс молча смотрела на прислужницу, и та удалилась, поджав недовольно губы. Вероятно, понеслась советоваться с кем-то из старших. Оставшись в комнате одна, раяна подошла к большому зеркалу, замерла, всматриваясь в отражение. Из глубины зазеркалья на нее смотрела незнакомка. Коричневое платье с глухим воротом и удобной застежкой спереди, белые волосы уложены в тугой пучок. Такую прическу раяна впервые увидела у рыбацких супружниц, они туго стягивали волосы и закручивали на затылке, чтобы не мешали. Платков там не носили, только зимой для тепла, и Оникс тоже не стала закрывать волосы.

На ногах у девушки были привычные, растоптанные сапоги, а на руках перчатки из грубой кожи, что защищали от холодного ветра с моря. Другой одежды у нее не было, а к нарядам, что висели в массивном шкафу, Оникс не прикоснулась. Она всю жизнь жила более чем скромно, а некоторые предметы обихода, например хрустальную посуду, и вовсе впервые увидела в Синих Скалах.

И стоило подумать об этом, стоило памяти лишь коснуться тех дней легким крылом воспоминаний, как сердце обожгло болью, а дышать стало нечем.

Раяна закрыла глаза. Подышала, уже привычно прогоняя образ, что, казалось, впечатался в нее, врос в нутро, черными ожогами расчертил всю сущность Оникс! Или порезами от ЕГО ножа. Разукрасил кровавыми полосами – только не тело, а душу.

Она сжала виски, прогоняя воспоминания. Не думать. Не вспоминать. Забыть. Ей это почти удалось!

Открыла глаза и вновь посмотрела в зеркальную глубину. И теперь синие глаза девушки из зазеркалья смотрели почти спокойно, не выдавая бури, что бушевала внутри. Оникс это понравилось.

Через час Риа снова постучала в дверь, окинула раяну презрительным взглядом и, вскинув голову, прошагала в коридор. Оникс пожала плечами и двинулась следом. Сумеречный безмолвной тенью возник рядом, но девушка лишь кивнула ему, хотя тот и не ответил.

На этот раз раяну пустили в другое крыло, видимо, здесь располагалась жилая часть дворца, а также гостевые покои для важных персон, потому что коридоры сияли драгоценными панно, мягко журчали фонтаны и переливались золотые и серебряные люстры, канделябры, каминные полки и украшения стен. От блеска и мерцания радужных искр хотелось закрыть глаза, роскошь ослепляла и подавляла, внушала трепет перед величием дворца, и Оникс в своем более чем скромном платье и старых сапогах почувствовала себя здесь неуютно и неуместно. Но тут же тряхнула головой. Наряжаться в чужие платья она не хотела. А этот дворец со всей его обстановкой и порядками был словно такое платье: красиво, роскошно и… не нужно. Больше всего раяна сейчас хотела вновь оказаться на берегу моря, возле старой лачуги Рысого.

Так, задумавшись, Оникс дошла до очередных дверей, огромных, в два человеческих роста. При их приближении стража распахнула створки, а Риа присела и попрощалась с раяной.

Так что в Зал Памяти Оникс вошла одна. Очевидно, это помещение получило свое название за бесконечное количество портретов, украшавших стены. С темных холстов холодно взирали императоры и императрицы, словно провожали взглядами одинокую фигуру девушки. Оникс расправила плечи и пошла к камину, возле которого был накрыт небольшой круглый столик, а в кресле сидел Светлейший Владыка. Его каштановые волосы были собраны в низкий хвост и скреплены заколкой с синими камнями, голубые глаза смотрели внимательно, на губах застыла улыбка. На Владыке были темные штаны, синяя рубаха, расшитая золотыми нитями и парчовый камзол. В соседнем кресле расположился пожилой мужчина в черном мундире, с серебряным знаком цитадели на груди.

При приближении девушки Ошар поднялся, его улыбка стала шире.

– Оникс! Рад тебя видеть! Удивительно, но ты стала еще красивее! – он шагнул ближе, скользнул взглядом по ее платью, нахмурился. – Тебе не понравились наряды, которые выбрали для тебя? Они не подошли? Я прикажу подобрать другие.

Оникс присела в неумелом реверансе. Получилось не слишком грациозно, но смущения по этому поводу она не испытывала, в конце концов, ее учили провожать умерших к Вратам, а не общаться с Владыкой!

– Наряды прекрасны, мой повелитель, но мне привычнее в моем платье, – спокойно ответила она. – Благодарю за заботу и простите, если мой вид… оскорбляет вас.

Ошар вдруг рассмеялся.

– Оникс, так непривычно слышать от тебя такие речи. Где девчонка, которая лезла на балкон гостевого дома по связанным простыням и любила сладкое? Верни ее немедленно!

– Она повзрослела, мой повелитель, – без улыбки сказала Оникс.

– К сожалению, это неизбежно случается со всеми нами, – чуть грустно сказал Владыка, а раяна с удивлением поняла, что Ошар вовсе не так весел, как хочет казаться. Под голубыми глазами молодого мужчины залегли темные тени, а в уголках рта обозначились горькие морщины. Но он тут же снова улыбнулся, поманив девушку к столу. – Пообедаешь со мной? Присаживайся.

Раяна опустилась в кресло, с недоумением осмотрела ряд столовых приборов и подняла глаза на владыку. Сумеречный в кресле все так же молчал, его Ошар не представил. Осмотревшись, Оникс решительно взглянула повелителю в лицо.

– Я не знаю ничего о дворцовых порядках, мой повелитель, – сказал она, – и, возможно, не имею права задавать вопросы… но все же… Зачем я здесь?

Ошар со вздохом отложил вилку, которую вертел в руке.

– Ты права, Оникс, – сказал он, – думаю, перед обедом стоит прояснить некоторые моменты. Я хотел сделать это позже, но вижу, что нет смысла тянуть. Для начала я задам тебе несколько вопросов.

Она кивнула.

– Итак… Когда последний раз ты видела Рана Лавьера?

И хотя девушка ожидала подобного вопроса, но не смогла удержать легкой дрожи пальцев. Она сжала ладони, пытаясь скрыть эти признаки собственного волнения, сложила руки на коленях.

– Последний раз я видела его в путевом доме, перед арестом. Когда он… излечил меня от раны. Больше мы не встречались. Это было почти год назад.

– Ты что-нибудь знаешь о его местонахождении?

– Нет, мой повелитель.

– Он не искал с тобой встречи?

– Нет.

– И ты не знаешь, где он может быть?

– Нет.

Ошар бросил вопросительный взгляд на сумеречного, тот кивнул. А Оникс поняла, что этот пес находился здесь, чтобы подтвердить ее слова. Или уличить во лжи.

Но она говорила правду, понимая, что нет смысла врать магам.

– Хорошо, – кивнул повелитель, знаком отпуская сумеречного. Тот вышел, тихо закрыв за собой дверь.

Ошар встал, прошел по комнате, заложив руки за спину и о чем-то напряженно раздумывая. Камни на его рубашке разбрызгивали по комнате радужные искры, сияли под светом ламп, а Оникс сидела молча, ожидая, когда повелитель заговорит. Наконец он резко остановился, подошел к столу, залпом выпил стакан воды.

 

– Думаю, мы можем обойтись без долгих вступлений, – сказал он. – Тебя привезли во дворец с одной целью – стать моей женой.

Оникс так опешила от этих слов, что даже не сразу поняла их смысл. А поняв, не смогла сдержать изумленного возгласа.

– Женой?! Вы шутите, мой повелитель?!

– Нисколько, – он сел в кресло напротив. – Скажи, Оникс, что ты знаешь о событиях, которые произошли в империи за этот год?

– Почти ничего, – ответила она. – Я жила довольно далеко от столицы, в той деревушке люди не слишком интересуются дворцовыми… происшествиями.

– Хорошее место, наверное, – вздохнул Ошар. – Я бы не отказался там немного пожить, – в его глазах снова мелькнула горечь. – Видишь ли… после смерти отца многое изменилось. И не в лучшую сторону. Империя на грани войны, народ ропщет, столицу раздирают бесконечные восстания, сдерживать которые становится все сложнее…

– Но разве не этого хотел народ? – изумилась Оникс. – Свержения Темного Владыки, избавления от тирана? Простите…

– Не извиняйся. Я прекрасно знаю, кем был мой приемный отец. Да, тираном и деспотом. Но ужас перед ним и его магической силой держал в подчинении империю и в страхе соседние королевства. Первое время после его смерти всех охватило ликование, люди думали, что теперь начнется период благоденствия…

– А этого не произошло, – заключила Оникс.

– Увы, – Ошар отпил еще воды. – Прошедший год был на редкость неурожайным, а эта зима уже сейчас обещает быть суровой. И это плохо, Оникс. Очень плохо. Видишь, я довольно откровенен с тобой, надеюсь, ты это оценишь. На границах неспокойно, и лазутчики присылают весьма тревожащие донесения. А народ… Люди хотят чуда, Оникс, но чудес не бывает. – Горечи в голосе Владыки стало больше. – Нельзя за один год восстановить почти разрушенную империю, понимаешь? А ждать никто не хочет…

– Мне… жаль, – тихо сказала девушка. Ей действительно было жаль молодого правителя, кажется, бремя власти оказалось для него непосильным грузом.

– Ты могла бы мне помочь, Оникс, – негромко сказал он.

– Я? Но как?

– Как я уже сказал… Стать моей женой.

– Простите, мой повелитель, я не понимаю, чем это поможет империи. Или вам, – с недоумением протянула девушка.

– Ты можешь стать тем самым чудом, которого ждут люди, – глядя ей в глаза, ответил Ошар. – Ты раяна, Оникс. Более того, ты та самая раяна, которая сняла проклятие Темного Владыки! Неужели ты не знаешь, что о тебе уже рассказывают легенды и поют песни? Люди говорят о тебе в своих домах за скромным ужином, они утешаются этой историей, когда им нечего есть или нечем согреться… Ты для них – идеал! Монахиня, синеглазая дева, столь чистая и непорочная, что свет ее поразил тирана… А красота и доброта покорили сердце принца. Это такая красивая история, Оникс, разве ты не понимаешь? – он усмехнулся, поднял ладонь, словно хотел взъерошить волосы, но отдернул. Отвернулся. И продолжил уже тише: – Ты – самое настоящее чудо, а значит, можешь стать символом новой империи, надеждой на лучшее будущее. Люди любят такие истории – принц, влюбившийся в простую девушку. Они верят им, несмотря на то что таких историй не бывает. Но люди хотят чуда, Оникс, и мы с тобой дадим им это чудо!

Оникс выдохнула, сжала руками виски. Слова владыки не укладывались в ее голове, ей все еще казалось, что это какая-то шутка! От нереальности происходящего хотелось ущипнуть себя за руку и проснуться! Она ожидала чего угодно, но только не этого. Оникс даже готова была к тому, что ее вновь решат казнить, но… свадьба? С владыкой? Такое ей не могло привидеться и в горячке!

– Но это невозможно! – почти простонала она. – Я безродная монахиня… сирота… никто! Я даже не знаю, для чего нужны все эти вилки, что лежат на столе! Я не могу стать вашей женой! Я не могу стать… императрицей! Это какой-то бред!

– Поверь, это не бред, – чуть улыбнулся Ошар. – Это то, что рекомендуют сделать мои советники. Весьма неглупые люди, уверяю тебя. И могу сказать, к этому совету я с удовольствием прислушаюсь.

– Но…

Оникс замолчала, с ужасом понимая, что все происходящее – правда. И что Светлейший Владыка, повелитель империи, на самом деле предлагает ей стать его женой. Хотя нет. Не предлагает. Он ставит ее в известность. Оникс давно избавилась от наивной веры в справедливость этого мира. Пусть Ошар улыбается, пусть даже общается с ней доверительно и дружески, но вряд ли у девушки есть выбор или возможность сказать «нет». Хитрые советники решили за счет раяны упрочить власть молодого императора, расположить к нему народ, а мнение самой раяны уже никого не волновало.

Или просто никому даже в голову не пришло, что найдется такая безмозглая, которая не захочет стать императрицей и сменить убогую рыбацкую лачугу на роскошный королевский дворец!

А вот нашлась… Потому что Оникс совершенно, категорически не хотела становиться женой Светлейшего.

Видимо, это нежелание довольно ясно читалось на ее лице, потому что Ошар на миг нахмурился, помрачнел, но тут же улыбнулся.

– Оникс, я понимаю, что все сказанное пугает тебя. Ты выросла в глуши, в Обители Скорби, и, конечно, подобная обстановка… непривычна. Но не делай поспешных выводов. Побудь моей… гостьей. Поживи во дворце, посмотри столицу. Думаю, в свой последний визит ты мало что видела. Возможно, через какое-то время ты посмотришь на мое предложение другими глазами. Ты согласна?

Оникс медленно кивнула. Она не обманывалась этой иллюзией свободы. Никакого выбора у нее не было, это очевидно. Но все же решила проверить.

– Мне оказана великая честь, мой повелитель, – сказала она, глядя Ошару в глаза, – но, боюсь, эта ноша для меня слишком… велика! Простите…

– Думаю, ты гораздо сильнее, чем кажешься, Оникс, – чуть поморщившись, сказал он, отметая ее возражения. – И наедине называй меня по имени. Все же теперь ты можешь считать себя моей невестой, нам стоит привыкнуть друг к другу.

Оникс промолчала, сцепив ладони. Вот теперь она поняла совершенно точно, что снова стала пленницей, пусть и в золотой клетке. Она отдернула руку, что бессознательно потянулась к кольцу на шее. Да, у нее есть ключ, с помощью которого она может сбежать, но куда? Куда ей бежать? Снова в рыбацкую деревню? Или в Обитель? Где спрятаться от власти империи и правителя, вознамерившегося использовать раяну в своих целях? К морю? Так найдут, в этом Оникс не сомневалась. И тогда уже не будут с ней столь вежливы, просто посадят под замок!

Оникс чуть заметно усмехнулась. Прежде у нее был выбор: умереть или жить в бегах, прячась от людей; теперь: так же прятаться или стать… императрицей. Воистину, небесные заступники избрали ее любимой игрушкой и вовсю веселятся, перекраивая судьбу раяны.

И понимая, что выхода у нее нет, Оникс медленно кивнула.

– Возможно, вы правы, мой повелитель… Ошар. Мне стоит посмотреть дворец и столицу. Думаю, это… интересно.

– Поверь, это так, – уже свободнее улыбнулся Ошар, кивнул на приборы: – А в этом легко разобраться, не переживай. С завтрашнего дня у тебя будут учителя, которые научат всему необходимому. А пока можешь есть, как привыкла, не смущайся.

Оникс с трудом удержалась от усмешки. Вот как, значит, и учителя уже ожидают? А говорит – осмотрись, погости…

– Благодарю вас, мой повелитель, – сказала она, – тогда прикажите принести мне ложку.

* * *

Новый день для Оникс начался со знакомства с наставниками. Их было двое: пожилая, прямая и плоская, как доска, Лорея Олентис и бородатый, похожий на медведя, господин Клиф. Чему именно они будут учить ее, Оникс до конца не поняла, потому что они явились в ее покои на рассвете и сразу принялись обсуждать девушку, поджимая губы и досадливо морщась. Раяна уже хотела возмутиться, но тут Лорея сухо бросила:

– Следуйте за нами.

Учителя молча вышли за дверь, а Оникс последовала за ними скорее из любопытства. Но когда она вошла в комнату, где должны были проходить их занятия, поняла, что пропала. И, пожалуй, задержится во дворце… на какое-то время. Потому что в длинном и сухом помещении было то единственное, что всю жизнь вызывало у Оникс дрожь предвкушения и чистый восторг. Вдоль стен высились стеллажи, а на них, за стеклянными дверцами, ровными рядами стояли… книги! Их было так много, что раяна благоговейно застыла, с детским восторгом рассматривая толстые кожаные корешки. И даже не заметила, как переглянулись ее учителя, а леди Олентис вздернула бровь то ли в насмешке, то ли в удивлении. Все это уже Оникс не интересовало, она увлеченно шевелила губами, читая золоченые, черные и синие названия, зачарованно трогая кончиком пальца желтые пергаментные листы. Конечно, книги не были редкостью в их мире, но для нищей монахини они всегда были недоступной роскошью.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»