Уведомления

Мои книги

0

Давай, учи любить!

Текст
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1

Мерзопакостная погода. Сентябрь, а на улице такой холод, словно начало ноября. Ветер ледяной, ещё этот дождь… И почему я всегда иду у него на поводу? У меня своих дел по горло! Надо сходить в аптеку, купить лекарства бабушке, забрать у Вальки конспекты и… хотя бы их прочитать! А вечером на работу…

А я, как дура, несусь в определённую палатку, чтобы купить Максу шаурмы без помидоров. Да-да! Он обожает этот фасфуд, но ест только без томатов. И почему я должна за шаурмой тащиться, черте знает куда, когда это могла сделать его ненаглядная сестренка Лиза или мамочка?.. В конце концов, он сам мог бы задницу свою отодрать от кресла и в кои-то веки выбраться на улицу!

От грустных мыслей я вздохнула и искренне позавидовала Максу, который, как всегда, сидит в соцсетях и нарабатывает новые абгрейды. Макс – мой старинный друг. Сколько я его знаю, со счёта уже сбилась. Наверное, так давно, что он стал для меня близким родственником. Когда отец умер, а моя непутевая мать сбежала с любовником, бросив меня бабушке, то добрая соседка тётя Катя пришла на помощь. Она стала помогать нам, дала бабушке подработку, а сама снабжала нас вещами и продуктами. В итоге все были в выигрыше. Так я познакомилась с её сыном Максимом. Макс младше меня на год, но это почти не чувствовалось. Он всегда был выше меня, хитрее… Разве что, как все пацаны, взрослел медленно. Вот и сейчас, как и тогда, ничего, кроме своих игр, не видит. Все друзья его только в соцсетях, там его жизнь и общение. В реальности он видит меня, мать и свою капризную пищалку – сестру.

С его сестрой Лизой у меня отношения не сложились. Она младше нас: меня на пять лет, а Макса на четыре года. Может, поколения у нас разные? Но меня бесит, когда она входит в комнату к нему, вешается брату на шею и при этом скулит! Лиза всегда пищит, визжит, ноет… А ведь ей уже восемнадцать лет! Её просишь не пищать, так Лизка назло это делает! Ещё мне кажется, она также недолюбливает меня. И как-то ревностно относится к нашей с Максом дружбе. Но я уже привыкла к ней. Лиза стала таким же родным членом семьи, несмотря на наши недомолвки и недопонимания.

Вся продрогшая насквозь, я подошла к квартире Макса. Но, как обычно дверь, мне не торопились открывать. В их семье каждый думал, что кто-нибудь это сделает, а мне некогда. Наконец, тётя Катя впустила меня, и я отправилась в комнату моего непутевого геймера. Вытащив ещё горячую шаурму, я бросила её на клавиатуру, так как он в наушниках даже не заметил моего появления. А я ведь выудила для него время, чтобы этой дрянью его накормить!

– Э! Что ты наделала?! – тут он обернулся.

Чёрт! А Макс симпатичный всё-таки… Глаза цвета чёрной смородины и светло-русые волосы… И пропадает в комнате такая красота. Никто, кроме сетевых собратьев, его больше не видит. А ведь такой милый… Блин, да чего это я?! Эгоист он невоспитанный и никак нигде не милый.

– Посмотри, меня взорвали! Мне теперь заново все начинать…

– Ешь давай! Я в такую погоду за жрачкой тебе ходила. Сам же ты сходить не в состоянии – зад же к креслу приклеился и не отодрать!

Но Макс словно не услышал моей реплики и заглянул в пакет, обнюхивая шаурму.

– В палатке у станции покупала? – уточнил он.

Спрашивает, как будто ходит туда и знает, как и где готовят!

– Да, – ответила я сквозь зубы.

– Без помидоров?

– Да-да, – терпение у меня просто ангельское.

– А соус какой там?

– Макс, я понятия не имею! Ещё один вопрос, и я эту шаурму тебе в уши запихаю!

Он откусил сочный ужин и с полным ртом сказал:

– Шучу, шучу! Будешь? – предложил мне откусить друг детства.

Какой у него довольный вид! Ведь, правда, от одной его улыбки можно простить все…

– Нет, – устало ответила я. – Ты мне обещал найти его, – напомнила о договорённости.

Макс меня уже неделю водит за нос, заставляя его обхаживать за информацию о нужном мне парне.

Дело в том, что я влюбилась. Совсем недавно.

Я подрабатываю официанткой в хорошем ночном клубе. В одну из смен я увидела парня и пропала… Его серые глаза, рот бантиком… И по фигуре видно, что он – спортсмен…

И только этот парень увидел во мне человека, пригласив с ними посидеть, хотя нам это запрещено делать…

К несчастью, я настолько отупела, что забыла ему оставить свой телефон и запомнила лишь только имя… Леша. Леша, Леша, Алексей.... Теперь повторяю, как завороженная. И жду, когда он ещё придёт в клуб в мою ночную смену. Я даже работать стала через ночь…

Макс как-то сказал, что может составить его автопортрет и по нему отыскать его в соцсетях. Для меня такие поиски – просто магия какая-то! Найти по фотке?! Господи!

Теперь я возилась с Максом, как с младенцем, исполняя его малейшие прихоти. Но он вечно то в игре, то у него опять эфир, то, о, боже, занят рефератом! Вдруг вспомнил, что в институте учится! И снова обещания: «Ань, в другой раз. точно! Слово даю!». Только его слова, словно лапша, у меня уже на уши не помещаются, хоть обворачивайся ими.

– Ага, – согласился со мной Макс, жуя свой фасфуд. – Только подожди теперь. Мне надо пройти этот уровень…

Нет, ну, ты погляди!

– Какой уровень?! – взбесилась я. – Макс, ты обещал мне!

– Обещал. Ну, я не виноват, что ты моего Борца убила. Теперь мне надо все восстанавливать…

Тут я психанула, отодвинула его с креслом от компьютера, повернула к себе и, нагнувшись над ним, вскипела:

– Ты же обещал мне!

– Сделаю, – заверил он меня, глядя невинными глазами.

– Когда?!

– Скоро. Ты что так кричишь? Голодная, наверное? Зря от шаурмы отказалась. Она вкусная…

– Макс!

– Ладно, ладно! Сейчас доем, – согласился Макс с набитым ртом. – Ты мне чай принеси.

Я стояла буквой «ф» и не двигалась с места. Он совсем обнаглел. Макс проглотил кусок шаурмы и пояснил:

– Есть для тебя информация. Тебе понравится, – сказал он, широко улыбаясь.

Но глядя на его хитрые глаза… вот ей-богу он что-то задумал. Ведь пакость какую-то учинил!

Скрепя сердце, я поплелась на кухню готовить ему чай. И почему я все знаю? Сколько сахара, какие травы смешать и какое количество…

За эти две недели я узнала о его предпочтениях, наверное, все!

– Опять ему чай! – провыла его сестра Лизка, заметив, как я в заварной чайник смешала разные сорта чая.

– Да.

– Не много ли ему? Пусть сам себе наливает!

«Чем-то ей сегодня он не угодил», – про себя засмеялась я.

– Ходят за ним все, как слуги. А он шикует, как султан!

– Кто-то еще здесь был? – закрались у меня подозрения.

– Ага, прям! Меня заставил убираться…

Про себя рассмеявшись, я взяла поднос с чайником и чашкой, и направилась в комнату. Надо же! Я чуть было не поверила, что к нему ходят девушки! Вот умора! К Максу!

***

В комнате я сразу увидела на экране свою фотографию с раскрытым ртом. Я просто сидела, как полоумная дура, и пялилась в сторону… Я знала в чью. Там сидел Алексей.

У меня затряслись руки. Вся красная, как рак, я прокричала:

– Удали это немедленно!

Макс захохотал, как ненормальный, а я попыталась отобрать у него мышку.

– Я говорю, удали этот ужас! – дергала я за шнур мышки, так как Макс ее выхватил.

– Не трогай мой комп!

– Это кошмар!

– Согласен! – Макс разжал мою руку и вытащил провод от мышки. – Руки убери!

– Так и знала, что ты гадость задумал! – сначала сдалась я.

– Это не все, успокойся! Гадость на экране, а большой понос еще спрятан…

Но я его уже не слышала и стала нажимать все кнопки подряд, пока комп просто не вырубился.

В беспамятстве я только слышала его нервные звуки. И когда экран погас, я пришла в себя и взглянула на Макса. Уж лучше б я этого не делала…

– Успокоилась? – спросил он железным тоном, еле сдерживая гнев. – Теперь вон отсюда!

Прозвучало это так грубо, что у меня не было желания ослушаться и с ним выяснять отношения. Я просто вылетела из его комнаты, как сраный веник, мысленно на него злясь и ругаясь самыми низкими, последними словами…

Да что б я к нему еще пришла! Да что б я ему хоть раз поверила!

Только дома до меня дошли его слова…

Глава 2

Блин! Блин! Блин!

Я была в бешенстве из-за себя. Какая дрянь меня укусила, что я лишилась рассудка и испортила отношения с единственным человеком, который в виртуальном мире сам Господь бог!

Ну, что я не могла потерпеть его хохот? Или он меня ни разу в жизни не видел дурой? Я ведь с таким же видом смотрю, когда он что-то там делает с программой для института… Для меня это просто нереально космическое за гранью действительности. Я вообще не понимаю, как можно в этих бесконечных цифрах что-то понимать… А он сидит и ковыряется – пишет код…

А теперь я покусилась на самое святое. Его любимое детище – компьютер! Да еще и надругалась над его любовницей Клавой, так я в шутку называла его клавиатуру, потому что он пылинки с нее сдувал. Купил за баснословную сумму. Да лучше б на эти деньги куда-нибудь съездил и мир посмотрел!

На эмоциях я остановилась у окна. Темень жуткая. Почему-то наш двор всегда плохо освещали. Создавалось впечатление, что фонари горели строго раз в месяц и по очереди… Даже людей практически не рассмотреть. Какая-то девушка махала рукой, и я подумала: «Веселая, везет же ей». Наверняка у нее в личной жизни все в порядке. Все ясно и понятно, как божий день! Не то, что у меня. Где мне теперь этого Лешку искать? Если меня Макс не простит, то вряд ли я его когда-нибудь встречу…

Не весь же мне месяц через смену пахать! Так я загнусь и коньки отброшу в самом расцвете сил.

Достав мобильник, я набралась наглости и позвонила Максу. Он поразительно долго не брал трубку. У меня уже сдавали нервишки, и я была готова услышать, как звонок сам сбрасывается. Но вдруг услышала:

 

– Что? Решила узнать самочувствие моей любовницы, которую от ревности так злобно изметелила?

То ли от нервов я расхохоталась, и Макс, видимо, на это обиделся:

– Не смешно. Ты мой комп вырубила, и теперь мой рабочий проект накрылся! Семьдесят часов насмарку!

– Игровых часов! Может, делом займешься?

– И каким? Пойти дворником или стать шпионом для таких, как ты?

– Каких таких?! Ты хотел сказать, дур?!

– Это не я, а ты сказала. Зачем звонила? – перевел тему Макс.

– Извиниться, – выдохнула я.

Черт! Почему он всегда прав?!

– Клавочка, слышишь? Аня извиняется перед тобой. Она обещает больше свою ревность не показывать.

– Я не ревную! Прекрати! – но почему-то мне было смешно.

– Это ты подруге психологу расскажи. Извинения… – Макс резко замолчал, а я словно видела как он запрокинул голову, притворяясь, словно думает: простить меня или нет. – Будут приняты.

– Что-о?!

Ну, это нахальство! Я тут все терплю, а он еще ломается, как девчонка! Хотела, конечно, на него обрушиться с претензиями, но услышала гудки на второй линии, похоже, по телефону кто-то пробивался.

– А что ты хотела? Я, что ли, как дебил, сидел и пялился на этого губастого обжору?!

– А… – у меня все слова застряли в горле.

Макс знал, на кого я смотрела? Что у него еще есть? Он ведь давно все выяснил! Вот говнюк! В голове столько летало мыслей… И тут, как назло, снова прорывались гудки. Кто-то назойливо пытался до меня дозвониться. Я взглянула на экран. Валя… Наверное, заждалась меня.

– Ты его хорошо разглядела, когда таращилась на него? – продолжал Макс. – Или он тебе что-то подсыпал?

– Я ничего с ними не ела и не пила, успокойся.

– А это ты от голода! – захохотал он. – Понимаю.

– Вот и хорошо. Я к тебе приду.

– С утра. С тебя бутерброды, печенье, как тогда принесла, и еще кофе. Тогда поговорим, и я скажу: прощаю тебя или нет. Бывай!

Макс отключился, а я почему-то снова себя почувствовала его служанкой и хотелось ворчать на него, как его сестра Лизка. Да, она в чем-то явно права.

Но тут я вспомнила про его проект, над которым он месяц корпел, а я его испортила… На его месте я бы долго дулась…

Звонок от Вали меня вернул в жизнь. Я взяла трубку, и на меня обрушилось:

– Ты издеваешься?! Я долго буду прыгать под окном?! Ты хоть бы эсэмэс прочитала! Стоит на меня глазеет, а сама с Евой кому-то кости перемывает! Не мне ли?

– Валь, прости! – простонала я, вспомнив, что мы в этот раз договорились встретиться на улице, так как она ехала на очередное свидание.

– Я, как полная дура, конспекты для тебя за свидание с лысым пнем отбила! Вот сама теперь с ним на встречу попрешься!

– Бегу!

Я выбежала к ней по лужам прямо в домашних тапках. И как я Вальку не узнала? Все это невключенные фонари!

***

Учеба хорошо прочищает голову. Все травящее и тянущее душу просто вылетает из головы. Единственно, что мешает – это физическая усталость и мой хронический недосып. Легла я под утро. Поэтому, когда прозвонил будильник, и я вспомнила, что мне еще готовить бутерброды Максу, то резко захотелось повеситься.

Я думала, стоит ли этот Лешенька моих усилий и таких жертв ради него? Но вспомнила его серые глаза… О, да! Стоит! Надо все-таки выяснить, откуда у Макса эта фотка? И как он узнал, на кого я смотрю? Он обозвал его губастым обжорой, а это значит, он видел, что Леша тогда крылышки уплетал. И да, губы у него бантиком. И ничего он не губастый! Просто у Макса не такой выразительный рот. Вот он и позавидовал.

Колбаса, зеленый лук, зелень, помидор, сыр, майонез – из всего этого состоят эти мини-пиццы. Ими я тогда подкупила Макса, когда пришла умолять помочь мне найти этого парня. Теперь вот готовлю уже их четвертый раз!

В полусонном состоянии я собрала горячие бутерброды в контейнер и направилась к Максу. У порога меня встретила его мама. Она обычно в это время убегала на работу. А его сестра копошилась в ванной и наводила марафет в школу. Я проскользнула на кухню и заварила кофе Максу, заодно и себе. Только себе крепкий и без молока, так как проснуться не могла и с подносом вошла в спальню. Какого же мое было удивление, когда я увидела, что Макс дрых! Он даже не услышал, что я пришла! Обычно он стеснительный, сразу одевался, постель убирал, а тут…

Я раздвинула шторы и открыла окно. Но Макс продолжал храпеть. Он даже не зажмурился! Тогда я села на диван рядом с ним и посмотрела на его лицо.

Удивительное дело! Макс даже во сне задирал голову и имел выражение лица, будто тебя видел насквозь и знал такие вещи!.. Блин, что это я?

Я схватила его за ухо и легонечко потрепала, говоря:

– Ма-акс, Ма-акс, проснись… Утро…

Но он только грубо убрал мою руку и повернулся к стене. Тогда я начала стаскивать с него одеяло.

– Макс! Ты мне обещал! Бутерброды остынут! – я похлопала его по голой спине, а затем начала щекотать.

Тут он сразу обернулся, закричав:

– Лизка, отвали! – и запульнул в меня подушкой. – Дай поспать!

– Макс! – закричала я, подобрав его подушку, готовая ею же его придушить.

И только сейчас до него, видимо, дошло, что рядом с ним сидит не его сестра.

– Аня? – он протер глаза и закричал: – А ты что здесь делаешь? Кто тебя сюда пустил?!

Увидев его реакцию, я поднялась и возмутилась:

– Ну, здрасьте! Сам велел мне завтрак тебе принести.

– Я помню! Кто тебя пустил в мою комнату, когда я сплю! Мам?! – крикнул он.

– Ее нет, – ответила я. – Все ушли. И мне на пары пора.

– Выйди.

– С ума сошел? Я для чего пришла? – обиделась я.

Но Макс сразу ответил:

– Ну, если ты хочешь на меня посмотреть и тебя это не смутит… – мой старый друг распахнул одеяло, и я тут же метнулась за дверь:

– Я забыла свой кофе… – сказала я, понимая, что он теперь льдинками покроется.

– Налей еще! – отозвался Макс. – Или ты так намекаешь?..

– Да! Ты – бессовестный балван! Из-за тебя я опоздаю! Давай быстрее наряжайся, а то твоя Клава краснеет. Она соскучилась по салатовой футболке.

Ведь, правда, сколько помню, у него всего две футболки: синяя без рисунка и салатовая с полосками.

Я налила себе новую чашку ароматного кофе и стала пить. Запах просто завораживающий. Утро снова стало не таким сумбурным, словно время остановилось. Несмотря на то, что Макс проносился то в туалет, то ванную. Наконец, он меня позвал в свою комнату. И я уже не спеша отправилась за ним. Макс снова открыл тот самый кадр, но затем его уменьшил, и я увидела фотографию, где мы все сидели за столиком. Алексей сидел с огромной порцией жареных крылышек. Перед ним стоял пол-литровый бокал пива.

– Это он? – Макс водил мышкой по лицу Алексея.

– Да… Кто нас сфотографировал? Откуда этот кадр у тебя? – завалила его вопросами я.

– Откуда не скажу. Секрет большой и толстый, как этот боров. А вот фото сделал я.

– Что?! – я облилась кофе.

А Макс, жуя мои бутеры, засмеялся:

– А что? Не имею права?

– Ты был там?..

В голове все шло кругом. Ну вот, я готова бабушкой родной поклясться, что не было его там!

– Ахахах! Надо больно! Но считай, что был.

Макс залез в какую-то папку и включил видео, где я увидела весь этот момент со стороны и ужаснулась. Мать честная! Как же было заметно, что он мне понравился! Какая же я дура!

Я просто готова была провалиться сквозь землю. Макс все это время косился на меня, а потом, прочистив горло, сказал:

– Ты понравилась вот тому, – указал он на друга Алексея. По-моему, его звали Игорь. Свинтус только куриными крыльями восхищался.

Сказав это, Макс отъехал в кресле от стола, взял мой первый остывший кофе и отхлебнул.

– Что за гадость?! – удивился он. – Ты это специально?

– Это мой кофе, – ответила я и пододвинула ему его чашку.

– И ты это по утрам пьешь? Вот откуда этот угрюмый вид. Если эту горечь по утрам пить, то в конце недели можно утопиться в Москва-реке.

– Как ты получил эту запись? – не унималась я.

– Не скажу…

– Кто ее сделал? Кто нас снимал?

– Камера. Обычная камера вашего клуба.

– О боже! Это видела охрана…

– А вот это вряд ли. Они ленивые. За весь месяц ни одного просмотра. Тебе бы лучше сказать: «Мамочка моя! Это Макс увидел! Что он теперь обо мне скажет!».

– Идиот! – ударила я его по затылку. – С чего мне тебя стесняться?

– А кто вчера от смущения мой комп вырубил? Это ты не хотела, чтобы я тебя застал на месте преступления.

– Чего? Что ты болтаешь?! Лучше скажи, что ты про Лешу разузнал?

– А больше пока ничего, – Макс взял последний бутерброд.

– Как?! Ты же говорил…

– Да! Я мог вчера этим заняться, но какая-то ревнивая истеричка чуть было не загубила мой проект. И я всю ночь восстанавливал свою работу, поспал всего два часа!

– Макс, ну, я неспециально.

– А мне так не кажется. Лучше выпей, – протянул он свой остывший переслащенный кофе.

Я поморщилась:

– Спасибо, мне уже пора.

– А лучше б выпила, – отхлебнул он. – Вот увидишь, тебе понравится.

Меня аж передернуло. Холодный, жутко сладкий, да и с молоком?.. Бр-р-р!

Я вышла из спальни, и Макс вслед крикнул:

– Вечером приходи. И за суши зайди.

Вот это напрягало, но я, как всегда, ответила:

– Хорошо. Что еще?

– Да. Поцеловать на прощание забыла.

– Так я не прощаюсь. Но лови воздушный! – я отослала ему поцелуй.

Макс вскрикнул, и я услышала, как он отъехал на кресле и ударился об диван, сказав:

– Попала!

Я рассмеялась, выходя из его квартиры. Но какое кофе! Достаточно по утрам его встречать и заряжаться позитивом. Макс часто дурачился. А я смеялась над ним. Он тоже смеялся надо мной, когда я не улавливала суть его сарказма…

Может, поэтому я до сих пор к нему приходила в гости, делилась переживаниями и пыталась иногда его вытаскивать на улицу. И эти редкие прогулки, наверное, самые забавные и запоминающиеся в моей жизни. Клоунада еще та!

И после мне всегда становилось его жалко. Такой человек и без девушки!

Впрочем, так о нем думая, я дошла до института.

Глава 3

У порога института меня встретила Валя. Меня это сильно удивило, так как я безбожно опоздала на пару. И у меня была весомая причина. Ещё я Коротаеву терпеть не могу. А наш препод, как назло, заболел, и его заменяла одинокая истеричка Нина Сергеевна. По её ненависти ко всем особям мужского пола, было сразу понятно когда у нее начинались «критические дни». Вот сейчас как раз они начались. Впрочем, ещё из-за этого я решила, что судьба сама меня от Каратаевой ограждает. Поэтому я шла не спеша, даже думала посидеть где-нибудь в ближайшем кафе и дождаться следующей пары, но на крыльце института стояла Валька. А мимо неё пройти незамеченной нереально. Пришлось подойти.

– А ты чего не на парах?

– Взяла бы трубку, то узнала бы! – гаркнула на меня подруга.

Она нервно курила, и я поняла, что у неё какие-то проблемы.

Мы остановились в нашем любимом бюджетном кафе. Я обожала там пить капучино и… В нем также продавались изумительные хрустящие рогалики, которые сверху смазывали карамелью с необычным запахом. Я уже, наверное, сотню раз их ела, но так и не поняла, что за карамель такая манящая на этих булочках.

Валя, как обычно, заказала себе латте и бургер.

– Я голодная, как узбек во дни прощения, – сказала подруга. – Я нервничаю и готова проглотить слона. И все это он…

Под «он», разумеется, был ее бывший. Очень смазливый и красивенький парень Вадик. Глядя на него, в жизни не подумаешь, что он при маме полная размазня, а с Валькой бывает жестоким и требовательным. Валя к нему переехала еще в одиннадцатом классе. Захотелось ей взрослой жизни.

Валя с девятого класса работала официанткой. И так как она приносила деньги домой, то его мама была не против, тем более ее любимый и единственный сыночек хорошо учился, поэтому должен был поступить на стоматолога. Отец его зарабатывал через раз, потому что уходил в систематический запой. Пожив у них, Валя уже знала, когда «батя» пропадет из семьи на неделю. Да, отец Вадима гулял, так гулял. Из-за этого лишние деньги на учебу сыну матери Вадима были весьма кстати. И плевать ей было на желания Вальки.

А Валя не могла себе позволить нормальные шмотки или даже маникюр. Помощи ей было ждать не от кого. Покидая родной дом, Валентина умудрилась перессориться со всей родней. И после такого скандала возвращаться в родные хоромы не желала. Она сильно обижалась на родную мать. В итоге ее наряжала наша подруженька Ева. Она же нам и делала маникюр.

Тем временем мама Вадима уже решила за Валю, что той образование не нужно. Ее Вадик всех прокормит, когда выучится. А Валя обязана поддерживать его, естественно, если горячо его любит. И наша Валя любила… терпела…

 

И Валя в семье Вадима стала не только дополнительным кормильцем, но и уборщицей, посудомойкой, и кухаркой. Поэтому от усталости она завела привычку расслабляться после смены.

Еще Вадим постоянно отчебучивал что-то вроде такого: «Ты больно поправилась. Займись собой. И вообще ты не красишься. Покрасься в рыжий». Практически, насколько помню, в их отношениях он постоянно предъявлял претензии к ее внешности.

И наша Валя – вечная оптимистка и юмористка – стала страшно закомплексованной. Как по мне она всегда выглядела отлично. Длинные ноги, густые волосы, большие зеленые глаза и детские щеки. Она всегда походила на подростка и много хохотала. И как ей «повезло» запасть на смазливую мордашку Вадика?!

Учебу Вадим стал прогуливать, ночами где-то пропадать и приходить пьяным и оскорблять Валюшу. Мы с Евой хором говорили: «Уходи, бросай его». Я даже предложила ко мне переехать. Но она все верила в призрачное счастье с ним. И как не верить? Вадим откуролесит, а на следующий день поплачет, поноет, поклянется в любви и наобещает, что никогда такого не повторится… Весь жалкий, красивый и несчастный… Да у меня даже сердце хватало, когда я его таким увидела! И Валя его прощала, терпела и вновь прощала. Мы с Евой думали, что это никогда не кончится.

Но в этом году она застукала своего Вадима с соседкой, к которой он часто ходил интернет настраивать. После этого ангельское терпение Валюши закончилось. На неделю она переехала ко мне, а потом пустилась во все тяжкие. Я толком не знала, к кому она ходит и у кого ночует… Она переехала к какому-то Денису. Прожила с ним две недели и съехалась с Олегом. Но позже оказалось, что он – сводный брат ее Вадика. У нас с Евой чуть было не случился инфаркт. Мы даже сначала подумали, что она так Вадику мстит. Но, как выяснилось, это было не только местью.

– У него такой агрегат с гвоздями и колечком на кончике… – восхищенно говорила она. – Я должна была такое попробовать.

В общем, она до сих пор с ним. Хотя он не работает и не учится, и живут они у его бабушки… Зато Валя смогла продолжить учебу в институте.

– Свекровь приходила, – это она называла так мать несостоявшегося мужа Вадика. – Просила, чтобы я вернулась. Сказала, что им жить без меня тяжело, да еще она мужа своего чуть сковородой не убила. Сейчас он в реанимации и деньги на операцию нужны.

Мое сердце чувствовало, что сделала Валя, но все же я спросила:

– И ты?..

– Ну, ухаживать мне за ним некогда. Да и не я сковородку об его черепушку помяла! Сама его туда отправила, пусть теперь и нянчится! Я-то тут при чем? Ну а денег ей дала, чтоб отмазалась. А то им Валя все плохая! С братом спуталась! Гулящая я, прикинь? Зато Вадик ее – святой – по соседкам бегает, и ему там все наливают, а потом мне звонит и хвастается: «Я тут с Фаиночкой»!

Я засмеялась, а Валя снова закурила. Я видела, что ее это тоже все смешило, и она продолжила:

Я его спрашиваю: «Ну как, красивая она?». А он мне: «Да уж получше тебя». Я ему: «Ну, молодец. Красивую себе нашел. И нальет тебе, и пригреет…. Не то, что я. Так ты чего звонил?». «Ты когда вернешься?». Вот тут я прыснула!

– Чего смеетесь? Чему радуетесь? – к нам подсела наша неподражаемая Евочка.

С ней присоединился наш верный рыцарь Василий. Валя махнула и потушила сигарету:

– Все та же песня. Ничего нового!

– Опять Вадик достал? – догадался он.

– Они все за мной даже в ад пойдут, только бы мне там хорошо не жилось!

– В аду же плохо, – заметил он.

– А вдруг? Ты же там не был?

– Ох, вам всем хорошо, – грустно заметила Ева. – У вас есть о ком поговорить. Анька вон своего принца ищет, хотя у нее должен быть король. Валька между валетами запуталась. А Васька даму сердца прячет от нас. Все знают, что она есть, но не знают кто она. Только я одна. Целыми днями сижу, диссертацию пишу и никакой личной жизни! Только чужие…

– Так ты ее уже на первом курсе написала, – напомнила Валентина.

– И дважды переписала, – подчеркнула я. – Может, пора и в свет выйти? Ай да к нам в ресторан?

– Нет, нет. Моя работа еще не готова. Там полно недочетов…

– Так она свою гениальную работу будет лет сто делать! – засмеялась Валя.

– И потомки получат девяносто версий диссертации по психологии семейных отношений, – добавил Василий.

– Постойте, – осенило меня. – Мой сосед… Он как раз такой, как Ева! Тоже целыми днями сидит и играет.

– Я работаю.

– Он это тоже работой называет. И говорит, что чего-то там зарабатывает.

– Он – стример? – поинтересовался Вася.

– Черт его знает. Игроман он и бездельник! – ответила я. – Как еще из института не вылетел?!

– Если он – популярный стример, то действительно, может неплохо зарабатывать, – заметил Вася.

– Это не работа! Это попрошайничество и лень! – заспорила я.

Я жутко ненавидела всех этих тунеядцев. Ведь сидят и шпилятся в интернете, а потом просят донаты за тупую болтовню. И самое скверное, что народ за это им платит. И кидают не по тридцать рублей, а целыми пятерками и десятками тысяч. Просто за болтовню и за то, что грязный, помятый игроман играет в танчики на камеру.

– Ева, – обратилась я к подруге. – Он точно для тебя! Кто, как не ты, истинный психолог, его поймет и простит? Будете вместе за компами сидеть и иногда в интерактивные игры играть. Он, кстати, их любит.

– А вдруг он будет против? Может, я не в его вкусе? – предположила Ева.

– Да? – поддакнула Валя. – Вдруг ему нравятся бледные брюнетки? Или вообще ему надо только, чтобы его соседи не забывали кормить?

Я расхохоталась.

– А что? – вмешался Василий. – Так, может, вообще у него девушка есть?

– Девушка? Какая девушка?! – что-то мой смех совершенно не походил на искренний. – Он сидит целыми днями взаперти. И если я его на улицу не вытащу, так и год просидит, не заметит! – ну, а это я сказала абсолютную правду. – Я ему даже витамин D покупаю! – добавила я для весомости.

– А памперсами и слюнявчиками ты его не снабжаешь? – продолжала смеяться Валя. – Может, он у тебя ещё на грудном вскармливании?

– Ну вас! – обиделась я и пошла за очередной чашкой кофе.

И так всегда. Они вечно придираются ко мне с Максом. Я уже пожалела, что им рассказала, что он существует в моей жизни. Ни Валя, ни Ева его никогда в жизни не видели. Однако все хором утверждали, что у нас с ним отношения слишком странные. Сами они странные! Валька вон вообще везде с Васькой ходит и сама признается, что ей нравится иметь личного провожатого. «Пущай сумки таскает и за сигаретами мне бегает. И вообще, есть хоть с кем покурить», – смеялась она. Но я-то молчу, что это тоже странно!

В общем, я отошла, чтобы остыть.

– Не обращай на них внимания, – подошла ко мне сзади Ева. – Надо мной всю жизнь смеются. Они не понимают нас…

Ох уж, а как я не понимала Еву, хотя её гадания мне ужасно щекотали нервы. Ведь она мне скорую любовь предсказала!

– Ты действительно считаешь, что мы с твоим товарищем будем хорошей парой?

Действительно я считала, что они оба одинокие и почему бы не попробовать им сдружиться. Но ответила:

– Пара хоть куда!

– Мне его руку увидеть бы… – протянула она.

Я рассмеялась. Ева всегда оценивала людей по линиям на руке. Что она там видела, одному богу известно. Но именно после просмотра руки Ева решала: общаться ей с этим человеком или нет.

– Хочешь сфоткаю? – предложила я.

– Нет, фотография не пойдёт. Мне нужно естественное освещение. Я должна без зеркал на неё посмотреть.

– А видео? – предложила я.

– Опять через линзы. А зеркала могут соврать.

Кто уж там чего и кому будет врать, я не знала. Но, забрав кофе, сказала:

– Тогда сдаюсь. Жди встречи, я с ним поговорю. Хочешь, прям при тебе позвоню?

– Нет, нет, нет, – запротестовала Ева. – Подожди, я тогда раскину карты.

– Тьфу! – прыснула Валя, услышав наш разговор. – Уже гадать собрались. Так сегодня понедельник, карты говорят иносказательно! – напомнила она фразу Евы.

– Уж лучше что-нибудь, чем ничего, – Ева явно нервничала.

А я в душе посмеялась. Макс такой балбес, а она так переживает. Ох, знала бы подруга его…

Наконец, Ева, раскинув карты, заявила:

– Судьба, – показала Ева какую-то карту с колесом. – Я согласна, – радостно сказала она.

А Валька хмыкнула, закатив глаза:

– Ну, ну…

Вася тоже вздохнул и добавил:

– Ну что, посмотрим на этот цирк…

– О, представление обещает быть… – начала Валя.

Но я заткнула подруге рот и сказала:

– Всё будет хорошо. Я обещаю.

И тут Васька рассмеялся.

***

На общих парах Ева доставала меня. Просила, чтобы я ей как можно больше рассказала о Максе. И я уже пожалела, что вообще захотела их свести.

– Ты так много о нем знаешь, словно сама с ним встречалась… – протянула подруга. – Тебе не жалко его мне жертвовать? – допрашивала она.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»