«Боинг» идет на таранТекст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
«Боинг» идет на таран | Шахов Максим Анатольевич
Бумажная версия
271
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

25
Борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

Командир «Боинга» сказал:

– По правилам нам нужно доложить диспетчеру о том, что мы вышли в заданный эшелон и двигаемся по маршруту.

Равиль подозрительно посмотрел на командира:

– Зачем докладывать? Сколько можно болтать об одном и том же?

– Таковы правила, – пожал плечами командир. – Связь с диспетчером – залог безопасности полета.

– Да зачем нам диспетчер? Мы же уже взлетели!

– Диспетчер знает воздушную обстановку. Мы нет. Если не поддерживать регламентированную связь, он не сможет нас вовремя предупредить об опасности, – спокойно объяснил командир.

Его рассудительность подействовала на Равиля.

– Ну если надо, то связывайся, – разрешил он.

Командир вышел на связь с диспетчером и доложил параметры полета, а также что все системы лайнера работают нормально. Равиль, слушая его переговоры с землей, огляделся в кабине.

Когда сеанс связи наконец закончился, он сказал:

– Ну что, в ногах, как говорится, правды нет. Давай располагаться, Джан. Я сяду вот здесь, прямо под стенкой, а ты в кресло бортинженера. Эй! А ну быстро встал!

Бортинженер посмотрел на Равиля и тут же покосился на командира.

– Если я говорю быстро, значит, быстро! – прикрикнул Равиль.

Его здорово раздражало то, что члены экипажа каждый раз, когда он им что-то приказывал, по привычке ждали одобрения командира.

– Освободи место, Сергей, – поспешно сказал командир, пытаясь разрядить обстановку.

– А ты не лезь! – осадил его Равиль. – Твое дело – крутить штурвал! А кому куда сесть, буду говорить я!

Бортинженер быстро поднялся. Равиль махнул пистолетом:

– В угол садись! На пол! Живо!

Бортинженер двинулся в правый задний угол кабины, но по дороге проговорил:

– Оттуда я не смогу наблюдать за приборами.

– Надо будет за чем-то понаблюдать, командир скажет мне! А я тебе! – отрезал Равиль.

С одной стороны, шахидам было необходимо, чтобы все члены экипажа нормально исполняли свои штатные обязанности. С другой – Равилю с Джаном нужно было расположиться в кабине таким образом, чтобы контролировать экипаж. А для этого нужно было, чтобы Джан сел в боковое кресло.

Когда бортинженер прошел в угол и опустился на пол, Равиль кивнул:

– Садись, Джан!

Джан прошел к опустевшему креслу и сел в него. Кресло было обращено спинкой к правому борту. Теперь слева от Джана сидел в углу бортинженер, справа за штурвалом – второй пилот. Сам же Равиль опустился на пол у левого борта кабины метрах в двух позади командира.

С этого места он видел всех троих членов экипажа и мог в любой момент отреагировать на любое их действие. Небрежно опустив пистолет, Равиль посмотрел на дверь кабины и вдруг вспомнил о камере.

26
Борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

Опустившись на спинку кресла, Виктор посмотрел на часы. С момента взлета прошел уже почти час. Обстановка на борту за это время, если так можно было выразиться, стабилизировалась. Скуластый террорист расположился со своей сумкой в одном из кресел бизнес-класса. Он наблюдал за условной границей салона, однако к ней никто не приближался, поэтому никаких действий террорист не предпринимал. Из-за этого пассажиры осмелели настолько, что уже без боязни поднимались, чтобы сходить в туалет. Другие негромко переговаривались.

Виктор откинулся на подголовник и прикрыл глаза. Несмотря на столь умиротворяющую атмосферу на борту, он испытывал все большую тревогу. Опыт подсказывал ему, что что-то здесь не так. «Боинг» был захвачен не благородными разбойниками, а безжалостными террористами. И они не могли вдруг ни с того ни с сего стать белыми и пушистыми.

У них была цель. Ради достижения которой они не моргнув глазом убили сотрудника службы безопасности и чуть не убили Логинова. Человеческие жизни для них вообще не имели никакого значения. Если они оставили в покое пассажиров, то только потому, что им так было нужно. Для достижения своей цели.

И тут Виктора вдруг словно молния пронзила. Резко открыв глаза, он сел ровно и уставился невидящим взглядом в спинку переднего кресла. Из того, что террористов абсолютно перестали интересовать пассажиры, следовало, что их теперь интересовал исключительно самолет.

Логинов быстро вытащил телефон. Откинувшаяся в кресле с закрытыми глазами Анжела встрепенулась и посмотрела на него. Виктор нарочито спокойно сказал:

– Все в порядке, отдыхай, – на счастье, сигнал сети был, хотя и слабый. И Виктор добавил: – Пойду схожу в туалет.

Он начал подниматься, и тут Анжела сразу же потянулась к своей сумке, сказав:

– Я тоже с вами, заодно.

Виктор про себя выматерился, но возражать не стал. Как и любая журналистка, она интуицией чувствовала, когда от нее пытаются что-то скрыть. Попытайся Виктор оставить ее под любым благовидным предлогом, она непременно уловила бы фальшь и снова устроила бы показательную истерику.

– Идем, – пожал плечами Виктор. – Только спокойно.

Анжела, подхватив свою сумку, кивнула. Установившаяся в салоне атмосфера расслабила ее. Виктор внешне тоже сохранял невозмутимость, хотя давалось это ему непросто.

Осторожно выбравшись в проход, он направился в хвост самолета. Анжела пристроилась за ним. У туалетов Виктор оглянулся. В салоне все было спокойно.

– Тебя ждать, если я раньше управлюсь? – спросил Виктор, шагнув к левому туалету.

– Да, подождите меня, пожалуйста. – сказала Анжела. – Я быстро.

Виктор молча кивнул, и они разошлись. Войдя в туалет, Виктор быстро заперся и вытащил телефон. На нем темнело уже только два сегмента индикатора сети, и Виктор торопливо позвонил.

– Да, – донесся слегка искаженный ответ замдиректора.

– Вы слышите меня? – уточнил Виктор.

– Да. Более-менее. Что-то случилось, Логинов?

– Пока нет, но, думаю, случится. По дороге или в Краснодарском крае!

– Что ты хочешь этим сказать?

– Вы не в курсе, сейчас там в государственных резиденциях кто-то отдыхает?

– А, вон ты о чем. Нет. Кто-то отдыхает, наверное, но первые лица в Москве.

– Понятно. Тогда у террористов какая-то другая цель.

– Цель?

– Да, цель, товарищ генерал. Они не трогали пассажиров, потому что не собираются садиться в Анапе. Я уверен, они попытаются атаковать какой-то объект. Именно поэтому у татарина в поясной сумке и лежат наркотики.

– Стоп, Логинов, это твои предположения или?..

– Это мои выводы, товарищ генерал, основанные на анализе собранной информации.

– Ты уверен в этом?

– Да. Поэтому прошу разрешить мне перейти к активным действиям.

– Каким действиям?

– Пока по добыче информации.

– Логинов, – вздохнул замдиректора. – Мы же уже это обговаривали…

– Товарищ генерал, пассажиры самолета так и так обречены! – сказал Виктор. – Это я вам говорю не как пассажир, а как аналитик.

– Ты понимаешь, что твои выводы, если, не дай бог, что случится, к делу не пришьешь?

– Понимаю, товарищ генерал. Но ради того, чтобы прокурорские не таскали вас в случае чего, я не собираюсь ждать, пока террористы гробанут самолет со всеми пассажирами. И меня, кстати, вместе с ними.

– Логинов! Ты говори-говори, да не заговаривайся!

– А я и не заговариваюсь, товарищ генерал! Я, извините, боевой офицер, и с террористами сталкиваюсь не в первый раз. Поэтому все их повадки знаю назубок. И если я говорю, что они будут атаковать какой-то объект, то делаю это с полной ответственностью. В общем, если вы не дадите мне разрешения на активные действия, я беру ответственность на себя.

– Я понял, Логинов. Но такое разрешение я могу тебе дать только с санкции руководства.

– У меня нет времени ждать, пока вы получите санкцию!

– Ну, тогда действуй, Логинов, – вздохнул генерал. – А я доложу кому надо.

– И еще одно. Хорошо было бы мне знать, какие объекты повышенной опасности вроде ГЭС, АЭС и химических производств располагаются неподалеку от трассы «Боинга».

– Хорошо, я сейчас дам команду быстро собрать информацию. А ты там смотри! Рискуй, но с умом!

– Есть, товарищ генерал!

Логинов отключил телефон и нажал на спуск воды. После чего резко открыл дверь.

– Ой! – невольно вскрикнула Анжела, отскакивая назад.

– Что, подслушивала? – хмуро спросил Виктор.

– Кто – я? Нет! Просто вас долго не было и…

– Подслушивала, – констатировал Виктор.

– Я ничего не услышала, – виновато отвела глаза Анжела. – Только что вы с каким-то генералом разговаривали.

– Ладно, идем, – вздохнул Виктор, направляясь в салон.

– А что он вам сказал? – быстро спросила пристроившаяся сзади Анжела.

– Что любопытной Варваре на базаре нос оторвали, – бросил через плечо Виктор.

27
Борт самолета «Боинг-737»,
кабина пилотов

При подготовке к теракту шахидам сообщили о том, что в самолетах снаружи над дверью кабины пилотов установлена камера видеонаблюдения – чтобы летчики могли видеть, кто хочет войти в кабину. С учетом этого и разрабатывался план захвата самолета. Однако захват пришлось проводить не совсем по первоначальному плану, и обо всем этом Равиль вспомнил только теперь, присев на пол и посмотрев на дверь.

– Эй, а почему у нас камера не показывает? – спросил он, повернув голову.

Командир и второй пилот оглянулись.

– Я тебя спрашиваю! – кивнул Равиль командиру.

– Какая, простите, камера не показывает? – спросил командир.

– Та, которая в коридоре стоит!

– А, – сообразил командир. – Монитор не включен, вот и не показывает.

– Так сделай, чтоб показывала!

– Сейчас.

Командир потянулся куда-то вниз и нажал кнопку.

– Вот, теперь показывает, – сказал он.

Равилю пришлось подняться, поскольку то, к чему потянулся командир, было закрыто от него летным креслом. Сделав несколько шагов, татарин увидел небольшой плоский телевизор – вроде тех, что устанавливают под передними стеклами своих машин таксисты, чтобы коротать время в ожидании заказов.

 

– А почему он такой маленький? – невольно спросил Равиль.

– Гм-м… Это надо спросить у конструкторов корпорации «Боинг». Но вообще-то в кабине все по возможности делается поменьше. В целях экономии места. Приборов и так очень много, – кивнул на многочисленные панели командир.

Изображение на жидкокристаллическом мониторе было четким, однако, чтобы видеть его как следует, смотреть на экран нужно было под определенным углом. И Равилю пришлось наклониться вперед между кресел.

Камера показывала предбанник. В верхней части экрана виднелись ближайшие к проходу кресла первого ряда. Те, что располагались под иллюминаторами, были закрыты расположенными по бокам перегородками. На одном из кресел сидела стюардесса. Точнее, ее было видно только по пояс. Айада не было видно вообще, и Равиль сказал:

– А ну-ка, поверни ее! В смысле, подними!

Командир, посмотрев на второго пилота, сказал:

– Она установлена стационарно и не поворачивается.

– Какой дурак ее придумал! – передернул плечами Равиль, но вспомнил, что в самолете должны быть и другие камеры – в самом салоне.

– А ну-ка, включи другую! – сказал он. – Чтоб пассажиров было видно!

Командир наклонился и, протянув руку к монитору, нажал кнопку. Изображение тут же поменялось. Теперь на мониторе был виден сужающийся к хвосту салон. Айада не было и на этом изображении.

– Давай следующую! – приказал Равиль.

Командир снова переключил камеру. Следующая картинка оказалась очень похожей на предыдущую. Несколько мгновений спустя Равиль сообразил, что это изображение с камеры, установленной в хвосте «Боинга». Были видны спинки кресел и проход. Только Айада по-прежнему не было видно.

– Еще камеры есть? – спросил Равиль.

– Да, в бизнес-классе, только она неудачно расположена… – кивнул командир.

Появившееся следом изображение было разделено как бы на две части. Справа было что-то темное и непонятное. Слева в ракурсе сверху был виден Айад с сумкой. Голова у него была огромная – как у головастика, ноги – совсем короткими. Айад беззвучно шевелил губами.

Равиль понял, что он что-то говорит пассажирам, и спросил, указав пальцем на правую половину монитора:

– А это что?

– Это перегородка бизнес-класса, – объяснил командир. – В стандартной комплектации в салоне пять рядов бизнес-класса. По идее, эта камера должна показывать их. Но на наших бортах число бизнес-мест сократили. Соответственно, и перегородка оказалась не за, а перед камерой.

– В общем, хотели как лучше, а получилось как всегда, – кивнул Равиль.

– Можно и так сказать, – пожал плечами командир. – Просто перенос камеры технически очень сложен. Надо вскрывать все линии связи, а это чревато их нарушением. Поэтому так и оставили.

За время этого разговора Айад на мониторе повернулся чуть назад, потом что-то еще сказал, наконец развернулся и ушел, сразу же скрывшись за перегородкой.

– Ладно, включи ту, что над дверью, – сказал Равиль.

Командир вывел на монитор самое первое изображение. Оно осталось практически без изменений. Те же две перегородки по бортам и выглядывающие в верхней части экрана ноги стюардессы. Равиль понял, что Айад расположился сразу за перегородкой, и откинулся спиной назад к стене.

28
Борт самолета «Боинг-737»,
пассажирский салон

– Слушай, Анжела, – сказал Виктор, – мне нужна твоя помощь.

– А что надо делать? – немного растерянно спросила радиоведущая.

– Я хочу пересесть вперед.

– Зачем? – быстро спросила Анжела.

– Генерал приказал, – пожал плечами Виктор. – Чтоб во время штурма я был поближе к террористу. Поняла?

– Да… – сглотнула Анжела. – А от меня что требуется?

– Чтобы ты отвлекла его внимание. А я за твоей спиной быстро прошмыгну и сяду.

На лице радиоведущей отразился испуг. Глядя на Виктора широко открытыми глазами, они спросила:

– А чем я его должна отвлечь?

– Попросишь свой чемодан. Он же так и остался впереди у двери, – напомнил Виктор.

– А как я ему это скажу?

– Скажешь, что извиняешься. А потом спросишь, нельзя ли тебе взять из своего чемодана кое-что. Потому что тебе очень надо. Вот и все.

Анжела облизнула губы и опасливо повернула голову к носу самолета.

– А если он… спросит, что мне нужно взять?

– Скажешь, что средство для женской гигиены. Но он не спросит. Он просто наорет на тебя и прикажет убираться. И ты сразу же развернешься.

– Я боюсь, – вздохнула Анжела.

– Так, значит, нет?

– Я попробую… Если надо.

– Надо, – кивнул Виктор. – Очень надо.

– Хорошо, – сцепила руки Анжела. Глубоко вздохнув, она выпрямилась: – Идти?

– Не сейчас, – тронул ее левой рукой Виктор. – Сперва надо попросить у кого-нибудь какую-нибудь куртку для меня.

– Для маскировки? – догадалась Анжела.

– Да. Или свитер какой-нибудь свободный. Тоже подойдет.

– Хорошо, – поднялась Анжела.

По привычке она потянулась было за сумкой, но, сообразив, что она будет лишней, махнула рукой. Виктор, поджав ноги и посторонившись, сказал:

– Только когда вернешься, сядешь в передний ряд, ладно? Мне так удобнее будет незаметно пристроиться к тебе.

– Хорошо! – кивнула Анжела и выбралась в проход, протиснувшись мимо Виктора.

Тот проводил ее напряженным взглядом. Пока он врал достаточно убедительно, но Анжела могла почувствовать фальшь в любой момент. Идя по проходу, она миновала пустой ряд и еще один, а потом наклонилась к крайнему креслу слева. Из-за его спинки проглянула лысина с венчиком бесцветных волос.

– Извините, пожалуйста, – обратилась Анжела к ее владельцу. – Вы не дадите моему мужу свою кофту? А то он ранен, и его знобит! Я заплачу…

– Да что ты, дочка? Какие деньги? На, бери, конечно.

– Спасибо большое! Спасибо! – быстро проговорила Анжела.

Владелец лысины протянул ей толстую кофту с молнией от груди до ворота, которую обычно называют толстовкой. Анжела благодарно кивнула и развернулась. Высунувшийся в проход Виктор кивком напомнил ей, чтобы она села в передний ряд.

Анжела пристроилась в крайнем кресле и просунула Виктору кофту назад. Тот взял ее и сказал:

– Отдохни. Надевать ее мне, чувствую, придется долго.

– Может, помочь? – оглянулась в щель между спинками Анжела.

– Да нет. Я лучше сам, – отмахнулся от нее Логинов.

Первым делом он осторожно натянул правый рукав на раненую руку. Процедура оказалась довольно болезненной и заняла минуты две, а то и больше. Растревоженная рука начала отдавать болью в спину и грудь, и Виктор ненадолго оставил ее в покое.

Чуть передохнув, он просунул руку в левый рукав. К счастью, толстовка оказалась размера на четыре больше, так что особых усилий для этого ему прилагать не пришлось. Наконец одевшись полностью, Виктор покосился на соседку напротив. Та уже перестала молиться и теперь смотрела в иллюминатор.

Кроме соседки, была еще и установленная в хвосте салона под потолком камера видеонаблюдения. Точнее, камер в салоне было две – одна в хвосте, другая – в носу. Однако для обеих камер Виктор сейчас находился в мертвой зоне. Поэтому он, не сводя с соседки глаз, приподнял правую ногу и быстро вытащил из-за ремешка пистолет. После этого Виктор, чуть прогнувшись, сунул его в карман брюк. Соседка так и смотрела в иллюминатор.

Виктор торопливо оправил толстовку и вздохнул. Обстановка в салоне мало чем отличалась от обстановки обычного рейса. Убаюканные террористами пассажиры ни о чем не догадывались, думая, что самолет приземлится в Анапе. И только Логинов понимал, что террористы собрались превратить захваченных на борту «Боинга» людей в камикадзе.

– Ну что, Анжела, готова? – спросил Виктор, подавшись вперед.

– Да… – сказала радиоведущая, но ее голос Виктору не понравился.

– Ты точно готова? – переспросил он, выглянув из-за спинки кресла.

– Да! Только меня немного к-колотит…

– Это ничего, – успокоительно сказал Виктор. – Сейчас пройдет. Откинь голову. Закрой глаза… Расслабься… Твои руки становятся тяжелыми. Они словно наливаются свинцом. Ты чувствуешь их тяжесть. Они такие тяжелые, что ты не можешь ими даже пошевелить. А теперь по ним разливается тепло. От кончиков пальцев к запястьям. Как будто ты медленно-медленно опускаешь их в теплую воду. Тепло поднимается все выше. От запястий оно медленно разливается к локтям, потом к плечам. Ты чувствуешь, как твои плечи становятся теплыми…

Виктор умолк. Анжела, откинувшаяся на спинку переднего кресла, задышала ровно и ритмично. Виктор ждал. Наконец радиоведущая расслабленным голосом проговорила:

– Здо€рово… Как будто лежу на воде в теплом море.

– Лежи, – сказал Виктор. – Нам спешить некуда. Как будешь готова, скажешь.

Подавшись назад, он высунул голову в проход и сидел так, пока Анжела не подала голос:

– Вы где?

– Здесь! – отозвался Виктор.

– Кажется, я готова… Идти?

– Да, – сказал Виктор. – На всякий случай напоминаю, что говорить: сперва извинишься, потом спросишь, нельзя ли тебе взять кое-какие вещи из твоего чемодана.

– Я помню, – сказала Анжела.

– Ну, тогда вперед! – бодро сказал Виктор.

На самом деле чувствовал он не бодрость, а невероятное напряжение.

– Так я пошла? – приподнялась Анжела.

– Да, давай, – как можно спокойнее сказал Виктор и невольно сглотнул.

От того, насколько успешной станет предстоящая комбинация, зависело слишком многое. Практически все. К счастью, об этом знал только он, и больше никто.

Анжела поднялась и посмотрела на Виктора. Тот ей ободряюще улыбнулся. Анжела тоже попыталась улыбнуться, но у нее улыбка вышла будто резиновая.

– Давай, – кивнул Виктор.

Анжела глубоко вздохнула, как перед прыжком в холодную воду, и наконец развернулась. Виктор немного выждал и пошел следом за ней. Двигатели успокоительно гудели, пассажиры негромко переговаривались. На Анжелу с Виктором никто особого внимания не обращал.

Радиоведущая шла словно на эшафот. Метров через пять она не выдержала и оглянулась. Виктор ободряюще кивнул ей. Это придало Анжеле сил, и она двинулась дальше уже увереннее.

Виктор поначалу держался на расстоянии около трех метров за ней, потом стал постепенно отставать. Когда Анжела поравнялась с седьмым рядом, скуластый террорист наклонился в проход и уставился на нее.

Он расположился справа, во втором ряду, сидя боком на просторном кресле бизнес-класса. Отставший Логинов спокойно наклонился к какому-то пассажиру в очках и сказал:

– Извините, у вас курить случайно не будет? А то у меня сигареты в багаже остались!

Пассажир недоуменно посмотрел на Виктора, потом ответил, автоматически взявшись за дужку очков:

– Нет. Я не курю.

– Извините, – изобразил смущение Логинов.

В этот момент скуластый террорист громко сказал:

– Эй! А ну, стой!

Его обращение застигло Анжелу у пятого ряда кресел. Скуластый, видимо, успел запомнить пассажиров передних рядов, поэтому насторожился. Анжела тут же остановилась и быстро заговорила тонким от волнения голосом:

– Извините, пожалуйста! Я просто хотела спросить: мне можно взять кое-какие вещи из моего чемодана?

– Какого еще чемодана? – подозрительно оглядел ее террорист.

– Извините еще раз! – повторил Виктор пассажиру в очках.

Он продолжал общение с ним для того, чтобы скуластый по возможности не связал его появление в передней части салона с появлением Анжелы.

– Да ничего… – недоуменно посмотрел на Логинова пассажир в очках.

– Не обижайтесь, хорошо? – проговорил Виктор, незаметно косясь в нос самолета, и протянул пассажиру левую руку.

Тот чисто автоматически пожал ее, хотя поведение Логинова явно казалось ему не слишком адекватным. Анжела тем временем тонким голосом сбивчиво объяснила скуластому:

– Ну мой чемодан! Который остался возле двери, то есть возле входа! Когда мы с трапа зашли…

Тут террорист наконец понял, о чем речь. Логинов, почувствовав, что он сейчас оглянется, быстро сунул левую руку в карман. Пассажир в очках, опасливо посмотрев на него, невольно отшатнулся. В тот самый момент все и произошло…

С этой книгой читают:
Люди-торпеды
Максим Шахов
149
Гвардия президента
Максим Шахов
149
Верхом на атомной бомбе
Максим Шахов
149
Мы ударим первыми
Максим Шахов
149
Сезон охоты на «кротов»
Максим Шахов
149
Развернуть
Другие книги автора:
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»