Возьми меня за рукуТекст

6
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Возьми меня за руку
Возьми меня за руку
Возьми меня за руку
Бумажная версия
499
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Это произведение целиком и полностью является художественным вымыслом. Все имена, персонажи и события – плод воображения автора. Любое сходство с реальными людьми, а также событиями или местами, случайно.


M. J. Ford

HOLD MY HAND

© M. J. Ford 2018

Published in the Russian language by arrangement with AM HEATH & Co Ltd and Andrew Nurnberg Literary Agency

Russian Edition Copyright © Sindbad Publishers Ltd., 2020

© Издание на русском языке, перевод на русский язык. Издательство «Синдбад», 2020.

* * *

Ярнтон, пригород Оксфорда, 26 июля 1987 года

Где-то кричала девочка, но крик растворился в воздухе и сменился заливистым смехом. Войдя с братом в главные ворота, Джози сразу же заметила у вертушек Ким и Бек и потянула его за руку.

– Не отходи далеко, – сказал Пол, выпустив через ноздри две струйки табачного дыма. Он закурил первую сигу, как только папина машина скрылась из виду, и теперь дымил, стоя в очереди. Джози не понимала, зачем люди курят: как-то раз она сделала затяжку и чуть легкие не выплюнула.

Папа заставил пообещать, что она не отойдет от брата ни на шаг, но Ким и Бек тоже было всего по восемь, и Джози знала, что родители запросто отпускают их гулять одних. И правильно. Папа только зря волнуется. Что такого может случиться?

Джози увидела Келли Адамс с мороженым и помахала рукой.

Ярмарка с аттракционами стояла тут уже неделю, но на следующий день должна была переехать в другой городок. Судя по квадратам примятой желтой травы, изредка попадавшимся на глаза, некоторые палатки уже свернулись. Первые несколько дней дождило, и на размытой земле еще оставались грязные лужи. Джози сжимала в запотевшей ладошке бабушкины 50 пенсов и гадала, что они ей сегодня принесут.

Внезапно брат застыл как вкопанный, и Джози заметила Хелен Смит в окружении стайки подруг. Все говорили, что Пол и Хелен уже сделали это, и Джози помогала распространять слухи, делая вид, будто знает, что это такое, и чувствуя себя немного особенной: благодаря брату к ней относились с уважением. На Хелен была джинсовая куртка, поверх которой рассыпались густые белокурые локоны.

Пол бросил сигарету и затер ее пяткой кроссовки.

– Пошли, – сказал он, беря сестру за руку.

Та не сдвинулась с места.

– Я не хочу торчать с тобой и Хелен Смит, – сказала она.

Пол замер в нерешительности, потом посмотрел на часы.

– Ладно, – ответил он. – Встречаемся тут в три часа. И не вздумай сказать папе, что я тебя оставил.

Джози покачала головой:

– Ай-ай-ай.

Пол улыбнулся ей:

– Будь осторожна. И не разговаривай с незнакомцами!

Джози уже неслась к тому месту, где видела Ким и Бек, но те успели куда-то уйти. Она решила было прокатиться на вращающихся чашках – по 10 пенсов заезд, – но раздумала. Нужно сначала все разведать и потратить деньги с умом.

Джози не спеша брела сквозь толпу мимо вереницы палаток, в которых можно было пострелять из воздушек, побросать теннисными мячиками по кокосам или половить призы пластиковыми удочками. На автодроме дети с визгом врезались друг в друга на бамперных машинках. Перед домом с привидениями скучающий дядька с серым лицом и разводами бутафорской крови на щеке брал деньги у выстроившихся в очередь посетителей. В самом центре расположилось шапито: огромный шатер в красно-белую полоску с флагами на двух башнях и длинными канатами, крепившими конструкцию к земле. Джози направилась туда. Мимо просеменил клоун на ходулях.

Перед шатром натянули ленты, чтобы упорядочить очередь, но ворота были перегорожены. Вывеска у входа обещала «ужасы и фокусы» каждые три часа, но ближайшее представление начиналось только в полтретьего. Джози слышала, что там собака ездит верхом на лошади, люди дышат огнем и еще кто-то жонглирует пилами. Говорили, что в первый вечер Том Бэнкс из четвертого класса вызвался, чтобы его распилили надвое, хотя ходили слухи, будто в другом городе кто-то погиб во время представления, но труппа замяла дело.

Джози зашагала дальше, и тут на глаза ей попалась футбольная палатка. Это уже кое-что. Она поспешила туда, по пути нащупывая в кармане деньги. Нужно было встать за линию и бить по мячу так, чтобы он попадал в отверстия в стенке на дальнем конце. Те, что располагались пониже, были большими, а вот самое верхнее – почти таким же, как сам мяч. На стенах по обе стороны висели призовые плюшевые мишки и сладости. Один мальчик уже играл. Джози решила, что ему, должно быть, тоже около восьми или чуть меньше. Одет он был в ярко-красную футболку, как у игроков «Ливерпуля» нового сезона. Джози просила такую на Рождество, из-за чего над ней долго подтрунивал брат. Он говорил, что Ливерпуль от них бог знает где и она просто болеет за того, кто на слуху, как и остальные такие же «фанаты». Пола не смущало, что сестра может перечислить весь состав и сказать, кто под каким номером играет. Впрочем, не важно. Родители по ошибке купили ей футболку «МЮ», которую она, конечно же, ни разу не надела.

Мальчик тем временем ударил по мячу. Тот отскочил от края верхнего отверстия.

– Не повезло, приятель, – развел руками хозяин палатки, мужчина со смешной короткой бородкой и кривым носом. – Еще разок?

Мальчик покачал головой. У него были коротко стриженные рыжие волосы и усыпанное веснушками лицо. Посередине пухленького подбородка виднелась ямка. Казалось, мальчик вот-вот заплачет.

– Почем игра? – спросила Джози.

– Здравствуй, душенька, – улыбнулся мужчина, сверкнув золотым зубом. – Пять пенсов за два мяча, десять пенсов за пять.

Джози протянула ему свои 50 пенсов.

– Пять мячей, пожалуйста.

Мужчина бросил монетку к себе в фартук и выдал взамен четыре десятипенсовика. Потом выкатил мяч.

– Вперед, золотце.

Джози аккуратно установила мяч на линии и отошла на пару шагов. Мальчик остался и теперь внимательно наблюдал за происходящим.

Первый мяч отскочил от панели и близко не задев отверстие, но Джози постаралась не подавать виду, что расстроена. Краем глаза она заметила, что смотритель скрестил на груди руки. Думает, что у нее ничего не выйдет, – вероятно, потому что она девочка. Веснушчатый, небось, того же мнения. Шел бы он своей дорогой.

Я им покажу…

Второй удар получился еще хуже первого: мяч чуть не вылетел за панель. Смотритель бросил его обратно.

– Не торопись, – сказал он.

Джози не понравился его снисходительный тон, и она нарочно ударила как можно скорее. Мяч едва не проскочил в среднее отверстие! Джози мельком глянула на смотрителя: ну как? Тот улыбался ей.

– У тебя получится, – тоненьким голоском обнадежил ее рыжеволосый мальчик.

– Сама знаю, – бросила Джози, моментально вогнав мальчика в краску. Она еще никогда не видела, чтобы люди так краснели, – будто нажали выключатель, который полностью поменял цвет лица. Теперь Джози в самом деле не стала спешить и глубоко вдохнула, прежде чем ударить по мячу. Тот полетел по ровной дуге вперед и провалился в верхнее кольцо, едва коснувшись стенок.

– Ура! – выкрикнула она, победоносно тряся кулаком.

Смотритель уже снимал с верхнего призового ряда большущего плюшевого мишку.

– Думаю, ты могла бы стать профи, – сказал он. – Вот, держи: хорошенький мишка для хорошенькой девочки.

Джози не понравилось, как он это сказал и как при этом на нее смотрел.

– Я с братом, – сообщила она и добавила: – Ему пятнадцать.

Она схватила свой приз. Игрушка была размером почти с нее, и хотя Джози уже давно переросла плюшевых мишек, это не имело значения. Она повернулась было уходить, но смотритель окликнул ее:

– Погоди, красавица, у тебя еще одна попытка.

Джози обернулась. Смотритель протягивал ей мяч. Рыжий мальчик все не уходил.

– Отдайте ему, – сказала она.

– Спасибо! – крикнул мальчик, снова залившись краской, и с радостью схватил мяч.

Джози задержалась посмотреть, но тот снова промазал.

– Знаешь что, – сказал смотритель, – все равно не годится тебе без приза оставаться.

Он достал из стеклянной банки леденец на палочке и вручил мальчику. Джози подумала, что это очень хороший поступок.

Обернувшись, она заметила в очереди за мороженым Ким и Бек и побежала к ним.

Следующий час девочки провели вместе. Ким взяла пломбир в шоколаде с ореховой посыпкой, а Бек и Джози по коктейлю с ледяной крошкой – синие, от которых языки красятся. Подруги прокатились на лодочке, вскидывая руки навстречу ветру, нещадно трепавшему им волосы. Потом прыгали в замке-батуте, пока их не выжила оттуда компания старших мальчиков. После автодрома и пары вазочек клубничного мороженого у Джози осталось всего пять пенсов, а встречи с братом ждать было еще целый час. Может, он добавит ей немножко, хотя бы десять пенсов. (По субботам Пол подрабатывал в городе: помогал в парикмахерской и получал по три фунта за выход. Родители думали, что Пол откладывает эти деньги, но по большей части они уходили на сижки.) “Вот только схожу пописать”, – подумала Джози.

Ким указала ей на ряд кабинок с тыльной стороны главного шатра. Джози решила, что при таком наплыве посетителей быстрее всего прорвется туда через шеренгу фургонов, припаркованных позади купола. Наверное, там живут все рабочие и люди, которые устраивают представления.

– Встретимся у дома с привидениями, – сказала Джози и убежала.

За главным шатром земля еще не просохла, но кое-где поверх грязи были разостланы резиновые коврики. Между фургонами вились провода, и вкупе с валявшимися повсюду мешками и корзинами для мусора картина получалась очень несимпатичная. Сами фургоны выглядели заброшенными, занавески на окнах были задернуты. Джози прибавила шагу, встревоженная внезапной мыслью, что ей, быть может, вообще нельзя тут находиться.

 

Обходя тачку, груженную мешками с песком, она вздрогнула от неожиданного движения слева. Огромный черно-коричневый пес прыгнул прямо на нее, но цепь на шее помешала ему достичь цели. Он лаял, рвался с привязи и брызгал слюной. Вообще Джози ладила с собаками, но эта явно хотела ее укусить. Дверь фургона распахнулась, и на верхней ступеньке появилась молодая женщина в синем атласном халате.

– Заткнись, Тайсон! – скомандовала она.

Пес тут же умолк, сел и облизал губы.

– Извините, – сказала Джози.

Женщина вперила в нее взгляд – почти насквозь просверлила, подумала Джози.

– Тебе нельзя тут находиться, – проговорила она и, вернувшись в фургон, закрыла за собой дверь.

У Джози все еще бешено колотилось сердце; она поспешила к передвижным туалетам. Заходить в кабинку с мишкой не хотелось, поэтому она оставила его на траве, надеясь, что никто его не возьмет. Уборная оказалась приличнее, чем ожидала Джози, но она все равно дважды тщательно вымыла руки.

Выйдя, Джози обнаружила у кабинки небольшую очередь и на минуту растерялась. В какой стороне дом с привидениями? Потом нашла взглядом главный вход и вспомнила, что это где-то рядом. Подобрав мишку, Джози зашагала в сторону центральных ворот: мимо деревьев, окаймлявших нижний край поля, и сарая с гофрированной металлической крышей, грозившей вот-вот обрушиться. В высокой траве ржавела какая-то старая сельскохозяйственная железка – вроде запчасти для трактора.

Внимание Джози привлекло мелькнувшее красное пятно: мальчик с футбольного аттракциона, на этот раз не один. За руку его держал клоун, чья красная шевелюра была почти такой же яркой, как футболка «Ливерпуля». Они уходили довольно быстрым шагом, мимо завалившейся набок ванны в грязных коричнево-зеленых разводах. Мальчик, задрав голову, смотрел на клоуна и что-то говорил, но лица клоуна не было видно, и Джози не могла понять, отвечает ли тот что-нибудь. А потом они исчезли: завернули за сарай с гофрированной крышей, и где-то на полпути к деревьям на нижнем краю поля Джози потеряла их из виду. Странно, зачем им туда? Там не было никаких аттракционов, никаких палаток.

На мгновение Джози замерла. По груди разлилось и подкатило к горлу странное тепло. Она задумалась, не пойти ли за мальчиком с клоуном, – просто убедиться, что все в порядке, – но что-то мешало ей сдвинуться с места. Возможно, клоун – это папа мальчика или его дядя. А ей пора: Ким и Бек ждут. Джози пошла дальше. Ей хотелось оглянуться, но она не стала этого делать.

У дома с привидениями не было очереди, и девочки на последние деньги купили по входному билету. Внутри оказалось страшнее, чем снаружи: бредешь в кромешной темноте, со стен на тебя что-то прыгает, а в одном месте из-за голограммы кажется, будто в зеркале из-за плеча у тебя выглядывает ведьма. Больше всего пугали звуки: доносившиеся отовсюду скрипы, вздохи и шорохи. Джози втайне радовалась, что пошла не одна, а с подругами, и при каждом новом потрясении крепко прижимала к себе плюшевого мишку. Ким так визжала, что, когда подруги выскочили на улицу, у Джози все еще звенело в ушах.

– Дилан?

Мимо дома с привидениями широко шагала женщина примерно тех же лет, что и мама Джози. Она звала:

– Дилан!

Лицо ее раскраснелось, глаза бегали из стороны в сторону. Ее ищущий взгляд скользнул по Джози с подругами, задержался на короткий миг и полетел дальше. Увидев мужчину, сидевшего за столиком администратора, женщина спотыкаясь, не разбирая дороги бросилась к нему, чуть не сбив по пути двух подростков.

– Не могу найти своего сына, – сказала она.

Мужчина, у которого были пышные усы и красное одутловатое лицо, на минуту опешил.

– Дети отсюда не выходили. Сколько ему лет?

– Семь, – ответила женщина. Она поставила ладонь на уровне бедра. – Примерно такого роста. На нем была красная футболка. Я буквально на секунду отвернулась.

В груди Джози снова разлилось тепло. Ее охватило беспокойство, дыхание участилось и сделалось каким-то странным.

– Пошли отыщем твоего брата, – сказала Ким. – Жуть как хочется покататься на той лодочке!

– Думаю, он сейчас кувыркается где-нибудь в кустах, – сказала Бек.

– Ага, – рассеянно отозвалась Джози. Она смотрела на женщину, которая уже отошла от стола и, приложив ладони ко рту, кричала:

– Дилан!

В ее голосе слышалась паника.

– Наверное, он со своими приятелями, – предположил администратор.

– Нет у него никаких приятелей! – огрызнулась женщина.

– Успокойтесь, милая. Объявится ваш сын.

Джози подошла ближе. Она чувствовала себя такой мелкой.

– Прошу прощения, – проговорила она. – Кажется, я его видела.

Женщина повернулась, и ее испуганный и растерянный взгляд в одно мгновение сделался сосредоточенным. Подлетев к Джози, женщина вцепилась ей в плечи так, что стало больно.

– Дилана? Где? Где ты его видела?

Джози кое-как показала в сторону построек на краю поля:

– Там. С клоуном.

– С каким клоуном? – спросил администратор, внезапно заинтересовавшись. Он встал со стула, и между его брюками и свитером мелькнула тоненькая полоска голого живота.

– С красными волосами, – ответила Джози. – Они держались за руки.

Женщина ослабила хватку, и с лицом у нее случилось что-то такое, чего девочка никогда раньше не видела: оно как будто смялось. Из ее груди раздался вой, точно вырванный силой. Потом женщина пустилась бежать. Спустя несколько секунд администратор вперевалочку пошел следом. Джози осталась на месте, гадая, правильно ли она поступила.

– Пойдем, – сказала Ким. – Мы тут ничем не поможем.

– Вон твой брат, – сказала Бек, и Джози увидела Пола, несшего на плечах Хелен Смит, будто трофей, добытый в одном из шатров. Джози медленно повернулась на 360 градусов, разглядывая аттракционы, палатки и флаги, развевавшиеся над главным куполом. Она высматривала красную футболку «Ливерпуля», просто чтобы убедиться, что рыжеволосый мальчик по имени Дилан в порядке. Но что-то подсказывало Джози, что это не так.

Глава 1

Пятница

Джо старалась не обращать внимания на вибрацию в кармане куртки и сосредоточиться на том, что говорит доктор Каспарян.

– …Стоимость витрификации начинается с трех тысяч фунтов за один забор яйцеклеток, но на последующие процедуры предоставляются скидки.

– Считаете, мне стоит это сделать?

Доктор – загорелый, спортивный, в дорогих с виду очках в тонкой оправе – развел руками.

– В большинстве случаев первая стимуляция позволяет получить больше одной яйцеклетки. Конечно, с вероятностной точки зрения, чем больше циклов оплодотворения, тем больше шансов зачать. – Он бросил взгляд на лежавшие перед ним бумаги. – По статистике, в вашем возрасте каждая попытка приводит к успешной беременности с вероятностью двадцать два процента.

– Шансы один к пяти, – подытожила Джо.

– Немного выше, – отозвался врач.

Все равно не ахти. Телефон угомонился.

Доктор сочувственно склонил голову и снял очки.

– Мисс Мастерс, я понимаю, на такой шаг трудно решиться в любом возрасте: и в двадцать лет, и позже. Никакое репродуктивное лечение не дает стопроцентной гарантии. Но могу уверить, что у нас, в клинике «Светлое будущее», делают все возможное, чтобы обеспечить наилучший сервис и результаты. Наши протоколы отвечают самым высоким стандартам медицинских технологий в этой отрасли. Цифры говорят сами за себя: мы в первой десятке клиник по проценту успешности.

– Значит, три тысячи? – проговорила Джо. Если ее повысят до инспектора, это не будет проблемой. – У таких яйцеклеток может истечь срок годности?

Доктор улыбнулся.

– На практике такого не бывает, нет.

– Могу я вносить оплату частями?

– Э-э… – немного опешив, протянул врач, – обычно мы так не делаем.

Джо посмотрела ему прямо в глаза. Не тушуйся, говори прямо.

– Понятно. Но вы можете так сделать?

Господи, я почти умоляю.

Доктор первым отвел взгляд.

– Тут следует учитывать этические соображения, – ответил он. – Если мы заморозим ваши яйцеклетки, а потом, по независящим от вас причинам, произойдет просрочка выплаты взносов…

– Значит, нет?

Доктор снова надел очки.

– Если позволите, я отлучусь на минутку. Постараюсь обсудить ваш вопрос с коллегой.

Джо кивнула. Врач поднялся из-за стола и вышел, оставив ее одну в шикарной приемной.

Джо скользила взглядом по шкафам темного дерева, строгим очертаниям мебели, книгам, аккуратно расставленным на полках. Идеальный, стерильный порядок. Интересно, сколько зарабатывает консультирующий гинеколог? Наверное, до хрена больше сержанта полиции Эйвона и Сомерсета. На столе стояла одна-единственная фотография в рамке. Джо подалась вперед, чтобы разглядеть, что там изображено. На снимке доктор Каспарян был с мужчиной, вероятно своим партнером, – темные волосы, ухоженная борода, около пятидесяти, но лицо такое беззаботное, что можно дать на десяток меньше, – и двумя мальчиками-подростками. Все вместе сидят на кожаном диване с веселым видом. И тоже кажутся идеальными.

Рада за них.

Дверь открылась, и Джо поспешила откинуться на спинку кресла.

– Хорошие новости, – объявил доктор. – Оплату можно разделить на шесть ежемесячных взносов. Пусть секретарь начинает готовить документы, или вы предпочли бы подумать и принять решение позднее? Время терпит.

Терпит? Легко вам говорить.

Она предпочла бы рассрочку на год, просто на всякий случай, но и полдюжины взносов, наверное, потянет.

– Да, пожалуйста, – проговорила она и через силу добавила: – Спасибо.

В кармане опять жужжал телефон.

Твою мать, Бен, оставь меня в покое. Хоть на десять минут.

* * *

Оформление бумаг не отняло много времени, но вопросы ей задавали чем дальше, тем интимнее.

Начали с простого. Имя (Жозефина Мастерс); адрес (она назвала квартиру, которую снимала в южной части города: не хотела, чтобы письма из клиники случайно попали к Бену); дата рождения (спасибо, лишний раз напомнили); профессия (коп). Сведения о состоянии здоровья. Образцовая санитарная книжка, если не считать шрама, заработанного в прошлом году; потребление алкоголя (все иногда врут, верно?); курение (не курю, но сейчас бы душу дьяволу продала за сигарету); последние месячные (18-го); последний половой акт (неудачный); последняя беременность (тут она замешкалась, не зная, спрашивают ли ее о дате зачатия или о дне, когда случился выкидыш, но потом остановилась на втором варианте). Холеные пальчики секретарши проворно бегали по клавишам. Ей было, наверное, чуть больше двадцати: симпатичная натуральная блондинка, добившаяся сочетания элегантности и приветливости, о котором Джо в ее годы могла только мечтать.

Интересно, что эта молодая женщина думает о ней? Осуждает? Какого мнения она о сидящей напротив тетеньке под сорок с очевидными «гусиными лапками» и отросшими корнями крашеных волос, одетой в темно-синий костюм средней руки и практичные туфли? Удивляется, как Джо тут оказалось и где ее партнер, если…

Жозефина, ты сама себя накручиваешь. Прекрати.

Банковские реквизиты заполнили в последнюю очередь. Затем подписали распечатки и назначили ориентировочную дату гормональной стимуляции. Дату требовалось согласовать с графиком дежурств, и Джо пообещала, что скоро позвонит.

Как приятно было выйти из клиники в тихую улочку под сенью собора. Летний воздух даже в тени хранил тепло. Наверное, подумала Джо, в особняке, где сейчас располагалась клиника, когда-то жили служители церкви. Теперь о коммерческом назначении здания можно было догадаться только по скромной вывеске «Светлое будущее» в списке домофона рядом с парадной дверью.

Джо проверила телефон и увидела девять пропущенных вызовов от Бена.

Было почти одиннадцать. Джо освободила для визита три часа, сказав, что везет мать к доктору в Оксфорд. У нее оставалось целых сорок пять минут до возвращения в участок и планерки перед выходными. Этим вечером Пол отмечал день рождения, а она до сих пор не купила подарок, хотя точно знала, что ему нужно. Ее брат, как и отец, начал лысеть уже в тридцать с небольшим, а Бат как раз из тех городов, где до сих пор торгуют принадлежностями джентльменского туалета. Погуглив, Джо быстро нашла перспективный магазинчик в районе Уолфорд-стрит. Она зашагала по брусчатке и влилась в толпу.

Бат, конечно, никогда не бывал особенно тихим, но летом в пятницу в районе полудня это был настоящий ад. Буйство торговли. Толкотня туристов и уличных музыкантов, группки болтающихся без дела подростков. Работники гостиниц – в основном из континентальной Европы и Южной Америки – выскакивали на обеденный перерыв. Из кафе, баров и магазинов текли бесконечные потоки людей. Там и сям виднелись истинные обитатели Бата, кормильцы Джо: наркоманы, склоненные над очередной дозой; карманники, орудующие в толпе. Мелкие преступники, без которых немыслим город, его паразиты.

 

Вырвавшись из пешеходного затора перед залами собраний, Джо скользнула в боковую улочку с длинной чередой пристегнутых к поручню велосипедов. Вот и шляпный магазин. Вначале Джо показалось, что он закрыт, но, когда она толкнула дверь, та отворилась, тихонько звякнув колокольчиком. За прилавком стоял, сгорбившись, невысокий и очень пожилой мужчина с роскошной седой шевелюрой.

– Приветствую вас! – сказал он.

Джо улыбнулась этой неожиданной галантности, но ответить не успела, потому что у нее снова зазвонил телефон. На этот раз вибрация была другой.

– Прошу прощения! – сказала она и вышла на улицу, чтобы принять звонок.

– Почему не берешь трубку? – спросил Роб Бриджес, ее коллега старший инспектор. – Бен уже час не может тебе дозвониться.

К Джо не сразу вернулось самообладание.

– Я с мамой, – ответила она. – В журнале записано.

Бриджес вздохнул:

– Ладно. Говорить можешь?

– Что стряслось?

– У нас тело. Брэдфорд-на-Эйвоне. Ребенок.

Джо посмотрела на свое отражение в витрине магазина и шумно сглотнула.

– Продолжай.

– Из Долины Темзы уже кого-то направили, но мне нужно, чтобы туда поехала ты.

– При чем тут Долина Темзы?

– Что-то там с особыми приметами. Они думают, что это кто-то из их пропавших без вести.

– Сбрасывай адрес, – сказала Джо. – Перезвоню, когда выеду.

Она дала отбой. Подарок Полу подождет.

* * *

Три минуты ушло на то, чтобы вернуться к машине, еще семь, чтобы выехать с парковки. Параллельно Джо вбила адрес, но, судя по картинке навигатора, путь ее лежал в чистое поле. Брэдфорд-на-Эйвоне был процветающим торговым городком километрах в восьми от Бата: дома сплошь из котсуолдского камня и магазины, которые никогда не были Джо по карману. Такие уголки нравились ее матери – до того, как ее мир сжался до четырех стен комнаты в пансионате для престарелых. Не успела Джо выехать на трассу, как у нее снова зазвонил телефон. Бен. На этот раз она ответила по громкой связи.

– Уже еду, – сказала она.

– Что с твоей мамой? – без лишних предисловий спросил он.

– Да все как всегда, – жизнерадостно ответила Джо. – Ей много лет. Я возила ее к врачу.

– Да ладно? Ты не брала трубку, и я позвонил ей в пансионат. Она там. А ты нет. Они не помнят, когда ты последний раз приезжала.

Черт.

– Нужно было звонить мне с рабочего.

Он помолчал несколько секунд, потом спросил, чуть мягче:

– Можем потом поговорить?

Джо крепче стиснула руль.

– Все уже сказано.

– Джо, ты уже который месяц избегаешь разговора. Так не может продолжаться вечно.

– Не о чем тут говорить, – ответила она. – Разошлись, и точка. Дай трубку Робу.

– Он уже тоже выехал.

– Значит, сам введи меня в курс дела.

Бен взял себя в руки и рассказал подробности. В районе Фроум-Роуд на территории заброшенного дома раскопали скелет. Останки обнаружили у насосной станции спущенного бассейна. Судя по размеру, это может быть только ребенок.

– Какие-то данные о времени, когда этот бассейн поставили? – спросила Джо. Навигатор утверждал, что она будет на месте через двадцать одну минуту.

– Пытаемся выяснить, но пока даже хозяев собственности не установили. Дом уже восемнадцать месяцев стоит в руинах. Похоже, из-за замыкания случился пожар.

– А с чего они взяли, что это оксфордский пропавший без вести?

– Кое-что из одежды перекликается со старым досье, – ответил Бен. – Футболка «Ливерпуля».

Нога сама собой коснулась тормозной педали, и за спиной раздался гудок, а в зеркале заднего вида резко приблизилась чья-то «БМВ».

– Ты в порядке? – спросил Бен.

– Буду на месте через пятнадцать минут, – сказала Джо. Она нажала на газ, и двигатель взревел в унисон с ее бешено колотившимся сердцем.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»