Мое седьмое небоТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

A Virgin for His Prize

© 2014 by Lucy Monroe

«Мое седьмое небо»

© ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

© Перевод и издание на русском языке, ЗАО «Издательство Центрполиграф», 2016

Глава 1

Отчаянно борясь с болью предательства, Роми Грейсон осторожно положила мобильный телефон на стол. Желание швырнуть телефон через всю комнату было ошеломляющим.

Лживый шантажист-магнат!

Максвелл Блэк откровенно заявил Роми, что долгосрочные отношения его не интересуют, но он не прочь с ней развлечься. О нем годами говорили как об очень щедром любовнике. И еще он умудрялся по-доброму расставаться со всеми своими любовницами.

Максвелл пообещал Роми такое сексуальное удовольствие, о котором она и мечтать не могла.

Он сказал, что она будет центром его интересов. Определенное время.

Пока они не расстанутся.

Магнат-плейбой заявил, что, пока они вместе, он будет ей верен. Она отказалась. От обещаний. От возможностей. От потенциальных страданий.

Они встречались всего несколько раз, но Максвелл сумел пробудить в Роми глубокие чувства. Пугающие по своей силе. Роми не сомневалась, что не выживет, если ее сердце будет разбито. Максвелл мог быть первым мужчиной Роми, который подарит ей сексуальное наслаждение.

Ей было тяжело расставаться с ним после непродолжительных и почти платонических отношений. Максвелл сумел показать ей, каким может быть сексуальное удовольствие с мужчиной.

Будучи в восторге от испытываемых ощущений, она почти согласилась на предложение Максвелла.

В конечном счете, выбора у нее не было.

Однако Роми придерживалась старых традиций. Она хотела дом, семью и верного мужа. И тут выясняется, что Максвелл готов жениться на названой сестре Роми – Мэдисон Арчер. Ради прибыли!

Доля акций «Арчер Интернешнл Холдингс» и пост генерального директора после выхода на пенсию Джереми Арчера заставили Максвелла Блэка отказаться от принципа «никаких отношений с обязательствами».

Расчетливый мерзавец!

– Рамона! – дрожащим голосом позвал ее отец из кабинета, где теперь проводил большую часть времени.

Он появлялся в офисе компании «Грейсон Энтерпрайзиз» только дважды в неделю. Компанией от его имени руководил начальник производства.

Кое-кто полагал, что Роми возглавит семейный бизнес, но ее отец был иного мнения. Гарри Грейсон всегда говорил, что его дочь должна следовать велению своего сердца.

Солнечный свет, проникающий в окно на северной стороне дома, придавал кабинету серый оттенок. Ее отец сидел на диване лицом к огромному настенному телевизору. В высоком бокале в его руке было несколько кубиков льда. Судя по красным глазам Гарри, он за последние часы изрядно выпил.

Пройдя вперед, она взяла бокал из его безвольных пальцев:

– Папа, еще даже вечер не наступил. Хватит пить.

Бывало, он так напивался вечерами, что с трудом поднимался по лестнице в спальню.

Последние годы он пил все чаще, но еще ни разу не напивался с утра.

Он оглядел ее слезящимся взглядом:

– Рамона?

– Да, папа. Ты меня звал. – Чего никогда не сделал бы на трезвую голову. Грейсоны вообще никогда громко не звали друг друга в доме – они общались через интерком.

Гарри Грейсон сдвинул брови, стараясь сосредоточиться:

– Я звал?

– Да, папа. Ты меня позвал.

Он растерянно огляделся:

– По-моему, я потерял пульт дистанционного управления.

Роми наклонилась и подняла с пола у его ног небольшое электронное устройство:

– Вот он.

– О, спасибо. – Гарри нахмурился. – Он не работает.

Она произнесла голосовую команду включить телевизор, и комнату наполнила речь диктора новостей.

– Отлично работает.

– А у меня нет, – невнятно пробормотал ее отец.

Неудивительно. Пульт дистанционного управления был запрограммирован на голосовую инструкцию от трезвого, четко говорящего человека.

– Ты чем-то расстроена, котенок.

В этом весь ее отец. Даже в пьяном виде он сразу замечает, что с ней что-то не так.

– Я в порядке.

– Неправда, – он тщательно выговаривал каждую букву.

Роми захотелось плакать:

– Все нормально, не волнуйся.

– Нет, я же вижу. Что-то происходит. – На мгновение отец перестал быть алкоголиком, решившим угробить свою печень.

Он так любил мать Роми, что женился на ней против воли собственной семьи. Он сам воспитывал трехлетнюю Роми, когда та осталась сиротой, отказываясь отдавать ее на попечение родственникам.

– Это старая история.

– Расскажи мне, – произнес он.

– Я влюбилась.

– Ты мне не говорила.

– Он заявил, что никогда не женится, – сказала Роми.

– Он уже женат? – Ее отец разозлился.

– Нет. Но выяснилось, что он все-таки готов жениться. На подходящей женщине.

– Расчетливый мерзавец!

Роми не сдержала улыбки. Отец повторил ее собственное высказывание, сделанное несколько минут назад.

– Точно.

– Он тебе не нужен.

– Конечно. – Жаль только, что Роми не убедить в этом свое сердце и рассудок.

Максвелл Блэк скучал. На подобных мероприятиях приходилось томиться по несколько часов, изредка заводя полезные знакомства.

Сегодняшнее крупное мероприятие посвящено сбору средств и повышению информированности о бедственном положении голодающих школьников.

И сегодня Максвелл может немного развлечься и понаблюдать за Роми Грейсон.

Он бы с большим удовольствием обнял ее, но она в недвусмысленных выражениях отклонила его предложение закрутить короткий роман.

Максвелл крайне редко отступал, когда его отвергали.

Но нынешний случай особенный. Есть в этой богатой наследнице из Сан-Франциско некая беззащитность. Ему не хотелось ее обижать.

И все же, его планы и намерения изменились, и он решил, что у него с Роми, возможно, что-то получится. Правда, пока он диктует условия.

Максвелл услышал мягкий аромат жасмина и ванили, который всегда ассоциировал с Роми, до того как она к нему подошла.

– Ага. Да это же знаменитый магнат Максвелл Блэк!

Запретив себе двигаться быстро, он медленно повернулся к ней лицом.

Черные шелковистые волосы длиной до подбородка обрамляли лукавое лицо Роми; ее обычно улыбающиеся губы были поджаты в тонкую линию. Яркий макияж подчеркивал сочную синеву ее глаз. Она смотрела на него, обвиняя, и он не понимал почему.

– Добрый вечер, Роми. Ты сегодня прекрасно выглядишь.

Элегантное вечернее платье ярко-синего цвета облегало ее красивую, женственную фигуру. Изящность Роми резко контрастировала с ее категоричным подходом к жизни. Всегда и во всем она старалась быть первой, для нее море было по колено.

Невысокая и хрупкая внешне, Рамона Грейсон заинтриговала Максвелла с их первой встречи.

– Спасибо. – Она нахмурилась, а потом неохотно произнесла: – Ты тоже отлично выглядишь. Не могу понять, одежду какого дизайнера ты надел? Или твой смокинг сшит портным на Сэвил-Роу?

Максвелл улыбнулся, будучи под впечатлением от ее наблюдательности. Он всегда шил себе одежду на заказ. Ему нравилось, когда каждая деталь туалета сидела на фигуре идеально.

– Мой портной местный, но он стажировался в ателье на Сэвил-Роу, – сказал Максвелл.

– Конечно. Но ты не называешь его имени.

– А зачем оно тебе? Ты подыскиваешь нового портного для своего отца? – Максвелл сомневался, что его портной будет обслуживать Грейсона.

Услуги портного стоили дорого, и он тщательно подбирал свою клиентуру. Поэтому у алкоголика Грейсона нет никаких шансов.

Роми едва заметно поморщилась:

– Нет.

– К нему нужно записываться на год вперед.

– Я не сомневаюсь, что ты пролез без очереди, – заметила она.

Максвелл улыбнулся:

– Ни в коем случае. Этот человек одержим порядком и требованиями к заказчикам.

– Тем не менее я удивлена, – сказала Роми, явно желая его подразнить.

– Неужели?

– Ты же крайне беспринципен. – Ее голос был острее здоровенного ножа мясника.

Максвелл не стал спорить. Его беспринципность помогла ему создать бизнес и сколотить состояние. В тридцать два года он стал мультимиллионером и владельцем компании «Блэк информейшн текнолоджиз».

А вот Роми, в отличие от него, родилась богачкой.

В последнее время она кажется расстроенной. Хотя она вряд ли знает, что он собирается прибрать к рукам компанию ее отца.

Мысленно просмотрев события прошлой недели, Максвелл произнес:

– Ты разговаривала с Мэдисон Арчер?

– Я общаюсь с Мэдди каждый день, по несколько раз в день. – Преувеличенное раздражение в голосе Роми не оставило у Максвелла сомнений в том, что он на правильном пути.

Хотя Максвелл все равно не понимал, почему Роми расстроилась, узнав, что он предложил Джереми Арчеру выгодный контракт, а его дочери брак по расчету.

– Я не отвечаю за деятельность ее отца, – сказал он.

Роми скрестила руки на груди и раздраженно подняла голову:

– Но ты жаждешь в ней участвовать.

Он неторопливо оглядел ее небольшую грудь и притягательное декольте. Роми сводила его с ума. Худенькая и изящная, она пробуждала в его мозгу самые смелые фантазии.

– Я пришел на встречу, и Джереми Арчер предложил мне очень выгодный контракт. А Мэдисон упрямо настаивала на своем. – Он не сказал Роми, как именно Мэдисон давила на отца.

И Максвелл решил утаить эту информацию. Потому что он в самом деле беспринципный человек.

Судя по всему, Мэдисон Арчер не поделилась своими планами с лучшей подругой. И это на руку Максвеллу.

– Ради денег ты даже готов поступиться своими принципами, – усмехнулась Роми.

Ага. Все понятно. Максвелл слегка удивился, что Мэдисон все-таки рассказала Роми о его предложении. Наследница семьи Арчер никогда не относилась серьезно к его предложению, и он не ожидал, что она когда-нибудь передумает. Но Максвелл не отказал себе в возможности потрепать нервы Виктору Беку.

 

Они дружили и соперничали с самого детства.

Тем не менее Роми расстроило встречное предложение Максвелла. А это хорошее предзнаменование для его собственных планов насчет Рамоны Грейсон.

– Но ведь я готов поступиться ими не ради любви. – Последнее слово он произнес с отвращением.

Чрезмерно эмоциональная и невероятно наивная наследница Роми Грейсон считает, что любовь – единственная достойная мотивация.

– Ты продашься и за тридцать сребреников. – Ее голубые глаза сверкнули огнем. Максвелл с удовольствием затащил бы в постель такую страстную красотку.

– По-твоему, я кого-то предал. Но я никого не предавал. – Он и Роми расстались почти год назад.

– Ну, если тебе так кажется, – сказала она.

– Что нечестного в коммерческой сделке, где четко обозначены роли всех участников?

– Значит, твое правило «никаких обязательств» касается только меня? – Тон Роми выдавал ее разочарование.

– Я не предлагал Мэдисон того, с чем бы согласилась ты, – сказал он.

– Ты хотел на ней жениться.

– Я предложил ей сделку и брак по расчету, не обещая быть верным.

– Какой ужас! – Роми искренне расстроилась и от волнения заговорила громче.

Не хватало еще, чтобы кто-то подслушал их разговор.

Максвелл взял ее за локоть и повел к двери балкона. Сегодня прохладный вечер, поэтому на балконе вероятно никого нет.

– Куда мы идем? – спросила она, не пытаясь вырваться.

– Туда, где нет лишних ушей.

На Роми нахлынули воспоминания. Точно такой же вопрос она задавала ему в тот день, когда он хотел ее впервые поцеловать.

Пустой балкон слабо освещался. Роми вздрогнула от холода. Максвелл завел ее в угол, где растения в горшках создавали своеобразную ширму, закрывающую от ветра и любопытных глаз.

Сняв пиджак, он закутал в него Роми.

– Так лучше? – спросил он.

Кивнув, Роми прикусила губу. Заметив ее уязвимость, он почти забыл о своем намерении поговорить.

– Ты не должен был отдавать мне пиджак, – сказала она, но непроизвольно сильнее запахнула на себе пиджак Максвелла. – Мы пробудем здесь недолго. Я не понимаю, зачем вообще сюда с тобой пришла.

– Потому что ты рассердилась на мое деловое предложение Джереми Арчеру, и мы должны это обсудить.

– Я не знаю почему.

Он промолчал.

Роми резко выдохнула:

– Мэдди заслуживает большего, чем брак по расчету. – Она посмотрела на Максвелла с непонятным для него выражением лица. – Ты тоже.

– Я не считаю Мэдисон особенно привлекательной. Вышеупомянутые супружеские права не такая уж великая жертва.

– Она красивая.

– У меня иное представление о красоте. – Рыжеволосая богатая наследница Арчер несомненно очаровательна, но не волнует Максвелла.

Он предпочитает худощавых и высоких женщин. Хотя невысокая ростом Роми тоже его привлекает. Он любит брюнеток, и ее черные локоны кажутся ему особенно красивыми. Ему очень нравятся лукавые черты ее лица.

Голубоглазые женщины не слишком трогали Максвелла, но глаза Роми такие яркие, выразительные и манящие.

– Я просто не понимаю, как ты согласился на ней жениться. – Разочарованно охнув, Роми прижала руку к губам, сожалея о сказанном.

– До того как предложить ей брак, я уже знал, что не интересую ее в качестве мужа.

– Что? Откуда ты знаешь?

– Мэдисон Арчер скрывает эмоции лучше тебя, – сказал он. – Но у меня не осталось никаких сомнений в том, что только один человек в зале заседаний будет иметь шанс стать ее мужем.

Роми мягко улыбнулась:

– Они отлично ладят.

– Будем надеяться, что так. – Виктор и Мэдисон уже были помолвлены и готовились к свадьбе.

Максвелл плохо знал Мэдисон Арчер, но то, что ему было известно о ней, заставляло его проявлять к ней уважение и симпатию. И хотя многие считали Виктора постоянным соперником Максвелла, он был одним из немногих его друзей.

Максвелл не верил в постоянные романтические отношения. Он относился к браку как к деловому договору. Еще в детстве мать научила его, что романтика – путь в никуда. Наталья Блэк всегда говорила сыну, что любовь – сама лживая сказка.

Максвелл не знал, на основании чего она сделала такие выводы, но рано убедился в том, что она права.

Покинув Россию и недовольных родственников, чтобы начать новую жизнь в Америке, Наталья отказывалась заводить выгодных любовников. Множество мужчин в жизни матери научили Максвелла одному – ничто не вечно, а тот, кто думает иначе, просто идиот.

Только однажды ему показалось, что у него появилась настоящая семья. Один мужчина по имени Карлайл все-таки сделал мать Максвелла счастливой и даже проявил к мальчику отеческий интерес, как ни один из остальных ее любовников.

Три года он воспитывал Максвелла и ходил на все его школьные мероприятия и соревнования. Потом появилась бывшая жена Карлайла вместе с его сыном и дочерью, и Максвелл больше никогда не видел этого человека. Наталья приуныла, но решила во что бы то ни стало помочь Максвеллу добиться успеха в Америке.

– Мэдисон сказала, что тебя заинтриговали претензии Перри. – Нахмурившись, Роми вгляделась в его лицо.

Вырванному из размышлений Максвеллу понадобилось время, чтобы собраться с мыслями.

– Знаешь, мне нравится контролировать ситуацию, когда я занимаюсь сексом.

– Я догадалась.

Максвелл не скрывал своих предпочтений, пока они целовались и ласкались.

– Я не собирался ложиться с Мэдди в постель. Поэтому мне не пришлось бы ничего контролировать. Никакой интриги.

– О. – Роми озадаченно нахмурилась. – Тогда, зачем?

– Требования Перри показались мне интересными.

– Чем скабрезнее история, тем больше за нее заплатят, – язвительно сказала наследница Грейсон.

Максвелл прибавил немного насмешливо:

– Перри Тимуотер не сможет доминировать в сексе.

– Откуда ты знаешь? – спросила она.

– Я с ним знаком. Он недоверчив, ему наплевать на желания других, поэтому он не преуспеет в этой роли.

– Я уверена, что он эгоистичный любовник, – откровенно заявила Роми. – Он был очень эгоистичным другом.

– Наверное, ты права. – Губы Максвелла изогнулись в улыбке. Он всегда улыбался в присутствии Роми.

Она забавляла его, даже когда этого не хотела. Она интриговала его и манила. Они были очень не похожи.

Его озадачивало непостоянство Роми. Он был уверен, что она согласится на непродолжительные отношения с ним, но она отказалась. И он не понимал, почему ее обидело его предложение.

– Итак, почему ты заинтригован?

– А как ты думаешь? – спросил он, задавшись вопросом, как хорошо она узнала его, пока они недолго встречались.

Роми подумала, а потом наконец сказала:

– Ты самый любопытный человек из всех, кого я знаю. Ситуация показалась тебе бессмысленной. Ты захотел в ней разобраться.

Он кивнул, не слишком удивляясь ее догадливости. Он понял, что она изучает его так же внимательно, как он изучает каждого своего конкурента в бизнесе.

– Истории сами по себе головоломки, – согласился Максвелл. – Хотя ты и Мэдисон Арчер обожаете привлекать внимание средств массовой информации, ни одна из вас не славится сексуальными подвигами.

Вот на это Максвеллу следовало обратить особое внимание, прежде чем делать Роми предложение. Он должен был понять, что пресса не пишет о ее сексуальной жизни потому, что у Роми ее просто нет.

Невинная Роми не согласится на отношения, к которым привык Максвелл.

А это означает, что ему придется иначе завоевать ее расположение.

Глава 2

– И ты считаешь это интригующим? – спросила Роми.

Максвелл удивился тому, что Роми и Мэдисон не прославились своими сексуальными связями. А потом он сделал логичный вывод. Причина в том, что Роми и Мэдисон не имели сексуальных партнеров.

Самый большой чувственный опыт Роми приобрела год назад, встречаясь с Максвеллом.

– Не очень. – Максу удалось притвориться смущенным. – Я просто узнал правду. Вот и все.

– Что ты имеешь в виду? – сказала она, словно не догадываясь.

Великолепное лицо Макса исказилось от циничной улыбки.

– Ты действительно хочешь, чтобы я объяснился?

– Вероятно я этого не хочу. – Роми сдержала вздох.

Она желала говорить о том, почему ее несуществующие любовники не обсуждают отношения с ней в средствах массовой информации, еще меньше, чем рассуждать об ухудшающемся здоровье своего отца. Даже с Мэдди. Если Роми сделает вид, что все в порядке, возможно все будет в порядке.

– В чем дело? – спросил Макс тоном, который у любого другого Роми назвала бы тоном искренне заботливого человека.

– Ни в чем.

– Неправда, – возразил он.

– А это имеет значение? – скептически сказала она.

Он подошел к ней ближе:

– Имеет.

Они просто стояли рядом. Его большое, красивое тело казалось щитом, закрывающим Роми от мира. Такой защищенной она чувствовала себя только с Максвеллом Блэком.

Максвелл настоящий хищник, но рядом с ним Роми ощущает себя в безопасности.

– Почему? – Она не понимала, отчего его беспокоят ее чувства.

Он уставился на нее в упор серыми глазами:

– Ты мне небезразлична.

– Я тебе не верю.

– Поверишь.

– Что? Постой… – Он говорит так, словно у них есть будущее.

– Ты смущена, моя неугомонная малышка, – сказал он.

– Я тебе не принадлежу.

– Нет?

– Нет.

– Значит, у тебя появился парень, – произнес он.

Она открыла рот, чтобы заявить, будто у нее в самом деле есть парень, но не смогла солгать. Роми отлично уходила от вопросов, но становилась косноязычной, если приходилось скрывать правду. Она не могла врать тем, кто ей дорог.

– Моя личная жизнь тебя не касается, – сказала она.

– У тебя нет никакой личной жизни.

– Это ты так считаешь.

– Именно так я считаю. Назови мне имя мужчины, с которым ты встречалась после того, как отклонила мое предложение.

Она посмотрела на Макса, сожалея, что не может назвать любое имя. Ей просто не удастся это сделать.

Роми не умеет врать. Отец говорил, что в этом она пошла в свою мать. Жаль, что Роми не помнит свою мать. Дженна Грейсон умерла, когда ее дочери было всего три года.

– Могу поспорить, ты назовешь сотни имен, – упрекнула она его в ответ.

– Не наберется даже полдюжины.

– Ты слишком много работаешь, – заметила она.

– Ты так думаешь?

– Я знаю это наверняка. – Роми убедилась в этом за то короткое время, что они встречались.

Макс не двигался, но вдруг ей показалось, что он заполняет собой все пространство вокруг нее.

– Для управления такой компанией, как «Блэк информейшн текнолоджиз», не хватает сорока часов в неделю.

– Тебе хватило бы этого времени, если бы ты не жаждал владеть всем миром. – Ей вдруг захотелось прижаться к нему и позволить себя обнять.

От смеха Максвелла ее словно опалило пламенем.

– Поверь, я не стараюсь завоевать весь мир, – сказал он.

– Только его часть?

– Ну, у меня много конкурентов.

– Как скажешь. – Роми ему не верила.

Максвелл – безжалостный делец и ради первенства применит даже самые грязные методы.

– Ни с одной из женщин, с которыми я встречался в прошлом году, я не сходился снова, – сказал он.

– Бедняжки.

Максвелл хищно улыбнулся:

– Это ты так считаешь.

Роми знала, что расставаться с Максом крайне тяжело. Но она не позволит ему завладеть ее сердцем и заставить страдать.

– Мне нравилось с тобой встречаться. – Она явно преуменьшала.

– И мне.

– Правда? – От смущения Роми покраснела.

– Но ты меня отвергла.

– Наши желания не совпали. – По-видимому, ей не пришло в голову предложить ему часть компании «Грейсон Энтерпрайзиз», чтобы заполучить то, что она хотела.

Она сдержала истерический смешок:

– Жаль, что мой папа не предложил брак как дополнение к сделке, да?

Макс притянул ее к себе и опустил голову:

– Я полностью с этим согласен.

– Наглец. – Она смеялась, отвечая ему с таким же сарказмом.

Как только Макс ее поцеловал, она разомкнула губы.

Ее тело опалило огнем, она обмякла, а из ее головы вылетели все мысли. Она так соскучилась по Максу, что ответила на его поцелуй со страстью, которую старательно скрывала даже от самой себя.

Она жаждала этого мужчину каждой клеточкой своего тела, хотя рассудок твердил ей, что она рискует.

Роми целовала его в ответ, их языки переплетались. Она льнула к Максвеллу, страстно поглаживая его мускулистую грудь.

Громко простонав, Максвелл прижался к Роми, и она ощутила, как сильно он возбужден. Его пиджак упал с ее плеч, когда она обвила Макса руками за шею и сильнее с нему прильнула. Ее тело буквально взорвалось от восторга от такой близости, она стала целовать Макса еще ненасытнее.

 

То, что происходило между ними, напоминало безумие.

Именно Максвелл прервал поцелуй и сделал шаг назад.

Слишком взбудораженная, чтобы стыдиться, Роми спросила:

– Почему?

Он хочет ее. Она это знает.

– В следующий раз мы займемся сексом в постели, и я не остановлюсь, пока ты не станешь моей. – Он говорил с придыханием и абсолютной уверенностью.

Роми едва не спросила, когда это произойдет. От желания она потеряла голову.

– Этого не будет. – Она сожалела, что говорит не так уверенно, как он.

– Это ложь, а ты не привыкла лгать, – ответил он.

Она открыла рот, чтобы возразить, понимая, что он прав.

– Пожалуйста, Макс, не поступай так со мной.

– Как я не должен с тобой поступать, Роми, моя милая девственница? – соблазнительно произнес он. – Разве мне следует тебя бросить? Секунду назад ты не жаловалась.

Этого она не могла отрицать:

– Ты тоже не пожалел.

– Нет, я никогда не пожалею об этом.

Зачем он говорит так обнадеживающе? Ведь она может ему поверить. А доверять такому человеку, как Максвелл, нельзя.

– У нас с тобой разные желания.

– Ты в этом уверена? Если бы я не остановился, ты отдалась бы мне прямо здесь.

Он говорит о сексе, а она имеет в виду длительные отношения. И он это знает.

– Тебе нравится пользоваться моей слабостью? – спросила она.

– Это не слабость, милая.

– Это ты так считаешь.

– Меня не проведешь, – уверенно ответил он. – Ты была очень страстной.

– Но ты первым остановился.

– Потому что я хочу, чтобы твоя первая близость была особенной.

– Тебе не кажется, что ты заблуждаешься на мой счет? – спросила она.

– Неужели ты будешь отрицать, что ты невинна?

– Моим первым мужчиной не будет тот, кто заранее знает, сколько времени он проведет с женщиной, еще не начав с ней отношения.

– И все-таки я буду твоим первым мужчиной.

– Между прочим, я говорила о тебе, – язвительно заметила она.

– Нет. Ты говорила об обстоятельствах, а не о человеке.

Роми отошла от него в сторону. Ей вдруг стало холодно не просто физически. У нее похолодело на душе.

– Ты нарочно пытаешься сбить меня с толку?

– Нет, милая, – сказал он. – Я просто говорю правду.

– Какую правду? – Она знала, что пожалеет, задав этот вопрос.

– Ты очень скоро окажешься в моей постели.

– И сколько же времени ты со мной проведешь? – спросила она, в ее голосе слышалась надежда.

Неужели он действительно хочет быть с ней так же сильно, как она хотела этого весь прошедший год?

– Я не буду твоим парнем, – сказал он.

– Что это значит?

Вероятно, Макс пытается ей сообщить, что не желает брать на себя обязательства.

Он хочет провести с ней всего одну ночь? Но почему-то даже такое условие кажется Роми заманчивым.

Промолчав, он надел пиджак.

В какой-то момент они вернулись в зал, и Роми стала с ним танцевать, игнорируя завистливые женские взгляды и делая все возможное, чтобы оставаться хладнокровной рядом с Максвеллом.

Роми позволила ему отвезти ее домой, вместо того чтобы вызвать водителя отца.

Максвелл остановил спортивный автомобиль напротив особняка Грейсонов.

– Ты по-прежнему живешь с отцом? – спросил он, отлично зная ответ.

– Да.

Максвелл кивнул:

– Ты не хочешь жить одна?

– Я ему нужна, – призналась она, и Максвелл нисколько не удивился.

Этой информацией Роми не делилась даже с Мэдди, а Максвеллу Блэку рассказала о плохом состоянии своего отца на втором свидании.

– Ты хорошая дочь. – Его серые глаза потеплели и светились искренностью.

Его слова показались ей почти нереальными.

– Что? Разве ты не будешь читать мне наставления о том, чтобы я оставила его одного разбираться со своими проблемами?

– Когда я говорил что-то такое, что заставило тебя поверить, будто я не несу ответственность за свою семью? – Максвелл казался немного обиженным.

– Ты этого не говорил. – Роми знала, что он заботится о своей матери.

Максвелл признавался, что поддерживает Наталью Блэк материально. Они живут отдельно, но Роми не сомневается, что, если его матери захочется жить с ним, они будут жить вместе.

– Мы с тобой преданы своей семье.

– Отдельным ее членам, – согласилась она.

Роми не знала, почему Максвелл и его мать не общаются со своей семьей в России. Он никогда не упоминал своего отца и отцовских родственников. Роми полагала, что они либо умерли, либо отвергли Макса и его мать.

– Я по-прежнему встречаюсь с родственниками моей матери раз в год, – сказала Роми. В отличие от Грейсонов, которые отреклись от Гарри, когда он женился не на богатой аристократке, а на женщине из среднего класса, родственники матери Роми, Лоутоны, общались с Гарри и Роми.

– Почему только раз в год? – спросил Максвелл, словно прочитав ее мысли.

Она пожала плечами, глядя в сторону:

– Пока мама была жива, они просто приезжали в гости. С тех пор я каждое лето проводила две недели у бабушки и дедушки.

Но ни Гарри, ни Роми ни разу не приглашали на семейные торжества. Роми предполагала, что, вероятно, так было потому, что Гарри дал Лоутонам понять, будто его не интересуют отношения с ними. Возможно, Лоутоны сами не хотели дальнейшего сближения. Роми никогда не пыталась это выяснить.

Роми было достаточно тех двух летних недель, чтобы почувствовать себя частью семьи. Ей нравилось жить в комнате со швейной машинкой и поделками бабушки, спать на полу в гостиной с кузенами и кузинами, когда они приезжали в гости. Никаких слуг, никаких автомобилей и водителей, никаких покупок в эксклюзивных бутиках.

Многие летние барбекю, которые устраивал во дворе ее дедушка, были лучше любого из тех, что организовывал садовод, нанятый ее отцом.

– Почему они не приезжают в гости к тебе? – спросил Максвелл.

– Они далеко живут.

– Несколько часов на самолете.

– И все же это не близко.

– Они не привыкли к твоему миру, да?

Она кивнула. Повзрослев, Роми наконец поняла, что семье ее матери чужд образ жизни богатой наследницы Грейсонов. Например, бабушка и дедушка Роми были политическими активистами, как и она, но, в отличие от нее, они не любили и не уважали богачей, которые окружали Роми с ее рождения.

Бабушка и дедушка целый месяц прожили в палатке во время акции протеста «Захвати Уолл-стрит». Ее тети и дяди не были столь категорично настроены против богачей, но не скрывали, что предпочитают жить за городом, в отличие от Роми, которая живет в Сан-Франциско.

– Но твои кузены и кузины могли к тебе приезжать? – Казалось, что для Максвелла это в самом деле важно.

Роми пожала плечами:

– Сейчас я с ними не так близка, как в детстве.

Ее мать была младшим ребенком в семье, и кузены и кузины Роми были по крайней мере на пять лет ее старше. Большинство из них обзавелись семьями и детьми, сделали карьеру. И им вряд ли хотелось навещать кузину, которую они едва знают.

Максвелл вздохнул:

– Моя семья отвернулись от моей матери, потому что она нарушила традицию.

– Выйдя замуж за американца?

– Нет.

– Но фамилия Блэк…

– Это ее ненастоящая фамилия, – сказал он. – Она сменила фамилию Блокова на Блэк, когда эмигрировала вместе со мной. Она не хотела, чтобы что-то напоминало ей о семье, которая так легко от нее отказалась из-за ее желания прожить жизнь иначе.

– Мне жаль. Она очень предусмотрительная.

Роми встречалась с Натальей Блэк на благотворительных мероприятиях, где та бывала вместе с сыном. Пожилая русская женщина показалась Роми по-прежнему довольно красивой и очаровательной.

– Она прагматична, – заметил Максвелл.

– Кто бы сомневался! Она воспитала тебя. – Роми не знала ни одного другого человека, который был бы настолько рационален и логичен, как Макс.

Он выгнул бровь:

– Это комплимент или сожаление?

– Ни то ни другое. – Роми нахально ухмыльнулась. – Что есть, то есть. А твой отец?

– Моя мать никогда не говорила о нем. Мы эмигрировали, когда мне исполнился год.

– Ох.

Он улыбнулся. Разговор явно не был ему неприятен.

– Что есть, то есть.

Прощаясь, Макс пообещал, что в ближайшее время они снова увидятся, и его обещание больше напоминало угрозу.

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»