Размороженная. Мир будущего Текст

Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

2293 год, Земля


© Липа Павлова, 2019

ISBN 978-5-4496-9850-6

Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero

В единственном центре крио заморозки кипела работа, люди в стерильных костюмах неслышно скользили от бокса к боксу, проверяя параметры хранения замороженных человеческих тел. Информационные панели мелодично попискивали, подтверждая, что все идет как всегда гладко…

– Вы подобрали кандидаток для господина Шиу, он заплатил столько, что мы не можем разочаровать хозяина СУЛРО, – директор крио центра подписывал оставшиеся от сегодняшнего объема документы и одновременно слушал отчет от главного специалиста, рабочий день уже закончен, но он не может покинуть свой пост, пока не решит еще одну свалившуюся на него сверхважную задачу.

– Да, мистер Рому, согласно критериям выставленным господином Шиу, мы отобрали трех кандидаток, они переведены в отдел разморозки, ждем только вашего решения.

– Господин Шиу прибудет завтра, у нас мало времени, идемте…

Переход в отдел разморозки не занял много времени, – что желает господин Шиу?

Директор крио центра, хранящего в своих стенах всех замороженных мира, лично занимался обслуживанием таких важных клиентов, как хозяин СУЛРО, именно такие состоятельные клиенты и обеспечивали благосостояние всего центра и в частности кармана директора Рому.

– Женщину, белую, темные волосы, рост средний, телосложение среднее, вес не менее 55 килограмм, грудь 4 размера, остальное без особых предпочтений.

– Не очень подробно, с такими критериями легко ошибиться, подходит треть замороженных. Надеюсь, вы отобрали лучших, хотя, представления о красоте уж слишком разнятся, кто знает, что ценит господин Шиу.– Как раз для того, чтоб угодить клиентам, крио центром была разработана подробная анкета пожеланий и предпочтений, по указанным характеристикам, подбирать женщину проще, но господин Шиу не стал облегчать центру задачу.

– Под критерии господина Шиу подходит 23 замороженных, мы отобрали наиболее нежные черты лица, правильные пропорции тела, с учетом пожелания большой груди и с подтвержденной фертильностью, хотя, господин Шиу ничего об этом не указывал, – главный специалист принял верное решение, мы не можем подсунуть другу нашего главного акционера бракованный товар.

– Кто принимал заказ, может господин Шиу устно что-то обговаривал, – цеплялся за последнюю соломинку директор центра.

Главный специалист пролистал заполненную форму в своем планшете, – на заказе только ваша подпись, мистер Рому.

– Действительно, мне же заполненный бланк прислал господин Милле, – вспомнил директор, а он не стал задавать вопросов человеку, от которого завит его будущее. – Итак, – дверь в блок разморозки бесшумно отъехала в сторону, – что тут у нас.

Три пластиковых контейнера с прозрачными крышками, в них уже две сотни лет спят замороженные женщины. Синие губы, бледная кожа, красавицами их сложно назвать, но Вил Рому уже так давно работает с замороженными, что может предсказать, как будут выглядеть эти женщины после возвращения к жизни.

– Судя по всему, господину Шиу нужна женщина, совершенно не похожая на современных, – впрочем, удивляться нечему, остальные его клиенты хотят того же, безликая белая масса не особо будоражит фантазию и так лишенных множества чувств генетически модифицированных человеческих индивидов.

– Давайте, эту, – директор ткнул планшетом в первый стоящий ящик, – размораживайте, приводите в порядок, еще раз проверить детородные функции, к 9 утра она должна сиять.

Отдав распоряжение, директор центра поспешил домой, время позднее, а завтра ему стоит прибыть по раньше и удостовериться, что все идет как надо, если господин Шиу останется не доволен, то его дни на посту директора крио центра сочтены, а он не может этого допустить, так отлично устроиться в жизни рядовому, выведенному в лаборатории человеку, вряд ли еще удастся.

– Как успехи, – бодрый голос на незнакомом языке и очередной укол ворвались в сознание, я не могла пошевелиться, тело будто одеревенело, когда я отходила от наркоза после кесарева, я ощущала себя примерно так же, только тогда я не могла контролировать собственные ноги, а сейчас абсолютно все тело, жуткое чувство, страшно, очень страшно, особенно, если учесть, что я не понимаю где я нахожусь и что происходит, очередной укол, я никого не понимаю, ничего…

– Память убрали? Хорошо, и грудь приподнимите, когда она сидит, грудь провисает, – меня обсуждают, будто я не человек, будто я предмет интерьера… очередной укол, язык стал понятен, но он мне не родной, или родной, а кто же я? Меня охватила настоящая паника, животный ужас, кто я? Я не знала ответа…

– Она еще слишком бледная, подкрасьте ее, что ли. Господину Шиу хочется раскованную красотку, а не бледную трясущуюся немощь. Почему она дрожит? – низкий голос был злым и очень-очень недовольным мной.

– Времени мало, мистер Рому, она еще не совсем пришла в себя и так много вливаний в раз, организму тяжело…

– Да мне плевать на ее организм, она должна выглядеть, как ожившая мечта, за те деньги, что платит господин Шиу нам, он вправе рассчитывать на что-то получше этого, – пренебрежение, нет, скорее брезгливость слышалась в тоне злого мужчины, а меня зацепило кое что другое – платит? Кто-то платит за меня деньги? Кому? Меня что, продают? Такое ведь не возможно, я же человек, меня не могут продать, или могут? И ведь я человек?

Паника накатывала, нет, наверное, я просто все не так поняла и сейчас мне все разъяснят, и я посмеюсь над собственными глупыми страхами…

– Сделайте с ней что-нибудь, а я постараюсь потянуть время, как будет готова, приводите ее ко мне в кабинет. И не задерживайтесь!

– Бедная девочка! – тихий женский голос слева.

– Нашла кого жалеть, да она жить будет явно лучше, чем мы, просто за то, что раздвинет ноги перед господином, – мужской голос справа, даже близко не так миролюбив, – а он может еще и женой ее сделает. Можно сказать, что это ей повезло.

– Злой ты, Генро! Жить с нелюбимым, да еще и себя не помнить, что может быть хуже, она же тоже живая, тоже человек.

Диалог, что вели крутившие и вертевшие меня люди, просто убил, значит, меня все таки продают, это не ошибка. Слезы, потекли по щекам, кто-то нежно промокнул их, – не плачь, детка, понравиться господину в твоих интересах, тогда он будет добр и твоя жизнь не превратится в кошмар наяву.

Мне красили глаза и я впервые смогла их раскрыть, белый пластик, он был везде, две женщины и мужчина, что приводили меня в товарный вид словно куклу, тоже были какими-то белыми, бледная кожа, будто седые волосы, брови и ресницы, делали их удивительно похожими друг на друга, не близнецы, но близкие родственники, странно.

Онемение постепенно проходило, я уже полностью чувствовала свое тело, но управлять могла пока только руками. Вот на эти руки я и смотрела, смотрела, смотрела и понимала, что не знаю, кому они принадлежат, я не знаю, кто я!

– О черт, она опять ревет! Слышишь ты, – белый мужчина был зол на меня, – хватит уже, макияж потек, – меня больно ткнули в плечо.

– Хватит, Генро, – женщины были настроены более дружелюбно, – умыть ее, быстро! – меня куда то волокли, взяв под руки, не уверена, что сама могла бы переставлять ноги.

– Вы еще не готовы! Господин Шиу торопиться, я больше не могу его задерживать, – холодная вода попадала в нос и рот, глаза я успела зажмурить, а вот рот почему то не закрыла, – я же сказал, чтоб вы ее накрасили, – обладатель уже знакомого мне злобного голоса, оказался таким же белым, как и его коллеги, только одет он был не в белый бесформенный комбинезон, а в строгий серый костюм, бледно голубую рубашку и синий галстук, его наряд показался мне таким знакомым, таким родным…

– Ладно, пошли… – ухватив меня за локоть, мужчина в костюме, сильно дернул на себя, я едва не упала, ноги по прежнему отказывались слушаться, я просто не смогла сделать этот шаг. Ноги ощущались, как два раздутых ствола дерева с вонзенными иглами.

– Она еще не вполне восстановилась, мистер Рому, – опять попыталась защитить меня одна из женщин, мужчина шипел…

– Может бракованная? – зло сощуренные глаза разглядывали меня, как хорошо, что на меня надели короткие широкие штаны на резинке и такую же кофту, белого цвета.

– Нет, она в полном порядке и скорость восстановления функций отличная, обычно на это уходят сутки, а у нас прошло лишь 8 часов.

Опять ухватив меня под руку, злобный господин поволок мое непослушное тело куда-то по коридору, дорога показалась мне просто бесконечной, белые стены, белый потолок, белый пол… они все не заканчивались. Наконец, очередная белая дверь отъехала в сторону, пропуская нас в тамбур, две стеклянные стены, за одной стерильный мир белого цвета, за другой буйство красок. Кабинет радовал глаз обилием нормальных цветов, но мы остановились за стеклянной преградой.

Высокий черноволосый мужчина с довольно смуглой кожей, особенно по сравнению со стоявшим рядом белесым типом, поднялся из глубокого кожаного кресла, насыщенного коричневого цвета, стоявшего у стола в кабинете за стеклом, и подошел к нам. Стеклянная дверь открылась, пропуская мужчину, казалось, даже воздух в цветном кабинете был другим.

Темно-серый костюм, голубая сорочка и бордово-синий галстук, все это сидело на нем безупречно, будто было сшито по его высокой, мускулистой фигуре, пока разглядывала одежду, мужчина грациозно принялся обходить нас по кругу, походка мягкая, скользящая, будто танцует.

– Господин Шиу, она в идеальной физической форме и совершенно здорова, с подтвержденной фертильностью, просто, в столь сжатые сроки, мы не успели привести ее в надлежащий вид, – оправдывался мистер Рому, я даже не сразу узнала его любезный, заискивающий голос.

– А зачем спешили? – у заходящего на третий круг брюнета оказался приятный низкий голос, ему подходит. Все это я отмечала как-то мимоходом, сердце билось как лихорадочное, меня продают этому человеку, а я даже не знаю, кто я! Оцепенение не проходило, все стало значительно хуже, меня просто колотило от ужаса, от безысходности, от того, что я не понимала…

 

– Ваша поспешность ей не повредила? – наконец, перестав нарезать круги, мужчина заглядывал мне в лицо, пытаясь поймать взгляд.

– Что вы, господин Шиу, она в полном порядке, господин Шиу, – тараторил испуганный директор. А мое тело сводили судороги и я не могла сдерживать дрожь.

– Что то не похоже! Вам плохо? – впервые после моего прихода в сознание, кто-то обратился лично ко мне, ноги подкосились и я бы встретилась с полом, но стоявший рядом мистер Рому успел подхватить и усадить на стул, стоявший у стены и не замеченный мою ранее.

– Простите, господин Шиу, ее ноги еще не до конца слушаются и стресс от пробуждения, растерянность, возможно, вы согласитесь оставить ее у нас, на пару дней, чтоб мы провели реабилитацию, ввели ее в курс новой жизни и ее новой роли в ней, – новая жизнь, новая роль, озноб бил все сильнее, а меня кто-нибудь спросил, хочу ли я этой новой жизни! Очевидно, мое мнение никого не волнует, да и имеет ли право на свое мнение та, что не знает кто она?

– Нет, я заберу ее сейчас. Требуется ли специальный уход? – ехать куда-то с этим уж слишком идеальным мужчиной я не хотела, но и оставаться с мистером Рому, который становится таким любезным исключительно в присутствии господина Шиу, которого он явно боялся, тоже сомнительное удовольствие.

– Нет, что вы, господин Шиу, через пару часов она придет в норму, уверяю вас, господин Шиу. Если вас все устраивает, пройдемте, подпишем договор и акт о передаче.

Белая стена поплыла перед глазами, противный липкий пот катился по спине, я должна вспомнить, кто я и прекратить весь этот кошмар, они не могут продать живого человека.

– Как ее зовут? – ответа я не услышала, стеклянная стена отрезала меня от мужчин, что в этот момент решали мою судьбу.

– Давай, Айен, решайся, жизнь то проходит! – мой друг, давний и, пожалуй, единственный, уже в который раз уговаривал меня приобрести замороженную девушку, – ты хандришь уже месяц, если не больше!

Ашер Виллард ошибался, я не хандрю, а скатываюсь в депрессию, хотя, нервная система генетически усовершенствованных особей должна быть защищена от подобных непродуктивных чувств, моя все чаще дает сбой. А причина моих страданий банальна, половое бессилие, у меня случилась осечка, два раза подряд. Врать самому себе не имело смыла, я никогда не был особо страстным и пылким, но когда у меня не возникло влечения к такой же как и я генетически усовершенствованной, очень привлекательной госпоже, я заказал себе массаж с продолжением и тоже ничего. При всех стараниях и умениях массажистки, я оставался холоден и мне это очень не понравилось.

– Айен, посуди сам, от этого одни плюсы, они совершенно бесправны, зависимы и всеми сила будут стараться угодить тебе, – будто другие только этим и не занимаются, – ты разнообразишь свою жизнь, а если очень понравится, сделаешь ей ребеночка и свободен до конца своих дней, никаких обязательств, когда надоест, просто распрощаешься с ней, это прекрасно, друг мой, просто идеальный вариант.

– Это мерзко, Ашер, так использовать беззащитных женщин.

– О, да ты моралист! Может ты сторонник всеобщего размораживания, признаниях их членами общества с равными правами и возврата замороженным их денежных средств, – друг был банкиром и основной капитал их с отцом банка, составляли вклады замороженных людей, за несколько сотен лет они превратились в обладателей миллиардов и, если предъявят свои права, банкам придется туго. Я не был сторонником этих идей, но и отрицать их справедливость глупо. – И знаешь, говорю это тебе, только потому, что ты мой друг. Я однажды был с размороженной, господин Пат иногда сдает свою любовницу в аренду, – гадко, хорошо, что он не стал сотрудничать с фондом Пата, – после нее, на других просто не стоит, огонь, настоящий огонь, эти женщины хоть и не помнят своих прошлых жизней, но доставлять удовольствие в постели не разучились.

– Если в этом столько плюсов, что ж ты себе такую не купишь?

Друг отсалютовал бокалом бренди, как он может травить свой организм этой гадостью.

– Старик никогда не даст мне столько денег на любовницу, они же стоят целое состояние, но для тебя то это не проблема.

Я отказался, решительно, и поехал домой, зачем я позвонил Симону Милле, ведь знал, что он женат на размороженной, что недавно она родила ему ребенка, что он является главным акционером крио центра.

– Айен, если ты серьезно все для себя решил, я отдам распоряжение, и для тебя подготовят девушку, только заполни анкету о предпочтениях и отправь мне, завтра можешь забирать свою спутницу. Айен, только помни, она тоже человек, ничуть не меньше, чем мы с тобой.

К девяти часам утра автомобиль последней комплектации Сциво подкатил к крио центру, хорошая машина, я ехал на ней второй раз, в будни предпочитаю пользоваться услугами водителя, но обычный человек не может водить Сциво, скорость около семисот километров слишком высока, только наши улучшенные реакции способны с ней справиться. Не давая себе времени передумать, решительно вошел в здание крио центра, даже не ожидал, что все произойдет так быстро, чрезмерно любезный директор центра уже около получаса рассказывал мне о размороженных, много новой информации, с некоторыми пунктами я был категорически не согласен, рабское положение, жизнь без документов, все это способно исправить только замужество, оно дает размороженной женщине гражданство. А еще блокировка памяти, мне выдают специальный порошок, который я буду раз в неделю подсыпать ей в еду, чтоб она не смогла вспомнить свою прошлую жизнь, полное варварство, неужели мужчины сознательно идут на это, я точно не намерен этому следовать.

Заискивающий мистер Рому мне порядком надоел и я напомнил ему о времени, что так у меня дорого. Сбежав из собственного кабинета, директор крио центра спустя пару минут привел ее, бледные до синевы губы и кожа, дрожащее тело, едва волочащиеся ноги, но даже в таком состоянии, девушка была ярче и живее, чем все, кого я знал раньше.

Каштановые волосы отливают рыжиной, глаза серо-голубые, миниатюрная, на груди бесформенная хламида приятно натянута, я сглотнул слюну, Виллард прав, прав во всем, ему нужна именно такая женщина.

– Белая женщина 32-х лет, все параметры соответствуют вашей анкете, осматривать будете, – осматривать, Рому предлагает раздеть ее? Отрицательно покачал головой, обходя по кругу, да она еле держится на ногах. Директор объяснил это поспешностью, а кто велел им спешить? Я вполне мог подождать пару дней, девушка едва не рухнула на пол, а Рому стал оправдываться. Ну уж нет, я не оставлю ее с вами, чтоб вы внушили ей страх передо мной, настроили на рабскую покорность, я не за это плачу!

– Как ее имя?

– Простите, господин Шиу, эта информация не подлежит распространению, личное дело размороженной женщины уничтожается при разморозке, память блокируется, и вы можете слепить из нее все, что вам угодно и назвать ее как пожелаете…

– Ее имя?

– Елизавета, – коротко ответил Рому, глядя куда то в ящик стола, видимо, ее личное дело уничтожили не так уж своевременно.

Документы я подписал и оплату перевел, все время оборачиваясь на сидящую за стеклом девушку, она замерла, глядя в одну точку, даже страшно представить какого ей сейчас, одна во всем мире и даже не помнит себя, ужасно…

– Главное, не забывайте давать ей порошок, – Рому даже не смел поднять глаз на господина Шиу, всем телом ощущая недовольство важного господина.

– А это, уже мое дело, – не прощаясь, покинул кабинет, в генетически модифицированном человеке бурлили чувства, давно он такого не испытывал.

– Идем, – протянув девушке руку, заметил как можно спокойнее и миролюбивее. Думал, оттолкнет или просто проигнорирует, но девушка, ухватившись за мою ладонь, с трудом поднялась. Она едва достает мне до плеча, возможно, я погорячился, указывая в пожеланиях средний рост, я то выше обычных стандартов, но она так не похожа на всех, кого я знал, это цепляет. Ноги ее по-прежнему не слушались, не стал мучать и просто подхватил на руки, удивительно, так легко, хотя раньше я вообще не носил женщин на руках, возможно, они все такие.

Покинув здание центра, усадил девушку на переднее сидение машины и устроился рядом, дорога предстоит не близкая, да еще и скоростные перегрузки, пожалуй, я ошибся в выборе транспортного средства, стоило подумать не только о своем удобстве.

– Как меня зовут? – голос приятный, немного хриплый и слова будто даются с трудом.

– Елизавета, – я не собирался подавлять ей память, покладистая, безвольная кукла не для меня.

Больше вопросов не было, мы ехали почти час в полной тишине, я думал, что она смотрит на пейзаж, мелькающий за окном, все же мир за прошедшие двести лет сильно изменился, а потом заметил надпись на запотевшем стекле «Лиза», странно, вроде кириллица, но от нее давно отказались. Пожалуй, двести лет назад она еще была в ходу на территории некоторых славянских государств. Славянские женщины всегда славились своей красотой, значит Лиза.

– Ты русская? – Сначала спросил, а затем подумал, она же ничего не помнит. Вздернутая бровь, на повернутом ко мне лице, – я уже понял, вопрос не уместен.

Я привел свою женщину в свой дом, для меня это все довольно волнительно, хотя это нелепое чувство, наряду с другими, искоренили несколько поколений назад.

– Как ноги?

– Лучше, – сомневаюсь, что ей было лучше, Лиза выглядела бледнее, чем была в центре и, выходя из машины, скривилась от боли.

Опять подхватил на руки, – что болит?

– Живот, – ее самочувствие меня сильно волновало, хотя и этого чувства я должен быть лишен, лишь чистый незамутненный разум…

Обслуга выстроилась в приветствии, повар, домработница и водитель, я всех предупредил, что привезу размороженную девушку, официально, она является моей любовницей, незавидное положение и лишь мое уважительное отношение позволит ей избежать насмешек и лишнего унижения, и хотя, в тех кто у меня работает я уверен, но все же… я должен сразу определить ее место в моем доме.

– Господин Айен, – желтые глаза беловолосой миссис Эланы были распахнуты в ужасе, – у госпожи кровь.

И тут я понял, что моя рука, поддерживающая девушку, мокрая от липкой, теплой жидкости, что капает на пол, со звоном ударяясь о паркет.

– Доктора, срочно, миссис Элана, – взлетая по лестнице, отдавал распоряжения, ни секунды не сомневаясь, что они будут исполнены.

Лиза была белее мела, осторожно уложив на кровать в специально подготовленной для нее комнате, присел на край, девушка свернулась калачиком, положив руки на низ живота, ей было плохо, глаза закрыты, на лбу испарина, ей плохо, а я ничем не могу помочь, я разбираюсь в экономике, управлении предприятием, еще много в чем, но не мог помочь человеку, зависящему от меня.

Секунды текли, Лиза все так же лежала, сжавшись в комок, доктор прибыл довольно быстро, но мне показалось, что прошла вечность, и сразу преступил к осмотру.

– Как вы себя чувствуете?

– Живот болит, сильно… – голос тихий, прерывающийся.

– Низ?

– Да…

– Господин Шиу, вы не могли бы нас оставить, и попросите миссис Элану принести чистые простыни, – спорить с доктором я не стал и покинул комнату, хотя, мое волнение от этого только усилилось.

Доктора не было довольно долго, миссис Элана уже несколько раз входила и выходила из комнаты Лизы, а я сидел и пытался сохранять спокойствие.

– С вашей… дамой, – заминка доктора не ускользнула от меня, все выходит так, как я и думал, а на что я мог рассчитывать, покупая себе любовницу, – с ней все в порядке, вообще-то, очевидно ее только разморозили и сразу влили все медикаменты на какие были способны, – беловолосый доктор с трудом скрывал свое недовольство действиями крио центра, – организм и так катастрофически ослаблен, а тут еще и это, но ничего непоправимого, она молодая, здоровая, немного отдыха, правильное питание, обильное питье и все с ней будет в порядке.

– А кровь, она же истекала кровью!

Доктор немного замялся, неужели все хуже, чем он говорит, – очевидно, ей провели довольно грубый женский осмотр, некоторые ткани еще не полностью вернули свою эластичность и… они их попросту разорвали, отсюда боли и кровотечение, но это тоже не самое страшное, я залечил разрывы, время и покой и все восстановится, – а вот я не считал, что Лизины страдания, это не страшно, мистер Рому заплатит мне за них. – Меня больше смущает ее апатия, она в новом месте, в другой жизни. Но не проявляет к ней интереса, это опасный симптом, господин Шиу, я сталкивался с таким, и ничем хорошим это не закончилось, ни разу.

 

– Доктор Джарон, я надеюсь видеть вас у нас ежедневно, – доктор согласно кивнул, интересно, а сможет ли этот современный человек понять, что происходит в голове у женщины рожденной двести лет назад, – а сегодня и завтра, вы переночуете у нас.

– Господин Шиу, в это нет необходимости, – но я так не считал, мне будет спокойнее, если рядом будет доктор, кто знает, вдруг Лизе что-то понадобиться, состояние собственной никчёмности мне вовсе не понравилось, чтоб я допустил повторение, – конечно, господин Шиу, я возьму все необходимое и вернусь, как можно скорее.

Боль скручивала все тело, но я была ей даже рада, так чувствуешь себя живой и забываешь о том, что не помнишь собственного имени. Мужчина, сидевший за рулем странного на вид автомобиля, сказал, что меня зовут Елизавета, я Лиза, но собственное имя никак не отзывалось во мне, я Лиза, очередной спазм внизу живота скрутил так, что я с трудом, плотно сомкнув губы, чтоб не застонать, выдохнула. Мне становится все хуже, крамольные мысли о смерти и забытье уже не раз всплывали в голове, зачем жить… зачем, я не знаю, кто я, я собственность другого человека… я даже не знаю, возможно ли это, но чувствую, все не правильно, так не должно быть, это все не для меня.

Свернувшись на кровати, пережидала очередной виток боли, мужчина в белом комбинезоне, что вошел в комнату, вызвал волну паники, он тоже из того центра… он пришел за мной, господин Шиу решил вернуть бракованный товар.

Но забирать меня не стали, пришедший оказался доктором и, выставив хозяина из комнаты, принялся за осмотр, мне относительно выводов о моем собственном здоровье ничего не сказали.

– Постарайся уснуть, – удивительно, но после его манипуляций, боль притупилась и, подложив подушку под щеку, я улеглась на бок, почему то мысль лечь на спину, показалась мне отвратительной.

Не знаю, сколько я проспала, кажется, несколько раз просыпалась или меня будили, я пила воду и вяжущую во рту жидкость и снова проваливалась в сон.

Лежать уже не было сил и единственное, что меня беспокоило, был переполненный мочевой пузырь, а что собственно мне мешает? Из довольно просторной светлой комнаты вело три двери, та, что ближе к кровати, вела в другую такую же спальню, а дверь на противоположной стене, привела меня в искомую туалетную комнату, с прозрачными стенками душевой кабины. Не смогла удержаться, теплая вода смывала липкий пот, прополаскивала пряди волос, смывала болезнь и уносила прочь слабость. Вода была странной, какой-то солоноватой и жесткой, слегка пузырящейся.

Мягкое полотенце обернулось вокруг тела и впитало капли с волос, вытерев волосы на сухо и разлохматив шевелюру, я посмотрела в зеркало… женщина, обычная женщина, волосы темные, глаза серые, нос, губы, щеки, лоб, обычная, незнакомая мне женщина.

– Почему ты встала? – едва я открыла дверь в комнату, до меня донесся вопрос, заданный знакомым голосом, господин Шиу, стоял, скрестив руки и привалившись спиной к косяку двери, он выглядел недовольным, губы поджаты, глаза сужены, резко навалилась слабость, поэтому, игнорируя недовольство хозяина, присела на кровать. Господин Шиу вышел, в ту самую дверь, что я заметила первой, через мгновение он вернулся, неся в руках что-то белое.

– Я заказал для тебя одежду, но ее привезут только завтра, – мне протянули белую мужскую сорочку, – пока одень это, я принесу питье.

Помывка отняла последние силы и, натянув на себя широкую мужскую рубашку, откинулась на подушки. Шиу вернулся с двумя чашками травяного чая, усевшись на край кровати, он протянул мне чай.

– Хорошо выглядишь…

– Для женщины проспавшей пару столетий? – молодой и довольно привлекательный мужчина, с трудом переведя взгляд с выреза рубашки на груди, смотрел на меня пристально, своими серыми умными глазами, у меня было к нему много вопросов, очень много и я начала с главного, – кто я?

– Женщина, что была заморожена около двухсот лет назад, тебя зовут Елизавета, это все, что я знаю. Твое личное дело уничтожили сразу после разморозки, такова процедура.

– А что с моей памятью? Она восстановится? Есть еще такие, как я?

– Да, не скажу, что очень много, это дорогая процедура и не каждому по карману, на счет памяти, – мужчина на миг отвел глаза, – не знаю, восстановится ли она и как с этим обстоят дела у других.

Не особо обнадеживающе, а теперь настала очередь еще одного, не менее важного вопроса, – кто я тебе?

– Моя женщина, – мужчина окончательно отвел взгляд, старательно разглядывая окно.

– Любовница? Ты заплатил кучу денег за мою разморозку для того, чтоб развлечься в постели? – то, что я слышала от персонала центра, оказалось правдой, все, до единого слова. – Не слишком ли сложно, есть пути затащить женщину в постель проще, тем более для такого, как ты, – я правда так думала, он хорош собой и явно при деньгах.

– Ты не знаешь нашей жизни, секс выведен из списка основных желаний на генетическом уровне, а с такими как ты, он приобретает хоть какой-то интерес, – ого, но размножение базовый инстинкт, и как здоровый мужчина может этого не хотеть.

– И что, стало интересно? – намекнула мужчине купившему меня на свое плачевное положение, прикованная к постели, больная женщина, очень сомневаюсь, что такая способна вызвать желание.

Только с юмором у господина Шиу была беда, сглотнув так, что кадык на его шее явственно выделился, мужчина вновь посмотрел мне в глаза, попутно глянув все на тот же вырез собственной рубахи.

– Да, но я все понимаю, и готов ждать, сколько потребуется, я не тороплю тебя и никогда не заставлю против воли… – ему этот разговор давался тяжело, но уж простите, кое-кто меня купил.

– И что будет со мной, когда я надоем тебе? Или, когда решишь жениться? – я вправе задавать эти вопросы, от них зависит мое будущее.

Господин Шиу усмехнулся, – на тебе с радостью женится любой, если этого не сделаю я, – ого, значит, у нас отношения с прицелом на будущее или просто мужчина довольно коварен и знает, как добиться расположения женщины, ведь пообещать, не значит жениться. Расслабляться мне не стоит, но я не знаю, как быть, как поступить правильно.

Чашки опустели и, составив их на поднос, господин Шиу понес его на кухню, – я люблю порядок, – в этом я не сомневалась, пока все, что я видела в этом доме, это моя спальня и ванная комната, но они находились в идеальном состоянии, и сам Шиу выглядел как то нереально привлекательно и аккуратно.

Повернувшись на бок, закрыла глаза, спать не хотелось совершенно, за прошедшее время я выспалась и кроме слабости, симптомов болезни больше не осталось. Что-то неуловимое привлекло внимание, открыв глаза, я увидела господина Шиу, стоявшего в дверях.

– Прости, не хотел тебя тревожить, отдыхай, – развернувшись, мужчина собрался уйти, а мне так не хотелось оставаться одной.

– Я не сплю, проходи, – немного поколебавшись, он подошел и улегся на мою кровать, к счастью поверх одеяла.

– У тебя, наверное, еще есть вопросы, я хочу помочь тебе адаптироваться и влиться в новую жизнь, – он был искренним, а лицо было так близко, все меньше верилось в то, что такому мужчине, могла понадобиться я.

– Вопросы? У меня все сплошной вопрос. Расскажи, что ты знаешь обо мне? – я уже спрашивала, и Шиу сказал, что ничего не знает, но… это все на что я могу надеяться.

– Ты жила примерно двести лет назад, тебя заморозили в возрасте 32 лет и, судя по имени, ты откуда-то со славянских земель, – мне все это ни о чем не говорило. – Ты умеешь писать на кириллице, а она давно вышла из обращения.

– А что еще изменилось за прошедшие годы? – Устроившись поудобнее на второй подушке, Шиу принялся рассказывать, о техническом прогрессе, отказе от полезных ископаемых, добываемых в недрах нашей планеты, теперь высокооктановое топливо доставляют с других планет. Их освоение началось около 150 лет назад, тогда произошел резкий скачек в развитии нашей Земли, социальная сфера получила приток капитала, экология стала приоритетной областью, земля остается единственным комфортным местом для проживания людей и ее стали беречь. А вот о том, как изменились сами люди, господин Шиу рассказывать мне не успел, я сладко заснула под его мерный, приятный голос.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»