Электронная книга

Путь Дракона. Вызов

Автор:
Из серии: Хроники семи миров #2
5.00
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 12 ноября 2015
  • Дата написания: 2015
  • Объем: 590 стр.
  • Правообладатель: Scribe Wizard LP
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Я смотрела на него со смешанным чувством сочувствия и какой-то брезгливости. Как можно объяснить ему, что нас с Драком связывает нечто большее, чем простая жалость? Что любить можно просто так, не за что-то конкретное, а просто потому, что любишь и хочешь быть рядом с любимым. Что иногда ради жизни своего мужчины можно пожертвовать многим? Что бывают мужчины, которые просто не могут пережить отсутствие своей женщины. Легче объяснить слепому, что такое радуга, чем Ристу, что такое любовь.

– Если тебе будет понятнее подобное объяснение, то пусть так и будет. Я здесь, потому что мне его жалко, – устало согласилась я, мне надоело что-то доказывать брату Драка. – Рист, а ты никогда не влюблялся?

– Влюблялся? Я? – он высокомерно вздернул подбородок и скрестил руки на груди.

Я промолчала, мы с ним разговаривали на одном языке, но совершенно не понимали друг друга.

Сочтя, что разговор с Ристом продолжать бессмысленно, я убрала от лица Драка растрепавшиеся волосы и вышла в гостиную, намереваясь выпроводить Риста, пока Драк не проснулся. Рист вышел вслед за мной.

– Рист, мне кажется, что тебе лучше уйти. Драк вряд ли обрадуется увидев тебя здесь, – к Ристу Драк питал особую неприязнь и мне не хотелось стать свидетелем проявлений братской «любви».

– А мне кажется, что в своем доме я могу находиться, где захочу. – Рист демонстративно уселся в кресло, всем своим видом показывая, что ему плевать обрадуется ему Драк или нет.

– Как знаешь, – я пожала плечами и отошла к окну, чтобы полюбоваться прекрасным видом гор, открывающимся из окон наших покоев. Солнце клонилось к закату, окрасив горы глубоким темно-фиолетовыми цветом и расчертив небо пурпурными, нежно-зеленым и золотыми полосами. Вдалеке я заметила двух драконов-стражей, которые медленно облетали долину. Я залюбовалась расстилающимся передо мной пейзажем и совершенно забыла о своем госте, который, впрочем, вскоре напомнил о себе самым незамысловатым, но неожиданным образом, руки Риста обвились вокруг моей талии.

– Красиво, правда? Ночью будет гроза, – жарко шепнул он мне на ухо, его горячее дыхание защекотало мою шею.

– Немедленно отпусти меня! – от возмущения меня бросило в жар. Или это жар от его тела?

– Уж не думаешь ли ты, что можешь справиться с любым Драконом, девочка? – он покрепче прижал меня к себе, его губы почти касались моей кожи, а по щеке скользнула прядь его волос. Я совершенно не представляла, что мне делать, Драк может проснуться в любой момент, и, если застанет нас с Ристом в обнимку… Мне было страшно даже подумать о том, что после этого произойдет!

– Немедленно отпусти меня! – в ярости прошипела я и, что есть силы толкнула его локтями.

К моему удивлению, он послушно отвел руки и отошел на шаг назад. Я машинально одернула платье и поправила волосы.

– Я не навязываюсь. Не хочешь, не надо, – он насмешливо смотрел на меня сверху вниз – но прежде, чем совершать необдуманные поступки, подумай о том, каково это, провести всю жизнь с припадочным калекой, от которого ты не сможешь отойти ни на шаг. Ты же молодая и красивая женщина, тебе нужен настоящий мужчина, здоровый и крепкий.

От ярости у меня зазвенело в ушах. Этот нахал имеет наглость предлагать мне себя, зная как относится ко мне его родной брат!

– Ты имеешь в виду себя? – мой голос осип от возмущения.

– Почему бы и нет? Смею тебя уверить, что если бы мы познакомились поближе, ты бы во мне не разочаровалась, – у меня возникло почти непреодолимое желание расцарапать его самодовольную рожу.

– Сильно сомневаюсь, что мы с тобой познакомимся настолько близко! – я постаралась взять себя в руки, смирившись с тем, что в рукопашной против Риста у меня не будет ни единого шанса на победу.

– Не зарекайся, девочка, – криво усмехнулся он. – Драк тебе говорил, что Драконы настойчивые?

– Не только говорил, но и неоднократно доказывал это, – едко ответила я. Рист слегка поморщился и непроизвольно бросил взгляд на дверь спальни. – И, кстати, Рист, тебе не кажется, что приставать к невесте своего брата как минимум неприлично?

– Ты ему не невеста и вряд ли ею станешь, – в его глазах светилась высокомерная снисходительность. – И потом в подобных делах каждый сам за себя, – пробормотал он чуть слышно.

– Знаешь, тебе лучше уйти, – после его последней фразы мне окончательно расхотелось с ним разговаривать. – Скоро проснется Драк и мне будет не до тебя.

– Мне нельзя проведать больного брата? – Рист желал, чтобы последнее слово осталось за ним и нахально уселся на диван. Ну что ж, его право, тогда уйду я. Повернувшись к Ристу спиной, я вернулась в спальню и присела в кресло, наблюдая за пробуждением Драка. Рист остался в гостиной.

– Анна? – послышался слабый голос Драка, я задумалась о неприятном для меня разговоре с Ристом и пропустила момент его пробуждения.

– Я тут, – едва я присела на кровать, как Драк нежно, но настойчиво притянул меня к себе. – Как ты себя чувствуешь?

– Сносно, – отозвался он. – Наверное, шаманы меня усыпили. – Драк заставил меня лечь рядом с собой. Присутствие Риста в такой момент было совсем некстати.

– Драк, здесь Рист, – шепнула я, между поцелуями. Драка словно пружиной подбросило на кровати.

– Что он тут делает? – его лицо стремительно темнело от гнева.

– Пришел проведать тебя, – виновато объяснила я.

– Давно он тут?

– Нет, не очень, – я почувствовала себя неверной женой.

Драк легко спрыгнул с кровати и вышел в соседнюю комнату, где сидел Рист. Из одежды на нем было лишь что-то вроде короткой набедренной повязки, в которой его принесли от шаманов. Я последовала за ним.

– Вы могли бы не отвлекаться на меня, – криво ухмыляясь, сказал Рист, но в глазах у него не было и тени улыбки.

– Ты меня проведал? Можешь уходить, – зло сказал Драк.

– Эй, брат, да что это с тобой? Я хочу с тобой пообщаться, узнать, как все прошло у шаманов, – Рист не двинулся с места.

– Я не помню, как все прошло, – процедил Драк. – Ты удовлетворил свое любопытство?

– Что-то у тебя, брат, с памятью совсем беда, что ни спроси, ничего не помнишь, – на лице Риста отразилось наигранное сочувствие. – Попроси Мейге, чтобы он тебе какое-нибудь зелье состряпал, для улучшения памяти.

Драк еле сдерживался: – Нам сейчас не до тебя.

Рист неохотно поднялся. – Я удаляюсь. – Он медленно прошествовал к дверям, но перед выходом остановился и, повернувшись к нам лицом, издевательски произнес: – Анна, подумай над тем, что я тебе сказал. – Многозначительно покосившись на Драка, Рист вышел.

Драк еще несколько мгновений смотрел ему вслед, а когда он повернулся ко мне, то я невольно сделала шаг назад, его лицо было искажено от гнева, а в глазах полыхал огонь. Драк подскочил ко мне и схватил за плечи.

– Что он тебе сказал? – Драк чувствительно тряхнул меня, словно хотел вытрясти из меня правду.

– Ничего особенного, всякую ерунду! Драк, прошу, успокойся, мы с ним просто болтали о том, о сем. – Драк ожег меня взглядом.

– Что он тебе сказал? – повторил свой вопрос и сжал мои плечи так сильно, что я едва удержалась от крика боли.

– Он спрашивал, почему я с тобой, – мне очень не хотелось пересказывать наш с Ристом разговор, но если я промолчу, Драк в прямом смысле вытрясет из меня интересующую его информацию.

– Что еще? – его пальцы стальными тисками стиснули мои плечи.

– Он сказал, что ему меня жалко из-за того, что я должна проводить все свое время с тобой, что ты сошел с ума и я порчу себе жизнь. Драк, мне больно! – скороговоркой выпалила я, чтобы, наконец-то, избавится от боли.

Драк ослабил хватку и опустил голову, тяжело дыша.

– Это все? – его руки бессильно упали.

– Все, – подтвердила я, умолчав о домогательствах Риста и его непристойных предложениях. Драк присел на корточки и обхватил голову руками. Раздался то ли всхлип, то ли стон.

– Драк, ну что ты так расстроился? Это же чушь, на которую не стоит обращать внимания! – я присела рядом с ним, пытаясь заглянуть ему в лицо.

– Нет, он прав, – глухо отозвался Драк, упорно не поднимая головы, чтобы заглянуть ему в глаза мне пришлось бы лечь на пол. – Я действительно порчу тебе жизнь, – он вскинул голову и посмотрел на меня, – Анна, но я не могу жить без тебя!

Я обняла его и уткнулась лицом ему в плечо: – Я люблю тебя, быть с тобой мой выбор.

– Правда? – он обнял меня.

– Конечно, – подтвердила я, – неужели, ты в этом до сих пор сомневаешься? Драк легко встал и, подхватив меня на руки, понес в спальню.

Через несколько часов за нами пришел Сарр. Естественно, я совершенно забыла о предупреждении Мейге о вечерней встрече с альм малистэром в кабинете Бруна, и потому мы собиралась в скоростном режиме, а вагары носились по комнатам, помогая нам привести себя в подобающий вид. Сарр с каменным лицом наблюдал за устроенным им переполохом. Одевшись и причесавшись, мы с Драком чинно последовали за вагаром Бруна.

Войдя в кабинет Повелителя Драконов, мы с Драком застыли на пороге. Сарр против обыкновения не остался в кабинете, а вышел, прикрыв за собой дверь. Видимо, сведения, которыми хотел поделиться главный шаман, предназначались для предельно узкого круга лиц. Сам альм малистэр сидел в кресле Бруна посередине комнаты, а Брун стоял за его спиной, опираясь на высокую спинку. Я с любопытством принялась разглядывать шамана. В кресле перед нами сидел высокий, худой старик с гладко выбритым загорелым лицом и длинными седыми волосами, в которых выделялись несколько жгуче-черных прядей. Он был одет в шаманскую белоснежную накидку, густо испещренную символами, но его нижняя рубаха была белой, а не красной. В правой руке шаман держал резной посох из гладкого и блестящего материала похожего на обсидиан, а левой сжимал подлокотник кресла. На его шее висела тяжелая цепь с большим амулетом и множество цепочек покороче с различными подвесками. Его странные и жутковатые глаза прозрачного светло-голубого, почти белого цвета, в упор смотрели на меня. От его пристального, какого-то потустороннего взгляда у меня по коже побежали мурашки, и я непроизвольно прижалась к Драку. Мне на миг показалось, что шаман слеп, настолько неестественным был цвет его глаз и бесстрастным выражение лица, но спустя мгновение, когда он перевел взгляд на Драка, я поняла, что он зрячий. Драк покрепче стиснул мою руку, видимо ему тоже было не по себе. Через минуту шаман отвел взгляд, немного повернул голову и что-то сказал Бруну.

 

– Садитесь. – Брун вышел из-за спины шамана и показал рукой на узкую скамью, которая стояла метрах в трех от шамана. Впечатленные величественным стариком, мы с Драком ее даже не заметили. Послушно присев на указанное нам место, мы с Драком сплели пальцы, мысленно поддерживая друг друга, и приготовились слушать.

– Альм малистэр, мы готовы выслушать знание, открывшееся в Чертоге, – торжественно сказал Брун и сел в другое кресло, которое стояло рядом со скамьей.

– Трудный день выдался сегодня у верховных шаманов Дрэклау, многое открылось нам с благословления предков, силой Святого Огня и при помощи великого шаманства. – Его глуховатый голос звучал негромко, но очень внушительно. – Много сил мы потратили, дабы познать истину, и истина была открыта жаждущим ее познать. – Шаман умолк и задумался, а потом заговорил уже нормальным голосом. Мы встряхнулись, освобождаясь от гипнотического воздействия. – Брун, твой сын отравлен, но это ты знаешь и без меня. Мне удалось поговорить с драконом Драка, и он поведал мне много интересного. Драк-человек потерял память и часть своей сущности, но дракон сумел защититься от воздействия яда, который по замыслу отравителя должен был подействовать в первую очередь на него. К сожалению, состояние дракона оставляет желать лучшего.

– А можно попроще? – перебил шамана Брун.

– Могу и попроще, – кивнул шаман, нисколько не обидевшись на резкий тон Бруна. – Отравитель рассчитывал убить в Драке дракона, подчинить его человеческое сознание и сделать его своим рабом.

Лицо Бруна потемнело. – Но как можно убить одного и оставить жизнь другому?

Шаман слегка улыбнулся. – Поверь мне, нет ничего невозможного, если у тебя есть фантазия, тяга к неизведанному и возможность экспериментировать. Когда я говорил про отравителя, я имел в виду шамана, создавшего яд, а не того, кто ввел его в организм Драка, преследуя собственные цели. Меня очень беспокоит дерзость этого неизвестного ученого, потому что, если этот уникальный яд попадет в наш мир, то Драконам будет нечего ему противопоставить. Мы превратимся в людей, которые ничего не помнят и могут лишь выполнять приказы своего хозяина.

– Но на Драка яд не подействовал! – почти выкрикнул Брун.

Шаман неожиданно легко поднялся, отставил посох и приблизился ко мне. Он был высоким, но худым, словно его высушили на солнце, на запястьях болтались тяжелые обручья из темно-красного металла, а на указательном пальце левой руки я заметила перстень с темно-зеленым камнем. Брун излучал такую внутреннюю энергию, что никому не приходило в голову его ослушаться, но сейчас передо мной стоял Дракон, ослушаться которого не посмел бы и сам Брун, аура шамана была поистине чудовищной силы. Постояв немного около меня, шаман протянул руку и легко коснулся моей головы, на долю мгновения я почувствовала тяжесть и тепло его руки.

– Брун, внимательно посмотри на своего сына и скажи еще раз, что яд не подействовал, – в голосе шамана послышалась ирония.

Брун вполголоса прошипел несколько слов, которые я не поняла. Шаман вернулся в кресло.

– Но его дракон не погиб! – Брун выдал очередной аргумент, он никак не мог смириться с состоянием Драка.

– Во-первых, дракон и не должен был погибнуть сразу, яд рассчитан на медленную смерть. Инкар делал ставку как раз на это свойство, он рассчитывал на то что, когда дракон начнет агонизировать, человеческая часть Драка утратит разум, и он убьет кого-нибудь из своей семьи, желательно, конечно, всех.

– Проклятый Коул! – прорычал Брун и яростно стукнул кулаком по подлокотнику жалобно скрипнувшего кресла. Шаман строго посмотрел на Бруна и продолжил. – Во-вторых, его дракон отравлен, но он цепляется за жизнь изо всех сил. То, что вы называете припадками – это бой дракона с тем, кто пытается подчинить его сознание и добить его. Яд несовершенен, видимо, его не опробовали, как следует, прежде, чем применять или неправильно рассчитали дозу для Драка, поэтому он не подействовал, как рассчитывал Коул. И, в-третьих, дракону Драка помогают бороться за жизнь.

– Кто? – спросил Брун.

– Анна. – Шаман кивнул в мою сторону. – Его дракон находится под ее покровительством и это дает ему силы для борьбы, она – хранительница и не позволяет отравителю завладеть разумом Драка, а его дракону погибнуть. Человеческая половина тоже сопротивляется воздействию и ей нужна поддержка Анны.

Мы с Драком удивленно переглянулись. – Вот видишь, я тебе говорил правду и действительно не могу жить без тебя, – шепнул он, но шаман обладал тонким слухом и услышал сказанное.

– Да, Драк, ты не сможешь без нее жить, твой дракон умрет и убьет человека, он слишком свободолюбивый и не позволит поработить тебя.

– А как же его память? – спросила я.

Шаман отрицательно качнул головой. – Воспоминания Драка стерты, словно кто-то смыл их водой, остались отдельные разрозненные фрагменты.

– Но Анну же он помнит! – упрямо воскликнул Брун.

Шаман снова покачал головой. – Анну он не мог забыть, ведь она та, которая ему нужна. Драк был бы с ней, даже если бы его не отравили. Между ними возникло притяжение с первой встречи, я видел это, она избавила его от гнета прошлого, излечила рану в сердце и открыла путь, – говоря эти невероятные вещи, шаман не сводил с меня глаз. А я не могла отвести взгляд от его прозрачных глаз на смуглом лице, вспоминая нашу встречу с Драком в кафе. – Они предназначены друг для друга, а их встреча была предопределена судьбой. Конечно, в нормальном состоянии Драк не был бы так одержим Анной, как сейчас, но они все равно были бы вместе.

Мы с Драком и Брун переглянулись, переваривая информацию.

– Анна, – шаман дал нам немного времени, чтобы мы могли осознать сказанное, а потом заговорил с мной: – Вы видели Драка драконом?

– Видела, – кивнула я.

– Что вы испытали в первый раз? Вам не было страшно от того, что Драк не человек? – спросил шаман.

– Мне было абсолютно не страшно, я хотела увидеть Драка драконом еще на Земле. Хотя, признаться честно, мне потребовалось некоторое время, чтобы осознать, что все происходит на самом деле и убедить себя, что я не сошла с ума, – с нервным смешком ответила я, шаман понимающе кивнул.

– Но, как же? – Брун был в явном замешательстве. – Дракон и человек? Такого никогда не было!

– Брун, если ты чего-то не знаешь, то это не означает, что подобного никогда не было, – шаман сцепил пальцы рук и с хитрым прищуром смотрел на разнервничавшегося Повелителя Драконов. – Вспомни об Объединении, много веков назад люди и драконы были разными расами, а теперь мы едины. Сейчас в твоем доме живет Дракон, который родился в третьем мире человеком. Между Драконами и людьми были брачные союзы, хоть и нечасто, но о них упоминается в летописях. Если тебе нужны доказательства, я прикажу ученикам найти нужные свитки. – Брун пристыжено буркнул, что он верит шаману на слово.

– Скажите, а есть ли противоядие? – спросила я, возвращаясь к волнующему меня вопросу. – Понятно, что память не вернуть, но можно хотя бы спасти его дракона?

Шаман пронзительно посмотрел мне в глаза.

– Увы, противоядия не существует. Мы никогда не сталкивались ни с чем подобным, и нам потребуется время, чтобы изобрести его, – шаман вдруг нахмурился и сказал: – Брун, мне обязательно нужно найти шамана, который создал этот яд.

– Ты знаешь его имя? – Брун поднялся и подошел к столу.

– К сожалению, нет, по всей вероятности, он знаком с нашими ритуалами и постарался обезопасить себя. Мы не смогли определить ни его ауру, ни магический почерк, не нашли ни малейшей частички его плоти, чтобы провести удаленный поиск. Этот хитрец даже кровь использовал не свою.

– Кровь? – Брун удивленно обернулся, держа в одной руке трубку, а во второй кисет.

– Зелье замешано на подчинении на крови. У Драка есть реально существующий хозяин, которому он должен повиноваться, но вопреки сложившимся традициям, подчинение привязано не на шамана, а на кого-то из его окружения. Коул же просто использовал зелье для того, чтобы навредить твоему клану, преследуя свои личные цели. Если бы зелье было замешано на крови инкара, боюсь, Драк так просто бы не отделался, и действовал согласно его плану, но нам повезло, что хозяин не слишком заинтересован в подчинении.

– Да уж, повезло, так повезло! – зло отозвался Брун, набивая трубку.

– Поверь мне, Брун, я знаю, о чем говорю. Хозяин выполнял лишь самые необходимые действия для подчинения, можно даже сказать в большинстве случаев бессознательные, лишь следуя зову своей крови. У него нет никаких личных мотивов для того, чтобы портить жизнь твоему сыну, – в правой руке шамана материализовалась трубка для курения, а левую он требовательно протянул Бруну.

– Ты можешь назвать имя хозяина? – Брун сунул кисет в протянутую руку и дунул струйкой пламени на свою трубку, раскуривая траву.

– Конечно, могу. Это Эстар кэррам Эльмарин Бальзар Элон, темный эльф из дома Иллари, – шаман аккуратно достал щепоть травы. – Меня уверяли, что он умер.

– Я даже присутствовал на его похоронах! – Брун яростно пыхнул трубкой и сузил глаза.

– Нет, – качнул головой шаман, – для создания зелья была использована живая кровь, и если бы хозяин был мертв, то яд бы не подействовал.

– Я так и знал! Я знал, что Тареар нас всех обманул и его сын жив, но у меня не было доказательств на Совете! – воскликнул Брун.

– Можешь считать, что они у тебя теперь есть, – отозвался шаман. – Изловишь Эстара и через него узнаешь имя умника, придумавшего яд. Мне не терпится увидеть его у себя в гостях, – слово «в гостях» шаман произнес таким зловещим тоном, что мне стало не по себе.

Выкурив трубку, шаман поманил меня к себе, я покорно встала, подошла к нему и опустилась перед ним на колени. Драк остался сидеть на месте, повинуясь жесту шамана. Старик протянул руку и провел сухой ладонью по моей щеке, я смотрела на него снизу вверх и видела в его глазах лишь мягкий свет.

– Ты устала? – шаман провел кончиками пальцев по моему лбу, переносице и правой щеке. – Тебя мучают сомнения в правильности твоего выбора, и страшит будущее?

Я обреченно кивнула, его взгляд потеплел, а глаза словно налились цветом, утратив прозрачность горного хрусталя.

– Ваши судьбы сплетены воедино еще до вашего рождения, каждый день жизни, каждый поступок и решение приближало вас друг к другу. Твоя профессия и его дар – это звенья одной цепи. Ты стала актрисой для того, чтобы встретиться с Драком, а ему было даровано умение видеть драконов в людях для того, чтобы он проводил большую часть своего времени на Земле и смог встретить тебя.

– Вы это все увидели у Драка в памяти? – поразилась я.

– Конечно, нет, но «всевидящее око» не единственный доступный мне ритуал, – усмехнулся шаман. – Я умею зреть плетение судьбы, вижу его рисунок, это мой дар. Да, Драк болен и никогда не станет прежним, он постоянно с тобой и иногда его слишком много, – он улыбнулся, а мои щеки невольно вспыхнули, – но ты все равно остаешься с ним, не потому, что жалеешь его, а потому что любишь. Я прав? – я обреченно кивнула, поражаясь всезнанию этого старца.

– Что же до твоей работы, то тебе придется расстаться с ней, потому что Драк не переживет твоего отсутствия. Ты сможешь уехать, зная, что к твоему возвращению он будет мертв?

Я вспомнила, как уезжала из поместья, в каком состоянии находила Драка по приезду и вздрогнула. Только под пристальным взглядом шамана я отчетливо поняла, что с карьерой мне придется распрощаться. Отчего-то это понимание не вызвало во мне никакого протеста, я была морально готова к тому, что в моей жизни не будет места любимой работе. И смирилась с этим.

– Чем больше вы проводите времени вместе, тем меньше времени он может обходиться без тебя, Анна. Ты его Хранительница, это трудная судьба, но ты справишься, в тебе заложена огромная внутренняя сила. – Глаза шамана прибрели ярко-синий цвет. – Хочешь, я покажу тебе твое возможное будущее, чтобы окончательно развеять твои сомнения в правильности выбора?

Я кивнула.

Он поднял мое лицо обеими руками. – Смотри мне в глаза, Анна. – Цвет его собственных глаз наливался синевой, пока не превратился в чернильно-черные омуты. Через некоторое время я увидела себя как бы со стороны, словно смотрела фильм о себе самой. Вот я вижу себя и других актеров на премьере второго фильма про вампиров, мы широко улыбаемся, позируем фотографам и приветливо машем руками поклонникам. Значит, фильм будет иметь успех. Через мгновение действие меняется, я вижу Данте, который с презрительной усмешкой смотрит мне в спину, а передо мной стоит его мать. Она кричит на меня, звуков я не слышу, но и без слов понятно, что ничего хорошего она не говорит. Минуту спустя, она замолкает и швыряет мне в лицо какие-то бумаги, которые опавшими листьями осыпаются на ковер. Синьора Беатриче презрительно кривит губы и, произнеся еще несколько слов, резко поворачивается ко мне спиной и удаляется, прихватив с собой своего ненаглядного сына, а я отчетливо понимаю, что ни ее, ни Данте я больше не увижу, разве только на экране или в светской хронике. Следующее действие происходит в кабинете моего агента. Он растеряно разводит руками и отводит глаза, я резко разворачиваюсь и выбегаю из кабинета. Джеймс смотрит мне вслед, потом достает из сейфа бутылку и маленький стаканчик, наливает виски, и с явным сожалением на лице бросает папку с моим портфолио в мусорную корзину. Следующий эпизод происходит некоторое время спустя, потому что уже наступила глубокая осень, я сижу на лавочке в каком-то парке и смотрю на жухлые листья, которые швыряет ветер, один лист шлепнул меня по лицу, напомнив ворох бумаги, который швырнула в меня мать Данте. Зима, другое актерское агентство, маленькое и не очень успешное, судя по облезлому офису. Мой новый агент протягивает мне тоненькую папку с моей новой ролью, я открываю ее и вижу один лист с пятью напечатанными фразами, текст расплывается от подступивших слез, а на полупустой листок падают несколько тяжелых капель. В следующем видении я вижу себя на съемочной площадке, у меня роль не то горничной, не то няни, я произношу свои десять слов и иду в ближайший бар, чтобы снять напряжение. И снова съемки, где у меня роль еще меньше прежней, снова бар и третий виски в руке. Череда баров меняется с калейдоскопической скоростью. Я сижу на кровати и с удивлением смотрю на спящего в ней мужчину, голова разламывается от боли, и я никак не могу вспомнить его имя. Кадры моей жизни замелькали словно кто-то нажал на скоростную перемотку, но даже из того немногого, что я успела увидеть мне стало понятно, что моя актерская карьера закончилась бы в любом случае. Мельтешение резко замедлилось и вот я снова вижу и с трудом узнаю в неухоженной, одутловатой, растрепанной женщине себя. Она сидит за столом в крохотной комнатенке, которая одновременно является для нее спальней, столовой, гостиной и кухней, рядом с ней стоит переполненная пепельница, стакан с виски и торт со свечкой в виде цифры сорок пять.

 

– Довольно! – я в ужасе отшатнулась от шамана. Конечно, я предполагала, что мать Данте может усложнить мне жизнь, но даже предположить не могла, что она меня просто уничтожит!

– Не пугайся, то, что ты увидела, лишь могло бы стать твоим будущим, – шаман провел около моего лица ладонью, снимая последствия видения.

– Господи! Да неужели она могла бы со мной так поступить? Она же не монстр, в самом деле! – воскликнула я.

– Та женщина? – уточнил шаман – Могла бы.

Я сразу ему поверила, если понадобилось, она бы и убила за своего сыночка.

– Ты выбрала другую дорогу, это будущее уже исчезает, то, что ты увидела вряд ли произойдет с тобой на самом деле, – шаман снова принялся набивать трубку. Я опустила голову и задумалась, будущего в моем мире у меня уже нет, но и в мире Драконов мне ничего не светит. Что меня ждет здесь?

– Скажите, а кем я буду здесь? – я подняла голову и посмотрела старцу прямо в глаза, которые постепенно возвращались к своему блекло-голубому цвету. – Какое будущее меня ждет в этом мире? – шаман отвел взгляд и теперь смотрел куда-то выше моей головы.

– Я хочу, чтобы Анна стала моей невестой, – произнес над моей головой голос Драка. – Анна, ты выйдешь за меня замуж? – спросил он, опускаясь рядом со мной на колени.

Шаман с улыбкой смотрел на нас, ожидая моего ответа, а я потеряла дар речи от неожиданности.

– Анна, ты согласна стать моей женой? – Драк сжал мою ладонь, я, молча, кивнула, еще не понимая, что мне только что сделали предложение.

Брун встал рядом с креслом шамана, и они обменялись взглядами.

– Отец, позвольте нам обручиться, – решительно произнес Драк. – Я хочу, чтобы Анна вошла в клан, и у нее больше не было сомнений.

Брун и шаман снова переглянулись.

– Что ж, хоть это и идет вразрез со всеми нашими традициями, я даю свое благословение на ваш брак, – спокойно произнес Брун, таким тоном, словно знал заранее, чем закончится наша встреча с шаманом. Хотя, может быть, так и было? Может шаман увидел заранее нашу судьбу? Во всяком случае, ни Брун, ни шаман не выглядели удивленными.

Наше с Драком обручение происходило с феноменальной скоростью, я вернулась в реальный мир, когда Брун возложил на наши головы руки, произнес официальное благословение и дал согласие на брак, а потом снял с себя восьмиугольный медальон на длинной цепочке и надел его мне на шею.

Шаман знаком позволил нам встать и вернуться на скамью. Я двигалась, как в тумане, мои щеки горели, а в голове теснилось столько мыслей, что мне было трудно вычленить хоть что-нибудь связное. Драк же выглядел на удивление спокойным и удовлетворенным.

– Поздравляю вас, дети мои! – мягко произнес Брун. – Мы объявим о вашей помолвке в самое ближайшее время, дабы все Драконы могли возрадоваться столь радостному событию в моем клане. А теперь вы можете удалиться в свои покои. – Мы с Драком встали и, попрощавшись с Бруном и шаманом, вышли.

За дверью Драк подхватил меня на руки и закружил, как в танце.

– Ну вот, теперь ты моя невеста, чтобы там не говорили! Как же я рад, Анна, как я рад! – он остановился и крепко поцеловал меня. – Это самый счастливый день в моей жизни! Нет, самым счастливым станет день нашей свадьбы! Ну, скажи же что-нибудь!

– Я тоже рада, – почему-то, в отличие от Драка, мне не хотелось танцевать и смеяться, наоборот, на глаза наворачивались слезы, а по телу пробегала дрожь.

– Почему у тебя такой грустный вид? – Драк тревожно заглядывал мне в глаза, я со всхлипом припала к его груди и разрыдалась. Он гладил меня по голове и что-то шептал на ухо, а я, не слушая его, выплескивала в слезах нервное напряжение последних месяцев, бессвязно силилась что-то объяснить Драку, просила у него прощения и плакала, как маленькая, захлебываясь слезами. Минут через пятнадцать слезы иссякли, я прижалась к его груди и, слушая биение его сердца, постепенно успокаивалась. Невеста! Я невеста Драка и скоро стану его женой, я буду одной из Тули. Я подняла голову и посмотрела Драку в глаза: – Вот теперь я тоже счастлива. – Он нежно поцеловал меня и с улыбкой произнес: – Тогда давай вернемся в наши покои и отметим это событие. И позволим Сарру приступить к своим непосредственным обязанностям.

Я обернулась и увидела, что вагар Бруна с отрешенным видом стоит метрах в пяти от нас и покорно ждет, пока мы отойдем от двери в кабинет. Присутствие Сарра в такой личный момент нашей жизни ничуть меня не смутило, мы с Драком прыснули в кулаки и, не сговариваясь, бегом кинулись в сторону домашнего крыла. Сарр со счастливым вздохом, открыл дверь и скрылся в недрах кабинета.

В тот вечер было и вино, и поцелуи, и обещанная Ристом гроза, украсившая черное ночное небо яркими вспышками бледно-розовых молний, и гудящие потоки дождя за окном, и любовь, и снова вино. Мы с Драком дурачились как дети, хохотали, вспоминая разные смешные случаи из нашей совместной жизни, и никак не могли успокоиться, ведь теперь у нас не было сомнений в будущем, оно теперь у нас было одно на двоих. Уже под утро, лежа в объятиях спящего Драка, я снова и снова вспоминала прошедший вечер и думала о том, что совсем скоро я выйду за Драка замуж и стану полноправным членом семьи. Мне больше незачем переживать за карьеру, потому что она закончилась на пике популярности, а мать Данте может удавиться от досады или захлебнуться желчью, потому что Анна Тули будет ей не по зубам. Да и не стоит карьера актрисы того, что я получила взамен. Я стала частью сказки про Драконов, и буду жить в мире магии и настоящих волшебников. Я с благодарностью посмотрела на своего теперь уже жениха. Мне достался принц, он болен, но мы попробуем победить его болезнь, вместе мы обязательно справимся со злыми чарами. Я улыбнулась своим мыслям и поцеловала Драка, он открыл глаза и притянул меня к себе.

Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
С этой книгой читают:
Девушка для дракона
Ева Никольская
$1,69
Азартные игры волшебников
Ева Никольская
$1,69
Пять разбитых сердец
Ева Никольская
$1,69
Полуночный замок
Наталья Жильцова
$2,18
Развернуть
Другие книги автора:
10 книг в подарок и доступ к сотням бесплатных книг сразу после регистрации
Уже регистрировались?
Зарегистрируйтесь сейчас и получите 10 бесплатных книг в подарок!
Уже регистрировались?
Нужна помощь