Электронная книга

Путь Дракона. Вызов

Автор:
Из серии: Хроники семи миров #2
5.00
Читать удобно
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 12 ноября 2015
  • Дата написания: 2015
  • Объем: 590 стр.
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

– Это посмертные статуи предков, всех кто правил Дрэклау до отца, – задумчиво глядя на ближайшую скульптуру, пояснила Эсмириль. Анна с любопытством разглядывала могучие фигуры предков, а Драк не проявил к ним ни малейшего интереса, что-то внимательно рассматривая у себя под ногами. Статуи стояли на каменных постаментах, на которых были высечены имена, даты рождения, смерти и правления Повелителей.

Мне эти скульптуры напомнили восковые фигуры, которые я однажды видел в музее, до того реалистично они выглядели. Они были одеты в настоящие доспехи и имели при себе оружие. Я не удержался и потрогал одну из статуй рукой, она, вопреки моим предположениям, оказалась каменной, что меня удивило, ведь скульптуры даже передавали цвет кожи, глаз и волос, у некоторых они были заметно темнее, чем у остальных.

Эсмириль ухватила меня за руку и повела в дальний конец зала. Приблизившись к одной из крайних статуй, она положила руку на каменную кисть, одетую в боевую перчатку с шипами и сказала – Это Верел.

Верел Тули при жизни был здоровяком, ростом примерно двух метров и очень широким в плечах. Поднятое забрало шлема оставляло открытым его смуглое, худощавое, хищное лицо, с темными глазами, крючковатым длинным носом, узкими упрямо сжатыми губами и волевым подбородком, спрятанным в короткую седую бороду. Два шрама пересекали его правую бровь и щеку, уходя под шлем. Он горделиво смотрел поверх наших голов темно-карими глазами, и мне с трудом верилось, что это всего лишь статуя. На доспехах Верела не было ни намека на ржавчину, а одежда выглядела так, словно статую одели только вчера, хотя Эсмириль уверила нас, что и оружие, и доспехи не менялись со дня смерти их обладателя. Основатель династии опирался обеими руками на длинный двуручный богато украшенный меч. К кожаному широкому поясу с серебряными бляхами был приторочен тяжелый боевой нож, рукоятка которого тоже была усыпана драгоценными каменьями.

– Шаманы создали здесь специальные условия, чтобы все реликвии сохранялись в неизменном виде много лет. Оружие зачаровано на крови своих хозяев и представляет немалую магическую ценность, – объяснила Эсмириль.

– Я никогда не видела такого потрясающе красивого оружия! – искренне восхитилась Анна, протягивая руку, чтобы прикоснуться к мечу. Драк мягко, но решительно перехватил ее.

– Боевое оружие трогать нельзя. – Он поцеловал руку Анны, словно извиняясь.

– Оно верно служило своим хозяевам на протяжении всей их жизни, а после смерти сохраняет в себе частичку их сущностей и вполне может постоять за себя. Если ты не из клана Тули и у тебя нет лишних пальцев, с которыми ты готова расстаться, то не следует прикасаться к мечам, – продолжил Драк, внимательно глядя на статую своего предка. Мы с Эсмириль переглянулись, а Анна понятливо кивнула головой и с опаской покосилась на меч, которым восхищалась минуту назад.

Осмотр Зала Предков растянулся на несколько часов, Эсмириль давала краткие исторические справки про каждого из ее предков, мимо статуи которого мы проходили. Мы медленно двигались обратно к выходу вдоль длинной череды статуй, чьи каменные лики строго взирали на нас темными глазами, отчего создавалось ощущение, что великие предки Эсмириль следят за потомками сквозь века и вопреки смерти. У подножия каждой статуи стояла чаша, сделанная из незнакомого фиолетового метала, в которой горел бледный, желтоватый огонек.

– Это чаши памяти, – тихо произнесла Эсмириль, глядя на одну из скульптур, – по нашим поверьям пока в них горит огонь, ничто не может нарушить покой предков, а они знают, что их кровь жива.

– Красивая традиция, – согласился я.

– Огонь зажигают сразу после огненного погребения, и он никогда не гаснет. – Эсмириль указала пальцем на невысокую вазу, которая стояла за статуей. – Это прах умершего, мы рождены от святого Огня и в него же возвращаемся. Драконы никогда не предают своих мертвых земле. – Эсмириль положила к ногам одной из статуй хрупкий белый цветок и, приложив правую руку сначала к глазам, а потом к груди, дотронулась до руки каменного короля и произнесла: – Да не погаснет огонь в чаше памяти.

Выйдя из зала, мы некоторое время молчали, поднимаясь вверх по лестнице. Поднявшись на первый этаж, Анна со смущенным смешком призналась, что ей все время казалось, что какая-нибудь из статуй вот-вот покинет свой пьедестал и поинтересуется, кто мы такие и зачем нарушаем покой умерших. Мы посмеялись над ее страхами, даже Драк соизволил улыбнуться, а Эс заверила, что за все время существования Шерданна ни одна из статуй не оживала и тем более не грубила гостям. Оказалось, что поход в Зал Предков является частью экскурсии для гостей Шерданна и усопшим, якобы, даже нравится внимание живых. К слову сказать, у меня тоже возникало подобное ощущение, но мне казалось, что статуя если и оживет, то только ради того, чтобы поболтать с нами и узнать, как идут дела в мире живых.

Я приходил в Зал Предков еще несколько раз, уже без Эсмириль, читал памятные таблички, рассматривал лица давно умерших Повелителей Драконов и мне казалось, что их любопытные души не менее пристально рассматривают меня. Зал, не смотря на свое предназначение, совершенно не походил на кладбище, в нем не чувствовалось атмосферы скорби и уныния, скорее наоборот, он казался уютным и каким-то обжитым. Может быть, дело было в неугасимых чашах памяти, в неярком освещении, или в сладковато-пряном запахе фимиамов, курящихся в больших чашах, укрепленных на стенах, а может в белых цветах, лежащих у подножья некоторых статуй, или в том, что сами статуи совершенно не казались неодушевленными.

По прошествии некоторого времени я освоился в Шерданне и больше не боялся потеряться. Главное здание, построенное Верелом, было самым большим, в нем располагались главные залы и парадные чертоги, но члены семьи жили в восточном крыле, домашнем, как называли его вагары, куда можно было попасть только по приглашению.

Шерданн был выстроен из криггена, желтоватого камня с серыми и зеленоватыми прожилками, который добывали в пятистах лигах севернее, именно оттуда пришел Верел и предпочел хоть таким образом сохранить память о покинутой родине. Кригген был распилен на большие бруски размером примерно метр на два и подогнан с такой точностью, что стыки практически не были видны. Кригген обладал замечательными теплоизоляционными свойствами. Климат в этой части Дрэклау был резко-континентальным, ледяные ветры, дувшие с ледников Муэхха, приносили с собой холодные зимы, а летом жара частенько переваливала за сорок градусов, но в Шерданне было не холодно зимой и не жарко летом, кригген прекрасно заменял кондиционеры.

За годы прошедшие с момента смерти Верела, Тули значительно расширили свои владения, так как Шерданн перестал вмещать потомков, придворных и молодых Драконов, которые съезжались в Шерданн со всего Дрэклау, чтобы подготовится к традиционному турниру, который являлся частью ритуала посвящения в воины и в человеческом понимании соответствовал наступлению совершеннолетия. Двести лет спустя после смерти Верела, Гирран Хромой пристроил правое крыло, обращенное на восток, а еще через сто Кайл Второй – западное, оба крыла примыкали к основному зданию и заканчивались двумя башнями, верхушка одной из которых была плоской. Шерданн был построен на самом краю плато, его северная часть обрывалась прямо в бездну, а дальше грозно высились Муэххские горы, за которыми начинался океан. Видимо, чтобы смягчить брутальные очертания Шерданна и напомнить, что кроме воинов в нем проживают и прекрасные дамы, в защищенном от ветров дворе был разбит парк с вековыми деревьями и аккуратными клумбами с цветами. Дорожки лучами разбегались от центральной клумбы, вскоре теряясь в густых кустах парка. Шерданн и парк перед ним невольно напомнил мне поместье, конечно, несравнимое с ним по величине и величию, но полностью отражающие вкусы и понятия о прекрасном его хозяев. В восточной части, в глубине парка располагался Марха Тэйва, Шаманский Чертог, цитадель верховных шаманов, с которыми мне очень скоро предстояло познакомиться.

В полуподвальном этаже западного крыла находилась огромная кухня с множеством кладовых, большой банный зал, оружейные и тренировочные залы, а верхние этажи были предназначены для гостей Шерданна.

По прибытию в Шерданн Брун погрузился в государственные дела, Драк с Анной почти все время находились в своих покоях, а мы с Эсмириль наслаждались обществом друг друга, что не мешало ей гонять меня не хуже Гелана. Время от времени в нам присоединялась Аль, все еще горюющая по поводу расторжения помолвки.

– Давай, давай! Не зевай! Я тебя атакую! – азартно кричала Эсмириль, делая обманное движение.

– Ну, держись! – не менее азартно кричал я, успешно отбивая ее выпад.

Тренировочный зал Шерданна был раз в пять больше, чем в поместье, и оборудован всем, что может понадобиться для поддержания боевой формы. К моему удивлению, кроме нас залом никто не пользовался. Молодые Драконы упражнялись на улице или в другом зале, который Эсмириль называла большим, но я был уверен, что зал отдан нам в единоличное владение, чтобы не смущать меня, так как моя форма еще была очень далека от боевой. Несмотря на похвалы Эсмириль, я знал, что на Шерданнский турнир меня бы не пригласили.

Наши мечи грозно лязгали, и частенько мне удавалось взять верх, Эсмириль шумно радовалась моим победам, но в глубине души я подозревал, что Эс все-таки не дерется в полную силу, чтобы не расстраивать меня.

Через несколько дней после приезда мы с Эсмириль и Аль поднялись на восточную башню замка, ту, которая была плоской и выглядела по сравнению с остроконечной западной так, словно кто-то смахнул ее верхушку огромным мечом. Большая площадка, на которую мы поднялись, была окружена невысоким, примерно в полтора метра высотой и в метр шириной, ограждением. На мой взгляд, она идеально подходила для взлетов и посадок вертолетов, если бы они тут, конечно, были. С площадки открывался потрясающий вид на Муэххские горы и их главный пик Крастрас.

 

– Почему эта площадка не огорожена? – я с опаской заглянул за ограждение и тут же отпрянул, от одного вида бездонной пропасти у меня закружилась голова.

Аль слегка улыбнулась: – В этом нет необходимости.

– Ну, не знаю, высоко же! Вдруг кто свалится. – Я отошел от края на несколько метров и, поискав глазами Эсмириль, едва не получил разрыв сердца, увидев, что любимая забралась на ограждение и теперь неторопливо шествовала по нему, размахивая руками.

– Эс, слезь немедленно! – закричал я, она повернулась ко мне лицом, но вдруг оступилась и, взмахнув руками, упала с края в пропасть.

– Господи, нет!!! Эсмириль!!!! – я бросился к краю и, свесившись вниз, увидел, что Эсмириль летит вдоль стены замка, раскинув руки. От ужаса у меня пропал голос, я был готов прыгнуть следом за ней, как вдруг она ловко перекувыркнулась в воздухе, и вместо нее появился дракон. Ее гибкое ярко-синее тело изогнулось, и она распахнула крылья. Я забыл обо всем на свете, глядя на чудо, которое только что произошло у меня на глазах, и очнулся только от прикосновения Аль. Она подошла ко мне сзади и придержала за рубашку, чтобы я от избытка чувств не свалился вниз.

– Красивая, правда? – спросила Аль.

Я выпрямился и кивнул, не находя слов, чтобы выразить мое восхищение и восторг. Эсмириль сделала несколько плавных взмахов крыльями и теперь парила на фоне черных гор. Аль встала рядом и подхватила меня под руку, тоже любуясь подругой.

– Сколько раз вижу Эс драконом, но каждый раз от этого зрелища у меня дыхание перехватывает! Как же я ей завидую! – Аль прижалась к моему плечу.

Я снова кивнул, думая о том же самом и страстно желая стать таким же, как Эсмириль, как можно скорее, прямо здесь и сейчас.

Эсмириль летала минут десять, кувыркалась в воздухе, разгонялась, плавно скользила, камнем падала в бездну под замком. Наконец, она развернулась в нашу сторону, Аль поспешно оттянула меня подальше от края площадки. Эсмириль приземлилась, тормозя крыльями, поднявшийся ветер едва не сбил нас с ног. Я в немом восторге не мог отвести от нее глаз, она была очень большой и сказочно красивой. Такой же, как дракон у нее на спине. У нее была сужающаяся к носу изящная голова с двумя заостренными рожками, длинная гладкая шея, массивные лапы с острыми когтями, мягкий гребень на спине и длиннющий хвост. Она была похожа на дракона с мешка-талисмана, но, глядя на Эсмириль, сразу становилось видно, что передо мной самочка, изящная, молодая и игривая. Эсмириль приблизилась и опустила голову, глядя мне в лицо своими черными как ночь глазами. Я провел ладонью по ее шее, она очень осторожно ткнула носом меня в плечо.

– Ты очень красивая, Эсмириль, невероятно красивая! – сказал я, обняв ее за шею и прижавшись к ней щекой, чувствуя жар от ее тела и твердость мелких чешуек. Она нежно потерлась о мое плечо, потом аккуратно отстранилась, лукаво посмотрела на меня и, немного отвернув голову в сторону, дунула пламенем. Мы с Аль рассмеялись, а Эсмириль приподняла уголки губ, приоткрывая белоснежные, острые зубы, что в драконьем обличье означало улыбку. Она отошла от меня на несколько метров, осторожно ухватила меня пастью и, вывернув шею, аккуратно посадила себе на спину в выемку между двумя гребнями. На ее спине между крыльями я увидел Эсмириль-человека, она лежала на боку, поджав ноги и сложив руки на груди, волосы были собраны в узел на затылке.

Эсмириль-дракон отвернулась и низко опустила голову, Аль надела на ее длинную шею что-то вроде узды, закрепила ее и, протянув мне концы, посоветовала держаться покрепче и не бояться. Эсмириль развернулась в сторону гор, подошла к ограждению и, оттолкнувшись от него, взлетела. Я судорожно вцепился в упряжь, распластавшись на ее шее, но в следующее мгновение выпрямился, издав восторженный вопль. Голова закружилась от ощущения полета, мы взмыли ввысь, и вот уже Алариэль превратилась в хрупкую фигурку на площадке размером с платок. Мой дракон заволновался, я чувствовал его восторг, его почти непреодолимое желание полетать, его безумную тягу к небу. Мне хотелось того же самого и в какой-то момент мы с ним действительно стали единым целым.

Мы провели в небе не меньше часа, и даже спустя несколько часов проведенных в покоях Эсмириль, я все не мог успокоиться.

– Эс, это было волшебство! Это что-то! – в который раз восторженно восклицал я, курсируя по комнате, все еще переполняемый впечатлениями от нашего с ней полета.

– Ник, ты меня пугаешь! – Эс лежала на кровати, подперев кулачком щеку и, улыбаясь, смотрела на меня. – У меня такое впечатление, что ты влюбился в моего дракона, я начинаю ревновать.

Я растянулся рядом с ней.

– Я люблю тебя в любом виде, – уверил я ее после продолжительного поцелуя. – Но ощущение полета! Это непередаваемо! Не могу дождаться, когда тоже смогу летать. Эс, ты не представляешь, как понравилось летать моему дракону!

– Твоему дракону? – Она удивленно приподнялась на локте.

– Этот паршивец мне всю спину сжег своими желаниями! – Спину действительно пекло, словно я обгорел на солнце.

– А ну, покажи! – Эсмириль толкнула меня в бок, заставляя перевернуться на живот.

Я повернулся и задрал рубашку. Она провела по моему телу рукой и в недоумении уставилась на ладонь.

– Что?

– У тебя спина горячая и я чувствую покалывание. – Она удивленно вскинула глаза. – Что это значит?

– Не знаю, по-моему, я превращаюсь в Дракона, – хмыкнул я.

– Этого не может произойти без инициации, – в ее голосе слышалась растерянность.

– Эс, ты сейчас поразительно похожа на Мейге! – усмехнулся я, вспомнив выражение лица шамана, когда он слышал что-нибудь, что противоречило его представлениям о жизни. – Может на меня так здешний воздух действует? Или еще что-то или кто-то? – Я потянулся к ней и поцеловал ее в висок, а потом в губы, а потом вопрос о том, что правильно или не правильно вообще был забыт.

Примерно через неделю после нашего приезда в Шерданн, наконец, приехали братья Эсмириль. Самые старшие уже давно жили и правили в своих уделах, приезжая в родительский замок лишь изредка, в особых случаях. В Шерданне постоянно проживали лишь четверо братьев, кроме Гелана, Гора и Драка, которые большую часть своей жизни проводили на Земле. Глен, Трин, Вил и Рист, впрочем, тоже не сидели на месте, разъезжая по государственным делам по всей стране. Двое братьев прибыли накануне вечером, двое под утро, и потому церемония представления была приурочена к завтраку.

Трижды в неделю в Шерданне устраивались трапезы, которые я про себя прозвал «публичными», когда к завтракам, обедам и ужинам приглашались почетные гости: придворные, главы купеческих и ремесленных гильдий, Драконы из других кланов, послы заграничных держав, благородные рыцари из представителей других рас.

Перед моим первым появлением на подобном мероприятии Эсмириль провела краткий инструктаж по основам этикета, рассказала, как рассаживают гостей, посоветовала, какие блюда мне выбрать, а какие лучше вообще не пробовать потому, что некоторые из них были слишком экзотическими даже для Драконов, но подавались к столу, дабы удовлетворить разнообразные вкусы приглашенных. Традиция больших трапез соблюдалась много веков, приглашение в Шерданн считалось большой честью, а королевская семья, таким образом, проявляла внимание к подданным, вассалам и заграничным гостям. В остальные дни семья трапезничала узким кругом, а еда сервировалась в небольшой столовой в домашнем крыле, где присутствовали лишь семья и самые близкие друзья, а на сегодняшний завтрак были приглашены исключительно члены семьи и я.

Во время «публичных» трапез гостей рассаживали строго согласно этикету, поэтому я сидел довольно далеко от Эсмириль, так как мой статус в клане еще не был оглашен официально, но на максимально дозволенном этикетом расстоянии от королевского стола. Мое место было примерно во второй трети стола, что соответствовало положению дворянина средней руки, чей род не прославился какими-либо выдающимися деяниями, но избежал пятен в родословной. В общем, никто и звать никак. Принимать пищу среди такого количества народа было для меня сущим мучением, но отказаться от посещения трапез можно было только в нескольких особо исключительных случаях, например, при тяжелой болезни, ранении или смерти. И потому я, в целях дальнейшего самосовершенствования, усаживался на отведенное для меня место, обменивался вежливыми репликами с соседями и старался не обращать внимания на любопытствующих сотрапезников, а также не пялиться на особо необычно выглядевших с точки зрения человека гостей. Однажды напротив меня посадили важного чиновника из страны под названием Куэррах, и мне до сих пор было не по себе от воспоминаний, как он закидывал в свою зубастую пасть большие куски сырого мяса, и, не жуя, проглатывал их, резко дергая головой на длинной шее, потом аккуратно вытирал пасть белой салфеткой в пятнах крови, которую держал в одной из своих четырех лап, и приветливо скалился мне синими зубами в паузах между принятием пищи. Монсэр Уаарх Эст Вукарк был милейшим сиггурном, говорил на трех языках, был прекрасно образован и занимал пост министра иностранных дел при короле Вуээххре Восьмом. В Шерданн он прибыл для очередного продления мирного договора и соглашения о протекторате. Монсэр был чрезвычайно приятным в общении рептилоидом, но снова оказаться его соседом по столу я бы не хотел.

– Потерпи, Ник, когда отец официально введет тебя в клан, ты сможешь сидеть за столом с нами, – извиняющимся тоном говорила Эсмириль после каждого обеда или ужина.

– Все в порядке, просто я не привык к подобным церемониям и чувствую себя немного не в своей тарелке, – уверял я ее, а сам с тоской ждал следующей «публичной» пытки и завидовал Анне, которой дозволялось не присутствовать на пирах. Если учитывать, сколько мне требовалось душевных сил, чтобы воспринимать внимание полусотни сотрапезников к моей скромной персоне с подобающе вежливым равнодушием, то мое самосовершенствование грозило достигнуть небывалых высот.

Слава Богу, что для знакомства с братьями не требовались особые церемонии, когда мы с Эсмириль спустились в столовую, они уже ждали нас. При нашем появлении братья Эс тут же направились в нашу сторону. Все они были разные, но неуловимо похожи друг на друга, высокие, с отличными фигурами, темноглазые и темноволосые.

– Приветствую! – с улыбкой сказал один из них, подняв в знак приветствия правую руку. – Я Файн.

– Приятно познакомиться, меня зовут Ник. – Я повторил его жест.

Он улыбнулся и оглядел меня с ног до головы. – Нам всем крайне интересно познакомиться с учеником Гелана. – Файн был на полголовы выше меня и килограммов на двадцать тяжелее, его волнистые длинные волосы, рассыпанные по плечам, на лбу были перехвачены плетеным кожаным ремешком. Глаза Файна имели такой же разрез, как у Эсмириль, но их цвет был традиционно темный.

Пока мы знакомились с Файном к нам подошли остальные.

– Берк. – Представился один из них, самый старший по возрасту, судя по ниткам седины в его выгоревших волосах и морщинкам в уголках глаз. По габаритам он мог бы дать фору любому профессиональному боксеру в супертяжелой категории, а ростом баскетболисту. Он окинул меня оценивающим взглядом и слегка улыбнулся. Я ответил на приветствие и представился.

– Чет. – Этот брат лицом походил на Драка, но выглядел старше и был ниже ростом.

– Вил. – Молодой парень, копия Брун, лет эдак сорок тому назад.

– Рист. – Представился последний, он был самым высоким и смуглым. Его насмешливый, оценивающий и отчетливо высокомерный взгляд мне сразу не понравился. Из рассказов Эсмириль о братьях у меня сложилось впечатление, что Риста вряд ли бы кто назвал отличным парнем, он был заносчив, болезненно самолюбив, кичился происхождением и отличался злопамятным и вздорным характером. По натуре он был форменным провокатором и не упускал случая подстроить какую-нибудь каверзу, причем его выходки не всегда были такими уж безобидными. Объекты его шуток стоически терпели, скрипели зубами, но не жаловались на него, предпочитая проглотить обиду, чем нажить себе врага в лице одного из драконьих принцев. Брун смотрел на выходки Риста сквозь пальцы, ну развлекаться королевич изволит, так он в своем королевском праве, а кто думает иначе, то это его проблемы. Впрочем, Рист никогда не преступал определенных границ, а приступы поразвлечься за счет других находили на него раза три в год.

Остальные братья организовывали оборону границ в свете возможного вторжения отщепенцев, и приехать не смогли.

После родственных объятий и поцелуев, Эсмириль начала обмениваться с братьями новостями. Я вежливо улыбался, открывая рот только, когда кто-нибудь из братьев обращался непосредственно ко мне. Голос Сарра раздался в моей голове в момент оживленной беседы с Берком и Эсмириль на тему моих тренировок с Геланом и стал для меня полной неожиданностью.

 

– Драггары и драггина Эсмириль, ваши родители спустятся в столовую через четверть часа. Прошу уведомить длорта Ника, что его место за столом справа от драггины Эсмириль.

Я непроизвольно вздрогнул и замолчал на середине фразы.

– Что с тобой? – встревоженно спросила Эс.

– Я только что слышал мыслесвязь Сарра, он сказал, что ваши родители спустятся к столу через четверть часа и что мое место за столом справа от тебя. – На долю секунды лица Берка и Эсмириль приобрели поразительное сходство.

– Он уже прошел ритуал? – поинтересовался Берк.

Эсмириль отрицательно качнула головой.

– Как же ты в таком случае мог услышать Сарра? – спросил Берк, с любопытством глядя на меня.

– Понятия не имею, но раньше я его не слышал, – признался я. – Надо будет рассказать об этом Мейге, пусть добавит еще один случай к своей коллекции «как не бывает». – Эсмириль и Берк понятливо рассмеялись.

Задумавшись о новых возможностях, я пропустил появление Аль. Братья дружно развернулись в ее сторону и направились к ней, чтобы поприветствовать. Алариэль, как всегда, выглядела сногсшибательно, печаль, в которой она пребывала после разрыва помолвки, не мешала ей делать изысканные прически, подкрашивать глаза и губы и носить откровенные и довольно вычурные наряды. Хотя в последнее время она выглядела бледней обычного, а в глазах нет-нет поблескивали слезы. К ней с двух сторон подошли Файн и Вил, одновременно протягивая руки, Аль с улыбкой вложила пальчики в обе руки.

– Аль, приветствую, ты сегодня очаровательна! – Берк оттеснил от нее Файна и, наклонившись, поцеловал в щеку. – С каждой нашей встречей ты становишься все красивее!

– Здравствуй, Берк! Спасибо за комплимент, – улыбнулась Аль, целуя его в ответ. – А ты с каждой нашей встречей становишься все больше.

Я с некоторой завистью посмотрел на мощную фигуру Берка.

– Алариэль, ты разобьешь моим братьям сердца и они друг другу головы пооткусывают. – Чет вынул ее ладошку из руки обиженно засопевшего Вила, и обнял за талию, увлекая к столу. Братья, за исключением Риста, который лишь вежливо поздоровался, соревновались друг с другом в изысканности комплиментов, а мы с Эсмириль обменивались лукавыми улыбками, с каждым дифирамбом глаза Аль разгорались все ярче, она наслаждалась всеобщим вниманием.

Дверь снова распахнулась, и в проеме появились Анна и Драк, которые с момента приезда почти не выходили из своих покоев. Братья замолчали, и в столовой повисла напряженная тишина. Драк, не обращая ни на кого внимания, обнимал Анну за талию, от всеобщего внимания она на секунду замешкалась, но тут же взяла себя в руки и на ее лице появилась вежливая полуулыбка. Они неторопливо приближались к нам. Анна и Драк были одеты в соответствии с местной модой. На девушке было длинное платье из легкого переливающегося материала темно-лилового цвета, расшитое мелкими синевато-зелеными каменьями по лифу, подолу и рукавам, в прорезях которых виднелось тонкое кружево сливочного цвета, а витой, серебристый пояс подчеркивал тонкую талию. Волосы Анны были зачесаны назад и подняты в узел на затылке, голову венчала тонкая диадема с камнями в тон платью. Несмотря на немного смущенный вид и непривычный наряд, Анна выглядела прекрасно. Драк был одет в традиционную одежду воинов: узкие темные брюки, заправленные в высокие кожаные сапоги, белоснежную рубаху с вышивкой по вороту и темно-серый камзол.

При дворе Повелителя Драконов было принято одеваться традиционно и без излишеств. Мужская одежда состояла из удобных брюк, рубашек, высоких сапог и плотных курток-камзолов, дамам полагалось ходить в платьях. Я быстро привык к новым нарядам, и они мне даже нравились, во всяком случае, они были не менее удобными, чем джинсы и футболки, которые я носил дома. Эсмириль, не смотря на ворчание о ее нелюбви к юбкам, очень шли платья, а Аль была просто ослепительна, хотя ее наряды разительно отличались от платьев Эс слишком глубоко вырезанными лифами, пышными юбками и обилием вышивки, драгоценных камней, кружев и украшений из эльфийского серебра.

– Позвольте представить Анну, – сказала Эсмириль, когда Драк и Анна подошли к нам на достаточное для знакомства расстояние.

– Анна, это мои братья, познакомься. Берк, Чет, Файн, Вил и Рист. – Эс указала на каждого брата рукой.

– Приятно познакомиться, – вежливо отозвалась Анна на квэнне.

Братья вразнобой поздоровались, окидывая Анну заинтересованными взглядами, а я подумал о том, что Драк теперь сможет хотя бы запомнить их по именам.

– Анна – моя невеста, – вдруг сказал Драк и обвел их мрачным взглядом, как бы расставляя все точки над «и».

– Да, да, Драк, мы знаем, – сказал Берк, на его смуглом, чеканном лице читался умеренный интерес от встречи с новым человеком. – Анна, приятно познакомиться. Как вам нравится в Шерданне?

– Шерданн великолепен, и я не устаю восхищаться им, – светски улыбнувшись, ответила Анна.

Драк увлек ее к окну, всем своими видом давая понять, что любое внимание к ней ему не нравится. Братья недоуменно переглянулись и стали расспрашивать меня о моих впечатлениях о Шерданне. Впрочем, времени на общение у нас практически не было, в столовой вот-вот должны были появиться Брун и его супруга.

За минуту до их появления, о чем нам сообщил Сарр по мыслесвязи, мы расселись за столом, братья тихо переговаривались, поглядывая на Драка, а Эсмириль наклонилась ко мне.

– Надеюсь, что они не доведут Драка до приступа, – прошептала она, с сомнением поглядывая на братьев. – Берк, Чет, Вил и Файн его доставать не будут, а вот в Ристе я не уверена.

– Почему? – тихо поинтересовался я, бросив короткий взгляд на Риста, на лице которого пока не отражалось ничего, кроме скуки.

– В их отношениях с Драком всегда присутствовал дух соревнования, и вообще они у них были непростые. Отец наверняка предупредил их о состоянии Драка и попросил, чтобы они его не провоцировали, но братья не знают, каким он стал и что он может завестись по любому поводу, – поделилась своими опасениями Эсмириль.

– Будем надеяться, что твои братья воспримут просьбу отца серьезно, – шепнул я, поднимаясь на ноги. В столовую вошел Брун, ведя под руку свою супругу Диару, высокую, статную женщину, выглядевшую лет на сорок пять. Позади них шел Сарр.

Они приблизились к столу, Брун помог сесть Диаре, сел сам и сделал знак сесть нам. Пока Брун произносил благодарственное слово покровителю Драконов Святому Огню, Диара поглядывала на всех нас, но дольше всего ее взгляд задерживался на Драке и Анне. Повелитель осенил себя знаком Огня и слуги, подчиняясь безмолвному приказу Сарра, засуетились вокруг стола. Мы в молчании приступили к трапезе, за столом было не принято болтать. Я посматривал вокруг. Чет, Рист и Вил с удовольствием ели, ни на кого не обращая специального внимания, Берк время от времени поглядывал на Драка, Анна не поднимала глаз, Драк с непроницаемым лицом ковырялся в тарелке, периодически одаривая братьев хмурыми взглядами. Мы, хоть и не без труда, но уже привыкли к его недоброму взгляду, но на братьев он производил сильное впечатление, они быстро отводили глаза и хмурились.

– Отец, – обратился Берк к Бруну, после того как подали десерт, фруктовое суфле и что-то типа мороженого, – есть ли новости из третьего мира?

– Пока там ничего не происходит, – охотно отозвался Брун. – Гелан и Гор продолжают готовиться к возможному вторжению, а в поместье фактически введен военный режим.

– Никто из нас никогда и помыслить не мог, что мы будем воевать с отщепенцами в третьем мире, – воскликнул Берк. – Когда мне передали телепатограмму от вас о вторжении, я решил, что шаман-телепат меня разыгрывает, и чуть не наказал его за дерзость!

С этой книгой читают:
Азартные игры волшебников
Ева Никольская
$1,76
Пять разбитых сердец
Ева Никольская
$1,76
Девушка для дракона
Ева Никольская
$1,76
Путь магии и сердца
Анна Гаврилова
$2,28
Путь долга и любви
Анна Гаврилова
$2,28
Полуночный замок
Наталья Жильцова
$2,28
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»