Электронная книга

Путь Дракона. Начало

Автор:
Из серии: Хроники семи миров #1
5.00
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 12+
  • Дата выхода на ЛитРес: 07 февраля 2015
  • Дата написания: 2015
  • Объем: 810 стр.
  • Правообладатель: Scribe Wizard LP
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Глава 1. Эсмириль

Я бежала второй час, и уже начала уставать. За мной гнались трое Ловчих, от которых мне так и не удалось оторваться. В начале их было пятеро, но даже отсутствие двоих не облегчило мое положение, так как предводителем оставшихся трех был старый Заг. Я отстраненно подумала о том, что личное участие Зага в Охоте выглядело по меньшей мере странно, он был вожаком Ловчих и обычно разрабатывал план погони, следя за его исполнением, сам он не бегал уже очень много лет. Почему, интересно, мне оказана подобная честь? Неужели грозное имя нашего клана настолько впечатлило Зага, что он решил тряхнуть старыми костями и поучаствовать в Охоте?

Как всегда Большая Охота началась за пределами Города, подальше от туристических троп и дорог, чтобы не вызывать подозрений у случайных людей и это дало мне некоторые преимущества, я смогла бежать с максимально дозволенной скоростью, а Драконы бегают гораздо быстрее людей. К сожалению, Ловчие бегают не менее быстро. Я посматривала под ноги, чтобы не оступиться и старалась держать дыхание, мне предстояло пробежать еще две трети маршрута. Вокруг расстилался живописный пригород, небольшие рощицы, кое-где расцвеченные золотым и багряным, пятнали склоны пологих холмов щедро залитых уже по-осеннему мягким, нежарким солнечным светом, вдалеке мерцала светло-голубая, дымчатая полоска моря, ветер, дувший с запада, приносил его соленое дыхание. В другой день я бы с удовольствием побродила по окрестностям, но сегодня мне было не до пейзажей. Передо мной стояла боевая задача обеспечить себе максимальную фору для пробежки по городу, и я самонадеянно рассчитывала выиграть минимум две четверти часа. К моему великому огорчению, грандиозные планы полетели демону под хвост через несколько лиг[1] после старта. Считалось, что Ловчие существа предсказуемые и не отличающиеся большим интеллектом. Обычно они просто преследовали Беглеца, рассчитывая на быстроту своих ног, примитивные уловки и возможные ошибки жертвы. Во всяком случае, так они поступали во время всех предыдущих Больших Охот на протяжении многих веков, на чем и основывался выбор Беглеца, основным критерием которого являлись быстрые ноги. После определения ролей этой Охоты я и Драк приложили массу усилий, чтобы убедить отца и братьев в том, что мне необходимо принять в ней участие в качестве Беглеца, ведь я самая быстрая в своем клане, а братья слишком тяжелые, чтобы быстро бегать и этот факт стал нашим основным аргументом. Выслушав неисчислимое количество насмешек, шуток и советов обратиться к лекарю на предмет излечения наших несомненно больных голов от родственников и ближнего круга, мы с Драком, в конце концов, получили благословение отца и наши имена были внесены в Свиток. И вот, во время моей первой Большой Охоты, Ловчие принялись эволюционировать. Сначала они предсказуемо бежали стаей, но через некоторое время двое из них взяли левее, уходя в сторону по широкой дуге, а трое продолжали гнать меня вперед в своей обычной манере. Мне потребовалось некоторое время, чтобы сообразить в чем заключался их маневр и когда до меня дошло, что Ловчие задумали поймать меня до того как мы попадем в Город, то я с трудом удержалась от желания остановиться и предъявить им претензии на предмет несоответствия нашим ожиданиям. Какого демона?! Если Ловчие начнут вести себя не так, как мы планировали, то все мои преимущества не стоят и тертого лурда[2]! Как правило, основная борьба разворачивалась на последних этапах Охоты, в погоне Ловчих за Беглецом учитывалось только время прохождения маршрута, а неожиданности случались крайне редко, да и то, были связаны только с травмами и несчастными случаями. Роль Беглеца считалась самой безопасной из всех ролей Охоты и самой незначительной. Если Ловчие не дадут мне пройти дистанцию, наш клан будет опозорен на веки вечные! Ругнувшись сквозь зубы, я подавила панические мысли, сосредоточилась, пытаясь вспомнить карту местности и определиться с альтернативным маршрутом, ясно, что бежать, как планировалось нельзя, а запасной вариант я заранее не продумала. Демон, мне бы только добраться до Драка! Стараясь не нервничать раньше времени, я прокрутила в голове возможные варианты. В полулиге на север большая автострада и несколько мостов-развязок, на которых наша погоня, мягко сказать, будет выглядеть странно. В мои планы не входили объяснения с полицией, да и Ловчие, наверняка, не желали иметь дело с властями. На западе море, не побегаешь, учитывая, что по условиям Большой Охоты запрещалось пользоваться умениями отличными от умений людей. Драк будет ждать меня через три четверти часа в небольшом сквере на юго-востоке города, как только я до него добегу, нам засчитают этот раунд и Охота продолжится уже без меня. Демон, если что-то пойдет не так, Драк мне голову откусит! Остается только восточное направление. Это значит, что мне придется бежать через центр Города, худший вариант из всех возможных и, к сожалению, единственный.

Определившись с маршрутом, я стала плавно заворачивать на восток, прикидывая в какую именно часть Города попаду. Если я не ошиблась в расчетах, то через пять минут добегу до Смолвилла, приличного пригородного района для среднего класса, тихого днем и спокойного ночью, застроенного одноэтажными типовыми домиками, утопающими в густых зарослях боярышника, с аккуратно подстриженными газонами и парковочными местами на одну машину. Смолвилл появился на карте Города лет десять назад, его длинные, прямые улицы тянулись с востока на запад, засаженные тополями аллеи пересекали Смолвилл поперек, деля район на кварталы. По одной из этих аллей я смогу пересечь Смолвилл с максимальной скоростью и незаметно для его обитателей, в это время суток главы семейств трудятся в городе, дети занимаются в школах, а мамы-домохозяйки смотрят сериалы. Я оглянулась, трое Ловчих бежали за мной, расстояние между нами не уменьшалось, но и не увеличивалось, остальных видно не было. Я прибавила ходу, стараясь хоть немного увеличить расстояние между мной и преследователями, добежала границы Смолвилла и нырнула в ближайшую аллею. Пока все шло по плану, я прикинула самый короткий маршрут до скверика. Смолвилл я проскочу, Ловчие еще достаточно далеко. Если мне не изменяет память, за Смолвиллем располагаются несколько небольших пустырей и начинаются новостройки, плавно переходящие в Город, разраставшийся на юго-восток. Мне надо постараться использовать преимущество скорости по максимуму, в городе мы не сможем двигаться так же быстро, как сейчас, утром в центральных районах полно людей и полицейских. Потом мне придется поплутать по улицам, чтобы добраться до сквера на Западной, где меня ждал Драк. Демон, я уже опаздываю!

Промчавшись через Смолвилл и выбежав на первый пустырь, я притормозила, чтобы перевести дыхание и осмотреться. Ловчих видно не было, но я знала, что они появятся через несколько минут. Быстро окинув взглядом местность, определив места, где не велись строительные работы, и не было людей, я рванула к недостроенным домам. Слева мелькнула тень, меня нагонял один из двух Ловчих, которые отделились от общей группы. Резко изменив направление, я ворвалась в один из домов. Петляя по пустому зданию и концентрируясь на направлении, я летела вперед, перепрыгивая через строительный мусор и дыры в перекрытиях, Ловчий, уже не скрывая своего присутствия, с шумом ломился следом. Я в последний момент увидела и перепрыгнула очередную дыру в перекрытии, кое-как прикрытую куском фанеры, припорошенной цементной пылью, и резко свернула за угол, сзади раздался короткий вскрик, потонувший в грохоте и глухой звук упавшего с высоты тела. Медленно досчитав до двадцати, я осторожно выглянула из-за угла, над дырой оседал столб пыли, Ловчий не издавал ни звука. Я осторожно подошла к провалу и, вытянув шею, посмотрела вниз, Ловчий лежал на спине несколькими этажами ниже, раскинув руки, а из-под его головы растекалась кровавая лужа. В отряде моих преследователей первая потеря. Я удовлетворенно хмыкнула, развернулась и побежала дальше, выискивая удобное место для прыжка. Выпрыгнув через незастеклённое окно несколькими этажами ниже, я продолжила свой марафон. Впереди не менее двух лиг и самая трудная часть маршрута, к чему думать о противнике, который уже мертв. В спальных районах мы не снижали скорость, благо на удивление безлюдные улицы позволяли бежать во весь дух, но ближе к центру ситуация резко изменилась в худшую сторону. Уже почти выбежав на одну из центральных улиц, я заметила, что расстояние между мной и преследователями заметно сократилось. С востока к ним приближался еще один, четвертый. Отлично, вся команда в сборе, я почувствовала себя оленем, которого гонит свора охотничьих псов.

Как я и предполагала, улицы в центре были запружены людьми, тут и там слышались истошные гудки автомобилей, раздавались резкие крики зазывал и продавцов сосисок, посередине тротуара толпились зеваки, слушая уличных певцов и смотря представления мимов, все это столпотворение не способствовало быстрому прохождению маршрута. Я проталкивалась сквозь толпу, помогая себе локтями, за мной ломились Ловчие. Вслед нам неслась ругань и крики пострадавших от наших активных действий, но мы не обращали на вопли и оскорбления ни малейшего внимания. Усталость вовсю давала о себе знать, в ушах стучала кровь, в боку кололо, от постоянных толчков я теряла скорость и сбивалась с дыхания, но моим преследователям приходилось еще хуже. Наша компания уже стала привлекать к себе лишнее внимание, надо быстрее убираться с оживленной улицы, пока нас всех не повязала полиция. Демон бы побрал эту конфиденциальность! Хотелось припустить на максимальной скорости, прыгая по машинам и отскакивая от стен, а еще лучше перевоплотиться и взмыть вверх, так дело пошло бы куда быстрее, но нельзя, запрещено правилами Охоты. Оглянувшись, я увидела, что Ловчих снова стало трое. Я вспоминала карту города, одновременно лавируя между прохожими, судя по всему один из них решил обогнать меня по параллельной, менее запруженной улице и закрыть выход на Западную. Я оглянулась еще раз и стала думать, куда лучше свернуть. Впереди есть несколько узких улиц, которые ведут в соседний с Центром район. Райончик так себе, скажем честно, даже днем там лучше не появляться, но похоже особого выбора у меня нет. Страйт был натуральной трущобой, расположенной в четверти лиги от дорогого и красивого центра. Главные улицы Центра круглосуточно патрулировались полицейскими, дабы обитатели неблагополучного района не сильно досаждали респектабельным и богатым жителям, но по моему мнению, гораздо дешевле для казны было бы снести Страйт и застроить освободившееся место новыми домами. Каждая предвыборная кампания нового градоначальника начиналась с обещаний избавиться от трущоб, но градоначальники менялись, а Страйт как стоял, так и стоит, по сей день. Я свернула налево и быстро пробежала по ближайшей перпендикулярной улице. Через четверть лиги пейзаж сменился, как в калейдоскопе, только что был чистый, ухоженный, богатый Центр и вот замусоренный, тесный, темный Страйт. Обшарпанные дома выглядели так словно вот-вот развалятся, стекла в окнах кое-где были выбиты и забраны кусками фанеры, грязные стены щедро разрисованы граффити и неприличными надписями, старые, разваливающиеся остовы автомобилей брошены по обочинам узких улиц, а от куч мусора на тротуарах смердело, как на помойке. Сориентировавшись на местности и определив направление, где находится скверик я, под тяжелыми взглядами аборигенов, припустила на восток, уже опаздывая и отгоняя от себя навязчивые мысли о том, что Драк уже сходит с ума от волнения и что мне придется выслушать после окончания Охоты. Через несколько сот ярдов дома стали перемежаться со складами, гаражами, мастерскими и скоро совсем закончились, я очутилась в промышленной зоне, вокруг высились сплошные бетонные стены, заборы с кусками колючей проволоки, а наглухо закрытые высокие ворота складов производили гнетущее впечатление, вокруг не было видно ни одного человека, Ловчие нагоняли. Демон, занесло же меня сюда, я совершенно не знаю этот район, чувствую только направление и расстояние до Драка, правда, еще не настолько близкое, чтобы сообщить ему о своем приближении. Свернув наугад в первый попавшийся проулок, я бежала вперед, молясь, чтобы он не закончился тупиком. Ловчие выскочили из-за угла, когда мне оставалось пробежать меньше половины расстояния до ближайшей улицы, и вдруг я вросла в землю, с другой стороны переулка навстречу мне вразвалочку шел Заг. Он даже не трудился бежать. Зачем? Для него, как впрочем, и для меня, Большая Охота уже закончилась. Я с трудом перевела дыхание, в ушах шумело, а глаза заволокла красная пелена, внутри меня начал пробуждаться дракон. В голове билась одна-единственная связная мысль, о том, что я еще не отдала медальон и не признала себя побежденной, что у меня есть шанс, и я еще не проиграла. С хрипом дыша и сжав кулаки в бессильной ярости, я огляделась вокруг, бежать было некуда, в человеческом обличье мне с ними не справиться, а о моем перевоплощении наверняка узнают Следящие, даже если я убью всех Ловчих. Нарушить правила Охоты? Ну, уж нет, не дождутся! Никогда! Надо успокоиться, если дракон вырвется наружу в Городе мне и моей семье несдобровать, я начала бормотать мантру успокоения. Ловчие молча приближались ко мне, победоносно улыбаясь. Конечно, у них была причина для радости, ведь им удалось поймать Дракона, когда такое бывало! Обычно они недосчитывались нескольких своих, если несчастливая звезда ставила их в один раунд с нами. Так и было, пока Драконы не выставили в роли Беглеца меня. Я даже представить себе боялась, как посмотрю в глаза отцу и братьям после такого провала.

 

– Игра закончилась, малышка? – проскрипел Заг, он говорил на всеобщем языке, странно прищелкивая на некоторых звуках и глотая окончания – В этот раз победа была легкой, мы могли поймать тебя через четверть часа после старта.

– Что же не поймали? – просипела я, все еще пытаясь отдышаться и унять колотье в боку.

– Побегать всегда интересней. Да и парням размяться не помешает. – остальные Ловчие согласно покивали головами, подтверждая слова своего вожака.

– Одного из вас я все-таки уделала. – зло отозвалась я.

– Ерунда, не жалко потерять одного, чтобы посмотреть на пленного Дракона. – Заг махнул рукой, давая понять, что потеря одного из соплеменников его нисколько не трогает.

– Я еще не сдалась. – прошипела я. Ловчий приблизился ко мне, оглядел с ног до головы, словно видел первый раз в жизни, поднял руку и лениво влепил пощечину, моя голова мотнулась в сторону, мгновением позже его кулак влетел в солнечное сплетение, я согнулась пополам, разевая рот, как рыба выброшенная на берег, и пытаясь вдохнуть. Больно и унизительно. За моей спиной стояло трое Ловчих, и я решила пока проигнорировать унижение, ответить Загу достойно мне не дадут, а справится со всей командой мне не под силу, но это не означает, что я не попробую, ведь Тули так просто не сдаются. Ловчие получат медальон, только убив меня и драться я буду в человеческом обличье, чтобы никто не обвинил мой клан в нарушении правил. Заг схватил меня за волосы и заставил выпрямиться – Это вопрос времени, малышка.

– Эй, парни! – позади нас раздался резкий окрик, Заг разжал руку. Мы дружно обернулись. В дверном проеме одного из зданий стоял парень, опираясь одним плечом на створку, так что его правой руки не было видно, и держа левую руку в кармане джинсов, он хмуро смотрел на нашу компанию. – Отвалите от девчонки! – голос спокойный, без истеричной агрессии, которая помогает некоторым людям мужского пола поднять боевой дух.

Ловчие оторопело переглянулись друг с другом, не зная как реагировать на вмешательство человека.

Первым отмерз Заг – Не лезь не твое дело, она должен нам. – проскрипел он, с трудом подбирая слова на местном языке, учитывая, что Ловчие почти никогда не бывали в третьем мире получилось у него весьма недурно. Заг ткнул в меня своим кривым пальцем, чтобы у парня не возникло никаких сомнений, о ком он говорит.

– Мне плевать, что она тебе должна, поищи себе достойных противников! – процедил сквозь зубы парень, явно не поверив Загу.

– Достойный противник? Ты? – Заг выглядел удивленным и обескураженным, ведь Ловчие считались неплохими бойцами, но мой защитник об этом не знал.

Заг сделал движение и вдруг у меня в глазах все поплыло. Я видела себя и окружающих со стороны, время замедлилось, а удары сердца гулко отдавались в голове. У меня мелькнула мысль, что мантра не подействовала и дракон все-таки вырвется наружу, спину жгло как огнем, но, к моему удивлению, я все еще оставалась человеком. Ненавижу состояние между двумя ипостасями, ни дракон, ни человек, пальцем пошевелить не можешь и для здоровья вредно. Человек толкнул плечом створку ворот, и я увидела в его правой руке что-то вроде дубинки. Заг рыкнул на своем языке приказ остальным и прыгнул на меня, пытаясь залезть под куртку и достать медальон, мы покатились по грязному асфальту. За несколько мгновений я определилась, что хочу остаться человеком и атаковала Зага коронным ударом Трина. Моя ладонь с плотно сжатыми пальцами не попала туда, куда я целилась, в переносицу, к сожалению, в самый последний момент Заг откинул голову и его движение погасило силу удара, иначе носа у Ловчего уже бы не было. Пнув ногами Зага в живот, я откатилась в сторону, вскочила с земли и встала в боевую стойку. Заг отлетел на несколько ярдов[3], но тут же поднялся на ноги, принимая бой. Мы провели серию выпадов, атак и контрударов, но пока ни один из нас не получил очевидного преимущества. Было бы у меня при себе оружие, то Заг уже был бы мертв, со злостью подумала я. Рукопашному бою меня тоже учили, но в драках с мужчинами мой небольшой рост и мой пол были большими минусами, на то, что я одолею Зага в драке, рассчитывать не приходилось. Я старалась не давать воли своему дракону, главное не позволить Загу завладеть медальоном, пока он у меня, раунд не проигран. Ловчий, не ожидавший от меня такого упорного сопротивления, зверел, его удары становились все более сильными, и мне с трудом удавалось уворачиваться, об атаке речи не шло, у меня едва хватало сил, чтобы отбиваться. Я уже пропустила несколько чувствительных ударов в корпус и по ногам, и знала, что долго не продержусь, мое положение становилось очевидно безвыходным, а финал нашей схватки предрешен. Слева от нас мой защитник вполне успешно отбивал атаки остальных Ловчих, один из них уже лежал ничком на тротуаре и не двигался. Второй сидел, привалившись спиной к грязной стене, и тряс головой, видимо спаситель владел дубинкой мастерски и использовал ее в качестве оружия не в первый раз. Неожиданно что-то с силой ударило меня по ногам, я споткнулась и свалилась на землю, крепко приложившись затылком об асфальт. Встать я не успела, Заг, использовав неожиданное преимущество, подскочил ко мне и грубо дернул за куртку, поднимая на ноги, одной рукой приподнял над землей и резко швырнул в ближайшую стену. Я попыталась сгруппироваться, но расстояние до стены было слишком мало. Врезавшись в нее головой и плечом, услышав противный хруст ломающейся кости в правой руке и ощутив резкую, пронизывающую боль, я потеряла сознание.

Глава 2. Ник

День не задался с самого утра. Спозаранку в мою комнату притащился Хью и, старательно отводя взгляд, сообщил, что вынужден поднять плату за квартиру, после чего долго жаловался на дороговизну воды, света и свою общую бедность. Мрачно глядя на его плешивую голову и небритую щеку, я думал о том, что мне снова придется искать другую квартиру. Оглядев свою комнатушку с низким, серым потолком, потрепанными обоями и давно не мытым окном, я решил, что хуже этого клоповника, в городе мне жилья не найти. Вот черт, как же некстати! Мне обещали место в другой мастерской, но нужно подождать несколько месяцев, а до тех пор я не могу позволить себе жилье подороже. Я хмуро смотрел на Хью, почти не слыша его, и прикидывал, дотяну ли до конца месяца. Стив обещал выплатить зарплату, но на эти деньги приличное жилье не найти, везде требуют оплату за несколько месяцев вперед, а лишних денег у меня не водилось.

– Ладно, я все понял. Сколько у меня времени? – спросил я, прервав поток стенаний Хью.

– До конца недели. – он бросил на меня быстрый взгляд и снова отвел глаза.

– До конца месяца. – твердо сказал я, выторговав десять лишних дней.

– Ладно, до конца месяца. – с душераздирающим вздохом согласился Хью. – Ты из меня веревки вьешь, как твоя мамаша!

Хью был первым мужем в череде бесконечных мужей моей дорогой родительницы, ее браки длились от нескольких месяцев до нескольких лет, но неизменно заканчивались разводом, жить без любви и вне брака с мужчиной мама не умела. Как только любовь заканчивалась, мама оформляла очередной развод и начинала поиск новой любви всей ее жизни. Своего биологического отца я не знал, мой официальный приемный отец был мужем номер четыре. Он пару лет воспитывал меня при помощи кулаков и матерного ора, но я на него не в обиде, он был нормальным мужиком, светлая ему память. Остальные отчимы, по-моему, даже не помнили, как меня зовут.

– Только ради родственных чувств. – прогнусил Хью. Я скептически хмыкнул, ну если первый муж мамы тоже считается родственником, тогда ладно. Еще пару раз тяжело вздохнув, он развернулся и побрел в свою комнату. Я мрачно смотрел ему вслед, когда-то он был приличным человеком, работал в крупной компании, ходил в костюме, но тяга к покеру и виски, в конце концов, сделала из него развалину в неполные шестьдесят. Меня передернуло, упаси бог стать таким же, как Хью. Отогнав мрачные мысли, я пошел в ванную. Через пятнадцать минут, сделав себе пару тостов и налив кофе в большую кружку, я услышал трель телефона, Хью прошаркал в коридор, он всегда брал трубку сам.

– Ник, тебя! – крикнул он.

 

Кружка застыла на полпути до рта. Интересно, кто бы это мог быть? После расставания с последней подружкой и переезда к Хью, мне никто и никогда сюда не звонил. Я вышел в коридор и взял из рук Хью трубку допотопного аппарата, старый скряга не признавал радиотелефонов, скорее всего для того, чтобы иметь возможность подслушивать разговоры своих жильцов – Алло.

– Привет, Ник! – голос Стива, моего работодателя – На работу собираешься?

– Ну? – буркнул я, Стив был последним человеком, с кем бы я хотел общаться в такую рань.

– Что такой сердитый? – хохотнул Стив.

– Ты меня уволить хочешь? – в лоб спросил я, морально готовясь услышать положительный ответ.

– С чего бы это? Как я могу уволить своего лучшего механика? – удивленно отозвался Стив.

Да, этого у меня не отнять, я с детства разбирался в технике, сначала чинил все, что ломала моя криворукая маменька, потом прибился к автомастреской, где меня быстро пристроили к делу.

– Тогда чего звонишь? – я немного расслабился.

– Хотел тебя попросить, чтобы ты заскочил к Филу в его новую мастерскую на Страйте и забрал запчасти. Это от тебя недалеко. Сделаешь? – деловито сказал Стив.

– Сделаю. Где на Страйте? – спросил я.

Стив объяснил, как найти мастерскую и повесил трубку, напоследок попросив меня забрать у Фила его бейсбольную биту, потому чтоон собирался погонять мяч в эти выходные. Представив неуклюжего, толстого Стива на поле, я посочувствовал его команде.

– Кто это был? – проскрипел Хью из своей комнаты, прекрасно зная, с кем я разговаривал.

– Стив. – откликнулся я.

– Я все жду, когда же тебе красотки начнут звонить, да видать помру раньше. Ты не голубой случайно? – он высунул свою пропитую морду из двери, ожидая моего ответа, как всегда в такие моменты, он напомнил мне любопытного, старого бурундука.

– Отвали. – я показал ему неприличный жест и повернулся спиной. В ответ раздалось хихиканье, на фигуры из пальцев Хью не обижался.

Я зашел в свою комнату, захватил куртку и отправился на Страйт.

Мастерская Фила располагалась на границе Страйта, в одном из длинных, приземистых строений промышленной зоны, растянувшееся на целый квартал и разделенное внутри кирпичными стенами на небольшие склады и мастерские. Главные входы располагались на 32-ой улице, а пожарные выходы вели на маленькую улочку без названия, по которой можно было добраться до Западной. Распихав по карманам запчасти и положив на стол биту, чтобы не забыть, я выпил кофе, и с удовольствием поболтал с парнями Фила, невольно завидуя им. Я с радостью поработал бы здесь, но к моему великому сожалению, у Фила была огромная семья, и он никогда никого не нанимал со стороны, принимая на работу бесконечных племянников и кузенов, но судя по тому, как шли дела в его мастерской племянники и кузены были толковыми ребятами.

– Фил, выпустишь меня через пожарный выход, а то мне придется обходить весь квартал? – спросил я, бросив опустевший бумажный стаканчик в мусорное ведро и взяв биту.

– Конечно. – согласился Фил и попрощавшись с ребятами, я направился следом за ним в дальнюю часть мастерской.

Фил открыл ключом металлическую дверь и кивнул внутрь – Внешняя дверь не запирается, толкни ее хорошенько, когда будешь выходить и не забудь закрыть, как следует. Ну давай, был рад тебя повидать. – произнес Фил. Я кивнул, попрощался и пожал его правое запястье. Дверь за моей спиной захлопнулась, а щелчок замка прозвучал зловеще, в узком пространстве между двумя дверями были свалены пыльные покрышки, кучи сломанных запчастей и еще какой-то мусор, пованивало мочой и старой смазкой. Дверь на улицу находилась в паре метров от меня, радуя пробивающимся сквозь щели лучиками света. Я сделал пару шагов, стараясь не споткнуться, и толкнув створку, выглянул наружу. Со стороны Страйта по улице бежала девчонка лет двадцати, поминутно оборачиваясь назад, за ней гнались трое взрослых мужиков. Я прикрыл дверь, решив пока не выходить, все-таки это Страйт и просто так тут люди друг за другом не гоняются, кроме того здесь очень не любят лишних свидетелей. Девушка резко затормозила прямо напротив выхода из гаража, трое нагнали ее и остановились в паре метров. Я услышал мужской голос, и, стараясь не шуметь, прильнул к самой большой щели пытаясь рассмотреть, как будут развиваться события на улице. Судя по всему, у девочки сегодня тоже день не задался. Со стороны Западной к ней подошел еще один мужик, что-то говоря ей, она в ответ выкрикнула несколько фраз на незнакомом языке и замолчала. Черт, на этом Страйте кто только не живет, сразу и не сообразишь какого племени человек. Кем бы они ни были, но намерения у парней были отчетливо недружелюбные. Девушка не была похожа на обитательниц Страйта, этих я различал с первого взгляда, видимо она попала сюда случайно и скорее всего не по своей воле. Ее преследователи могли быть сутенерами, продавцами наркоты или гопниками и мне совсем не хотелось с ними связываться, благородные порывы для вмешавшегося часто заканчивались ножом в брюхе, но и бросать девушку на произвол судьбы не дело.

В памяти всплыло воспоминание детства о том, как мы с матерью жили в паре кварталов отсюда и однажды ее на улице избила банда молодых обдолбаных отморозков, просто так, ни за что, и никто не вмешался, глядя на то, как трое парней пинают ногами женщину. Ведь это Страйт, раз бьют, значит за дело, может, она им денег должна. Обнаружила ее наша соседка Рози, которая случайно проходила мимо помойки, около которой валялась мама с кровавым месивом вместо лица и сломанными ногами, опознав только по платью, которое сама ей подарила за несколько дней до произошедшего. Рози, всю жизнь прожившая на Страйте, не растерялась и развила бурную деятельность: вызвала скорую, поехала с мамой в больницу, оформила все документы в приемном покое и полиции, так как мать была без сознания, и не дала полицейским забрать меня в приют, назвавшись теткой со стороны отца. Офицеры даже не спросили у нее подтверждающих родство документов, поверив на слово, и задав еще несколько вопросов, вскоре оставили нас в покое. Я жил у Рози пару месяцев, помогал ей, как мог, чтобы не быть обузой, сидел с ее крикливыми близнецами, когда она работала в ночную смену, и зажимал им рты, когда она скандалила со своим сожителем, алкоголиком Маком, потому что, услышь он их скулеж, досталось бы всем нам, а когда Мак уходил, обрабатывал синяки и ссадины Рози. После очередной их ссоры, когда Мак, пнув пару раз лежащую на полу Рози, вытащив деньги из ее кошелька и пригрозив в следующий раз убить, хлопнул дверью и отправился в ближайший бар, я с трудом привел ее в чувство и помог подняться. У нее были разбиты губы, ссажена скула, по подбородку текла кровь, а правый глаз заплывал огромным синяком. Под вопли испуганных детей, я помог Рози дойти до кухни и усадил ее на стул. Сбегав в соседнюю комнату, я кое-как успокоил перепуганных мальчишек, затолкал их в кровать, угостив каждого шоколадкой из личных запасов, и вернулся на кухню. Аптечка в доме Рози всегда была наготове, я, взгромоздившись на стул, достал ее из верхнего кухонного ящика, куда ее тщательно прятали от любопытных близнецов. Рози скорчилась на стуле, качаясь взад-вперед, а по ее щекам текли слезы. Я привычно обработал ее ссадины, сел напротив и, подперев рукой голову, некоторое время смотрел на нее.

– Рози, почему ты не выгонишь Мака? – спросил я – Он дерется, орет на тебя и детей и отбирает деньги?

Рози долго молчала, а потом с трудом разлепив разбитые губы, ответила – Мак не злой, это выпивка делает его таким. Ник, ведь он без меня пропадет, как я могу его выгнать? – даже в том возрасте я понимал абсурдность подобного аргумента. Рози не стала дожидаться моего ответа, слегка прикоснулась к разбитой губе и ругнулась – Вот урод, опять завтра на работу с разбитой рожей пойду! – а потом неожиданно сказала – Ты еще маленький и ничего не понимаешь во взрослой жизни. Помоги мне, пожалуйста, дойти до кровати. – я послушно подставил ей плечо и мы кое-как доковыляли до соседней комнаты. Тогда я действительно ничего не понял, не понимаю ее и сейчас. После каждого своего запоя Мак приползал домой избитый, грязный, голодный и без денег. Сначала он стоял на коленях перед дверью в квартиру Рози и громогласно просил прощения, пока соседи, доведенные до белого каления его воплями, не начинали требовать у Рози впустить его и дать покой всему подъезду, или грозили проломить мерзкому ублюдку череп, чтобы он наконец заткнулся. Рози, прекрасно зная своих соседей, запускала Мака внутрь и начиналась вторая серия мелодрамы. Едва переступив порог квартиры, он валился Рози в ноги, ревел белугой, прося прощения и размазывая слезы по щекам, хватал на руки орущих от страха близнецов и демонстрировал свою к ним любовь, клялся всем святым, что любит Рози и детей и не сможет без них жить. Каждый раз Рози прощала его, неделю Мак ходил как шелковый, а еще через две недели он уходил в новый запой, и все повторялось снова. В периоды просветления он был безобидным и, в общем-то, незлым мужиком, помогал Рози по хозяйству и вел себя смирно, но стоило ему опрокинуть рюмку-другую, как он превращался в агрессивное животное. Через несколько лет Мака посадили в тюрьму за непреднамеренное убийство в состоянии алкогольного опьянения, и Рози переехала поближе к исправительному заведению, где он отбывал срок, чтобы, как она выразилась, «морально его поддерживать».

1Одна лига равна 1500 метрам.
2Лурд – самая ходовая монета Дрэклау. Монета переставала приниматься к оплате, когда рисунок на аверсе полностью стирался.
31 ярд равен 50 см.
С этой книгой читают:
Летос
Алексей Пехов
$3,36
Развернуть
Другие книги автора:
Нужна помощь