Переключение на силу. Как научиться видеть в детях сильные стороны, чтобы помочь им расцвестиТекст

Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Переключение на силу. Как научиться видеть в детях сильные стороны, чтобы помочь им расцвести | Уотерс Лея
Переключение на силу. Как научиться видеть в детях сильные стороны, чтобы помочь им расцвести | Уотерс Лея
Переключение на силу. Как научиться видеть в детях сильные стороны, чтобы помочь им расцвести | Уотерс Лея
Бумажная версия
902
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Мэтью, Николасу и Эмили. Пусть ваши силы продолжают сиять. И для маленькой души, которая начала своё путешествие с нами, но не осталась. Ты сияешь в лучшем месте.


THE STRENGTH SWITCH

How The New Science of Strength-Based Parenting Can Help Your Child and Your Teen to Flourish

LEA WATERS, PHD

© Издательство «Ресурс», перевод, 2019

Copyright © 2017 by Lea Waters

This edition published by arrangement with InkWell Management LLC and Synopsis Literary Agency

Благодарности

Появлению на свет «Переключения на силу» во многом способствовали три замечательные женщины.

Кэтрин Дрейтон, агент, помогла мне «довести до ума» проект книги и направляла меня, новичка, в течение всего пути: ты обладаешь множеством ценных качеств, за которые мне следует быть признательной, в том числе честность, чувство юмора, стратегическое мышление и любовь к издательскому делу. Я с удовольствием беседовала с тобой о материнстве, а твои мысли о том, что значит быть родителем подростков, мне очень близки.

Кэролайн Саттон, главный редактор: для меня было подлинным удовольствием работать с тобой. Спасибо за веру в то, что большие научные идеи способны изменить жизнь к лучшему.

Тони Скиарра Пойнтер, редактор-консультант: мы были словно созданы, чтобы сотрудничать друг с другом. Благодарю тебя за то, что помогла мне прояснить мои идеи, дала слово науке, а также нашла в себе мужество поделиться собственной историей. Я бесконечно восхищаюсь твоей добротой, креативностью, трудовой этикой, организационными навыками и неповторимым чувством юмора.

Спасибо сотрудникам литературного агентства Inkwell, в особенности Ричарду Пайну, Уильяму Каллахану и Элизе Ротштейн: вы верили в меня и всегда приходили на помощь. Мне до сих пор с трудом верится, что я – часть большой семьи Inkwell. Благодарю также всю команду издательского дома Avery, и в частности Брианну Флаэрти за ее полезные советы и быстрые ответы на мои электронные письма.

Мне повезло стать частью энергичного и дружелюбного академического сообщества. Сердечная признательность Мартину Селигману, который первым предложил мне провести исследование в сфере воспитания с позиции сильных сторон. Я благодарна также многим ведущим ученым в этой области: Рою Баумейстеру, Фреду Брайанту, Скотту Барри Кауфману и Райану Нимицу, – которые великодушно ответили на мои вопросы об их исследованиях и прислали свои научные статьи, использованные мною в работе. То же самое относится и к Джейн Даттон, которая прочла план моей книги и образцы глав. Мои сотрудники в Мельбурнском университете – Сагхар Занди, Дэн Лотон, Джесси Сун и Хэйли Джак – отыскивали актуальные публикации и неизменно интересовались ходом работы над книгой. Джуди Хьюитт и Ди Компсон были замечательными редакторами первого варианта этой книги.

Спасибо моим университетским наставникам – Кейт Мур, Марите Маккейб, Мэгги Абернети и Дугласу Тиму Холлу – за то, что помогли мне сформироваться как исследователю.

Есть множество ученых, чьи работы были для меня источником вдохновения: Барбара Фредериксон, Соня Любомирски, Кэрол Дуэк, Анджела Дакворт, Брин Браун, Джейн Даттон, Эмили Хифи, Лора Морган Робертс, Сьюзен Эшфорд, Гретхен Спрейцер, Кэрол Рифф, Сара Алгоу, Шелли Гейбл, Эми Вржесински, Софи Хэвайерст, Акасия Паркс, Дайан Велла-Бродрик, Пегги Керн, Эмма Сеппала, Сара Прессмен, Вероника Хута, Мартин Селигман, Райан Нимиц, Дачер Келтнер, Алекс Линли, Шейн Лопес, Ричард Дэвидсон, Рой Баумейстер, Крис Петерсон, Скотт Барри Кауфман, Ким Кэмерон, Фред Брайант, Роберт Валлерэнд, Джеймс Павелски, Мэтью Уайт, Роберт Эммонс, Джеффри Фрох, Роберт Бисвас-Динер и Майкл Стеджер.

Мельбурнский университет дал мне превосходную исследовательскую подготовку, когда в конце 1980-х годов я училась на факультете психологии. Я горжусь тем, что вот уже более 20 лет работаю здесь. Мое искреннее уважение Филду Рикардсу за его усилия по преобразованию педагогического образования в Австралии и за веру в Центр позитивной психологии. В этом Центре у меня сформировалась удивительная команда коллег, ставших живым воплощением успехов в своей области: Дайан Велла-Бродрик, Линдси Оудс, Кэти Ракуница, Грэйс Фьоре, Пегги Керн, Тан Хуан Чин, Гэвин Слемп, Дэн Лотон, Кристин Сиоку, Аманда Ндж, Лара Моссмен, Пэйдж Уильямс, Цзинь Цзян и Александра Джонстон. Вы молодцы!

Моя глубокая признательность членам правления Центра позитивной психологии за их время, поддержку и советы: Джону Хиггинсу, Брюсу Парнкатту, Крису Типлеру, Майклу Хьюитт-Глисону, Майклу Джорджеффу, Джейн Бернс, Филду Рикардсу и Тиму Брабазону. Особо хочется упомянуть Джона Хиггинса за спонсорскую поддержку кафедры прикладной позитивной психологии им. Джерри Хиггинса, которой я руковожу.

Благодарю своих аспирантов, в частности Рубена Раска, Келли Аллен, Пэйджа Уильямса, Тома Бранзелла и Лору Аллисон, за значительный вклад в развитие позитивной психологии. Вы – мой источник позитивной энергии!

Спасибо всем студентам кафедры прикладной позитивной психологии, которых я имела удовольствие учить и у которых имела удовольствие учиться. Я так рада видеть, какое замечательное влияние вы оказываете на мир!

Благодарю родителей, учителей и студентов, которые поделились своими историями: Шэрон Гарро, Розану Пинджиторе, Джуди Хилтон, Лару Моссмен, Лору Аллисон, Эндрю Бэйли, Адриенну Лак, Рэйчел Колла, Трину Камминс, Мари Макклеод, Роз Раймс, Кэти Таннер, Джо Мюррей, Клэр Форчун, Натали Бриан-Хиклинг, Сэрэйд Доэрти, Тома Бранзелла, Салли Кейн, Пету Сигли, Дайан Велла-Бродрик, Фиону Трембат, Элисон Макклин, Кэролайн Миллер, Жизель Марцо Сегура, Роба Пейнтера, Лайзу Бейлис, Лайзу Буксбаум, Шарлотту Холлэнд, Ребекку Льюис, Рианнон Макги, Салли Лоусон, Аннабель Найт, Стива Левенталя, а также многих других, кто предпочел остаться неназванным.

Я признательна сотням школ, с которыми мне довелось работать и которые помогли мне в разработке основанного на сильных сторонах подхода. Особого упоминания заслуживают четыре школы, ставшие для меня главными испытательными площадками: Пенинсула-Скул (Менло-Парк, Калифорния, США), Колледж Св. Петра в Аделаиде, Китайская международная школа в Гонконге и Колледж Камбрайя (Бервик, штат Виктория, Австралия). Учителям и родителям в Кингсвуд-Колледже (ЮАР) моя благодарность за проявленный интерес к книге и неизменную поддержку.

Кэролайн Миллер и Эмилия Животовская, Лила Макгрегор и Клэр Форчун всячески поощряли меня расширить тематику книги и разработать программы для семей, школ, компаний и их сотрудников во всем мире. Спасибо вам за то, что вы такие умные, сильные и заботливые женщины.

У меня было три одаренных психотерапевта, которые шаг за шагом помогали мне приблизиться к тому, чтобы стать настоящей полноценной личностью: Оливер, Эрик и Найджел. У меня нет слов, чтобы описать, какую огромную роль вы сыграли в моей жизни.

Спасибо моим друзьям: Женевьеве, Солу, Сьюзен, Аните, Су, Николе, Касс, Энн, Мишель, Натали, Энн, Адели, Данаи, Иву, Карле, Лоре, Хелен, Фионе, Джуди, Виктории, Адаму, Ноа, Стиву и Эндрю – за то, что всегда держали передо мной позитивное зеркало.

Мне посчастливилось стать членом клана Скоулз (рассеянного по всей Австралии и в США). Спасибо вам, что приняли меня в свою семью двадцать пять лет назад, за множество семейных встреч, полных любви и веселья. Благодарю Дженни и Роба за то, что вы оказались такими поддерживающими бабушкой и дедушкой и передали свою любовь к искусству, теннису, футболу и птицам Нику и Эмили.

Моей прекрасной сестре, Коллин, удивительному социальному работнику, которая использовала свою храбрость, упорство и сострадание, чтобы помочь тысячам нуждающихся, включая бездомных, людей с ограниченными возможностями, приемных детей и заключенных. Благодаря тебе мир стал намного лучше.

Моему талантливому брату Дэну, отмеченному наградами автору песен и музыканту. Ты использовал свою креативность, интеллект и талант рассказчика, чтобы создавать музыку, помогающую людям познать самих себя. Близко или далеко, ты – важная часть моего жизненного пути.

Моим родителям, Майку и Линн Уотерс. Благодарю вас за то, что стали для меня ролевой моделью упорства, трудовой этики и гражданских качеств, а также за принятое вами решение переехать за город, чтобы вырастить нас троих. Воспитание на пяти акрах земли посреди грунтовых дорог дало нам настоящую сельскую свободу – поистине бесценный дар. Спасибо вам также за предоставленную мне возможность заботиться о животных и за поддержку моих исследований.

И, наконец, Мэтту, Нику и Эмили – моему постоянному источнику радости, энергии и вдохновения. Вы – мои самые лучшие целители и самая большая любовь в жизни. Эта книга посвящается вам!

Часть 1
Закладываем основу

Глава 1
Бороться за силу в мире, одержимом идеей слабости

Иногда мы сами находим призвание, иногда призвание находит нас. Я никак не ожидала, что столкнусь со своим на коктейльной вечеринке. В 2011 году я прилетела в Филадельфию на Всемирный конгресс по позитивной психологии. За бокалом вина мы общались с коллегами-психологами из Южной Африки, Кореи и моей родной Австралии. В своем доме нас гостеприимно принимали доктор философии Мартин Селигман и его жена Мэнди.

Мартина Селигмана знают во всем мире как ведущего специалиста в области позитивной психологии. Это направление изучает, как с научной точки зрения наши положительные эмоции, сильные стороны и достоинства помогают добиться успеха. С момента своего зарождения в 1998 году позитивная психология пережила стремительный рост[1]. Десятки миллионов долларов вложены в исследования, а Международная ассоциация позитивной психологии (International Positive Psychology Association) сегодня насчитывает тысячи участников более чем из 70 стран. Доктор Селигман – страстно увлеченный профессионал. Своей активной деятельностью он способствует тому, чтобы позитивная психология стала глобальным движением. Огромный вклад в это внесли его работа директором Центра позитивной психологии Пенсильванского университета (Penn Positive Psychology Center) и книги, ставшие бестселлерами: «Learned Optimism»[2], «Authentic Happiness»[3] и «Flourish»[4]. И та вечеринка, на которой собрались единомышленники со всего мира, чтобы обогатить друг друга новыми идеями, казалась мне вполне в духе «Марти».

 

Наша первая встреча с Марти произошла в Австралии. Он приехал в одну из школ рядом с Мельбурнским университетом, где я работаю, чтобы внедрить новый подход к образованию на базе позитивной психологии. В то время в моей жизни тоже происходили изменения: я только что перешла на работу в Высшую педагогическую школу из Школы бизнеса и экономики[5], где занималась организационной психологией. В мои профессиональные обязанности входило обучение и консультирование представителей различных компаний: как улучшить показатели работы, фокусируясь на сильных сторонах сотрудников, а не на недостатках. Так что, сменив бизнес на педагогику, по сути, я поменяла офисы на классные комнаты, топ-менеджеров – на учителей, а рядовых сотрудников – на школьников. Кроме того, я руководила созданием Центра позитивной психологии – учреждения, ставшего первым в своем роде для Австралии, университета и для меня самой.

На той вечеринке в Филадельфии мы с Марти как раз обсуждали, насколько эффективной может быть система школьного образования для знакомства детей с позитивной психологией: как она может помочь лучше учиться и повысить самооценку; как вырастить новое поколение взрослых, которое будет жить и опираться на её идеи.

Однако, как психолог и мать двоих детей, я понимала, что не школа, а семья может стать самой эффективной площадкой для распространения принципов позитивной психологии. Ведь именно родители проводят с детьми больше всего времени, общаются и взаимодействуют по разным вопросам.

Но как донести до родителей эту идею?

Наш разговор с Мартином протекал примерно так:

Я: замечательно, что мы занимаемся этим в школах. Но что происходит, когда дети возвращаются домой? Я воспитываю своих детей, опираясь на их сильные стороны, и вижу, как нам всем это помогает. Кто-то должен провести исследование и донести эту идею до родителей.

Марти: а почему бы тебе самой этим не заняться?

Я: но ведь я организационный психолог, а не эксперт по воспитанию.

Марти: ты применяешь этот подход в воспитании собственных детей, ты квалифицированный психолог, и ты работаешь с детьми в школах. Так почему бы и нет?

Думаю, именно в тот момент я вдруг обнаружила, что в моем бокале не хватает вина!

Несмотря на первоначальное желание уклониться от ответа, вопрос Марти преследовал меня всю дорогу домой во время тридцатичасового перелета до Мельбурна: «Почему бы и не я? Возможно, я смогу это сделать. Возможно, я должна это сделать. И, если у меня получится, я сумею помочь многим родителям и детям». К тому времени, когда мой самолет совершил посадку, я уже знала, чем именно мне следует заняться: укрепить семьи, предложив им новый подход к воспитанию и взаимодействию с точки зрения сильных сторон. Задача стала мне совершенно ясна.

Родители: круглосуточные «генеральные директора» в жизни своих детей

Мне часто приходится проводить мастер-классы по использованию сильных сторон в школах, на рабочих местах и среди родителей по всему миру. И я обнаружила, что вне зависимости от страны, континента или культуры, к которой они принадлежат, всех родителей объединяют две вещи: стремление помочь процветанию своих детей и ощущение собственного несоответствия этой задаче.

Быть родителем – очень сложная и энергозатратная задача. Мы как будто «генеральные директора» в жизни наших детей, ответственные сразу за все направления их развития: когнитивное, физическое, социальное, эмоциональное, моральное, сексуальное, духовное, культурное и образовательное. Все начинается с нас и заканчивается нами.

У современных родителей много поводов для переживаний. Предыдущему поколению мам и пап не приходилось, например, думать о том, сколько времени проводят их дети перед монитором, кибербуллинге[6] или секстинге[7]. Ожидания родителей тоже растут. Мы воспитываем детей в эру, безжалостно сосредоточенную на оценках, поступлении в колледж, потенциальном заработке и принятии в обществе.

Кроме того, исследований и теорий, как «правильно» воспитывать детей, с каждым днем становится всё больше, а согласия по этому вопросу все меньше. На нас обрушивается целый поток противоречивой информации о воспитании счастливых и успешных детей. А это порождает тревогу: все ли мы делаем для блага нашего ребенка? Порой на нас оказывается такое давление, чтобы сделать наших детей теми людьми, которыми их хочет видеть общество, что мы не даем им стать теми людьми, которыми они являются на самом деле.

Мне это давление хорошо знакомо. Требуется вся моя убежденность, чтобы уверенно сообщить другим родителям, что я лучше позволю своим детям, Нику и Эмили, просто поиграть, чем устрою для них дополнительные занятия с репетитором, чтобы улучшить отметки. Не ставлю ли я их тем самым в невыгодное положение? Сегодня перед нашими детьми открывается все больше возможностей. Но, как правило, это связано с растущей конкуренцией и бесконечными разговорами о том, как помочь им поскорее продвинуться. Откуда же нам, родителям, знать, какой подход лучше?

Мои исследования в области психологии благополучия, работа со школами, компаниями и семьями и, конечно, собственный родительский опыт позволили мне сформулировать взгляд на воспитание, который я считаю оптимальным. Я полагаю, что самый эффективный подход – это тот, который поддерживает способности вашего ребенка к саморазвитию, чтобы со временем у него появились инструменты и качества, которые позволят ему взять обязанности «генерального директора» своей жизни на себя.

Такой подход, основанный на идеях позитивной психологии, помогает ребенку жить, руководствуясь двумя принципами:

1. оптимизма: силы, которая мотивирует нас творить позитивное будущее для самих себя[8];

2. прочности: внутреннего ресурса, позволяющего не сдаваться и двигаться дальше, когда дела идут не очень хорошо[9].

Вы, наверняка, сейчас думаете: «Все это звучит прекрасно в теории, но как мне на деле помочь своему ребенку приобрести и использовать эти инструменты?»

Воспитание, основанное на сильных сторонах: средство против «родительского перенапряжения»

Мы все признаем, что нужно делать то, в чем ты действительно хорош. Но вместо этого чаще всего фокусируемся на собственных слабостях, размышляя, что делаем неправильно и как это исправить. То же самое происходит и с нашими детьми – мы считаем, что, указывая на их слабые стороны, мы помогаем им стать сильнее и успешнее.

Но вы наверняка замечали, что излишний акцент на негативной стороне превращает жизнь в утомительное странствие – скучное, неприятное, просто угнетающее. Словом, совсем не то, чего мы хотим для себя и своей семьи. Да и воспитывать детей с таким подходом очень непросто.

Благодаря своей практической работе и исследованиям я убедилась, что те родители, кто становится на путь формирования у детей оптимизма и прочности, постепенно превращают жизнь всей семьи в радостное, приносящее удовольствие путешествие. И это неудивительно, ведь основой пути становятся качества, восхищающие нас, как родителей, больше всего: таланты и положительные стороны детей[10].

Многие родители говорят мне, что хотели бы воспитать в своих детях оптимизм и прочность. На мой профессиональный взгляд, наше общество движимо благими намерениями, но на деле не знает, как их применить. Мы ошибочно полагаем, что лучший способ сделать наших детей оптимистичными и стойкими перед трудностями – это помочь им избавиться от всех своих слабостей. Однако наука, изучающая сильные стороны человека, свидетельствует, что верно как раз противоположное. Она призывает уделять основное внимание развитию достоинств вместо того, чтобы устранять недостатки.

 

Подход к воспитанию, который я предлагаю, основан на акцентировании сильных сторон. Он дает родителям возможность научиться их выявлять и помогать детям их использовать. В следующих главах этой книги я дам подробную характеристику сильных сторон. Пока же ограничусь рабочим определением. Итак, сильные стороны – это качества, которые:

• заряжают нас энергией, помогают нам хорошо себя чувствовать, на которые мы часто опираемся;

• увеличивают нашу продуктивность; позволяют добиваться поставленных целей и способствуют нашему развитию;

• только развиваются и крепнут со временем благодаря врожденным способностям и нашим усилиям;

• позитивно влияют на жизнь других людей, вызывают чувство благодарности и одобрения.

Фокусировка на преимуществах вашего ребенка – основа того, что я называю воспитанием с позиции сильных сторон[11]. Эффективность этого подхода подтверждают результаты научных исследований в области изучения сильных сторон личности[12], позитивной психологии[13] и нейропсихологии[14]; многолетняя работа с родителями по всему миру, а также мой собственный опыт как матери двоих детей. Тестирование и анализ основных таких принципов доказали их ценность и продуктивность. И эта книга поможет вам научиться воплощать эти идеи на практике.

Почему сегодня так важно концентрироваться на сильных сторонах

Человечество всегда интересовал вопрос, что же такое «хорошая жизнь» и как можно ее прожить? Но только в последние десятилетия мы начали исследовать его с научной точки зрения[15]. Подход, основанный на сильных сторонах, дает нам возможность жить хорошо и радостно, опираясь на наши собственные богатые внутренние ресурсы[16]. Когда мы с этой позиции воспитываем детей, они не только учатся видеть и использовать свои достоинства, но и совершенно естественно со временем берут на себя ответственность за свою жизнь.

Но почему же тогда мы так склонны сосредоточиваться на негативном? Многие родители признавались мне: «Я люблю своего ребенка, но постоянно его критикую. Что происходит?».

Мой ответ сводится к двум словам: старая установка.

Наш мозг формировался в суровых условиях борьбы за выживание и потому превратился в образцовый датчик. В течение большей части эволюции человечество выживало лишь потому, что быстро реагировало на малейшие отклонения в повседневной жизни. Это были указания на возможную опасность или уязвимые места, которые ставили нас в невыгодное положение. Например, необычное движение в траве могло оказаться притаившимся хищником… Одно неулыбчивое лицо вокруг племенного костра могло принадлежать врагу… Неспособность бежать с той же скоростью, что и другие, могла привести к тому, что во время бегства от опасности человека бросят на произвол судьбы… И так далее. Эта первобытная склонность фокусироваться на том, что идет «не так», увеличивала шансы на выживание и спасала, когда весь мир вокруг готов был перевернуться с ног на голову.

Упор на негативное[17] может оказаться весьма полезным, когда ваша жизнь под угрозой. Но большинство из нас сегодня не сталкивается с такими крайностями. От нас чаще требуется умение рассуждать; решать сложные комплексные задачи; совершенствовать навыки многоуровневого сотрудничества и коммуникации; иметь запас терпения и упорства, а также высокий уровень знаний в определенной области. И потому упор на негативное может, напротив, поставить нас в невыгодное положение. Он закрывает благоприятные возможности; мешает увидеть всю картину целиком и не позволяет мыслить широко, что блокирует способности к инновациям, сотрудничеству, мешает адаптивности, личностному росту, успеху и самореализации.

Внимание к негативному помогло нам выжить. Внимание к положительному помогает нам процветать.

Три десятилетия исследований ясно свидетельствуют о преимуществах подхода, основанного на культивировании сильных сторон, как детей, так и взрослых. Среди них:

• более высокий уровень удовлетворения от школьных занятий, а также вовлеченности в них[18];

• плавный переход от детского сада к начальной школе и от начальной школы – к средней[19];

• более высокие показатели академической успеваемости (у старшеклассников и студентов)[20];

• высокая удовлетворенность работой[21];

• большая вероятность сохранить рабочее место[22];

• лучшие показатели на работе[23];

• большая вероятность встречи с партнером и вступления в счастливый брак[24];

• более высокий уровень физической подготовки и следования здоровому образу жизни (например, привычка правильно питаться или регулярно посещать врача)[25];

• быстрое восстановление после болезни[26];

• высокая степень удовлетворенности жизнью и самооценки[27];

• сниженный риск депрессии[28];

• умение справляться с напряжением или сложными жизненными ситуациями[29].

С рациональной точки зрения мы все понимаем, что есть лучшие инструменты, чем «старая» негативная модель. Сколько раз, огрызнувшись на своего ребенка, вы потом внутренне съеживались, думая: «Почему я не сумел подойти к этому более конструктивно?». Нам просто нужно знать в точности, что это за «новые» инструменты и как их использовать.

С этой книгой в руках вы сможете почувствовать себя более уверенно как родитель, и дать ребенку возможность в полной мере раскрыть потенциал. В этом нам помогут теоретические и практические знания в области развития сильных сторон личности, накопленные и подтвержденные научными исследованиями и миллионами лет эволюционного отбора.

В следующих главах вы узнаете, что такое сильные стороны и как они способствуют процветанию вашего ребенка. Вы также овладеете инструментами, которые помогут вам и вашим детям научиться выявлять и развивать свои преимущества. В результате подход к воспитанию с позиции сильных сторон позволит вам по-новому взглянуть на общение и выстраивание дисциплины в семье. Я поделюсь вдохновляющими и полезными жизненными историями от родителей-сторонников этого подхода, которые на собственном опыте убедились, насколько он действенен. Наконец, вы сможете воспользоваться простыми способами тренировки своего мозга, чтобы он был по умолчанию настроен на более позитивные установки. Я расскажу, как избегать моделей мышления, ведущих к фокусу на негативном при помощи техники, которая поможет вам немедленно переключаться в положение «силы» – с вашими детьми и с самим собой. Результат: более гармоничная, счастливая жизнь.

Итак, что же такое воспитание с позиции сильных сторон?

Все мы являемся обладателями множества сильных сторон. У каждого из нас есть какой-то определенный талант (физический, социальный, технический или творческий[30]), а также положительные черты характера[31] (например мужество, доброта или честность). Все они развиты в разной степени – какие-то больше, какие-то меньше. Воспитание с позиции сильных сторон позволяет детям расти, опираясь на свой потенциал. Он состоит из уникального созвездия талантов и черт характера. Первые дают нам возможности для успешной жизненной реализации, вторые – создают прочную внутреннюю основу, то, что мы называем индивидуальностью. И если мы растим детей, обращаясь к их силе, меняются и они, и мы сами.

Никогда не поздно переключиться на силу. И это не сделает ваших детей высокомерными или заносчивыми.

В прошлом году, после доклада на конференции по позитивной психологии, ко мне подошел мужчина, на вид около 55 лет, с седеющими волосами. Держался он уверенно и говорил прямо, что присуще обычно успешным людям.

Опустив обычные вежливые формальности, он начал с места в карьер: «Моя старшая дочь страдала от приступов тревоги в выпускном классе старшей школы, и я отвел ее к психологу. Он очень ей помог – в частности, примириться с моим разводом с ее матерью. Поэтому я понимаю, что для решения некоторых проблем психология может оказаться полезной. Но я не уверен, что подход к воспитанию с точки зрения сильных сторон, про который вы говорите, действительно стоит попробовать. Особенно я не представляю, как это может оказаться полезным для моих двух сыновей. Если я сосредоточусь на их преимуществах, не означает ли это, что я буду игнорировать их слабые места? Не кажется ли это немного нереалистичным? Не станут ли они тогда слишком самонадеянными?»

Мне очень часто задают подобные вопросы, и мы будем отвечать на них на протяжении всей книги. Но если сказать коротко: нет, нисколько!

Сильный ребенок – это ребенок, который опирается на свои достоинства, но одновременно осознает слабые стороны и работает над ними. Прочное чувство самоидентичности дает ему крепкую основу, чтобы признать у себя наличие сфер, над улучшением которых следует работать. Если в воспитании мы отталкиваемся от сильных сторон ребенка, это не значит, что мы игнорируем его слабости. Это значит, что мы видим его в другом, более масштабном контексте.

Давайте сразу проясним важный момент: воспитание с позиции сильных сторон вовсе не предполагает, что мы должны расточать детям ложные и чрезмерные комплименты, которые обычно приводят к самодовольству и нарциссизму[32]. Речь идет о заслуженной похвале, основанной на реальных преимуществах вашего ребенка. И так как ни один из нас не настолько хорош, чтобы все время проявлять только сильные стороны, будьте уверены, что вы не попадете в ловушку чрезмерной похвалы. Нет никакого риска вырастить эгоцентрика, который полагает, что занимает в этом мире особое положение. Упор в воспитании на сильные стороны убедительно доказывает точку зрения, что, хотя наши преимущества и делают нас уникальными, они не делают нас особенными, – потому, что у каждого есть свои преимущества. И в этом нет ничего из ряда вон выходящего. То, что действительно делает нас особенными – это умение использовать свою силу во благо себе и другим людям. В этом и заключается главная цель подхода с точки зрения сильных сторон.

Вы можете быть уверены, что климат в семье изменится в лучшую сторону. Но это не имеет ничего общего с созданием искусственно положительной, пропитанной сахарином среды, где дети не сталкиваются ни с какими сложностями. Обращение к сильным сторонам в воспитании поможет вашим детям добиваться успеха и расцветать в благоприятные периоды жизни. Одновременно это даст им способность легче переживать трудные времена. Любая неудача, если найти к ней верный подход, может укрепить ваших детей. Умение обратиться к своему внутреннему ресурсу силы в минуты неудачи – лучшее, чему вы можете научить своего ребенка. Как видите, я сама задумывалась над вопросами, которые задал мне этот сознательный отец. Мне нравится быть матерью. Я стою перед теми же дилеммами и заботами, связанными с воспитанием детей, и очень ценю возможность обменяться опытом с другими родителями.

Я задала еще несколько вопросов этому утонченному мужчине, чтобы больше узнать, что его беспокоит. Внезапно меня озарила догадка. Я спросила, не работал ли он когда-нибудь в саду? Оказалось, что да! Потом уточнила, что именно он делал, чтобы помочь своему саду расти. Он рассказал мне о режиме прополки; о сетке, которую использовал, чтобы не дать жукам съесть его розы, и о небольшом заборе, который установил, чтобы защитить некоторые особенно ценные растения. Этот мужчина действительно работал в саду. И моя метафора попала прямо в точку!

Я спросила, что он делал, чтобы растения были здоровы? Тут собеседник поведал мне о мульчировании; сезонной подрезке веток у деревьев; регулярном добавлении качественного верхнего слоя почвы, а также дорогом и, по его словам, очень надежном удобрении. Он даже предложил мне записать название. Совершенно очевидно, что я имела дело с человеком, с большой любовью и энтузиазмом ухаживающим за своим садом.

Мы обсудили, что в его заботе о саде было два важных направления. Первое – это та работа, которая помогала устранить препятствия для роста растений (например прополка сорняков). А второе – усилия, способствующие их укреплению (использование высококачественного удобрения). Получилась красивая ассоциация с воспитанием, основанным на развитии сильных сторон. Если мы хотим благополучного будущего для наших детей, то важно не только показать им, как устранять сорняки (слабые места), но и как добавлять удобрение (укреплять сильные стороны).

Поиск психолога для дочери был сродни процессу прополки. Но когда я попросила его вспомнить, что он делал, чтобы помочь дочери выявить и укрепить сильные стороны, мужчина задумался и покачал головой. «Я понимаю, о чем вы говорите, – сказал он. – Жаль, что я никогда не делал ничего подобного. Мне казалось, достаточно было решать ее проблемы, когда они возникали».

1позитивная психология пережила стремительный рост: R. Rusk and L. Waters. “Tracing the size, reach, impact and breadth of positive psychology,” Journal of Positive Psychology 8, no 3 (2013): 207–221.
2Как научиться оптимизму. Измените взгляд на мир и на жизнь. Альпина Паблишер, 2018
3В поисках счастья. Как получать удовольствие от жизни каждый день. Манн, Иванов и Фербер, 2009
4Путь к процветанию. Новое понимание счастья и благополучия. Манн, Иванов и Фербер, 2013
5Мельбурнская высшая педагогическая школа (Melbourne Graduate School of Education) и Высшая школа бизнеса и экономики (School of Business and Economics) входят в состав Мельбурнского Университета (University of Melbourne)
6Кибербуллинг, киберзапугивание или киберхулиганство – травля в отношении какого-либо лица, чаще ребенка или молодого человека, с использованием современных кибертехнологий.
7Секстинг – обмен СМС откровенного содержания, обычно фотографий или видео.
8оптимизма: силы, которая мотивирует нас творить позитивное будущее для самих себя: C. S. Carver, M. F. Scheier, and S. C. Segerstrom. “Optimism,” Clinical Psychology Review 30, no 7 (2010): 879–889.
9прочности: внутреннего ресурса, позволяющего не сдаваться: A. Masten. Ordinary Magic: Resilience in Development. New York: Guilford Press, 2014.
10качества, восхищающие нас, как родителей, больше всего: таланты и положительные стороны детей: T. D. Hodges and J. K. Harter. “A review of the theory and research underlying the StrengthQuest program for students,” Educational Horizons 83, no 3 (2005): 190–201.
11воспитанием с позиции сильных сторон: L. Waters. “Strengths-based parenting and life satisfaction in teenagers,” Advances in Social Sciences Research Journal 2, no 11 (2015): 158–173; L. Waters. “The relationship between strengths-based parenting with children’s stress levels and strengths-based coping approaches,” Psychology 6, no 6 (2015): 689–699.
12научного изучения сильных сторон личности: основанная на преимуществах наука стремится произвести перемены, используя положительные качества и ресурсы, которые уже присутствуют в индивиде, группе или сообществе. Происхождение науки о развитии сильных сторон относит нас более чем на 50 лет назад к одной из ранних работ Дональда Клифтона (1924–2003), которую он написал, будучи профессором психологии образования в Университете штата Небраска. Он основывал свое исследование и практику на вопросе: «Что могло бы случиться, если бы мы изучали то, что люди делают правильно?» Американская психологическая ассоциация назвала Клифтона «отцом психологии сильных сторон и дедушкой позитивной психологии». См. J. McKay and M. Greengrass. “People,” Monitor on Psychology 34, no 3 (2003): 87. Научное изучение сильных сторон личности набрало популярность в 1980-е гг., включив в себя такие подходы, как развитие местного сообщества на основе внутренних ресурсов, позитивное исследование, позитивное развитие молодежи, меры социальной интеграции, или восстановительное правосудие, ориентированная на решение терапия и наличие устойчивых источников средств к существованию. Оно затрагивает широкий круг дисциплин, в том числе семейную терапию, социальную работу, здравоохранение, эпидемиологию, ювенальную юстицию, бизнес, спорт, коучинг, образование и психологию.
13позитивной психологии: позитивная психология как поле научных исследований была основана в 1998 г. профессором Мартином Селигманом, в то время главой Американской психологической ассоциации. См. M. E. P. Seligman. “American Psychological Association 1998 annual report,” American Psychologist 54, no 8 (1999): 559–562. Позитивная психология делает сильный (но не исключительный) акцент на сильные стороны характера. См. L. G. Aspinwall and U. M. Staudinger, eds. A Psychology of Human Strengths: Fundamental Questions and Future Directions for a Positive Psychology. Washington, DC: American Psychological Association, 2003.
14нейропсихологии: S. Trojan and J. Porkorny. “Theoretical aspects of neuroplasticity,” Physiological Research 48, no 2 (1999): 87–97; N. Doidge. The Brain’s Way of Healing: Remarkable Discoveries and Recoveries from the Frontiers of Neuroplasticity. New York: Penguin, 2015.
15исследовать его с научной точки зрения: M. Csikszentmihalyi and M. E. P. Seligman. “Positive psychology: An introduction,” American Psychologist 55, 20 1 (2000): 5–14.
16опираясь на наши собственные богатые внутренние ресурсы: P. A. Linley and S. Harrington. “Playing to your strengths,” The Psychologist 19, no 2 (2006): 86–89.
17упор на негативное: См. результаты исследования, проведенного Университетом штата Огайо, в статье T. A. Ito et al. “Negative information weighs more heavily on the brain: The negativity bias in evaluative categorizations,” Journal of Personality and Social Psychology 75, no 4 (1998): 887–900.
18более высокий уровень удовлетворения от школьных занятий, а также вовлеченности в них: M. E. P. Seligman. “Positive education: Positive psychology and classroom interventions,” Oxford Review of Education 35, no 3 (2009): 293–311; A. Shoshani, S. Steinmetz, and Y. Kanat-Maymon. “Effects of the Maytiv positive psychology school program on early adolescents’ well-being, engagement, and achievement,” Journal of School Psychology 57 (2016): 73–92.
19плавный переход: A. Shoshani and I. Aviv. “The pillars of strength for first-Grade adjustment – Parental and children’s character strengths and the transition to elementary school,” The Journal of Positive Psychology 7, no 4 (2012): 315–326; A. Shoshani and M. Slone. “Middle school transition from the strengths perspective: Young adolescents’ character strengths, subjective well-being, and school adjustment,” Journal of Happiness Studies 14, no 4 (2013): 1163–1181.
20более высокие показатели академической успеваемости: В ходе крупного исследования, проведенного в школьной системе штата Небраска, 6000 учеников десятых классов были поделены на три группы, чтобы опробовать новые методы скорочтения. Исследование не выявило различий в скорости чтения по трем различным методам. Тем не менее исследователи обнаружили, что врожденная способность студентов к чтению повлияла на увеличение его скорости. Это открытие имеет смысла с точки зрения интуиции, но удивительнее всего тот непропорционально высокий результат, который показала группа со способностями выше средних по сравнению с группой со средними способностями. Скорость чтения у учеников со средней способностью к чтению возросла с 90 до 150 слов в минуту, а у учащихся, уже обладавших способностями к скорочтению, – с 300 до 2900 слов в минуту. См. J. W. Glock. 1955. “The relative value of three months of improving reading – Tachistoscope, films, and determined effort,” unpublished PhD thesis, Lincoln, NE: University of Nebraska. См. также A. Duckworth and M. E. P. Seligman. “Self-discipline outdoes IQ in predicting academic performance of adolescents,” Psychological Science 16, no 16 (2005): 939–944; N. Park and C. Peterson. “Positive psychology and character strengths: Application to strengths-based school counseling,” Professional School Counseling 12, no 2 (2008): 85–92.
21высокая удовлетворенность работой: C. Harzer and W. Ruch. “The application of signature strengths and positive experiences at work,” Journal of Happiness Studies 14, no 3 (2013): 965–983.
22бОльшая вероятность сохранить рабочее место: L. Eskreis-Winkler et al. “The grit effect: Predicting retention in the military, the workplace, school and marriage,” Frontiers in Personality Science and Individual Differences 5, no 36 (2014): 1–12.
23лучшие показатели на работе: C. Harzer and W. Ruch. “The role of character strengths for task performance, job dedication, interpersonal facilitation and organizational support,” Human Performance 27, no 3 (2014): 183–205; M. P. Dubreuil, J. Forest, and F. Courcy. “From strengths use to work performance: The role of harmonious passion, subjective vitality, and concentration,” The Journal of Positive Psychology 9, no 4 (2014): 335–349.
24бОльшая вероятность… вступления в счастливый брак: L. Eskreis-Winkler et al. 2014. “The grit effect: Predicting retention in the military, the workplace, school and marriage”; L. G. Cameron, R. A. M. Arnette, and R. E. Smith. “Have you thanked your spouse today?: Felt and expressed gratitude among married couples,” Personality and Individual Differences 50, no 3 (2011): 339–343.
25более высокий уровень физической подготовки: M. Ford-Gilboe. “Family strengths, motivation, and resources as predictors of health promotion behavior in single-parent and two-parent families,” Research in Nursing & Health 20, no 3 (1997): 205–217; S. K. Leddy. 2006. Health Promotion: Mobilizing Strengths to Enhance Health, Wellness, and Well-being. Philadelphia, PA: Davis; R. T. Proyer et al. 2013. “What good are character strengths beyond subjective well-being? The contribution of the good character on self-reported health-oriented behavior, physical fitness, and the subjective health status,” The Journal of Positive Psychology 8 (3): 222–232.
26быстрое восстановление после болезни: C. Peterson, N. Park, and M. E. P. Seligman. “Greater strengths of character and recovery from illness,” The Journal of Positive Psychology 1, no 1 (2006): 17–26.
27высокая степень удовлетворенности жизнью и самооценки: G. Minhas. “Developing realized and unrealized strengths: Implications for engagement, self-esteem, life satisfaction and well-being,” Assessment and Development Matters 2, no 1 (2010): 12–16; A. M. Wood et al. “Using personal and psychological strengths leads to increases in well-being over time: A longitudinal study and the development of the strengths use questionnaire,” Personality and Individual Differences 50, no 1 (2011): 15–19.
28сниженный риск депрессии: M. E. P. Seligman et al. “Positive psychology progress: Empirical validation of interventions,” American Psychologist 60, no 5 (2005): 410–421; Gander et al. “Strengths-based positive interventions: Further evidence for their potential in enhancing well-being and alleviating depression,” Journal of Happiness Studies 14, no 4 (2013): 1241–1259.
29умение справляться с напряжением или сложными жизненными ситуациями: A. Shoshani and M. Slone. “The resilience function of character strengths in the face of war and protracted conflict,” Frontiers in Psychology 6 (2016), doi: 10.3389/fpsyg.2015.02006.
30У каждого из нас есть какой-то определенный талант: См., например, B. S. Bloom, ed. Developing Talent in Young People. New York: Ballantine Books, 1985; P. A. Linley and S. Harrington. “Playing to your strengths,” The Psychologist 19, no 2 (2006): 86–89; S. B. Kaufman and J. C. Kaufman. “Ten years to expertise, many more to greatness: An investigation of modern writers,” Journal of Creative Behavior 41, no 2 (2007): 114–124. Институт Гэллапа рассматривает таланты как своего рода строительные блоки для преимуществ, наряду со знаниями и навыками. Он определяет талант как способность добиться постоянного, близкого к совершенству уровня исполнения в избранной сфере деятельности. См. M. Buckingham and D. O. Clifton. Now, Discover Your Strengths. New York: The Free Press, 2001. Другие исследователи считают талант одним из преимуществ. См. R. Govindji and A. Linley. “Strengths use, self-concordance and well-being: Implications for strengths coaching and coaching psychologists,” International Coaching Psychology Review 2, no 2 (2007): 143–153.
31положительные черты характера: Доктор Райан Нимец определяет преимущества как «положительные характеристики нашей личности» и «положительные характеристики нашего характера». См. R. Niemiec. Mindfulness and Character Strengths. Boston, MA: Hofgreve Publishing, 2014.
32приводят к самодовольству и нарциссизму: L. J. Otway and V. L. Vignoles. “Narcissism and childhood recollections: A quantitative test of psychoanalytic predictions,” Personality and Social Psychology Bulletin 32, no 1 (2006): 104–116; J. Twenge and K. Campbell. The Narcissism Epidemic. New York: Atria Books, 2009.
Бесплатный фрагмент закончился. Хотите читать дальше?
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»