Хозяин форта. Возвращение викингаТекст

Из серии: Книга норманнов #3
0
Отзывы
Читать фрагмент
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

James L. Nelson

The Lord of Vik-lo: A Novel of Viking Age Ireland (The Norsemen Saga)


© James L. Nelson, 2015

© DepositPhotos.com / fxquadro, prometeus, outsiderzone, обложка, 2017

© Shutterstock.com / Volodymyr Tverdokhlib, Malysh Falko, Danny Smythe, Bruce Amos, Nejron Photo, обложка, 2017

© Hemiro Ltd, издание на русском языке, 2017

© Книжный Клуб «Клуб Семейного Досуга», перевод и художественное оформление, 2017

* * *

Данная книга представляет собой художественное произведение. Реальные лица и события упоминаются в ней в художественном контексте. Все прочие элементы романа являются плодом фантазии автора.



Пролог

Сага о Торгриме сыне Ульфа

Жил-был человек по имени Торгрим сын Ульфа сына Харальда, которому принадлежал хутор в Эуст-Агдере в округе Вик, что в Норвегии. Ни ростом, ни сложением он не отличался от других мужчин, но силу Торгрим имел великую и воином был искусным. И доказывал он это не раз, когда отправлялся в поход с богатым мужем Орнольфом сыном Храфна, больше известным как Орнольф Неугомонный, у которого он состоял в боевой дружине.

Набеги, в которые Торгрим ходил с Орнольфом, принесли ему много богатств, и он купил еще земли, скота и рабов и с благословения Орнольфа женился на его дочери Халльбере. За невесту Торгрим дал Орнольфу выкуп в пятьдесят серебряных монет, а Орнольф наделил зятя землями на севере Эуст-Агдера. Это приданое Торгрим позже отдал во владение своему старшему сыну Одду. У Торгрима с Халльберой было трое детей: Одд, Харальд и Хильд.

Торгрим снискал славу не только доблестного воина, но и крепкого хозяина, и все в его руках словно оживало. К его советам частенько прислушивались, и хотя сам Торгрим на слова был скуп, когда мог, он готов был помочь. И к его словам относились с должным уважением. Одно волновало соседей Торгрима, лишало их покоя: в определенные дни после захода солнца он становился раздражителен и вспыльчив, так что никто не решался к нему приближаться. Некоторые даже верили, что Торгрим – оборотень и по ночам превращается в волка. Именно поэтому его прозвали Торгримом Ночным Волком.

Когда дочери Торгрима Хильд исполнилось десять лет, Халльбера вновь забеременела. Она родила дочь, которую Торгрим назвал Халльберой – в честь умершей в родах жены. После смерти супруги Ночному Волку уже не сиделось на хуторе, и он оправился со своим тестем Орнольфом в очередной поход. На сей раз он взял с собой младшего сына Харальда, которому как раз исполнилось пятнадцать, и могучая стать помогла ему вскоре получить прозвище Крепкая Рука.

Драккар Орнольфа назывался «Красный Дракон», на нем сей состоятельный муж и отправился на побережье Ирландии в форт, который ирландцы называли Дуб-Линн. Орнольф имел пристрастие ко вкусной еде и вину, и Торгрим в походах частенько брал на себя командование судном и дружиной. По пути в Дуб-Линн они напали на ирландский корабль и похитили удивительную корону, которую ирландцы называли Короной Трех Королевств, считая ее бесценной, и всячески стремились завладеть ею. Ради обладания этой короной ирландцы рисковали всем, ведь водрузивший ее на голову получал безграничную власть на этой земле.

И пока ирландцы сражались между собой, Торгрим с дружиной разграбили церковь в местечке под названием Тара, где, как предполагалось, пребывал король Ирландии, хотя мало кто в этой стране признавал единого короля, поскольку у каждой ее области был свой правитель. В Таре викинги нашли богатства несметные, но из-за предательства одного ярла, которому Торгрим помог бежать от ирландцев, Торгрим был серьезно ранен. Шел 853 год по христианскому календарю, и шестьдесят лет минуло с той поры, когда норманны впервые поплыли на восток и разграбили монастырь в Линдисфарне.

Торгрим Ночной Волк, устав от набегов, желал лишь одного – вернуться на свой хутор в Эуст-Агдере. Сын же его Харальд домой возвращаться не хотел, но был он послушным и покорился отцовской воле. Во время своих приключений в Ирландии Торгриму удалось завладеть судном, которое он назвал «Скиталец». Восстановив силы после ранения, Торгрим был настроен плыть назад в Норвегию, поэтому набрал команду из пятидесяти человек, загрузил «Скиталец» провизией, товарами для обмена и всем, что удалось награбить в Ирландии. И вышел в море, намереваясь плыть домой в Вик.

И вот что случилось с ним дальше.

Глава первая

Первую жертву варвары забрали у южной Бреге… и похитили множество пленников, и многих убили, и еще больше увели в плен.

Анналы Ульстера[1]

Звуки сражения они услышали задолго до того, как увидели его воочию.

Драккар[2] «Крыло Орла» рывками шел на северо-восток, по левому борту судна на расстоянии меньше мили виднелось побережье Ирландии. Дул резкий ветер. Иногда он гнал длинный остроносый драккар по волнам, а временами стихал, и тогда судно дрейфовало, еле заметно продвигаясь вперед. Парус бился на ветру, такелаж скрипел, когда драккар покачивался на морской зыби.

На корме, опираясь на румпель, стоял датчанин Гримарр сын Кнута из Хедебю. А еще его звали Гримарром Великаном, и не без оснований: даже если считать Гримарра всего лишь верзилой, создавалось впечатление, что его отцом уж точно был сказочный великан, а матерью – простая смертная. Гримарр был на целую голову выше всех шестидесяти воинов, которые находились на борту «Крыла Орла», и вдвое шире в плечах любого стоящего с ним рядом. Казалось, не было пределов его силище, да и испытывать ее никто не решался.

Чуть впереди Гримарра, по правому борту, на небольшом сундуке сидел сын Гримарра Сандарр. Он сидел, вытянув ногу, – его ранили больше года назад, но он так и до конца и не вылечился. Сандарр был старшим сыном Гримарра, и хотя комплекцией он пошел в отца, ни силы его, ни смелости не унаследовал. Сандарр не был неженкой и умел показать себя в сражении, но отцу он и в подметки не годился. Это видели все, но никто не осмеливался сказать вслух.

А еще Сандарр был умнее отца, намного умнее. И об этом тоже предпочитали помалкивать, особенно в присутствии Гримарра.

Порыв ветра с левого борта понес «Крыло Орла» по волнам. Гримарр немного повернул румпель, разворачивая корабль по ветру. Слева из воды поднимался огромный мыс, вода белой пеной разбивалась у его основания, напоминая Гримарру о родных фьордах. Им придется обогнуть на «Крыле Орла» этот мыс, далее держать путь на север, пока они не доберутся до дома. До их дома в Ирландии. До форта Вик-Ло.

Ветер натянул паруса и канаты, скрип и хлопки прекратились. Несмотря на слабый ветер, нижнюю часть паруса подобрали, чтобы ослабить давление на треснувшую и наспех залатанную кормовую мачту, но до Гримарра все так же доносилось журчание воды, которую килем разрезал драккар, поскрипывание мачты и вантов, когда судно легло на курс. Он видел, как команда вглядывается в наветренную сторону, надеясь – Гримарр в этом не сомневался, – что ветер не стихнет.

На веслах «Крыло Орла» шло бы шустрее, чем отдавшись на волю ветра, но спешить им было некуда, поэтому Гримарр решил, что стоит дать команде отдохнуть, а не пытаться выжать последнее из судна. Это был простой расчет, об удобствах дружины он думал меньше всего.

Гримарра больше заботило то, чего можно ожидать от уставших викингов, больше заботил исход кровавого сражения, в которое их могли вовлечь. А такую возможность никогда нельзя исключать. Как берегут войска, которые держат в резерве во время сражения, так следует беречь и силы дружины, когда «Крыло Орла» находится в опасности – то есть всюду за пределами форта Вик-Ло.

Последнее приключение, двухнедельный набег на монастырь в местечке, которое ирландцы называли Ферна, полностью истощило его людей. Ферна располагалась не на самом побережье, а примерно на милю в глубине острова, выше по реке под названием Слейни, а потом выше по реке под названием Банн. «Крыло Орла» и еще один драккар, «Морской Странник», долго ползли вверх по течению – навигация по рекам оказалась намного сложнее, чем ожидали Гримарр и Фасти сын Магни, командовавший «Морским Странником». Течение было стремительным. Посреди реки отмели появлялись в самых неожиданных местах, драккары садились на мель, даже несмотря на свою небольшую осадку, и иногда приходилось привлекать больше сотни викингов, участвовавших в набеге, чтобы те, скользнув через борт в холодную воду, вытащили корабли. Дождь шел почти без перерыва, но то было обычным для этих краев, как уже понял Гримарр.

Тяжелое выдалось плавание. Однако сам набег оказался чрезвычайно удачным. При жизни двух последних поколений монастыри и богатые города на ирландском побережье подвергались набегам и грабежам, но только сейчас появились суда, способные продвигаться вглубь страны по крупным рекам Ирландии. Жители Ферны ни сном, ни духом не ведали о нависшей угрозе. Монастырь оказался сущим кладом: здесь нашлись серебро, золото и украшения. Викинги забрали всех рабов, которых смогли разместить на борту двух драккаров, но не слишком много, ведь кораблей было всего два.

 

Вернуться назад, к морю, оказалось еще сложнее, чем плыть вглубь острова по реке. Стремительное течение несло суда, но, с другой стороны, драккары увязали в грязи, прибитые течением к высоким берегам. И даже несмотря на то, что норманны были искусными гребцами, удерживать судно по течению было нелегко. А если удержать корабли не удавалось и приходилось вытаскивать их с мелей, это становилось настоящим кошмаром.

Осадка судов, груженных сокровищами и рабами после набега на Ферну, стала больше, и это только увеличило трудности. В конце концов они добрались до устья реки, берега раздались вширь, как будто высвобождая их, и манящее море – величественная синяя дуга под кормой – распахнуло свои объятия.

Теперь, вырвавшись из плена реки, проплывая вдоль непроходимого побережья, Гримарр Великан мечтал только об одном: вернуться в Вик-Ло, небольшой форт, и на какое-то время забыть о «Крыле Орла». Ветер, подхвативший их корабль, вынес драккар вперед на пятьдесят корпусов, за кормой длинными белыми полосами запенилась волна, даруя каждому человеку на борту надежду, что ветер не стихнет и отнесет их прочь от скалистых утесов слева.

И только стало казаться, что ветер набирает силу, как он дунул в последний раз и стих. Гримарр почувствовал, как команда приуныла. И тогда сквозь скрип оснастки и негромкое хлопанье промасленного паруса Гримарр расслышал еще кое-что – пусть и едва различимый, но такой знакомый звук. Этот звук он мог уловить из тысячи, пусть и едва слышный, – кто-то натужно тревожно кричал.

Звенела сталь. Схлестывались клинки.

Резко выпрямившись за румпелем, Гримарр навострил уши в ту сторону, откуда доносился звук. Казалось, что кроме него никто на борту ничего не услышал; даже на мгновение не утих низкий, приглушенный гул голосов на корме и на носу.

– Молчать! – взревел Гримарр, и все тут же замолчали, как будто задуло свечу.

Ветер едва нес вперед «Крыло Орла», едва слышно билась о борт судна вода, тихонько хлопали паруса. Когда повисла гробовая тишина, все напрягли слух. Звук, который уловил Гримарр, повторился, его сопровождали крики. Звуки сражения. Никакой ошибки. Все на борту прекрасно знали эти звуки, и каждый викинг мгновенно понял, что происходит.

– Клянусь Одином! – воскликнул Гримарр.

Кто-то сражался на дальнем конце мыса за массивными утесами – иначе звуки сражения донеслись бы до них намного раньше. И поскольку сражение шло на северной стороне мыса, Гримарр догадался, кто именно там бьется. С большой долей вероятности можно было утверждать, что одна из сторон – это Фасти сын Магни на борту «Морского Странника». Но о том, кто стал противником Фасти, Гримарр понятия не имел.

– Вы, сучьи дети! – взревел он, негодуя на своих воинов, которые все еще сидели, развалившись, на скамьях у весел. – Спустить парус! Налечь на весла! Шевелись, черт вас побери! Или я душу у каждого из вас вытрясу!

И Гримарр не угомонился, пока все на борту не зашевелились. Воины налегли на фал, подтягивая канаты, раскачивая рей вдоль всего судна, чтобы тот скользнул вниз по мачте, сворачивая за собой парус; затем выхватили весла из креплений, где они хранились, и стали передавать друг другу по всей палубе. Сандарр рывком встал, дохромал до каната по правому борту корабля, развязал его. На этот раз он отлично сознавал, что командой движет не страх перед Гримарром. Как и сам Сандарр, каждый воин на борту понимал, что они могут потерять целое состояние, если подтвердятся худшие из их опасений.

В верхней обшивке судна было множество отверстий, куда просовывались весла, и в каждом отверстии торчала небольшая затычка, чтобы вода не попадала на борт, когда судно погружалось в море по ширстрек. Сейчас эти затычки проворно вынимали и в отверстия просовывали весла – разной длины, в соответствии с шириной корабля.

На все эти сложные действия команде «Крыла Орла» понадобилось менее минуты, и корабль из посудины, неспешно ползущей по морю под вялым парусом, превратился в быстрое гребное судно, стрелой несущееся вперед. В таких делах моряки не знали равных, тем более они прекрасно понимали, за что борются.

Неудачи, посыпавшиеся на них во время этого набега, не перестали преследовать моряков даже после того, как «Крыло Орла» и «Морской Странник» вышли из реки Слейни. За день они преодолели бóльшую часть пути вдоль побережья, а ночевать устроились на усыпанном галькой берегу. Утром они вновь поставили суда на воду, подняли паруса, которые наполнились попутным ровным ветром, и продолжили лавировать вдоль побережья на север.

Около полудня Гримарр заметил, что через борт стала просачиваться вода. Между досками фальшборта и низом судна имелась узкая щель. Обычно через нее выплескивалась вода, когда из-за порывистого ветра или ливня открытое судно с низким фальшбортом превращалось в корыто. Моряки привыкли вычерпывать воду тем, что попадалось под руку, и сейчас они тоже занялись этим, но только Гримарр, казалось, заметил, что его команде приходится прилагать намного больше усилий.

– Откуда, черт побери, берется эта проклятая вода? – воскликнул он.

Несколько досок палубы прилегали не слишком плотно, чтобы можно было вычерпывать воду, а также хранить внизу оружие, провиант и балласт и иметь доступ к корпусу корабля. Их подняли, осмотрели доски внизу, но никаких проблем не обнаружили. Затем подняли еще несколько палубных досок, в том числе на корме у мачты. Там, где основание мачты оказывало огромное давление на корпус корабля, они все-таки нашли треснувшую доску. Пробоина была длинной в несколько футов, вода в нее хлестала всякий раз, как судно качалось на волне.

Несколько мгновений Гримарр с командой стояли, уставившись на пробитую обшивку, сквозь которую быстро прибывала вода. Тут «Крыло Орла» качнуло в очередной раз, раздался громкий треск, и вода снова хлынула на палубу.

– Великий Один, забери это чертово гнилое корыто! – в отчаянии воскликнул Гримарр.

Он посмотрел на восток и, казалось, углядел на скалистом и неприветливом ирландском побережье местечко, куда можно было вытащить корабль. Придется попытаться. Если не залатать пробоину в обшивке «Крыла Орла», судно больше не сможет удерживаться на плаву. И с таким повреждением они уж точно не дойдут до Вик-Ло.

– Убрать паруса! Спустить весла. Будем вытаскивать корабль на берег, – прорычал Гримарр приказ команде. И крикнул еще громче, чтобы услышали на «Морском Страннике», идущем чуть дальше, что он направляется к берегу. Объяснить причину он не потрудился.

За час до заката оба корабля вынесли на берег и выставили стражу по широкой дуге вокруг лагеря, чтобы защититься от любых неожиданностей и сюрпризов. По мнению Гримарра и Фасти, сейчас они находились во владениях ирландца по имени Лоркан мак Фаэлайн. Норманны называли это место Вик-Ло, но для ирландцев это был Силл-Мантайн, и правил здесь Лоркан. Гримарр уже давно понял, что у каждой пасущейся на выгоне печальной коровы, у каждой кучки обветшалых лачуг в Ирландии есть властелин – ирландцы называли их ри туата, и в большинстве случаев это были не короли и вельможи, и даже не воины, а простые крестьяне, которых местное население наделило властью.

Но с Лорканом мак Фаэлайном дело обстояло иначе. Лоркан был самым настоящим королем, даже несмотря на то, что земли, где он правил, королевством не назовешь. Гримарр ничуть не сомневался, что Лоркан с радостью увеличил бы размеры своих владений – были у него и дружина, и доблесть. Но если бы он взялся расширять свое влияние на этой территории, он, помимо всего прочего, оттеснил бы дуб галл назад в море.

Гримарр нисколько не боялся Лоркана – он вообще был не из трусливых, – но считал ирландца достойным соперником, угрозой, которой нельзя пренебрегать, а это можно было считать проявлением высшего уважения со стороны Гримарра.

Вытащив драккары, которые стали теперь беззащитными, как выброшенные на мель киты, норманны гадали, что делать дальше. Если Лоркан на них нападет, подавляющее преимущество окажется на его стороне; и все, что им оставалось в сложившихся обстоятельствах, – побыстрее убраться отсюда подобру-поздорову, поэтому они решили, что лучше им быть готовыми уносить ноги. Они вытолкали «Морской Странник» в море и пришвартовали его к дереву на берегу длинным ремнем из кожи моржа. Загрузили все награбленное во время налета на Ферну на борт целого корабля. Если ирландцы станут атаковать, норманны смогут уплыть на этом судне, забрав с собой все ценности.

Два дня они провели на берегу, перевернув «Крыло Орла» на бок, чтобы было легче подобраться к лопнувшей доске. За эти два дня весть о нежданных гостях на берегу наверняка достигла ушей Лоркана. Пробоину практически уже заделали, и команде Фасти не терпелось унести ноги, а ирландцев так и не было видно, поэтому решили, что «Морской Странник» может отчаливать. Все вздохнут с облегчением, когда награбленное из Ферны окажется в безопасности за стенами Вик-Ло.

Гримарр и команда «Крыла Орла» отстанут от «Морского Странника» самое большее на полдня, а потом вновь встретятся в форте. Во всем мире существовало мало людей, которым Гримарр позволил бы уплыть с сокровищами. И Фасти был одним из таких доверенных лиц.

«Морской Странник» уже на половину корпуса осел в воду, направляясь на север, когда моряки вытолкали «Крыло Орла» в море и обнаружили, что корабль все равно дает течь. Судно опять вынесли на берег и уложили на бок. Еще один кусок дерева, густо измазанный смолой, приладили и прибили гвоздями к треснувшей доске. Казалось, течь устранена. Уже стемнело, поэтому моряки вытолкали судно на мель, пришвартовали к дереву, где раньше привязывали «Морской Странник», – так и миновала ночь. С первыми лучами солнца они уже легли на курс, следуя за «Морским Странником».

Это было два дня назад, а сейчас команда «Крыла Орла» изо всех сил налегала на весла, форсируя каждый фут, отчаянно пытаясь обогнуть мыс и вступить в схватку. Потому что все на корабле, как и Гримарр, знали: в это сражение втянуты Фасти сын Магни и его команда.

Иначе и быть не могло. Из ирландцев мореплаватели выходили неважные, и в морские сражения они не ввязывались. Любое морское сражение предполагало участие норманнов, а «Морской Странник» был единственным кораблем, который, как знал Гримарр, наверняка находился неподалеку. Судно уже должно было вернуться в Вик-Ло, и Гримарр представить не мог, почему это еще не случилось. Но, несмотря ни на что, он ни на секунду не сомневался, что в этом сражении участвует Фасти. Его друг Фасти. Тот, который забрал к себе на борт долю Гримарра из награбленного в Ферне.

Глава вторая

И несмотря на то, что меня превосходили численностью, Однако я кормил ворона.

Сага о Гисли сыне Кислого[3]

Они обогнули мыс так близко к берегу, что Гримарр чувствовал на лице брызги от разбивающихся об острые скалы волн. Земля по левому борту корабля, казалось, отступала, когда береговая линия за высокими утесами почти под прямым углом сворачивала на северо-запад, туда, где берег еще несколько миль тянулся к Вик-Ло.

Теперь звуки битвы стали громче, доносился звон мечей, удары топора о шлем, яростные крики дерущихся, стоны умирающих. Однако Гримарр до сих пор не видел самого сражения. И на корме, и на носу сидящие на веслах вытягивали шеи, пытаясь разглядеть что-то перед носом корабля.

– Черт побери, налегайте на эти проклятые весла! – ревел Гримарр. – Я скажу вам, когда будет хоть что-нибудь видно!

Гребцы втянули шеи, крепкие руки налегли на длинные деревянные весла, и «Крыло Орла» стрелой понеслось по воде.

И тут он увидел сражающихся – они попали в поле его зрения, когда «Крыло Орла» обогнуло дальний конец мыса. Гримарр громко выругался, прокричал проклятия в небо, стукнул по румпелю кулаком. «Морской Странник» находился в полумиле от них – глубоко осевший в воду, накренившийся на левый борт под весом нескольких десятков воинов, сошедшихся в кровавой схватке на палубе судна. Сам корабль был окружен лодками – низкими и черными на фоне воды. Ирландскими лодками, которые сами ирландцы называли куррахами. Это были небольшие суденышки, имевшие хрупкие деревянные каркасы, обтянутые бычьими шкурами, выкрашенными в цвет дубовой коры, – они казались игрушечными в сравнении с огромными кораблями викингов.

 

Но, хотя они и уступали драккару в размерах и прочности, зато их было очень много. Море кишело куррахами, а всего ирландцев здесь сражалось больше ста. Они поджидали норманнов прямо на севере мыса, как теперь догадался Гримарр, и атаковали, как только судно появилось на горизонте. Скорее всего, они наблюдали за ними с берега, следили за перемещениями «Морского Странника». На взгляд Гримарра, они напоминали стаю волков, напавших на разъяренного быка.

«Морской Странник» окружили. Куррахи напали на судно со всех сторон, ирландцы, которые с помощью своих весел пытались взобраться на борт, числом во много раз превосходили норманнов. Фасти с командой давали отпор с яростью, характерной для викингов. В воздух взлетали и опускались мечи и топоры, копья пронзали тех, кто карабкался через фальшборт. По предварительным подсчетам Гримарра, сражение длилось не меньше двадцати минут, и это означало, что команда «Морского Странника» оказывала решительное сопротивление. Но Гримарр сознавал, что нападавших слишком много.

«Они нас не видят», – подумал Гримарр. Мир для сражающихся сузился до поля битвы. Никто даже не заметил, что сзади быстро приближается «Крыло Орла». Гримарр стиснул зубы в бессильной ярости.

«Сволочи! Сучьи дети! Всем вспорю брюхо!»

Ему хотелось, чтобы корабль несся по волнам еще быстрее, но он видел, что его команда и так прилагает все усилия, и не стал кричать на моряков, чтобы не спугнуть ирландцев, предупредив о своем присутствии. Как было бы здорово, если бы ему удалось подобраться к ним незамеченным – до тех пор пока его беспощадный меч не падет на головы нападавших!

– Сандарр! – позвал он сына. – Возьми руль.

Сандарр похромал на корму. Он не станет ввязываться в бой, по крайней мере, не в первых рядах. Из-за раненой ноги он утратил былую ловкость. Травму он получил во время набега еще год назад – в честном бою, – но до сих пор испытывал боль.

Гримарр молча презирал сына за слабость.

Сандарр обошел румпель и взял из рук отца гладкий дубовый брус.

– Прямо к «Морскому Страннику». По левому борту, – приказал он. – Просто дави все эти проклятые куррахи, что встретятся на пути! Мы отрежем этих ирландских собак, убьем их на месте.

Сандарр кивнул. Гримарр отдал руль и двинулся вперед. Сорвал плащ, схватил свой меч, который нашел на кормовой части палубы, подпоясался. Шагнул между рядами гребцов, налегающих на весла. Рядом с каждым лежал меч или топор – чем сам викинг предпочитал сражаться. Здесь же были и шлемы, вдоль борта на брусе планширя висели щиты. У них не оставалось времени, чтобы натянуть кольчуги, но на это всем было плевать. Этих ирландских собак разобьют наголову и скормят рыбам еще до того, как они поднимут оружие на кого-то из норманнов.

«Крыло Орла» было оснащено тридцатью двумя веслами, по шестнадцать по каждому борту, а это означало, что управляла судном только половина команды. Но сейчас все были при деле. На большинстве весел сидело бок о бок по двое гребцов, которые с невероятным усилием налегали на весла.

– Там, где на веслах по двое, встали и пошли со мной! – приказал Гримарр голосом, похожим на низкий рык. – К оружию!

Один за другим воины вскочили со скамей, на веслах осталось по одному гребцу. Викинги схватили оружие, натянули шлемы и последовали за Гримарром. Не стоило врываться в самую гущу сражения, когда у всех в руках только весла, а не мечи с топорами.

Гримарр встал впереди, у большого изогнутого носа с замысловатой резьбой, которая вверху переходила в стилизованную голову кричащего орла. В четверти мили, а возможно и ближе, стихало сражение, мечи и топоры уже не так рьяно взлетали в воздух, на корме и носу дрались не столь ожесточенно. Он потянул себя за бороду. Плохой знак. Не вселяющий надежду. Но даже если всю команду Фасти перебили, по крайней мере, у ирландцев не было времени унести с корабля сокровища.

Он повернулся к своим воинам.

– Налегайте на весла, ублюдки! – прошипел он. Это было напрасно, но сдержаться он не смог.

Он вновь уставился на корабль, где шел бой. Они быстро приближались. Тут Гримарр его и увидел.

Даже несмотря на разделяющее их расстояние, ошибки быть не могло. Как и сам Гримарр, Лоркан мак Фаэлайн был великаном – такого же высокого роста, как Гримарр, та же косая сажень в плечах. Однажды Гримарр повстречался с ним лицом к лицу, один-единственный раз ирландец и дуб галл пытались добиться некого взаимопонимания. Прошло не очень гладко. Но Гримарр тогда понял, что за человек Лоркан и почему ирландцы по доброй воле подчиняются ему.

А вот и сам Лоркан мак Фаэлайн стоит на корме «Морского Странника» с громадным топором в руке. Гримарр заметил, что на лезвии блестит свежая кровь, потянулся за своим мечом и в бессильной ярости скрипнул зубами.

Сражение закончилось. Гримарр видел это. Ирландцы опустили руки, их темные туники были разорваны и все в крови. Воины устали, но они оставались на ногах, и Гримарру не хотелось даже думать, в каком состоянии находятся Фасти и его дружина. Норманнов голыми руками не возьмешь! Они за грош свою жизнь не отдадут. И сейчас Гримарр был намерен налететь на противника, как демон отмщения.

Но пока он прожигал взглядом широкую спину Лоркана мак Фаэлайна, последний, казалось, почувствовал его взгляд. Он оглянулся; «Крыло Орла» находилось уже достаточно близко, чтобы Гримарр сумел разглядеть изумление и испуг на лице Лоркана. Казалось, что корабль возник из ниоткуда, подобно беспощадному врагу, упавшему с небес или выскочившему из морской глубины.

Теперь не только Лоркан заметил корабль. Еще один человек обернулся, стал тыкать в него пальцем, закричал от удивления, и тогда уже все ирландцы повернулись, изумляясь появлению того, кто нес на своем борту их смерть. Ирландцы стали отступать. Все, за исключением Лоркана. Он один поднял топор и ринулся к приближающемуся кораблю.

– Еще рывок, и суши весла! К оружию! – закричал Гримарр.

Он услышал, как заворчали гребцы, в последний раз налегая на весла, услышал стук дерева о дерево, когда весла стали втягивать на борт, а затем с грохотом бросили на палубу. Теперь уже не было нужды сохранять тишину, и Гримарр издал рык, в который вложил всю бушующую внутри ярость. Громкий животный рев наполнил воздух. У него за спиной хором закричала его дружина: воины стали ругаться и бряцать оружием. Ирландцы на борту «Морского Странника» продолжали отступать, и только Лоркан сделал два шага в сторону норманнов.

И тут корабли сошлись. Сандарр был искусным рулевым, хотя до совершенства ему было далеко. Вместо того чтобы раздавить куррахи, теснящиеся между судами, он направил нос «Крыла Орла» прямо в заднюю часть «Морского Странника». Корабли встретились, от резкого толчка Гримарр пошатнулся. Драккары разошлись, но «Крыло Орла» все еще оставалось достаточно близко, чтобы Сандарр мог одним движением вновь свести корабли, дробя и раскалывая дерево.

Гримарр перескочил с одного корабля на другой с диким ревом, размахивая острым мечом. Ногой он ударился о ширстрек и перескочил его с проворством, удивительным для такого здоровяка, продолжая реветь и размахивать мечом над головой Лоркана, в то время как его ноги коснулись сосновой палубы. Он скрестил свой меч с топором Лоркана, удар пришелся на середину рукояти, ниже топорища. Лоркан развернул топор, надеясь выбить из рук Гримарра меч, но Гримарр меч убрал, чтобы Лоркан не мог до него дотянуться.

Теперь уже взревел Лоркан, вложив в этот рык всю свою ярость, вспыхнувшую в нем из-за того, что Гримарр неожиданно явился со стороны моря и теперь хотел отобрать у него величайшую победу над этими проклятыми дуб галл. Брызгая слюной, с широко раскрытыми глазами, со спутанной бородой, он, ухватившись за древко двумя руками, широко замахнулся топором и опустил его вниз с такой силой, что мог бы расколоть надвое крепкий дуб.

Гримарр осознал, что оставил щит на борту своего корабля, но это уже не имело никакого значения. И удар был сильным. Гримарр смог его предугадать, к тому же Лоркану не хватило ловкости. Гримарр отступил в сторону, когда топор упал вниз, и Лоркан вогнал лезвие на целый дюйм в палубу корабля. Там оно и застряло.

Гримарр замахнулся мечом, готовясь нанести стремительный удар слева, чтобы снести крупную голова Лоркана с плеч, скрытых под густыми волосами. Гримарр замахнулся, но Лоркан отпустил древко топора и правой рукой перехватил руку Гримарра с силой, которой Гримарр никогда раньше у смертных не встречал. Правой он перехватил руку Гримарра на полпути, а левым кулаком ударил противника под дых, отчего викинг согнулся пополам. Меч со звоном упал на палубу.

Лоркан отпустил руку Гримарра, шагнул вперед, чтобы нанести очередной удар – смертельный, от которого Гримарр не сможет очухаться, но Гримарр резко дернул головой вверх, ударив затылком Лоркана в подбородок, и тот отшатнулся назад.

Слева и справа от него с «Крыла Орла» на палубу «Морского Странника» бесконечным потоком прибывали викинги, натыкаясь на стену ирландцев. Опять замелькали в воздухе мечи и топоры, копья пронзали сгрудившихся воинов. Команда Гримарра устала после того, как им пришлось отчаянно махать веслами, но эта усталость не шла ни в какое сравнение с тем, что испытывали измотанные жестоким сражением с дружиной Фасти люди Лоркана.

1Свод средневековых ирландских хроник, охватывающих период с 431 до 1540 года. Анналы написаны частично на ирландском языке с дополнениями на латыни. (Здесь и далее примеч. пер., если не указано иное.)
2Значение слов, отражающих средневековые реалии, а также морские термины см. в Глоссарии в конце книги. (Примеч. ред.)
3Здесь и далее перевод саги О. А. Смирницкой.
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»