Огонь неукротимого сердцаТекст

Из серии: Гарем – Harlequin #28
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

The Sheikh's Son

© 2014 by Kristi Goldberg

«Огонь неукротимого сердца»

© «Центрполиграф», 2020

© Перевод и издание на русском языке, «Центрполиграф», 2020

Глава 1

Если женщина хочет отправиться в путешествие в Рай, знакомство с великолепным мужчиной в баре может стать ее проходным билетом. И Пайпер Макадамс была готова сесть на этот поезд удовольствия. Последние двадцать минут она провела за столом в баре чикагского отеля и, держа на коленях «Космополитен», бесстыдно изучала сидящего недалеко от нее красавца. Шелковый темно-синий костюм, дорогие часы на запястье, уверенная манера держаться. Сексуально небрежная прическа сочетается с темной бородкой. И эти ямочки, которые девушка заметила сразу, как только он первый раз улыбнулся. Нет ничего лучшего, чем ямочки у мужчины…

Никогда за свои двадцать шесть лет Пайпер не думала о сексуальных отношениях с незнакомцем… до сих пор.

Звук смеха снова привлек ее взгляд к мужчине: блондинка-барменша наклонилась к нему, открывая декольте, размер которого мог бы поспорить с Большим каньоном. Правда, незнакомец сосредоточился исключительно на ее лице… пока не переключил внимание на Пайпер. Их взгляды встретились, и мужчина улыбнулся, а Пайпер моментально оглянулась в поисках другой блондинки, но никого не обнаружила. Вновь посмотрев на него, она поняла, что стала объектом наблюдения, и демонстративно сосредоточилась на своем телефоне.

Пайпер не понимала этого красавчика: перед ним высокая, стройная секс-бомба – с чего ему интересоваться Пайпер с ее каштановыми волосами и отсутствием каких-либо внешних достоинств? Он наверняка может заполучить любую женщину. Девушка достала из сумочки зеркальце, чтобы проверить, не растрепалась ли челка и не потекла ли тушь. Просто немыслимо – ввязаться в беду из-за такого мужчины, как он. По опыту она знала, что кажется относительно привлекательной только тем мужчинам, которым кажутся привлекательными ее происхождение и трастовый фонд. Нет, этот незнакомец никогда не посмотрит на нее второй раз.

– Вы кого-то ждете?

Сердце Пайпер подскочило при звуке его глубокого голоса с английским акцентом и повторило маневр, когда она осмелилась бросить на мужчину быстрый взгляд – слишком близко они оказались друг к другу. Его карие глаза были прозрачны, как отполированный топаз.

– Нет, никого. – Голос Пайпер внезапно сел.

Он положил на спинку соседнего сиденья руку с золотым кольцом с рубином на мизинце.

– Не возражаете, если я присоединюсь к вам?

– Прошу.

Поставив напиток на стол, он кинул пальто на стул, сел и откинулся назад, словно ничего экстраординарного не произошло. Хотя и правда, для него это наверняка было нормально – случайное знакомство в баре. Пайпер же к такому явно не привыкла.

– Удивлен, что с вами рядом нет мужчины. Вы слишком красивы, чтобы проводить субботнюю ночь в одиночестве.

Пайпер и сама не поняла, почему не упала в обморок от его слов.

– Я недавно ушла с коктейльной вечеринки.

– В отеле? – В его взгляде читалось любопытство.

Пайпер быстро отпила и едва не опрокинула стакан, когда ставила его обратно.

– Да. Торжество в честь какого-то неприлично богатого шейха из какой-то малоизвестной страны. Чтобы избежать встречи, я притворилась, что у меня болит голова, – и хорошо, поскольку я не помню его имени.

– Принц Мехди?

– Да.

– Я и сам недавно ушел оттуда.

Отлично, Пайпер. Открой рот, вонзи нож в свою спину.

– Вы знаете принца?

– Я знаю его уже очень давно – с рождения, если быть точным. – При этих словах на его лице снова появилась ленивая улыбка.

Девушка в ужасе сглотнула, сейчас она бы все отдала, чтобы земля разверзлась и поглотила ее.

– Простите, что оскорбила вашего друга, просто я питаю отвращение к богатым мужчинам. Мне не удалось встретить ни одного, кто не был бы целиком и полностью поглощен чувством вседозволенности и безнаказанности.

Он провел пальцем по краю чистого стакана.

– Ну, некоторые считают его довольно милым парнем.

У Пайпер подобное смелое заявление вызвало сомнение.

– Это ваше мнение?

– Да. Из трех братьев Мехди он, наверное, самый влиятельный. И уж точно самый привлекательный.

Внезапно девушка поняла, что совсем забыла о своих манерах.

– Я Пайпер Макадамс, а вы?

– Очарован встречей. – Он пожал протянутую руку и, прежде чем отпустить ее, провел большим пальцем по ее руке, заставив Пайпер вздрогнуть.

– Что ж, мистер Очарованный, у вас есть имя?

– Ай Джи.

– И нет фамилии?

– Предпочту оставить это в секрете. Да и зачем приятелям знать фамилии друг друга?

Он явно что-то скрывал, но все подозрения меркли перед влечением Пайпер к незнакомцу.

– Нас сложно назвать приятелями.

– Надеюсь исправить это недоразумение до того, как кончится ночь.

Пайпер скрестила ноги и поправила воротник коктейльного платья, пытаясь справиться с желанием покориться бушующим гормонам.

– Чем вы занимаетесь, мистер Ай Джи?

Он ослабил узел галстука и положил руку на стол.

– Я личный пилот богатой и знаменитой семьи, члены которой предпочитают охранять тайну своей частной жизни.

Симпатичный летчик, невероятно.

– Это, должно быть, большая ответственность.

– Вы даже не представляете насколько. – Он прочистил горло. – А чем вы занимаетесь, мисс Макадамс?

Ничем.

– Пожалуйста, зовите меня Пайпер. Скажем так, я представитель клиентов, связанных с компанией моего дедушки.

Он поднял голову и стал изучать ее лицо, будто пытаясь разгадать какой-то секрет.

– Макадамс – шотландская фамилия, ваши рыжие волосы и голубые глаза подтверждают мою догадку. Но вот бледный цвет лица…

Пайпер дотронулась до щеки, словно только сейчас осознав, что у нее есть кожа.

– Мои дедушка с бабушкой по маминой линии колумбийцы, семья отца – шотландцы во всех поколениях. Думаю, можно сказать, что я – смесь обеих национальностей.

– Колумбийцы и шотландцы – весьма привлекательная комбинация. Вы загораете летом?

Пайпер мгновенно представила их на пляже без купальников.

– Да, когда нахожу время отправиться на пляж, я не так часто появляюсь дома.

– И где же ваш дом?

– В Южной Каролине. Чарльстон. – Она не собиралась говорить, что сейчас живет в гостевом домике, рядом с особняком дедушки.

После небольшой паузы он уточнил:

– И при этом у вас нет южного акцента.

– Он исчез, когда я училась в женской частной школе на Восточном побережье.

Эти подробности настолько заинтересовали незнакомца, что он наклонился еще ближе.

– Правда? Я посещал военную академию в Англии.

Вот откуда такой акцент.

– Как долго вы там были?

– Гораздо дольше, чем должен был. – Его выражение лица стало серьезным, и, несмотря на пренебрежительный тон мужчины, Пайпер почувствовала, что за этими словами кроется какая-то история.

– Наверняка мужская академия.

– К сожалению, да. Однако кампус находился не так далеко от приходской школы, полной любопытствующих девочек, а мы были счастливы удовлетворить их любопытство.

Неудивительно.

– Вы проводили рейд трусиков?

Он снова просиял улыбкой – по яркости она соперничала с сияющим над баром пивным знаком.

– Признаюсь, было несколько попыток, за которые я даже получал пощечины.

Эти слова должны были ее шокировать, но Пайпер чувствовала дрожь возбуждения.

– Сомневаюсь, что каждый раз вас били.

– Не каждый. – Он снова откинулся на спинку стула, сияя еще более широкой улыбкой с ямочками. – А вы становились жертвой сомнительных выходок мальчишек из закрытой школы?

Пайпер была из тех, кто всегда стоял у стенки в одиночестве, хотя и не пыталась делать это специально.

– Моя школа находилась в достаточно уединенной местности, а правила были невероятно строги. Появись хоть один мальчик на нашем крыльце, начальница сперва бы выстрелила в него, а уж потом стала задавать вопросы.

В его глазах появилось восхищение.

– Уверен, у женщины с вашей внешностью не было недостатка в мужском внимании.

Знай он только, насколько далек от истины в своем предположении, наверняка сбежал бы сразу.

– Скажем так, были молодые люди, которые ухаживали за мной. У большинства были громкие фамилии и больше денег, чем сексуального мастерства, – спасибо дедушке, который настоял, что я должна выйти замуж за человека из его социального круга.

– И среди них не нашлось достойного любовника?

Один, и далекий от оценки «достойный». А вот Ай Джи казался Пайпер хорошим любовником – и ей точно хотелось это проверить.

– Давайте сменим тему. У вас есть девушка?

– Да, два года назад, но сейчас все кончено.

– Тяжелый разрыв?

– Скажем так, потребовалось время, чтобы убедить ее в нашем расставании.

Судя по его недовольному тону, эта тема вышла за рамки дозволенного, пора перейти к более нейтральным вопросам.

– Когда я вас только заметила, то подумала, что вы итальянец. Я права?

– Нет, но я люблю Италию и знаю итальянский, благодаря отличным знаниям своей бывшей учительницы. – Он вернулся к непринужденному тону общения.

– Тогда я предположила бы, что вы француз.

– Je ne suis pas français, mais je peux bien embrasser а̀ la française[1].

Сексуальный дьявол с невероятными ямочками и чувством юмора – смертельная комбинация.

 

– Уверена, девочки из приходской школы восторгались вашим опытом во французских поцелуях. Но вы не ответили на вопрос о вашем происхождении.

– Я не француз, но впечатлен тем, что вы знаете этот язык.

Она приложила руку к груди.

– Ну что ты, мой сахарный, мы не такие уж недалекие сексапильные красотки. Я знаю французский, и немецкий, и даже немного японский.

– Если вам потребуется переводчик с итальянского, буду счастлив помочь.

– Никогда не была в Италии, но всегда мечтала увидеть Рим.

– О, вам там очень понравится. Я лично предпочитаю Неаполь и побережье.

Он продолжал говорить, очаровывая Пайпер своими пухлыми губами, навевая фантазии о поцелуе и даже большем, она представляла, как его рот передвигается по ее телу. Медленно, тепло и так, ох…

– …Огромные розовые лососи гуляют по улицам, набирая сообщения на своих смартфонах.

Это странное предложение вернуло Пайпер в реальность.

– Прошу прощения?

– Мои скучные попытки изобразить гида явно ввели вас в кому.

Скорее непреднамеренно погрузили ее в сексуальные мечтания.

– Мне так жаль. Это из-за спиртного, наверное.

Он потянулся, без приглашения отпил из ее стакана и со стуком поставил обратно.

– Это ужасно. Что в этой противной бурде?

Пайпер перевела внимание на напиток, моментально зачарованная тем фактом, что его губы только что коснулись ее стакана.

– Водка и клюквенный сок, но бармен сделала коктейль довольно сильным, так что он ударил мне в голову. – «Как и этот мужчина».

Он подвинул ей свой наполовину полный стакан.

– Попробуйте это.

Пайпер подняла его и принялась изучать янтарную жидкость.

– Что это?

– Скотч двадцатилетней выдержки. Как только вы его попробуете, больше не вернетесь ни к одному напитку.

Пайпер бы лучше попробовала на вкус его самого.

– Не уверена – не хотелось бы ползти в комнату.

– Если вам понадобится помощь, я прослежу за вашей безопасностью.

– Что ж, в таком случае я могу сделать небольшой глоток. – Пайпер ответила на его лукавую улыбку. Она с трудом заставила себя выпить, затем протянула стакан обратно мужчине.

– Вам не понравилось?

– Простите, просто это не для меня. Но я не могу похвастаться разборчивостью в алкогольных напитках.

– А в поцелуях вы разбираетесь?

Пайпер уже хотела предложить ему попробовать, как незнакомец выпрямился и отвел глаза.

– Простите. Не хотел смущать вас пошлыми намеками… Вы кажетесь такой милой и нежной.

– Почему вы считаете, что я против заманчивых намеков?

Он провел рукой по подбородку.

– В вас чувствуется какая-то невинность.

Ну вот, опять.

– Внешность бывает обманчива.

– Да, но глаза не обманывают. Я заметил, что за время нашего разговора вы стали испытывать все больший дискомфорт.

– А вы не думали, что дискомфорт связан с моим влечением к вам? – Боже, она правда сейчас призналась в этом?

– Я польщен. – Мужчина не отводил от нее глаз. – Должен признать, вы мне тоже кажетесь привлекательной, и я был бы рад с вами познакомиться поближе. У меня есть интересное предложение, но хотя я и надеюсь на согласие, вас это ни к чему не обязывает.

Момент настал. Согласится ли она отбросить осторожность и провести с ним ночь?

– Слушаю.

Когда Ай Джи встал и подал ей руку, сердце подскочило, Пайпер задержала дыхание и приготовилась сказать «да» в ответ на предложение.

– Пайпер Макадамс, вы не окажете мне честь и не прогуляетесь со мной?

Шейх Адан Джамаль Мехди не приглашал женщин на долгие прогулки. Он приглашал их сразу в постель. Или так было раньше, до того, как он поклялся воздерживаться от случайных связей, чтобы братья воспринимали его серьезнее. Правда, внезапно клятва потеряла свою привлекательность. Пайпер Макадамс не походила на обычных дам, сердце которых он завоевывал, – в отличие от этих сложных и циничных женщин, ее отличали легкость и ум. Внешность тоже была особенной – рост лишь немногим выше пяти футов без каблуков, удивительно длинные ноги и невероятно полные груди для человека столь хрупкого сложения. А ведь обычно он предпочитал тех, чей рост был больше шести футов.

Они шли по дорожке вдоль озера, обсуждая различные темы, пока Адан не почувствовал, что ему не хватает слов – и это несмотря на то, что вместе с поцелуями разговор всегда был его сильной стороной. Он решил попытаться сосредоточиться.

– У вас есть братья или сестры?

Подул ветер, и девушка плотнее закуталась в черный кашемировый свитер.

– Сестра-близнец, чье официальное имя Саншайн, но по очевидным причинам она откликается на Санни.

Адан тут же отреагировал на знакомое имя:

– Санни Макадамс, известная журналистка?

В ее улыбке чувствовалась гордость.

– Да. Мы двуяйцовые близнецы, если вы еще не заметили по очевидным физическим различиям.

Правда, несмотря на то, что одна была блондинкой, а другая – брюнеткой, ни одна не могла похвастаться отсутствием красоты.

– Пайпер и Саншайн – достаточно необычные имена. Для ваших родителей они имеют особенное значение?

Девушка нахмурилась.

– Насколько понимаю, имя Санни дала ей мать, а отца мы не знаем – не знаем даже, кто он. Мать и сама, скорее всего, не знает. Ей слишком нравилось проводить время с мужчинами, чтобы следить за детьми, и поэтому нас вырастили бабушка с дедушкой.

Перемена настроения Пайпер казалась ему вполне объяснимой.

– Вы сказали, что мама дала имя сестре. А кто назвал вас?

– Дедушка. – К радости Адана, на лице девушки показалась улыбка. – Он обожает волынки.

– Я учился играть на волынке в школе, но быстро определился с тем, что килты не мой стиль.

Девушка остановилась и прислонилась к изгороди.

– Расскажите мне что-нибудь. Правда, что под килтами у мужчин совсем нет одежды?

– Да. Мужчине нужно напоминание о его мужской принадлежности, когда на нем юбка. – От столь близкого соседства с этой женщиной ему точно сложно было забыть о том, что он мужчина.

Пайпер мягко рассмеялась.

– Полагаю, это правда. Почему родители отослали вас в закрытую школу?

Адан неоднократно задавал этот вопрос и всегда получал один и тот же ответ, в который не очень верил.

– Говорят, я был сорвиголовой, и отец решил, что строгость армейской школы пойдет мне на пользу. Папа так и не узнал о том, кем я стал, – по правде говоря, он никогда не был слишком близок со своим младшим сыном.

– Уверена, спроси вы его сегодня, и он бы признался, что все знает. Отцы и дедушки обладают сверхъестественной способностью знать все о ваших делах.

Адан встал рядом с Пайпер, повернувшись лицом к озеру и положив руку на изгородь.

– Отец не так давно скончался, а мать умерла еще раньше.

– Мне жаль, Ай Джи. Я не хотела задеть ваши чувства.

– Не нужно извиняться, Пайпер. Вы не знали. – Как и не знала, что он принадлежит к королевской знати Среднего Востока, и это его немного беспокоило. Правда, девушка четко обозначила, что питает отвращение к состоятельным мужчинам, а он был баснословно богат. По этой причине он предпочел сохранить информацию в тайне и хотел сегодня побыть пилотом, а не принцем. – Вы учились в университете? – Пытаясь отвлечься от влечения к Пайпер, он сосредоточил внимание на менее привлекательном виде на озеро.

– Да, в Южной Каролине. Университет только для женщин – видимо, дедушка не верит в мою способность справиться с противоположным полом. Но поскольку он оплачивал счета, мне пришлось потратить на него много времени, чтобы получить высшую степень в бизнесе.

Адан повернулся, желая взглянуть на Пайпер.

– Поскольку вы явно не по своей воле занимаетесь бизнесом, что бы еще вас могло заинтересовать?

– Если бы не бизнес, я бы работала в сфере искусства. – Девушка ответила без малейшего колебания. – Рисование – моя страсть.

Для Адана страстью были самолеты.

– Тогда почему не воплотить мечту?

Пайпер вздохнула.

– Здесь несколько причин, некоторые из них связаны с некоторыми обязательствами.

– Перед дедушкой?

– Да.

– А что по поводу того, чтобы быть собой и следовать своей дорогой к счастью, Пайпер?

Пауза.

– Это сложно.

Внезапно Адан заметил, что девушка дрожит, – ну что за невнимательность с его стороны!

– Вы явно замерзли. Хотите вернуться в отель?

Она покачала головой.

– Я в порядке. Правда.

– На вас из одежды едва ли не один шикарный свитер, а за прекрасными губками зубы наверняка отбивают чечетку.

Приятный аромат парфюма и смех Пайпер создали еще большее ощущение близости.

– Если только немного. Морозно для апреля.

– Позвольте мне все исправить. – Адан начал расстегивать пуговицы своего пальто, но Пайпер в знак протеста подняла руки.

– Боже, не надо. Не хочу нести ответственность за то, что вы замерзли до смерти.

От одной ее улыбки в Адане разгоралось пламя, способное согреть половину Чикаго.

– Вы уверены? Я привык к экстремальным температурам.

– Серьезно, я в порядке.

Не дожидаясь очередного возражения, он снял пальто, накинул ей на плечи и отступил на шаг.

– Лучше?

– Намного, но теперь замерзнете вы.

Вряд ли. Но пока она стояла перед ним с развевающимися на ветру каштановыми волосами, яркие голубые глаза отражали свет, коралловые губки так и манили их поцеловать. Вот только он не рисковал ответить на приглашение.

Девушка сделала глубокий вдох и прерывисто выдохнула.

– Мне нужно еще кое-что от вас, Ай Джи.

Адан надеялся, она имеет в виду что-то горячительное – это стало бы хорошим поводом вернуться в отель, прежде чем он забудет о разуме.

– Что же?

– Я хочу, чтобы вы поцеловали меня.

Черт возьми, что ответить на это? «Нет», когда наружу рвется «да»? Он убрал прядь волос с ее щеки и провел пальцем по подбородку.

– Не уверен, что это хорошая идея. – Сотни раз Адан слышал эту фразу, но никогда не произносил сам.

– Почему нет? – В глазах Пайпер читалось разочарование.

– Потому, что если я поцелую вас, то поцелуем дело не ограничится.

– Проблемы с самоконтролем? – У этой девушки была ангельская улыбка.

Адан гордился умением контролировать себя, когда дело доходило до полетов и ухаживания за женщинами, но было в этой женщине что-то такое, что подсказывало ему: ты проиграешь свою войну со страстью. Не успел он ответить, как девушка обняла его за шею и прижалась к его рту своими губами. Ангел целовался как дьявол, и Адану это нравилось – нравилась она на вкус, нравились мягкие прикосновения ее язычка, и уж точно нравилось, что она прижалась к нему всем телом. Еще лучше было бы, окажись они в постели и без кучи одежды. И хотя его уже не заботили предупреждающие сигналы разума, каким-то чудом Адану удалось собраться и отступить на шаг, прежде чем он успел сделать то, о чем потом мог пожалеть. Пайпер явно была расстроена, и Адан воспользовался паузой, чтобы придумать какое-нибудь стоящее извинение.

– Вы, милая леди, слишком большой соблазн даже для мужчины, который лучше всех контролирует себя.

Пайпер просияла.

– Никто раньше меня в этом не обвинял.

– Значит, вы просто были не с тем, кто вас может оценить.

– Но вы цените? – Теперь девушка казалась скромницей.

Если бы она могла видеть доказательство его «скромности», то не стала бы задавать подобный вопрос.

– Более чем, и также я хочу быть джентльменом. Поэтому я провожу вас в отель и пожелаю спокойной ночи. – Или от его решимости удерживаться от секса ближайшие три месяца не останется и следа.

Пайпер надула губки, изображая обиду.

– Но еще очень рано, и мне все еще холодно.

– Еще одна причина поскорее доставить вас в отель.

– В вашу комнату или в мою?

Пайпер явно собиралась осложнить ему задачу… во всех смыслах этого слова.

– В вашу, а потом я вернусь к себе.

Она вздохнула.

– Хорошо, если вы этого хотите.

Ответ «да» был бы ложью.

– Вопрос не в том, хочу ли я вас, но будет ли мудрым решением продолжить это безумство?

– И ваш ответ?

– Нет.

– Может, мы должны проигнорировать правила и отдаться желанию? Мы достаточно зрелы и свободны, чтобы поступать в свое удовольствие, так почему не воспользоваться возможностью?

Адан собирался продолжить возражения. Но Пайпер не дала ему сказать ни слова, снова слившись с ним в поцелуе, на этот раз более глубоком и настойчивом. Он скользнул рукой по ее спине, схватил за ягодицы и прижал к себе в надежде обескуражить ее. Но план провалился, она шевельнула бедрами и едва не довела его до оргазма, так что Адан всерьез задумался о том, чтобы снять с нее юбку, стащить с себя брюки и забыть обо всех приличиях. К счастью, остатков самоконтроля ему хватило, чтобы не подчиниться животному инстинкту. Нельзя нарушить клятву или поступиться здравым смыслом ради одной ночи разнузданной страсти. Он останется сильным, крепко стоящим на земле, проигнорирует факт, что в его распоряжении красивая, чувственная женщина и… Кого он пытается обмануть?

 

– Давайте вернемся в мою комнату.

1Я не говорю по-французски, но могу хорошо целоваться по-французски (фр.).
Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»