Электронная книга

Чужая глубина

Автор:
Из серии: Подводный Одиссей #1
4.41
Как читать книгу после покупки
Подробная информация
  • Возрастное ограничение: 16+
  • Дата выхода на ЛитРес: 14 сентября 2015
  • Дата написания: 2015
  • Объем: 390 стр.
  • ISBN: 978-5-00071-363-1
  • Правообладатель: Написано пером
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Все права защищены. Никакая часть данной книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме без письменного разрешения правообладателя.

© Константин Нормаер, 2015

© ООО «Написано пером», 2015

Глава 1. Донесение Z

Замедлив движение, батисфера Псион зависла над зияющей пустотой впадины. Огрызаясь мелкими клыками острых скал, новое месторождение манило и пугало одновременно. Что ждёт их там, в темноте? Там, где существует только ледяная мгла. Так называют её глубинщики – первые покорители Нескучного моря. Провалившись в неё всего на пару-тройку ярдов, можно с лёгкостью распрощаться не только с кораблём, но и с собственным разумом. И уповать в таких случаях на везение абсолютно бесполезно. Хочешь, молись неведомым праведникам или доверься случаю, вцепись в штурвал и вырви его с корнем. Все одно – Глубина не отпустит тебя так просто.

В подводной братии поговаривают, будто бывают такие смельчаки, что в одиночку спускаются на пять-семь затягов и выдерживают искушения мглы. Стиснув зубы, они не обращают внимания на проникающую в голову боль и обречённость, навязывая подводному миру свои правила игры. И как закономерный итог, они выходят победителями. Лишь таким отчаянным безумцам открываются самые запретные и тайные месторождения, только смелые поступки помогают обнаружить новые воздушные шахты.

В отличие от большинства подводников, Алонсо не верил ни в храбрецов, ни в дураков. Подводная служба полна легендами, но принимать их за чистую монету не стоит. Поверишь в одну – полжизни будешь расплачиваться за эту ошибку, страшась любого шороха, ожидая от погружения только неприятностей и ничего больше.

– Стоп машина, – произнёс в трубу капитан-ротмистре, не отрывая взгляда от пугающего тёмного зева.

Двигатели замедлили ход и, отозвавшись протяжным гулом, остановились. Наступила тягучая вязкая тишина. В такие минуты в голову чаще всего приходят первые признаки Глубины: озабоченность, волнение, паника. Только бывалого подводника подобной ерундой не испугать, уж он-то прекрасно знает её повадки. Все, что ты ощущаешь в толще воды, – обычный страх, который не имеет никакого отношения к мразевой болезни[1]. С самим собой человек может справиться и сам, а вот противостоять давящей со всех сторон толще чернильного мрака – невозможно. Глубина – это такая зараза, которую не одолеешь решительными действиями или прочтением вслух морских молитв. Нет! Если попал к ней в лапы, просто так она не отстанет. Достаточно сунуться в расщелину либо заплыть на пару фатомов в какую-нибудь впадину, и пиши пропало…

– Лодри, что слышно? Эхолот не барахлит? – уточнил Алонсо.

– Никак нет. Все тихо, – донесся из трубы короткий и ёмкий ответ.

– Рулевой?..

– Все в норме.

– Машинное?..

– Полный контроль.

Алонсо не торопился отдавать следующий приказ, намеренно медлил. Взвешивал все мелочи, сопоставлял показания приборов. Назначенный на должность капитан-ротмистре совсем недавно, он не хотел рисковать экипажем и кораблём понапрасну. Только время сильно поджимало. Патрулировать здешний квадрат в следующий раз он будет лишь через месяц. Долгий, почти губительный срок. За четыре недели нырялы – безбашенные парни в костюмах из сверхлёгкого металла, могут первыми отыскать новое месторождение. Алонсо никогда себе этого не простит.

Ходят слухи, что этих подводных исследователей не берет даже мразева болезнь. Их заговаривают от её влияния, и они не чувствуют шёпота волн и обречённости пустоты. Опять предрассудки. Сплошные противоречия, которые вынуждают отступить, засомневаться в правильности принятого решения.

– Капитан, я кое-что услышал, – раздался из трубы хриплый голос вахтенного.

– Что именно? – уточнил Алонсо.

– Трудно разобрать. Кажется, лёгкое движение.

– Объект большой? Приблизительные размеры?

– Боюсь ошибиться, но, если предположить ответный сигнал, объёмы…

– Не тяни! – Алонсо занервничал. Слишком много опасных мыслей, порождающих ошибочные выводы.

– Сэрг, простите, но он огромен! – захлебнулся собственным голосом вахтенный.

– В сравнении с шелфом, насколько меньше? – уточнил капитан.

– Простите, – вновь извинился докладчик, – но он больше батисферы приблизительно вдвое…

Этого просто не может быть! Невозможно! Их корабль превышает в размерах даже серого кита – самого огромного представителя Нескучного моря. Как?! Как такое возможно?!

А что если это происки Глубины? Алонсо часто слышал от подводников подобные истории. Не успел оказаться возле впадины, а в голову уже лезет всякая ерунда, ничем неподкреплённые страхи.

Сомнения, выдумки, небывальщина… Когда сталкиваешься с чем-то неизвестным, всегда так. Стоп! Как можно так ошибаться?! Почему не разглядел очевидного? Ведь это реальный шанс. Предлог, чтобы рискнуть и выйти победителем. Да и какой тут, собственно говоря, риск? Достаточно просто дать сообщение на базу, что обнаружен крупный объект, попросить подтвердить информацию и забарахлить связь. Инженер не подведёт – парень надёжный. В этой местности постоянно возникают проблемы, никто и не усомнится. А дальше, не расслышать приказ и вперёд! Когда отыщется месторождение, какие уж тут разборы погружений. Победителей не судят!

Алонсо просиял, радуясь идеальному плану.

– Машинное отделение…

– Слушаю, сэрг.

– Приготовиться к погружению.

– Сэрг?..

– Вы правильно расслышали, Квистер, не стоит переспрашивать.

– Так точно, сэрг.

– Вахтенный?

– Слушаю, капитан!

– Сообщите на базу: мы обнаружили неизвестный объект. Приняли решение установить контакт. Затем ненадолго создайте помехи. Только между нами. Все-таки здесь провалы на каждом шагу. Аномальные зоны, как без них.

– Будет исполнено, капитан.

– Да, и ещё одно… – Алонсо взволновано потянул за воротник кителя, ослабил верхнюю пуговицу. – Отдайте приказ оружейнику, чтобы привёл в готовность гарпунные пушки.

– Э…хорошо, капитан.

Предвкушая скорую победу, Алонсо подошел к иллюминатору, приблизил к нему лицо и уставился в непроглядный зев впадины Око-Луч. Так нарекли её картоделы из-за странной формы, напоминающей человеческий глаз.

– Все готово?

– Да, сэрг!

– Так точно!

– Все исполнено, капитан!

– Тогда не стоит терять время! Приступить к погружению!

Алонсо никогда не отступал перед трудностями: ставил себе чёткую задачу и хорошенько обдумывал пути её решения, возможные варианты последствий. Он никогда не сворачивал, даже если судьба рисовала не совсем приятные, а иногда и губительные перспективы. Но кто такая судьба по сравнению с Глубиной?! Здесь только этой ледяной бестии позволено строить планы на будущее и управлять теми, кто без спроса вторгся в её морские владения.

* * *

Обычно в подобных случаях говорят, ворвался как вихрь. Но в отношении аншеф-генерала Буфа энд Дерома можно было использовать несколько иной эпитет. Он вкатился в брифинг зал, словно огромный валун, сметающий на пути все живое, не раздумывая, отправиться дальше по своим делам или нет. Правда, про его широкую пузатую фигуру глубинщики шутили в основном шёпотом, поскольку в довесок к пышным усам и шикарной седой шевелюре, он получил от природы так необходимую для офицера способность вызывать у подчинённых искреннее уважение, а местами даже собачью преданность. К решению вопросов различной сложности он также подходил с особым энтузиазмом, за что снискал в узких кругах прозвище Титан.

Попав в подводный мир около пятнадцати лет назад, тогда ещё молодой бригадир Буф Ди сразу же занял место командующего базы-кокона Форт Готли, получившего такое название в честь первого ныряльщика Райлингса Готли. Знаменитый, а для многих одиозный покоритель Нескучного моря пропал без вести в период первого освоения дна, во время недельного мартовского шторма.

Раздав присутствующим темно-синие папки с тремя красными полосками, адъютант Карунов отсалютовал всем и быстро удалился.

– Прошу внимательно ознакомиться с информацией по недавнему происшествию, господа, – требовательно объявил генерал.

Последние десять лет Буф энд Дерома правил этим маленьким подводным царством и ни на минуту не позволял себе ослабить хватку, всем и каждому доказывая собственную незаменимость на столь высоком посту. Совещания проводил коротко, предпочитая не тратить ценное время на пустые разговоры.

Находившиеся в зале бригадиры, раскрыв папки, стали внимательно вчитываться в короткое, но вполне ёмкое донесение.

Шесть офицеров. Именно столько подводных патрулей, отвечающих за сохранность одного из самых масштабных морских секторов, состояло на службе в Форте Готли. И каждый из бригадиров был своеобразным покровителем над отведённой ему территорией, всецело отвечая за любое даже незначительное происшествие. Неважно, произошла ли там мелкая стычка нечеловеков, или в подводном рукаве завёлся жержень-убийца.

Внимательнее всех в донесение вчитывался бригадир Рут Кимпл. Именно в его секторе располагалась эта злосчастная впадина Око-Луч. Главным образом его интересовали выводы, сделанные высшим руководством. Штабные мурены, словно бездушные машины, никогда и никому не делают послаблений, не смотрят на былые заслуги. Для них существует единственная цель – прикрыть свои задницы, остальное абсолютно не важно. Да и как может быть иначе – с поверхности всегда виднее, что творится в водном мире. И вот когда эта самая ясность превращается в репрессивные действия, тогда и начинается самое ужасное.

 

Дочитав донесение, Кимпл несколько раз пробежался взглядом по двум последним строчкам, из которых следовали весьма нехитрые выводы. Во-первых, ему надлежало в самые короткие сроки восстановить хронологию событий гибели батисферы Псион, а во-вторых – как бы он ни старался и ни проявил себя при расследовании, ему, как покровителю данного квадрата, стоит готовиться к жёсткой штабной трёпке.

– Все понял? – заметив на лице Кимпла явные признаки недовольства, поинтересовался аншеф-генерал.

– Так точно, сэрг! Все яснее ясного.

– Вот и замечательно! Посему, слушайте мою команду. Рубл Бол и Свиден патрулируют сектор Ленивая Барракуда, Страдбег – поступаешь в резерв к вахтенному и находишься в постоянной боевой готовности, а ты Губст – выплываешь на происшествия, что бы и где ни случилось. Всем всё понятно? – уточнил Титан.

– Один? На все сектора? – раскрыв рот от удивления, всполошился бригадир Губст.

– Да. И если будешь вякать, солёный хрясь, спишу наверх, так и знай!

Генерал частенько пугал таким немудреным наказание зарвавшихся подчинённых. Это там, на суше или на островных штабах, считалось, что служить глубинщиком подобно смерти. Тот же, кто хоть месяц продержался на базе-коконе, уже не представлял себе жизни на поверхности. Нет, конечно же, были и страхи, и мразина болезнь, когда окружающий мир начинает давить с такой силой, что хоть на стену лезь. Но в целом подводный мир чаще манил, чем выталкивал наружу. В основном чары его действовали на авантюристов, отчаянных путешественников и тех, чьё прошлое навсегда закрыло им дорогу на сушу.

– Итак, разбор закончен. Все дополнительные инструкции позже, – подвел итог генерал и, дождавшись пока бригадиры покинут зал, придержал за локоть Кимпла: – Для всех, но только не для тебя.

Рут всё понял без лишних объяснений – слишком уж долго он служил под началом аншефа Дерома. Ни одно слово тот не произносит сгоряча, случайно или по причине рассеянности. Генерал был слишком умным человеком и отличным стратегом, чтобы списывать собственные неудачи на высокий чин.

Когда они остались одни, аншеф, сцепив руки за спиной, приняв свою излюбленную позу, начал кружить по залу, напевая какую-то странную монотонную мелодию. Так генерал размышлял. Особенно когда обстоятельства требовали принять важные решения в кратчайшие сроки, без долгих совещаний и топтаний на месте.

– Ты пока присядь, – велел он бригадиру.

Рут не стал спорить – быстро вернулся на место и вновь раскрыл папку с особыми поручениями.

– Вот-вот, молодец, – одобрил его действия аншеф. – Изучай, мало ли что мы с тобой, братец, упустили. А оказаться в дураках нам сейчас ну никак нельзя.

Бригадир кивнул:

– У нас есть всего сто шестьдесят восемь часов. Не так много, чтобы дать оценку несчастному случаю, будь он неладен! И выстроить свои версии… Это диверсия, – добавил он мимоходом.

– Что? – слова бригадира выдернули Дерома из трясины вязких мыслей. – Ты это о чём?

Реакция аншефа заставила Рута нахмуриться, и растерянно пожать плечами:

– Я говорю о гибели шелфа Псион. Считаю, что это не простое стечение обстоятельств. Алонсо бы никогда не полез в расщелину Око-Луч, если бы команде грозила реальная опасность. А в его опыте, лично я не сомневаюсь.

– Вот как? – удивился аншеф. – Откуда такие смелые выводы?

Бригадир немного замялся, но все же ответил:

– Ещё в Тарте мы учились с капитаном Хуаном Алонсо в одной бригаде глубинщиков. Его очень хорошо оценивал наш наставник – бриг-интендант Георг Разумовский. Учебный сул всегда хвалил Алонсо за холоднокровие и умение всесторонне оценивать сложившуюся ситуацию.

– Хочешь сказать, что, если бы капитан не был уверен в безопасности выбранного курса, он никогда не пошёл бы на погружение? – аншеф остановился и повернулся в сторону Рута.

– Более того, – кивнул бригадир, – он имел самый высокий порог устойчивости, сэрг.

– Получается, Глубина тут тоже ни при чём, – сделал очередной вывод Дерома.

– И уж никогда я не поверю, что Алонсо ввязался в какую-нибудь авантюру с нечеловеками. Он ненавидел их пуще, чем адмиралтейских мурен.

– Так-так… а вот это уже интересно. Хорошо, тогда предположи, при каких обстоятельствах батисфера Псион разлетелась на куски, находясь на глубине порядка пятисот футов?

Аншеф никогда самостоятельно не управлял подводными судами. Более того, за его весьма долгую военную карьеру ему так ни разу и не удалось сдать экзамены на командование шелфом либо какой другой более скромной по размерам батисферой. Порой хорошим управленцам не требуется техническая сноровка, и руководство адмиралтейства, подтвердив данный факт, закрыло глаза на это несоответствие с внутренним уставом. В отличие от своих коллег, генерал Буф Дерома не стеснялся данного пробела в знаниях и с лихвой компенсировал его за счёт опыта подчинённых. Когда возникала такая необходимость, он вызывал к себе лучших подводников и просил их смоделировать ту или иную ситуацию, задав исходные данные. И уже на основании полученного ответа начинал действовать.

В данном случае генерал выбрал самого опытного бригадира, способного в одиночку, без единого прибора, проложить курс через пролив Лопсте и утереть нос любому надводному капитану.

Уставившись на полированную поверхность круглого стола, Кимпл не спешил с ответом. Словно Береговой оракул он пытался до мельчайших подробностей воссоздать события вчерашней трагедии. Лишь потом, оторвавшись от бесполезного созерцания, осторожно произнёс:

– Думаю, Алонсо сам напросился на внеочередное инспектирование сектора Око-Луч.

– С чего ты решил? – аншеф-генерал слегка напрягся.

– Дело в том, что за последние десять тысяч часов мои доклады в Отдел подводной доминанты не содержали ровным счётом никакой информации, которая заслуживала бы отдельного внимания с их стороны. Рутинное описание дна, порогов, течений, движения нечеловеческих особей. Больше ничего, ни строчки с литерой первой важности.

Насупившись, Буф Дерома кивнул, мол, можешь продолжать.

– Насколько мне известно, для проведения инспекции сектора, закреплённого за подводным коконом, необходимы достаточно веские основания.

– Несомненно.

– Отсюда напрашивается вопрос: какого дряхлого бряха Алонсо потащился в эту дыру? – Кимпл сделал небольшую паузу, а затем закончил: – Я считаю, мы можем до хрипоты искать причину, будто иголку в стоге сена. И даже попытаться воспользоваться связями наверху, чтобы узнать текст записи из бортового журнала Псиона, но истины так и не отыщем.

Медленно присев напротив бригадира, аншеф-генерал тяжело вздохнул. Ему безумно не нравились слова Кимпла, но ещё больше раздражал тот факт, что он был полностью согласен со своим подчинённым.

– Простите, сэрг, но могу я поинтересоваться?

– Безусловно. Хотя, поверь, известно мне не так уж много.

– И все-таки кое-какая информация, не попавшая в донесение, думаю, у вас есть. Скажите, когда шелф погрузился в эту тёмную кишку: насколько мощным оказался взрыв?

– По шкале Брихты – около восьми киллотронсов.

Брови бригадира поползли вверх.

– Как такое возможно? Простите, сэрг, но при всем моем уважение, вы уверены в точности данных?

– Никаких сомнений, сынок. Поступившая за последние пять часов информация подтверждалась уже трижды. Взрывную волну почувствовали даже на южном побережье Артлы.

– Но какое оружие могло вызвать такой силы резонанс?

– Из всех известных мне – никакое, – понимая, к чему подвёл разговор бригадир, насторожился аншеф-генерал. – Ты уверен, что в данном квадрате нечеловеки не проявляли излишней активности?

– Абсолютно, – быстро отрапортовал Кимпл.

– И впадина не содержала следов постороннего присутствия?

– При стандартном осмотре никаких признаков.

Титан кивнул и, вернувшись к излюбленной позе, продолжил мерить шагами зал.

– Я могу идти, сэрг? – поняв, что разговор закончен, бригадир тихо встал, немного подождал и направился к выходу.

– Постой! – окликнул его генерал уже в дверях. – Пока у места трагедии работают искатели и группы нырял, лучше там не светиться. Наша база сейчас и так под колпаком практически всех особых подводных служб. Пусть лучше адмиралтейство лично, без нашей с тобой помощи увязнет в ворохе домыслов и предположений. А мы пока соберём всю возможную информацию.

– Так точно, сэрг!

– И ещё… Тебе лучше пока не светиться в патруле. Поэтому слушай мой приказ: твоя бригада отправляется в Чет. Думаю, нечеловеки неспроста последнее время вели себя так тихо. Тем более что лично для тебя сто-двести часов лучше не появляться в коконе, ради твоего же блага. Надеюсь, мы друг друга поняли?

– Безусловно, сэрг!

Бригадир потянул руку к виску и приложил три пальца к голове на уровне глаз. Именно такое приветствие закрепилось среди глубинщиков во времена второго периода освоение Нескучного моря.

Генерал только отмахнулся, состроив недовольную гримасу. Он прекрасно понимал – отпускать Кимпла в рейд, значит, идти на серьезное должностное преступление. По инструкции, его подчиненный, проводящий расследование по чрезвычайному происшествию с грифом «зетта», должен каждые три часа отчитываться о проделанной работе. Но на Чете, в городе нечеловеков, у него не будет такой возможности. И любая проверка, которая по закону подлости, скорее всего, нагрянет на базу в самый неподходящий момент, за такое самоуправство с легкостью отстранит генерала от должности. Тогда стоит ли так рисковать? Ответ на этот вопрос был очевиден – генерал прекрасно понимал, что иного выбора у него нет. Он лишь надеялся, что все обойдется, и Кимпл добудет хоть что-то полезное раньше, чем мурены из адмиралтейства всполошатся и примутся плясать на костях. Но вероятность неудачи существует всегда. И именно по этой причине, отдав столь опасный для себя приказ, генерал успел отправить сообщение своему давнему приятелю – командору Ифорнику Руденко. Только тот мог повлиять на решение высокой инспекции, в случае если задумка Титана пойдёт коту под хвост.

* * *

– Да прекрати ты уже сморкаться! – не выдержав постоянного хлюпанья, взорвался Хоаким.

Ответная реакция еще сильнее разозлила здоровяка. В очередной раз шмыгнув носом и запахнув куртку, Михас поправил вечно спадающий шарф и уныло выдохнул. Раздражающий звук повторился всего через пару секунд.

– Отстань ты от него, – вмешалась в разговор Ольга. – Не видишь разве, хворает человек. Чего ты от него хочешь?

Хоаким нервно заиграл скулами:

– Лично я хотел бы, чтобы он либо окончательно вылечился, либо сдох! И мне без разницы, какой из двух вариантов он выберет. Главное, пусть не затягивает, а то нету сил терпеть его нытье!

– Прекрати! – взревела медик.

Михас Радченко, механик батисферы Одиссей, сделался совсем печальным. Свесив голову на грудь, он часто вздрагивал от болезненного озноба.

– Ну, ответьте мне, как можно быть глубинщиком и болеть по-всякому и без всякого повода? То океанская ангина, то суэльская скарлатина, то ещё какая-нибудь дрянь. Скажи, Михас, есть ли такая болезнь, какой ты не успел ещё переболеть?

– Свинка, – недовольно буркнул механик.

Компания взорвалась истеричным хохотом.

– Ладно, пока вы тут развлекаетесь… видимо, придётся мне одному поработать. Согласно пункту 3 литеры М, на подводной базе необходимо всегда владеть последними сведениями с поверхности. Пойду во второй сектор принимать документацию, – окинув всех недовольным взглядом, объявил бригадный связной Гилфрид.

– Нам без разницы, Ух! Вали хоть на поверхность, хоть к подводному дьяволу на свиданку, не обидимся, – мгновенно отреагировал Хоаким.

Связной открыл было рот, чтобы возразить здоровяку и призвать того не забывать про субординацию, но вовремя одумался и замолчал. Такие шутки с опытным стрелком не проходили бесследно. На базе даже прижилось устойчивое поверье, будто Хоаким из беглых каторжников. Но подтвердить или опровергнуть это, за время службы мехиканца, так никто и не осмелился. Стрелок не разводил долгих разговоров: если обижали – учил кулаками, подмечал несправедливость – предупреждал, а на открытые угрозы мог и вовсе щелкнуть затвором. Так что, со временем претендентов потягаться с Хоакимом силой заметно поубавилось, а, стало быть, и проступков за смуглокожим мехиканцем стало числиться гораздо меньше. И сейчас стрелок пребывал в разряде добросовестных глубинщиков, а недавно удостоился следующего звания курса первого ранга.

– Крючконосый шнырь, – буркнул Хоаким, когда Гилфрид или, как его именовали в бригаде, Большой Ух, покинул комнату. – Ненавижу его лизоблюдские выходки и непрекращающиеся цитирования устава.

Протянув Михасу капли от простуды, Ольга обернулась и с укоризной посмотрела на стрелка:

 

– Да брось фырчать. Завелся – не успокоишь. Ты ведь знаешь, что такие люди были, есть и будут на земле. Пора уже привыкнуть к этой простой аксиоме.

– Но мы ведь не на земле, – не унимался здоровяк.

– Да какая разница – на земле или под водой! И, между прочим, Ух в чем-то прав. Хватит без дела рассиживаться. Лучше сходи, проверь снаряжение, а то Кимпл вернется, посмотрим, как ты будешь бурчать в его присутствии…

– Кстати, а ведь ты права. Что-то наш бригадир слишком задержался на летучке. Думаешь Титан-гора его хорошенько пропесочит? – наконец, всполошился стрелок.

Ольга наградила Хоакима недовольным взглядом.

– А ты как считаешь? За такие новости аншеф его по голове не погладит. Прогремели на все море. И ладно бы кто из наших, а то ведь адмиралтейская батисфера, сам понимаешь, такое на тормозах не спустят.

Поморщившись, словно проглотил костлявого фиркийского омуля, Хоаким все-таки не сдержался:

– Так, а мы тут при чем? В рейд выходили строго по графику, никаких нарушений не выявили, обо всем честь по чести доложили руководству. Вот скажи, с какого акульего рожна мы должны отвечать за этого адмиралтейского придурка?! Ну полез он туда, куда не следует! Так ведь сам нарвался! Глубина ему намерещила всяких громадин, а он и рад стараться. Или другой вариант. Решил он, к примеру, нарыть каких-нибудь недостатков, вот и заглянул в Око-Луч. Подумал, наверное, что мы там нечеловеков прячем, или еще чего похуже?

– Да какая разница, чего он там себе надумал. Главное – произошел взрыв, шелф уничтожен, вся команда глубинщиков погибла. Впадина теперь как бутылочное донышко, и никто ничего не понимает. Мы все утверждаем, будто все замечательно. Тогда, как такое могло произойти? На ровном месте и без последствий… И ведь глубинщик, как поговаривают, опытный был. Но знаешь, что самое поганое? Адмиралтейство все равно найдет виновного!

Возразить Хоакиму, как видно, было нечего. Скрестив руки на груди, он повалился в кожаное кресло и, надув губы, отвернулся.

Ольга во всем была права. Как ни крути, а все-таки проворонили они нечто чрезвычайно важное. И если бы еще ни это последнее сообщение капитана Алонсо, все можно было бы списать на сложные условия погружения, а теперь… И откуда он только взял, что возле Ока-Луча появился некий огромный объект? Ответ на данный вопрос крылся там, куда сейчас не могла добраться ни одна батисфера. И глубинщикам оставалось только гадать на кофейной гуще и молиться Неведомым мученикам, чтобы нырялам удалось разобрать завал и проникнуть внутрь впадины. Правда, при самых смелых подсчетах, на это могли уйти не то что месяцы, годы. Но пузатых шишек из адмиралтейства такие сроки никак не устраивали. Поэтому получалось… Да ничего из этого не получалось. Все службы материка и подводных баз уже битый час топтались на месте, совещаясь в сотый раз и с пеной у рта отстаивая каждая свою теорию причин трагедии. А любая теория, как всем известно, не требует обязательного и стопроцентного доказательства.

– А что если их утащил в глубину морской червь Гату, – внезапно выдвинул предположение Михас.

В отличие от коллег, пожилой механик был ярым поклонником различных страшилок. И его безумная коллекция историй пополнялась с каждым днем. Сотни всевозможных классификаций несуществующих чудовищ, опасных морских гадов и кошмарных клыкастых порождений дна копошились в его мозгу, порой вырываясь наружу в виде странных предзнаменований. Никто уже не удивлялся его внезапным пророчествам, не реагировал на дрожащий голос, произносящий очередное предупреждение.

– Ой, вот только прошу, не начинай, – переведя взгляд с Хоакима на Михаса, медик строго, словно школьная учительница, погрозила пальцем. – Не хватало нам ещё шарахаться от собственной тени.

В отличие от стрелка, механик оказался более покладистым. Кашлянув в кулак, он покинул свое место возле отопительной стены, не забыв сообщить:

– Тогда пойду на поиски.

– Кого? – встрепенулся Хоаким. – Ужасного Левиафана?

– Нет, бригадира. Он уж точно подтвердит одну из моих догадок…

– Тьфу ты, неисправимый балабол! – стрелок едва не плюнул по-настоящему. – Иди куда угодно, только не морочь нам больше голову.

* * *

Маленькая комната, куда стекались донесения со всех концов света, напоминала компактный, вечно жужжащий улей. Здесь не говорили, а быстро перекрикивались, используя вместо шагов перекатывания на легких стульях с колесиками. И чтобы разобраться в этом сложном механизме получения предназначенного тебе конверта, новичку стоило изрядно попотеть. Технология вроде бы простая: подошел к узкому окошечку, просунул туда голову, назвал номер бригады, должность, личный номер и жди. А вот самое интересное происходило уже после – стоило только одной из пожилых дам в строгой военной форме выкрикнуть «найдено!», как начиналась настоящая чехарда. Получателю донесения необходимо было незамедлительно ознакомиться с информацией, подкатить к себе лестницу, вскарабкаться по ней на «чердак», так называлась верхняя полка хранилища, отыскать нужный том и, обнаружив там число, совпадающее с регистрационным номером письма, расписаться в получении.

– Ну, чего встал? Черкай, не задерживай! – поторопила связного одна из сотрудниц.

Ух повертел донесение в руке и растеряно побрел к выходу. Его мысли и взгляд были направлены на лицевую сторону конверта. Три полоски – красная, чёрная и снова красная. Бригадиру писали из Особого отдела – небывалое по значению событие!

В достаточно простой иерархии ведомств, подразделений и адмиралтейств, как правило, существовала единая ветвь связи, которая редко имела параллельные отростки. Подводные коконы или по-простому базы, подчинялись напрямую Надводным управлениям, а те, в свою очередь, главному адмиралтейству. Структура же особых отделов и корпусов всегда находилась где-то в стороне, исполняя главную функцию – наблюдения и контроля. И все бы ничего, если бы ни один факт. Уху о нем было хорошо известно, за четыре года службы повидал он немало. Ренегаты никогда не взаимодействовали с глубинщиками напрямую. По сути, это считалось ниже их достоинства. Обычно, если простой офицер или курс совершали какой-либо проступок, их принудительно доставляли на поверхность в адмиралтейство и уже оттуда отправляли в особое подразделение. После чего о данном глубинщике можно было благополучно забыть. Ведомство никогда не ошибалось. А если такое и происходило, то вряд ли кто-то собирался выносить ссор из избы. Виновато всегда низшее звено, даже если высшее десять раз неправо! Эту поговорку Ух усвоил ещё со времён истиной подготовки в академии Покорителей моря. И на всю жизнь усвоил этот урок. Система никогда не изменится. Она увеличится в штате, обрастет более сложной структурой, но никогда не поменяет механизм. Иначе обязательно случится крах.

В конце коридора связной остановился и внимательно изучил скрепленное печатью донесение. На конверте значились только кодовые обозначения и пугающий всех подводников символ. И никакого намека на внутреннее содержание.

Ух поднёс конверт к тусклой лампе освещения. Но плотная тёмная бумага надёжно хранила сокрытый в себе секрет.

Припомнив подводных губителей и зло ругнувшись, связной незамедлительно принял решение. Надо во что бы то ни стало узнать, что содержится в донесении особого отдела? В конце концов, в бригаде их пятеро, и послание может касаться не только проступка бригадира, а любого из членов экипажа. Только доведет ли Кимпл эту информацию до личного состава? В этом Ух был не уверен. Он вообще не доверял руководству. Его раздражало абсолютно все, начиная от упрямой прямолинейности Кимпла и заканчивая его гипертрофированной честностью. Бригадир мог рискнуть не только собственной жизнью, но и жизнью своих подчиненных, только бы выполнить поставленную задачу. И это заставляло Уха держать ухо востро. Иначе он мог не дослужиться до офицера, сгинув в этих богом забытых глубинах ненавистного ему моря.

Когда Уху предложили подписать пятилетний контракт на подводную службу, он долго сомневался. Но перспективы головокружительного карьерного роста оказались сильнее противоречий. Оформление в доблестные ряды глубинщиков заняло достаточное время, чтобы будущий связной услышал массу напутствий и советов. Один совет он выделил, как главный для себя – доверять подводникам не стоит ни при каких обстоятельствах. Слишком много темного и опасного народца прячется на дне Нескучного моря.

Собственную безопасность он считал превыше всего. Подбодрив себя этой мыслью, связной дернул за печать. Та хрустнула, и письмо распахнулось, словно подводный зонд.

1Мразева болезнь – иное название проявления паники и галлюцинаций под водой.
С этой книгой читают:
Хранитель историй
Константин Нормаер
$2,53
Путешествие Гнева
Константин Нормаер
$2,53
Развернуть
10 книг в подарок и доступ к сотням бесплатных книг сразу после регистрации
Уже регистрировались?
Зарегистрируйтесь сейчас и получите 10 бесплатных книг в подарок!
Уже регистрировались?
Нужна помощь