Умереть впервыеТекст

Из серии: Ралион #2
1
Отзывы
Читать фрагмент
Отметить прочитанной
Как читать книгу после покупки
Пригоршня вечности | Бояндин Константин Юрьевич
Пригоршня вечности | Бояндин Константин Юрьевич
Пригоршня вечности | Бояндин Константин Юрьевич
Бумажная версия
100
Подробнее
Пригоршня вечности | Бояндин Константин Юрьевич
Пригоршня вечности | Бояндин Константин Юрьевич
Бумажная версия
170
Подробнее
Шрифт:Меньше АаБольше Аа

Всем, кто участвовал в наших играх


Часть I. Единство

0

 
«Путник, здесь тебе предложат честный обмен,
Проверь свои желания, осознай стремления.
 
 
За каждым камнем скрыта стена,
За каждой мыслью скрыт человек,
За каждым мигом скрыты века.
 
 
Выберешь будущее – шагни направо.
Выберешь прошлое – шагни налево.
Выберешь настоящее – возвращайся назад.
Выберешь единство – оставайся на месте.
 
 
Если нет света – придумаем свет,
Если нет тьмы – придумаем тьму,
Если нет сумерек – придумаем сумерки.
Если нет единства – исчезнет весь мир.
 
 
Путник, ты прежним уже не вернёшься.
Выслушай себя, чтобы вернуться к себе».
 
(надпись-мозаика Геллосского лабиринта)

1

Был вечер 18-го дня осени 319 года.

Не нужно обладать острым слухом, чтобы услышать скрежет металла о камень.

В просторном подвале, что находился где-то под городом Киншиар, зажёгся свет и худенький юноша, обернувшись, прикрыл глаза. После кромешной мглы яркость была нестерпимой.

– Леглар! – крикнул он в пустоту зала. – А сейчас что не так?

Ответом ему был короткий смешок. Уши у юноши вспыхнули при звуке этого голоса. Затем из слепящего свечения послышался стук деревянных подошв о металл, и высокая фигура спустилась откуда-то сверху.

– Очень плохо, Таилег, очень плохо.

Юноша оглянулся. Его окружали хитроумно расставленные предметы: стулья, столы, лёгкие деревянные коробки и тяжёлые сундуки. Тонкие меловые линии были нарисованы на полу, образуя головокружительную путаницу. Несколько нитей соединяли предметы друг с другом.

Леглару на вид было лет сорок. Впрочем, люди доживали теперь до почтенного возраста в сто двадцать – сто сорок лет без особых трудностей, так что говорить о приближении старости было бы трудно. И всё же грядущая зима уже отметила его пышную шевелюру.

– Вот и вот, – он указал длинным пальцем куда-то вглубь паутины, среди которой стоял Таилег, двадцатилетний человек, единственным достижением которого было острое желание прославиться.

Неважно, как.

Таилег проследил за пальцем и увидел оборванные нити. Сквозняк шевелил их обрывками, металлические пылинки искрились на почти невидимых волокнах.

– И здесь, – другой палец указал в другом направлении, где едва видный след подошвы пересекал меловую линию.

– Одним словом, – подвёл итоги Леглар, – три ловушки. Плюс сундук. Кто за тебя станет проверять его? Я слышал, что ты полез в него, не обследовав. Настоящему сундуку ты тоже станешь объяснять, что не хотел нарываться на неприятности?

– Как ты мог слышать! – воскликнул юноша, в сердцах стукнув ладонью по сундуку. С потолка, мягко шелестя, упала сеть и Таилег с проклятиями принялся из неё выпутываться.

– В следующий раз намажу сеть какой-нибудь гадостью, – пообещал его наставник – с презрительной усмешкой, но весело прищурив глаза. – Несколько ожогов – что может быть лучшим обучающим средством?

– Хватит на сегодня, – буркнул Таилег, выпутавшись из сети и пытаясь привести свою одежду в порядок.

– Да, действительно, – кивнул Леглар и жестом пригласил его следовать за собой. В углу подвала стоял небольшой столик, на котором аппетитной грудой лежала снедь. – Ешь, заработал. Не деликатесы, конечно, но раз уж тренироваться – так всерьёз.

– Ты считаешь, что заработал? – спросил Таилег, с жадностью набрасываясь на сушёные фрукты и вяленое мясо. Обычная вода казалась напитком богов – после целого дня, проведённого в тренировочном лабиринте.

– Да, – коротко ответил его собеседник, удобно устроился в кресле и перестал улыбаться. – Две ловушки ты прошёл чисто. Первую нить порвал случайно – уже устал, как мне кажется, – но тем не менее порвал. Всё остальное – из-за плохого самообладания. Не знаешь, что делать – стой и думай. И главное. Когда зажёгся свет, ты так и остался стоять. С недовольной физиономией.

– Ясно, – мрачно ответил Таилег и вздохнул. Суставы ныли и сидение на простом деревянном табурете вовсе не казалось благом.

– Но улучшение есть, несомненно, – кивнул Леглар и вынул из кармана часы. – О боги, уже восемь часов! Да, засиделись на этот раз. Ну ладно, день отдыха – послезавтра жду тебя здесь. Осталось восемнадцать дней, так что соберись.

В этот момент в кармане его куртки что-то музыкально заиграло. Озадаченный Леглар извлёк небольшой красиво огранённый камень и уставился в его глубины.

– Даал, – низким и раздражённым голосом отозвался кристалл. Таилег вздрогнул и едва не упал со стула.

– Слушаю, – не менее мрачно ответил Леглар, делая ученику знак – помолчи. – Что случилось?

– Через полчаса ко мне в кабинет, – произнёс кристалл и на длинном лице Леглара поочередно отразились разнообразные выражения неудовольствия. – Срочное дело. Где живёт твой новый ученик?

Глаза Таилега расширились и он вопросительно ткнул себя большим пальцем в грудь.

– Сейчас он здесь, в тренировочном зале, – ответил Леглар кристаллу, с сомнением глядя в его светящиеся глубины.

Кристалл с облегчением вздохнул.

– Бери его с собой и – живо ко мне!

После чего свечение кристалла померкло.

Если бы пожелание Леглара исполнилось, владельца голоса ожидала бы очень неприятная смерть.

– Собирайся, – коротко кивнул Леглар, с хрустом разминая суставы. – Чувствую, нам сейчас припомнят последнюю вылазку. Торопись, если не хочешь отправиться к герцогу под стражей.

– Под стражей? – перепугался Таилег. – Может, мне… того?..

Леглар Даал, специалист первого класса по ловушкам, почётный член множества Гильдий и так далее, взглядом пригвоздил ученика к полу.

– Не валяй дурака, – посоветовал он и прикосновением к невидимой кнопке погасил весь свет. – От приглашений герцога не отказываются.

* * *

Они шли по людным вечерним улицам. Приходилось торопиться – правительственные здания находились почти на другом конце города.

Таилег шёл и думал, где они могли попасться. Два месяца назад они с Легларом – как и многие другие, кстати – посетили руины одного древнего подземного города. Вполне законное предприятие. Всё ценное давно уже вывезено, все путешественники посещают город на свой страх и риск. Все трофеи разрешено уносить с собой. Правда, они немного… так скажем, случайно уклонились от безопасного маршрута и несколько часов блуждали по невообразимо жутким проходам… и трофеев-то кот наплакал. К чему тут придраться? Можно сказать, туристическая поездка.

Леглар шёл и думал, куда его отправят на сей раз. Всякий раз, когда кто-нибудь из воров Киншиара стащит что-нибудь не то, его вызывают улаживать скандалы. Сейчас, сомнений нет, чем-то не понравились они сами. Ну да, у парнишки пока ещё руки не оттуда растут, откуда положено, да и опыта маловато – но ведь ничего такого он не сделал! Сам же следил за его приключениями… Он почесал затылок и, встретив тревожный взгляд ученика, только пожал плечами.

– Если бы нас хотели посадить, то не стали бы вызывать по срочной связи, – пояснил он на словах.

– Тебя посадишь, как же, – уныло отозвался Таилег.

В Гильдии воров, как и во многих других ремесленных цехах, дозволялось обращаться к наставнику на «ты».

2

– Ваша светлость, – негромко произнёс Леглар, слегка подталкивая бледного Таилега вперёд. За их спинами гулко сомкнулись створки дверей, оставляя их в обществе превосходной мебели, множества скульптур и недовольного герцога. Таилег заметил, что герцог явно одевался в большой спешке.

– У нас есть полчаса, – герцог жестом приказал своим посетителям сесть. – Садись, Леглар, некогда соблюдать этикет. Ты тоже садись, – кивок в сторону Таилега.

Таилег украдкой осмотрел богато украшенный зал, где вершилась политика герцогства Киншиар и беззвучно вздохнул. Герцог вообще не замечал его присутствия – сказывается воспитание. Кто он ему, собственно? Так, мелочь, уличный воришка… Да, но почему такая срочность? Безо всяких чиновников, без секретаря, в неприёмное время… Он покосился на высокие окна. Никого. Здесь только они трое.

– У нас гости, – герцог извлёк откуда-то из стола сигару и не торопясь раскурил её. – Гости очень неприятные, скажу сразу, и мне не хочется их задерживать.

– Наблюдатели, – произнёс Леглар полувопросительно-полуутвердительно. Герцог недовольно кивнул.

– Они являются из ниоткуда, стража вынуждена их пропустить без официального объявления, и вся их милая троица приказывает мне явиться сюда к девяти, и чтоб вы двое тоже здесь сидели.

Таилег спрятал улыбку.

– Что-нибудь ещё они сказали? – прервал Леглар неловкую паузу.

– Нет, и я как раз жду, что скажете вы. – Герцог впервые увидел Таилега и испепелил его взглядом. – Что натворили? Лучше скажите сразу. Может, вас сразу в темницу отправить, – или дать время скрыться. Ну, что натворили?

Леглар некоторое время наблюдал, как багровеет лицо герцога и в конце концов вздохнул.

– Могу поклясться чем угодно, ваша светлость, – начал он, как вдруг негромко зазвенел колокольчик на обширном столе герцога.

Владелец стола обречённо вздохнул.

– Вот, началось, – сказал он шёпотом.

Таилег собственными глазами увидел тень страха на жёлчном аристократическом лице.

* * *

Наблюдатели шли через зал целую вечность.

Двое из них были Ольты, венлор, как их звали на Островах. По их лицам невозможно было угадать возраст. Властные над своим телом, они отчасти были властны и над временем. Пожалуй, только по глазам, по манере держаться можно было бы оценить их возраст.

 

И, конечно, когда было бы время заглядывать в глаза. Таилег не на шутку перепугался, – но не от вида двух высоченных Наблюдателей, которые были на голову выше Леглара (а тот не считался низкорослым). Что-то неосязаемое навеяло на него противный, обидный страх. Он чувствовал себя словно карапуз, которого уличили в краже варенья.

Третьим в этой команде было и вовсе нечеловеческое существо. Оно имело, конечно, две руки и две ноги. Однако было и покрытое чешуёй тело, короткий хвост, придающий существу несколько танцующую походку и когти на руках и ногах.

Одно только облегчение: ростом существо было всего метра полтора. Одной рукой поднять можно, подумал Таилег и невольно отступил назад, задерживая дыхание.

Как и от всяких чудищ, запах от этого должен был быть весьма неприятным. Однако, крепкий дым дорогой сигары перебило не зловоние, а терпкий запах леса. Коры какого-то дерева… трав… мха… Таилег не успевал удивляться, слишком быстро всё происходило.

Леглар встал первым, коротко поклонился и быстро произнёс несколько слов на музыкальном, приятном для слуха языке. Оба ольта кивнули, и, миновав Леглара, Таилега и рептилию, направились прямо к герцогу. Там они по-хозяйски уселись в кресла для посетителей и вполголоса принялись о чём-то беседовать. Тут Таилег бросил украдкой ещё один взгляд на герцога и вновь порадовался: герцог был бледен и то и дело вытирал со лба пот.

Глаза рептилии остановились на Таилеге.

– Что вы подобрали во время последнего… похода? – спросила она на безукоризненном Нижнем Тален. Если бы не паузы между словами, Таилег поклялся бы, что перед ним человек, одевший маску рептилии. Вертикальные зрачки сверлили его взглядом и выражение чешуйчатого лица было совершенно незнакомо. Небеса, зубов-то сколько…

Рука как-то сама собой полезла в карман… Леглар бросил на Таилега удивлённый взгляд. Юноша осознал, что его наставник ожидал чего-то другого.

Руку с зажатым в ней небольшим предметом Таилег протянул к существу… когда Леглар поймал его за локоть. Вот уж, воистину, стальная хватка! Леглар столь молниеносно остановил его движение, словно он, Таилег, намеревался зарезать этого недомерка!

Осторожно Таилег разжал ладонь. На ней лежала изящная булавка. В оправу, изготовленную из самородного серебра был вправлен небесно-голубой камень. Даже издалека было видно – не безделушка. Тонкая работа… и стоит немало.

Существо аккуратно протянуло ладонь к его руке, остановив движение в нескольких сантиметрах над булавкой. Таилег почувствовал слабое тепло, исходящее от когтистых пальцев. Ощущение было необычным – тепло словно вихрями исходило из чужой ладони, ввинчиваясь в его собственную.

Рептилия кивнула и отступила на шаг. Теперь её глаза с вертикальными зрачками и сиреневыми радужками остановились на Легларе и они обменялись несколькими фразами на том же музыкальном наречии. Судя по тону, Леглар в чём-то оправдывался. Рептилия вновь кивнула, шагнула мимо Таилега, вовсе не обращая на того внимания и села рядом с остальной троицей. Герцог сделал жест Таилегу с Легларом – подождите, мол, за дверями.

Пришлось выйти.

– Слушай, что происходит? – Таилег пытался унять дрожь в руках и не мог. Леглар посмотрел на него искоса и тихонько рассмеялся.

– Они решают, что с тобой сделать.

Рука Таилега с булавкой остановилась на полпути.

– За что? За это? – он показал булавку наставнику, и свет канделябров вспыхнул внутри камня зелёными лучиками. – Что в этом незаконного?

– Скажи мне, по секрету, разумеется – где ты её откопал? – неожиданно спросил Леглар сухим и жёстким тоном.

Таилег опешил.

– Д-да там, в той комнате – помнишь? – там, где много столов было порубленных, картины на стенах…

Леглар схватился за голову и застонал.

– Там на полу, случайно, ничего не было нарисовано?

– Было, – честно признался Таилег, сам от себя этого не ожидавший. – Вроде как углём. Но ничего такого, спокойно ногой стиралось, я и стёр… а булавка посреди кучи мусора валялась.

К Леглару успело вернуться самообладание.

– Говорил я тебе – сначала меня спроси, – зло обругал он ученика. – Теперь радуйся, если жив останешься.

Таилег хотел было возразить – тебе, мол, покажешь, так ничего себе не останется – но передумал. Шутки кончились. Таким своего наставника он видел редко.

– Так что ж я такого сделал-то? – спросил он почти робко.

Леглар пожал плечами и устроился в кресле поудобнее.

– Сейчас тебе всё скажут, – ответствовал он мрачно.

* * *

Ждать пришлось недолго. Наблюдатели вышли из зала, попрощались с Легларом (не замечая при этом Таилега) и оставили их двоих.

– Вернитесь-ка сюда, – послышался холодный голос из мрачной глубины, откуда медленно выплывал сизый сигарный дым.

Когда оба они вновь предстали перед очами его светлости, герцог выглядел гораздо лучше. Судя по всему, осознал Таилег, герцог поначалу рассчитывал на что-то очень скверное. На что же? Что могут приказать ему Наблюдатели? Странно всё это.

– Таилег из Киншиара, – размеренно произнёс герцог, протягивая юноше свиток. – Я уполномочен передать вам свиток от Наблюдателей Киншиара. Там описано особое поручение, которое вам надлежит исполнить. Начинайте незамедлительно.

– Даал, – голос герцога стал чуточку добрее. – Для тебя тоже есть особое поручение. Лично от меня. Мы поговорим о нём с глазу на глаз.

Намёк был – прозрачнее некуда.

Часть II. Тьма

3

Выяснилось, что Таилег не переносил качки.

Торговый корабль, «Кориам», пассажиром которого он был, шёл по спокойному морю – волны едва ли поднимались выше одного метра, но и этого Таилегу хватило, чтобы совершенно позеленеть, потерять и аппетит, и самый интерес к жизни.

Похоже, что корабль был худшим из тех, какой смог найти герцог. Глядя на хмурые лица команды и на снисходительные усмешки других пассажиров, Таилег мысленно перебирал все проклятия, какими наградил бы этого индюка с сигарой в клюве, стань он хоть на минутку богом.

Список был внушительным, и его с лихвой хватило бы на большую аристократическую семью.

Он ехал, в сущности, немного проветриться, за чужой счёт, с кучей золота в рюкзаке, но почему-то не ощущал себя счастливым. Причиной тому, кроме тошноты, был пергамент с золотым обрезом, который ему вручил герцог три дня тому назад.

Там было сказано: «выполнить задание, которое даст Совет Наблюдателей». Легко сказать! Неизвестность была сама по себе неприятна, но другое обстоятельство тяготило Таилега гораздо сильнее.

Необходимость иметь дело с нелюдями.

Бабушка, которая в основном занималась воспитанием Таилега, сумела привить внуку острую неприязнь ко всему нечеловеческому. То покрытое чешуёй лицо, которое он видел совсем недавно, в детстве появлялось только в худших кошмарах. Давление, которое ощущал Таилег, было почти непереносимым. Хорошо хоть, экипаж и пассажиры были люди… по крайней мере, на вид.

«Там написано особое поручение»… «Следовать до порта Киннер, далее на северо-запад, до входа в заброшенный подземный город». Таилег фыркнул, когда впервые прочёл эти слова. «Следовать»! Вход в руины Даи-Годдара, «Двух Золотых Лун», как примерно переводилось название города, он отыскал бы на ощупь. Руины были настолько изучены и просеяны, что все окрестные горожане приезжали туда на пикники. Побродить по подземным переходам, коснуться рукой древности… Да уж.

С кем теперь ему предстоит там встретиться? И почему, чёрт побери, сами Наблюдатели не могут вернуть эту булавку на место, раз уж на то пошло? Никто ему ничего не пояснял.

«Следовать до входа»!

Никогда не хотел следовать чьей-то воле, но вот приходится…

Рейс до Киннера должен был продолжаться три дня. Корабль шёл неторопливо, поскольку был основательно загружен. Да и сам рейс проходил всегда поблизости от берега. Это не в Штормовой пояс плавать: двадцать дней в открытом море – при попутном ветре – и дальше проявлять чудеса навигации, чтобы вернуться назад живым и невредимым.

Право же, Таилег предпочёл бы отправиться к Штормовому поясу… или отработать наказание в Киншиаре, если Наблюдатели считают, что он провинился. Впрочем, кто сможет понять их нечеловеческую логику. Правда, Ольты… Но и Ольты не совсем люди. А значит, нельзя до конца доверять им.

* * *

Утром второго дня чья-то рука похлопала его по плечу.

Таилег поднял глаза и увидел какую-то желтоватую пастилку, лежавшую на подозрительно знакомой ладони, которую пересекал наискось глубокий шрам.

Леглар.

Таилег был до того измучен сочетанием страха, голода и тошноты, что не смог даже улыбнуться. Он подобрал пастилку и положил её в рот, с ужасом ожидая, что его немедленно стошнит.

Однако во рту разлилась терпкая горечь, клубящийся туман заполнил голову и схлынул, забрав с собой морскую болезнь.

Ощущение было просто божественным.

– На, ученик, – та же рука протянула юноше пакетик с пастилками. Таилег нехотя оторвался от поручней, которые служили ему опорой добрые сутки и по-новому взглянул на окружающий мир. Корабль, правда, не стал от этого приличнее, но сумрак, окутывавший всё вокруг, рассеялся. Что здесь делает Леглар?

– Ты не беспокойся, я здесь случайно, – Леглар ловко пододвинул к себе шаткое деревянное кресло и устроился поблизости. – Мне показалось, что несколько дополнительных уроков тебе не повредит. Вот, держи, – Леглар протянул объёмистый пакет, завёрнутый в парусину. – Позже поглядишь. Я так и знал, что путешественник из тебя никудышный. Половину полезных вещей покупать не стал… Когда только дурь из тебя вылетит?

Его строгий тон плохо сочетался с улыбкой, которая пряталась где-то в глазах. Таилег вымученно улыбнулся и сел в соседнее кресло. Тут только он понял, до чего приятно сидеть и наслаждаться покоем. Тут же захотелось есть.

– Ясно, – Леглар поднялся и задумчиво потянул себя за бороду. – В это раз урок начнём с обеда.

* * *

– Итак, – Леглар обвёл взглядом сидевших за соседними столиками. Он встретился взглядом с мрачным толстяком в богатых одеждах и усмехнулся. – Во что корабль превратили… Тьфу! Итак, одно небольшое предупреждение. Герцог надеется, что больше тебя в Киншиаре не увидит.

Таилег едва не подавился.

– Что я ему сделал? – проговорил он возмущённо. Судя по негодующему тону, излечение от морской болезни прошло более чем успешно. – Что я, обокрал его родственников? Знакомых? Или он на это покушается? – он извлёк злосчастную булавку и задумался, глядя на неё. – В море, что ли, выбросить…

– Давай, – согласился Леглар. – Герцог, конечно, не заставит тебя нырять за ней, но…

Таилег побледнел.

– Спрячь игрушку, – посоветовал магистр Леглар Даал. Он оглянулся. Толстяк неприязненно осматривал их обоих. Рядом с ними сидел худощавый седой мужчина с девочкой на коленях. Та весело смотрела на Леглара и его спутника, не подозревая, какие страсти там бурлят. Таилег медленно спрятал булавку в потайной карман и усилием воли придал лицу спокойное выражение.

– Ладно, – Леглар с хрустом потянулся. – У нас мало времени. На берег мы сойдём вместе, но в город ты пойдёшь один.

Таилег вновь побледнел. На сей раз как снег.

– Знаешь, ученик, – Леглар побагровел. – Пора, наконец, взрослеть. Есть вещи, которые приходится делать помимо своей воли. И есть дела, помочь в которых тебе никто не сможет. Уяснил?

Таилег кивнул.

– То-то же, – цвет лица магистра постепенно приходил в норму. – Я не знаю, придётся ли тебе встречаться с рилдарами

– С кем? – подозрительно перебил его Таилег.

– Так звали их на нашем острове, – Леглар ухмыльнулся. – У вас в городе ими пугают детей и называют слугами смерти. Сами они зовут себя Хансса. Наше название, правда, тоже не очень лестное…

– И что оно значит? – спросил Таилег, уже готовый посмеяться.

– Не скажу, – Леглар перестал улыбаться. – Не то с тебя станется ляпнуть это при них, а тогда тебе не позавидуешь.

– Что они со мной сделают? – презрительно спросил его ученик, откидываясь в кресле. «Быстро приходит в себя», с удовлетворением отметил магистр и закрыл глаза, изображая на лице мечтательную улыбку.

– Давным-давно, – пояснил он, – когда люди ещё воевали каменными топорами, они придумали очень эффективный способ бороться с умалишёнными, преступниками и еретиками…

Таилег вопросительно смотрел на своего наставника.

– Они их поедали, – Леглар мрачно воззрился на ученика, побледневшего в третий раз. – Это, конечно, давно уже не практикуется, но заруби себе на носу, парень, что это не люди. У них свои понятия о долге. О морали. О порядке. Они нас знают, как облупленных, а мы до сих пор только и умеем, что пугать ими детей. Так что заткнись и слушай меня. Многому я тебя не научу, но основы хорошего тона преподам.

 
* * *

– …Нет, – сказал Леглар в сотый раз за третий день путешествия и закатил глаза. – О боги, ну неужели у меня настолько плохое произношение? Итак, повторяй снова: ans assai, halian ormass

– Мне надоело. – Таилег поднялся и захлопнул тетрадь в толстой кожаной обложке. – Слушай, Леглар, я с этими крокодилами на задних лапах говорить не собираюсь. Если им охота, пусть говорят со мной сами. На человеческом языке. Нелюди они и есть нелюди, и относиться к ним, как к людям, за один день ты меня не научишь.

Он обернулся к учителю, рассчитывая увидеть гримасу гнева на его лице, но Леглар только обречённо вздохнул и покачал головой.

– Нет, – после неловкой паузы проговорил Леглар. – Действительно, зачем я тебя учу? Зачем я вообще увязался за тобой? Что с того, что из тебя может выйти первоклассный специалист? Зачем я стараюсь из рядового воришки сделать образованного человека? Дурную голову только топором и вылечишь… – и сокрушённо покачал головой.

Таилегу стало непереносимо стыдно.

– Я… Леглар… – пробормотал он, наконец.

– Говорить буду я, – мягко прервал его магистр. Говорил он тем тоном, услышав который к полу примерзают даже самые отчаянные храбрецы. – А ты будешь говорить, когда я попрошу.

Он отошёл к иллюминатору и заметно оттаял, постояв там с минуту.

– Вернёмся к уроку, – продолжил он, как ни в чём не бывало. – У нас ещё будет вечер и завтрашнее утро.

Оба помолчали.

– Леглар, – голос Таилега был серьёзен и совершенно спокоен. Это было так на него не похоже, что Даал удивлённо воззрился на своего ученика. – Ты только о них и говоришь, словно свет на них клином сошёлся.

– В определённом смысле, ученик, в определённом смысле. Для тебя он несомненно сошёлся. Или сойдётся в самом ближайшем будущем. Ты наступил на хвост самим Наблюдателям, а девять десятых Наблюдателей – Хансса. Давай, раскрывай свой блокнот и записывай…

Купите 3 книги одновременно и выберите четвёртую в подарок!

Чтобы воспользоваться акцией, добавьте нужные книги в корзину. Сделать это можно на странице каждой книги, либо в общем списке:

  1. Нажмите на многоточие
    рядом с книгой
  2. Выберите пункт
    «Добавить в корзину»